ФЭНДОМ


«Тринадцать раз войной пойдёт Король Предателей. В Конце Времён крепость железная падёт. Её стены проломят и врата силой откроют. Те, кто обитает вовне, ринутся через них.
Сам воздух возгорится, и земля расплавится. Демон сольётся с машиной. Брат обрушится на брата с огнём и мечом. И рана небесная выплеснет всю свою злость.
Немигающее Око вперится в свою награду. И Король Предателей пересечёт звёздный мост. Он вернётся завершить кровавое дело Разжигателя Войны. На святой земле разрешится судьба человечества
»
– «Либер Малефакт»
«Эта война дорого нам обойдется. Мы будем платить кровью и жизнями, ночь за ночью. Но наградой станет победа. Оборона Империума падет, и нам больше никогда не понадобится украдкой выскальзывать из Великого Ока или пробивать дорогу силой. Горло Империума будет навеки открыто для наших клинков. Вот что предлагает нам Абаддон»
– Децимий, пророк Повелителей Ночи
«Кадия стоит!»
Урсакар Э. Крид, Лорд-кастелян Кадии


Сегментум Обскурус

Сегментум Обскурус — театр военных действий 13-го Чёрного крестового похода в 999.M41

Тринадцатый Чёрный Крестовый поход привёл к самому большому столкновению между силами Империума и Хаоса, наблюдавшемуся в Галактике со времён великой Ереси Хоруса, пылавшей десять тысячелетий тому назад. Абаддон выставил величайшую армию служителей Тёмных Богов, намереваясь положить конец Долгой Войне, пройдясь огнём и мечом по Терре и, убив Императора Человечества на его Золотом Троне, наконец завершить задачу Легионов-предателей, начатую тысячелетия назад.

Кампания началась с массивного наступления сил Хаоса из Ока Ужаса в сегментуме Обскурус, непосредственно примыкающем к Кадианским Вратам. Борьба разразилась в десятках, если не сотнях миров в этом регионе Галактики, войска Хаоса преследовали единственную цель — захват системы Кадия и мира-крепости Кадия. Эта победа убрала бы последний крупный бастион, не позволяющий Абаддону обрушить всю свою силу на Империум Человечества и напасть на Терру во второй раз за десять тысяч лет.

Передовые войска Чёрного Флота в конечном счёте были вынуждены отступить от системы Кадия перед объединённой мощью Имперского Флота и некронов.

С выводом боевого флота Хаоса имперские защитники Кадии во главе с Лордом-кастеляном Урсакаром Э. Кридом смогли разгромить оставшихся слуг Губительных Сил, высадившихся на планету.

Но эта победа оказалась лишь кратковременной передышкой. Абаддон предпринял второе, гораздо более массированное нападение на Кадианские Врата, выпустив всю демоническую ярость Ока Ужаса прямо на потрёпанную Кадию. Хотя неожиданный приход имперских подкреплений помешал Абаддону лично закрепить победу, сокрушив защитников Кадии, и разрушил его Чернокаменную крепость «Воля Вечности», Разоритель задействовал жестокий план на случай непреднамеренных обстоятельств. Он использовал огромные фрагменты «Воли Вечности», которые были выведены с орбиты на поверхность Кадии, как искусственные астероиды. Удар уничтожил то, что осталось от дрогнувшей обороны Кадии вместе с построенными некронами Кадианскими Пилонами, которые не позволяли Оку Ужаса естественным образом поглотить Кадианские Врата. В течении нескольких солнечных часов большая часть Кадии была поглощена Имматериумом, пока тектоническая нестабильность, вызванная воздействием Чернокаменной крепости, в конце концов не заставила Кадию разлететься на куски.

К этому времени выжившие имперские силы эвакуировали планету, разорённую Чёрным Флотом. 13-й Чёрный крестовый поход стал триумфом для слуг Тёмных Богов, и Око Ужаса, ничем более не сдерживаемое, начало медленно расширяться, открыв Абаддону Багровый Путь к Терре и создав Великий Разлом.

Тем не менее, горстка имперских героев успешно бежала с гибнущей Кадии с помощью эльдар-иннари, скрывшись через врата Паутины, найденные на ледяной луне Клайсус в Кадианской системе. Вместе эти Имперцы — так называемый Целестинианский крестовый поход — создали необычный альянс с ксеносами, который позже принесёт новую надежду слугам Императора в их борьбе с растущей силой Архиврага, воскресив примарха Варп-охотникварпа приближается к завесе реальности, и, каждый день говорит о неизбежной обречённости...

Жизнь в Империуме Человечества — антиутопический кошмар. Безликие человеческие массы — это ничто большее, чем зерно для мельницы выживания, постоянный обильный источник топлива, крутящий кровавые колёса. Бесконечные миллиарды работяг трудятся в плавильнях фабричных миров, целые поколения живут и умирают, даже не видя неба. Города-ульи стонут под весом невообразимо многочисленного человеческого населения, ничтожное существование которого состоит из труда и горя. Брюха громадных кораблей, размерами с город, безразличны к страданиям и бессмысленной тяжёлой работе простых смертных Империума. И это хорошо, так как те, чьи головы склоняются от усталости, не могут увидеть, какие ужасы приближаются из ночи наверху.

То же самое нельзя сказать о лидерах Человечества. На них ложится бремя знания и страшный груз ответственности. Множество раз на протяжении всей своей истории Империум находился в большой опасности, но дела редко шли так мрачно, как сейчас. Варварские орды орков размножаются, распространяясь во всех уголках Галактики, приводя к бессмысленным опустошениям всего на своём пути. Бесконечные Легионы некронов поднимаются из своих миров-гробниц, сминая звёзды, стремясь уничтожить человеческих паразитов, заражающих их древнюю Империю. На Восточной Окраине Империум сталкивается с угрозой технически превосходящей Империи Тау, в то время, как из внешней тьмы за пределами Галактики появляются флоты-ульи тиранидов, пожирающих каждый мир, который они наводняют.

Тем не менее все они — бледная угроза по сравнению с Хаосом. Из-за завесы реальности Губительные Силы подталкивают своих смертных последователей к активным действиям, дьявольской жестокости и разрушениям, в то время, как демонические Легионы прорываются сквозь ткань реальности в ужасающих количествах.

Защитники Империума выступают против этих кошмарных угроз. Бесконечные ряды Астра Милитарум и Адептус Механикус сражаются вместе с элитными воинами космического десанта, Адепта Сороритас и Серых Рыцарей.

При всех этих усилиях множество миров теряются каждый год, даже неприступные твердыни, такие как Энцеладус и Минисотира, поглощаются анархией. Распространяются тёмные знаки и страшные предзнаменования. Оракул Уландроса впервые заговорил за десять поколений, пророчествуя смерть в масштабах, неизвестных ранее. Знаменитые Серебряные Святые Каллистоса II плачут кровавыми слезами и ихором и не могут остановиться. Провидцы и мистики по всему Империуму сталкиваются с грандиозными видениями могучих ангелов и чудовищных дьяволов, сражающихся на небосводе, освещённом призрачным сиянием. Пока большая часть сегментума Пацификус сохраняет зловещее молчание, хоры астропатов в сегментуме Солар переполнены потоком психических криков, исходящих из других областей Галактики.

Вокруг Ока Ужаса 13-й Чёрный крестовый поход врезается в Кадианские Врата. В системе Фенриса брат идёт на брата, так как Магнус Красный прибыл, дабы осуществить свою месть. Война повсюду, от одного края Империума до другого, и все те, кому даровано проклятье предвидения, шепчут о будущем. Тьма уже на горизонте, говорят они. Волна адского прилива приближается с каждым часом, дабы утопить всё человечество в своих ледяных водах. 


Итоги Готической войны

«Подобно великому шторму Ереси, силы Истинных Богов обрушатся на миньонов Лже-Императора. Звезды будут дрожать от их шагов, могучие армады Воителей будут уничтожать сотни миров. Велика будет резня, приятным будет поток крови. Дураки, следующие за Императором, будут низведены, вынуждены встать на колени среди трупов своих семей и друзей. Трижды проклятый станет Живым Богом, ему будет дана сила, дабы уничтожить Слабого Императора. Знай это, ибо это произойдёт, и сама Галактика станет трофеем в победе»
– Констанца Пророчица, сожжена как еретик, 356.М38

Чтобы полнее понять причины и влияние 13-го Чёрного крестового похода на Галактику, сначала необходимо кратко пересказать события 12-го Чёрного крестового похода Абаддона Разорителя, более известного в имперских записях как Готическая война.

Как и во многих конфликтах с Архиврагом, Готическая война началась вяло, со спорадических набегов сил Хаоса на мелкие имперские форпосты в 139.М41. Суда, чьи экипажи были поражены болезнями Повелителя Чумы Нургла, были обнаружены в течениях сектора Афина сегментума Обскурус. В ходе наблюдения был замечен корабль Хаоса «Чумной Коготь», а астропаты стали сообщать о волнениях в варпе, которые медленно отрезали Готический сектор от остальной части имперского пространства. Паника и анархия начали своё распространение в Готическом секторе, стали возникать секты, считавшие, что Император был недоволен ими. Истерия распространялась по всему сектору, многие имперские миры были сломлены. Имперский флот потерял несколько космических кораблей в результате «несчастных случаев» в космических доках, впоследствии списанных на плохое обслуживание и неисправность боеприпасов — довольно удобное объяснение для большинства. Через три стандартных года после первого рейда Хаоса на имперский пост подслушивания в Арксе, в 142.М41, силы Абаддона Разорителя, Воителя Чёрного Легиона и лидера объединённых сил Хаоса Неделимого, вышли в Готический Сектор из Ока Ужаса.

Боевой флот Хаоса поразил дюжину баз Имперского Флота, начав полномасштабную Готическую войну. Космические корабли Хаоса атаковали весь Готический сектор, и первые намёки на истинные намерения 12-го Чёрного крестового похода Абаддона в секторе стали проявляться в системе Ребо, где Чернокаменные крепости, один из таинственных артефактов ксеносов, вращались на орбите пятой планеты. Эти массивные сооружения неизвестного инопланетного происхождения были переоборудованы Империумом в качестве орбитальных баз для кораблей линейного флота Готик. Впервые в истории Империума одна из этих крепостей пала под натиском Абаддона, который вскоре стал использовать передовую инопланетную технику захваченной базы, дабы сеять ужас.

Убийца планет

«Убийца Планет» использует орудие Армагеддона

Флот Абаддона обладал разрушительным оружием, которое прежде не видел Империум — «Убийцей Планет», чьё название родилось не из-за высокомерия создавших его Тёмных Механикус, а являлось заслуженным эпитетом, как Абаддон показал на примере кардинальского мира Сававен. Доклад о полном разрушении Сававена со слов Иеремии Солдагена, командира орбитальной обороны Сававена, до сих пор леденит кровь. Его описание расколотых континентов, горящих небес и планеты, разлетающейся на куски — это мрачное чтиво. Четырнадцать миллиардов человек погибли в течении первого солнечного часа, а ужасающий эффект этого для имперской морали тоже не стоит недооценивать; многие миры были поспешно (хотя, к сожалению, не всегда полностью) эвакуированы до прибытия Убийцы Планет.

Другая Чернокаменная Крепость была захвачена Хаосом в мире Бригия. На Фуларис II Абаддон продемонстрировал истинную силу этих древних конструкций ксеносов. Точная информация отсутствует в имперских записях, но судя по отрывочным фактам, гигантский энергетический луч протянулся от Чернокаменной Крепости к Фуларис II, обнажая её атмосферу и превращая её поверхность в бесплодную скалистую равнину.

Имперские силы постоянно метались по Готическому сектору от Глубин Молотоглава до Скопления Циклопа, отчаянно пытаясь остановить мощь Чёрного крестового похода. В начале 151.М41, Высший лорд Адмирал Имперского флота Корнелий Рейвенсбург, командовавший линейным флотом Готиического сектора, оказал сопротивление врагу, что привело к битве у Гефсимании, где он смог полностью уничтожить флот Хаоса значительных размеров. Также в этой битве сражались корабли эльдар. Несмотря на это многие имперские историки считают, что роль эльдар была минимальной, хотя данные свидетельствуют о том, что кампания эльдар против сил Хаоса на последнем этапе Готической войны была значительной, так как они стали активно использовать врата Паутины.

Вести об этой великой победе активизировали Имперский Флот, а варп-штормы, изолировавшие Готический сектор в течении солнечного десятилетия, начали ослабевать, и, когда Тёмные Боги стали гневными и капризными, видя поражение своих сил, имперские суда из соседних секторов наконец-то смогли оказать поддержку обескровленному линейному флоту Готик. Но Абаддон направил всю мощь Чернокаменных крепостей на звезду Тарантис, отправную точку для новых имперских кораблей, входивших в Готический сектор, в попытке остановить подкрепления для флота Готик. Объединив всю свою мощь, Чернокаменные Крепости дестабилизировали звезду Тарантис, превратив её в сверхновую, что уничтожило всё, что находилось в звёздной системе.

Последняя битва Готической войны прогремела в мире Шиндльгейст, где Имперская Чернокаменная V ещё плыла в глубинах космоса. Заманив Абаддона в ловушку, лорд-адмирал и эльдар разбили его флот в поистине величественной трёхдневной битве. Терзаемый злобой Абаддон также попытался уничтожить звезду, и, если бы не жертва капитана Абридала с «Пламени Чистоты», победы не произошло бы. Абаддон, хотя и потерпел поражение, отступил в Око с двумя захваченными Чернокаменными крепостями. Позднее различные источники утверждали, что они, должно быть, уничтожены, но, к сожалению, как продемонстрировал 13-й Чёрный крестовый поход, это была лишь выдача желаемого за действительное.

Чума Тифуса

Скиталец

Неизвестный космический скиталец, входящий в систему Агрипинаа

По мере приближения конца 41-го тысячелетия первые признаки того, что следующее нападение Абаддона будет неизбежным, проявились в виде многочисленных наблюдений за дрейфующими судами, выходящими из Имматериума в секторах имперского пространства, окружающих Око Ужаса в сегментуме Обскурус. Астропатическая станция Белисар Майорис была первой сообщившей, что обнаружено большое количество космических скитальцев, приближающихся к внешним кольцам систем Белисар и Агрипинаа. Первые признаки того, что большинство этих скитальцев казались необитаемыми, были ошибочны. Эти суда были поставлены на стационарные орбиты основных планет каждого подсектора сектора Агрипинаа. Такое большое количество скитальцев, внезапно появившихся из варпа, было редкостью, но всё же не было чем-то исключительным.

В ответ на это тревожное сообщение маршал Хелк, главнокомандующий второй армейской группировкой Имперской Гвардии, распорядился о размещении дополнительных войск на борту 211, 340 и 401-й разведывательных эскадрилий Флота с целью высадки на те скитальцы, на которых могло укрыться что-то живое. Комиссариат утроил бдительность к этим подразделениям, и все высшие командные звенья были проинформированы о том, что эти судна могут нести на себе печать варпа. Суда Адептус Астартес сели на те скитальцы, на которые смогли, но их численность, как всегда, была ограничена. Космодесантники обнаружили, что эти скитальцы были затронуты Хаосом и несли кошмарные недуги, а затем каждый из этих кораблей был уничтожен бомбами и торпедами макропушек, но для некоторых было уже слишком поздно.

Неидентифицируемое судно Хаоса

Неизвестное судно Хаоса, по-видимому «Чумной Коготь»

Не могло быть совпадением то, что вспышки вирусного заболевания разразились среди многих экипажей имперских кораблей в течении дня, когда появилось сообщение о появлении на внешних границах системы Уртварт отвратительного космического корабля Хаоса «Чумной Коготь», которое отправил Роарк, капитан лёгкого крейсера класса «Неустрашимый» «Герцог Люрстофан». Болезнь, распространявшаяся по всему региону, косила силы Флота, и, количество пригодных для службы звездолётов падало экспоненциально распространению болезни, а затем еще больше скитальцев вышло из варпа, нацелившись на стратегически важные миры.

Корабли соседних миров бросились уничтожать скитальцы, на огромных орбитальных верфях мёртвого мира Белис Корона был собран гигантский флот под командованием адмирала Имперского флота Куоррена. Имперский флот начал охоту за «Чумным Когтем», но ему пришлось столкнуться с чем-то более худшим. В тени пылевого облака Фенеракс Имперский флот попал в засаду военных кораблей Хаоса во главе с «Терминус Эст», флагманом Герольда Нургла, Лорда Хаоса Гвардии Смерти Тифуса. Битва была короткой и кровавой, несколько военных кораблей Империума были повреждены первыми залпами торпед, а другие были захвачены мерзкими инфицированными созданиями, которых исторгли из себя абордажные суда Хаоса. Адмирал Куоррен, быстро оправившись от шока, объединил свои силы, контратаковав и пробив себе путь из ловушки. Тифус не стал его преследовать, и, большинство кораблей Куоррена смогли добраться до порта Белис Корона. Битва за Фенеракс стала серьёзной катастрофой для Империума, но всё обстояло гораздо хуже. Во время обратного пути к Белис Корона тысячи членов экипажа Имперского флота заразились и умерли, и только благодаря помощи обученных пилотов Имперский флот смог войти в док.

Чумной Флот

Ужасающий Чумной Флот Тифуса

Но, если ситуация в Белис Корона была плоха, в других местах было еще хуже. Множество чумных скитальцев проскользнуло через оборонительную сеть Империума, и та же самая инфекция, что поразила экипажи Имперского флота, начала распространяться, подобно лесному пожару, на многих обитаемых мирах Кадианского сектора, сектора Агрипинаа, а также сектора Белис Корона. Мир-улей Субиако Дьябло оказался идеальной почвой для неизвестной чумы и был быстро помещён в карантин Официо Медикэ, но не раньше, чем миллионы людей уже заболели и умерли. В течение солнечного месяца дюжина других миров сообщила о случаях той же чумы и паники, распространяющейся по всему сегментуму Обскурус, поскольку транзит между соседними секторами был остановлен Имперским флотом в попытке остановить дальнейшее распространение инфекции.

Зомбаки

Зловещая Чума Зомби в мире Субиако Дьябло

По мере распространения эпидемии в каждом мире, страдающем от болезни, вновь стали появляться апокалиптические религиозные секты, как и до начала Готической войны проповедовавшие, что гнев Императора спустился на них и стал наказанием за их злодеяния и пороки. Только по-настоящему верующие были бы избавлены от Проклятия Неверия, как они называли чуму, и орды флагеллянтов заполнили улицы каждого мира, прилегающего к Оку Ужаса. Абсолютная невосприимчивость к чуме этих фанатиков придала их словам блеск истины, и миллионы стекались, дабы услышать их речи, из страха за свою жизнь. Чума продолжала распространяться, но именно на Субиако Дьябло была открыта кошмарная причина болезни. К ужасу и отвращению жителей планеты, далеко в полях мира-улья были открыты массовые захоронения, в которых находились тела поражённых болезнью и трупы тех, кто погиб во время чумы, которые восставали из земли. Вскоре миллионы шатающихся трупов шагали по городу-улью, который они когда-то называли домом, пробираясь в дома и атакуя слабых и больных.

Тифус, герольд Нургла

Тифус, Герольд Нургла

В течение нескольких месяцев чумные зомби поднимались из своих могил на множестве миров по всей территории секторов Белис Корона и Агрипинаа, а имперские силы были доведены до предела, сдерживая как эту мерзость Хаоса, так и толпы фанатиков, которые на местах сжигали медицинские палаты в своих ошибочных попытках остановить распространение чумы. Парализованные огромными масштабами эпидемии, силы Имперского флота в этих регионах оказались неготовы к движение огромного массива войск Хаоса, которые появились из варпа на краю системы Субиако Дьябло и вошли в имперское пространство. Герольд Нургла, Странник, Тифус из Гвардии Смерти прибыл лично, чтобы пожать урожай своей чумы нежити, и ничто не заслоняло ему путь, так как он утвердил Субиако Дьябло как свою новую провинцию в вечном царстве смерти Повелителя Разложения.

Знамения и предвестники

Поскольку Чума Зомби, известная как Проклятие Неверия, охватила многие имперские миры во всех областях секторов Белис Корона и Агрипинаа, фанатичные культы, проповедующие что Империум отошёл от учения Императора, распространялись с огромной скоростью. Они осуждали больных, представляя болезнь как справедливое наказание за их нечестивость, утверждая, что только в очищающем пламени можно найти лекарство. На мирах Предел Малина и Лелитар имперское правление было сброшено, так как чума подорвала способность властей сдерживать разглагольствования самопровозглашенных пророков Конца Времён, которые толкали целые народы в пучину безумия.

Экклезиархия послала высших иерархов Имперского Культа, дабы успокоить души людей, но во время выполнения этой тяжкой задачи Адептус Министорум сам втянулся в междоусобный конфликт. Ряд кардиналов выступил на стороне проповедников суда Императора, посчитав, что Синоды секторов, окружающих Око Ужаса, беспомощны и бессильны в осуществлении своей духовной власти в тот самый момент, когда это отчаянно необходимо. Объекты Флота и имперских властных структур подверглись открытым атакам, и в течении нескольких недель право толпы фактически заменило власть Администратума во многих отдалённых мирах.

Переполненные миры-ульи (даже таких далёких друг от друга секторов, как Скарус и Кадианский) захлестнула волна насилия. Даже высшие эшелоны мира-улья Табор и база флота в Белис Корона оказались разорены культами Хаоса. Харизматичные демагоги подстрекали бешеную чернь к борьбе с угнетением, присущим системе правления Империума, и сотни тысяч прислушивались к их крамольному бреду. Убийства и отравления ознаменовали новые эпохи анархии в ключевых боевых зонах, и, целые флоты снабжения таинственным образом исчезали. Немезис Тессера, Надежда Святого Иосмана и Лелитар были опустошены восстанием. На паникующих улицах Трациан Примарис одному человеку удалось выступить в роли неистового пророка и объединить отчаявшихся граждан против зла Хаоса. На мирах системы Белис Корона прошёл массовый призыв в Имперскую Гвардию и Имперский флот, делегации священников разжигали в новых призывниках пламя праведного гнева.

Словно почуяв катастрофическое крушение имперского правления на мирах, близких к Оку Ужаса, варп взбурлил, перемешивая свою изменчивую среду. Границы варп-шторма Бафомель расширились, охватив окраины Кадианской системы, и многие из находящихся там астропатов сообщали об ужасных видениях и кровавых предзнаменованиях, указывающих на время грядущей войны. Продолжали поступать доклады, в которых говорилось об ужасающей эскалации масштабов этих беспорядков. В то время, как новости из сегментума были в лучшем случае отрывочны, оказалось, что массивная психическая атака заставила астропатический хор в Белисаре, одном из из шпилей улья Териакс, взорваться. Верхние девять уровней шпиля были уничтожены, число погибших приблизилось к десяткам тысяч.

Любые сомнения, что за этими событиями стоит Хаос, после этого случая были отброшены в каждом цивилизованном мире. Даже на Кадии Империум видел следы подрывной деятельности. Живущие близко к Оку Ужаса кадийцы знали, что скверна варпа поражает слабые души, и научились распознавать её и уничтожать в зародыше. В одном заметном инциденте лорд-комиссар Салин поднял по тревоге свой отряд касркинов, приписанных к штабу управления, и совершил рейд на казармы 92-го Кадианского полка. Он со своими людьми окружил старших офицеров, которые, по его словам, были в союзе с агентами варпа. Никаких доказательств его обвинения не было предоставлено в Генеральный Штаб. Офицеры были казнены на парадной площади Каср Орлака. То, что эти высокопоставленные офицеры кадийских войск связали свои души с Архиврагом, наполнили множество душ стыдом и подтвердили худшие из страхов. Тёмное время приближалось.

Глас Императора

В мире Лелитар, среди неистовых культов и фанатиков, возникла могучая фигура, провозгласившая себя Гласом Императора. Оратор пугающего мастерства, этот человек своими речами возбудил целые народы своими страстными речами. Многие из верховного командования Кадианского сектора выступали за уничтожение этого человека, дабы его излияния не привели к дальнейшим беспорядкам. Однако по всей системе начались погромы тех, кто был верен Империуму. Инквизиторские Ордосы Кадии, представляющие три великих Ордоса в Кадианском секторе, считали, что так называемый «Глас Императора» является крайне опасным индивидуумом. Лелитар был домом нескольких тысяч полков Сил Планетарной Обороны, разделённых на 65 армейских группировок, и, как оказалось, примерно 40 процентов их личного состава уже были под контролем Гласа. Многие из этих подразделений понесли тяжёлые потери, большинство находилось вне мира, в разных местах, таких как Яйор, Амистел, Албитерн и Бар-эль. То, что имперские силы потеряли так много людей благодаря демагогу, стало серьёзной причиной для волнения, но для Верховного Командования было достаточно желания Ордо Еретикус найти его и уничтожить.

В течение недели, как реакция на проповеди Гласа Императора, произошло великое возрождение ортодоксального благочестия среди имперских граждан. Командование сектора поначалу опасалось, что еретическое учение может окутать регион пеленой вероотступничества, но люди действительно сплотились против его искажённых адептов, изгоняя пророков и осуждая ложные слова. Его дни были сочтены, так как агенты Трона охотились за неуловимым Гласом. Хотя хаос и анархия пришли во многие имперские миры, ещё оставалась причина для надежды, потому что не всё было потеряно и вера ещё была крепка. Великая сила Империума наконец-то активизировалась. Высшее командование Кадианского сектора отдало приказ собраться на Кадии, на древних и почтенных Тирокских полях, дабы Империум смог всерьёз приняться за труд Императора.

Саботаж и бунт

Несколько систем сектора Скарус вскоре сообщили об активности противника, как сообщили об этом и три подсектора, расположенных у Полосы Кассандры. С Фоносара Прайм поступили сообщения, указывавшие на атаку воинов Легиона Повелителей Ночи. Рейд был приурочен к местному ежегодному фестивалю Трёх Дев, священному времени для населения Фоносар Прайм и трёх его лун, в течении которого адепты постились и медитировали, избавляясь от своих слабостей, дабы лучше служить Богу-Императору. По-видимому нападавшие воспользовались тем фактом, что большинство местных жителей проводило время в молитве, и налетели на столицу мира Медею, как стая диких хищников на свою добычу. Выжившие сообщали, что враг высадился на планету на главной электростанции Медеи, уничтожив её и погрузив город в темноту, прежде чем разрушить резервные энергетические объекты мегаполиса. Когда электрическая сеть города вышла из строя, предатели заполонили улицу, устроив бесцельную резню. Прошло много часов, прежде чем Силы Планетарной Обороны были мобилизованы для противостояния угрозе, хотя многие подразделения ополчения провели импровизированные контратаки, но всё было тщетно. К моменту сбора основных сил налётчики исчезли во тьме, оставив после себя тысячи трупов.

Мир Ксерсия также пострадал от рук врага. На планету прибыла делегация Ордена Раненого Сердца, Ордена-милитант Адепта Сороритас, дабы очистить этот мир от культов Хаоса. Сразу после прибытия боевых сестёр пришло сообщение, что Сёстрами был уничтожен небольшой отряд неизвестных Легионеров-предателей, пришедших на помощь культистам. Похоже, что культ выбирал момент, дабы призвать предателей, с особой осторожностью, надеясь, что контратака уничтожит небольшой отряд Сестёр Битвы, когда они достигнут своей цели. Для Адепта Сороритас стало большой честью, что они победили не только культистов, но и отступников, а благодарность за это деяние была передана их канониссе.

Высшее Командование сектора также получило искажённые астропатические сообщения от подразделений в системах Хелотас, Сарлакс, Вагера и Скайрен в течение следующих двенадцати часов. Хотя никаких подробностей не было подтверждено, командование опасалось худшего.

Рейд на Ормантеп

13th great company

Вульфены атакуют Чёрный Легион

Станция прослушки в мире Ормантеп также подверглась нападению предателей. Нападавшие — маленький элитный отряд из Чёрного Легиона, который методично и с холодной жесткостью высадился на станцию и вырезал всех, с кем столкнулся. Тем не менее, их главной целью был, как предполагается, хор астропатов, находившийся в центральном храме. Отряд кадианских касркинов, защищавших станцию, героически встал на защиту, удерживая космодесантников Хаоса в течение нескольких часов, прежде чем пришла неожиданная помощь. Предатели были отбиты, хотя силы Империума не имеют об этом записей. Когда предатели укрылись за построенными баррикадами внутреннего святилища станции Ормантел, оставшиеся в живых сообщили, что ночь наполнилась скорбным воем, звучащим со всех сторон. Чёрные Легионеры дрогнули, прекратив атаку, задние их ряды были затянуты в тень. Вскоре космодесантники Хаоса стреляли из своих болтеров в автоматическом режиме, опустошая целые обоймы во мрак, поскольку не могли увидеть врага, и касркины тоже не могли ничего различить. Когда посветлело, все Чёрные Легионеры были мертвы, их тела были найдены яростно разодранными, словно мощными челюстями или дикими когтями. Единственным свидетельством той таинственной силы, напавшей на них, был искажённая вокс-запись их воплей, заполнивших комплекс, когда нападавшие атаковали космодесантников Хаоса.

Позже имперские учёные определили, что таинственные «спасители» были никем иным, как давно потерянной 13-й Великой ротой Космических Волков, уже десять тысяч лет, со времён великой Ереси, считавшейся пропавшей в варпе. В отчётах указывалось, что большинство сотрудников станции остались в стороне от нападения, и учёные попросили целевую группу флота перенаправить их на Ормантеп, чтобы выяснить, что же действительно произошло. Всё это происходило в тот момент, когда гражданские беспорядки в окружающих секторах сегментума Обскурус достигли беспрецедентного уровня. Теперь имперские силы должны были защищаться как от предателей внутри, так и предателей извне.

Вероломство

В начале 13-го Чёрного Крестового похода акт гнусного предательства поразил сердце защитников Империума. В то время Кадия старательно готовила слуг Императора: наряду с Легионами титанов и скитариями Адептус Механикус были собраны полки Кадианских штурмовых войск. Полки диких воинов стояли рядом с ярко разодетой Мордианской Железной Гвардией. Вера этой могучей толпы была сильна, и дух каждого человека поднимался, видя собранную мощь Императора. Но гнусный змей был готов нанести удар. Полки Волсканских Катафрактов прибыли на Кадию, дабы присоединиться к собранию в Каср Тирок, но по правде говоря, войска и офицеры волсканских полков боялись снова встретиться с силами Хаоса, и, даже если они официально не заявили о своей верности Тёмным Богам, они решили, что лучше умереть в сражении против людей, чем стоять у врат варпа лицом к лицу с силами Ада. Когда защитники Кадианских Врат готовились к конфликту, Волсканские Катафракты раскрыли свою преданность Губительным Силам и нанесли неожиданный удар по войскам Имперской Гвардии, собранным на Тирокских полях.

Битва на Тирокских полях

8-й кадианский идёт в бой на Тирокских полях

Предатели убили тысячи гвардейцев-лоялистов прежде, чем смог быть дан отпор. Измена волсканцев была раскрыта, предположительно, в тот момент, когда они пробрались на борт «Левиафана» «Экскубитой Кастеллум», который служил в качестве командного транспортного средства губернатора Примус Мариуса Порельска с Кадии. Предатели убили его и большую часть старшего командования вооружённых сил Кадии, включая главнокомандующего защитников Кадианских Врат, убитого в жестокой атаке. В темнейший момент полковник Урсакар Э. Крид наконец-таки взял под контроль ужасную ситуацию. Сплочённые 8-м Кадианским Ударным Полком, окровавленные имперские защитники быстро сорганизовались и получили приказ атаковать предателей. Восьмой Кадианский нанёс ответный удар волсканцам. Крид и Джарран Келл, знаменосец полка и его самый надёжный друг, прокладывали путь во время контратаки, и именно они добрались до командного отделения, сумев предотвратить осквернение тела павшего губернатора.

Губернатор пал, как кадиец — с клинком в руке и телами еретиков у своих ног. Крид вынес тело губернатора на броню «Левиафана», завернув его в знамя Восьмого Кадианского. На место происшествия прибыло еще множество Кадианских полков, собравшись в огромную толпу. Полковник Крид, будучи благочестивым человеком, позволил им воспеть хвалу Богу-Императору, а затем с возвышения произнёс своё первое увещевание армии Кадии, дабы они не успокаивались, пока каждого последователя Хаоса не постигнет та же участь, которая постигла волсканцев. Войско потребовало, чтобы Урсакар принял командование. Три раза он отказывался от этого предложения, но в конце концов повиновался воле Кадианских полков. Как всегда, величие тянулось к Урсакару Е. Криду, а он был достаточно силён, чтобы нести его вес. Благодаря действиям Крида то, что могло стать тяжёлым поражением Империума и гнуснейшей победой Архиврага, превратилось в определяющий момент для защитников Кадии. Каждый мужчина и каждая женщина мира-крепости поклялись защищать владения Императора.

Подготовка к войне

После предательства на Кадии просьбы о помощи со стороны имперских сил были разосланы всем военным подразделениям секторов, окружающих Кадианский сектор. Ожидалось, что воины из славных Орденов Астартес Презес и Космических Волков усилят осаждённые имперские силы. С Кипра Мунди были обещаны подкрепления для флота, во многих соседних секторах был начат призыв полков. Вся мощь Империума собиралась, но только время покажет, придёт ли она вовремя. То, что крупное вторжение Хаоса неизбежно, теперь не подлежало сомнению, но Архивраг найдёт Империум готовым, если только подготовка завершится вовремя. Крид повышал тех офицеров, которые по его мнению были достойны, и безжалостно понижал в звании тех, которых считал неэффективными. Хотя многие возмущались его грубой манерой, и он несомненно нажил себе множество врагов среди офицеров-кадианцев, многие полагали его подход нужным, учитывая масштаб задачи.

Несмотря на то, что боевому духу кадийцев был нанесён ужасный урон предательством в Каср Тирок, Урсакар Э. Крид сплотил Имперскую Гвардию и Силы Планетарной Обороны, занятые на защите Кадии и Кадианских Врат. Хотя многие старшие офицеры были людьми, которые сражались в множестве битв за свою карьеру, одно слово Крида могло побудить их действовать. Этот человек был воплощением жёсткой решимости и те, кто ему подчинялся, не могли не заразиться ею.

Работа по организации сил, имевшихся в распоряжении у Кадии, продолжалась быстрыми темпами, пока не наступил предпоследний год 41-го тысячелетия. Согласно стандартной практике, каждый мир предоставлял полки и организовывал свои силы в боевые группы, а высокопоставленное командование сектора назначалось Департаменто Муниторум. Кадии в этом отношении повезло, и многие миры сегментума Обскурус последовали примеру Кадии в отношении полковой структуры, обеспечения и боевой доктрины, хотя имелись и значительные отклонения от этого правила, в тех подразделениях Имперской Гвардии, которые были созданы на мирах Финрехта или Морданта. Вначале создавалось от шести до девяти полков в каждой боевой группе, и, по меньшей мере, шесть таких групп формировались в армию, но высшее командование Кадианского сектора могло назначить минимум десять армейских групп для защиты каждого значительного мира в регионе, где столичные миры насчитывались сотнями. Разумеется, опыт показал, что эти боевые группы быстро разбиваются, как только вынуждены передислоцироваться для боевых нужд по мере развития конфликта, а штабные офицеры на местах должны будут организовывать свои силы, насколько это возможно. Такова была реальность штабной работы, когда приходилось координировать разные подразделения на огромных расстояниях.

Грядущий шторм

«И, вот, когда откинется завеса в последний век Человечества, Разоритель снова соберёт свои войска. Там, где двенадцать раз верующие изгоняли его, он докажет их уничтожение. Ибо человек стал слаб, потеряв надежду в бедах Галактики. Где сейчас верующие? Где люди, что стояли рядом с нашим Господом, Бессмертным Императором и на его стороне побеждали всех? Ушли. Они меньше пепла на холодной, холодной земле. В Тринадцатый час возвратится Разоритель. Всё человечество будет трепетать, ибо его судьба в его руках»
– последняя запись еретика-архивиста гефсиманского Реклюзиума
Флот Аббы

Огромные силы Абаддона приближаются к Кадии

С поставленными на колени под весом внутренней борьбы и вспышкой так называемой Чумы Неверия мирами Кадианских Врат, Абаддон Разоритель начал вторжение во владения Императора и привёл с собой невообразимую силу, в масштабах, невиданных с мрачных времён великой Ереси Хоруса.

В рамках постоянного бдения вокруг Ока Ужаса обученные подразделения кадианских касркинов часто выдвигались к внешним пределам этого закрученного вихря, отчаявшись найти хоть какое-то указание, куда будет нанесён первый удар в начале 999.М41. Прорицания астропатов указывали на поражённый мир Уртварт, уже захваченный Хаосом, чьё население было порабощено и принесено в жертву Тёмным Богам. Не найдя на Уртварте ничего, кроме смерти и отвратительных чумных зомби, заражённых Проклятием Неверия, касркины уже были готовы вернуться.

Миниатюра УбийцаПланет

Грозный «Убийца Планет» возвращается из Варпа в царство Человечества

Внезапно, отчаянное вокс-сообщение с боевых кораблей на орбите сообщило, что многочисленные корабли продвигаются к Уртварту из Ока Ужаса. Касркины пытались вернуться на свои корабли, чтобы вернуться к сослуживцам, но было уже слишком поздно. Имперские корабли на орбите были либо повреждены, либо вынуждены выйти из боя и поспешно удалиться по направлению к Кадии. Касркины, застрявшие на Уртварте, были обречены: массивное судно, превосходящее по размерам даже линкоры, приблизилось к обречённому миру: «Убийца Планет». Мало кто знал о существовании этого чудовищного корабля, потому, что тот считался потерянным в битве на Кхарлосе II во времена Готической войны столетие назад. Кадианцы ничего не могли сделать, поскольку разрушительная сила «Убийцы Планет» была выпущена на волю в виде разрушительного копья энергии, которое уничтожило разрушенный мир, превратив его в оплавленные скальные обломки, плавающие в пустоте. Когда Уртварт погиб, боевой флот Хаоса, состоящий из сотен военных кораблей и громадных транспортов вышел из глубин Ока Ужаса, предвещая начало страшного 13-го Чёрного крестового похода Абаддона. Психический крик смерти, более пронзительный, чем сигнал самого Астрономикона, разорвал эфир обречённого мира Уртварт.

Астропаты и передовые прослушивающие посты Империума выявили появление в реальном пространстве боевого флота предателей, состоящего из сотен боевых кораблей и неуклюжих военно-транспортных кораблей. Все они держали курс на Кадию. В отчётах указывалось, что «Чумной Коготь» и «Терминус Эст» вместе с массивной флотилией чумных скитальцев появились в системе Субиако Дьябло. Хуже того, по неподтверждённым сообщениям, боевой флот Хаоса сопровождали две Чернокаменные крепости. Высшее командование Кадианского сектора нашло последний факт трудно доказуемым, хотя, учитывая состояние сектора в предыдущие месяцы, они не могли учесть того, что эти древние орудия ксеносов ещё находились в руках сил Хаоса.

Разрушение Уртварта

Разрушение мира Уртварт, ставшего жертвой ужасного «Убийцы Планет»

Флотские эксперты Империума начали отыскивать миры, которые, вероятно, будут выбраны в качестве цели «Убийцы Планет». Сведения, собранные во время Готической войны, показали, что «Убийца Планет» был тяжёлым кораблём, а его планетарное орудие Армагеддона требовало много времени на активацию; судно, вероятно, должно было сопровождаться большим флотом, который будет использоваться для ослабления и отвлечения флота Империума до тех пор, пока «Убийца Планет» не сможет зарядить своё основное орудие. Таким образом, всем имеющимся флотским соединениям было поручено искать такую флотилию, а заставы систем обороны были настроены на оповещение о любых признаках необычайно большого боевого флота Хаоса, приближающегося к одному из миров.

Немезис Тессера

Карта Кампании

Карта передвижения сил во время 13-го Чёрного Крестового похода, составленная Департаменто Картографика

Волна вторжения Абаддона вскоре прорвалась в сектора, окружающие Кадианские Врата, и стало очевидно, что крепость Инквизиции мира Немезис Тессера станет первой главной мишенью атаки Хаоса. Первые доказательства этому появились, когда Архивраг начал нападение на систему Чима Ломас. Нереус, основной мир системы, был с поразительной лёгкостью захвачен вражескими силами. Согласно расчётам кадийского командования, Чима Ломас не являлся основной целью Хаоса, а был взят только для того, чтобы обеспечивать связь между силами Хаоса вдоль Канала Рхок. Местные силы обороны в составе семнадцати армий Сил Планетарной Обороны, усиленные боевой группой Имперской Гвардии, сражались с врагом в трёхстах километрах к югу от Нереус Дельта. Отслеживая несколько разведывательных сообщений, высшее командование Кадии смогло определить, что силы, которые удерживали доблестные защитники Нереуса в течении дня, по крайней мере в пятьдесят раз превышают их численность. В последней передаче Верховному командованию Кадии от генерала Нета говорилось, что защитники готовы дорого продать свои жизни.

Разрушив Чима Ломас, силы Абаддона рассеивались по мере того, как входили в Залив Кенси; отделившиеся силы напали на мир Оварис Гулаг, с которого уже целый месяц не поступали сообщения. Путешествие через Залив Кенси к Немезиде Тессера было выполнено с тревожащей быстротой, при этом все элементы флота Хаоса всего за неделю стали единой системой — проявление большого искусства астронавигации через варп; как предположил Навис Нобилите, всё это стало возможным благодаря применению наитемнейшего искусства чернокнижников. По какой причине враг выбрал первоначальной целью нападения мир инквизиторской крепости, такой как Немезис Тессера, оставалось загадкой; лучшей догадкой было то, что система была выбрана из чистой ненависти к сильнейшим агентам Золотого Трона.

То, что для сил Архиврага было чрезвычайно важно разрушение Немезис Тессера, стало видно из наблюдений командования сектора и перехваченных сообщений. Силы Архиврага вложили в это нападение большое количество ресурсов. После того, как силы Хаоса совершили высадку, оказалось, что крепость Инквизиции вполне может удержаться, но Верховное командование Кадии могло только предположить, что ледяная поверхность этого мрачного мира была наводнена миллионами предателей и еретиков, которые поспособствовали их высадке. Они посчитали, что те, кто выживет в негостеприимном климате Немезис Тессера, будут преследуемы и уничтожены священными агентами Инквизиции. Но вскоре командование осознало, что нападение на Немезис Тессера было всего лишь прелюдией к шторму, который охватит Кадианский Сектор.

Продвижение Хаоса

«Пусть Галактика горит!»
– Хорус, Воитель Хаоса
Начало Вторжения

Силы Хаоса вторгаются на несколько миров Сегментум Обскурус в начале 13-го Чёрного крестового похода

Вскоре небеса над имперскими мирами сегментума Обскурус почернели от бесчисленных капсул, ибо силы Абаддона начали своё вторжение. Сам «Убийца Планет», флагман Абаддона, приближался к Кадианской системе. Ужасающие и могучие космодесантники Хаоса ступили на поверхность миров, на которых они не появлялись десять тысячелетий, и их ненависть и жажда мести не знала границ.

Имперский Флот, в течении длительных недель отчаянно боровшийся с бесконечными волнами судов Хаоса, в конечном счёте был отброшен. Когда орбитальная оборона была пробита, а флот был вынужден уйти, мир за миром в Кадианском Секторе подвергались нападению. Первоначально имперские силы держались, отбросив врага обратно на Белисаре, Махарии, Вигилатуме и особенно — на Ксерсии и Кантраэле. Однако вскоре враг обнаружил слабые места обороны, бросив на имперские войска бесчисленную орду низших существ, дабы настоящие повелители Армады Хаоса, падшие десантники, могли воспользоваться плодами сражений.

Военный флот Хаоса продолжал неумолимо наступать на Кадию, остановившись только раз, дабы позволить Чернокаменным Крепостям выжечь Демиос Бинари до бесплодной скалы. Дуги ослепительно сверкающей энергии разрушили беззащитную поверхность планеты, убив миллионы имперских слуг и разрушив каждое здание в течении часов. Суда Хаоса внезапно ошеломили орбитальную оборону Солар Мариатус, самой отдалённой планеты Кадианской системы, и сотни кораблей, заполненных полками предателей из Волсканских Катафрактов спустились на поверхность, атаковав горные аванпосты и захватив ценные горнодобывающие заводы, защищаемые 23-м Кадианским полком. Силы предателей создали на Солар Мариатус передовую оперативную базу, с которой распространились по всей системе.

Надежда Святого Иосмана

Надежда Святого

Мир Надежда Святого Йосмана в Кадианской Системе взрывается и погибает

Первым павшим миром Кадианской системы стал тюремный мир Надежда Святого Йосмана, чьи заключённые, как полагали, вышли на контакт с захватчиками в тщетной надежде получить свободу после восстания, начатого организацией Исправительно-Восстановительное Движение — вероятным прикрытием сил Хаоса. Единственное, что их ожидало — вечное проклятие, так как их освободителями стали отступники Космического Десанта из банды Насильников, преданные слуги Слаанеш, Принца Удовольствий. Жестокая рукопашная схватка разразилась по всей тюрьме размером с материк, и многие охранники оставляли последнюю пулю для себя, лишь бы не попасть в руки взбешённых заключённых. Приветствуя силы предателей как освободителей, заключённые, скорее всего, скоро ужаснулись своей наивности, поскольку те, кому повезло пережить «удовольствия», принесённые Астартес Слаанеш, стали рабами войска Хаоса, либо были зачислены в ряды армии гвардейцев-ренегатов.

Многие из Кадианского верховного командования ранее не слышали о Насильниках, пока их не пригласили на закрытый брифинг вместе с Кастеляном Кридом, где представитель Инквизиции рассказал им ужасную правду об этих еретиках-гедонистах, дабы имперские силы были лучше подготовлены ко встрече с ними. То, что им рассказали о деяниях Насильников, наполнило ужасом даже закалённых ветеранов, потому что ни один человек, вне зависимости от своих проступков, не заслуживал стать жертвой этих мерзких существ. Вскоре защита каждого из миров Кадианской системы подверглась тяжёлому испытанию, и, несмотря на усилия Комиссариата по поддержанию имперской морали посредством цензуры новостей, информация о зверствах на Надежде Святого Йосмана широко распространилась.

После недели катастрофических событий на тюремном мире, Лорд-кастелян издал указ, подобный тому, который многие считали, не понадобится принимать. Мир Надежда Святого Йосмана должен был подвергнуться Экстерминатусу. Исполнение Экстерминатуса было за пределами ресурсов, которыми располагали имперские силы, присутствующие в системе; агенты Инквизиции подтвердили, что их собственные корабли, на борту которых находились нужные для Экстерминатуса орудия массового уничтожения, находились на расстоянии нескольких световых недель. Логан Гримнар, Великий Волк, также подтвердил, что ни один из доступных ему кораблей не несёт на борту циклонические торпеды и ни один боевой корабль Адептус Астартес не находится в пределах досягаемости. Имперский флот выдвинул план массовых бомбардировок с использованием орудий «Нова», в надежде вызвать определённую степень тектонической нестабильности, но все полагали, что флоты Хаоса, блокирующие орбитальное пространство Надежды Святого Йосмана, были слишком сильны. Суда-бомбардировщики не уцелели бы, выпустив хотя бы единственную ракету, не говоря уже о сотне, или более, необходимых для выполнения задачи.

Наконец, представитель Адептус Механикус заявил, что тектоническая нестабильность может быть создана с помощью перегрузки сети генератора основного тюремного комплекса планеты. В результате взрыв должен прорвать земную кору, что вызовет выброс магмы, которая расплавит внешнюю кору планеты и её мантию. Это приведёт к тому, что кора, а затем планетарная мантия разорвётся на части. Единственным недостатком этого плана было то, что эта цель должна быть выполнена группой оперативников на местах, поскольку не представлялась возможность выполнить это удалённо. В короткий срок была собрана специальная команда, получившая позывной «Ударный Отряд Герольд», в которую вошли Астартес из орденов Космических Волков, Воющих Грифонов, Покорителей и Железных Рыцарей, три отряда из трёх разных полков Имперской Гвардии, Ассасин Культа Смерти, пять техножрецов и ряд дополнительных вспомогательных кадров в дополнение к неназванной паре инквизиторов. Эти небольшие силы были собраны в течении солнечного часа после того, как командование Кадии одобрило план, и тотчас же отправились на Надежду Святого Йосмана. За двадцать четыре часа до того, как ударная группа должна была достичь своей цели, на планету силам, ещё подконтрольным Империуму, был передан порядок эвакуации, приказ о которой был отдан после того, как «Герольд» начал высадку на планету.

После вопроса о порядке эвакуации имперские силы на планете начали войну, достойную величайших командиров. Доселе никто не слышал и не читал о таком героизме, который проявлялся в отчаянных действиях диверсионного отряда в тот день. Полки отдали свои жизни, чтобы целые армии могли бежать в свои транспортники. Даже когда транспорты ушли, люди стояли по местам и сражались, уверенные, что их товарищи достойны жить, чтобы сражаться в другой день. План Имперских сил в конечном счете увенчался успехом, и Надежда Святого Йосмана была уничтожена. К сожалению, ни один из оперативников «Ударного Отряда Герольд» не выжил, чтобы вернуться на Кадию после выполнения этой отчаянной миссии, чтобы поведать историю героев.

Зеленокожая угроза

Флот вторжения

Орочий флот вторжения приближается к имперскому миру Мордакс Прайм в секторе Скарус

Когда варп-штормы стали затруднять астропатическое сообщение, командование сегментума Обскурус начало испытывать огромные трудности, координируя командование и контроль своих сил. Особенно страдали сообщения из отдалённых секторов, имперскому командованию было сообщено, что не стоит доверять сообщениям из отдалённых источников из-за психодинамических искажений.

В частности, неправдоподобный отчёт сектора Скарус указывал, что помимо нападения сил Хаоса защитники столкнулись с орочьей угрозой. В отчётах о деятельности стал фигурировать мир Мордакс Прайм, как начальный очаг массового вторжения орков, произошедшего одновременно с нападением Хаоса; если бы это был отдельный случай, то Высшее командование списало бы всё на дезинформацию, порождённую неопытными войсками, не имеющими опыта сражения с врагом. Тем не менее, каждая крупная система сектора Скарус вскоре зарегистрировала аналогичные отчёты, которые не принимались всерьёз, пока не появится более точная информация.

Вторжение на Кадию

Первый Контакт

Mosaic Emperor's Chapel Cadia

Эскиз с витража из Кадианской Часовни Императора. Множество свидетельств утверждают, что образ Императора начал плакать кровавыми слезами, после того, как Око Хаоса сформировалось позади него, когда первые силы Абаддона Разорителя ступили на землю Кадии

На Кадии лорд-кастелян Уракасар Э. Крид привёл свой 8-й Кадианский полк, чтобы уничтожить группу Катафрактов Вольскани, которые бежали с Тирокских полей, дабы соединиться с силами вторжения Абаддона. Лорд-кастелян всегда был офицером, который без колебаний мог сражаться в первых рядах своего воинства, ведя своих людей и служа примером для младших офицеров; Восьмой Кадианский навязал врагу бой в Каср Васане, в тени Кадианского пилона: битва была короткой, но жестокой — ни один предатель не ушёл от возмездия. Позднее оказалось, что Крид не тратил впустую время на штурм, так как силы авангарда Космодесанта Хаоса сил Чёрного Легиона под покровом сумерек появились на поверхности планеты, заставив лорда-кастеляна отступить. Сказано, что истинное испытание генерала — способность рассредоточиться перед лицом превосходящего врага, и, Восьмой Кадианский перегруппировался, отправился обратно, дабы навязать бой врагу на своих условиях.

После эвакуации и дальнейшего уничтожения Надежды Святого Иосмана, дабы отбросить силы Разорителя обратно, защитники Империума сплотились, отступив к ключевым точкам Кадианской системы; их боевой дух поддерживала смелая серия контратак, но успех был недолговечным: Абаддон бросил ещё больше своих дьявольских сил на Кадианскую систему. Когда силы Разорителя всерьёз принялись за Осаду Кадии, осаждённым оставалось только молиться о помощи, которая прибудет, прежде чем всё будет потеряно.

Подкрепление

Высшее Кадианское командование получило сведения, что флот Железных Рыцарей и Имперских Кулаков вышел с ними на контакт. Лорд-кастелян также побеседовал с Логаном Гримнаром, планируя, как лучше разместить силы Космодесанта. Хоть Высшее командование Кадии не было властно над Адептус Атсартес, Крид заявил о своей поддержке Гримнара только в том случае, если он станет номинальным руководителем для орденов, действующих в регионе. Капитан Эхион, командующий почётной стражей Ультрамаринов в этом секторе, также выразил поддержку этому начинанию. Наконец, Высшее Командование получило благословение Адептус Механикус в Каср Галлан, и обещание, что Ордо Редуктор должен был помочь усилить защиту Кадии.

Больше плохих новостей

Не все новости, достигшие в тот момент ушей Высшего Командования были хорошими; ситуация в Лелитаре резко ухудшилась: в попытках захватить еретика, называющего себя «Глас Императора» Призраки Смерти и Джоурские Драгуны осадили столицу этого мира, что привело к масштабному бунту и «Глас Императора» так и не был найден и продолжал транслировать свою ложь по всему региону.

Многие в составе Высшего Командования продолжали работать над анализом нападений Легионеров — предателей по приказу лорда-кастеляна. Эта задача вызвала определённый конфликт в Высшем командовании, поскольку Азраил приказал прекратить это, заявив, что Астартес-предатели не были связаны с действиями смертных подразделений. Крид (при поддержке Логана Гримнара) отверг это утверждение, так как считал его смешным в условиях нынешнего времени. В результате Азраил отозвал силы Темных Ангелов.

Авангард Хаоса

Все больше сообщений о вторжении сил Хаоса стало регистрировать Высшее Командование Кадии, наибольшее число случаев вторжения принадлежало Повелителям Ночи: аналитики пришли к выводу, что этот Легион использовался в авангарде на ранних этапах вторжения Хаоса из-за своей высочайшей эффективности; их жестокость и бессмысленное насилие были известны по всему Империуму — люди множества миров были охвачены паникой, узнав, что их планета будет страдать от Повелителей Ночи.

В то время, пока Повелители Ночи осуществляли свои террористические атаки, оперативники Альфа-Легиона просачивались в ряды противника: сообщения о вражеских нападениях на ключевые объекты и базы шли один за одним, но всё это меркло перед масштабным вторжением Хаоса. Однако более тщательная аналитика этих сообщений показала силам Империума, что эти нападения — деятельности Альфа-Легиона; дальнейшая аналитика показала, что основными целями для их атаки были ряд объектов снабжения и связи тылового эшелона. Перед силами обороны стоял единственный вопрос: были ли эти удары направлены на то, чтобы воспрепятствовать перемещению подкреплений Империума из одного региона в другой?

Дети Императора во главе с Люцием Вечным наслаждались агонией населения мира Белисар. Чумные десантники Гвардии Смерти пришли на поле битвы планеты Амистел, а земля под их ногами была покрыта жертвами Чумы Неверующих. Вслед за Легионами — предателями пришли полчища Потерянных и Проклятых: Падшие гвардейцы, мутанты, культисты и прочие отбросы рода человеческого. Бессмысленное разрушение и осквернение, которые они предприняли во славу Губительных Сил заставили вздрогнуть даже самых стойких защитников Империума.

Война в Пустоте

13th Black Cruade857808790-9087-

Флот Хаоса привлекает внимание Флота Империума

В то время, как война пришла на поверхность многих миров, война в космосе, по большей части велась на условиях Империума, хотя состояние и менялось каждый день, ситуация была нестабильна, а силы флота Хаоса оказались растянутыми. Несмотря на то, что силы Флота Империума не могли надеяться противостоять в полную силу войскам Архиврага, они изо всех сил продолжали удерживать контроль над частью Кадианского сектора, не позволяя себе пошатнуться, так как именно по этому маршруту должен был пройти «Убийца Планет».

Флот, размер которого был сравним с флотом времён окончания Готической войны восемью столетиями ранее, был отправлен на Кипра Мунди и прибыл в Белис Корона в рамках контрнаступления Империума в районе Кадианских Врат. Прибытие армады позволило судам Империума, которые почти беспрерывно сражались с начала вторжения, получить краткую передышку. Серьёзное истощение судовых команд, нестабильная вокс-связь и поспешный ремонт — вот, что осталось Флоту Империума.

Подкрепление было разделена на батальоны, которым была поставлена задача: укрепить оборону определённых секторов сегментум Обскурус. Области вокруг Ока Ужаса охватывали миллионы световых лет, и, только благодаря экономному использованию ресурсов Флот Империума надеялся нагнать, замедлить, сдержать и отбить захваченные Хаосом области.

На последних этапах кампании, когда флот Абаддона был замечен возле агромира Лортокс, почётная стража Ультрамаринов предприняла смелую контратаку в тот самый момент, когда «Убийца Планет» показался на окраине сектора Агрипинаа. Это деяние позволило СПО Лортокса эвакуировать большую часть населения, до того момента, как мир был разрушен ужасающим залпом флагмана Абаддона. Ультрамарины атаковали «Убийцу Планет», но огромный корабль смог их отбросить; после эвакуации Лортокса Ультрамарины ушли на Кадию и окружающие звездные системы, дабы помешать Абаддону безнаказанно на них нападать: это даже привело к штурму космического скитальца, который транспортировал полчища войск Архиврага.

Но, мечта покончить с «Убийцей Планет» к сожалению была лишь мечтой: без предупреждения он появился в мире Махарии и разрушил его, забрав миллионы граждан Империума. Истинный страх объял Высшее Командование Сегментум Обскурус: множество, наконец, уяснило, что выиграть войну в максимально короткие сроки не получиться — там, где силы Империума раньше сражались, дабы отразить нападение сил Абаддона, теперь они сражались, чтобы не быть раздавленными окончательно (хоть эту мрачную парадигму никто из командования не был готов принять). Верховное Командование считало, что Абаддон не посмеет уничтожить Кадию, поскольку её пилоны являлись неотъемлемой частью стабильности Кадианских Врат, через которые открывался проход глубже в пространство Империума, к Терре. Таким образом, силы Империума надеялись удержать Кадию, независимо от цены.

Враг моего Врага

Ulthwe Black Guardians Storm Squad7698909078-

Чёрные Стражи Ультве сражаются с силами Хаоса

Каждый мир в секторах Окулус (сектора, окружающие Око Ужаса) теперь был втянут в боевые действия, требующие бесчисленные миллиарды жизней, новая и неожиданная сторона неожиданно взяла на себя ответственность за события: корабли эльдар были замечены экипажами многих кораблей Флота Империума, по меньшей мере в дюжине секторов. В глубинах межзвёздного пространства боевые корабли ксеносов вмешивались в битвы между Империумом и захватчиками, предоставляя помощь военным кораблям Империума, позволяя время от времени им отступать при получении больших повреждений, но в других случаях атакуя их при провокации.

Также были замечены и тёмные эльдар: они открыли свою охоту на меньших мирах Кадианского сектора (они даже ухитрились захватить рабов из мира Медузы — родного мира Ордена Железных Рук).

Ходили и слухи о том, что легендарная фракция арлекинов была замечена на полях сражения Агрипинаа и Скелуса.

Также эльдар были замечены в мирах Кадианских Врат: Высшее Командование Кадии знало, что эльдар Ультве имели сильное военное присутствие в окрестностях Ока Ужаса. Хоть и мало известно об их пути и истинных намерениях, в конечном счёте они смогли затормозить продвижение Архиврага. Черные стражи Ультве вторглись в несколько сражений, появляясь неожиданно и без каких-либо предупреждений на поверхностях планет, которые были далеко от эльдарской активности; также эльдар освободили наземные силы Белис Корона от сил Хаоса.

Однако некоторые сообщения, особенно из системы Агрипинаа, говорили, что эльдар напали на почётную стражу Ультрамаринов, а их призрачные корабли укрывали в себе зверей варпа. Как всегда, непостоянность этих ксеносов сыграла свою роль: их мотивация оказалась столь же чуждой, сколь и непредсказуемой.

Древний Враг

«Их число — Легион, имя им — смерть»
Эльдрад Ультран, Провидец мира-корабля Ультве
The necrontyr rise by majesticchicken

Древние Некронтир восстали ото сна

Ордо Ксенос также проинформировало Верховное Командование Кадии об ещё одной неожиданной угрозе: возвращении древних и неумолимых ксеносов, известных, как некроны, которые были активированы Стражем Миров. Предполагалось, что эти бездушные автоматоны каким-то образом были скрыты от ока Империума; вторжение Абаддона пробудило их. В некотором роде некроны являлись противоположностью варпа: сама их природа принуждала противостоять ему во всех формах, что с человеческой точки зрения было их абсолютной ненавистью к Хаосу.

Хаос представлял колоссальную опасность для Империума, но Человечество было неразрывно связано с варпом из-за межзвёздных путешествий, общения и прочего. Однако некроны не получали таких преимуществ: они не имели в своих рядах псайкеров, дабы опираться на Имматериум, хотя в то самое время их технологии обеспечивали им власть над материальной вселенной, составляя конкуренцию сильнейшим из псайкеров.

В практическом отношении это означало, что силы некронов должны были противостоять силам Хаоса (что, однако, не означало, что для Империума они являлись союзниками, так как эта древняя раса была проклятием человечества — они сметали со совего пути любые виды, которые рассматривали, как нарушителей законных границ их древней империи). Лорд-кастелян Крид немедленно издал следующий приказ: держаться от ксеносов как можно дальше, позволяя им расправляться с силами Хаоса, везде, где есть возможность; тем не менее, не оказывать ксеносам никакой поддержки, поскольку присутствие некронов было всего лишь целесообразно. Эти древние ксеносы — враги человечества, что не делает их союзниками Империума.

За Высшее Благо

Tau Empire Attacks by nanya

Империя Тау расширяет свои границы на Восточной Окраине во время Кампании Зеист

Все больше и больше сил Империума вставало на защиту Кадианских врат. Сообщения из Восточной окраины Сегмента Ультима указывали, что Империя Тау использовала этот момент, чтобы укрепить свою оборону и даже расширить своё жизненное пространство — Тау назвали это «Третья Сфера Расширения». Несмотря на то, что ксеносы угрожали имперским мирам, имперские стратеги пристально следили за тау, дабы они не использовали конфликт в своих интересах.

И правильно делали, что волновались: в 999.М41 тау инициировали крупную военную кампанию по захвату имперских планет в Восточной окраине, которая позже станет известна как «Кампания на Зейсте». Поскольку военная машина Империума активно участвовала в предотвращении прорыва Кадианских Врат, Тау воспользовались этим, чтобы быстро расширить свою территорию. В ответ Империум послал несколько подразделений из орденов Адептус Астартес в сектор Зейст, дабы замедлить продвижение тау. С победой Астартес в мире Аугура, Кампания на Зейсте ознаменовала конец продвижения тау, хотя её Империя и выросла на 133 процента от начальной величины. К несчастью для Империума, хоть космодесант героически отразил нападение ксеносов, невозможным было нанести ответный удар, поскольку военные силы отчаянно требовались для сдерживания войск Абаддона.

Враги повсюду

Также Верховное Командование было проинформировано, что ряд других фракций напали на человечество, воспользовавшись атакой сил Хаоса: эльдар активизировались в Секторах Окулус; орки перешли к активным действиям в секторе Скарус. Наконец, Инквизиция предупредила Верховное Командование о необычных сообщениях из системы Субиако Дьябло об инопланетных проникновениях из-за галактической плоскости. Неизвестно, что Инквизиция имела в виду, но она настаивала на том, чтобы Верховное Командование докладывало ей о каждом появлении неизвестных ксеносов.

Несмотря на всё это, командиры были полны праведного гнева: если каждое проклятое существо Галактики против них, то они полны решимости отбросить их в забвение последним криком человеческой расы.

Несущие Слово

Тасиа

В системе Плёс Малина возникла более серьёзная опасность: Тёмный Апостол Эреб и его Несущие Слово нанесли большие повреждения силам защитников Империума; этот враг был особо коварен, так как стремился обратить народ Империума на свою сторону, а не уничтожить его. Распространяя своё влияние, Эреб с помощью манипуляций смог манипулировать почётной стражей Ультармаринов в атаке на мир Тасиа, четвёртой планете в системе Плёс Малина. Почётная стража надеялась застать Эреба врасплох на поверхности покрытой метаном планеты, а вместо этого угодила в ловушку: вместо Несущих Слово Ультрамарины обнаружили силы эльдар, которые находились около транзитного портала в варп. После приземления капитан Эхион, командир почётной стражи, приказал своим людям сразу не нападать на эльдар, так как Верховное Командование сообщило, что эльдар помогали войскам Империума, но зная двуличие этих ксеносов он надеялся обойтись без кровопролития.

К сожалению, эльдар атаковали Эхиона и его людей, битва была длительной и смерть забрала множество жизней с обеих сторон. Вскоре Эхион был вынужден приказать своим уменьшившимся силам перегруппироваться, чтобы вновь атаковать врага, но вскоре обнаружил, что противник оставил свои позиции. Библиарий Эхиона, Лесрус из Сынов Жиллимана, понял, что ксеносы бежали в Паутину, запечатав за собой проход. Вскоре выяснилось, что обоими силами манипулировал Эреб, который ударил совершенно в другом месте — основном мире системы Плёс Малина.

Предел Малина

Dark Apostle Erebus & followers

Тёмный Апостол Эреб со своими последователями

Предел Малина был превращён в ад после трёх дней и ночей: варп-штормы вспыхнули вокруг планеты, окутав три её луны фиолетовым дымком, за которым последовали кошмары, которые сводили с ума население: многие живущие считали, что из видения стали реальностью, другие — блуждали по улицам, совершая бессмысленные акты резни. На третью ночь корабль Несущих Слово укрепился в километровой зоне Района Министорум, столицы Раскин Сити. Защитники Плёса смогли оказать лишь незначительное сопротивление, поскольку были ослаблены многочасовыми психическими пытками.

Несущие Слово напали на Собор Раскина, учинив такие богохульства, что Имперским указом было запрещено говорить о них любым, кроме высокопоставленных лиц. Благодаря известным только им средствам, Несущие Слово смогли вызвать существ варпа в разрушенный собор, прежде чем отправиться к своим кораблям. Имперские силы на Плёсе Малина были вынуждены сдерживать ещё и демоническое вторжение, которое было побеждено только благодаря мужеству капитана Эхиона и его людей, которые уничтожили объект орбитальной бомбардировкой. Хоть многие силы Империума были потеряны вместе с большей частью столицы, это было актом милосердия. Такова была цена защиты царства Императора от демонических слуг Губиительных Сил.

Война в Паутине

P cTBcspl9c

Азек Ариман, Избранный Тзинча и бывший Главный Библиарий Легиона Тысячи Сынов

Эльдарская Паутина — секретное лабиринтное царство эльдарской расы подверглось нападению со стороны злоумышленников: Ариман, величайший чародей и бывший Главный Библиарий Тысячи Сынов каким-то образом получил доступ к Паутине. В течении тысячелетий он искал ключ к Чёрной Библиотеке — скрытому миру-кораблю, который был хранилищем всех знаний эльдарской расы о Хаосе.

Сама Библиотека была «тёмным» миром-кораблём, который вечно путешествовал по бесконечным коридорам Паутины: её местонахождение было известно только Арлекинам и членам Чёрного Совета — руководящего органа Черной Библиотеки. Как и все корабли эльдар, Черная Библиотека — разумный и психоактивный корабль, отталкивающий варп-объекты и физические интрузии.

Улучив момент, Ариман расколол кусок Паутины: слухи о варп-зверях размером с линкор имели слишком страшные последствия для противников Аримана. В ответ на это вторжение эльдар начали массивную контратаку: силы Ультве возросли сверх меры, а отчаянно ведущаяся сквозь Паутину битва перешла на поверхность тех миров, где имелся вход в неё. Эйдолон и Белиал IV были двумя такими старушечими мирами, от которых зависела выживаемость эльдарской расы. Ходили слухи, что сам Мауган Ра, «Жнец Душ» — легендарный лорд-феникс возглавил силы эльдар в системе Белиал и что древние артефакты эльдар были обнаружены силами Архиврага.

Война с Кабалитами

Защита Экс Лукан VII

Dark Eldar Raid Colored by MajesticChicken

Темноэльдарский рейд на мир Экс Лукан VII; ксеносы не знают о ловушке, которая их ожидает

С увеличением количества атак рейдеров эльдар совет командования Адептус Астартес был вынужден выделить силы для противостояния им. Оказалось, что набеги, фактически, проводились тёмными эльдар. Наконец, для осаждённых сил Империума прибыла помощь в виде ордена Тёмных Ангелов. Этот орден, преследующий какие-то свои собственные цели, наконец-то стал содействовать Верховному Командованию в их деятельности; четырём ротам и трём Орденам-наследникам (известным, как «Подразделение Теневой Стражи») было поручено стать разведкой Верховного Командования в отдалённом добывающем мире Экс Лукан VII.

Группа Астартес организовала засаду в полых горах Кайранского Хребта, вся техника была обесточена, чтобы отразить замечательную силу тёмных эльдар. Появившись из ниоткуда через порталы Паутины, тёмные эльдар немедленно атаковали поселения Кайранского Хребта. «Подразделение Теневой Стражи» прекрасно себя показало, с блеском отразив первую атаку; использовав своё преимущество «Подразделение» выполнило манёвр, который отбросил вторую волну ксеносов. Не сумев скоординировать нападение, тёмные эльдар были полностью вырезаны в результате атаки Астартес. Результатом стала выдающаяся победа сил Империума, которые преподали ксеносам урок, который они не скоро забудут.

Ксерсия

Relictors in Battle

Силы Реликторов на Ксерсии

Имперская кампания против тёмных эльдар хоть и была отвлечением от вторжения Разорителя, вскоре завоевала ещё одну победу: группа тёмных эльдар — налётчиков была побеждена Реликторами в мире Ксерсия, которые официально не признали командование Логана Гримнара и действовали по собственной инициативе, а не с директивы Высшего Командования. Высшее командование Кадии считало, что темноэльдарские набеги просто отвлекали внимание орденов. Ксерсия обладала хорошим гарнизоном и множество сил Империума были свидетелями атаки Реликторов; было сказано, что орден под корень уничтожил три Кабала, вычистив систему и беспощадно истребив всех ксеносов. Говорят, что офицеры ордена несли оружие ужасающей силы: мечи, извергающие очищающий огонь и топоры, высасывающие сущность врагов Императора из их тел, не оставляя ничего, кроме праха. Реликторы сеяли гнев Императора везде, где проходили. Ряд офицеров Имперской Гвардии Ксерсии пытались связаться с главой Реликторов Артекусом Бардейном, но Магистр игнорировал их.

После этого Реликторы появлялись и в других кампаниях, пока, наконец не прибыли в Кадианскую систему. Известно, что орден участвовал в нападении на банду Несущих Слово в мире Субиако Дьябло, на котором бесследно исчезла исследовательская группа Инквизиции; затем они были замечены в Кадианском секторе, где столкнулись с Повелителями Ночи в Экзелтра Минор, прежде чем ввязались в набеги тёмных эльдар в Ксерсии. В следующий раз они появились уже на Кадии: по их прибытии, Великий Волк Логан Гримнар указал им, что орден должен укрепить имперские гарнизоны Кадии, однако Бардейн отказался признать власть Гримнара над собою, а его флот отошёл от системы к агромиру Фремас. Гримнар был в ярости: в припадке гнева он приказал Волчьим Скаутам выследить Реликторов и узнать истинную цель их миссии.

Что именно произошло на Фремасе остается тайной, известно лишь то, что скауты выследили Реликторов в отдалённых Диамедийских Архивах, где орден отражал атаку Хаоса. Сообщалось, что не один из защитников не пережил штурм, но люди Гримнара смогли восстановить часть видео-журналов, которые говорят, что целью Реликторов было запечатанное в стазисе хранилище, находящееся в сердце горной вершины. Содержание контейнера было известно только нескольким посвящённым в Империуме, большинство из которых проживало на Терре. Действия Реликторов впоследствии приведут их к конфликту с Инквизицией, а позже — и с Верховными Лордами Терры, что поставит их будущее под серьёзную угрозу.

Подготовка и контрнаступление

Fleet Warp Exit

Флот Империума прибывает в подсектор Белис Корона в рамках подготовки к защите Кадианских Врат

Лорд-адмирал Куоррен, командующий флотом Империума в Кадианском секторе вновь и вновь одерживал победы над куда более крупным флотом Хаоса, позволяя подкреплениям вступать в битву вокруг миров-крепостей Кадианской системы. В то же самое время, благодаря большому притоку подкреплений в систему Скелус Кадианского сектора хаоситская блокада стстемы Белис Корона была прорвана и линейный флот Готического сектора получил возможность отомстить за потери, которые понёс в Готической войне от рук Разорителя. Если бы неустанный приток атакующих был бы замедлен хотя бы на мгновение, наземные силы получили бы реальный шанс на победу. Если флот Империума ослабнет и потерпит неудачу, то линейный флот Обскурус будет настолько ослаблен, что только передислокация флотов по всему Империуму даст надежду на сдерживание Разорителя.

Штурм Вермаарда

Chaos Fleet of Khorne

Часть Флота Хаоса, направляющегося к Вермаарду

Лорд-кастелян Крид вскоре приказал передислоцировать войска в дикий мир Скелус, дабы поддержать его оборону. После усилий Лорда-Маршала Аттики, сил Имперской Гвардии и Адептус Астартес Скелус остался под контролем Империума. Проблема заключалась в самой блокаде Скелуса: чтобы ускорить прорыв вражеские силы перешли в наступление около горного хребта Вермаард. Верховное Командование надеялось, что корабли блокады Хаоса будут отведены, одновременно с этим боевая группа на поверхности Вермаарда перешла в наступление на врага, надеясь, что блокадный флот будет вынужден перебросить подкрепления со Скелуса, что затруднит их продвижение. Эта уловка в конце концов оказалось даже слишком успешной, напомнив Имперскому командованию, что реакция слуг Губительных Сил всегда неожиданна.

Штурм Вермаарда застал врага врасплох: оказалось, что культисты в тот самый момент были вовлечены в некий ритуал, которому помешали силы Империума; они не ожидали нападения и были уничтожены с незначительными потерями сил Империума. Как и ожидалось, враг начал перемещать свои войска с поверхности Скелуса на орбиту, а их флот ждал окончательной укомплектовки трюмов, прежде, чем отправиться на Вермаард.

В этот момент Лорд-Маршал Аттика совершил свой прорыв от Скелуса, забрав 40 процентов сил на свои транспортные корабли и прорвав остаточную блокада флота Хаоса. Хотя некоторые его корабли так и не пробились через вражеские линии, но ни сделали достаточно, чтобы гарантировать успех операции, ведь Имперский Флот не мог надеяться, что большое число кораблей Хаоса будет выведено из строя.

Однако три солнечных дня спустя, подкрепление Архиврага достигло Вермаарда, неся столь большое количество войск, что у сил Империума не было никаких шансов. Историки никогда не смогут закончить подсчёт жертв, уничтоженных на Вермаарде, дабы силы Аттики смогли прорваться к Кадии: оказалось, что силы Империума залезли в гнездо шершней, прервав массовый ритуал, но командиры Империума не могли не задаваться вопросом: что бы произошло, не прерви они этот ритуал?

Активность Флотов ксеносов

Эльдар

В какой-то момент миры-корабли эльдар прекратили действия против флота Хаоса. В течение нескольких недель они действовали по всему Кадианскому Сектору, в большинстве случаев поражая слуг Архиврага, хотя иногда и атаковали силы Империума без видимых причин. Теперь же они просто исчезли. Целый штат учёных Империума и провидцев Стратегоса пытались отследить деятельность эльдар и установить их цели, в сотрудничестве с Ордо Ксенос; разведчики поймали проблески движения на самой окраине, однако, эльдар пожелали остаться скрытыми и мало кто мог найти их.

В конечном итоге был достигнут определённый прогресс в поиске причины исчезновения эльдарского флота: судну-разведчику удалось зафиксировать следы эльдарской активности в системе XT90304/G (также известной, как «Пустынное пространство») в тридцати световых годах к северу-востоку от Белис Корона. Судно-разведчик Империума смогло снять показания с огромного судна и выполнить его съёмку перед обнаружением. Пикт-изображение показало, почему же на самом деле отступили эльдар: силы Абаддона располагали Чернокаменной Крепостью — древним разрушительным оружием ксеносов, которого не было видно со времён Готической Войны. Как будто присутствия «Убийцы Планет» в секторах Окулуса сегментума Обскурус не было достаточной угрозой: теперь над Империумом нависла новая угроза: если даже отчуждённые и равнодушные эльдар бросили большую часть своих войск на борьбу с Чернокаменной Крепостью, то угроза, которую они представляли была воистину чудовищной.

Орки

Ork Mob Attacks

Орда Зеленокожих обрушивается на ничего не подозревающий мир Империума

Орки продолжали оказывать давление на ряд миров в секторе Скарус, в частности на Лете III и Мордакс Прайм. Маги-Биологиус Адептус Механикус полагали, что эти существа действуют бок о бок с Абаддоном Разорителем для продвижения собственных целей, хоть они и не считали это альянсом как таковым: скорее всего орки просто воспользовались возможностью, предоставленной вторжением Разорителя, чтобы начать новые атаки на отвлечённый Империум.

Ситуация в этих мирах была действительно мрачной: Мордакс Прайм ни в коем случае нельзя было отдавать в руки зеленокожих, так как этот мир-кузня имел огромное значение, а его потеря нанесла бы огромный урон военным силам Империума; более того, силы Империума боялись того, чего орки могут достичь с производственными мощностями Мордокс-Прайм. Пятьдесят рот Имперской Гвардии, 5 Легионов кибернетических Скитариев продолжали удерживать Мордокс-Прайм, но этих сил явно было недостаточно, чтобы остановить волну вторжения. Высшее командование Сегментум Обскурус разработало план отправить еще от 35 до 40 полков Имперской Гвардии, чтобы помочь удержать Мордакс-Прайм. Тем не менее орки поставили перед собою цель — любыми средствами захватить этот мир (который они назвали «Большой-Дакка-Прайм»). Если бы не тот факт, что этот мир принадлежал Адептус Механикус, Высшее Командование всерьёз рассмотрело бы перспективу Экстерминатуса, дабы разрушить мир, но не отдать его огромные ресурсы врагу.

Приливы войны

К этому моменту война пришла в каждый уголок Кадианского сектора. Вигилатум был почти потерян, хотя маленький имперский арьергард, ранее считавшейся уничтоженным, продолжал стойко сопротивляться воинству Архиврага, защищая базу флота Так Логис. Солар Мариатус также пострадал и Верховное командование приказало миру укрепляться, экономно расходуя боеприпасы и другие ценности, необходимые для продолжения обороны. С подкреплением Флота Империума защитники Кадии могли продержаться ещё немного.

Уркасар Крид был воспринят многими как самый способный командующий Имперской Гвардией со времён приснопамятного лорда Махария, но многие отмечали, что его подчинённым далеко до командира. Внезапное нападение Разорителя показало, что большинство имперских командиров просто не смогли скоординировать свои действия, реагируя на атаки противника, а не диктуя условия сражения. Крид издал приказ: взять инициативу на планетарном уровне, или погибнуть, сражаясь.

Хотя Архивраг получил преимущество в Вермаарде, Империум еще надёжно удерживал Скелус. Сообщения астропатов говорили, что обстановка в это диком мире постепенно улучшается. Крид отозвал 20 полков Гвардии со Скелуса, приказав им быть готовыми к переброске в другие места Кадианского Сектора. После долгих дней молчания сквозь помехи пробилось только одно сообщение: сектор Скарус терпел жесточайшее поражение, и, его защитники умоляли Высшее Командование прислать помощь. Только индустиральный мир-улей Трациан Примарис стойко стоял перед волной угрозы орков и Хаоса. Белис Корона также страдал от сил Архиврага, да и флот Империума нёс жесточайшие потери.

В другом месте боевая группа «Затмение» смогла остановить набеги рейдеров тёмных эльдар: несмотря на то, что корабли флота были сильно ослаблены, им удалось нанести сокрушительное поражение флоту ксеносов и множество храбрейших сынов Империума отдали свои жизни в тех битвах. Победа над флотом тёмных эльдар стала великим праздником, но Имперский Флот знал, что теперь надо удесятерить бдительность, чтобы снова не допускать таких вторжений.

Падение Ибриума

Chaos Legion Citadel2

Кощунственный собор, построенный на Ибрии и освящённый во имя Разрушительных Сил

Вскоре Абаддон развязал вторую фазу своего вторжения: один из его союзников — Эреб, с помощью тёмного колдовства наслал великие беды на подданных Императора Человечества. В мире-храме Экклезиархии Ибрия, Тёмный Апостол приказал построить огромные соборы, посвящённые тёмным силам варпа (согласно данным разведки они были построены за счёт миллиона душ, обещанных Императору). По завершении тёмных памятников Эреб приказал совершить ритуальную казнь оставшихся невинных, причём грехи Апостола не закончились геноцидом: обряды вызвали ярость в Эмпиреях, варп-штормы, угрожавшие полностью отрезать Кадианский сектор от остальной Галактики, и Око Ужаса стали злобно пульсировать.

Сырая энергия варпа прорвала тонкую ткань реальности и призвала громадные варп-штормы по всему региону: многие отдалённые сегменты, такие как Скелус и Калибан, теперь были охвачены бурями, которые просто отрезали их от остальной части Галактики, а мерзкие обитатели варпа ходили по поверхности этих планет. Ибриум стал одним из самых пострадавших миров: где когда-то гордо возвышались соборы Экклезиархии, теперь кощунственные памятники варпу провозгласили господство Хаоса; этот мир-улей стал навсегда потерянным для Человечества.

Вскоре, астропатические сообщения с кораблей, находившихся поблизости от Ока Ужаса и трёх варп-штормов сообщили Командованию, что Эреб захотел полностью изолировать войска Империума, сделав варп-путешествия практически невозможными. В определённой части Эреб праздновал победу, но силы Империума всё ещё оставались в контакте с большинством своих подразделений посредством астропатической эстафеты. Варп-штормы продолжали усиливаться, заставляя Высшее Командование работать на пределе своих возможностей; был потерян контакт с целыми мирами, армиями и флотами, в результате чего оно было вынуждено полагаться на более способную к компрометации астропатическую связь, хватаясь за каждый клочок информации.

Предатель

Kharn-bloodied76878907890

Кхарн — «Предатель» Легиона Пожирателей Миров и величайший чемпион Кровавого Бога Кхорна

Несмотря на штормы, отчёты астропатов продолжали просачиваться к Высшему Командованию: самым тревожным и жутким стало сообщение от Сил Планетарной Обороны мира Табор, в котором говорилось о том, что никто иной, как Кхарн, «Предатель» Легиона Пожирателей Миров, напал на этот обречённый мир и пролил кровь его отважных защитников во имя Кхорна. Несмотря на прибытие этого дьявола, войска Империума смогли добиться успеха в Таборе и секторе Агрипинаа. Если бы имперские защитники смогли удержать ярость Кхарна, ситуация в этом мире была бы более приемлемой.

Голос Погони

Во время 13-го Черного Крестового похода возродилось древнее соперничество между Тёмными Ангелами и Космическими Волками, что вызвало серьёзное нарушение имперской обороны в зоне Сентинел Ворлдс. Хоть обе силы действовали в одном мире в течении нескольких недель, они отказались координировать свои действия, нанося вред Имперской Гвардии, поскольку она не могла оказать помощь ни одному из этих орденов. Внезапно ситуация изменилась: Тёмные Ангелы покинули район в поисках своего Отступника, которого они отказались идентифицировать. Тёмные Ангелы искали еретика, называвшего себя «Глас Императора», который действовал в мире Лелитара.

Eatatau-Wh-Комиксы-Warhammer-40000-фэндомы-1915029

Так называемый «Глас Императора» — Сайфер, печально известный Падший Ангел

Тёмные Ангелы нанеси несколько ударов этой фигуре, но каждый раз обнаруживали, что постоянные нападения на их святую землю — Калибан, заставило их рассредоточить силы: каждый раз, когда Легиону удавалось накрыть прибежище «Гласа», он таинственным образом выскальзывал из любой западни, оставляя насмешливые еретические граффити.

«Глас» передал несколько вокс-сообщений с неясными отсылками к истории I Легиона, а также озвучивал свои претензии к примарху Лиону Эль'Джонсону. Тёмные Ангелы со своими преемниками с яростью опровергли эти передачи; Тёмные Ангелы и Непрощённые неустанно преследовали этого еретика, и, в конечном счёте настигли его. Но, когда «Глас» лежал в трюме одного из судов, он каким-то необъяснимым способом смог обрести свободу и сбежать.

Зелёный Кристовый Паход

Воспользовавшись состоянием анархии, царившей на имперских мирах большая группировка орков начала атаку на Сектор Скарус. Этот так называемый «Зелёный Кристовый Паход» был чрезвычайно хорошо скоординирован и вскоре смог уничтожитть оборону нескольких миров, в частности, Леты XI. Орден Чёрных Храмовников смог отвлечь несколько отрядов, чтобы разбить их по частям, прежде чем они соберутся в полноценный Waaagh!.

Битва за Каср Хольн

Black Legion Cadia879689070

Космический Десант Хаоса Чёрного Легиона осаждает столицу Каср Холн

Силы Хаоса продолжали атаковать войска Империума по всему региону, окружающему Око Ужаса. Мир-крепость Каср Хольн, одна из внешних планет Кадианской системы перенесла самые тяжелейшие наземные атаки, волна за волной взбешённых мутантов нападала на стены крепости. Пятнадцать полков Кадианских штурмовиков заняли оборонительные сооружения совместно с развернутыми Легионом Коллегия Титаника. Но если бы только кровожадные мутанты атаковали столицу Каср Хольн, то нападение можно было бы пережить, но за нападениями также стоял Черный Легион.

По плану Легиона миллионы мутантов должны были безостановочно нападать на стены города, истощая запасы вооружения защитников. Каждая волна была отбита ценою жизней храбрых сынов Кадии. Только когда нападавшие вновь собрались в неорганизованную толпу, Чёрный Легион перешёл в наступление, которое лишь по счастливой случайности не пробило ряды обороны защитников. Тем не менее, каждая волна штурма истощала ряды защитников Империума.

Blood Claws 378907-890-

Вульфрены Великой 13 роты атакуют силы Хаоса в Каср Холне

Лорд-кастелян Крид перенёс свою ставку с Кадии в Каср Хольн, дабы противостоять быстро развивающемуся кризису, полагая, что его присутствие придаст новые силы защитникам. Он лично возглавил контратаку своего Восьмого Кадианского, который смог отбросить силы мутантов и Чёрного Легиона. Эта контратака стала величайшим успехом: когда Крид со своими людьми вернулся к стенам Каср Хольна, вся восточная стена разразилась приветствиями многих тысяч людей. Но вскоре битва за Каср приняла новый и неожиданный поворот, в который едва можно поверить, не взглянув своими глазами.

В разгар следующей волы штурма восточной стены крепости, когда казалось, что Чёрный Легион вот-вот обрушит стены крепости, внезапно появилась 13-я рота Космических Волков, нанеся сокрушительное поражение Предателям. И силы Хаоса, и защитники города (даже те, кто далеко находился от осадных линий) своими ушами услышали злобные вопли этих воинов-варваров; этот звук заставил всех замереть — мутанты мгновенно начали отступление, а их хозяева из Чёрного Легиона пытались предотвратить разгром. Их усилия были напрасны: множество легионеров было растоптано и подверглось атакам; те, кто не погиб, были вынуждены покинуть поле боя (что было неслыханным действием, так как раньше Чёрный Легион никогда не сдавал своих позиций). Атака же 13-й роты прекратилась также внезапно, как и началась; вскоре они исчезли, не попытавшись связаться с другими силами Империума.

Возрождение Империума

С таким количеством секторов, которые теперь были отрезаны от подкрепления Империума, в сегментуме Обскурус война вспыхнула с новой разрушающей силой. Боевые действия в таких регионах, как Кадианский, Скарус и Агрипинаа достигли беспрецедентного уровня, миллионы взялись за оружие, лишь бы только удержать Кадианские Врата от падения. Судьба вдруг предприняла удивительный поворот: линейный флот Солар прибыл на многие недели раньше, чем ожидалось; потерянная Великая 13-я рота Космических Волков добавила своей дикой мощи в битву за Каср Хольн, а могучее судно «Герцог Аристофан» во главе батальона Имперского Флота прибыло, дабы оказать помощь защитникам Кадианской Системы. Под изломанным небом Кадии Лорд-Кастелян Уркасар Е. Крид начал крупную контратаку против войск Хаоса, наводнивших мир-крепость, в то же самое время Орден Белых Шрамов преследовал войска Архиврага по всему сектору.

Крестовый поход Астартес

После долгих недель осады, защитники Кадианских Врат наконец-то получили подкрепление от объединённых сил десятков орденов космодесанта: этот имперский крестовый поход был собран из самых отдалённых областей Галактики, ответив на призыв к оружию еще в тот момент, когда силы Абаддона начали своё вторжение. Крестовый поход космодесанта был с радостью встречен потрепанными и окровавленными защитниками Кадианских Врат: эти космодесантники наконец смогли соединиться со своими боевыми братьями; все были готовы ко встрече с воинством Архиврага.

Соперничество между Тёмными Ангелами и Космическими Волками быстро затмилось вестью о предполагаемом Падшем Ангеле, наблюдавшемся возле руин Калибана, а также слухами об якобы уцелевшем артефакте Лемана Русса, который был найден в мире Немезис Тессера. Кровавый Ангелы после их прибытия в Каср Партокс готовились к крупнейшей атаке Пожирателей Миров; Тифус, Герольд Нургла лично повёл свои войска в битве за Махарию, телепортируясь и убивая гвардейцев, прежде, чем вернуться на свой флагман — его дар страха захватил кадийцев еще сильнее, чем мор и язвы, которые он распространил.

Заново установив контакты с магистрами других орденов, Логан Гримнар отдал приказ: все силы Астартес должны быть сосредоточены на защите Кадианского сектора, секторов Белис Корона и Агрипинаа; теперь было начато скоординированное нападение, целью которого было отбросить захватчиков. Многие в Высшем Командовании молились, чтобы Тёмные Ангелы и Космические Волки отбросили свои многовековые разногласия и сплотились перед лицом общей опасности.

Но и силы Архиврага не бездействовали: их космодесант Хаоса теперь участвовал в каждом сражении; предатели были поглощены ненавистью к своим бывшим боевым братьям и были одержимы жаждой крови. С такими легендарными воинами как Кровавые Ангелы, Черные Храмовники, Имперские Кулаки, Воющие Грифоны и Белые Шрамы, у сил Империума наконец-то появился шанс на успех.

Агрипинаа

Blood Angels Cover48578960

Кровавые Ангелы сражаются на Агрипинаа

Четыре роты Кровавых Ангелов откликнулись на призыв защищать Кадианские Врата; значительная их часть тотчас же атаковала силы Хаоса в мире Агрипинаа, надеясь застать врасплох Лорда Хаоса Коссолакса и его отряда «Отрёкшихся». В эпичном противостоянии, сравнимым с противостоянием Сангвиния и Ка'Бандхи, при закрытии Последних Врат Кровавые Ангелы бросили вызов врагу.

Коссолакс, осознав, что его подчинённые практически бессильны против яростных сынов Сангвиния, воззвал к помощи демонов Кхорна: тысячи были убиты в считанные часы в кровавом жертвоприношении, их кровь текла по Агрипинаа как водопады; наконец, аватар Владыки Черепов, ужасный Кровожад прорвался сквозь ткань реальности.

Первые Кровавые Ангелы, вставшие у него на пути были мгновенно разорваны, а зверь пожирал их тела, насмехаясь над их боевыми братьями. Остальные космодесантники при виде этого впали в гнев, бросившись на демонов без раздумий о собственной жизни. В разгар битвы Сангвинарный жрец Нумитор столкнулся с демоном, нанеся ему ошеломляющий удар. Воспользовавшись преимуществом, братья Роты Смерти попрыгали демону на спину, но он, придя в ярость, оторвал Нумитору руку своим хлыстом. Жрец держал в руке одну из величайших реликвий Ордена — Кровавую Чашу, которая несла в себе несколько капель крови божественного Сангвиния, и, благословенная жидкость пролилась на запятнанную мостовую.

Все Кровавые Ангелы застыли в изумлении, видя как священна кровь их Примарха впитывается в землю; вскоре тишина рассеялась, так как Нумитор впал в священный гнев, выкрикивая слова из Обряда Посвящения. Собравшимся братьям Роты Смерти явились видения, как кровь их Примарха была пролита рукою Архипредателя Хоруса.

Рота Смерти впала в боевое безумие: они повергли Кровожада силою своей священной ярости, не обращая внимания на то, что большинство Роты в этой атаке погибло, прежде чем обратило свою ярость на Коссолакса и его «Отрёкшихся». Пожиратели Миров были изгнаны из Агрипинаа выскокой ценой; хоть летописи Боевых братьев Кровавых Ангелов будут отмечать этот день как одну из величайших побед ордена, но всё-таки Коссолакс бежал от возмездия. Нумитор поклялся во что бы то ни стало выследить его.

Кампания Диамор

Diamor System Map

Карта Системы Диамор

Кровавые Ангелы часто попадают в самые великие и страшные воины Империума, сражаясь с динамизмом и яростью, которая вызывает страх даже у их братьев — космодесантников. Но в последнее время их тактика стала более тонкой, в частности, одновременно в Третьей Войне за Армагеддон и сражениях вокруг Ока Ужаса против кошмарного флота-улья Левиафан. Именно на Криптосе Коммандор Данте столкнулся с ужасающим Криптоид Тендрил — осколком флота-улья Левиафан, который направился прямиком к родине Кровавых Ангелов — Ваалу. Боевые Братья одерживали верх над противниками, но Ваал всё ещё был под угрозой; силы Данте с огромной скоростью прошли через варп и поддержали силы обороны родного мира, но эти вести дошли до Астората Мрачного только спустя несколько недель.

Новая угроза Системе Диамор — вторжение сил Хаоса, которые могли подорвать оборону Кадианских Врат застала Верховного Капеллана Кровавых Ангелов и его Пятую роту на пути к Ваалу. Данте, скрепя сердце, отвёл большую часть своих сил, отправив часть из них на Диамор.

Приливы варпа оказались непостоянными: боевые корабли Первой и Второй рот немного опоздали, прибыв на Диамор только на несколько минут позже Астората и его Пятой роты; временная задержка оказалась решающей — когда Первый Капитан Карлаэн связался с Пятой ротой, Рота Смерти уже несла потери. В тот самый момент, когда корабли Кровавых Ангелов вошли в системой, внезапно они испытали сильнейшую психическую атаку: это было какое-то волшебство варпа, которое повергло их корабли в шторм и начало воздействовать на умы боевых братьев. Шторм нёс с собой видения, которые каждый Кровавый Ангел не хотел видеть — оно пробудило доселе спавшую Чёрную Ярость. Казалось, что вся Пятая рота была затронута ею.

Возникла тишина, когда Карлаэн попытался осознать это сообщение. Лорд Асторат, капелланы и библиарии — все, кто уделял внимание тренировке своей ментальной защиты выжили и не поддались проклятию; судьба остальных была горше — смертные пилоты очнулись в ужасе, многие из них были убиты обезумевшими боевыми братьями. Чистый бедлам начался на борту Пятой роты. Первый Капитан немедленно направил капелланов Первой и Второй рот, а также Сангвинарную Гвардию, чтобы помочь оставшимся в живых и вернуть им самоконтроль, восстановив боевое построение кораблей.

Отмщение и Смерть

Death Co vs Crimson Slaughter

Рота Смерти сражается с Багровой Резней

После того, как их братья снова обрели контроль, Кровавые Ангелы, не теряя времени начали атаку; они не могли сделать этого достаточно быстро, так как силы противника были хорошо подготовлены: северное и южное полушарие мира Аметал, как оказалось, были хорошо укреплены.

Рота Смерти десантировалась с небес в Хаб Бета-Секундус в две волны. Капеллан Даэнор и его Боевые Братья спустились в комплекс Механикус, приземлившись между Багровой Резней и её добычей. Хаоситы поразили пять основных концентраций сил Механикум на планете, эти зоны получили название: «Бойня», «Жестокость», «Ненависть», «Злоба» и «Погибель». Кранон Непримиримый возглавил атаку Хаоса в Боевую Зону «Бойня». В этот же самый момент Асторат и Лемартес привели свою Роту Смерти к внешнему краю оборонных щитов, стремясь окружить силы Кранона. Багровая Резня сама оказалась в ловушке оборонительных сооружений, которые они наводнили.

Рота Смерти действовала крайне эффективно: Багровая Резня была отброшена на каждом фронте и была вынуждена сплотиться на окраинах Бета-Секундус; многие из хаоситов мутировали благодаря энергии варпа, которая заставляла их буквально взрываться. Атака Багровой Резни захлебнулась, хаоситы были зажаты в клещи между Ротой Смерти и силами Маханикус.

Даэнор с гордостью отметил, что его Рота Смерти сражалась силой и мужеством, несмотря на то, что противник бросил на них все силы: начиная от демонических машин и заканчивая созданиями варпа. Кровавые Ангелы усилили атаку, стремясь уничтожить каждого предателя, попавшего в их поле зрения.

Защита Аметила

Xorphas

Ксорфас, Чернокнижник и Лорд Хаоса Чёрного Легиона

Элементы Первой, Второй и Пятой рот, Асторат Мрачный и Лемартес заставили силы предателей бежать. Прибытие Кровавых Ангелов изменило диспозицию сил на Аметиле, сделав наступление на каждом фронте согласованным, более того, атака Роты Смерти на центр Бета-Секундус заставило Кранона Непримиримого и его войска снова смешаться. Какое-то время казалось, что удача на стороне Империума, но не тут то было: ответ сил Хаоса был поистине разрушительным — Лорд Хаоса и чёрнокнижник Ксорфас из Чёрного Легиона планировал такое развитие событий. Когда он начал свой чёрный ритуал, в систему прибыл Кхарн Предатель со своим конгломератом берсерков, известных, как «Орда Мясников».

Силы Кхарна, также возглавляемые Лордами Корбадашем и Вракхой высадились в посадочных капсулах на Аметил. Вскоре Кхарн самолично возглавил штурмовую группу, сея на своём пути смерть и разрушение, но «Орда Мясников» встретила достойных соперников в виде Роты Смерти. В дуэли между Кхарном и капелланом Даэнором последний смог заманить нападавших прямо на Титан класса «Грабитель» ил Легио Металика. Эта атака ознаменовала контрнаступление лоялистов, которые уничтожили силы предателей; но всё это только ускорило их наплыв и вскоре они стали теснить силы Кровавых Ангелов.

Death Co Amethal

Рота Смерти сражается на Аметиле

Тем не менее, под руководством Астората и Даэнора Рота Смерти восстановила свои боевые порядки. Подстегиваемые капелланом Лемартесом, Рота Смерти начала диктовать свои условия на поле боя, что застопорило движение Кхорнитов. Однако вскоре Кровавые Ангелы понесли ужасающие потери: более девяноста процентов Роты Смерти было истреблено к тому моменту, когда первые титаны достигли точки столкновения противников. Грохот, издаваемый титанами заставил Кхорнитов отвлечься, предоставив Асторату и Лемартесу время для
Kharne vs. Daenor

Дуэль Кхарна и Даэнора

перегруппировки остатков своих сил. Капитан Даэнор был спасён с поля битвы самим Асторатом, изрубленным и избитым самим Кхарном Предателем. Потеря Роты Смерти была приемлема, так как их судьбой была гибель в самоотверженной битве и они продали свои жизни так дорого, как могли. Однако Асторат спас Даэнора, поскольку капеллан был одним из лучших в своём деле.

Хекс Инферниум

Map Hex Infernium

Имперская астрографическая карта, демонстрирующая позиции как Кровавых Ангелов, так и сил Пожирателей Миров в Хекс Инферниум

После нападения титанов силы Кхорнитов отступили от центра Бета-Секундус, начав мародёрствовать по всему миру в поисках крови и черепов. Уцелевшие Легио Металика также отступили: их присутствие было необходимо в других местах для защиты от новых волн демонического вторжения. Эта опасность не закончилась на Бета-Секундус; война протянула свои щупальца на всю поверхность Аметила. Контратаки имперцев отбивались огромными демоничесими машинами, предатели получали постоянный поток подкреплений, силы Империума же постепенно истощали свои ресурсы. Неизбежной арифметикой войны стал главный вопрос: когда же силы Хаоса победят?
BA 1st Co vs BL

Первый капитан Карлаэн возглавляет своё элитное подразделение, состоящее из Первой роты Кровавых Ангелов и Сангвинарной Гвардии против Черного Легиона в Хекс Инферниум

Когда Кровавые Ангелы приготовились к последней самоубийственной атаке, пришло чудо: пылающий золотым светом Сангвинор пришёл на помощь детям Сангвиния, сплотив их вокруг себя. С помощью своего покровителя Кровавые Ангелы сломили Хекс Инферниум, лишив предателей подкрепления и демонических машин. Когда Багровая Резня попыталась атаковать Кровавых Ангелов, Лорд Корфас возрадовался, так как его махинации наконец-то принесли плоды: чёрнокнижник надеялся, используя бойню на Аметиле зарядить мощный демонический артефакт, известный как «Камень Банши», дабы создать огромный варп-разлом, который утопил бы систему Диамор в потоках демонического вторжения. В результате, разрушения, нанесённые Нерождёнными распространились от Кровавого Пути Абаддона до Диамора и самой Терры.

Вопящая Яма

BA 2nd Co vs BL

Капитан Афаэль ведёт Вторую роту Кровавых Ангелов против Лорда Ксорфаса и Чёрного Легиона

Вследствие разрушения Архангелами Иолина война в системе Диамор вошла в решающую фазу: после всего нескольких часов после разрушения Хекс Инферниум Империума сказал своё победное слово по всей звёздной системе. Тем временем пехота Хаоса пошла на штурм; пришло время победы или смерти. Чёрный Легион после уничтожения Иолина поразил Аметал. Они сосредоточили свою силу на в центре Бета-Секундус; силы Империума готовились взять врага в клещи и раз и навсегда положить конец владычеству Хаоса. План принадлежал Капитану Афаэлю, который действовал на южном фланге наступления. Действуя как единый организм, армии Империума шли сквозь разрушенные города. Внезапно они попали под обстрел кораблей Чёрного Легиона, которые сбросили бомбы, разметавшие Рыцарей и превратившие Скитариев в пепел. Лэнс-лучи рассеивали пустотные щиты Титанов и вносили сумятицу в ряды космодесантников. Однако силы Империума не ослабили своего напора.
Map Hive Beta-Secundus

Имперская карта, показывающая расположение как Имперских сил, так и Сил Хаоса в Центре Бета-Секундус

Силы Адептус Механикус поняли, с какой целью Чёрный Легион атакует эту планету — целью было то, что Техноархеологис Доминус Иваснофон и его последователи из мира-кузницы Металика принесли на эту планету. Это была невероятная сила, хотя Хаос и Империум искали её по разным причинам. Лорд Ксорфас стремился найти её для Абаддона, дабы тот смог проложить свой Багровый Путь через всё пространство Империума. Причина всей битвы — «Камень Баньши» — тюрьма, размером с мир, выкованная богоподобными существами в те времена,когда Терра породила первые одноклеточные организмы; Это была клетка для варп-сущностей, адского оружия, которое проскользнуло сквозь пальцы Абаддона в мир Пандоракс. И, согласно предсказанию Ксорфаса, она была до краёв набита демонами; для её открытия требовался только правильный ритуал, её открытие разорвало бы саму ткань реальности.

В то время, как бушевала битва между Кровавыми Ангелами и Чёрным Легионом, Ксорфас прибыл к месту главных раскопок в Боевую Зону «Бойня» в центр Бета-Секундус. Его целью были «врата» демонической клети; благодаря Багровой Резне Ксорфас знал про «дыры» в обороне Империума и смог просочиться через них со своим отрядом. Несмотря на то, что Кровавые Ангелы почти выиграли сражение, их чемпионы вдруг почуяли неладное: воины проваливались в раскопы, где сталкивались с кричащим ужасом артефакта Хаоса «Камня Баньши», покоробленного кристалла размером с торпеду, который прорастал прямо сквозь трещины в камне.

Хотя ритуал и был почти завершён, Ксорфакс понял, что опоздал: «Камень Баньши» достиг пика своей ужасающей силы, нанеся огромный урон посвящённым, которые сдерживали открытие демонических врат. Чернокнижник приказал своим силам отступать; в сопровождении терминаторов они обратили свою психическую мощь на Кровавых Ангелов. Бойня продолжалась несколько часов, и, только благодаря мужеству библиария Асмаэля и его Боевых Братьев удалось уничтожить войска Хаоса и сломить сопротивление «Камня Баньши». К этому моменту флот Предателей рассеялся, отступив в неизвестном направлении.

Кровавые Ангелы собрали свои силы с поверхности Аметала. В последние часы по планете прокатилась волна взрывов, уничтожившая все следы деятельности Хаоса и оставившая после себя только пепел. Через семь дней планета стала похожа на разорванную раковину. разрушение были невообразимы, хоть Кровавые Ангелы и одержали победу, отбросив силы Архиврага. Не было никаких признаков Сангвинора: сам Даэнор видел, как тот исчезает в небесах. Но когда вновь настанет тёмный час он вернётся на помощь своим братьям.

Империум считал, что выиграл войну на Аметале и сорвал планы Разорителя. Один только Асмаэль понял, что силы Хаоса нанесли «Камню Баньши» больше вреда, чем Кровавые Ангелы. Возможно, поражения на Аметале не избежать, а оно было просто отложено. Энергии дьявольского артефакте больше не нужны — Ксорфас и его люди добились своих дьявольских целей. Крепления демонической клетки были сломаны — это был только вопрос времени. Прежде чем уйти к Ваалу, Кровавые Ангелы оставили библиария Асмаэля и отряд из десяти скаутов, чтобы наблюдать за обстановкой на Аметале; эти Кровавые Ангелы останутся, дабы оценить истинную степень нанесённого урона и пронаблюдать... если тюрьма «Камня Баньши» вновь откроется.

Амистел Майорис

Семь из восьми рот Воющих Грифонов участвовали в изнурительной траншейной войне на Амистел Майорис. Разорвав ряды флота Гвардии Смерти, блокирующего мир, вторая по восьмую роты прибыли вовремя, дабы укрепить линии обороны Астра Милитарум Гвардии Дроокиан Фен, которая страдала от огромных потерь в адской эпидемии, направленной силами предателей против них. Днём Воющие Грифоны и титаны Легио Асторум были единственной силой, способной поддержать оборону, созданную Дроокианами. Любой воин, не облачённый в силовую броню на открытом воздухе, заражался смертоносной чумой и умирал в ужасных мучениях, обеспечивая себе место в рядах чумных зомби Нургла.

Превая рота, включая главу Ордена Альваро преследовала особо жестокую банду Повелителей Ночи, известную как «Избранные» под командованием демон-принца Периклитора. Широко известно, что Вобщие Грифоны испытывали особую ненависть к этому демон-принцу.

Орден Железных Рыцарей был вовлечен и Крестовый поход покаяние за несколько десятилетий до начала 13 Чёрного крестового похода; в результате, они были первыми, кто столкнулся с войсками Разорителя в этом секторе Галактики. Элитная Превая рота вскоре увязла в защите Амистел Майориса, поддерживая Ревущих Грифонов в их траншейной войне. Боевая зона вскоре превратилась в чумную трясину, состоящую из болот, через которые защитники были вынуждены пробиваться, дабы отбить сопротивление врага; капелланы Железных Рыцарей вскоре были вынуждены проводить ежедневные обряды очищения, дабы предотвратить распространение чумы. Их проповеди были связаны с тем, что в это самом месте их орден отдавал долг Императору, даже если это будет стоить жизни последнему члену ордена. К концу третьей недели Амистел Майорис ужа считался достаточно безопасным, чтобы часть его защитников могла отправиться в Кадианскую систему к Надежде Святого Джосмана, дабы укрепить её.

Белис Корона

Doom Eagles Combat6787697890

Обреченные Орлы атакуют силы Хаоса

По прибытии в Кадианские Врата орден Обреченных Орлов отправил свои силы в ряд боевых зон, в частности, в те районы, которые больше всего пострадали от рук Хаоса. Крупнеёший из этих отрядов — Третья рота Капитана Луктуса сражалась субсекторе Белис Корона, где сражалась с заразившимся Чумой Неверия. Только те, кто обладал истинной верой могли ей противиться, и не один из Обречённых Орлов не пострадал от этого заболевания. Обреченные Орлы оказались чрезвычайно эффективной силой в борьбе с чумными зомби, отказавшись от поддержки прочих орденов.

Подкрепления Адептус Астартес

Ряд других орденов участвовали в обороне Кадианских Врат. Вот их названия:

  • Предвестники — хотя в это время они очищали от орков Писцианский Пояс, у ордена были старые счёты с Гвардией Смерти; их враждебность к Предателям началась с налёта на их родной мир Бирмингем, «Чёрную Планету» Гвардии Смерти совместно с Фабием Байлом. Глава их ордена Нимрод Градж получил сообщение о вспышке Чумы Неверующих и мобилизовал орден. Оставив большую часть ордена на Писцианском Поясе и Чёрной Планете, Первая, Четвёртая, Седьмая и Девятая роты погрузились на свою боевую баржу «Неумолимая ярость» и отправились к Немезис Тессера. Сразу по прибытии им была поручена особая миссия; учитывая их искусность в абордаже космических скитальцев и планетарных штурмов, можно предположить, что миссия учитывала их особые навыки.
  • Образцовые Десантники — глава ордена Максим Абсолон задействовал весь орден, кроме Резервной Роты, прибыв к Кадианским Вратам на неделю позже Логана Гримнара; приняв Великого Волка в качестве командира Абсолон развернул свои силы в соответствии с приказом Гримнара, чтобы укрепить те места, оборона которых будет вот-вот прорвана. К сожалению, Абсолон пропал на первоначальном этапе конфликта, в то время, как его Рота пыталась вытащить глав Станции Астропатов, прежде чем силы Абаддона переполнили планету. Пятый Колумнский полк, полк предателей во главе с полковником-демагогом Джобом нанёс удар по системе Белис Короны. Абсолон пошёл на прорыв через значительно превосходящие силы противника; его «Громовой Ястреб» был сбит и упал в джунглях. Абсолон был указан как «Пропавший без вести», хотя его орден не отказался от надежды в то, что он, возможно, пережил катастрофу и всё еще сражается за вражескими линиями. Тем не менее, второй командир и преемник Абсолона, капитан Рауль дистанцировался от Логана Гримнара, предпочтя идти по своему пути, прислушавшись к своим советникам.
  • Сыны Дорна — были одними из тех, кто принял основной удар войск Разорителя в мирах, расположенных рядом с Оком Ужаса. Они доблестно защищали эти миры, подобно своему герою Александросу Великому, который освободил их ранее. В обороне было задействовано более половины ордена.
  • Покорители — орден отправил три роты на Кадию, после сообщения, что Разоритель вернулся, пообещав, что оставшиеся людские ресурсы поступят, когда будут собраны. Орден прибыл на двух могучих боевых баржах в тот момент, когда флот Хаоса начал вторжение в Кадианскую Систему. Силы ордена бросились с места в карьер, особенно отличилась Третья рота, вызвавшая перегрузку реактора, которая уничтожила звездный форт класса «Рамилес», который захватили силы Хаоса. Только небольшая часть роты пережила этот взрыв, их героическая жертва, несомненно, спасла множество жизней защитников поверхности Кадии. Однако покорители были деморализованы после гибели Третьей роты: Первая и Пятая роты понесли тяжёлые потери, особенно во время осады Каср Галлан и последующего отступления арьергарда в Тарнском Отступлении. Покорители были недавно основанным орденом и потеря 168-ми боевых братьев для них стала сильным ударом, особенное в тех случаях, когда апотекарии Легиона не могли восстановить геносемя павших. В конце концов перед орденом встал выбор: перегруппировка для восстановления собственной численности, или полное уничтожение.
  • Белые Шрамы — первыми Белыми Шрамами, добравшимися до Кадианских Врат было Братство Хаджог-Хана, лидера, ставшего известным в ходе Третьей войны за Армагеддон и дюжиной других кампаний. Хаджог привёл свои силы, начав серию точечных ударов по мрачным болотам этого мира. В течении краткого периода времени Братство Хаджога стало серьёзной угрозой планам Абаддона: Белые Шрамы глубоко прорвали вражеские линии, их действия были особенно эффективны во время осады Каср Мирака, Солика и Рантика, когда они отвлекли войска Абаддона, которые были вынуждены преследовать неуловимых воинов. оказалось, что атаки Братства были слишком эффективны: Абаддон приказал любыми путями выследить и уничтожить Братство; он знал, что Белые Шрамы хотят разбить его войска по частям. Отправив Первую роту Черного Легиона и орду мутантов, предателей и культистов на болота, Абаддон начал охоту. Благодаря пророческому дару одного из советников Разорителя — Зарафистона, Хаджог был выслежен. Не зная этого, Хаджог предпринял набег на вражеский поезд рабов, проходивший к западу от Озера Ужаса, только чтобы обнаружить, что конвой не содержал в себе имперских пленников, а в нём находились Избранные Абаддона. Первая волна налётчиков Белых Шрамов напала на конвой, только чтобы оказаться под прицелом орудий Чёрного Легиона; четыре отряда мотоциклистов, понимая, что у них практически нет шансов против такого врага, продолжили своё движение, решим выиграть время для того, чтобы другие отряды смогли перегруппироваться. Воины первой волны дорого продали свои жизни, Хаджог неохотно приказал своим людям отойти, поклявшись отомстить за павших боевых братьев. Но Хаджог не смог выбрать следующее место встречи с врагом, так как Братство обнаружило, что все пути отступления перекрыты врагом; Хаджог решил, что отступление перед лицом врага нанесёт ему бесчестье и занял оборону у Пилона на берегу Кадукадского моря. С пилоном за спинами и перед лицом врага, Белые Шрамы решили защищаться в соответствии с давними традициями Чогориса, начав самоубийственные атаки против врага. Шестьдесят Белых Шрамов врезались в орду, по крайней мере в пятьдесят раз превосходившую их по численности, а Хаджог шёл в первых рядах своих людей. Когда его люди были выбиты из сёдел, Хаджог проехал на своём мотоцикле через море мутировавших тел и стал последним павшим в тот день Белым Шрамом. И Грозовые пророки Белых Шрамов утверждали, что его тень всё еще осталась на руинах Кадии, неспособная вернуться в родной мир Чогорис до тех пор, пока головы убивших его не будут срублены и не падут на землю.

Эвакуация Лортокса

Как только флот Абаддона был замечен у агромира Лортокс Рота Чести Ультрамаринов предприняла смелую атаку против флота Разорителя в тот самый момент, когда «Убийца Планет» объявился на окраине сектора Агрипинаа. Действия Сил планетарной обороны дали время для эвакуации значительной части населения, до того, как их мир был уничтожен «Убийцей Планет». Почётная стража смогла повредить громадное судно, но у того хватило сил дать отпор. После эвакуации Рота ушла на Кадию и окружающие звёздные системы, начав серию операций по противостоянию силам Разорителя: эти атаки проводились против космических скитальцев, используемых для транспортировки войск Абаддона, и были весьма успешны.

Трациан Примарис

Templars Final Stand Rob Jenkins

Чёрные Храмовники сражаются с силами Хаоса

По прибытии в Сегментум Обскурус первым действием Чёрных Храмовников стало освобождение Трациан Примарис, который в течении многих недель сдерживало войско Архиврага. Основная часть войск состояла из боевых братьев, ранее начавших охоту за Газгкуллом Маг Урук Тракой, орочьим ваиводой, который развязал войну в мире-улье Армагеддон и их участие в акции на Трациан Примарис остановило крестовые походы Черных Храмовников.

Чёрные Храмовники разметали нескоординированный боевой флот Хаоса, в кратчайшие сроки прорвав блокаду, и приземлились в центре Центра Логистики Департаменто Муниторум в Улье Деметр. Боевые братья были встречены осаждённым населением как освободители, но не стали оставаться в мире-улье, продвигаясь вперёд чтобы заставить силы Хаоса вернуться через сектор Скарус в Око Ужаса.

Битва за Медузу

Iron Hands vs. Chaos

Железные Руки дают отпор силам Хаоса на своём родном мире — Медузе.

Когда Силы Абаддона Разорителя появились в районе Кадианских Врат в 999.М41, орден Железных Рук знал, что их родной мир Медуза столкнётся с неизбежным вторжением, благодаря близкому расположению к Оку Ужаса, и поэтому орден начал готовиться к обороне. Учитывая, что Медуза была единственным миром, с которого Железные Руки вербовали своих рекрутов, они были вынуждены защищать его изо всех сил. Хотя известно, что две Клановых Роты были задействованы где-то в другом месте, но основные силы использовалась для защиты их родного мира.

Крупнейшее сражение разыгралось, когда 10 громадных самоходных крепостей Клановой Роты Железных Рук столкнулись с вторгшимися на планету предателями Гвардии из Тринадцатого Тяжёлого Бронетанкового Полка Харадни. Геологически неустойчивые равнины Медузы приняли на себя одно из крупнейших танковых сражений, которая видела Галактика со времён Битвы за Талларн, во времена Ереси Хоруса, когда более десяти тысячи танков предателей штурмовали крепость Железных Рук. Последущая битва бушевала в течении пяти дней, так как предатели засели в пределах огневых рубежей передвижных крепостей Железных Рук. Когда боевые братья открыли огонь, говорят, что первым залпом было уничтожено более ста танков, так как каждая Клановая Рота распоряжалась огневой мощью, равной Центурио Ординатус Адептус Механикус.

На пятый день, в разгар битвы, предатели прорвали линии обороны Железных Рук, а танки войск Архиврага обошли одну из мобильных крепостей и выпалили в неё почти весь боезапас. Железные Руки в ответ начали яростную контратаку, возглавляемую Штурмовыми отделениями, вооружёнными мелта-бомбами, которые слетели с зубчатых стен мобильной крепости, дабы приземлиться на вражеские танки. Несмотря на то, что множество боевых братьев погибло, их контратака уничтожила большинство броневиков предателей и заставила остальных сорваться в беспорядочное отступление. Именно тогда Железные Руки начали собственную атаку: целые подразделение «Хищников-Аннигиляторов» вырвались из передвижных крепостей, уничтожая целые подразделения Архиврага своим лазерным оружием.

Железные Руки смогли отстоять родную планету и даже отправить несколько Клановых Рот на защиту Кадианской системы, хотя они прибыли слишком поздно, чтобы спасти Кадию от её судьбы; целевой отряд был направлен к миру-флоту Вигилатум.

Битва за Каср Тирок

Тёмные Ангелы и Космические Волки откладывали свою давнюю вражду достаточно, чтобы Верховный Великий Магистр Азраил и Великий Волк Логан Гримнар пришли к временному взаимопониманию. Два ордена вышли на поле боя с намерением доказать Архиврагу, что объединённые силы Тёмных Ангелов и Космических Волков были сильнее, чем по отдельности; точные обстоятельства их соглашения, для тех, кто не являлся членом ордена, были неизвестны. Оба ордена вышли вместе на защиту Касра Тирок против значительных сил мутантов Хаоса. Объединённые силы боевых братьев врезались в тыл врагам, беспощадно сокращая их численность и Астартес каждого из орденов стремился превзойти другого в искусстве убивать.

После того, как последний мутант пал, дружеские подначивания боевых братьев стали менее дружескими: оскорбления наполнили воздух; победа была достигнута, но Сыны Лиона и Сыны Русса вскоре расстались, а их соперничество вновь подняло свою голову.

Битва за Каср Васан

Imperial Fists vs. Chaos

Имперские Кулаки крушат силы Хаоса под Каср Васан

Славная рота Имперских Кулаков прибыла к Кадианским Вратам в рамках массированного укрепления позиций силами Адептус Астартес, и пять их рот врезались в скопление врагов, осаждавших Кадию, при первом удобном случае. После мощных ударов боевых барж и ударных крейсеров ордена по флоту Хаоса, три роты Имперских Кулаков высадились на Кадии, в то время как две других отправились укреплять оборону других секторов, включая Медузу.

Первая, Вторая и Третья роты сыграли важную роль в защите ключевых позиций Кадии; Вторая рота особо отметилась своими храбрыми атаками против «Завета Стигаматуса», насчитывающего более десяти тысяч еретиков-фанатиков. В разгар нападения Хаоса Капитан Тиало отдал свою жизнь, прорвавшись сквозь укрепления и сотни мутантов, прежде чем поддаться ужасающим ранениям, нанесённым ему. Тем не менее, боевые братья приложили все силы, чтобы заключить его в могучего дредноута, дабы Брат-Капитан и после потери смертной плоти смог сражаться с врагами Империума Человечества.

Битва за Каср Гехр

«Позвольте мне ясно сказать, джентльмены. Сейчас мы сражаемся за наши жизни. Архивраг заявился к нам в дом с большей силой и яростью, чем когда-либо прежде. Всё, что стоит между ним и победой — это мы. Мы, джентльмены. Мы должны стоять перед врагом от отбрасывать его назад. Почему? Потому что мы здесь, и, больше никто этого не сделает. Потому, что если кто-то считает, что не может выполнить свой долг перед Императором, то он должен предстать перед полковыми комиссарами и прекратить тратить своё время»
– Лорд-кастелян Урcакар Е. Крид обращается к Кадианскому командованию во время защиты Кадии


Lord Castellan Creed896890789

Лорд-кастелян Крид в битве за Каср Гехр

Небо над боевыми зонами было сожжено падающими орбитальными снарядами и вопли миллиона умалишённых отдавались эхом. Шаги могучих боевых титанов сотрясли землю, а над ними пронзительно ревели двигатели Имперского Флота. Последние дни конфликта настигли Империум Человечества. Силы Империума могли только молиться, дабы не дрогнул не один из слуг Императора, выполнявший свои обязанности, так как поражение кинуло бы человечество к подножию костра проклятия и гибели. Заключительный этап 13-го Черного Крестового похода охватил секторы Кадии, Агрипины, Белис Короны, Скарус и Синшарский.

На Кадии имперские крепости падали одна за другой; линии битвы Кадус и Виклус находились под неусыпным взором вражеских войск, а имперские силы были задействованы в мобильной обороне. Лорд-кастелян Крид организовал полки Астра Милитарум таким образом, чтобы встретиться с каждым вражеским подразделением и отсечь его от остальных. Но численность войск Архиврага была такова, что эта стратегия быстро показала свою несостоятельность, заставив кадийцев перейти в глухую оборону, в тот самый момент, когда они возвращались к Каср Партокс. Целый Легион титанов предателей прошёл на горизонте, обрамленный пылающим небом, когда миллионы тонн снарядов упали с орбиты. Орда мутантов роилась под ногами титанов, жертвуя собой ради искажённых богомашин. Живая артиллерия прошла сквозь поле боя, выпуская снаряды размером с танки. С крепостных валов Каср Гехр слышались крики миллионов безумцев.

Black crusade2 by yogh flipped

Силы Хаоса атакуют доблестных защитников Кадии

Но Кадианский Восьмой полк стоял в разных местах Каср Гехр и лорд-кастелян знал, что отправляет большинство из своего любимого полка на верную смерть. Но солдат это не волновало: они отстаивали честь «Избранных Лорда-кастеляна» в их священном долге перед Богом-Императором Человечества. В тот вечер противник атаковал крепость: сначала был ужасающий вопль, проникающий в сознание каждого человека, но никто не поколебался. Затем громадный артиллерийский обстрел пролил дождь смерти на стены крепости, но Восьмой Кадианский отказался дрогнуть. Затем пришла первая волна и мужчины и женщины Восьмого Кадианского открыли по ней огонь. Огненная стена лазерного огня встала на пути атакующих и от неё погибли тысячи. Многие истощили свои лазвинтовки к тому моменту, когда флаг-адьютант Джарран Келл прокричал приказ об отступлении второй роты от стен. Началось отступление к Каср Партокс.

Около десяти рот держались до последнего, чтобы позволить оставшейся части Восьмого Кадианского отступить. Эти отважные три тысячи должны были отступить от позиций в самый последний момент, но что-то пошло не так. Они были окружены, отрезаны и захвачены. День спустя силы Империума узнали об их судьбе: они были подвергнуты ритуальному потрошению. Влияние на боевой дух Империума было просто ужасающим — не каждый комиссар смог сдержать пораженческие настроения, в которые окунулись многие подразделения. Когда Битва за Кадию достигла апогея, воля её защитников висела на краю ножа.

Смерть Махарии

Глупой мечтой было найти «Убийцу Планет» до тех пор, пока он не покажется на театре военных действий: без предупреждения он появился на орбите мира Махарии в Кадианской системе. Хотя мало кто мог поверить в это, данный мир был разрушен одним-единственным судном. Он был потерян, а вместе с ним и миллионы граждан Империума, погибшие от рук Абаддона Разорителя и его самого страшного оружия. Ужас опустился на Высшее Командование Кадии: несмотря на многочисленные успехи многие офицеры пришли к убеждению, что войну не выиграть в короткие сроки. Там, где силы Империума прежде сражались, чтобы отразить нападение Разорителя, теперь они сражались, чтобы не дать силам Хаоса полностью их подавить. Это была мрачная парадигма и не одна из сил Империума не была готова её принять: они полагали что Абаддон не осмелится уничтожить Кадию, поскольку древние Пилоны считались неотъемлемой частью стабильности Кадианских Врат. Поэтому защитники Империума решили удерживать Кадию во что бы то ни стало.

Битва за Каср Партокс

Доблестные защитники Кадии встали на валы Каср Партокс против сил Хаоса. Огромная армия Архиврага встала против них; город-крепость на Кадии был защищён лишь двадцатью тремя полками Кадианских штурмовых войск и наряду с ними стояло несколько подразделений из ближнего и дальнего космоса: Кновийцы, Гудруниты, Мордианцы, Трацианцы, Джоурцы и тысячи других. Боевых братьев космодесанта представляли Тёмные Ангелы, Космические Волки, Роковые Орлы и другие, не указанные в записях Империума. Также было много иных слуг Бога-Императора: Сёстры Битвы Ордо Милитант Адепта Сороритас, могучие Серые Рыцари, десятки инквизиторов, осадные машины Ордо Редуктор, могущественные богомашины Коллегия Титаника и кибернетические Скитарии Адептус Механикус. И всех их исповедники Имперского культа предостерегали от предательства Бога-Императора.

Но количество защитников Империума бледнело по сравнению с противостоящими их силам: даже на вершине кастеллума Касра было видно, что враг заполонил каждый квадратный метр земли. Казалось, что каждый изменённый житель Ока Ужаса явился к стенам Каср Партокс.

В последующей бойне, защитники Империума были вынуждены оставить Каср Партокс и отступить к Кадукадскому морю, где они намеревались отступить к Каср Галлан. С падением Каср Партокс была нарушена структура взаимодействия, управления и контроля сил обороняющихся. Имперское отступление от Каср Партокс показало сильные стороны 13-го Чёрного Крестового похода, когда тысячи жизней были уничтожены, дабы основная часть сил Империума смогла отступить. Имперцам удалось добраться до Кадукадского моря, оставив тысячи павших, чьи тела были осквернены кощунственной силой Хаоса. Войска Империума бежали на бортах транспортных кораблей через Кадукадское море, вынужденные оставить большую часть своего тяжелого вооружения.

Последней группой оставшихся в живых была делегация Экклезиархии, тысячи проповедников которой участвовали в духовном благополучии войск Империума во время отступления из Каср Партокс. Некоторые из них остались, решив проповедовать слово Императора до самого конца, а их звучные песнопения заглушали даже взрывы вражеской артиллерии. Представители Покорителей также решили остаться, сказав, что эвакуируются последними после того, как всё остальное будет потеряно. Инженеры Астра Милитарум заминировали центр порта, чтобы обеспечить его полное уничтожение.

Битва за Кадию в космосе и небольшая отсрочка

Gothicw2

Флот Империума отражает нападение Флота Архиврага на Кадию

Флот Империума также был собран на орбите Кадии для финальной битвы. Сражение на орбите началось: жертвы со стороны Империума были ужасны, но они отчаянно хотели защитить Кадианские Врата от Абаддона, который после их захвата открыл бы прямой путь к Терре, чего не удавалось даже Хорусу. Детали сражение на орбите сложно скомпоновать после хаоса отступления из Каср Партокс. Адмирал Куоррен, командующий Флотом Империума, сообщил, что основная часть его флота была разрушена, флот заплатил максимальную цену чтобы отбросить суда слуг Темных Богов.

В разгар битвы ненадежные сообщения показали, что флот некронов появился из неоткуда, напав как на Чернокаменную Крепость, так и на флот Хаоса. Спутанные и неполные записи — так Высшее Командование Кадии объяснит истинные детали выигрыша битвы на орбите. Независимо от побудивших их причин, корабли некронов вместе со своими нечаянными союзниками вынудили Чернокаменную Крепость убраться из Кадианской системы. Остальные суда Хаоса также последовали за ней, с их отступлением защитники Империума на поверхности планеты сплотили свои силы, дабы вернуть священную землю мира-крепости Императору.

Кадианские Пилоны

В Галактике, изобилующей тайнами, Кадианские Пилоны — одна из самых прочных тайн. Более пяти тысяч строений разбросано по поверхности Кадии, каждое из которых высотой пятьсот ярдов около 500 метров и шириной около 230 метров; сообщения отличаются друг от друга, но, судя по всему, под поверхностью Кадии скрыто от двух до трёх тысяч этих сооружений.

Несмотря на весь свой тысячелетний опыт, Адептус Механикус не смогли определить их предназначение; сервиторы, направленные на их изучение, неизменно перестают функционировать или страдают от перегрузок системы, а все попытки нанести хоть какие-то повреждения их поверхности обернулись неудачей. Любые данные о пилонах в лучшем случае фрагментарны, в худшем — противоречивы: даже личность их создателя не установлена.

Некоторые из Культа Механикус считают их работой некронов, или иных древних рас, таких как некронтир, но также на Марсе есть утверждения, что эти сооружения построены Древними с единственной целью — уничтожить некронов и их предводителей — К'Тан.

Единственное в чём сходятся исследователи — пилоны отвечают за стабильность варп-коридора Кадианских Врат. Механикус считают, что что они испускают особый сигнал, укрощающий бушующие волны Имматериума. Почему так происходит — загадка, хотя Кадианские Пилоны сыграли важную и неожиданную роль в последние дни Кадии...

Тень Опускается

«Омниссия заполнил Галактику загадками, изучая которые, мы можем шаг за шагом к его божественной сущности. Игнорировать их, пусть даже перед лицом войны — ересь»
Велизарий Коул


В тисках войны

Де­сять ты­сяч лет мрач­ные пус­то­ши Ока Ужа­са разъ­еда­ли плоть Га­лак­ти­ки, на­сылая свои ужа­сы на Им­пе­ри­ум Че­лове­чес­тва. И всё это вре­мя, все эти де­сять ты­сяч лет, Ка­дия сто­яла, сто­яла неп­риступ­ным бас­ти­оном, пи­та­емая плотью, кровью и кос­тя­ми храб­ре­цов. Нет ни­каких за­писей о том, сколь­ко же от­важных душ бы­ло от­да­но на ал­тарь вой­ны, для за­щиты ми­ров-кре­пос­тей рай­она Ка­ди­ан­ских Врат. И бла­года­ря их жер­твам, не­ис­числи­мые по­токи от­ступ­ни­ков, ере­тиков и де­монов бы­ли от­прав­ле­ны на­зад. За­щит­ни­ки Ка­дии при­дава­ли сил сто­ять ос­таль­ным ми­рам, и да­вали знать, что в этой мрач­ней­шей из эпох, не­воз­можно су­щес­тво­вание без борь­бы.

Но вмес­те с тем, как рос­ла ть­ма, и пла­мя Астрономикона увя­дало, по­доб­но све­че, за­дува­емой вет­ра­ми, Око Ужа­са пуль­си­рова­ло, раз­раста­ясь гу­битель­ной энер­ги­ей. Абад­дон Ра­зори­тель, нас­ледник прок­ля­того ти­тула пре­дате­ля Хо­руса, об­ру­шил всю свою не­нависть в сво­ём Три­над­ца­том Чёр­ном Крес­то­вом По­ходе. С пси­хичес­ким кри­ком, ко­торый от­ра­зил­ся эхом по всей Га­лак­ти­ке, от Ме­дузы до Уль­тра­мара, флот Ра­зори­теля вы­шел мар­шем из Ока. Ка­дия, не­усып­но сто­ящая на стра­же, бы­ла целью.

Кадийская оборона

Кадийцы готовятся к обороне

Ка­дия бы­ла го­това. Ка­дия сто­яла. Кам­па­ния Абад­до­на бы­ла пред­ска­зана га­дате­лями и стра­тега­ми, и кре­пос­ти Врат ве­ли уси­лен­ную под­го­тов­ку. Ис­по­лин­ские ко­раб­ли Им­пер­ско­го Военного Фло­та пе­рес­тра­ива­лись в бо­евые по­ряд­ки в хо­лод­ной пус­то­те кос­мо­са. Пов­сю­ду, от ис­терзан­ных ра­ди­аци­ей пус­то­шей Про­зана и до бе­лос­нежных ле­дяных по­лей Со­лар Ма­ри­ату­са, бы­ли рас­консер­ви­рова­ны, и выс­тро­ены но­вые бас­ти­оны-кас­ры. Их гроз­ные гар­ни­зоны из Ка­ди­ан­ских штурмовых вой­ск бы­ли уси­лены под­креп­ле­ни­ями со все­го Им­пе­ри­ума. Гор­дые цве­та Ры­цар­ских До­мов тре­пета­ли ря­дом с ве­личес­твен­ны­ми зна­мёна­ми Адеп­тус Ас­тартес. Гроз­ные бо­евые ма­шины Адеп­тус Ме­хани­кус со­бира­лись ря­дом с си­яющи­ми ря­дами Адеп­та Со­рори­тас. И пов­сю­ду во­ины са­мой Ка­дии ве­ли уси­лен­ные тре­ниров­ки. Каж­дый ка­ди­анец го­товил­ся к это­му мо­мен­ту, к это­му единс­твен­но­му мо­мен­ту, осо­бому мо­мен­ту всей сво­ей жиз­ни, ожи­дая бит­ву, ко­торая из­ме­нит Га­лак­ти­ку на сле­ду­ющие ты­сячи лет...

...Мил­ли­оны по­гиб­ли в пер­вые ча­сы вы­сад­ки. И ещё боль­ше по­гиб­ло в пос­ле­довав­шей без­жа­лос­тной рез­не. Ми­ры го­рели. Во­ины раз­личных ран­гов от­да­вали пот и кровь за каж­дый кло­чок ис­пещрён­ной шра­мами вой­ны зем­ли. По­ля сра­жений прев­ра­тились в мас­со­вые брат­ские мо­гилы лю­дей и клад­би­ща тех­ни­ки. В кос­мо­се раз за ра­зом схо­дились и рас­хо­дились ко­раб­ли, чья ог­не­вая мощь мог­ла ис­пе­пелять ми­ры. Но вре­мени скор­бить по усоп­шим и оп­ла­кивать пад­ших не бы­ло. За­щит­ни­ки Ка­дии сра­жались до тех пор, по­ка си­ла не по­кида­ла их, и за­тем вста­вали в бой сно­ва и сно­ва, ибо не бы­ло ни се­кун­ды от­ды­ха от ярос­тно­го втор­же­ния.

Все вой­ска, сто­яв­шие на Ка­дии, бы­ли гор­достью Им­пе­ри­ума. Но ору­жие Абад­до­на не бы­ло ог­ра­ниче­но по­няти­ями смер­тных. С ним бы­ли бла­гос­ловле­ния всех Тём­ных Бо­гов, с ним был его пол­ко­вод­ческий та­лант. Чу­ма ра­зоря­ла кре­пос­ти без еди­ного выс­тре­ла. Бе­зумие ло­мало са­мые чис­тые ра­зумы. И Пре­датель­ство. Пре­датель­ство, фаль­ши­вые обе­щания, на­шёп­ты­ва­емые куль­тис­та­ми и тём­ны­ми про­рока­ми, — то был ко­зырь в ру­каве Ра­зори­теля. Ересь рас­простра­нялась как снеж­ный ком, и брат под­нял ру­ку на бра­та. Пол­ки бы­ли ра­зор­ва­ны изнутри и испепелены из­вне. Бас­ти­оны, за­щищён­ные от лю­бого вра­га из­вне, па­дали от вра­гов из­нутри.

Но бы­ло и пре­датель­ство, что зас­та­вило на­деж­ду рас­цвес­ти вновь. Ког­да не­веро­ят­ный акт пре­датель­ства обез­гла­вил Ка­ди­ан­ское Выс­шее Ко­ман­до­вание на по­лях касра Ти­рок, Урсакар Э. Крид — ко­ман­дир зна­мени­того Вось­мо­го Ка­ди­ан­ско­го, при­нял ти­тул Лор­да-Кас­те­ляна и соб­рал ис­терзан­ные вой­ска за­щит­ни­ков во­еди­но. Крид из­ме­нил ход бит­вы. Его не­руши­мое спо­кой­ствие, его хо­лод­ный рас­чёт, зас­лу­жили ува­жение прос­тых сол­дат, закалённых вой­ной Адеп­тус Ас­тартес, и по­гова­рива­ют, да­же ксе­носов, что сыг­ра­ли не­малую роль в за­щите Ка­дии.

Бла­года­ря ста­рани­ям Кри­да, бла­года­ря ве­ликим жер­твам бе­зымян­ных ге­ро­ев, втор­же­ние Ха­оса за­мед­ли­лось, и на­конец, бы­ло от­ра­жено. В кон­це сра­жения, вся пла­нетар­ная сис­те­ма бы­ла на гра­ни кол­лапса, и во­ины не наш­ли в се­бе сил праз­дно­вать по­беду.

За­щит­ни­ки Ка­дии не мог­ли свя­зать­ся с дру­гими ми­рами — бы­ли раз­ру­шены все воз­можные меж­пла­нет­ные средс­тва свя­зи. Ас­тро­паты, пред­при­нимав­шие рис­ко­ван­ные по­пыт­ки свя­зи че­рез по­токи вар­па, мгно­вен­но сго­рали, схо­дили с ума или ока­зыва­лись одер­жи­мы де­мона­ми. По­ка соб­ранные нас­пех ре­мон­тные бри­гады спе­шили вос­ста­новить фор­ти­фика­ции, а вы­жив­шие бой­цы бы­ли за­няты по­ис­ком и унич­то­жени­ем ос­тавших­ся вра­гов, Кри­ду уда­лось вый­ти на связь с ко­раб­ля­ми Им­пер­ско­го Фло­та, ос­та­вав­ше­гося на ор­би­те. По его зап­ро­су, все ко­раб­ли, спо­соб­ные са­мос­то­ятель­но дви­гать­ся и при­нять бой, от­пра­вились в раз­ве­дыва­тель­ные мис­сии по пла­нетар­ной сис­те­ме.

Крид по­нимал, что сле­ду­юще­го боя с си­лами Ра­зори­теля в кос­мо­се уже прос­то не бу­дет. Ос­тавши­еся в строю им­пер­ские ко­раб­ли бы­ли в по­лураз­ру­шеном сос­то­янии. Единс­твен­ным ис­клю­чени­ем бы­ла бо­евая бар­жа Кос­ми­чес­ких Вол­ков, «Ко­готь Ог­ненной Гри­вы» чьи ду­хи ма­шин в ре­ак­то­ре бы­ли за­доб­ре­ны Же­лез­ны­ми Жре­цами. Толь­ко лишь она мог­ла сра­жать­ся так, как по­ложе­но бо­ево­му ко­раб­лю. Ос­таль­ные мог­ли раз­ве что ог­рызнуть­ся, но не мог­ли прес­ле­довать от­сту­пав­ший вра­жес­кий флот.

Хо­тя Крид и не рас­счи­тывал на прес­ле­дова­ние. Ка­дия бы­ла сим­во­лом уп­рямс­тва и стой­кос­ти за­щит­ни­ков Им­пе­ри­ума, и бы­ла сим­во­лом не­удач Абад­до­на. Гор­ды­ня не поз­во­лит ему от­сту­пить от Ка­дии. И пусть за­щит­ни­ки Ка­дии по­гиб­нут, но они вы­пол­нят свою ос­новную, клю­чевую за­дачу. Каж­дый день соп­ро­тив­ле­ния, каж­дый час да­вал вре­мя на при­бытие под­креп­ле­ний.

Крид бро­сил Абад­до­ну вы­зов. Те­перь это был их лич­ный бой.

Уце­лел лишь один из ос­новных Ка­ди­ан­ских бас­ти­онов. Каср Краф сто­ял на са­мом краю Эли­зи­он­ских По­лей — ог­ромном прос­транс­тве на Ка­дии Се­кун­дус, на ко­торой рас­по­лага­лось мно­жес­тво зна­мени­тых Ка­ди­ан­ских Пи­лонов. Крид вы­вел своё ко­ман­до­вание из стен пос­ледне­го кас­ра и на­чал ре­шитель­ную под­го­тов­ку к сле­ду­ющей бит­ве, в не­из­бежнос­ти ко­торой он был пол­ностью убеж­дён. Под его су­ровым взгля­дом мес­та ар­хе­оло­гичес­ких рас­ко­пок и под­земные тун­не­ли вок­руг бы­ли рас­ши­рены и ук­репле­ны, под­го­тов­ле­ны к ре­шитель­но­му пос­ледне­му про­тивос­то­янию. Адеп­ты Куль­та Ме­хани­кус ра­бота­ли без ус­та­ли день и ночь, со­бирая зап­части с раз­ру­шен­ной тех­ни­ки и ук­репле­ний и вды­хали но­вую жизнь в ук­репле­ния, фор­ти­фика­ции и до­ты.

Ра­бота ве­лась по всей Ка­дии Се­кун­дус. Все ос­тавши­еся в строю пол­ки кадийцев ра­бота­ли на из­нос, вос­ста­нав­ли­вая объ­ек­ты, раз­ру­шен­ные ор­би­таль­ны­ми бом­барди­ров­ка­ми и на­зем­ны­ми сра­жени­ями. И они бы­ли не од­ни. Веч­но нес­ломлен­ные кос­мо­десан­тни­ки со­бира­лись вок­руг сво­их брать­ев — за­час­тую от бо­евой ро­ты ос­та­вал­ся лишь не­пол­ный взвод. Но они по­мога­ли сво­ей си­лой и сво­ими зна­ни­ями, за­нимая обо­рону бок о бок с ка­ди­ан­ца­ми, и яр­кие гор­дые ге­раль­ди­чес­кие цве­та вы­деля­лись на фо­не олив­ко­вой и пе­соч­ной уни­фор­мы прос­той пе­хоты. К се­веру от Кас­ра Краф, Ор­вен Высокопоставленный раз­местил сво­их бо­евых брать­ев в ру­инах Кас­ра Джарк. Ко­неч­но, для уро­жен­цев Фенриса бы­ло не­обыч­но сто­ять внут­ри тес­но­ты стен, по­тому их ча­ще мож­но бы­ло уви­деть в дли­тель­ных рей­до­вых по­ходах на де­монов и про­чих тва­рей, ос­тавших­ся от боль­шо­го втор­же­ния. И хо­тя чис­ло Вол­ков силь­но умень­ши­лось пос­ле че­реды во­ен­ных кам­па­ний, они со­бира­лись при­нес­ти честь и сла­ву сво­ему но­вому Волчь­ему Лор­ду, а так­же и ста­рому — сра­жён­но­му в слав­ном бою Эги­лу Железному Волку, чья ге­раль­ди­ка бу­дет ви­сеть до тех пор, по­ка враг не зап­ла­тит спол­на за смерть ве­лико­го во­ина.

Ещё да­лее на се­вер, Чет­вёртая Ро­та Тём­ных Ан­ге­лов прев­ра­тила в ук­реплён­ный бас­ти­он ос­танки сво­его крей­се­ра, «Кли­нок Не­пови­нове­ния». Ос­танки его кор­пу­са, пред­назна­чен­но­го дер­жать удар кос­ми­чес­ких ору­дий, пос­ле его по­гибе­ли дол­жны бы­ли пос­лу­жить хо­рошей за­щитой в на­зем­ной бит­ве

По всей тер­ри­тории юж­нее Кас­ра Краф раз­да­вались хо­раль­ные рас­пе­вы Чёр­ных Хра­мов­ни­ков, справ­лявших триз­ну по пав­шим и ук­репляв­ших дух вы­жив­ших. Да­же сей­час, мар­шал Ма­рий Амаль­рих не был до кон­ца убеж­дён в твёр­дости ду­ха ка­ди­ан­цев, и он нап­ра­вил во­инов сво­его крес­то­вого по­хода в ря­ды гвар­дей­цев для под­держа­ния во­ин­ско­го ду­ха.

Ря­дом с ко­ман­дным пун­ктом Кри­да, Сёс­тры ор­де­на Прес­вя­той Де­вы-Му­чени­цы за­няли свя­тили­ще. Ве­тер с их сто­роны при­носил ус­по­ка­ива­ющий за­пах бла­гово­ний к сте­нам Кас­ра Краф. Крид был рад то­му, как ос­вя­щён­ный аро­мат при­давал спо­кой­ствия его сол­да­там, но в его собс­твен­ном сер­дце та­илось ве­ликое вол­не­ние. Он прек­расно по­нимал зна­чение бо­ево­го нас­троя и ук­репле­ния мо­раль­но­го ду­ха, но был так же убеж­дён в том, что нет смыс­ла упо­вать на чу­деса, ес­ли толь­ко нет го­тов­ности со­вер­шать их са­мому. И он был го­тов.

В пос­ле­ду­ющие дни Крид лич­но за­нимал­ся под­го­тов­кой сол­дат. Он го­нял их так силь­но, что у ус­тавших вус­мерть сол­дат не ос­та­валось сил для стра­ха или сом­не­ний. Впер­вые все про­чие пол­ки уз­на­ли ту тя­жесть су­ровой под­го­тов­ки, ко­торая вы­кова­ла сла­ву Вось­мо­му Ка­ди­ан­ско­му, «Лич­но­му пол­ку Лор­да-Кас­те­ляна». Что же ка­са­ет­ся лич­но­го сос­та­ва Вось­мо­го Ка­ди­ан­ско­го, те с гор­достью смот­ре­ли, как их то­вари­щи встре­ча­ют и пре­одо­лева­ют труд­ности. Ве­тера­ны по­нима­ли, что Крид пос­ту­па­ет единс­твен­но вер­ным спо­собом, пусть да­же до­ходи­ло до яв­но­го пе­реги­бания на мес­тах. Это бы­ло су­рово и по­рой жес­то­ко, но лишь это мог­ло вы­ковать луч­ших гвар­дей­цев Га­лак­ти­ки.

Под­го­тов­ка Кри­да не ог­ра­ничи­валась толь­ко лишь ра­ботой с бой­ца­ми. Он рас­по­рядил­ся де­мон­ти­ровать ос­татки ас­тро­пати­чес­ко­го ма­яка из ру­ин Кас­ра Лю­тен и смон­ти­ровать ма­як в Кас­ре Краф. Астропаты, при­кован­ные к ма­яку, бы­ли дав­ным-дав­но мер­твы, и Крид рас­по­рядил­ся най­ти всех жи­вых псай­ке­ров на пла­нете, да­бы под­держать ма­як на всей воз­можной мощ­ности. Лишь нем­но­гие из них ока­зались ас­тро­пата­ми — боль­шинс­тво ос­тавших­ся псай­ке­ров ока­зались сан­кци­онатами Схо­лас­ти­ки Псай­ка­на. Но Крид на­де­ял­ся, что их энер­гия поз­во­лит нас­то­ящим ас­тро­патам про­бить­ся че­рез пси­хичес­кий шторм, ок­ру­жав­ший Ка­дию, и дос­ту­чать­ся до лю­бых воз­можных под­креп­ле­ний. Это ре­шение встре­тило соп­ро­тив­ле­ние да­же в ря­дах собс­твен­но­го шта­ба Кри­да. Од­ни по­лага­ли, что по­доб­ное дей­ствие есть пе­ревод нем­но­гочис­ленных че­лове­чес­ких ре­сур­сов, и что псай­ке­ры бо­лее при­годят­ся на по­ле боя, дру­гие бы­ли уве­рены, что ос­лаблен­ное соз­на­ние прос­тых псай­ке­ров пос­лу­жит вмес­ти­лищем ужас­ных энер­гий вар­па и нав­ле­чён ещё боль­шую бе­ду. Крид уже был го­тов про­давить своё ре­шение, ког­да с ор­би­ты пос­ту­пил от­клик — единс­твен­ный вы­жив­ший из раз­ве­дыва­тель­но­го фло­та эс­ми­нец по­дошёл на ближ­нюю ор­би­ту.

Весь борт бо­ево­го ко­раб­ля прев­ра­тил­ся в ку­чу ис­ко­рёжен­но­го ме­тал­ла. Две тре­ти эки­пажа бы­ли мер­твы, и пос­ледние вы­жив­шие не­из­бежно уми­рали от ра­ди­ации в счи­тан­ные дни. Пос­ледний вы­жив­ший офи­цер вы­шел в эфир с док­ла­дом об уви­ден­ном и пе­рес­лал за­писи ра­даров и сен­со­ров. Чёр­ный Флот Абад­до­на, сбо­рище кос­ми­чес­ких ски­таль­цев, бо­евых ко­раб­лей и де­мони­чес­ких су­дов, воз­вра­щал­ся на Ка­дию, зат­ме­вая сво­ей чер­но­той свет звёзд. И что бы­ло ху­же все­го, в цен­тре это­го де­мони­чес­ко­го роя вид­не­лись злоб­ные очер­та­ния Чер­но­камен­ной Кре­пос­ти. Са­мые худ­шие ожи­дания Кри­да оп­равда­лись. Три­над­ца­тый Чёр­ный Крес­то­вый По­ход не окон­чился.

Он толь­ко на­чал­ся.

Погребённые тайны

Вдали от Кадии, среди пыльных пустошей мира Эриад VI, пятидесятилетний труд находился на грани катастрофы.

В течение тысяч стандартных лет система Эриад считалась бесполезной. Купаясь в потоках убийственного излучения своего солнца, она не имела достаточного количества ресурсов для начала колонизации. В начале 32-го тысячелетия Имперский Флот установил орбитальный форпост возле Эриада VI. Какое-то время мир использовался как ничья земля, которую можно было покинуть. 

Эриад не привлекал внимания чиновников Администратума почти шесть стандартных тысячелетий, пока мощный варп-шторм Стейэль не заставил корабль «Секретное око» сделать экстренное повторное вхождение в запасное пространство. Запертый в системе Эриада капитан «Ока» предпринял задачу провести подробный обзор системы. В ходе этого процесса он обнаружил, что поверхность Эриада VI подвергалась массированным бомбардировкам в далеком прошлом. Последующие исследования выявили технологические фрагменты неизвестного происхождения, рассеянные по всему северному континенту. Неясно, как такие сокровища могли остаться незамеченными во время присутствия Империума в системе. До того, как капитан смог завершить свои расследования, варп-шторм окончательно рассеялся.

В последующие годы в Эриад прибыли два флота. Первым был Конклав Аквизиторис архимагоса Велизария Коула. Получив отчет от «Секретного Ока» на пути к своей первоначальной цели, Коул приказал флоту стать на стоянку на орбите планеты и жаждал узнать секреты, скрытые под изрытой кратерами поверхностью Эриада VI. Древний техножрец провел большую часть десяти тысячелетий, выполняя некое секретное задание на Марсе, и соблазн новых открытий был слишком силен. Расположившись в богатых артефактами районах северного континента, Коул начал деликатную работу по поиску и расследованию. Восстановленные артефакты были самыми разными. Некоторые из них были не более, чем серво-черепом, в то время как другие были гигантскими машинами больше сервиторов-катафронов. Все были сплавлены и поломаны, давая недвусмысленные сведения о том, что прозошло здесь. Но тайны манили Коула, и он решил глубже проникнуть в кору Эриада и начать подземные исследования.

Именно тогда второй флот прибыл в систему.

Орки под командованием Большого Мека Гангрека пришли сюда по следам двигателей кораблей архимагоса. Гангрек давно хотел захватить корабли Механикус, расширяя свой собственный флот в соответствии со своими амбициями. В этом случае он откусил слишком большой кусок — его суда были уничтожены в ожесточенной битве на орбите, а его экипаж избежал смерти только только благодаря телепортам. 

Орки Гангрека быстро адаптировались к окружающей радиоактивной среде Эриада VI — более того, они процветали. Подчинённые Коула считали, что рейды и нападения производились случайным образом и не преследовали какую-либо цель. Но мек был непредсказуем даже по орочьим меркам. Это была анафема для строгих, методичных воинов Омниссии — чего они не могли ожидать, они не могли победить. Снова и снова патрули скитариев попадали в засады и терпели поражения. 

Наконец, архимагос оторвался от своих исследований, серьёзно обеспокоенный начавшейся войной. Зная, что мек пойдёт на всё, чтобы набрать больше хлама и лута, Коул приказал сбросить следующую партию снабжения возле самого края укреплений. Стремление мека забрать всё было единственной константой в этой гибкой войне. Когда парни Гангрека штурмовали посадочные поля, они обнаружили, что транспортные средства не забиты ящиками со снаряжением, но наполнены ровными рядами готовых к бою скитариев. Последующая битва продолжилась в холодную ночь Эриада.

Под непосредственным руководством Коула воины Адептус Механикус добыли свою первую реальную победу прсле прихода зеленокожих в систему. Переломным моментам стала огненная смерть Гангрека в лучах солярного атомизатора архимагоса. Но несмотря на то, что эти орки пали, тысячи ещё оставались за дуговыми ограждениями. Архимагосу стало понятно, что его пребывание на Эриаде VI заканчивается. Взвешивая вероятности и возможности, он с сожалением решил отказаться от исследования и вернуться к первоначальной миссии, которая вела его с Марса в Ультрамар. Он слишком долго потакал своему любопытству, поставив под угрозу ценный груз на борту своего корабля и забыв о своих обязательствах. Отдав приказ о всеобщей эвакуации, Коул спустился в туннели ещё один раз.

Архимагос провел рукой по гладкому черному осколку. Если бы у него было больше времени! Они глубоко погрузились в Эриад VI. От великих открытий их отделяют не то что дни — часы. Нетерпеливость ничего ему не принесет. Какими бы ни были сокровища этой планеты, они могли подождать. Он не мог больше рисковать реликвией на борту своего Ковчега Механикус. Он вернётся. Сейчас они разрушат туннели, отрежут зеленокожих от их цели. Но в славный день возвращения орки падут пред яростью Омниссии.
Коул повернулся, чтобы уйти, но остановился, не уверен. Он обвел взглядом пещеру, щелкая и перестраивая глазные линзы, прочёсывая тьму. Он был один. И все же инстинкты говорили о другом. И не только инстинкты.
— Покажись!
Тень сдвинулась. Эльдар. Женщина. Капюшон. Непримечательная маска.
Повторная калибровка прошла бессознательно. Имплантаты плавно перешли в боевой режим. Незваный гость наклонился ближе. «Ты меня помнишь, Велизарий?»
Коул лихорадочно копался в своём сознании. Фрагменты памяти и имя. Скрытая Вуалью. Силандри. Она пришла к нему в его кузницу на Марсе, где он так долго трудился над своей священной задачей. Она заставила его отправиться в путь и взять драгоценный груз именно сейчас. Маска на её лице успокоилась, образуя лицо, которое Коул не видел в течение тысячелетий. На какое-то время сходство задержалось, а затем растворилось в вихре танцующего света.
— Если ты здесь, чтобы еще раз напомнить мне о старых обещаниях, ксенос, то ты пришла слишком поздно. Мои корабли уже готовятся уходить», сказал Коул.
Скрытая Вуалью рассмеялась. — Музыка судьбы меняется. Танцоры должны научиться новым движениям или погибнуть в затухающих нотах»  Коул молча смотрел на нее.
— Я здесь, чтобы сказать вам продолжать копать», сказала Силандри. Затем в ослепительной вспышке света она исчезла.

Пе­чаль­ное пре­дуп­режде­ние

Пер­вый сиг­нал тре­воги раз­дался от Ко­локо­ла Свя­того Гер­шта­ля. Ты­сячи и ты­сячи лет он без­мол­вно сто­ял на пь­едес­та­ле, на­мере­ва­ясь про­вес­ти веч­ность в об­ширной кол­лекции ар­те­фак­тов, ко­торой об­ла­дал Тразин Неисчислимый. За­тем, в один не очень-то прекрасный день, ко­торый ма­ло чем от­ли­чал­ся от лю­бого дру­гого в не­из­менных за­лах Со­лем­ней­са ко­локол на­чал зво­нить всё гром­че и гром­че воп­ре­ки ста­зис-ка­мере, в ко­торой он хра­нил­ся.

Пер­вый скор­бный удар рас­ко­лол свод­ча­тый по­толок ста­зис-хра­нили­ща ко­локо­ла, вы­пус­тив по­ток ох­лажда­ющей жид­кости, ко­торая рас­тво­рила единс­твен­ную сох­ра­нив­шу­юся пес­ча­ную скуль­пту­ру О­оли­ака. Вто­рой звук за­пус­тил ло­гичес­кий кас­кад в схе­мах мас­тер-прог­раммы Со­лем­ней­са, зас­та­вив её оши­боч­но от­дать ко­ман­ду каж­до­му во­ину ле­ги­онов с ми­ра-гроб­ни­цы вер­нуть­ся в ста­зис-сон. К то­му вре­мени, ког­да ко­локол Свя­того Гер­шта­ля проз­во­нил в тре­тий раз, эхо ста­ло нас­толь­ко раз­ру­шитель­ным, что да­же ком­по­зит­ные слои нек­рон­ской «пло­ти» не мог­ли вы­дер­жать та­кого на­тис­ка.

Тра­зин по­терял пять сур­ро­гат­ных тел в от­ча­ян­ных по­пыт­ках вер­нуть ти­шину. Пос­ле три­над­ца­того уда­ра — как раз ког­да сум­марный ущерб прев­зо­шёл спо­соб­ность Ка­ноп­те­ковых стра­жей Со­лем­ней­са сдер­жать его — ко­локол Свя­того Гер­шта­ля на­конец за­тих. По­мед­лив толь­ко для то­го, что­бы выб­ро­сить ус­трой­ство в глу­бины па­ути­ны, где, как он ис­крен­не на­де­ял­ся, оно дос­та­вит эль­да­р столь­ко же проб­лем, сколь­ко оно дос­та­вило бес­по­кой­ства ему са­мому не так дав­но, владыка Со­лем­ней­са за­думал­ся над смыс­лом про­изо­шед­ше­го.

По­кинув Со­лем­нейс, Тра­зин от­пра­вил­ся на Та­натос, трон­ный мир Ди­нас­тии Орус­кар и дом та­кого чу­да, как Не­бес­ный Пла­нета­рий. Не то, что­бы его там при­няли с рас­прос­тёрты­ми объ­яти­ями — от­части из-за не­допо­нима­ния, воз­никше­го из-за про­пажи орус­кар­ско­го Гли­фа Пре­вос­ходс­тва во вре­мя его прош­ло­го ви­зита. Од­на­ко пос­ле зак­лю­чения сде­лок и дан­ных обе­щаний, Тра­зина на­конец до­пус­ти­ли до са­мого пла­нета­рия, хоть и под прис­таль­ным наб­лю­дени­ем орус­кар­ских Личс­тра­жей. Ког­да он во­шёл в вер­тя­щу­юся сфе­ру из жи­вого ме­тал­ла и го­лог­ра­фичес­ко­го све­та, Тра­зин по­нял, что че­го-то не хва­та­ет. Слож­ная па­ути­на, ко­торая фор­ми­рова­ла свя­зи пла­нета­рия, бы­ла под­све­чена крас­ным. Она пуль­си­рова­ла под тканью ми­ров, слов­но ин­фекция, пы­та­юща­яся выр­вать­ся на­ружу.

Что-то над­ви­галось. Что-то, что из­ме­нит Га­лак­ти­ку нав­сегда. До сих пор оно ос­та­валось не­заме­чен­ным, но нич­то не мог­ло ук­рыть­ся от Не­бес­но­го пла­нета­рия, ибо он был не прос­той мо­делью Га­лак­ти­ки, но со­вер­шенным её от­ра­жени­ем.

Тра­зин по­нял, что Орус­кар зна­ли о рас­простра­ня­ющей­ся за­разе на про­тяже­нии ве­ков, мо­жет да­же ты­сяче­летий, но не сде­лали ни­чего, что­бы про­тивос­то­ять ей. Они не мог­ли, ибо без­дей­ствие бы­ло це­ной ох­ра­ны. Но Тра­зина по­доб­ные ог­ра­ниче­ния не ско­выва­ли, на са­мом де­ле он не приз­на­вал ни од­но­го хо­зя­ина, кро­ме собс­твен­но­го ве­селья. Он мог дей­ство­вать, ес­ли бы за­хотел. Пос­ле бес­счёт­ных ты­сяче­летий бы­ло что-то прив­ле­катель­ное в том, что­бы по­иг­рать в бес­ко­рыс­тно­го помощника... Но с че­го на­чать? Где на­ходил­ся ис­точник за­разы?

Тра­зин по­терял счёт вре­мени, изу­чая пе­рехо­ды пла­нета­рия в по­ис­ках ис­точни­ка бедс­твий Га­лак­ти­ки — ис­точни­ка чу­мы, ко­торая разъ­еда­ла са­мо сер­дце Га­лак­ти­ки. На­конец он на­шёл его, да­леко на се­веро-за­паде, на гра­нице с Оком Ужа­са. В пла­нета­рии мир был ка­тало­гизи­рован в ви­де стро­ки тро­ич­ной ин­форма­ции, де­тали ко­торой Тра­зин ос­мотри­тель­но за­был. Им­пе­ри­уму она бы­ла из­вес­тна как Ка­дия. Тра­зин не пом­нил, что­бы сту­пал на эту пла­нету, ни в од­ном из сво­их пу­тешес­твий. По его мне­нию, это был се­рый од­но­об­разный ми­рок, ко­торый мог пред­став­лять ин­те­рес лишь для вой­ны. С дру­гой сто­роны, ес­ли роль спа­сите­ля ста­нет для не­го в тя­гость, Ка­дия мог­ла пред­ло­жить от­личные воз­можнос­ти для по­пол­не­ния его кол­лекции...

«И за­чем толь­ко я при­тащил сю­да этот жал­кий ко­локол?» — подумал Тра­зин, хо­тя он от­лично знал, за­чем он его при­тащил.

Стра­жи ми­ра-свя­тыни так же от­ча­ян­но пы­тались за­щитить ко­локол Свя­того Гер­шта­ля, как и Чёр­ный ле­ги­он хо­тел его унич­то­жить. Ты­сячи жиз­ней от­пра­вились в заб­ве­ние из-за од­но­го единс­твен­но­го ар­те­фак­та. Но как по­каза­ли со­бытия, всё ока­залось нап­расно. Од­на эта ис­то­рия де­лала его дос­той­ным сох­ра­нения, по край­ней ме­ре так ду­мал Тра­зин. Те­перь, ког­да по­лови­на его ста­зис-хра­нилищ бы­ла раз­ру­шена или за­топ­ле­на по щи­колот­ку ох­ла­дите­лем, а его ле­ги­оны за­мер­ли по ко­ман­де пов­реждён­ной мас­тер-прог­раммы...

Ед­ва ли он мог от­пра­вить­ся в пу­тешес­твие без за­щиты. Ка­дия бы­ла прак­ти­чес­ки пос­то­ян­ной зо­ной во­ен­ных дей­ствий, а он вы­живал на про­тяже­нии бес­числен­ных э­онов с мо­мен­та би­опе­рено­са, что­бы ид­ти на не­нуж­ный риск. Мо­жет быть, один из лор­дов одол­жит ему фа­лан­гу или две. Имо­тех из Са­уте­ха, воз­можно? Нет...Толь­ко не пос­ле Со­моно­ра. По прав­де го­воря, ког­да Тра­зин на­конец за­думал­ся над этим, он по­нял, что не ос­та­лось ни од­но­го лор­да, ко­торый не от­ка­зал бы ему нап­ря­мую, или не вос­поль­зо­вал­ся бы воз­можностью, что­бы убить его.

Тог­да мо­жет быть один из кон­тактов внут­ри са­мого Им­пе­ри­ума? Нет. Они бы­ли слиш­ком ог­ра­ничен­ны­ми. Был од­ин ин­кви­зитор... Очень жаль, что с ней та­кое слу­чилось, но лю­ди на­ходи­ли та­кое нас­лажде­ние в убий­стве друг дру­га. Нет, увы, Ва­лерия не по­может, но мо­жет быть у неё был ключ, или по край­ней ме­ре, воз­можность как-то повлиять на события. Вос­пря­нув ду­хом, Тра­зин нап­ра­вил­ся глуб­же в ка­таком­бы в по­ис­ках од­но­го кон­крет­но­го хра­нили­ща.

Судь­ба «Фа­лан­ги»

По­ка вол­ны вра­гов Три­над­ца­того Чёр­но­го Крес­то­вого По­хода раз­би­вались о Ка­дию, ин­три­ганы про­вора­чива­ли свои собс­твен­ные пла­ны. Куз­нец Войны Шон'ту и демон-принц Бе'ла­кор по­лага­ли Терру фи­наль­ной целью по­хода Абад­до­на. И они выш­ли из варп-раз­ло­ма в са­мом сер­дце бо­евой кре­пос­ти «Фа­лан­га», пла­нируя раз­вернуть свер­хмощ­ные ору­дия мобильной крепости пря­мо на Им­пе­ратор­ский Дво­рец.

Они бы­ли уве­рены в лёг­кой по­беде, так как пять рот Им­пер­ских Ку­лаков по­кину­ли кре­пость, от­пра­вив­шись в Крес­то­вый по­ход Мще­ния, же­лая об­ру­шить ярость Дор­на на кре­пость Мед­ренгард. Три дру­гих ро­ты бы­ли за­няты на осо­бо важ­ных за­дани­ях по все­му Сег­менту­му Об­ску­рус. В гар­ни­зоне ос­та­валось толь­ко 30 брать­ев Пер­вой Ро­ты, вмес­те с не­обс­тре­лян­ны­ми но­вич­ка­ми из Треть­ей.

Ко­ман­до­вание при­нял ка­питан Тор Га­радон, и в его рас­по­ряже­нии бы­ли братья Треть­ей ро­ты вмес­те со вспо­мога­тель­ным эки­пажем «Фа­лан­ги». И хо­тя за­щит­ни­ки поч­тенной бо­евой кре­пос­ти бы­ли в мень­шинс­тве, они зна­ли каж­дый зал и каж­дый ко­ридор сво­его до­ма, и ис­поль­зо­вали это зна­ние бо­лее чем эф­фектив­но. В каж­дом за­ко­ул­ке ры­чащих де­монов жда­ли ис­кусные за­сады. За­щищён­ные блок­га­узы — фор­ти­фика­ции внут­ри кре­пос­ти — про­дол­жа­ли вес­ти огонь, по­куда не за­кан­чи­вал­ся бо­еза­пас, и по­ка они не бы­ли взя­ты в кро­вавом ближ­нем бою с ляз­га­ющи­ми бо­евы­ми ма­шина­ми Же­лез­ных Во­инов.

Это­го бы­ло не­дос­та­точ­но. Бу­дучи осаж­дённой ко­варс­твом Тём­ных Бо­гов и с ви­руса­ми куз­не­цов Шон'ту в сво­их под­систе­мах, са­ма «Фа­лан­га» выш­ла из под уп­равле­ния сво­их хо­зя­ев. Ав­то­мати­чес­кие за­щит­ные сис­те­мы обер­ну­лись на сво­их хо­зя­ев. Рад-эк­ра­ны бы­ли от­клю­чены, ис­торгая со­дер­жи­мое ре­ак­то­ров в ко­ридо­ры. Пов­сю­ду от­клю­чались сис­те­мы под­держа­ния жиз­ни и сис­те­мы гра­вита­ции. Без пре­дуп­режде­ния рас­кры­вались вра­та ан­га­ров, выб­ра­сывая со­дер­жи­мое в пус­то­ту кос­мо­са. И пов­сю­ду, где сту­пала но­га Же­лез­ных Во­инов, на эле­ган­тных пли­тах и зо­лочё­ных па­нелях, зна­вав­ших вре­мена са­мого Дор­на, прос­ту­пали ис­ка­жён­ные ужа­сом и от­вра­щени­ем ли­ца де­монов. И вско­ре це­лые па­лубы бы­ли об­ра­щены в по­добие кош­марных бас­ти­онов Мед­ренгар­да.

Им­пер­ские Ку­лаки дер­жа­ли свою зем­лю с упорс­твом, дос­той­ным сво­его при­мар­ха, но с каж­дым мгно­вени­ем всё боль­шие пло­щади кре­пос­ти под­верга­лось по­раже­нию сквер­ной. И вот уже зло­вещи­ми варп-куз­не­цами бы­ли под­чи­нены и пе­реко­ваны са­ми духи машин. Га­радон уже чувс­тво­вал под­го­тов­ле­ния к ор­би­таль­ной бомбарди­ров­ке. К его ве­ликой скор­би, нас­ле­дие Дор­на ста­нет сим­во­лом не­уда­чи — и да­же ху­же то­го, сим­во­лом великого пре­датель­ства.

Стол­кнув­шись с жес­то­чай­ши­ми об­сто­ятель­ства­ми, Га­радон при­нял единс­твен­ное воз­можное вер­ное ре­шение. Это был враг, ко­торо­го нель­зя бы­ло сра­зить ни бол­те­ром или пи­ломе­чом, ни вы­да­ющей­ся храб­ростью Адеп­тус Ас­тартес. Он отоз­вал все дос­тупные вой­ска из за­ражён­ных сек­ций и при­казал раз­вернуть все дос­тупные ору­дия внутрь са­мой «Фа­лан­ги». Лишь так он мог, по­доб­но хи­рур­гу, вы­резать от­равля­ющую те­ло опу­холь. Га­радон чувс­тво­вал каж­дый удар по кре­пос­ти как свою собс­твен­ную ра­ну, но об­сто­ятель­ства не поз­во­ляли ис­кать ком­про­мис­сов. «Фа­лан­га» мгно­вен­но по­теря­ла це­лые сек­то­ры, сод­ро­га­ясь под уда­рами. От­се­ки бы­ли или унич­то­жены мгно­вен­но или ока­зались на­тураль­но вы­реза­ны из кре­пос­ти, на­чиная го­реть в ат­мосфе­ре Тер­ры. Но жер­тва ока­залась не нап­расной. По ме­ре то­го, как ат­мосфе­ра Свя­щен­ной Тер­ры на­чина­ла жад­но пог­ло­щать кус­ки «Фа­лан­ги», ви­рус­ное за­раже­ние от­сту­пило. Вос­поль­зо­вав­шись пе­редыш­кой, Га­радон за­дал курс кре­пос­ти Им­пер­ских Ку­лаков ле­теть в сто­рону от Тер­ры и при­казал го­товить варп-пры­жок.

Ка­кова бы не ока­залась судь­ба кре­пос­ти Дор­на, она не бу­дет ис­поль­зо­вана как ору­дие Гу­битель­ных Сил. В по­пыт­ке об­ма­нуть са­му судь­бу, Га­радон соб­рал всех жи­вых бо­евых брать­ев в про­бив­ной ку­лак для пос­ледней ата­ки на ос­татки сил Шон'ту.

Увы, но ка­питан не­до­оце­нил сво­его вра­га. В то вре­мя как ос­новные си­лы Же­лез­ных Во­инов ис­чезли в мо­мент «вы­реза­ния за­раже­ния», де­моны Бе'ла­кора пе­рех­ва­тили ини­ци­ати­ву в мо­мент пог­ру­жения в Им­ма­тери­ум. Шон'ту на­шёл свою смерть от ярос­тных ку­лаков терминаторов от­де­ления Фу­рана. И хо­тя это вос­ста­нови­ло честь Фа­лан­ги, это уже не мог­ло из­ме­нить её судь­бу. Га­радон соб­рал свои вой­ска в За­ле Штор­мов.

Здесь он соб­рался при­нять свой пос­ледний бой и здесь он соб­рался об­рести свою мо­гилу — под бди­тель­ным взо­ром ста­туй мно­жес­тва Ма­гис­тров Ор­де­на, да­бы они с гор­достью мог­ли смот­реть на сво­их по­том­ков. Об­ре­чён­ных на смерть, но не сдав­шихся. Зо­лочё­ное по­лот­но зна­мени Треть­ей ро­ты гор­до раз­ве­валось в от­вет на де­мони­чес­кий смех Бе'ла­кора. Пос­ледние за­щит­ни­ки «Фа­лан­ги» не от­да­ли ни пя­ди зем­ли под со­бой. Рёв бол­те­ров и визг цеп­ных ме­чей сме­шал­ся с кри­ками уми­ра­ющих де­монов и ис­торга­емы­ми прок­ля­ти­ями. От ад­ско­го пла­мени чер­не­ли сте­ны и съ­ёжи­вались ду­ши пав­ших. Дым от го­рящих де­монов и ору­жей­но­го ог­ня ви­сел плот­ной сте­ной.

Бе'ла­кор рас­хо­довал свои си­лы бе­зо вся­кой ос­то­рож­ности, по­сылая их на вер­ную по­гибель с уве­рен­ностью во­ена­чаль­ни­ка на по­роге по­беды. Им дви­гали и ярость и не­нависть. С ухо­дом «Фа­лан­ги» с ор­би­ты Тер­ры, план Бе'ла­кора прев­зой­ти Абад­до­на опять встре­тил не­уда­чу. В оче­ред­ной раз Пер­вопрок­ля­тый ока­зал­ся в те­ни Смер­тно­го. Од­на­ко Бе'ла­кор был уве­рен, что сущ­ности вар­па бу­дут по­пол­нять его ря­ды, в то вре­мя как ря­ды за­щит­ни­ков бу­дут толь­ко ис­ся­кать.

Од­на­ко не все оби­тате­ли Им­ма­тери­ума прек­ло­нили свои ко­лени пе­ред Тём­ны­ми Бо­гами. Выс­тупле­ние круп­ных сил Бе'ла­кора в ре­аль­ный мир прив­лекло вни­мание ещё од­ной ар­мии. Ад­ское Пла­мя сме­нилось Ог­нём Са­мопо­жер­тво­вания, ког­да в бой всту­пил Ле­ги­он Прок­ля­тых. Са­ма сущ­ность де­монов на­чала вы­горать и ис­ся­кать, и как бы Бе'ла­кор не умо­лял сво­их хо­зя­ев, его си­лы под­креп­ле­ния не по­лучи­ли.

Ока­зав­шись за­жатым меж­ду Сы­нами Дор­на и ис­тлев­ши­ми во­ина­ми Ле­ги­она, Бе`ла­кор ос­ла­бил свой на­пор на «Фа­лан­гу». Зал Штор­мов ока­зал­ся не мо­гилой Ку­лаков Им­пе­рато­ра, но мес­том их три­ум­фа. И по­ка Га­радон жёс­тко дер­жал в сво­ём ку­лаке гор­ло Бе'ла­кора и плоть его тле­ла и ши­пела, он ока­зал­ся пой­ман­ным в ло­вуш­ку по­ля Гел­ле­ра «Фа­лан­ги».

Кре­пость бы­ла спа­сена ужас­ной це­ной. По­ка лич­ный сос­тав кре­пос­ти спеш­но вёл сроч­ные ре­мон­тные ра­боты, Га­радон на­чал счёт сво­им по­терям. Це­на по­беды ока­залась не­выно­симо ве­лика. Де­сятая часть «Фа­лан­ги» бы­ла по­теря­на, ос­танки же пред­став­ля­ли со­бой жал­кое зре­лище из раз­ру­шен­ных ук­репле­ний, ан­га­ров и тех­ни­ки, а эки­паж по­нёс бо­лее по­лови­ны по­терь. Из всех бо­евых брать­ев Треть­ей ро­ты, ос­та­лось в строю лишь 48. От Пер­вой ро­ты ос­та­лось лишь 15.

Что стран­но, Ле­ги­он Прок­ля­тых не ис­чез пред ли­цом не­из­бежной по­беды, как они обыч­но это де­лали. Вмес­то то­го, они ос­та­лись сто­ять по стой­ке «смир­но» в За­ле Штор­мов, без еди­ного дви­жения и без еди­ного зву­ка. Все, кро­ме Га­радо­на, ста­рались из­бе­гать За­ла, пу­га­ясь мрач­ных ду­хов, что сво­им при­сутс­тви­ем слов­но за­мора­жива­ли ок­ру­жа­ющий воз­дух, нес­мотря на по­токи пла­мени, про­дирав­шемся сквозь и дос­пе­хи. Но да­же Га­радо­ну не уда­лось по­лучить от­ве­та от по­лужи­вого сер­жанта, что сто­ял во гла­ве ле­ги­оне­ров. Они сто­яли и слов­но жда­ли сле­ду­юще­го ша­га — но ка­кого?

Ко­ман­дор Тре­во, стар­ший из вы­жив­ших офи­церов ко­ман­ды «Фа­лан­ги», нас­то­ятель­но со­вето­вал взять курс или об­ратно к Тер­ре или к до­кам Мар­са для столь не­об­хо­димо­го ре­мон­та и по­пол­не­ния. Га­радон сог­ла­сил­ся с этим ре­шени­ем, но его не по­кида­ло чувс­тво, что у судь­бы иные пла­ны на поч­тенную звез­дную кре­пость.

Лишь толь­ко «Фа­лан­га» взя­ла курс в Сол­нечную сис­те­му, биб­ли­арии и ас­тро­паты по­лучи­ли ис­ка­жён­ный и пол­ный от­ча­яния сиг­нал бедс­твия. Ка­дия зап­ра­шива­ла сроч­ную по­мощь.

Тре­во и Фу­ран ут­вер­жда­ли, что лич­ный сос­тав и сис­те­мы «Фа­лан­ги» не бы­ли го­товы к бою, но Га­радон не при­нял воз­ра­жений. Он был твёрд в сво­ём ре­шении. Ос­новная цель «Фа­лан­ги» бы­ла не за­бота о се­бе, но служ­ба Им­пе­ри­уму, и Ка­дия бы­ла важ­нее лю­бых за­бот. Ре­шение бы­ло окон­ча­тель­ным, и звез­дная кре­пость из­рыгну­ла по­токи плаз­мы, ме­няя курс сквозь Им­ма­тери­ум. Ког­да скрип об­шивки умень­шил­ся, взгляд Га­радо­на пал на тень во внут­реннем свя­тили­ще. Во ть­ме по­лых­ну­ло пла­мя, и сер­жант Ле­ги­она Прок­ля­тых от­ве­тил мол­ча­ливым кив­ком.

Ярость Ра­зори­теля

В меж­пла­нет­ной пус­то­те Ка­ди­ан­ской сис­те­мы го­тови­лась ата­ка сил Абад­до­на. По­доб­но копью, пу­щен­но­му из глу­бин Ока Ужаса, Чёр­ный Флот ле­тел пря­миком к Ка­дии, к глав­но­му бас­ти­ону соп­ро­тив­ле­ния Врат.

Ма­лые су­да шли в аван­гарде, бу­дучи не бо­лее чем жи­вым щи­том для мощ­ных, ис­то­чав­ших ть­му, бо­евых ко­раб­лей. Меж­пла­нет­ные пас­са­жир­ские и гру­зовые ко­раб­ли бы­ли скуд­но во­ору­жены, но их эки­пажи бы­ли пре­ис­полне­ны не­видан­ным рве­ни­ем и пре­дан­ностью Ис­тинной Ве­ре. За аван­гардом сле­дова­ли груп­пы бо­гохуль­ных бо­евых ко­раб­лей; лич­ный флот Абад­до­на, что был чер­нее лю­бой но­чи; чу­монос­ные су­да Гвардии Смерти, ис­то­чав­шие за­раже­ние и бо­лез­ни в са­му пус­то­ту кос­мо­са; пре­дан­ные пер­ма­нен­тным из­ме­нени­ям ко­раб­ли Ты­сячи Сы­нов; и на­конец, ле­ви­афа­ны Пожиратели Миров, на­сыщен­но-крас­ные, как са­ма кровь. И из этих ря­дов вид­не­лись ко­раб­ли-ле­ген­ды, ядо­витый «Терминус Эст», не­ис­то­вый «Кре­пость Аго­нии», и зло­вещая, пос­ледняя из из­вес­тных Чернокаменных крепостей, «Во­ля Вечности».

Нем­но­гие под ко­ман­до­вани­ем Абад­до­на по­нима­ли его ис­тинную нуж­ду смять Ка­дию под сво­им ку­лаком. Или прос­то не за­думы­вались. Для тём­ных про­роков Не­сущих Сло­во и их пос­ле­дова­телей, это бы­ла судь­ба, пред­ска­зан­ная Бо­гами Ха­оса нес­коль­ко ве­ков на­зад. Для По­вели­телей Но­чи это был час ус­та­нов­ле­ния царс­тва тер­ро­ра. Для Аль­фа-Ле­ги­оне­ров это был все­го лишь оче­ред­ной ви­ток ин­триг и хит­ро­ум­ных пла­нов, не боль­ше и не мень­ше, чем про­чие их про­яв­ле­ния. Про­чие же ли­деры мень­ших банд и фор­ми­рова­ний, же­лали прос­ла­вить сво­их бо­гов, об­рести пок­ро­витель­ство, же­лали вы­ковать свою собс­твен­ную судь­бу, или же прос­то об­ру­шить на за­щит­ни­ков Им­пе­ри­ума не­нависть, ко­пив­шу­юся де­сять ты­сяч лет. А кем-то и во­об­ще не дви­гала ни­какая мо­тива­ция. Их ох­ва­тило пла­мя вой­ны, и они же­лали толь­ко лишь ока­зать­ся в гу­ще доб­ротно­го боя и об­ру­шить лич­ную ярость на вся­кого встреч­но­го.

И все, кто встре­чал пе­ред со­бой эту ужа­са­ющую про­цес­сию, рас­пла­чива­лись сво­ими жиз­ня­ми и ду­шами. Ос­татки линейных фло­тов Ко­роны и Ска­руса, обес­кров­ленные пер­вой вол­ной Три­над­ца­того Чёр­но­го Крес­то­вого По­хода, встре­тили аван­гард фло­та Ра­зори­теля на ор­би­те Ви­гила­тума. Эки­пажи сра­жались до пос­ледне­го, и мо­лит­вы ве­ры и стой­кос­ти за­мира­ли на их гу­бах, ког­да бес­по­щад­ное пла­мя плаз­мы по­жира­ло их ко­раб­ли и их те­ла.

Флот Абад­до­на прод­ви­гал­ся.

Ког­да пер­вые ко­раб­ли Ха­оса дос­тигли Же­лез­ной Мо­гилы — ско­пища раз­ру­шен­ных ос­то­вов кос­ми­чес­ких су­дов, ос­тавше­гося ещё со вре­мён Первого Чёрного крестового похода в Ка­ди­ан­ском сек­то­ре, их кор­пу­са ста­ли бук­валь­но ис­па­рять­ся от кон­цен­три­рован­но­го ог­ня ору­дий «Но­ва». Ад­ми­рал Дос­тов спря­тал свои лин­ко­ры клас­са «По­беда» сре­ди без­жизнен­ных ос­то­вов, и те­перь вы­жив­шие об­ру­шива­ли свою ярость за пав­ших под Ви­гила­тумом то­вари­щей. Ес­ли бы од­на храб­рость поз­во­ляла раз­жечь пла­мя в куз­не по­беды, Дос­тов вы­ковал бы на ней со­вер­шенней­ший из клин­ков. Но храб­рый ад­ми­рал на­нёс не бо­лее де­сяти про­цен­тов по­терь, по­куда не прив­лёк лич­ное вни­мание Во­ите­ля, и те­перь Мо­гила по­пол­ни­лась плотью и кос­тя­ми.

Абад­дон про­дол­жил атаку.

На са­мой Ка­дии весть о Чер­но­камен­ной Кре­пос­ти пог­ру­зила Кри­да и его бли­жай­ших ко­ман­ди­ров в ак­тивную ра­боту. Мощь этой бо­евой стан­ции поз­во­ляла без тру­да рас­пра­вить­ся с по­кале­чен­ны­ми ор­би­таль­ны­ми за­щит­ны­ми сис­те­мами, что­бы за­тем бук­валь­но вы­жечь все приз­на­ки жиз­ни с по­вер­хнос­ти са­мой пла­неты.

Ос­та­валась од­на на­деж­да. Ещё с са­мого мо­мен­та зна­комс­тва с Чер­но­камен­ны­ми кре­пос­тя­ми, во вре­мя Го­тичес­кой вой­ны, Культ Ме­хани­кус ак­тивно ра­ботал над соз­да­ни­ем конт­рмер против раз­ру­шитель­ных варп-лу­чей. Обыч­ная за­щита бы­ла бес­по­лез­на — ни обыч­ные щи­ты, ни са­мая тол­стая бро­ня не спа­сали от сы­рой, ис­ходной энер­гии са­мого Им­ма­тери­ума. Бы­ло най­де­но ре­шение. Пу­тём сме­шения всех зна­ний о пус­тотных щи­тах и по­лях Гел­ле­ра, ока­залось воз­можно соз­дать энер­ге­тичес­кое по­ле, спо­соб­ное дес­та­били­зиро­вать и рас­се­ять варп-луч. Ка­ди­ан­ское «ну­левое по­ле» бы­ло за­вер­ше­но в ак­ку­рат пе­ред на­чалом Три­над­ца­того похода. К со­жале­нию, ни один из ге­нера­торов не пе­режил оса­ды.

Крид соб­рал все уси­лия для вос­ста­нов­ле­ния сис­тем за­щиты, под­хо­дящих для «тра­дици­он­ной» вой­ны. Но с вестью о приб­ли­жении Во­ли Вечности всё из­ме­нилось. Каж­дый адепт Бо­га-Ма­шины был нап­равлен на вдох­но­вение жиз­ни в сис­те­мы ну­лево­го по­ля. Тех­ножре­цы и тех­нопро­вид­цы бы­ли воль­ны изы­мать лю­бые нуж­ные им де­тали из лю­бого ус­трой­ства на пла­нете, они тру­дились без пе­реры­вов и от­ды­ха, при­бегая ко всем воз­можным и не­во­об­ра­зимым ра­нее тех­ни­чес­ким ре­шени­ям, в по­пыт­ке дос­тичь не­воз­можно­го.

К мо­мен­ту, ког­да фло­ту Абад­до­на ос­та­валось не бо­лее дня пу­ти, ста­ло оче­вид­но, что всех этих ста­раний не­дос­та­точ­но. У Ка­дии бы­ло в от­но­ситель­ном дос­татке лич­но­го сос­та­ва, ве­ры, ре­шимос­ти. Че­го у Ка­дии не бы­ло, так это вре­мени. Вре­мя уте­кало. Ма­гос Кларн с грустью со­об­щал, что, да­же при луч­ших ожи­дани­ях, ну­левое по­ле Кас­ра Краф не удас­тся за­пус­тить да­же в по­лови­ну мощ­ности. Нуж­но бы­ло вре­мя. Но его не бы­ло.

И тог­да Свен Кро­вавый Рёв из ле­ги­она Кос­ми­чес­ких Вол­ков пред­ло­жил ре­шение — или, по край­ней ме­ре, дал на­деж­ду. Его бо­евая бар­жа, «Ко­готь Ог­ненног­ри­вого», ос­та­вал­ась единс­твен­ным пол­ностью ис­прав­ным бо­евым ко­раб­лём на ор­би­те Ка­дии. Его братья мог­ли бы нап­ра­вить ко­рабль пря­мо в сер­дце вра­жес­ко­го фло­та, в по­пыт­ке взять на абор­даж Во­лю Вечности, в по­пыт­ке сде­лать всё воз­можное для то­го, что­бы вы­иг­рать вре­мя.

Это бы­ло от­ча­ян­ное ре­шение. Но в су­ровые вре­мена, от­ча­яние мо­жет быть пе­реко­вано в си­лу и ре­шимость. Ве­ликая Ро­та Вол­ка не бы­ла в оди­ночес­тве — око­ло двух со­тен ос­тавших­ся брать­ев раз­личных ор­де­нов Адеп­тус Ас­тартес пог­ру­зились на «Ко­готь Ог­ненног­ри­вого». От собс­твен­ных сил Све­на ос­та­валось лишь 58 брать­ев. Но к не­му при­со­еди­нились дру­гие ро­ты, обез­глав­ленные и обес­кров­ленные в прош­лом втор­же­нии, от­дель­ные от­ря­ды и да­же от­дель­ные братья, ос­тавши­еся в оди­ночес­тве, объ­еди­нились для пос­ледне­го страш­но­го уда­ра по Абад­до­ну, пол­ные ре­шимос­ти отом­стить за сво­их брать­ев. К ним так­же при­со­еди­нились и храб­ре­цы из 13-го Ка­ди­ан­ско­го с пол­ной ма­нипу­лой мар­си­ан­ских ски­тари­ев.

Гар­ни­зон Кар­са Краф с за­мер­ши­ми сер­дца­ми про­вожал яр­кую звез­ду Ког­тя Ог­ненног­ри­вого, вы­шед­ше­го с ор­би­ты, но поч­ти сра­зу же был по­терян кон­такт, и ра­дость сме­нилась тос­кой. Фраза «Ка­дия стоит!» раз­да­валась эхом в бас­ти­онах, на сте­нах и ре­дутах. Мно­гие вос­пря­ли ду­хом от этих слов, но бы­ли и те, в ком по­сели­лись сом­не­ния, но они не ста­ли вы­давать се­бя упад­ни­чес­ки­ми разговорами. Ка­дия уже от­ру­била пра­вую ру­ку Абад­до­на — воз­можно, она смо­жет от­сечь и ле­вую. Но храб­рость дол­жна сто­ять на твёр­дой поч­ве, ко­торую «Во­ля Вечности» мог­ла зап­росто об­ра­тить в пе­пел.

Крид по­нимал сос­то­яние сол­дат, по­тому как их сом­не­ния бы­ли так же и его сом­не­ни­ями. Без­дей­ствие да­вило на не­го, и он на­чал с ним бо­роть­ся. По­ка приб­ли­жал­ся час Х, Крид был в пос­то­ян­ном дви­жении, лич­но про­веряя каж­дый пост, каж­дое ук­репле­ние, каж­дый склад бо­еп­ри­пасов, по­жимая ру­ки офи­церам и взи­рая в гла­за сол­да­там. Он все­лял на­деж­ду и ве­ру и в ве­тера­нов, и в зе­лёных но­вич­ков, и те бы­ли го­товы сдви­нуть го­ры по од­но­му сло­ву Лор­да-Кас­те­ляна. Уве­рен­ность рос­ла в каж­дом муж­чи­не и каж­дой жен­щи­не, до чь­их ушей до­лета­ли сло­ва Кри­да. Ка­дия сто­ит. Ка­дия сто­ит во имя Кри­да. Ка­дия сто­ит во имя Им­пе­рато­ра.

Но ма­ло кто мог бы по­думать, что его вся­кий страх был лишь то­ликой стра­ха, что ис­пы­тывал сам Крид. С каж­дым про­шед­шим ча­сом, с каж­дым ми­гом, в нём рос­ла уве­рен­ность, что свет Им­пе­рато­ра бо­лее не све­тит на Ка­ди­ан­ские Вра­та. Что отец че­лове­чес­тва по­кинул их и от­пустил в объ­ятия Ть­мы. Крид прок­ли­нал се­бя за по­доб­ные мыс­ли, гнал их от се­бя, бу­дучи уве­рен­ным, что по­доб­ные мыс­ли по­рож­да­ют ересь. Но опа­сения его не ухо­дили, и лишь бы­ли за­пер­ты пог­лубже. Лишь вер­ный и пре­дан­ный Джар­ран Келл осоз­на­вал ту ть­му, ко­торая око­выва­ла ра­зум Кри­да, но он ис­прав­но хра­нил эту тай­ну, как хра­нил и мно­гие тай­ны до сих пор.

Аван­гард Абад­до­на при­был с рас­све­том, и был встре­чен плот­ны­ми зал­па­ми ог­ня и не­пови­нове­ния. Ис­терзан­ные ко­раб­ли на ор­би­те пош­ли в свой пос­ледний, уже про­иг­ранный, бой, до­бав­ляя свой гнев к ярос­ти ор­би­таль­ных ба­тарей. За­боты Кри­да по вос­ста­нов­ле­нию бы­ли не нап­расны. Ко­раб­ли обс­тре­лива­ли вра­га из всех ос­тавших­ся ору­дий, что­бы в кон­це кон­цов ид­ти на храб­рый та­ран, спи­хивая су­да неп­ри­яте­ля в гра­вита­ци­он­ный ко­лодец Ка­дии. Не­беса за­пыла­ли ог­нём, и каж­дая но­вая вспыш­ка от­ме­чала ста­нов­ле­ние но­вых му­чени­ков и воз­никно­вение но­вых мо­гил ере­тиков.

Но это бы­ло лишь пре­дис­ло­вие, про­лог. В кон­це кон­цов, ис­ка­лечен­ный флот Ка­дии от­пра­вил­ся в не­бытие, а на не­бе по­яви­лась но­вая лу­на. Вось­ми­конеч­ная лу­на из глу­бин­но­го кам­ня, в цен­тре ко­торой пы­лало не­ис­то­вое яр­ко-крас­ное око. Ка­дия за­та­ила ды­хание, ког­да «Во­ля Вечности» выш­ла на дис­танцию выс­тре­ла. Свен по­тер­пел не­уда­чу. Его жер­тва, жер­твы всех брать­ев раз­личных ор­де­нов, ока­зались нап­расны.

Око за­пыла­ло. Оно из­рыгну­ло гу­битель­ный луч, ко­торый приб­ли­жал­ся к пла­нете, от­счи­тывая её пос­ледние се­кун­ды.

И был рас­се­ян в об­ла­ках.

По все­му Кар­су Краф раз­да­лись кли­чи ра­дос­ти, но не бо­лее, чем в сер­дце са­мого Лор­да-Кас­те­ляна. Лишь Ма­гос Кларн ос­та­вал­ся спо­ко­ен. Он лич­но про­ин­спек­ти­ровал за­щит­ную сеть Кас­ра Краф лишь для то­го, что­бы уви­деть, что все его адеп­ты бы­ли уби­ты, а в энер­го­сеть по­ля вме­шались не­пос­ти­жимые ему ксе­нотех­но­логии, что поз­во­лило не прос­то за­пус­тить по­ле Кас­ра Краф, но да­же нак­рыть всю Ка­дию. В его би­оло­гичес­ком сер­дце впер­вые за его жизнь по­сели­лись сом­не­ния, и мо­жет быть, страх. Кто-то, кро­ме его под­чи­нён­ных, смог рас­пу­тать, раз­га­дать дво­ич­ную ма­гию, ис­хо­див­шую от его рук.

Ли­кова­ние по­утих­ло, ког­да день сме­нил­ся рукотворной ночью, от то­го что сплош­ная мас­са вра­жес­ких ко­раб­лей за­пол­ни­ла не­бо от го­ризон­та до го­ризон­та. Ма­гос об­ра­тил своё вни­мание на бо­лее важ­ные ве­щи, чем раз­га­дыва­ние тай­ны по­чин­ки по­ля. На­чал­ся штурм Ка­дии Се­кун­дус.

Слов­но по не­види­мому сиг­на­лу, на­вис­шая ть­ма си­лу­этов Чёр­но­го Фло­та рас­цве­ла яр­ки­ми вспыш­ка­ми. С не­имо­вер­ным рё­вом, на­чалась пер­вая вол­на ор­би­таль­ной бом­барди­ров­ки, слов­но гла­шатай, из­ве­ща­ющий о гря­дущей рез­не.

По­вер­хность Ка­дии Се­кун­дус, ис­терзан­ная пре­дыду­щими сра­жени­ями, вновь пок­ры­валась ужас­ны­ми шра­мами от ог­ня мак­ро-ба­тарей, мель­та-тор­пед и ад­ско­го пла­мени. Зем­ля под­ни­малась в воз­дух, сго­рая при па­дении. Пус­тотные щи­ты свер­ка­ли и про­гиба­лись под тя­жестью это­го не­выно­симо­го штор­ма. Нем­но­гие из них дер­жа­лись, но мно­гие рас­па­дались ис­кра­ми яр­ко­го све­та, и вто­рая вол­на уже вы­чища­ла все приз­на­ки жиз­ни с го­лых кам­ней.

Осада Кадии Секундус

Бас­ти­оны кас­ра Краф от­ве­чали яр­ки­ми лу­чами за­щит­ных ла­зеров и ор­би­таль­ных ба­тарей, вы­жигая под­ле­та­ющие де­сан­тные тран­спор­ты и де­сан­тные кап­су­лы. Мно­гие ве­ли неп­ри­цель­ный, заг­ра­дитель­ный огонь, но каж­дый выс­трел на­ходил свою цель — столь плот­ным был по­ток сил Ра­зори­теля.

К вос­то­ку от кас­ра Краф, мак­роба­тареи кас­ра Старк прог­ре­мели сво­им пос­ледним зал­пом и ис­чезли в в ог­лу­шитель­ном взры­ве, ког­да од­на из мель­та-тор­пед про­била зем­лю под ним и по­дор­ва­ла склад бо­еп­ри­пасов. К се­веру, ос­танки «Клин­ка Не­пови­нове­ния» гре­мели от­ветны­ми бор­то­выми зал­па­ми в не­беса, раз­ры­вая в клочья че­репо­об­разные де­сан­тные ко­раб­ли и сби­вая эс­корт из Хель-драконов. «Валь­ки­рии» из 119-го зве­на Кла­вина Стрек­ки вры­вались в ог­не­вые ко­ридо­ры за­щит­ни­ков, охо­тясь на бес­числен­ные це­ли. Пов­сю­ду сре­ди ре­дутов Ка­дии, за­щит­ни­ки не­ис­то­во мо­лились, что­бы враг дрог­нул от это­го от­по­ра, что­бы бит­ву уда­лось вы­иг­рать на под­сту­пах, а не на зем­ле.

Но эти на­деж­ды бы­ли нап­расны. Де­сан­тных тран­спор­тов бы­ло слиш­ком мно­го, а за­щит­ни­ков слиш­ком ма­ло. Юж­ная око­неч­ность кас­ра Краф, Вал Му­чени­ков, на­чал раз­ру­шать­ся, ког­да от­ка­зали его пус­тотные щи­ты. При­цель­ные зал­пы вы­бива­ли ка­мень за кам­нем, оп­ро­киды­вали ору­дия раз­ме­ром с до­ма и хо­рони­ли за­живо за­щит­ни­ков под гру­дами об­ломков.

Крид оце­нил по­несён­ный урон и от­дал при­каз вы­жив­шим от­су­пать на но­вые по­зиции. Каср Краф по­ка ещё сох­ра­нил три це­лых и неп­риступ­ных обо­рони­тель­ных ру­бежа вок­руг цен­траль­но­го дон­жо­на. Не бы­ло нуж­ды в бес­по­лез­ных по­терях сре­ди раз­ва­лин, ког­да в ос­таль­ных мес­тах сох­ра­нялась нех­ватка за­щит­ни­ков. Гар­ни­зон Ва­ла Му­чени­ков тут же на­чал ор­га­низо­ван­ное от­ступ­ле­ние, в от­но­ситель­ную бе­зопас­ность Кас­ра Краф. Не все ока­зались дос­та­точ­но удач­ли­вы. И вот, от юж­но­го за­щит­но­го ва­ла ос­тался ку­сок пу­тоши, пол­ный пе­ремо­лотых кам­ней и ра­зор­ванных тел. Но за каж­дую уте­рян­ную не­поко­леби­мую ду­шу, три дру­гих дос­ти­гали мес­та наз­на­чения. Стар­шие и млад­шие офи­церы мгно­вен­но от­прав­ля­ли при­быв­ших в уси­ление в дру­гих мес­тах.

Лишь од­ни за­щит­ни­ки не сде­лали на ша­гу на­зад в сво­ём уп­рямс­тве, под­пи­тан­ном ве­рой. Чёр­ные Хра­мов­ни­ки. Мар­шал Амаль­рих плю­нул на при­каз Кри­да. Он встал на эту зем­лю, и он бу­дет дер­жать её до пос­ледне­го вздо­ха...

Ког­да де­сан­тные ко­раб­ли на­чали дос­ти­гать сво­ей це­ли, эс­корт Хель-драконов взял но­вый курс и пе­решёл на штур­мовку ре­дутов Хра­ма Свя­того Мор­ри­кана. Воз­дух на­пол­нился но­выми зву­ками — прон­зи­тель­ным во­ем, по­доб­ным кри­кам ере­тиков, ко­торых за­живо по­жира­ет пла­мя прок­ля­тия, но в де­сят­ки раз гром­че. Нес­коль­ко се­кунд спус­тя, пер­вая «Клеш­ня Стра­ха» об­ру­шилась на сте­ны бас­ти­она. Ап­па­рели от­ки­нулись в ши­пени­ем, и кап­су­ла на­чала из­ры­гать от­ря­ды Не­сущих Сло­во и Аль­фа-Ле­ги­оне­ров пря­мо в сер­дце за­щит­ных по­ряд­ков Кри­да. По­нача­лу друж­ные и ско­ор­ди­ниро­ван­ные зал­пы Им­пер­ской Гвар­дии от­брасывали ата­ку­ющих на­зад. Но за­тем в воз­ду­хе вы­рос­ли бо­гохуль­ные ико­ны, пол­ные не­чис­то­го ды­ма и кри­ков по­гибе­ли. Плоть са­мой ре­аль­нос­ти на­дор­ва­лась, и в бой всту­пили за­выва­ющие де­моны.

Это тво­рилось пов­сю­ду. К рё­ву бол­те­ров пре­дате­лей при­со­еди­нялись воп­ли и сто­ны бо­евых кли­чей де­монов. Огневые позиции раз­ру­шались из­нутри, и да­же ког­да они ве­ли бес­по­щад­ный огонь в упор, их рас­счё­ты па­дали от ад­ских клин­ков и зве­риных ког­тей. Не­кото­рые взво­ды, пот­ря­сён­ные об­ру­шив­шимся на них ужа­сом, бро­сили ору­жие и по­бежа­ли. Но мно­гие сра­жались до пос­ледне­го, да­же пе­ред ли­цом не­мину­емой смер­ти под­держи­ва­емые ме­лодич­ны­ми на­пева­ми свя­щен­ни­ков Ми­нис­то­рума, и их ре­шимость толь­ко лишь под­креп­ля­лась не­воз­можностью по­бега из это­го ада. В этой кро­вавой ба­не сол­дат мог выб­рать толь­ко лишь спо­соб сво­ей смер­ти, и мно­гие из них твёр­до дер­жа­ли ору­жие в ру­ках и встре­тили свою по­гибель в не­пови­нове­нии са­мой судь­бе.

Но са­мой тяж­кой бы­ла бит­ва в рай­оне Хра­ма Свя­того Мор­ри­кана. Ве­ра Сес­тёр Бит­вы бы­ла не­поко­леби­ма, и они без еди­ной те­ни сом­не­ния нес­ли ана­фему сви­репым де­монам. И из всех их чис­ла, Ор­ден Прес­вя­той Де­вы-Му­чени­цы не сде­лал ни ша­гу на­зад, и ни ра­зу не по­вер­нулся к вра­гу спи­ной. Под не­ус­танным взо­ром Ка­нонисс Же­невь­евы и Эле­анор, они встре­тили не­ис­то­вую ор­ду бол­те­рами и свя­щен­ным пла­менем, вы­жигая лю­бое при­сутс­твие де­монов со стен и зем­ли хра­ма. Со сто­роны ка­залось, что са­мо пла­мя бит­вы сло­во от­сту­па­ет от Хра­ма Свя­того Мор­ри­кана, что ос­ве­щал зо­лотым све­том зем­лю вок­руг се­бя.

К вос­то­ку при­зем­ли­лись пер­вые де­сан­тные тран­спор­ты. Бо­евые машины, одер­жи­мые де­мона­ми, на­чали свой вы­ход к сте­нам Кас­ра Краф, и бы­ли встре­чены раз­ру­шитель­ным ог­нём 252-го Ка­ди­ан­ско­го Тан­ко­вого, зак­ре­пив­ше­гося в тран­ше­ях и ка­пони­рах. Пе­редо­вой от­ряд Чёр­но­го Ле­ги­она об­ра­тил­ся в ды­мящий­ся сплав же­леза и пло­ти, но под­хо­дили но­вые и но­вые си­лы. С гро­мыха­ни­ем из ту­мана вой­ны по­яви­лись «Гибельные клинки» Ха­оса, да­вя и сми­ная сво­ими гу­сени­цами сво­их бо­евых то­вари­щей-не­удач­ни­ков, по­сылая свои мощ­ные сна­ряды в сте­ны. С ог­лу­шитель­ным гро­хотом от сте­ны от­ко­лолось нес­коль­ко кус­ков, пог­ре­бя под со­бой сра­зу три взво­да «Ле­ман Рус­сов». Тан­ки от­ступ­ни­ков слов­но взре­вели по­доби­ем бо­ево­го кли­ча, и из их те­ни выш­ли быс­трые тран­порты, воз­глав­ля­емые БТР «Но­сорог», чьи бор­та бы­ли бо­гато ук­ра­шены че­репа­ми. С по­бедо­нос­ным рё­вом тран­спор­ты ус­тре­мились в про­лом.

Да­леко к се­веру, ос­татки Кас­ра Джарк сод­ро­гались под мощью ар­тобс­тре­ла Же­лез­ных Во­инов, что рас­по­ложи­ли свои осад­ные ба­тареи на Ко­ларак­ских Рав­ни­нах. Ор­вен Зай­фелл не при­вык от­си­живать­ся за сте­нами, и от­дал при­каз сво­им брать­ям пог­ру­жать­ся в тран­порты. Куз­нец Кром Гат ожи­дал кон­тра­таку и ус­пел ук­ре­пить свои по­зиции де­сан­тны­ми бас­ти­она­ми и прок­ля­тыми за­щит­ны­ми сте­нами, приз­ванны­ми за­мед­лить лю­бое прод­ви­жение вра­га и вы­иг­рать тем са­мым вре­мя на пе­ренос ог­ня ба­тарей пе­ред со­бой. Но ни­какой де­мони­чес­кий ме­ханизм не смог вы­нес­ти ярос­ти уро­жен­цев Фен­ри­са. Же­лез­ные жре­цы вор­ва­лись со сво­ими брать­ями в ци­тадель Кро­ма Га­та, пе­ре­обо­рудо­вав тран­шеи и ук­репле­ния для сво­ей поль­зы.

Шли ча­сы. Дни. Бит­ва не ути­хала ни на ми­нуту. Мно­гие за­щит­ни­ки уже прис­по­соби­лись к этим ус­ло­ви­ям и ухит­ря­лись при­нимать пи­щу и сон в пе­реры­вах меж­ду вол­на­ми атак и бом­барди­ров­ка­ми. Не­кото­рые ос­та­вались пос­то­ян­но на­чеку, со­бирая всю во­лю и все си­лы в ку­лак. За­щит­ни­ки соп­ро­тив­ля­лись ужа­сам, кружившим по­доб­но вет­рам над всей Ка­ди­ей Се­кун­дус.

Сте­ны Кас­ра Краф бы­ли вы­чище­ны от на­падав­ших, но толь­ко за­тем, что­бы вновь ока­зать­ся под оса­дой ужа­сов вар­па. Каср Джарк, все­ми си­лами упа­сён­ный от обс­тре­ла Кро­ма Га­та, пал под на­пором не­удер­жи­мой ма­гии Эле­ка Стей­на из Ты­сячи Сы­нов. Три ра­за обе­зумев­шие от кро­ви бер­серки По­жира­телей Ми­ров под­сту­пали к об­ломкам Клин­ка Не­пови­нове­ния. Три ра­за Мас­тер Ко­ра­хаил со­бирал брать­ев 4-й ро­ты Тём­ных Ан­ге­лов. Три ра­за пос­ле­дова­тели Кхор­на бы­ли от­бро­шены на­зад в жес­то­чай­шем ближ­нем бою, даль­ше от те­ни, от­бра­сыва­емой кор­пу­сом поч­тенно­го крей­се­ра.

Нес­мотря на вме­шатель­ство ры­царей До­ма Ра­вен, про­лом в вос­точной сте­не толь­ко рос. Рап­то­ры и от­ря­ды ус­тра­шения По­вели­тели Но­чи прод­ви­гались рыв­ка­ми, на­пол­няя воп­ля­ми ужа­са прос­транс­тво меж­ду ру­бежа­ми обо­роны и ра­зыс­ки­вая но­вую до­бычу. К чес­ти гвар­дей­цев, они не под­да­вались па­нике, и от­су­пали бо­евы­ми по­ряд­ка­ми — по це­поч­ке, прик­ры­вая прод­ви­жение то­вари­щей заг­ра­дитель­ным ог­нём. Но рап­то­ры бы­ли слиш­ком быс­тры. Слиш­ком го­лод­ны. И ско­ро они вы­реза­ли от­ста­вав­ших, и заш­ли в тыл обо­роняв­шимся.

Крид от­дал при­каз на зак­ры­тие во­рот вто­рого обо­рони­тель­но­го ру­бежа, жер­твуя ты­сяча­ми ра­ди спа­сения со­тен ты­сяч. Во­семь вну­шитель­ных врат зак­ры­лись наг­лу­хо, об­ра­зуя но­вый обо­рони­тель­ный пе­риметр. Сот­ни бой­цов ос­та­лись за во­рота­ми, кри­ча сво­им то­вари­щам на во­ротах, да­бы те спол­на отом­сти­ли за них. И при­мыка­ли шты­ки, го­товясь к сво­ему пос­ледне­му бою. По­чёт­но­му бою.

Од­на­ко ос­та­валось ещё двое врат.

На вос­то­ке, ко­ман­дир гар­ни­зона ока­зал­ся слиш­ком слаб ду­хом. Он за­тянул мо­мент зак­ры­тия врат, на­де­ясь, что с каж­дой се­кун­дой он спа­сёт боль­ше бла­жен­ных душ. И по­куда вра­та ос­та­вались от­кры­тыми, нес­коль­ко Хел­бру­тов рва­нули к про­ходу, под­пе­рев сво­ими де­мони­чес­ки­ми уси­ли­ями ме­ханизм. Мгно­вен­но на них об­ру­шил­ся по­ток ог­ня из всех воз­можных ору­дий. Хел­бру­ты ре­вели и сте­нали, по­ка по­токи ог­ня вы­рыва­ли из них кус­ки бро­ни и прок­ля­той пло­ти, плаз­ма за­тека­ла в их ве­ны и огонь вы­жигал их ко­жу. Но эта жер­тва вы­иг­ра­ла дос­та­точ­но вре­мени для про­рыва мно­гих Одер­жи­мых внутрь. Кто зна­ет, ка­кое бы раз­ру­шение на­нес­ли прор­вавши­еся, ес­ли бы не жер­тва Вто­рой Ро­ты Но­вама­ринов и бой­цов 403-го Ка­ди­ан­ско­го, ко­торые за­дер­жа­ли от­ступ­ни­ков в не­рав­ном бою дос­та­точ­но дол­го, что­бы мог­ли по­дой­ти тан­ки 185-го Ка­ди­ан­ско­го, ко­торые бук­валь­но ра­зор­ва­ли не­чес­тивцев в кро­вавое же­ле. Уце­лело лишь нес­коль­ко от­ря­дов ка­ди­ан­ских но­воб­ранцев.

И толь­ко лишь один, пос­ледний Но­вама­рин про­дол­жал удер­жи­вать зна­мя, по­куда жизнь мед­ленно вы­тека­ла из не­го от страш­ней­ших из ран.

На вос­точном бар­би­кане и вов­се от­ка­зал ме­ханизм за­пира­ния, бук­валь­но съ­еден­ный чу­мой раз­ло­жения, по­рож­дённой ма­ги­ей. «Гибельные клинки» из 113-го пол­ка «Мёр­твых Го­лов» при­няли ре­шение зак­рыть про­ход кор­пу­сами сво­их тан­ков, но опоз­да­ли. К ним ри­нул­ся жи­вой по­ток из куль­тис­тов, ко­торые по­теря­ли чувс­тво бо­ли, бла­года­ря сво­им пок­ро­вите­лям. Куль­тис­ты с упорс­твом фа­нати­ков ки­дались с го­лыми тор­са­ми на огонь и под гу­сени­цы. Бол­те­ры пе­рег­ре­лись, ав­то­пуш­ки ис­тра­тили весь бо­еза­пас, и мо­гучие танки прос­то за­вяз­ли в бо­лоте из кро­ви, ки­шок и кос­тей.

Со смертью пос­ледне­го куль­тис­та в бой всту­пил сам Чёр­ный Ле­ги­он.

Све­жие си­лы лег­ко смя­ли пос­ледних за­щит­ни­ков, и вос­точные вра­та па­ли.

Вто­рая ли­ния обо­роны пос­ледне­го Кас­ра Ка­дии па­ла.

Внеш­ние сте­ны

Один за дру­гим, пе­редо­вые ук­репле­ния Кас­ра Краф па­ли, и лишь на юге раз­го­рал­ся огонь соп­ро­тив­ле­ния. Мар­шал Амаль­рих из Чёр­ных Хра­мов­ни­ков дал обет за­щитить Вал Му­чени­ков, и его братья за­щища­ли свя­тыню, со всей воз­можной фа­натич­ностью и упорс­твом, ко­торы­ми сла­вил­ся ор­ден. Они сра­жались, нес­мотря на то, что от стен дав­но ос­та­лись лишь гру­ды му­сора. Они сра­жались, стоя ос­тров­ком чер­нё­ной бро­ни в оке­ане орд Ха­оса. Чёр­ный Ле­ги­он, Не­сущие Сло­во и мно­гие дру­гие пред­по­лага­ли сло­мить лю­бую во­лю к соп­ро­тив­ле­нию сво­им чис­ленным пре­вос­ходс­твом. Братья ухо­дили по од­но­му. По двое, по трое. Зна­мя крес­то­вого по­хода нес­коль­ко раз па­дало. Но вы­жив­шие толь­ко лишь на­ходи­ли све­жие си­лы в жер­твах пав­ших, и вся­кий раз, ког­да зна­мя па­дало, на­ходил­ся тот, кто под­ни­мал его всё вы­ше.

К рас­све­ту вось­мо­го дня сте­ны Кас­ра Краф под­вер­глись обс­тре­лу пря­мой на­вод­кой из мно­гочис­ленных ору­дий, ос­тавших­ся в Пус­то­шах, и храб­рость за­щит­ни­ков пос­те­пен­но на­чала ис­ся­кать. Слиш­ком мно­гие хо­рошо пом­ни­ли, что же слу­чилось с их брать­ями и сёс­тра­ми на от­да­лён­ных ук­репле­ни­ях, рас­простра­нялись слу­хи о не­видан­ной в сво­ей жес­то­кос­ти рез­не под сте­нами, об из­де­ватель­ствах над тру­пами умер­ших. Но нем­но­гие мог­ли и по­думать об ис­тинных мас­шта­бах втор­же­ния, и от­ча­яние пос­лу­жило хо­рошим топ­ли­вом для по­жара стра­ха в ду­шах лю­дей. Уже ни свя­щен­ни­ки, ни ко­мис­са­ры не мог­ли ути­хоми­рить по­ражен­цев, по­яв­ля­ющих­ся тут и там. Не по­мога­ли ни гром­кие ли­тании ве­ры, ни су­ровое по­дав­ле­ние ина­комыс­лия. От­ча­яние рос­ло. Ка­дия уже пе­ренес­ла слиш­ком мно­гое. Она боль­ше не вы­дер­жит.

Для Кри­да, кре­пость прак­ти­чес­ки па­ла. Лорд-Кас­те­лян прек­расно по­нимал, что луч­шим спо­собом борь­бы с не­види­мым стра­хом слу­жат не сло­ва и не уг­ро­зы, но лич­ный при­мер. По­тому Крид по­кинул свой ко­ман­дный бун­кер и при­со­еди­нил­ся к ря­дам сол­дат на ук­репле­ни­ях. Он при­нимал пи­щу с прос­ты­ми сол­да­тами, вмес­те с ни­ми же он ста­рал­ся ур­вать ред­кие ми­нуты сна. По­ка вол­на за вол­ной раз­би­валась о по­золо­чен­ные Вра­та Кри­га, Ге­нерал сто­ял у бой­ниц, стре­ляя на­рав­не со сво­ими сол­да­тами из стан­дар­тно­й лаз­винтовки, взя­той у ор­ди­нар­ца. Эти мо­мен­ты де­монс­тра­тив­но­го соп­ро­тив­ле­ния бы­ли единс­твен­ны­ми, ког­да Крид мог смот­реть в ли­цо сво­ему вра­гу. Всё про­чее вре­мя он об­ра­щал­ся к вра­гу спи­ной, в сво­еоб­разном жес­те през­ре­ния. Он рас­ха­живал по кры­ше цен­траль­но­го бас­ти­она, чьи пус­тотные щи­ты пос­тра­дали ещё в пер­вый день оса­ды. Он спо­кой­но рас­смат­ри­вал ок­рес­тнос­ти и ана­лизи­ровал уви­ден­ное, всё вре­мя под­вергая се­бя и свою сви­ту опас­ности вне­зап­но­го ави­ана­лёта. Ку­да шёл Крид, ту­да же сле­довал Келл, и но­симое им зна­мя 8-го Ка­ди­ан­ско­го все­ляло то­лику ве­ры в тех, в ко­го не смог все­лить ве­ру сам Крид.

Под не­усып­ным взо­ром ко­ман­до­вания, Вра­та Кри­га упор­но сто­яли. Но на вос­то­ке судь­ба Кас­ра Краф по­вис­ла на во­лос­ке.

К счастью, здесь уже ре­шимос­ти бы­ло в дос­татке, ес­ли не в из­бытке. Чу­дом вы­жив­шие «Валь­ки­рии» 119-го ави­ак­ры­ла про­носи­лись над сте­нами и око­пами, без кон­ца вы­пол­няя штур­мовку нас­ту­пав­ших и прик­ры­вая не­беса. Сёс­тры Бит­вы за­няли ру­ины, и во гла­ве их сто­яла ра­нен­ная, но нес­ломлен­ная Ка­нонис­са Же­невь­ева. И на­конец, при­были пот­рё­пан­ные пе­рехо­дом Вол­ки и Тёмные Ан­ге­лы. Хо­дили слу­хи об ужас­ных соз­да­ни­ях, что сут­ки нап­ро­лёт се­яли па­нику и смерть да­леко за сте­нами за­щит­ни­ков. Ле­деня­щий ду­шу вой этих су­ществ то и де­ло до­носил­ся до гар­ни­зона. Ес­ли Ор­вен что-то и знал об этом, он де­лал вид, что так же ни­чего не по­нима­ет.

На за­щит­ни­ков вос­то­ка мед­ленно и не­умо­лимо на­пирал Ле­гио Вул­ка­нум. Ере­тик, прин­цепс Ма­лас Ти­рон пот­ра­тил де­сять ты­сяч лет на от­та­чива­ние сво­его мас­терс­тва, и бо­гопо­доб­ные ма­шины под сво­им уп­равле­ни­ем он чувс­тво­вал да­же луч­ше собс­твен­но­го те­ла. Ра­зуме­ет­ся, тут не обош­лось без да­ров его тём­ных пок­ро­вите­лей, на сты­ке тех­но­логий и ма­гии. Одер­жи­мые де­мона­ми «Гон­чие» бы­ли его гла­зами и уша­ми, его флаг­ман­ский ти­тан класса «Пол­ко­водец» «Вмес­ти­лище Прок­ля­тия» был его собс­твен­ной пра­вой ру­кой, ма­нипу­ла «Налётчиков» бы­ла его паль­ца­ми. В стол­кно­вени­ях со вся­кими уг­ро­зами, все ма­шины ве­ли огонь с не­веро­ят­ной точ­ностью и сог­ла­сован­ностью. Сто­ило пус­тотным щи­там пасть, ти­таны пе­рес­тра­ива­лись с чёт­костью вы­муш­тро­ван­ных сол­дат, вы­ходя из кон­такта и пе­рево­дя вни­мание ба­тарей. Та­ким об­ра­зом, все ти­таны без еди­ной по­тери по­доб­ра­лись поч­ти в упор к сте­нам Кас­ра Краф, нес­мотря на во­ен­ное мас­терс­тво за­щит­ни­ков.

За­щит­ни­ки вос­точных стен бы­ли спа­сены жер­твой 119-го кры­ла. Топ­ли­во и бо­еп­ри­пасы бы­ли на ис­хо­де, но штур­мо­вики пе­рес­тро­ились в бо­евой по­рядок для за­хода на цель.

Не­беса над ти­тана­ми ки­шели демонами, но опыт­ные пи­лоты 119-го из­влек­ли цен­ные уро­ки борь­бы про­тив де­мони­чес­ких ма­шин за пре­дыду­щие дни. У них не бы­ло ни еди­ного шан­са на за­во­ева­ние пре­вос­ходс­тва в воз­ду­хе, ибо це­лям не бы­ло чис­ла. Не бы­ло у них и шан­са про­дер­жать­ся доль­ше счи­таных ча­сов. Но вы­жива­ние и не вхо­дило в пла­ны от­важных пи­лотов. Кла­вин Стрек­ка, ко­ман­дир кры­ла, под­ме­тил, как ма­лые ти­таны дви­га­ют­ся вок­руг са­мого боль­шо­го из них и подс­тра­ива­ют­ся под его ша­ги. Стрек­ка ре­шил, что сто­ит от­сечь го­лову, и те­ло па­дёт.

Три «Валь­ки­рии» бы­ли под­би­ты ещё до то­го, как выш­ли на дис­танцию стрель­бы. Ещё две по­пали под век­тор ог­ня не­ис­то­вой пуш­ки «Вул­кан», и да­же не ус­пе­ли упасть, об­ра­тив­шись пря­мо в воз­ду­хе в мель­чай­шие ку­соч­ки. Ос­таль­ные штур­мо­вики дер­жа­ли строй, об­ру­шивая мощь всех дос­тупных ору­дий и скри­пя бро­нёй от по­пада­ний из ав­то­пушек. Ещё од­на «Валь­ки­рия» ус­тре­милась што­пором к зем­ле, ус­пев вы­пус­тить все ос­тавши­еся ра­кеты «воз­дух-зем­ля». Пус­тотные щи­ты «Вмес­ти­лища Прок­ля­тия» зас­верка­ли ис­кра­ми и пок­ры­лись ды­рами, ког­да ра­кеты дос­тигли сво­ей це­ли. 119-е рас­па­лись ве­ером для но­вого за­хода, при­жав­шись к зем­ле и уво­рачи­ва­ясь от зе­нит­но­го ог­ня с зем­ли.

В строю ос­та­лось лишь три «Валь­ки­рии», но и щи­ты го­лов­но­го ти­тана па­ли. Стрек­ка раз за ра­зом об­ма­нывал судь­бу, и вот, со вто­рого за­хода, под на­пором кон­цен­три­рован­но­го ог­ня из лаз­пу­шек, в кор­пу­се бо­гопо­доб­ной ма­шины за­зи­яли ра­ны. Тре­тий за­ход, и Стрек­ка ос­тался один, все его ве­домые бы­ли сби­ты.

Он воз­нёс мо­лит­ву Им­пе­рато­ру с прось­бой о сох­ра­нении сво­ей ду­ши.

И нап­ра­вил нос сво­ей «Валь­ки­рии» в сер­дце вра­жес­ко­го ти­тана и вклю­чил фор­саж.

Ог­ненный шар стал дос­той­ным над­гро­би­ем 119-го ави­ак­ры­ла, и его бы­ло вид­но с дру­гого кон­ца по­ля боя. «Вмес­ти­лище Прок­ля­тия» нак­ре­нил­ся, и из-под его руб­ки в фор­ме че­репа выр­вался по­ток зе­лёно­го не­чес­ти­вого пла­мени. Ос­таль­ные ти­таны тут же ста­ли те­рять рав­но­весие и па­лить во все сто­роны, слов­но под­вер­гнув­шись кон­ту­зии. Одна из «Гон­чих» вов­се за­мерла, дав воз­можность мак­ро-ба­таре­ям от­крыть кон­цен­три­рован­ный огонь по лёг­кой не­под­вижной це­ли, раз­ва­лив его на зап­части. Раз­да­лись кри­ки ра­дос­ти, и тут же при­утих­ли, ког­да ос­таль­ные ис­по­лин­ские ма­шины сбро­сили с се­бя оце­пене­ние и во­зоб­но­вили нас­тупле­ние, пусть да­же без бы­лой сла­жен­ности. Толь­ко лишь флаг­ман­ский ти­тан сто­ял нед­вижно, ис­те­кая по­тока­ми плаз­мы из ре­ак­то­ров, по­доб­но то­му, как че­ловек ис­те­ка­ет кровью.

За­тем с не­бес уда­рила чёр­ная, как пус­то­та, мол­ния. Кри­ки ра­дос­ти за­щит­ни­ков зас­ты­ли на их гу­бах пеп­лом, ког­да в бой всту­пил во­ена­чаль­ник этой оса­ды. Это был не сам Абад­дон, но вер­ней­ший из его лей­те­нан­тов — Де­мон-Принц Ур­кратос, Ад­ми­рал Чёр­но­го Фло­та и Псарь Гон­чих Абад­до­на. Ему бы­ло ока­зана ве­личай­шая честь раз­ру­шить Ка­дию собс­твен­ны­ми ру­ками, од­на­ко ж он по­нимал, что тер­пе­ние хо­зя­ина не бы­ло бес­пре­дель­ным, и спе­шил за­кон­чить своё де­ло до то­го, как тер­пе­ния ис­сякнет сов­сем.

Тре­щание чёр­ных те­лепор­тов соз­да­вало раз­ры­вы в ре­аль­нос­ти вок­руг не­го, и к ним вско­ре при­со­еди­нил­ся ве­личай­ший жут­кий вой. Ур­кратос рас­пра­вил свои ко­жис­тые крылья и вок­ргу не­го ста­ли со­бирать­ся Гон­чие Абад­до­на. За ни­ми все­ми прос­ту­пали очер­та­ния ужас­ных де­мони­чес­ких осад­ных ма­шин и ору­дий, плю­ющих­ся чис­той смертью вок­руг се­бя.

Гон­чие пог­на­лись по те­лам со­юз­ни­ков и вра­гов, раз­ры­вая те­ла под со­бой и иг­но­рируя от­ветный огонь. Их бо­евой клич был по­добен из­вра­щён­но­му стрем­ле­нию зве­ря под­ра­жать че­лове­чес­кой ре­чи. 

Мак­ро-пуш­ки, пред­назна­чен­ные для борь­бы с кос­ми­чес­ки­ми ко­раб­ля­ми и ти­тана­ми, на­чали дол­бить пря­мо в гус­тую мас­су де­мони­чес­ких тел, под­бра­сывая сло­ман­ные те­ла на мно­гие мет­ры вверх. Но Гон­чие не ос­лабля­ли на­тис­ка. Крид со свой­ствен­ным ему хлад­нокро­ви­ем при­нял­ся раз­да­вать при­казы пря­мо с вер­ха бар­би­кана во­рот, и к плот­ной мас­се от­ветно­го ог­ня до­бавил­ся ос­лепля­ющий по­ток скон­цен­три­рован­ных лу­чей мно­жес­тва лаз­га­нов. Но Гон­чих это да­же не за­мед­ли­ло. 

По обус­ловлен­но­му сиг­на­лу, на­чалась но­вая ор­би­таль­ная бом­барди­ров­ка. Лин­ко­ры Чёр­но­го Фло­та соз­да­ли пол­зу­щий ог­не­вой вал, под­би­рав­ший­ся к Вра­там Кри­га, не за­ботясь о жиз­нях сво­их тём­ных брать­ев вни­зу. Из­мождён­ные воз­душные щи­ты про­ламы­вались и от­клю­чались. За­щит­ни­ки от­прав­ля­лись в бес­ко­неч­ную ть­му или прос­то сле­тали со стен под дей­стви­ем ко­лос­саль­ной удар­ной вол­ны. От­ступ­ни­ки так же ис­че­зали в ог­ромных ко­личес­твах, по­тому как точ­ность ог­ня не вол­но­вала их по­вели­телей. Гон­чие всё так же про­дол­жа­ли на­пор.

Шаг за ша­гом, сам Ур­кантос, на­конец, дос­тиг Врат. Гон­чие иг­но­риро­вали ра­ны, спо­соб­ные нес­коль­ко раз убить обыч­но­го че­лове­ка, и­ог­но­риро­вали и про­мети­ум, по­лыхав­ший на их об­лезлой ко­же. Они бы­ли го­товы на лю­бые жер­твы для по­беды пря­мо здесь и пря­мо сей­час. По­беда для Абад­до­на, Во­ите­ля Ока Ужа­са, и кровь богу крови! Раз­да­лись злоп­ки под­рывных за­рядов, и Вра­та Кри­га, ос­лаблен­ные вось­мид­невны­ми обс­тре­лами, рас­сы­пались в прах.

С рё­вом три­ум­фа, Ур­кратос взо­шёл на пос­леднюю ли­нию обо­роны Ка­дии.

С па­дени­ем Врат Кри­га, тя­жесть за­щиты Ка­дии лег­ла на пле­чи кас­рки­нов. Крид дер­жал три пол­ка этих ле­ген­дарных бой­цов в ре­зер­ве всю бит­ву, от­кла­дывая их вступ­ле­ние в бой до са­мого от­ча­ян­но­го ча­са. Те­перь он при­казал им выс­ту­пить и за­нять обо­рону. Ру­ины бар­би­кана Врат окон­ча­тель­но прев­ра­тились в гру­ду бес­формен­но­го му­сора под уда­рами тя­жёлых сна­рядов. Зат­ре­щали пробивные лазвинтовки. Аван­гард Гон­чих Абад­до­на прос­то ис­чез, ра­зор­ванный в клочья не­имо­вер­ным зал­пом про­жига­юще­го нас­квозь ла­зер­но­го ог­ня.

Од­на­ко Гон­чие и не ду­мали ос­та­нав­ли­вать­ся — жаж­да рез­ни ма­нила их в бой, зас­тавляя не счи­тать­ся с по­теря­ми. Вы­жив­шие бро­сились на сте­ну шты­ков за­щит­ни­ков, по­доб­но кро­ваво-крас­но­му вет­ру, выг­ры­за­юще­му кус­ки из сте­ны бро­ниро­ван­ной пло­ти, не счи­та­ясь с собс­твен­ны­ми жиз­ня­ми. Ур­кантос шёл сре­ди их ря­дов, и каж­дый взмах его ког­тей при­носил под­но­шение Бо­гу Кро­ви. С каж­дым уби­тым вра­гом, Ур­кратос чувс­тво­вал, как рас­тёт рас­по­ложе­ние его хо­зя­ина, Кхор­на. Его плоть, спа­ян­ная на­мер­тво с бро­нёй, утол­ща­лась, по­ка не ста­ла креп­ка, как ада­ман­ти­й. Кровь тек­ла по его собс­твен­ным ра­нам и за­тяги­вала их на гла­зах. Де­мон-принц оки­нул взо­ром ря­ды Кас­рки­нов и уви­дел в них не вра­га, с ко­торым сто­ит счи­тать­ся, но изящ­но по­дан­ное ос­новное блю­до это­го кро­ваво­го бан­ке­та, под­но­шение ис­тинно­му Бо­гу Кро­воп­ро­лития.

Кас­рки­ны не бы­ли в оди­ночес­тве в те­ни ру­ин врат Кас­ра Краф. Ряв­ка­ющие при­казы Кри­да раз­да­вались эхом из мно­жес­тва вокс-кас­те­ров по всем сте­нам, и в мя­соруб­ку у во­рот при­быва­ло всё боль­ше све­жих сил. Не­обс­тре­лян­ные при­зыв­ни­ки из 201-го вста­ли пле­чом к пле­чу с ве­тера­нами 9-го. Пол­ки Мор­ди­ан­цев и Вос­тро­ян­цев всту­пили в бой, сра­жа­ясь и по­гибая не за собс­твен­ный мир, и та­кова бы­ла судь­ба, та­ково бы­ло пред­назна­чение бес­чётно­го чис­ла бой­цов Им­пер­ской Гвар­дии.

Но од­но­го лишь чис­ленно­го пре­иму­щес­тва бы­ло ма­лова­то для по­беды над мощью Гон­чих Абад­до­на. И что ещё ху­же, у Ур­канто­са бы­ли в за­пасе под­креп­ле­ния. Из луж и це­лых бас­сей­нов кро­ви вос­ста­вали де­моны Кхор­на, с рав­нин приб­ли­жались одер­жи­мые убий­ства­ми, вко­нец обе­зумев­шие куль­тис­ты, Чёр­ные Ле­ги­оне­ры и соз­данные в глу­бинах са­мого ада де­мони­чес­кие ма­шины. Все они стре­мились при­со­еди­нить­ся к рез­не и по­лучить се­кун­ды вни­мания Тём­ных Бо­гов.

Вто­рой полк кас­рки­нов был ис­треб­лён до пос­ледне­го че­лове­ка. Но ник­то из них не сде­лал и ша­гу на­зад. Ник­то не по­казал вра­гу спи­ны. Но не все ока­зались столь же стой­ки. Бо­евой дух 33-го об­ру­шил­ся, ког­да его пол­ковник ока­зал­ся ра­зор­ван по­полам взяв­шимся из ни­от­ку­да рап­то­ром. Воз­глас ужа­са про­катил­ся вол­ной по всем ря­дам, и вот, по­доб­но то­му как дам­ба об­ру­ша­ет­ся под на­пором штор­мо­вых вод, 33-й сло­мал­ся и по­бежал. Их по­теря ве­ры в удер­жа­ние Врат и их бегс­тво по­сели­ли всё боль­ше не­уве­рен­ности и от­ча­яния в ос­таль­ных. Ру­че­ёк бегс­тва 33-го раз­растал­ся до ре­вущей гор­ной ре­ки, по ме­ре то­го как рас­простра­нялась па­ника. Зна­мёна опус­ка­лись и ору­жие бро­салось в грязь. То что не­ког­да бы­ло бас­ти­оном соп­ро­тив­ле­ния и не­пови­нове­ния, рас­спа­лось, и Ур­кантос не­ис­то­во ре­вел, чуя приб­ли­жение убе­дитель­ной по­беды.

Но вмес­те с тем, как шёл бой в са­мом сер­дце ка­ди­ан­ской обо­роны, бои вда­леке от не­го то­же про­дол­жа­лись. За вос­точной сте­ной шла не­рав­ная ду­эль меж­ду уце­лев­ши­ми ти­тана­ми Ле­гио Вул­ка­нум и Ры­царя­ми Ба­ронес­сы Вар­дус. Нес­мотря на то, что ис­по­лин­ские бо­евые ма­шины уже не об­ла­дали сла­жен­ностью, ко­торую им да­вал прин­цепс Ти­рон, их ог­не­вая мощь всё ещё на го­лову пре­вос­хо­дила ры­царей До­ма Ра­вен.

Вар­дус не бы­ла глу­па — она об­ла­дала дос­та­точ­ным опы­том, что­бы не слать Ры­царей в пря­мые стол­кно­вения, вмес­то это­го, они ор­га­низо­ван­но от­сту­пали, вы­мания ти­танов по од­но­му и за­мани­вая их в ог­не­вые ло­вуш­ки. И по­ка всё шло впол­не сог­ласно пла­ну — жиз­ня­ми чет­ве­рых Ры­царей бы­ла куп­ле­на смерть од­но­го ти­тана и вы­вод из боя дру­гого. Тем не ме­нее, так­ти­ка ор­га­низо­ван­но­го от­хо­да тре­бова­ла прос­транс­тва для ма­нёв­ра, ко­торое стре­митель­но за­кан­чи­валось по ме­ре под­хо­да к сте­нам. Ба­ронес­са при­каза­ла от­хо­дить на но­вую ли­нию обо­роны и её ве­домый в нес­коль­ких мет­рах бук­валь­но ис­па­рил­ся под тя­жестью свер­хго­ряче­го по­тока све­та из ин­ферналь­но­го ору­дия. Ин­форма­ция, пос­ту­пив­шая из кол­лектив­ной се­ти свя­зи, бы­ла уд­ру­ча­ющей — «Вмес­ти­лище Прок­ля­тия» вер­нулся в бой.

К югу, стоя по ко­лено в кро­ви и внут­реннос­тях вра­гов, Мар­шал Амаль­рих и его Чёр­ные Хра­мов­ни­ки про­дол­жа­ли свой Крес­то­вый По­ход. Его сму­тило, что вра­ги хоть и не ос­лабля­ли на­пора, но бы­ли уже в мень­ших ко­личес­твах, не­жели в пре­дыду­щие дни. Ог­ля­дыва­ясь на шторм, со­бирав­ший­ся вок­руг Врат Кри­га к се­веру от не­го, Мар­шал осоз­нал, что си­ла его брать­ев бы­ла ку­да нуж­нее на сте­нах Кас­ра Краф, не­жели на дав­но раз­ру­шен­ном в пыль Ва­ле Му­чени­ков. Да­же спус­тя мно­гие по­коле­ния, уп­рямс­тво Дор­на бра­ло верх над его по­том­ка­ми. Но воз­можно, ещё бы­ло вре­мя ис­пра­вить ошиб­ку. Один из «Гро­мовых Яс­тре­бов» был унич­то­жен ещё в пер­вые дни, но вто­рой чу­дом уце­лел до се­год­няшне­го дня в ре­зер­ве в под­земном ук­ры­тии. Амаль­рих был вы­нуж­ден пос­ту­пить­ся со сво­ей гор­ды­ней и от­дать при­каз вы­жив­шим брать­ям по­кинуть Вал Му­чени­ков.

В са­мом Кас­ре Краф, Гон­чие Абад­до­на про­дол­жа­ли вы­резать сво­ими ког­тя­ми и клы­ками сда­вав­ших по­зиции гвар­дей­цев. Уркантос без ус­та­ли ре­вел в нас­лажде­нии. Ему бы­ла да­на но­вая, пер­со­наль­ная за­дача: про­ник­нуть в сте­ны кре­пос­ти и най­ти ме­ханизм, что сдер­жи­вал ярость «Во­ли Вечности». Но сей­час Псарь Абад­до­на не хо­тел ид­ти на по­луме­ры. Гор­дость Ка­дии бы­ла слом­ле­на. Её за­щит­ни­ки бе­жали от не­го! Он, Ур­кантос, свер­шит то, что не уда­валось са­мому Абад­до­ну! Имен­но он вы­пот­ро­шит пос­ледне­го за­щит­ни­ка ми­ра-кре­пос­ти! И вся сла­ва по­беды и всё вни­мание бо­гов дос­та­нет­ся ему, а не это­му выс­кочке Абад­до­ну!

И тут раз­дался но­вый мощ­ный залп лаз­винтовок, ко­торый Де­мон-Принц ощу­тил собс­твен­ной ко­жей. Там, где мгно­вения на­зад был ви­ден лишь по­ток трус­ли­вых убе­га­ющих сол­дат, вста­ла но­вая си­ла, ук­ры­ва­ясь за ук­ры­ти­ями «Эги­да». Вол­на Гон­чих Абад­до­на раз­би­лась о плот­ный огонь, шты­ки и прок­ля­тия 8-го Ка­ди­ан­ско­го.

«Кадия стоит!»
Оди­нокий силь­ный го­лос, твёр­дый и не­покор­ный, слов­но ка­мень, из ко­торо­го был сло­жен Каср Краф, раз­дался по все­му по­лю боя, пе­рек­ры­вая все про­чие зву­ки вой­ны.
«Кадия стоит!»
Дру­гие го­лоса под­хва­тили этот прос­той клич, и ря­ды бе­гущих и от­ча­ян­ных сол­дат ос­та­нав­ли­вались и со­бира­лись вок­руг раз­вёрну­тых зна­мён.
«КА­ДИЯ СТОИТ!»
Тре­тий вык­рик под­хва­тили все до еди­ного сол­да­та, и этот хор пе­рек­рикнул да­же рёв де­мони­чес­ких бо­евых ма­шин и кри­ки уми­ра­ющих де­монов. Сво­еоб­разная пе­рек­личка про­кати­лась по все­му по­лю боя, и бой­цы Им­пер­ской Гвар­дии соб­ра­ли ос­татки во­ли и ве­ры в ку­лак. В эпи­цен­тре это­го мо­ря шты­ков сто­ял Джар­ран Келл, раз­ве­вая зна­менем 8-го Ка­ди­ан­ско­го. В сто­роне от не­го сто­ял, с не­из­менной эмо­ци­ей, не вы­ражав­шей ни то­лики сом­не­ний или стра­ха, Лорд-Кас­те­лян Урса­кар Крид, пов­то­ряя свою фра­зу слов­но зак­ли­нание раз за ра­зом.

Ата­ка Ур­канто­са, слиш­ком от­вле­чён­ная на вы­реза­ние бе­зоруж­ных и без­за­щит­ных, ос­та­нови­лась и сло­милась под вол­ной мед­ленно­го и от­ча­ян­но­го конт­рнас­тупле­ния 8-го Ка­ди­ан­ско­го. Гон­чие Абад­до­на сми­нались и ис­че­зали от уда­ров Мо­лота Им­пе­рато­ра. Рап­то­ры же взмы­ли в не­беса, на­мере­ва­ясь хи­рур­ги­чес­ки точ­ным уда­ром убить Кри­да так же, как это бы­ло сде­лано с пол­ковни­ком 33-го. Вокс-уси­литель пе­ресы­лал го­лос Кри­да в жи­вую мас­су сол­дат, и там, где дрог­нул 33-й, ве­тера­ны 8-го смы­кали ря­ды. Рап­то­ры ки­нулись на свою до­бычу, на­вязы­вая кро­вавый бой, и унес­ли мно­жес­тво душ с со­бой в ад, по­ка пос­ледний штык не вот­кнул­ся с ляз­гом в гру­дину пос­ледне­го из них. Но Кри­да они не дос­та­ли. Весь ру­кав Кел­ла был пок­рыт кровью, но не его кровью, и у его ног ле­жал пос­ледний сра­жён­ный Рап­тор, ос­ме­лив­ший­ся на­пасть на лю­бимо­го ге­нера­ла.

Бит­ва за внут­ренний двор за­мер­ла. Ни од­на сто­рона не смог­ла про­дол­жать нас­тупле­ние, ни од­на так­же не име­ла мес­та на пе­рег­руппи­ров­ку и ре­ор­га­низа­цию. Но в ко­торый раз за­щит­ни­ки ос­та­вили за со­бой ини­ци­ати­ву, и Крид сра­жал­ся как че­ловек, час ко­торо­го на­конец нас­тал. Он сра­жал­ся, но в его ру­ках не бы­ло ни ме­ча ни пис­то­лета — пол­ки и со­еди­нения бы­ли ору­жи­ем в его ру­ках. И воз­ни­кало ощу­щение, что Крид изящ­но фех­ту­ет этим ору­жи­ем в сво­их ру­ках — гвар­дей­цы мо­мен­таль­но ата­кова­ли имен­но там, где про­тив­ник да­вал сла­бину и ор­га­низо­ван­но от­хо­дили от мощ­ных уда­ров, ста­вя блок уда­рам вра­га. Сот­ни, мо­жет, ты­сячи жиз­ней бы­ли от­да­ны в эти нес­коль­ко ча­сов. Но ни од­на жер­тва не бы­ла нап­расной. Крид вы­иг­ры­вал вре­мя кровью Удар­ных Вой­ск не в рас­чё­те, что при­дёт под­креп­ле­ние — он уже дав­но от­бро­сил глу­пые на­деж­ды, но с мыслью, что каж­дая се­кун­да соп­ро­тив­ле­ния бы­ла бес­ценной наг­ра­дой, бы­ла глу­бокой ра­ной гор­ды­не Абад­до­на.

Ка­дия сто­яла. По­тому как Крид сто­ял с ней.

Всю­ду вок­руг кре­пос­ти, ос­таль­ные за­щит­ни­ки де­лали всё, что от них тре­бова­лось. Ко­ра­хаил раз­де­лил ос­татки сво­ей Чет­вёртой Ро­ты вмес­те с Вол­ка­ми по вос­точной зо­не кре­пос­ти. Про­чие вы­жив­шие де­сан­тни­ки сто­яли сре­ди сво­их брать­ев. Они по­теря­ли мно­гих то­вари­щей на по­лях Ка­дии, но те­перь это был поч­ти це­лый ор­ден, сос­то­яв­ший из пёс­трых и раз­но­об­разных ге­раль­ди­чес­ких цве­тов. Тут же сто­ял и ор­ден Пресвятой Де­вы-Му­чени­цы, их ос­вя­щён­ные ог­не­мёты от­прав­ля­ли де­монов об­ратно в не­бытие, из ко­торо­го они выш­ли, и это все­ляло на­деж­ду и бо­евой дух в но­воб­ранцев 111-го, раз­вёрну­того по­зади них.

И Чёр­ные Хра­мов­ни­ки по­лучи­ли свой час три­ум­фа. Их «Гро­мовой Яс­треб», пок­ры­тый про­бо­ина­ми в кор­пу­се, из­вергав­ший клу­бы ды­ма из сво­их дви­гате­лей, упал кам­нем пря­мо в ря­ды ата­ку­ющих. Ап­па­рель и эва­ку­аци­он­ные лю­ки с ши­пени­ем от­ки­нулись, и ярость Дор­на об­ру­шилась на ере­тиков и де­монов. Крес­то­нос­цы сра­жались с не­видан­ной яростью, ко­торая при­дава­ла им си­лу сверх воз­можнос­тей Ас­тартес.

Меч­ты Ур­канто­са о лёг­кой по­беде рас­сы­пались на гла­зах под на­пором от­ча­яния за­щит­ни­ков. Но это стрях­ну­ло с не­го ту­ман гор­ды­ни, зат­ме­вав­ший его ра­зум, и он вер­нулся к ис­полне­нию сво­их при­казов. Сто­ит раз­ру­шить ге­нера­тор ну­лево­го по­ля, и ярость Чер­но­камен­ной Кре­пос­ти выж­жет всех под­данных лже-Им­пе­рато­ра с ли­ца зем­ли. Соб­рав вок­руг се­бя нем­но­гих ос­тавших­ся Гон­чих, Ур­кантос ус­тре­мил­ся к внут­ренне­му бас­ти­ону и к при­зу, по­ко­ив­ше­муся внут­ри.

Крид за­метил ры­вок Де­мон-Прин­ца, но ма­ло что мог ему про­тиво­пос­та­вить, ког­да по­яви­лась но­вая уг­ро­за. К вра­там по­дош­ла ко­лон­на «Гибельных Клинков» пре­дате­лей, прок­ла­дывая путь по тру­пам мёр­твых тел и ос­то­вам сго­рев­шей тех­ни­ки. Гро­мопо­доб­ный залп из пу­шек раз­дался эхом в сте­нах бас­ти­она, и пе­редо­вые от­ря­ды Кри­да прос­то ис­чезли в од­но мгно­вение. Раз­дался треск вок­сов, сер­жанты пе­рево­дили огонь под­чи­нён­ных тя­жёлых ору­дий на но­вую уг­ро­зу.

Бе­лые Щи­ты, но­воб­ранцы из 111-го не пред­став­ля­ли ни­какой уг­ро­зы на­пору Ур­канто­са и его сви­ты, но к их чес­ти, они сто­яли до пос­ледне­го. Сво­ими жиз­ня­ми они вы­иг­ра­ли дос­та­точ­но вре­мени для вступ­ле­ния в бой Сес­тёр Бит­вы. Ур­кантос вор­вался в ря­ды Сес­тёр, пок­ры­вая свои ког­ти плот­ных сло­ем кро­ви му­чениц. Огонь бол­те­ров ба­раба­нил по его бро­не, и да­же не­удер­жи­мая си­ла муль­ти­мельт ос­тавля­ла на нём толь­ко ожо­ги. За ним приш­ли и его Гон­чие. От ле­ги­она де­мони­чес­ких соз­да­ний ос­та­лось не бо­лее сот­ни, но они бы­ли уси­лены Кос­мо­десан­тни­ками Ха­оса раз­ных банд и ле­ги­онов. Рас­ходный ма­тери­ал Абад­до­на нёс тя­жёлые по­тери, но Ур­канто­са это со­вер­шенно не вол­но­вало. Их целью и наз­на­чени­ем бы­ло толь­ко лишь про­бить ко­ридор для сво­его хо­зя­ина. И он ку­пил ду­шами сво­их под­чи­нён­ных путь к Эг­рессий­ским Вра­там внут­ренне­го бас­ти­она.

Ос­та­валось толь­ко од­но пре­пятс­твие. Сёс­тры Же­невь­ева и Эле­анор, с мо­лит­ва­ми, зас­тывши­ми на гу­бах, ве­ли в бой от­ряд Се­рафи­мов на бло­киров­ку пу­ти де­монов. С гро­мопо­доб­ным хо­хотом, Ур­кантос об­ру­шил­ся на за­щит­ни­ков с не­бес, вре­за­ясь в мас­су тел и раз­бра­сывая их в сто­роны, как на­секо­мых. Но в его гру­ди раз­го­рел­ся огонь бо­ли. Же­невь­ева уда­рила ещё раз, её кли­нок свер­кнул чис­тым све­том, и она от­секла ку­сок пло­ти Де­мон-Прин­ца.

Ур­кантос от­прыг­нул на­зад, под­став­ляя ма­лочис­ленных рап­то­ров жи­вым щи­том пред со­бой. Же­невь­ева на­пира­ла, кли­нок её ос­леплял не­чес­тивцев. Но ве­ра и упорс­тво ка­нонес­сы за­вели её в ло­вуш­ку. Де­мон-принц не ис­пу­гал­ся, он толь­ко лишь ждал удоб­но­го мо­мен­та. Толь­ко лишь Же­невь­ева на­нес­ла но­вый удар, Ур­кантос вы­бил меч из её рук и под­нёс ког­тистую ла­пу к гор­лу. Уз­рев, что сес­тра в опас­ности, Эле­анор рва­нулась к зве­рю, её ярос­тные ата­ки выг­ры­зали плоть и от­секли од­но из крыль­ев. Но это­го ока­залось ма­ло. Поз­во­ноч­ник Же­невь­евы хрус­тнул в не­чело­вечес­кой хват­ке Ур­канто­са, и на пос­леднем из­ды­хании, она уда­рила сво­ей го­ловой в ли­цо не­чес­тивца, про­меж го­рящих глаз. С кри­ком от­ча­яния, Эле­анор на­кину­лась со всей сво­ей воз­можной си­лой, на­цели­вая кли­нок к чёр­но­му сер­дцу де­мона. Но тот за­ревел от бо­ли и од­ним дви­жени­ем на­от­машь от­пра­вил её в бес­созна­тель­ный по­лёт че­рез по­ле боя, но кли­нок ос­тался вот­кнут в его не­чес­ти­вую плоть.

Во внут­реннем дво­ре Амаль­рих на­пирал на тан­ки ере­тиков. Од­на кон­тра­така уже бы­ла от­би­та плот­ным ог­нём Опустошителей, соп­ро­вож­давших не­удер­жи­мые ма­шины. Но за­видев, как тан­ки на­водят ору­дия на ук­репле­ния 8-го, Чёр­ные Хра­мов­ни­ки пош­ли в но­вую ата­ку.

Баш­ня го­лов­но­го тан­ка зас­ты­ла в на­вод­ке, но не от­кры­ла ог­ня. Свер­хтя­жёлый танк зас­тыл на мес­те, вы­зывая не­до­уме­ние сво­их тём­ных брать­ев. За­тем он ожил, слов­но по не­види­мой ко­ман­де, раз­вернув­шись на 180 гра­дусов и от­крыв огонь в упор по со­седям. При­чиной это­му пос­лу­жили не крес­то­нос­цы, и не гвар­дей­цы, но их собс­твен­ные вра­ги. У Чёр­но­го Ле­ги­она не бы­ло ни еди­ного шан­са. Спон­сонные ору­дия танка из­ре­шети­ли Кос­мо­десан­тни­ков Ха­оса ещё до то­го, как к ним по­дош­ли Хра­мов­ни­ки. Баш­ня по­вер­ну­лась к под­хо­див­шим под­креп­ле­ни­ям и ору­дия от­кры­ли огонь ещё раз, раз­ры­вая взвод «Хищ­ни­ков» Аль­фа-Ле­ги­она, слов­но те бы­ли сде­ланы из стек­ла.

На ко­рот­кий миг, ни од­на из сто­рон не зна­ла, что же де­лать с не­ожи­дан­ным пре­датель­ством. Ник­то не за­метил и фи­гуру в пла­ще, ныр­нувшую в тень бас­ти­она, ник­то не за­метил по­ток на­но-ма­шин из его рук, ка­сав­ший­ся кор­пу­са тан­ка. Но этот ко­рот­кий миг был тем, что бы­ло нуж­но Кри­ду. По его ко­ман­де, 8-й ри­нул­ся к вра­там внут­ренне­го бас­ти­она. Пе­ред ни­ми пред­ста­ло мрач­ное зре­лище из­рублен­ных и ис­терзан­ных тел юн­цов 111-го и Сес­тёр Бит­вы.

Внут­ри ко­ман­дно­го бас­ти­она те­ло Ма­госа Клар­на спол­за­ло с ког­тей Ур­канто­са. По­лови­на ма­нипу­лы ски­тари­ев всё ещё за­гора­жива­ла пос­ледний про­ход, но ору­дия их не мог­ли срав­нить­ся с ос­вя­щён­ны­ми ме­чами ка­нонесс. Ярость Мар­са не бы­ла че­той ярос­ти Им­пе­рато­ра. Меч, зас­тряв­ший в пло­ти Ур­канто­са, раз­да­вал­ся жгу­чей болью при каж­дом его дви­жении, но цель бы­ла так близ­ка... Под его но­гами сто­яли ря­ды кон­денса­торов, ге­нера­торов и ре­ле. Один удар по ним, и Ка­дия бу­дет от­кры­та для раз­ру­шитель­но­го лу­ча крепости Абад­до­на. Ур­кантос сос­коль­знул с по­мос­та и при­зем­лился в ак­ку­рат пе­ред го­лов­ным тер­ми­налом.

Сёс­тры соб­ра­лись вок­руг ко­ман­дно­го взво­да Кри­да, ли­ца их бы­ли неп­ро­ница­емы. Ор­ден На­шей Прес­вя­той Де­вы-Му­чени­цы сра­жал­ся храб­ро и стой­ко, вы­зывая ува­жение да­же у Ас­тартес, но пла­тил за это мёр­твы­ми и ра­нен­ны­ми. По край­ней ме­ре, им по­вез­ло боль­ше, чем 111-му пол­ку Бе­лых Щи­тов, по­думал Крид. Ор­ден всё ещё соп­ро­тив­лялся в ос­таль­ных час­тях кре­пос­ти — да что там, в дру­гих час­тях всей Га­лак­ти­ки, — но юн­цов-при­зыв­ни­ков не ста­ло. Вы­жива­ет ли в этой бит­ве хоть кто-то, кто смо­жет по­ведать об их жер­твах, ког­да Каср Краф пал?

Пе­редо­вые от­ря­ды дос­тигли Эг­рес­ских Врат. При­гото­вив ору­жие, они вош­ли внутрь.
— Мо­жем ли мы убить су­щес­тво, ко­торое сот­во­рило та­кое?! — вос­клик­нул Кор­ма­кен.
Крид по­вер­нулся. Ли­цо адъ­ютан­та бы­ло блед­ным, взгляд его нер­вно сколь­зил по все­му мес­ту рез­ни. Не­об­хо­димо бы­ло пе­ренес­ти нес­коль­ко битв, что­бы зас­лу­жить зва­ние Ве­тера­на. Мо­жет, го­раз­до боль­ше. Как мно­го битв ви­дел Кор­ма­кен? Как мно­го битв ви­дел каж­дый из этих бой­цов и уви­дит ли ещё? Что бы не про­ис­хо­дило, вре­мя Ка­дии под­хо­дило к сво­ему кон­цу. Это бы­ло яс­но.
Келл тя­жело пнул труп су­щес­тва с ог­ромны­ми клы­ками, тор­ча­щими пря­мо из шле­ма. — Ес­ли оно спо­соб­но ис­те­кать кровью, оно спо­соб­но уми­рать. — Он ука­зал на те­ло мёр­твой Ка­нонис­сы, чья бро­ня бы­ла пок­ры­та тол­стым сло­ем де­мони­чес­ко­го ихо­ра. — Они зас­та­вили его ис­те­кать кровью. Зна­чит мы смо­жем за­кон­чить на­чатое!
Зем­ля зад­ро­жала. Из Эг­рес­ских Врат выр­вался за­выва­ющий вопль ис­тя­за­емо­го воз­ду­ха. Крид всё ещё ана­лизи­ровал звук, ког­да Келл од­ним тол­чком в спи­ну при­жал его к зем­ле. Он уда­рил­ся об зем­лю сов­сем ря­дом с тру­пом Ка­нонес­сы, ког­да их двер­но­го про­ёма выр­вался по­ток пла­мени. Келл при­сел ря­дом — опа­лён­ный, но жи­вой. Кор­ма­кен ока­зал­ся не столь удач­лив. Он да­же не ус­пел наб­рать воз­ду­ха в грудь для кри­ка ужа­са, ког­да его пог­ло­тил шар ис­пе­пеля­юще­го ог­ня. Воз­дух с ши­пени­ем на­пол­нился от­вра­титель­ной вонью го­рящей пло­ти и жа­рено­го мя­са. Мно­гие бой­цы так­же ус­пе­ли от­ско­чить в сто­рону или за­лечь, и от­де­лались прож­жённой фор­мой и опа­лён­ны­ми бро­нежи­лета­ми.
Келл од­ним прыж­ком встал с зем­ли и про­тянул ру­ку Кри­ду. — Ва­ша уда­ча с ва­ми, Лорд-Кас­те­лян. Крид ух­ва­тил ру­ку и под­нялся.  —Ты — моя уда­ча, сер­жант.
Он ус­та­вил­ся на чёр­ный двер­ной про­ём. Че­рез весь фа­сад ко­ман­дно­го бас­ти­она те­перь тя­нулась ог­ромная тре­щина — пос­ледс­твия взры­ва. Зву­ки бит­вы за­тих­ли, слов­но до­носясь из дру­гого ми­ра. Три от­де­ления заш­ли в бун­кер, и те­перь они бы­ли, вне сом­не­ния, мер­твы. Но не это за­нима­ло мыс­ли Кри­да, он со­вер­шенно не ду­мал о взры­ве. Он ус­та­вил свой взгляд в не­беса, ста­ратель­но вы­ис­ки­вая злоб­ный цик­ло­пичес­кий глаз, смот­ревший на Ка­дию взгля­дом па­лача. Бу­дет ли ка­кое-то пре­дуп­режде­ние? Есть ли те­перь хоть ка­кой-то смысл сра­жать­ся?
Мо­жет, он и по­тер­пит не­уда­чу в сво­ём стрем­ле­нии за­щитить Ка­ди­ан­ские Вра­та, но он не сдас­тся без боя. Он не прек­ра­тит сра­жать­ся. Ни­ког­да!
— От­да­вай­те при­казы, сер­жант. Мы воз­вра­ща­ем­ся во внут­ренний двор, мы про­дол­жа­ем бой. Вось­мой Ка­ди­ан­ский сто­ит. Ка­дия сто­ит!
Вы­жив­ший адъ­ютант, блед­ный, как и Кор­ма­кен нес­коль­ки­ми мгно­вени­ями ра­нее, при­ложил к гу­бам та­лис­ман. Не­кая ре­лик­вия, аму­лет. Мно­жес­тво офи­церов име­ли по­доб­ные ве­щицы.
— Им­пе­ратор за­щитит...
Крид всем те­лом по­вер­нулся к не­му, еле сдер­жи­вая собс­твен­ную ярость. Он вы­бил та­лис­ман из рук адъ­ютан­та и вы­тащил пис­то­лет из его ко­буры.
— Им­пе­ратор?! — орал Крид, — Он в сот­нях све­товых лет от нас! — Он упёр пис­то­лет в грудь ор­ди­нар­ца, зас­та­вив то­го мед­ленно пя­тить­ся на­зад. — Ес­ли ты хо­чешь спа­сения, ду­ралей, то за­во­юй его! Не мо­лит­вой! Ни­каки­ми та­лис­манчи­ками или по­доб­ной ерун­дой! Сол­дат соз­да­ёт свою собс­твен­ную судь­бу. Он не дол­жен вы­мали­вать о чу­де, он дол­жен сра­жать­ся!
Офи­цер зас­тыл с рас­кры­тым ртом. Не из-за Кри­да, но из-за то­го, что в не­бесах за­си­ял свет, где-то су­щес­твен­но даль­ше ко­ман­дно­го бас­ти­она. Келл так­же смот­рел на это зре­лище с мрач­ной улыб­кой на ли­це. Креп­ко сжи­мая ку­лак в по­пыт­ке ус­по­ко­ить­ся, Крид раз­вернул­ся и под­нял взгляд на­верх. Сна­чала он не уви­дел ни­чего не­обыч­но­го, но как толь­ко взгляд сфо­куси­ровал­ся, он уди­вил­ся, как он не мог за­мечать та­кое.
— Да будь я прок­лят, — про­цедил он сквозь зу­бы. И впер­вые за пос­ледние десять лет на его ли­це рас­цве­ла улыб­ка.

Эхо прошлого

Ве­лиза­ри­й Ко­ул не со­бирал­ся ос­та­вать­ся дол­го на Эри­аде IV. Ло­гика тре­бова­ла по­кинуть это мес­то. Про­токол нас­та­ивал. Каж­дый мо­мент его про­мед­ле­ния при­носил но­вые по­тери его си­лам от рук пос­ле­дова­телей Ган­гре­ка. И всё же, ар­хи­магос не мог зас­та­вить се­бя уй­ти. Его ма­нили за­гад­ки, про­буж­да­ли в нём эмо­ции, ко­торые бы­ли дав­но ат­ро­фиро­ваны сто­лети­ями бес­числен­ных а­уг­мента­ций.

Он дол­жен был най­ти от­вет на та­инс­твен­ную за­гад­ку Хо­дящей-по-пок­ро­ву. Был ли от­вет в ре­лик­ва­рии, за­пер­том на бор­ту «Же­лез­но­го Призрака»? А быть мо­жет, что-то ещё? Те­невая Про­види­ца со­вер­шенно точ­но ска­зала, что сек­ре­ты Эри­ада IV бу­дут или рас­кры­ты сей­час, или не рас­кры­ты во­об­ще. Ко­ул не сом­не­вал­ся, что его це­ли раз­ни­лись с целями Силандри, и те­кущий со­юз был вре­мен­ным и вы­нуж­денным. Хо­тя да­же нес­той­кий со­юз мо­жет кру­то из­ме­нить судь­бу Им­пе­ри­ума. Он ви­дел по­доб­ное уже на раз и на сво­ём ве­ку — пусть да­же он не мог вспом­нить де­талей или имён. Слиш­ком мно­го зна­ний по­ко­илось в его го­лове, раз­бро­сан­ные по ячей­кам па­мяти, по­доб­но мо­за­ике. И да­же нес­мотря на не­имо­вер­ное стрем­ле­ние Ко­ула сох­ра­нить каж­дую кру­пицу, у не­го ни­как не скла­дыва­лась пол­ная кар­ти­на нас­то­яще­го.

И от то­го Ко­ул одер­жи­мо уг­лублял­ся всё даль­ше и даль­ше, да­же ког­да ла­герь на по­вер­хнос­ти поч­ти сги­нул под на­пором пес­ча­ной бу­ри, да­же ког­да зе­лено­кожие уси­лили на­пор. С каж­дым баг­ровым рас­све­том при­быва­ли но­вые ата­ку­ющие, и с каж­дой ночью ски­тарии от­сту­пали всё даль­ше.

И тем не ме­нее, Ко­ул ко­пал, зас­тавляя бу­риль­ные ус­та­нов­ки ра­ботать на пре­деле воз­можнос­тей. Как он и пред­по­лагал, каж­дый рас­ко­пан­ный уро­вень при­носил всё боль­ше не­веро­ят­ных от­кры­тий. Фраг­менты зна­ний скла­дыва­лись в цель­ную кар­ти­ну, не­сос­то­ятель­ные те­ории от­бра­сыва­лись. Лишь од­но бес­по­ко­ило ра­зум Ко­ула: ар­те­фак­ты с Эри­ада IV бы­ли стар­ше не толь­ко че­лове­чес­тва, но и поч­ти вся­кой ра­зум­ной жиз­ни в га­лак­ти­ке. Тех­ни­ка из­го­тов­ле­ния, внеш­ний вид, узо­ры и на­чер­та­ния — всё ука­зыва­ло на про­ис­хожде­ние в тем­ней­шую из эпох. Воз­можно, да­же от рук Нек­ронтир или та­инс­твен­ных Древ­них.

Ра­бота Ко­ула не прек­ра­щалась ни на миг в те­чении все­го 37-ча­сово­го дня Эри­ада. Чем глуб­же он вгры­зал­ся в кор­ку пла­неты, тем бо­лее нас­той­чи­выми бы­ли его по­ис­ки. В ка­кой-то мо­мент он не­ожи­дан­но за­метил, как арлекин сле­дит за ним из те­ни.

Ка­залось, Те­невая Про­види­ца бы­ла вид­на толь­ко од­но­му ему. Она вся­кий раз под­хо­дила и ис­че­зала, слов­но плы­вя по воз­ду­ху, про­ходя сквозь энер­го­щиты и пус­тотные пе­ребор­ки, по­доб­но приз­ра­ку. Ко­ул уди­вил­ся, бы­ла ли она дей­стви­тель­но «приз­ра­ком», или в его а­уг­менти­рован­ной па­мяти под дей­стви­ем ра­ди­ации и опас­ных ис­па­рений воз­ни­кали гал­лю­цина­ции. Каж­дый раз он при­ходил к од­но­му и то­му же вы­воду. Это не име­ло зна­чения. Он был одер­жим жаж­дой от­кры­тий и зна­ний. Он дол­жен уз­нать...

На пя­тые сут­ки эк­спе­диции ски­тарии от­сту­пили во внут­ренний за­щит­ный пе­риметр. Ор­ки уже по­нес­ли не­во­об­ра­зимые по­тери, но ка­залось, что это толь­ко за­води­ло их. Ла­герь «же­лезяк» стал ув­ле­катель­ным раз­вле­чени­ем — га­ран­ти­ей слав­ной дра­ки на пла­нете, где прос­то от­сутс­тво­вала вся­кая иная жизнь. Рас­чё­ты по­казы­вали, что ещё од­ной ско­ор­ди­ниро­ван­ной ата­ки ла­герь прос­то не вы­дер­жит. С нес­вой­ствен­ной для адеп­та Бо­га-Ма­шины яростью, Ко­ул на­конец от­дал при­каз го­товить эва­ку­ацию.

И вмес­те с тем слу­чилось чу­до, хо­тя в чу­деса Ар­хи­магос не ве­рил. Од­на из тун­нель­ных ма­шин зад­ро­жала и про­вали­лась в ог­ромную ес­тес­твен­ную пе­щеру, про­бив её кры­шу. Ма­шина про­вали­лась во ть­му, из­дав свой пос­ледний сиг­нал при страш­ном уда­ре о пок­ры­тый ста­лаг­ми­тами пол, од­на­ко, ус­пе­ла пе­редать изоб­ра­жения ог­ромной конс­трук­ции, об­ли­цован­ной плит­кой из ма­тово­го чёр­но­го кам­ня. Ко­ул мгно­вен­но при­казал при­ос­та­новить эва­ку­ацию и ждать его воз­вра­щения, а сам пог­ру­зил­ся в чёр­ную глу­бину.

Да­же с бег­ло­го взгля­да, Ар­хи­магос по­нял, что это бы­ло имен­но тем, что он ис­кал. Дат­чи­ки под­ска­зыва­ли, что стро­ение сос­тавля­ло по­ряд­ка 230 мет­ров в вы­соту, но ши­рина бы­ла прос­то не­объ­ят­на. Оно яв­но пос­тра­дало в своё вре­мя от обс­тре­ла, и ос­но­ватель­но бы­ло изъ­еде­но вре­менем. За­гадоч­ный ма­тово-чёр­ный обе­лиск в цен­тре не по­казы­вал ни еди­ного приз­на­ка сво­его наз­на­чения, но Ко­ул уже ви­дел та­кие ра­нее — ог­ромные, слов­но, под­пи­ра­ющие не­бо. Он ви­дел эти обе­лис­ки на Ка­дии.

На мгно­вения зас­тывший под впе­чат­ле­ни­ем, Ар­хи­магос на­чал ко­пать­ся в ар­хи­вах в сво­ей го­лове. Сле­ды пов­режде­ний на по­вер­хнос­ти ис­хо­дили от ору­дий ран­не-им­пер­ско­го пе­ри­ода, они бы­ли на­несе­ны во вре­мя... Чет­вёрто­го Чёр­но­го Крес­то­вого По­хода Абад­до­на. Но за­чем бы­ло Ра­зори­телю вес­ти свой флот на по­кину­тый вся­кой жизнью мир? Ес­ли толь­ко... Ес­ли толь­ко при­бытие Чёр­но­го Фло­та в своё вре­мя бы­ло не слу­чай­ностью, но частью боль­ше­го пла­на...

Ко­ул выз­вал в па­мяти ло­кации най­ден­ных им тех­но-ар­те­фак­тов и на­ложил на них пу­ти Чёр­ных Крес­то­вых По­ходов. Ко­ролис. Бе­лас­тон. Вог­рид II. Спи­сок рос и рос. На не­кото­рых ми­рах бы­ли най­де­ны по­доб­ные Пи­лонам конс­трук­ции, на всех из них на­ходи­лись ар­хе­оло­гичес­кие эк­спе­диции, все они... бы­ли стёр­ты не­имо­вер­ным на­тис­ком Ра­зори­теля. По­чему ни­кому не при­ходи­ло это в го­лову? Ты­сяче­лети­ями бы­ло из­вес­тно, что Ка­ди­ан­ские Пи­лоны слу­жат сво­еоб­разны­ми от­ра­жате­лями вар­па. Не­уже­ли Им­пе­ри­ум со­вер­шенно не при­давал зна­чения пла­нам Абад­до­на?

  Бе­зо вся­кого пре­дуп­режде­ния в воз­ду­хе воз­никла Скрытая Вуалью.

— Теперь ты по­нима­ешь?
Ко­ул кив­нул, нес­коль­ко ис­пу­гав­шись оче­ред­ной гал­лю­цина­ции.
— Пи­лоны. Им­ма­тери­ум...
— Каж­дый из них под­держи­ва­ет ритм дру­гого. Без этих кам­ней, ис­чезнет нес­лы­шимая му­зыка. Без рит­ма, нас­ту­пит Ха­ос. Га­лак­ти­ка ум­рёт, пог­ло­щён­ная бе­зуми­ем...
— Как это ос­та­новить?
— Ка­дия — ко­нец все­го и на­чало но­вого.
Ка­дия... Мес­то, где был ког­да-то зак­лю­чён пер­вый со­юз. Сов­па­дение? Ко­ул не ве­рил в слу­чай­нос­ти и сов­па­дения.
 

— Это не луч­ший мо­мент для об­ще­ния за­гад­ка­ми! Дай мне нор­маль­ный от­вет!

Но арлекин в ко­торый раз рас­тво­рился в воз­ду­хе, ос­та­вив его, в ко­торый раз, без от­ве­тов, но с чёт­кой целью.

Огни спасения

Свет Императора

Она сни­зош­ла, объ­ятая свя­щен­ным пла­менем, ан­гел, спу­щен­ный ру­кой Им­пе­рато­ра в ужа­сы вой­ны. Она спус­ка­лась с не­бес, мол­нии чис­то­го све­та ис­хо­дили от яр­кой пу­тевод­ной звез­ды, воз­никшей в не­бесах Ка­дии. По ме­ре её приб­ли­жения к осаж­дённым сте­нам Кас­ра Краф, за­щит­ни­ки, все как один, на­зыва­ли её имя. На­чиная с мо­литв Сес­тёр ор­де­на Пресвятой Де­вы-Му­чени­цы, го­лоса рас­простра­нялись по­доб­но по­жари­щу, со всем воз­можным поч­те­ни­ем и ли­кова­ни­ем.

Це­лес­ти­на. Мо­лит­вы бы­ли ус­лы­шаны. Чу­до сни­зош­ло на Ка­дию.

Она спус­ти­лась, по­доб­но уда­ру ко­меты, во внут­ренний двор, коль­цо ог­ня от её при­зем­ле­ния сби­вало осаж­да­ющих с ног. Це­лес­ти­на вос­ста­ла в пол­ный рост, и её кли­нок за­си­ял се­реб­ря­ным све­том, раз­го­няя ть­му и не­чес­ти­вый ту­ман вок­руг. Де­моны бро­сились врас­сыпную от неё, по­доб­но трус­ли­вым со­бакам, и те­ла их ис­че­зали из ре­аль­нос­ти, ког­да их ка­сал­ся си­яющий чис­тый свет, пол­ная про­тиво­полож­ность их мрач­ной ть­ме.

Си­лы вор­ва­лись в ис­то­щён­ные мыш­цы. За­щит­ни­ки, ко­торые уже бы­ло ос­та­вили вся­кую на­деж­ду, пре­ис­полня­лись му­жес­тва и пра­вед­но­го гне­ва. Им­пе­ратор был с ни­ми. А ина­че за­чем бы ещё он нис­послал Жи­вую Свя­тую, что по­ведёт их к не­из­бежной по­беде? Объ­еди­нив­шись, они соб­ра­лись для ещё од­ной пос­ледней ата­ки, без еди­ного сле­да стра­ха в сер­дцах. Да­же Крид, по­теряв­ший в сво­ём ра­ци­ональ­ном ра­зуме вся­кую на­деж­ду, за­был о Чер­но­камен­ной кре­пос­ти где-то на ор­би­те и встал в один ряд со сво­ими людь­ми. За ис­клю­чени­ем пра­вед­ных Чёр­ных Хра­мов­ни­ков, лишь во­ины Адеп­тус Ас­тартес не ис­пы­тыва­ли вол­не­ния близ Це­лес­ти­ны. Им­пер­ский Культ не бы­л их ве­рой. Они ве­рили в свя­зи братс­тва, долг пе­ред дав­но по­чив­ши­ми или про­пав­ши­ми При­мар­ха­ми, но еже­ли про­повед­ни­ки Ми­нис­то­рума прис­во­ят се­год­няшнюю по­беду се­бе, да бу­дет так. Та­кова во­ля Им­пе­рато­ра.

На один миг, один ко­рот­кий миг, ря­ды ата­ку­ющих дрог­ну­ли и раз­ва­лились. «Гибельный Клинок» «Ви­конт», всё ещё ох­ва­чен­ный нез­ри­мой схват­кой с на­нома­шина­ми, разъ­еда­ющи­ми его сис­те­мы, ис­чез под вол­ной кон­тра­таки че­лове­чес­тва. Куль­тис­ты раз­бе­гались, их тём­ные на­деж­ды и меч­ты рас­па­лись при од­ном лишь ви­де Жи­вой Свя­той. Но за­тем Чёр­ный Ле­ги­он встре­тил ярость за­щит­ни­ков сво­ей не­чес­ти­вой ре­шимостью. Нес­мотря на пер­во­началь­ный за­пал, кон­тра­така нем­но­гочис­ленных за­щит­ни­ков зах­лебну­лась.

Но Це­лес­ти­на при­нес­ла для за­щит­ни­ков Кас­ра Краф не толь­ко лишь од­ну ве­ру. Во ть­ме за­рыча­ли плаз­ма-дви­гате­ли. По­садоч­ные шас­си уда­рились о зем­лю. На­рас­тал гул бо­евых гим­нов и мо­литв, звон ос­вя­щён­ных ко­локо­лов раз­да­вал­ся эхом на сте­нах. Бо­лее чем прос­то в ве­ре, и бо­лее, чем прос­то в на­деж­де, за­щит­ни­ки Ка­дии нуж­да­лись в под­креп­ле­ни­ях, и Жи­вая Свя­тая их при­вела.

Це­лес­ти­на наш­ла их в бу­шу­ющем мо­ре вар­па, их дви­гате­ли бы­ли в по­лужи­вом сос­то­янии из-за ди­вер­сий пре­дате­лей, их по­ля Гел­ле­ра ис­тонча­лись на пос­леднем вздо­хе. Пять пол­ных рот Сес­тёр Ордена Пресвятой Де­вы-Му­чени­цы бы­ли по­теря­ны в вар­пе пос­ледние пол­то­ры ты­сячи лет. Её свет пос­лу­жил ма­яком для по­теряв­ше­го на­деж­ду ко­раб­ля, нап­ра­вил его к дру­гому объ­ек­ту и свя­зал их вмес­те для то­го, что­бы на­конец выб­ро­сить в ре­аль­ное прос­транс­тво. Те­перь они ста­ли её пы­ла­ющим клин­ком, пре­ис­полнен­ные жаж­ды мес­ти за все учи­нён­ные стра­дания. С но­выми под­креп­ле­ни­ями, бит­ва в ко­торый раз пе­рело­милась в поль­зу за­щит­ни­ков.

За вос­точной сте­ной, Ба­ронес­са Вар­дус то­же за­мети­ла яр­кий свет в не­бесах, но не при­дава­ла это­му ни­како­го зна­чения. Её вол­но­вало толь­ко лишь пе­чаль­ное осоз­на­ние то­го, что её план, зас­та­вить Ле­гио Вул­ка­нум ис­течь кровью на под­хо­де к кре­пос­ти, про­валил­ся. Поч­ти все её ве­домые наш­ли свою по­гибель. Всё что ос­та­валось вы­жив­шим — на­деж­да на слав­ную смерть. Вар­дус уже на­чала про­цесс под­го­тов­ки ре­ак­то­ра сво­его Ры­царя к пе­рег­рузке, ког­да над ней про­нес­лось зве­но си­яющих зо­лотом Гро­мовых Яс­тре­бов. Ко­ман­дная руб­ка «Вмес­ти­лища Прок­ля­тия» раз­ле­телась на ос­колки под на­пором лу­чей тур­бо­лазе­ров, пред­назна­чен­ных для борь­бы с об­шивкой кос­ми­чес­ких ко­раб­лей, и «Гро­мовые Яс­тре­бы» уле­тели на но­вый за­ход. С мрач­ной улыб­кой, Вар­дус от­ме­нила ини­ци­ацию пе­рег­рузки. По­чёт­ное са­мо­убий­ство бы­ло так­ти­кой тех, кто уте­рял на­деж­ду, и её на­деж­да вер­ну­лась к ней.

На ор­би­те за­реве­ли бор­то­вые ба­тареи «Фа­лан­ги». Чёр­ный Флот на­чал пе­рес­тра­ивать­ся и от­ве­чать бес­по­рядоч­ным ог­нём, но ста­рые поч­тенные щи­ты «Фа­лан­ги» вы­дер­жи­вали удар за уда­ром. Ка­пита­на Га­радо­на уже нич­то не бес­по­ко­ило. В пре­дыду­щие нес­коль­ко дней, он сра­жал­ся бок о бок с приз­ра­ками Прок­ля­того Ле­ги­она. Он от­пра­вил до­верен­ную ему Кре­пость в са­мо­убий­ствен­ный по­лёт, лишь бы её не смог ис­поль­зо­вать враг. И в Им­ма­тери­уме он при­нял сты­ков­ку с ис­ка­лечен­ным тран­спор­том Им­пер­ско­го Фло­та. Так мно­го ве­щей, ко­торые он по­лагал не­воз­можны­ми нес­коль­ко дней на­зад. Так мно­го со­бытий, ко­торых он не мог по­нять. Но это? «Фа­лан­га», про­тивос­то­ящая в оди­ночес­тве все­му Чёр­но­му Фло­ту? Столь за­поз­да­лое воз­мездие.

Ур­кантос вы­шел из Эг­рес­ских Врат, стря­хивая с се­бя пе­пел то­го, что ког­да-то бы­ло людь­ми. Чёр­тов ме­ханизм, сдер­жи­вав­ший ярость Чер­но­камен­ной Кре­пос­ти, был унич­то­жен. Во­ля Ра­зори­теля бы­ла ис­полне­на. Ка­дия ожи­дала сво­ей смер­ти, и Ур­кантос не имел ни ма­лей­ше­го же­лания ис­чезнуть вмес­те с ней. Са­мое вре­мя от­пра­вить­ся на­зад и взять зас­лу­жен­ное воз­награж­де­ние.
«УМ­РИ, НЕ­ЧЕС­ТИ­ВОЕ СОЗ­ДА­НИЕ!»
Гвар­де­ец бе­жал на Де­мон-Прин­ца с прим­кну­тым шты­ком.
Ур­кантос на­садил смер­тно­го на свои ког­ти од­ним брез­гли­вым дви­жени­ем. Сли­зывая кровь, он поз­во­лил тру­пу мед­ленно спол­зти на зем­лю к ос­танкам по­чер­невших от ог­ня Сес­тёр.
Во внут­реннем дво­ре всё так же бу­шева­ла кро­вавая рез­ня, но её ход был слов­но иным, к ней до­бави­лись но­вые за­пахи ощу­щения. Ур­кантос с ра­достью при­со­еди­нил­ся к ней, не ус­то­яв да­же пе­ред рис­ком унич­то­жения под взо­ром Чер­но­камен­ной Кре­пос­ти.
Со взма­хом крыль­ев, она при­зем­ли­лась пря­мо пе­ред Ур­канто­сом, на её бро­не по­лыха­ли от­блес­ки све­та от её ним­ба. На­конец, он по­нял, что же зас­та­вило бит­ву из­ме­нить­ся. Она.
— Не­вес­та тру­па, — за­рычал он
Ан­гел под­ня­ла кли­нок, го­товясь к ата­ке, — Твои дни соч­те­ны, зверь!.
Ур­кантос из­дал гро­мопо­доб­ный смех. — Мои дни толь­ко на­чались! Ты — нич­то. Эхо мёр­тво­го бо­га! Я ра­зор­ву те­бя на час­ти и при­под­не­су Кхор­ну твой че­реп!
Де­мон-Прин­ца пос­тигла аго­ния, ког­да бе­лый свет ос­та­вил в нём глу­бокую рва­ную ра­ну. Сквозь по­мут­нённый взгляд, он ус­та­вил­ся на не­вес­ту тру­па сто­ящую пе­ред ним в ожи­дании. Боль на­чала от­хо­дить. Как обыч­но, Ур­кантос по­чувс­тво­вал се­бя толь­ко силь­нее от при­чинён­ной бо­ли. Ещё од­но ис­пы­тание Бо­гов прой­де­но!
— Я есть Па­лач Чёр­но­го Фло­та, я — Пра­вая Ру­ка Абад­до­на! Ты не ров­ня мне!
Ур­кантос при­жал ког­тистую ла­пу к гру­ди, в ко­торой мгно­вени­ями ра­нее по­лыха­ла боль. Что-то бы­ло не так. Кли­нок, вот­кну­тый в его плоть — кли­нок од­ной из этих ведьм, — ис­чез. Он ог­ля­нул­ся. Две Сес­тры сто­яли по бо­кам от не­го, ли­ца их бы­ли пре­ис­полне­ны све­та, а бро­ня бы­ла це­ла и по­лыха­ла яр­че сол­нечно­го све­та. Ур­кантос обыч­но не ут­руждал се­бя за­поми­нани­ем тех, ко­го он убил, но он уз­нал их, уз­нал их ли­ца. Близ­няшки, ко­торых он убил на по­роге кре­пос­ти. Его собс­твен­ный ихор сте­кал по клин­ку од­ной из них. С то­го са­мого клин­ка, что ми­нутой ра­нее зас­трял в его пло­ти. Впер­вые в Де­мона все­лились не­до­уме­ние и страх.
— На сей раз, я не од­на, — про­из­несла Це­лес­ти­на, — и твои дни соч­те­ны, от­родье!
С рё­вом от­ча­яния, Ур­кантос бро­сил­ся в ата­ку.

«Фа­лан­га» ус­тре­милась к «Во­ле Вечности», и её щи­ты зас­верка­ли, ког­да она на­чала про­бивать­ся че­рез аван­гард Чёр­но­го Фло­та. По ко­ман­де Га­радо­на, бор­то­вые ба­тареи от­кры­ли огонь по ко­раб­лям от­ступ­ни­ков, но ис­по­лин­ские но­совые ору­дия по­ка мол­ча­ли.Фа­лан­га и так пос­тра­дала от вре­мени во­об­ще и не­дав­них со­бытий в час­тнос­ти, и её ка­питан хо­тел быть уве­рен­ным, что ни один залп не уй­дёт ми­мо. Воз­можно, вся­кий дру­гой ко­рабль уже сги­нул бы под ярос­тным на­пором и древ­ни­ми ору­ди­ями Чёр­но­го Фло­та, но «Фа­лан­га» бы­ла ку­лаком са­мого Дор­на, ве­личай­шим по­дар­ком Им­пе­рато­ра че­лове­чес­тву. Да­же пос­ле по­луче­ния ко­лос­саль­но­го уро­на и по­тери су­щес­твен­ной час­ти эки­пажа, ни­какое дру­гое суд­но не мог­ло бы с ней срав­нить­ся. Да­же без по­мощи эс­корта, мощ­ная бо­евая кре­пость стой­ко дер­жа­лась в оди­ночес­тве. Но это не мог­ло про­дол­жать­ся веч­но. Сен­сорные па­нели на мос­ти­ке заж­глись крас­ны­ми ог­ня­ми тре­воги, ког­да ос­новная часть фло­та Абад­до­на сня­лась с ор­би­ты, да­бы при­со­еди­нить­ся к сра­жению, но Га­радон не об­ра­щал вни­мания на эти пре­дуп­режде­ния. Сы­нов Дор­на учи­ли не сда­вать­ся и не от­сту­пать. Ес­ли се­год­няшний бой ста­нет пос­ледним бо­ем «Фа­лан­ги», да бу­дет так. И Га­радон про­дол­жал дер­жать курс к чёр­ной го­лод­ной пас­ти Чер­но­камен­ной Кре­пос­ти.

С пра­вого бор­та «Во­ли Вечности» выр­вался столб пла­мени. Это был нез­на­читель­ный укол, сов­сем скром­ная про­бо­ина в гро­мад­ном кор­пу­се Чер­но­камен­ной кре­пос­ти. Но она оз­на­чала, что ло­каль­ные щи­ты, в пра­вой ниж­ней чет­верти, уш­ли на пе­резаг­рузку. Стоя на мос­ти­ке «Фа­лан­ги», Га­радон уви­дел этот мо­мент сла­бины, уви­дел и воз­ли­ковал. И тут его ос­новные ору­дия, спав­шие нес­коль­ко со­тен лет, за­реве­ли в не­ис­то­вой ярос­ти ог­ня, прос­лавляя сво­его дав­но по­чив­ше­го соз­да­теля. Пер­вый залп ос­та­вил тре­щины на тол­стен­ной ма­товой бро­не «Во­ли Вечности». Де­сятый залп об­ра­тил бро­ню в пыль.

Крей­се­ры и лин­ко­ры пре­дате­лей ус­тре­мились к глав­ным ба­таре­ям «Фа­лан­ги», их ка­пита­ны без вся­кого чувс­тва са­мосох­ра­нения под­став­ля­ли свои ко­раб­ли жи­вым щи­том под уда­ры ору­дий, и шли на от­ча­ян­ный та­ран в по­пыт­ке ох­ла­дить пыл Ку­лака Дор­на. Не­кото­рые ору­дия дей­стви­тель­но за­мол­ча­ли. Но это­го не бы­ло дос­та­точ­но. «Фа­лан­га» вгрыз­лась в глот­ку Чер­но­камен­ной, про­бива­ясь к её сер­дцу, не­умо­лимо выг­ры­зая бро­ню дюйм за дюй­мом. Га­радон иг­но­риро­вал воп­ли ко­локо­лов-си­рен, сиг­на­лизи­ру­ющих о про­бо­инах в кор­пу­се и по­терях лич­но­го сос­та­ва. Нас­тал час смер­ти пос­ледней Чер­но­камен­ной, и сы­ны Дор­на бы­ли её па­лача­ми.

Раз­дался оче­ред­ной залп, и что-то внут­ри Чернокаменной дрог­ну­ло. Рас­кры­лась об­ширная тре­щина в яд­ре не­чес­ти­вой бо­евой стан­ции, яр­кий фи­оле­товый свет раз­лился сре­ди звёзд. По­ка «Фа­лан­га» на­чала пос­пешный от­ход на бе­зопас­ное рас­сто­яние, раз­рыв рос всё боль­ше, пог­ло­щая су­да вок­руг се­бя. С без­звуч­ным пси­хичес­ким воп­лем, ко­торый раз­дался эхом в го­ловах всех жи­вых су­ществ в рай­оне Ка­ди­ан­ских Врат, «Во­ля Вечности» рас­пада­лась на две час­ти, её древ­ние дви­гате­ли ис­торга­ли вок­руг се­бя ха­отич­ные выб­ро­сы не­веро­ят­ной энер­гии, так дол­го зак­лю­чён­ной внут­ри. Че­рез нес­коль­ко то­митель­ных мгно­вений, треть Чёр­но­го Фло­та прос­то ис­чезла, бу­дучи пог­ло­щён­ной об­ра­зовав­шей­ся во­рон­кой Им­ма­тери­ума. Хо­тя мно­жес­тво ко­раб­лей ос­та­лось вок­руг юж­но­го по­люса Ка­дии, за­вис­нув, слов­но в рас­те­рян­ности. По иро­нии судь­бы, кор­пус са­мой Чер­но­камен­ной ос­тался на ор­би­те пла­неты, ус­та­вив­шись сле­пым гла­зом на свою быв­шую жер­тву.

На по­вер­хнос­ти же, Ры­цари До­ма Ра­вен под­держи­вали вне­зап­ную ата­ку «Гро­мовых Яс­тре­бов» Им­пер­ских Ку­лаков, они па­лили из всех ору­дий без по­щады и пе­реры­вов, по­ка «Вмес­ти­лище Прок­ля­тия» не прев­ра­тил­ся в гру­ду ши­пяще­го плаз­мой ме­тал­ло­лома. Вось­мой Ка­ди­ан­ский, ве­домый Сёс­тра­ми, мед­ленно вы­давил осаж­да­ющих из внут­ренне­го дво­ра Кас­ра Краф и от­теснил их от внеш­них стен.

Крид с гор­достью вод­ру­зил зна­мя Вось­мо­го Ка­ди­ан­ско­го на от­би­тые Вра­та Кри­га. Це­лес­ти­на и её Ге­мини Су­периа — вос­кре­шён­ные Ка­нонис­сы Же­невь­ева и Эле­анор, сбро­сили без­жизнен­ный труп Де­мон-Прин­ца Ур­канто­са со стен. С не­бес за­щит­ни­кам по­дала сиг­нал на­деж­ды «Фа­лан­га», и вспыш­ка рас­се­ива­юще­гося фи­оле­тово­го све­та окон­ча­тель­но ус­тра­нила во­лю от­ступ­ни­ков к бит­ве.

Прес­ле­ду­емые Ры­царя­ми и Вол­ка­ми, осаж­да­ющие по­бежа­ли на юг. Куль­тис­ты и ере­тики, по­теряв­шие ос­татки на­деж­ды, бро­сали своё ору­жие и под­ни­мали ру­ки вверх, мо­ля о про­щении и по­щаде. Но единс­твен­ное про­щение, ко­торое они зас­лу­жили — по­токи рас­ка­лён­но­го ос­вя­щён­но­го про­мети­ума. Ты­сячи уми­рали на мес­те, но ещё боль­ше­му чис­лу уда­лось скрыть­ся. Нес­мотря на по­беду «Фа­лан­ги» в кос­мо­се, гос­подс­тво в воз­ду­хе всё же ос­та­валось за си­лами Абад­до­на. Воз­дух ки­шел по­тока­ми но­вых по­садоч­ных тран­спор­тов и де­сан­тных кап­сул. Рас­сы­пав­ши­еся бан­ды со­бира­лись в но­вые фор­ми­рова­ния для но­вой ата­ки.

На ру­инах Кас­ра Краф, Крид сто­ял пе­ред кар­той мес­тнос­ти и стро­ил но­вые пла­ны. Он не приз­на­вал слу­чив­ше­еся по­бедой. Но вы­жива­ни­ем.

За­щит­ни­ки вы­жили.

И Ка­дия сто­ит.

Горн Истины

С наступлением нового рассвета, к звёздам потянулось пламя костров. У защитников Касра Краф не было ни человеческих ресурсов, ни времени для погребения должным образом павших в бою, и они воздавали им честь единственным доступным способом — посредством очищающего пламени. Ветер переменился, донося с юга звуки и запахи битвы, когда Рыцари Баронессы Вардус добивали отрезанных от подкреплений отступников. Огни пылали два дня и две ночи, питаемые любым топливом, которое можно было пустить в дело, защищая честь убитых от порчи Тёмных Богов и осквернения от их последователей.

На последних обрядах настояла сама Целестина, и Крид ей уступил. Не из-за необходимости, не из-за дани уважения храбрецам. Лорд Кастелян преследовал одну единственную цель — занять своих бойцов делом. Активность, необходимая или бесполезная, всегда была лучшим способом поддержания морального духа. Совсем скоро они узнают печальную правду — правду, которую Крид принял ещё до того, как Целестина сбросила труп Уркантоса с высоты стен. Величайший и славнейший момент сопротивления Кадии был, похоже, её последним. Когда силы Абаддона придут новой волной, — а Крид ни на минуту не сомневался, что они придут ещё и ещё, — оборона Кадии будет скоротечной. Возможно, потому, подобные призракам Проклятые Легионеры заняли позиции на Элизионских Полях, вокруг немногих оставшихся Пилонов.

Потому Крид оставил Живую Святую в её богослужении посреди очищающих огней, благодарный за любое воодушевление, на которое она способна. Но в его голове всё настойчивее возникал немыслимый план отступления. Прибытие «Фаланги» открывало новые возможности. Даже после тяжелейших потерь в ходе схватки с Чёрным Флотом, могучая крепость была способна на варп-прыжок. Она способна перебросить существенную часть сил оборонявшихся к безопасным мирам. Голос в голове Крида говорил ему остаться, продолжать сражаться. Но чем настойчивее он звучал, тем больше Крид опасался, что голос говорит о гордыне, но не долге. Возможно даже, битва за Кадию подходила к концу, но впереди было, так или иначе, ещё много работы на удалённых участках Кадианского Сектора — от Агрипины до Белис Короны.

Мало помалу, к Кадии всё же стягивались долгожданные подкрепления со всех уголков сектора. Некоторые были потеряны ещё в момент выхода в реальное пространство, фортуна поворачивалась к ним спиной и выбрасывала прямо под орудия Чёрного Флота. Немногим повезло больше, и они выходили в относительной безопасности экваториальной орбиты, оберегаемой «Фалангой». Первым прибывшим был Капитан Руис Трацинто и его Пятая Рота Багровых Кулаков, с ходу отправившиеся с Кадианским 14-м к Касру Партокс.

Несколько побитых крейсеров пришло прямиком c Солар Мариатуса, их ангары были полны танков 51-го полка, а также Рыцарями Дома Таранис. Их экипажи нашёптывали истории о невероятном спасении конвоя перед самым лицом неизбежной смерти. В критичный момент перехода через варп, из ниоткуда появилось несколько боевых барж, выкрашенных в поблекший сине-серый цвет, и те взяли на абордаж корабли преследователей. Многие утверждали, что могли различить на корпусах этих барж символы Легиона Космических Волков. Крид поспешил спросить Орвена, высылал ли Фенрис подкрепления. И получил лишь суровый взгляд в ответ.

Последние прибывшие не были ожидаемы, но были приняты с радостью. Целый флот Адептус Механикус прямиком из засушливой системы Эриад. Как всегда склонный к прагматичному мышлению, Крид надеялся поручить адептам Бога-Машины ремонтные и восстановительные работы, требовавшие высокого мастерства, но был разочарован. И хотя сам флот был в полностью исправном состоянии и готов к бою, манипулы Скитариев на борту были практически небоеспособны, истощённые в предыдущих боях. Все оставшиеся пассажиры срочно спешили занять покинутые ранее места археологических раскопок на Кадии. Хуже всего было только то, что командующий флотом, архимагос Белизариус Коул, сообщил Криду то, что тот более всего на свете боялся услышать. Угроза Кадии, Империуму, всей Галактике оказалсь куда выше, чем кто-то мог предполагать.

На военном совете в руинах Касра Краф, Коул изложил все свои мысли и рассказал о всех находках его экспедиции. Хотя и немногие понимали всю его речь, — то и дело архимагос вставлял посреди речи на готике жужжащие звуки бинарного языка Омниссии и просто непонятные слова, — даже понятной части речи было достаточно, чтобы присутствовавшие затаили дыхание. На протяжении долгих тысяч лет, Кадианские Пилоны, и многие подобные им сооружения по всей Галактике, работали подобно швам, сдерживавшим ткань реальности целой. Стоит этой ткани реальности надорваться — и Имматериум бесконтрольно выплеснется, поглотит реальность. Абаддон провёл десять тысяч лет в уничтожении этих самых «швов».

Присутствовавшие на совете не хотели верить его словам, подобным пронзительному горну истины. Тем не менее, теория Коула объясняла всё происходящее по-новому. Растущую тьму последнего тысячелетия Человечества. Увеличение числа варп-штормов. Одержимость Разорителя Кадией. Чёрные Крестовые Походы, признаваемые Империумом как череда неудач Абаддона, были итогом изощрённого дьявольского плана.

Канцефалус. Аркрит. Кромарх. Готическая война.

Многие века все эти кампании казались простой чередой атак в разных направлениях, разведкой боем. Все они теперь выглядели лишь ширмой для истинных планов, понятных лишь немногим избранным. Результат Долгой войны.

Коул не стал говорить о всех известных ему подробностях. Он не упомянул о загадках Скрытой Вуалью. Но он был убеждён, что надежда оставалась, а пилоны содержали в себе ключ к победе над Абаддоном. Это было лишь предположение. Но пилоны были инструментом, и всякий адепт Бога-Машины, следовавший твёрдой логике, понимал, что инструмент можно превратить в оружие. По словам Коула, было не важно, сколько же пилонов было разрушено, а сколько оставалось в строю, и насколько близко Галактика к своему неизбежному концу. Одно не поддавалось сомнениям — отступление с Кадии не было сколь-нибудь приемлемым вариантом. Абаддон не должен получить свою решающую добычу ни в коем случае. Всё что оставалось решить защитникам — как свершить невозможное. И быстро, до того, как Чёрный Флот окончит свою передышку и разразится новой атакой.

Первый шаг был сделан на небесах — «Фаланга» заревела своими плазменными двигателями, шум и грохот которых был слышен даже на поверхности планеты, и заняла геостационарную орбиту ровно над полями пилонов. Ауспексы и датчики на мостике показывали, что Чёрный Флот намеревался заблокировать движение крепости, однако же, в своём недавнем бою Фаланга посеяла страх, если не уважение, в головах адмиралов-предателей. Похоже, ни у кого не хватало храбрости выйти вперёд и обратиться в пепел.

Когда небеса оказались под защитой, Крид занялся перестройкой обороны на земле. На протяжении всех полей пилонов были вырыты новые траншеи и установлены оборонительные линии «Эгида». Подземные катакомбы, некогда запланированные как самая последняя линия обороны Кадии, теперь стали сердцем новой возводимой крепости. На поверхности земли, кадийцы, совместно с Сёстрами Битвы, ждали своего часа. Под землёй послушники Коула работали без перерывов и отдыха под чутким взором Скитариев.

Выжившие космодесантники, теперь усиленные Пятой Ротой Багровых Кулаков и остатками Имперских Кулаков, перегруппировались в новую единую ударную силу под командованием Магистра Корахаила. Лишь Космические Волки, верные своей природе своевольности и неподчинения, разошлись вдоль оборонительного периметра. Его гневило решение Волков, и он проклинал древнюю вражду между Сынами Льва и Сынами Русса. Однако Гарадон не был с ним согласен. Он провёл немало битв бок о бок с Волками Фенриса, и убеждал Корахаила в лучшем выборе.

Ночь опустилась на Кадию, и каждый миг ожидания томительно растягивался. Всякий, кто ждал своего часа в траншеях Элизионских Полей, будь он рождён на Кадии или на мире в сотнях тысяч световых лет от неё, втайне надеялся, чтобы битва началась как можно скорее. Чтобы смерть опустилась на Кадию в очередной раз, и чтобы смерть нашла их, пока у них хватает мужества и стойкости встретить её с честью и достоинством.

Целестина парила в небесах над защитниками, словно маяк света и надежды во тьме вокруг. Но и её мысли были неспокойны. Вновь и вновь её посещали ужасные видения. Крепость пала, а тела защитников засасываются в кровавый водоворот. Её крылья опалены, но она пытается остановить этот хаос битвы. И где-то за этим потоком она видела Воина, заключённого в ледяную глыбу-тюрьму. С таким знакомым, прекрасным и чистым, лицом. С каждым рассветом, видение уходило прочь. Она узнает своё будущее, когда для этого будет подходящий момент. Император ведёт её. Она есть его правая рука.

Где-то глубоко под пилонами Коул отчаянно пробивался в грунт Кадии в поисках ответов для всего человечества. Плазменные буры вгрызались в камень, останавливаясь на мгновения только лишь для анализа почвы и новых коррективов. Коул беспрерывно рассылал сервиторов и сервочерепа со сканирующим оборудованием во все стороны раскопок под пилонами. Но одно Коул понимал ясно — он улавливал нараставший шум неких генераторов глубоко внизу. Похоже, что ряд пилонов уже работал просто на износ, и их собственное напряжение наносило им урон, сравнимый с уроном Имматериума, который они рассеивали. Похоже, с каждым уничтоженным в своё время пилоном, другие адаптировались и перестраивались в новую цепь, компенсируя недостаток повышением собственной мощности. Но с какой интенсивностью дрожали пилоны перед ним... Возможно ли, что кадийские пилоны были вообще последними в Галактике?! Коул не любил гадать и строить отвлечённые теории, он привык делать выводы из фактов и знаний. И всё же пилоны так отчаянно сопротивлялись ему, скрывали ответы на его вопросы...

Ровно до тех пор, пока перед ним не явилась фигура, укутанная в длинный плащ. Мысли Коула словно направились в определённое русло, и хотя архимагос всё так же был шокирован сложностью и качеством исполнения многочисленных механизмов нечеловеческого происхождения, к нему начало приходить понимание работы отдельных узлов и блоков. Многочисленные детали всё ещё ускользали от него, но исследования внезапно получили новый толчок и пошли с новой силой. Головоломка складывалась в картину. Омниссия был с ним. Во всяком случае, Коул хотел верить, что именно Омниссия направил его мысли. И не кто-то иной...

Где-то далеко, в пустоте над юным полюсом Кадии, спящие ангары, наконец, пробудились. От Чёрного Флота отделился новый рой десантных транспортов, устремляясь к поверхности, к полям сражений, на которых сложили головы предыдущие неудачники.

Началась Битва за Элизионские Поля.

Коул перевёл своё внимание с экрана, полного потоков данных, и уставился вверх. Загадочный корпус пилона словно поглощал весь свет, стоя огромной чёрной тенью посреди пещеры, словно насмехаясь над архимагосом. Такой непокорный. Неужели Коул просто перешёл от нерешённых загадок одного мира к ещё более сложным загадкам другого? Столько дней кропотливых трудов, и ни следа прогресса.
Неужели Силандри обманула его? А может, это был вовсе самообман, и он просто вложил больше смысла в её слова, чем было на самом деле? Может, она так отвлекла его внимание, чтобы самой завладеть таинственными реликвиями? Коул заметил, что его дыхание участилось. Он не мог предположить, зачем бы ей делать подобное, но впрочем, а нужен ли был повод ксеносу?
Его сенсоры наполнились таким знакомым чувством. Он был явно не один. Похоже, на Кадии повторяется история с Эриада.
— Я просчитал твоё появление здесь, Скрытая Вуалью.
Коул повернулся, и механизмы, окружавшие его рабочее место, словно расступались перед ним. Фигура, видневшаяся в темноте, явно не была эльдарской ведьмой. Из-под металлизированного капюшона сияло два зелёных зловещих глаза. Энергоядро, служившее навершием посоха сложной конструкции, освещало пространство вокруг.
— Я не причиню тебе вреда, — незнакомец наклонил голову набок, — Это подходящие слова? Я давно понял, что кому бы я это не говорил, мне почему-то не верят. Он сделал некоторую паузу. — Подожди-ка... Как ты меня назвал?
Банки данных в голове Коула зажужжали, анализируя полученную информацию и сверяя с архивами. Некрон. Бездушное воплощение Движущей Силы. Создание, богохульное для Омниссии. Оружие Коула, являющееся продолжением его тела, подсознательно приводилось в боевую готовность, по его телу пробежали разряды.
— Ты — полнейшая мерзость...
Некрон отставил свой посох в сторону. — Вор. Так меня обычно называют. Но я предпочитаю термин коллекционер. Но неважно, кто я — мерзость или вор, у нас с тобой есть общая цель.
Коул перевёл свою энерго-плеть в боевой режим, и в его голове возникла жажда вскрытия нового интересного образца. — Моя логика говорит об обратном.
— Значит, ты не хочешь понять природу этой энергетической матрицы? 
Энерго-плеть утихла по беззвучной команде Коула. Это было неожиданно. А может, эта механическая мерзость просто отвлекала его внимание?
— Ты знаешь секреты этого пилона?
— Я был прямо тут, на этом же месте, когда его возводили. Хотя, может и не был. Ты, как никакой другой человек, должен понимать, что память — столь непостоянная вещь...
Коул издал разъярённое шипение через свой респиратор. — У нас нет ничего общего!
— Возможно. Я прошёл сквозь огонь биопереноса, закованный в цепи. А вот ты, я полагаю, добровольно вырезаешь из себя плоть и человечность кусочек за кусочком, — некрон подошёл ближе, глаза его запылали ещё ярче, — Но никто из нас не хочет увидеть, как нашу любимую Галактику рвут на части порождения Эмпирея. Уничтожь меня, если так хочешь. Я просто восстану где-то в ином месте. И ничего не изменится, ни для тебя, ни для меня... ни для этого несчастного мира.
Коул стоял недвижно, голова его гудела анализом полученных данных и расчётом новых вероятностей. Сначала вёрткий эльдар направил его на этот путь, а теперь некрон подсказывает ему, что делать. Но ежели он и правда содержал в себе знания, способные спасти Империум и слуг Омниссии...
— Расскажи мне всё.
Саркастический смех, сухой, как пыль под ногами, отразился эхом по всей пещере. — Я уже начал опасаться, что ты передумал!

Битва за Элизионские Поля

Первая волна пришла с запада. Десант приземлился вне зоны поражения «Фаланги» и устремился опустошающим потоком к пилонам. Они пришли с сотен миров, «освобождённых» от влияния Лже-Императора, люди и нелюди были доведены до крайней степени фанатизма в отношении своих новых хозяев. Бандиты из подульев, рабочие мануфакторумов, дезертиры и трусы — все они бежали вперёд, не считаясь с инстинктом самосохранения, пока среди них шли Тёмные Апостолы. Стоило им пересечь невидимую черту, толпу накрыл заградительный огонь с орбиты, подбрасывая в воздух сотни тел, и всё же культисты напирали.

Выжившие бойцы 9-го Кадианского продолжали вести огонь до самого последнего момента, игнорируя огонь автопушек и стабберов, летящий поверх их голов. Каждый боец обещал мстить за Врата Крига, где они стояли плечом к плечу с 33-м. Каждый потерял своего знакомого или товарища в той резне, что последовала после их бегства, несмотря на кровавые попытки комиссаров вернуть дисциплину в ряды. И теперь месть вела их. Но был и другой фактор. На 9-й Кадианский наступала масса предателей и отступников, служа эдаким зеркалом, показывая, каков был бы их собственный путь, если бы судьба не была так благосклонна. Бойцы 9-го возненавидели культистов за то, что те сдались, поддались низменным желаниям и предали всё человечество. И 9-ый наказывал их за это. По команде унтер-офицеров, все бойцы как один встали из окопов и выстроились в огневые линии.

— Первая шеренга — залп! — и масса культистов первых рядов упала как подкошенная пыльную поверхность Кадии.
— Вторая шеренга — залп! — и голоса Тёмных Апостолов поблекли, когда рёв пушек выбил воздух из их лёгких.
Сотни сминались под ударами с орбиты, под плотными залпами лазганов, исчезали в воронках орудий «Сотрясатель», но тысячи продолжали идти. Выжившие шли по телам убитых, втаптывая их тяжёлыми ботинками в кадийскую грязь, размазывая кровавую требуху по поверхности. Выжившие шли со сверхъестественным упорством, не заботясь ни о чём, кроме одержимости дойти до рядов Имперской Гвардии.

Пока культисты отвлекали защитников и заставляли тратить на себя ценные боеприпасы, рёв плазменных двигателей древних десантных капсул отмечал прибытие новых сил. Аппарели ударили о землю на севере и востоке, и вторая волна вошла в бой.

Сёстры ордена Пресвятой Девы-Мученицы держали северную часть периметра во главе с Целестиной. Напор исторгающих во все стороны огонь демонических машин был встречен дружными залпами болтеров и хоровым пением Экзорцистов. Сестринство Серафимов парило между пилонов, выискивая и охотясь на варп-кузнецов, выводя их из боя до того, как те успевали бы усилить машины. На востоке, объединённые Рыцари Баронессы Вардус служили усилением стальному кулаку 185-го Бронетанкового, встречая выживших в предыдущих боях, покалеченных титанов Легио Вулканум и танки Багровой Резни. От столкновения двух механизированных армий стоял такой грохот, словно сама земля была готова расколоться.
Наконец, на юге, где держали оборону 8-й и 21-й полки, началась основная атака личных сил Абаддона. Облачённые в древнюю броню, Чёрные Легионеры медленно пробирались через руины павших пилонов, прямо сквозь огонь «Фаланги». Они шли бронированной колонной шириной в две мили, хвост которой скрывался за горизонтом. По их флангам стояли облака пыли, поднимаемые в воздух мотоциклами, и среди их рядов трепетали изорванные и подгнившие знамёна, некогда видевшие саму Терру и древних примархов. Снаряды сыпались на них подобно губительному чёрному дождю, размалывая землю перед ними снова и снова. Но Хель-драконы витали в небесах, выискивая позиции артиллерии и делая заход за заходом, ослабляя оборону. «Гидры» кадийцев вступили в бой с демоническими машинами, но поток их казался бесконечным. Поток этот удалось разве что рассеять, но не уничтожить.

Корахаил разделил силы Адептус Астартес под своим контролем: Чёрные Храмовники Амальриха и Имперские Кулаки Гарадона усилили южные оборонительные линии, а Багровые Кулаки и собственная Четвёртая Рота Тёмных Ангелов ушла на север. От Волков же не было ответа, хотя обороняющиеся на юге отмечали, что поток наступающего Чёрного Легиона словно бы рассеивался и обходил одинокий бастион где-то на юго-востоке.

Прошло несколько часов. Силы Абаддона приближались к полям пилонов и сжимались смертельной хваткой вокруг сил Крида. На юге, Чёрный Легион покинул свои истрёпанные транспорты и пошёл в атаку на кадийцев, выкрикивая гортанные боевые кличи. На востоке, Баронесса Вардус обрела свой славный конец в схватке один на один с титаном «Фуриозо Рекс», схватив того в смертельные объятия и подорвав реактор. Но её смерть лишь укрепила решимость ей ведомых — в славной истории Дома Равен, немногие умерли столь же отважно в решительный час. Оставшись без огневой поддержки Рыцарей, полковник 185-го Бронетанкового приказал начать организованное отступление, в панике позабыв, что места для отступления не осталось...

Защитная линия на востоке была готова пасть, если бы не героическое вмешательство космодесантников Корахаила и Трацинто. Они буквально упали на поле боя прямо с небес из золочёных «Громовых Ястребов» в тот самый момент, когда Севаст Кранон повёл свои силы в решающую атаку. Ветераны-опустошители завели дуэль с титанами, пока Ангелы и Кулаки вонзились в ряды покрытых кровью отступников, переламывая ход битвы в свою пользу, неся мщение за славный Дом Равен.
У стен Касра Краф, Девятый Кадианский бежал. У Элизионских полей, Девятый умирал без тени сомнений, отвечая неистовой верой и решительностью на безумие своих врагов. И всё же, постепенно, их ощетинившиеся штыками ряды иссякали и проминались. Оценив ситуацию, Крид отправил на запад подкрепления, но врагов было слишком много.

И когда знамёна 75-го и 403-го достигли оборонительных рубежей, Девятого уже не существовало. Они искупили свою трусость своей жертвой. Они обрели своё искупление.

День сменился ночью и ночь сменилась днём, и каждый час сражения отмечался актами героизма и мученичества. Ни одна из демонических машин не достигла траншей на севере, потому как Сёстры Битвы встретили их на равнине. С ними был свет Императора, и благодать Его текла в их венах. Они заплатили страшную цену за свою храбрость, но они не чувствовали ни боли ни страха, покуда Целестина стояла среди них и разгоняла тьму.

На востоке, Руис Трацито погиб от ужасного пилокулака Баранокса Кровавого, но тут же был отомщён клинком Корахаила. На юге полковник 21-го сошёл с ума от демонических голосов в своей голове, которые охотились за его разумом ещё с падения Касра Краф, схватил вокс-передатчик и приказал своим солдатам бежать. Но ещё до того, как он успел повторить и подтвердить свой приказ, его тело обмякло и сползло на дно командного окопа. Милосердие Императора снизошло к нему из болт-пистолета полкового комиссара. Но 21-й дрогнул. Крид отчаянно пытался вернуть их в строй, его голос громыхал из всех вокс-передатчиков, как всегда, но теперь и сам Лорд-Кастелян подвергся нападению.

Абаддон поклялся лично поставить Кадию на колени, и теперь он пришёл исполнить свою клятву. И конечно же, он не пришёл один. Его гвардия, Несущие Отчаяние, чья броня была украшена трофейными головами кадийских офицеров и солдат, телепортировалась в самое сердце защитников. К Криду. Многие исчезли, не успев вскрикнуть, разорванные на кусочки яростью лучших воинов Чёрного Легиона. Но сам Крид выжил, когда верный Келл втолкнул его в пассажирский отсек «Валькирии». Последний акт верности сержанта-знаменосца. Сержанта-телохранителя.

Болт попал в колено Келла, оторвав ногу. Он почувствовал боль, почувствовал агонию, сковавшую сознание. Но нашёл силы, чтобы грубым толчком втолкнуть тело Лорда-Кастеляна в штурмовой транспорт. «Пошёл, пошёл!»
Пилоту «Валькирии» не нужно было других слов. Двигатели взревели и транспорт оторвался от земли, унося тело Крида к безопасности, если ещё вообще оставались безопасные места где-то на Элизионских Полях. Только тогда Келл смог себе позволить роскошь переключиться на собственную боль. Он воткнул знамя Восьмого Кадийского в землю и упал на целое колено, окропляя собственной кровью землю Кадии. Свою землю. Взгляд его закрывался кровавым туманом. Перед ним мелькали тёмные силуэты, на которых проступало покрытое кровью золото.
На горле Келла сжался бронированный кулак, поднимая его в воздух, подобно сломанной кукле. Угольно-чёрные глаза смотрели на него с мертвенно-бледного лица. Келл не испытывал ни капли страха. Он уже почти мёртв. И он не боялся даже самого Абаддона Разорителя. Лишь вера была важна для него теперь. Вера и честь.
— Такая преданность такой бестолковой цели, — протянул Абаддон, — Ты жалок.
Собравшись с последними силами, Келл харкнул кровью прямо в лицо Абадона.
— Кадия стоит!
Абаддон ухмыльнулся, искривив губы в саркастической улыбке. — Я так не думаю.
И последнее, что услышал Келл, был хруст его собственного позвоночника.

Итак, командование 8-го полка оказалось рассеяно или убито, и 21-й дрогнул. Южный фронт рухнул. Избранные Абаддона, с тёмными молитвами на своих устах вырезали последних выживших в южных траншеях и двинулись на восток. Но Амальрих и Гарадон выставили свои штандарты на пути Чёрного Легиона. Стена из чёрного и золотого керамита встала, подобно волнорезу на пути этой неистовой волны. Если бы одна лишь доблесть могла выиграть сражение, битва за Элизионские Поля была бы, вне сомнений, выиграна в тот день. Но слишком мало было Сынов Дорна, и слишком много Чёрных Легионеров. Импровизированный редут стал подобен островку порядка в окружающем море безумия и жажды крови, и предатели продолжали наступление.

Артбатальон 185-го исчез за считанные мгновения, не ожидая атаки со стороны, которую они полагали прикрытой дружественными войсками. Когда чёрная волна захлестнула позиции артиллерии, выжившие Багровые Кулаки перешли в контратаку, и их болтеры изрыгали месть за павшего капитана. Оставшись практически без союзников, Корахаил собрали своих последних Ангелов в тени одного из пилонов, устремлённых к небесам. Раздались боевые кличи Багровой Резни, и Тёмные Ангелы готовились продать свои жизни как можно дороже.

На востоке, 75-й и 403-й защищали траншеи, ставшие славными могилами своих боевых товарищей. Стены мертвых тел росли с каждой новой атакой. Росли потери защитников, чьи тела старались оттаскивать в тыл, и росли потери культистов, чьи трупы уже представляли ещё один защитный вал перед позициями кадийцев. И еретики продолжали напор, невзирая на залпы, забиравшие души сотнями. И когда очередная атака разбилась о траншеи, тон молитв, напеваемых культистами, изменился. От установленных икон во все стороны раскинулось адское пламя, из тел молящихся пошёл едкий дым, и прямо из их тел в реальность начали выбираться демоны.

Тела адских созданий дрожали, словно сражаясь с самой реальностью за существование, стоя в тени Пилонов. Они были ослаблены, однако ж, их когти кромсали плоть с неизменной силой и остротой. Моровые мухи всё с той же ужасающей настойчивостью несли в ряды защитников заразу, от которой не было спасения, а магическое пламя жадно лизало плоть. По всей линии фронта возникли бреши, в которые устремились юркие демонетки, и западный фронт пал.

Целестина чувствовала всем телом исходящую угрозу вокруг. Лишь на севере атаки предателей не дали ни малейшего результата, встречаясь со стойкостью и верой Адепта Сороритас. Сёстры платили ужасную цену за свою победу, и всё же, то была несомненная победа. Свет Живой Святой сиял ярко, как никогда ранее, доблесть её Гемини Супериа не пошатнулась ни на миг. Они двинулись к югу, и их боевые гимны раздавались эхом всюду среди Пилонов, и рёв болтеров не отставал от них.

Остатки Восьмого Кадианского отступили в катакомбы, согласно предварительному плану, и Абаддон послал своих терминаторов в погоню. За ними последовали и банды помельче, и уже вскоре коридоры и туннели наполнились оглушительным грохотом автопушек и мин и криками умирающих с обеих сторон. Ряды Восьмого были пополнены Скитариями Коула, и защитники сражались как львы за каждую пядь своей земли. Каждая гермодверь стала местом бессчётных жертв среди атакующих, и каждый эпизод самопожертвования давал больше времени выжившим. Каждый перекрёсток подземных туннелей превратился в обложенный кровавыми трупами редут.

Крид сражался в рядах арьергарда, ведя людей собственным примером. Он понимал, что с потерей знамени, с потерей всего основного командования, Восьмой нуждался в талисмане, в символе, способно дать веру в победу перед лицом неминуемой смерти. И Восьмой его не разочаровывал. Недаром он получил почётное звание «Личный Полк Лорда-Кастеляна». Они готовы были пойти за своих командиром прямиком в ад, если бы тот дал такой приказ. И гвардейцы, с каждой своей жертвой, с каждой новой перестрелкой, доказывали, что они стоят своего Генерала.

В глубине катакомб, Коул продолжал свою работу. С помощью Тразина, он вычислил пилон, служивший командным звеном для остальной группы, расположенной на Элизионских Полях. С каждым мигом, дендриты его аугментированного тела проникали всё дальше в цепи старейших механизмов, и его понимание сложнейших конструкций росло с каждым мгновенно решённым уравнением. И вот мозаика сложилась. Он отрисовал в голове полную схему всей сети пилонов, столь сложную, столь элегантную и изящную. Столь непонятную многие века для адептов Омниссии... Тразин же наблюдал за процессом из тени, стараясь не провоцировать стражников, проинструктированных уничтожить некрона при малейших признаках предательства. Пока он даже не понимал, мог ли он дать такой повод. Вероятности ближайшего будущего, впрочем, выглядели для него приятными, сбалансированными. Пришёл ли он как вор, или же как спаситель? Да и был ли у него выбор? Как бы то ни было, некрон сосредоточенно смотрел на работу архимагоса.

Западная стена пещеры с оглушающим грохотом обрушилась. Из пролома выскочили Чёрные Легионеры и проломили линию ничего не ожидавших электро-жрецов. Во главе отряда шёл сам Абаддон Разоритель, его демонический меч резал металл и плоть без малейшего сопротивления. Коул не обратил ни малейшего внимания на происходящее, настолько поглощённый своей работой и исследованиями. Тразин смотрел, как приставленные к нему стражи переключились на новых гостей, и просчитанные вероятности показывали, что у защитников практически нет шансов. Вор или спаситель? Решение было принято быстро. За одно мгновение. Некрон вытащил из-под полы своего плаща блестящий фрактальный Тессеракт и метнул его в гущу сражения. Он дважды отскочил от поверхности, и переменчивые энергетические лучи направились во все стороны, подобно паутине из пучков света, выпуская целую армию в пустоту пещеры.

Это был не легион некронов, и не просто забытый полк, взятый на какой-то далёкой планете. Внутри Тессеракта содержалась лучшая часть коллекции Тразина, которую он собирал многие века. Некоторые образцы томились в стазисных хранилищах тысячи лет, совершенно не замечая времени. Некоторые, впрочем, были совсем свежими пополнениями, добавленными в коллекцию всего несколько месяцев или лет назад.

Для Командора-Лейтенанта Керантеса из Легиона Ультрамаринов, тёмные дни Великой Ереси были словно вчера. Для дредноутов и смертных братьев под его командованием не требовалось никаких пояснений, когда перед ними снова возникли нечестивые иконы Хаоса с одной стороны и имперский двуглавый орёл — с другой. Долгие века считавшиеся пропавшими без вести Ультрамарины продолжили свой вечный бой.
Другие бойцы не так стойко перенесли тысячелетия стазиса.

Востроянский 21-й полк, схваченный стазисом во время нашествия орков на Сегментум Обскурус, испытывал сильное головокружение, когда их тела вновь очутились в реальности. Но шум славной битвы быстро привёл их в чувство и желание выжить перекрыло все возможные сомнения. Раздались привычные приказы и востроянцы вступили в бой, с поддержкой снайперов давно сгинувшего Танита и немногочисленными Саламандрами, считавшимися утерянными в Кловианском Инциденте. И с ними стоял величайший воин великой древности, чей красный плюмаж, золочёная броня и геральдика с орлом не были видны человечеству уже столь давно.

С прибытием столь невероятных сил, атака Чёрного Легиона захлебнулась. Удовлетворённый происходящим, Тразин отступил в тени. Ему была приятна мысль считаться спасителем в этот миг, но вот самопожертвование он всегда предпочитал предоставить органическим существам.

Но среди всех войск, которых исторгнул Тессеракт, была одна группа, которая не присоединилась к сражению, вместо того наблюдая за ней со стороны. Катарине Грейфакс, инквизитору Ордо Еретикус, не была свойственна спешка. Вообще, она считала спешку одним из пороков, ведущих к ереси. Её телохранители, штурмовики 55-го полка Каппа-Орлов, запомнили этот урок за долгие годы службы ей. И хотя пробивные лазвинтовки были привычно вскинуты и сняты с предохранителей, ни один из штурмовиков не выстрелил.

— Сэр, засекли движение среди обломков Чернокаменной Крепости!
Коммодор Трево перевёл взгляд на голо-дисплей. Сенсоры Фаланги работали на износ после всех недавних боёв, но их мощности оказалось достаточно, чтобы подтвердить опасения мичмана.
— Что за игру затеяли ублюдки? — выдохнул он. Вопрос был исключительно риторический. Что бы ни затевал Чёрный Флот среди руин, долгом Трево было узнать это. — Гельм, малый вперёд! Проложить курс к краю поля обломков. Связист! Запросить у наших союзников Механикус прикрыть наши фланги — у нас всё ещё не восстановился щит и мощности наших сенсоров недостаточно чтобы следить за всем пространством вокруг.
Палуба задрожала, когда Фаланга двинулась по маршруту. Трево вновь перевёл взгляд на дисплей в надежде увидеть какие-либо ответные действия Чёрного Флота. Ничего не происходило. Была ли это ловушка?
Офицер связи поднял голову со своего поста: — Флот Механикус удовлетворил запрос.
На голо-дисплее задвигались фигуры ржаво-красных кораблей, беря новый согласованный курс. Лишь флагман, «Железный Призрак», оставался недвижим, вне дальности возможного поражения. Трево знал, что он не получит ни объяснений ни отчёта, но был крайне благодарен, что загадочные адепты Омниссии предоставили ему хоть какую-то помощь.

Пещера содрогалась от войны. Основание планеты дрожало от столкновения непримиримых врагов. Как и на Элизионских Полях на поверхности, сражение под землёй не было простой войной с тактикой и расчётом, это была бойня ближнего боя, и умирающие смотрели в глаза своих убийц, находя лишь ненависть.

Лейтенанта-Командора Керантеса не покидало чувство, что что-то шло не так. В общем и целом битва была знакома, но детали различались. Очевидно, что перед ними стоял враг, предатели, отвернувшиеся от света Империума, но их знаки различия были ему незнакомы. И снаряжение его союзников было словно иным, более грубым и примитивным. Но одна мысль развеивала сомнения: враги человечества вновь подняли голову и на них надлежало обрушить всю ярость Ультрамара.

Взрыв снаряда в опасной близости от Коула наконец вырвал его из бинарной медитации, как раз в тот миг, когда последняя синаптическая команда закончила цепочку нового набора команд. Глаза его всего лишь миг анализировали битву в пещере и тело тут же начало перестраиваться в боевой режим. Нужно было выиграть некоторое время, пока сложная цепь приказов, которые тот заложил в систему пилонов, перестроит их на нужный лад. Броня Коула задрожала, когда включились третичные системы жизнеобеспечения и начали накачивать энергией его боевые аугментации. Вокс-решётки прочистились и из них полилась Лингва Технис — повсюду на поле боя, благословенный язык Омниссии словно вдыхал новую жизнь в израненных и выведенных из строя Скитариев и Электро-жрецов, и те подхватывали молитву Омниссии, что отражалась эхом от стен.

Сгорбленная фигура Велизария Коула привлекла внимание Абаддона. Неужели Адепт Марса наконец-то разгадал его стратегию долгих веков? Неопределённость подпитывала сомнения в чёрном сердце. Разоритель хотел сломить защитников Кадии до того, как отправит саму планету в небытие. Жестокая иерархия Хаоса требовала постоянной демонстрации силы — Тёмные Боги требовали этого. Но мог ли он ошибаться? Хорус претерпел поражение, уступив холодный расчёт браваде, ища битвы там, где можно было обойтись без них. Неужели и его наследник, Абаддон, тоже пал в объятья гордыни?

В расчёте на то, что битва за Кадию достигла своего финального, высшего момента, Абаддон приказал своим колдунам образовать разрывы в Имматериуме. Вместе с тем, как первые заклинания и молитвы дадут первые трещины в реальности, в пещеру смогут хлынуть потоки демонов. С рёвом ненависти, направленным не только на собственных врагов, Абаддон собрал свои подпитываемые чистым варпом силы и снова бросился в кровавый бой.

Последний из дредноутов пал, разорванный на части сразу тремя Хелбрутами, и судьба сил Легиона Ультрамаринов повисла на волоске. Но из теней, отбрасываемых вспышками огней, вышли Проклятые Легионеры. Они упорно двинулись на спасение Ультрамаринов, и их болтеры изрыгали не болты, но пламя искупления, поглощающее нечестивцев. Многорукий демон Слаанеш вёл орду своих последователей на Востроянцев, исторгая проклятия и лживые обещания наслаждений. Атомизатор Коула вспыхнул ярчайшим светом, и демона просто дезинтегрировало в кучку сияющей золы. Штурмовики Каппа-Орлов попадали замертво, когда зараза самого Нургла проникла сквозь их респираторы и поселилась в лёгких. Катафроны согласованно переносили огонь с одной демонической машины на другую, обращая тех в груды металлолома. Пещера содрогалась, и сталактиты, появившиеся за тысячи лет, падали смертоносным дождём как на лоялистов, так и на предателей.

— Кадия стоит!

Боевой клич раздался подобно грому со стороны руин проломленной стены. Он раздавался с силой сотен голосов, отмечая, что Восьмой зашёл Чёрному Легиону в тыл. Гвардейцы давали залп за залпом, подкрепляя неистовым, гордым кличем — кличем Крида, который позволял Кадии устоять все эти последние недели, — и мстили за всех павших боевых товарищей, продираясь через окровавленные камни и тела.

И впереди них пробирались, используя все четыре конечности, искажённые фигуры в серо-синей броне, со знаками различия Волков Фенриса. Вульфены. Боевые братья, подвергшиеся древнему проклятию Легиона с самого момента окружения Кадии. С ними шёл и сам Высокопоставленный, и глаза его пылали первобытной, звериной яростью. С каждым нанесённым или полученным ударом, они словно теряли свою человечность по капле. Волки отдавали себе отчёт в своих действиях. Они понимали, что пламя войны лишь разжигает в них эту первобытную ярость, но они выпускали зверя внутри. За Русса и Всеотца.

Чёрный Легион стоял на своих позициях. Десять тысяч лет накапливаемой ярости вели их, десять тысяч лет гордыни и ненависти. Несущие Отчаяние рвали потерянных во времени десантников клинками и голыми руками, прорубаясь сквозь броню катафрактов и добираясь до плоти под ней. Коготь Хоруса отрубил руку Керантеса, и демонический меч разрубил его ровно пополам. Потеря капитана лишь укрепила дух боевых братьев, и они встречали ярость Сынов Хоруса с дисциплиной, достойной Жиллимана. Но даже когда лоялисты зашли во фланг и тыл предателей, стало ясно, что только лишь дисциплина и сила не способны сломить десять тысяч лет ненависти. Нужно было что-то большее.

С оглушительным треском, обрушился целый сектор пещеры, размером с посадочную площадку. Кадианцы и штурмовики разбежались в стороны, но многих похоронили заживо обломки. Чёрный Легион продолжал бой. Абаддон, стоя одной ногой на изувеченном корпусе Керантеса, искал новую цель, убийство которой сломит волю защитников. Гордыня вела его в этот час — и невозможно было её отбросить, только удовлетворить. Его взор пал на славнейшего из генералов, который едва ускользнул от него равнине сверху. Крид.

Кадия слишком долго стояла, благодаря нему, и Тёмные Боги с великой радостью примут его душу. Раздалась громоподобная команда, и демоны синхронно направились на ряды Восьмого, поддерживаемые терминаторами.

Но из тьмы возник золотистый свет, осветивший всю пещеру. Целестина, Живая Святая, Невеста Вечного Императора. На её лице не было ни капли сомнений, ни капли страха. Отбрасывая потоки пламени из крыльев, она устремилась к Разорителю. Демоны бросались на неё, подобно живому щиту, но всякое прикосновение к освящённому клинку мгновенно обращало их в прах. Окрылённые Проклятые поднялись в воздух, их когти тянулись к золотой фигуре, но Гемини Супериа подрезали их на подлёте.

И вот они встретились лицом к лицу: избранница самого Императора и величайший предатель в истории человечества. Не прозвучало ни слова. Слова были не нужны. Раздался гром и вылетел сноп искр, когда Пылающий Меч столкнулся с Драк'нийеном. Этот удар, с волной надежды и отчаяния одновременно, словно ощутился среди всех присутствовавших. Мощь Абаддона была несравнима. Но Целестина была не одна, и вместе со своими Сёстрами, они сражались, как один организм.

Чтобы стать ещё одной величайшей легендой.

Стоя на краю пещеры, Катарина Грейфакс взирала на прибытие Целестины с отвращением. Как долго она отсутствовала, раз подобная ересь глубоко пустила корни? Боевые Сёстры поклоняются идолам? Славные Адептус Астартес отдают себя во власть мутаций? Духи мёртвых десантников извергают адское пламя? И хуже того, славные воины Кадии и Ультрамара, известные своей верностью и чистотой, принимали подобные отвратительные явления и брали на свою сторону?
Основой убеждений Грейфакс было то, что мир делится на чёрное и белое, и даже меньшие формы зла не должны быть терпимы ради общей, высшей цели. Чистота была совершенством, несомненным идеалом. Она лично загубила тысячи душ за меньшие грехи. Она убивала таких же, как она, за сворачивание с пути. О какой вообще победе можно было рассуждать, когда нерушимые идеалы оказались вывернуты наизнанку?!
Вокруг неё сгустились тени, и в темноте засияло два зелёных глаза. Грейфакс навела свой болтер прямо промеж них.
— Ты — полнейшая мерзость...
— Ну вот, снова те же слова, — фигура развела металлические руки в жесте огорчения, — Готов поспорить, это звучит знакомо для тебя, но твои приоритеты должны быть пересмотрены.
— Ты сеешь скверну везде, куда бы ты ни пошёл! И за то есть только одна расплата!, — Катарина нажала на спуск. Или попыталась. Её палец не подчинился ей.
Тразин раскрыл свою ладонь, и из неё вышел поток микроскопических машин, направившийся к инквизитору.
— Я не дурак. Небольшое вмешательство в разум не позволит тебе причинить мне вред.
Грейфакс оторопела, но смыла с себя оцепенение растущей яростью: — Ты осквернил меня! Так же, как ты сделал это с Валерией!
— Только лишь меры предосторожности. А что касается Валерии... Её разум оказался отличным объектом для исследований, уж прости.
И снова инквизитор попыталась выстрелить. И снова неудача. Бесполезно.
— Я перенёс тебя сюда ради общей, великой цели, — продолжил Тразин, — Я ещё не закончил со всеми важными целями на этой планете, да и в Империуме вообще. Раз ты ищешь спасение для человечества, я предлагаю тебе проглотить свою гордость и сконцентрироваться на более насущных проблемах. А наша вражда подождёт до лучших времён.
С этими словами Тразин растворился в воздухе, словно его и не было.

Наконец, осколки данных сложились в нишах механического разума Коула. Узловая сеть была готова. Труд, который, похоже, превзошёл всё, над чем трудились его коллеги десять тысяч лет. И тем не менее, в сознании архимагоса таились сомнения. Что, если некрон солгал? Познания Коула о пилонах, в которых он немало продвинулся за эти дни, всё ещё казались поверхностными в сравнении с тем, сколько же ещё неразгаданных тайн оставалось в этих забытых технологиях. И когда последний из утерянных во времени Ультрамаринов пал замертво, сознание Коула окончательно сфокусировалось на текущем моменте времени. Логика приказывала переключить внимание на несомненную опасность перед глазами и отложить сомнения и размышления в сторону. Справив последнюю молитву Омниссии, Коул запустил сложнейший алгоритм в сеть.

Процесс начался медленно. Резонирующее пульсирование пилонов, подобный сердцебиению живого существа, и в обычном состоянии неслышимое для всех существ, нечувствительных к варпу, начал нарастать по уровню звука и амплитуды. И по мере нарастания монотонный гул стал поглощать шум битвы в пещере и на поверхности. От одного пилона к другому протянулись чёрные молнии, и все стоявшие на их пути существа, друзья и враги, пали замертво, и кровь хлестала из их ушей и ноздрей. Псайкеры замерли на местах, подобно статуям, когда их связь с Имматериумом мгновенно оборвалась и сам их разум стал распадаться, подобно тому, как пепел рассеивается на ветру.

Возле вершин пилонов — не только тех, что стояли на Элизионских Полях, но и вообще всех пилонов на Кадии, — возникли звёзды из чёрного света. Лучи стали перебрасываться от одного пилона к другому, и наконец, собрались в один мощный пучок, устремившийся в небеса, едва не задев борта «Фаланги» на орбите. Пока боевая крепость ревела двигателями в манёвре уклонения, луч устремился прочь от Кадии. Прямо в сердце Ока Ужаса. И случилось невероятное — Окуларис Террибус начало... уменьшаться.

И хотя никто не пещере не имел ни малейшего представления о работе Коула, её результат не заставил себя ждать. Личные Легионы демонов Абаддона, и без того ослабленные присутствием пилонов, начали просто бесследно испаряться из реальности. Проклятые и искажённые отступники завыли в агонии, когда просто пропали их части тел, когда-то заменённые демонами и мутациями. Одержимые демонами клинки стали не более чем кусками железа. Подпитываемые демонами боевые машины заглохли.

Грейфакс издала беззвучный крик, когда испаряющая Имматериум хватка пилонов проникла и в её разум. Праведная ярость держала её якорем на берегу реальности и рассудка. Даже сам Абаддон впал на некоторое время в оцепенение, когда многочисленные дары Тёмных Богов засосало обратно в пустоту. И всё же, Абаддон за все эти годы сохранил значительную самостоятельность, и их влияние на него было недостаточно велико, чтобы он ощутил резкую потерю.

И не только враги Империума пострадали от запуска Пилонов в полную мощность. Легион Проклятых испарился подобно пламени свечей, сдуваемых сильным ветром, и само пламя, что они исторгали, растворилось в гуле Пилонов.

Даже Целестина, воплощение Воли Императора, помрачнела. Погас её золотой ореол, и вместе с ним — надежды человечества.

Вера — та самая вера, что поддерживала защитников Кадии в темнейшие из часов — начала угасать. Отвага начала угасать вместе с верой, и не только в рядах личных гвардейцев Крида, столь долго дававших отпор врагу, но и в рядах Востроянцев и Штурмовиков, которые буквально минуты назад выбрались из временной тюрьмы Тразина.

Что же до Чёрного Легиона — их не так сильно озаботило то, что одна из их лучших частей демонов испарилась в одно мгновение, а уцелевшие оказались не более чем тенью самих себя. Они узрели увядание света Лже-Императора, как подтверждение своих древних верований, и это только укрепило их решимость.

На считанные мгновения битва в пещере замерла, но затем возобновилась с новой силой. Орвен пал, стоя в рядах своих братьев. Его руки сжимались на горле очередного Легионера, даже тогда, когда отступник разорвал его пополам. Вульфены отомстили, разрезав Легионера на части клыками и когтями. И всё же, один за другим, они падали, чтобы никогда более не встать, на последнем издыхании отдавая свои души Всеотцу.

Крид стоял, полный решимости. Восьмой стоял вместе с ним. Стойкие люди Вострои последовали их примеру и взяли себя в руки. Каппа-Орлы, решившие, что дети Схолы Прогениум не должны показывать ни капли слабины перед слабаками гвардейцами, черпали свою доблесть из гордости.

И в центре этой бойни, продолжилась жестокая дуэль верований — Абаддон с одной стороны, Целестина и её Гемини Супериа с другой. И если эта драка и началась на равных условиях, ныне превосходство было за Абаддоном. Ещё задолго до того, как он получил благословления всех Тёмных Богов, он сражался против самых страшных существ по всей Галактике. И со своими бывшими братьями после того. И после того, как Свет Императора оставил её, от Целестины осталась одна тонкая смертная оболочка, слишком истощённая многочисленными перерождениями. Её воскрешённые сёстры стали лишь остатками её света и мощи, также ослабленные с уходом Имматериума. И хотя из стойкость духа никуда не ушла, исход битвы был предрешён.

Элеанор пала первой. С её прекрасных губ капала красная кровь. Чёрная Гвардия приблизилась к Женевьеве, и меч её не смог пробить стену терминаторской брони и ревущих пилокулаков. Снова и снова Огненный Меч сталкивался с Дракнийеном, и Целестина уже не могла атаковать, уйдя в защиту. И защита её ослабевала с каждым ударом сверхчеловеческой силы. В конце концов, Абаддон подсечкой поставил Святую на колени.

Крид увидел падение Целестины. Он понял, что с её смертью исчезнет всё, за что они так упорно сражались эти дни. Он выкрикнул приказы, направляя Восьмой Полк, Личный Полк Лорда-Кастеляна в последнюю отчаянную атаку. Дракнийен опустился по широкой дуге. Целестина исторгла крик боли и ужаса и сползла на землю в конвульсиях. Абаддон занёс свой меч для нового удара, и Целестина замерла с мечом руках для последнего блока. Рука её прикрывала зияющую рану, но взгляд её всё так же был полон праведного гнева.

Целестина не испытывала ни доли страха, глядя прямо в чёрные, как ночь, глаза Абаддона. Видать, такова была Воля Императора в сей час. Он подхватит её, когда она падёт, как Он делал это ранее.

— Ты не сможешь победить! Человечество будет свободно от твоих тёмных хозяев!
Бледное лицо исказилось в усмешке.
— Свободы нет!
И Драк'нийен опустился.

Агония вспыхнула где-то глубоко в голове Абаддона. Жгучая боль разлилась по его конечностям. Нейроны вспыхивали и отмирали, поглощённые пси-атакой, направленной через исчезающие потоки Имматериума. Его клинок, направленный прямо в сердце Целестины, замер в воздухе.

Катарина Грейфакс стиснула зубы, направляя в свою пси-атаку всю ярость, которую она могла собрать в себе с момента пробуждения. Хотя она испытывала отвращение к Тразину и его словам, он оказался прав — её приоритеты изменились. Долг инквизитора — хранить Империум и людей, живущих в его лоне, пренебрегая даже собственной жизнью. Более того, хотя всякая ересь должна была быть выкорчевана с корнями, некоторые проступки и еретики заслуживали приоритета. Она принесёт искупление фальшивой «святой» — в чём у Грейфакс сомнений не было — но грехи Абаддона были несравнимо страшнее.

Оглушённый и остановленный, Абаддон пытался ответить на внезапную атаку, воля его была достаточно сильна, чтобы остановить психический огонь, и более того, перенаправить его назад. Катарина, без того ослабленная борьбой с напором Пилонов, всё же разорвала связь и открыла стрельбу из болтера.

Болты забарабанили по нечестивой броне Абаддона, но всё же он бросился к Целестине снова. Его встретила стена штыков. Восьмой отчаянно встал на защиту почтенной святой, не считаясь с собственными жизнями. И они умирали, по десятку за раз, разрезаемые Абаддоном на части, разрываемые когтями и сминаемые ударами кулаков, пока тот пробирался к раненной Святой. Но кровь кадийцев купила ценное время.

Пещера содрогнулась в очередной раз. Узловой пилон вспыхнул с новой силой. Архимагос Коул переключил энергопотребление с боевых аугментаций на аналитические и обратился к своим сервиторам, собиравшим данные. Всё работало. Невероятное происходило прямо перед его механическими глазами. Кадианские Пилоны, спавшие тысячи тысяч лет, проснулись, работали, разрывали связи и ослабляли влияние варпа. По всей пещере, демоны замирали и поглощались чёрным свечением древних технологий, не оставляя после себя даже звука.

Далеко на орбите, многочисленные навигаторы теряли сознание и ориентацию в пространстве. Кадианские Врата, легендарный пролив в море потоков варпа, известный с самых ранних дней Империума, беззвучно разрастался, превращаясь в огромное озеро. Многослойные пустотные щиты «Фаланги» истончались и исчезали, когда терялась связь технологий с Имматериумом. Телепортационные реле также замолкли, наведённые «коридоры» исчезли. На мостике «Фаланги» коммодор Трево принимал потоки тревожных донесений, среди экипажа началось волнение. Далеко впереди, корабли Чёрного Флота покинули укрытие обломков Чернокаменной Крепости и отступали к безопасности огромных орудий основной группировки. По мере приближения «Громовых Ястребов», посланных в разведку, Трево внимательно всматривался в голо-карту, нарисованную по данным радаров и ауспексов. Его подсознание кричало о неизменной скорой опасности, но его холодный разум не видел ни единого признака для беспокойства. Опасаясь возникновения ситуации, которую он не сможет контролировать, Трево продолжал ждать новых данных и анализировать полученные.

Абаддон стоял, подобно волнорезу, об который ломались волны из плоти и крови. Его меч собирал кровавую жатву с каждым взмахом. Разоритель и раненная Святая взяли на себя внимание всех присутствовавших в пещере — каждый, будь он лоялистом или проклятым, понимал, что весь исход битвы зависит теперь от жизней этих двоих. Терминаторы Чёрного Легиона встали за своим хозяином, поддерживая напор, но лишь для того, чтобы попасть под перекрёстный огонь пробивных лазвинтовок. Востроянцы пали, разорванные контратакой Избранных. В битве возник временный паритет. Но это была даже не битва, это была бойня, столь кровавая, что могла бы удовлетворить неистовый аппетит Кхорна, если бы только Повелитель Войн смог бы узреть всё это сквозь мёртвую зону пилонов.

Постепенно в северном районе сражения наметился перевес. Массированный огонь манипул Коула отогнал терминаторов от порядков Каппа-Орлов. Грейфакс стремилась использовать каждый момент, и её рявкающие приказы заставили бойцов под её началом перестроить порядки для атаки. Орлы боялись гнева инквизитора больше, чем оружия Чёрного Легиона, и они начали продвижение.

Крид так же перешёл в атаку, взяв командование над выжившими касркинами. Лорд-Кастелян не имел иллюзий по поводу исхода столкновения с Абаддоном один на один, но Имперская Гвардия была обучена превосходить качество количеством. И то и другое сейчас было на их стороне.

Тразин же наблюдал за битвой с каменного уступа где-то наверху. Его стремление к славе и смене истории увяло, и вернулся инстинкт вора. Его направляла жажда схватить самый ценный сувенир на память об этом дне. Видимо, воровство было всё же его истинной сущностью. Его металлические пальцы игрались с поверхностью тессеракта, но его причудливые измерения ныне могли бы захватить только один объект. Но какой трофей будет наиболее ценным? Так много живых ценностей, которые станут новой жемчужиной его коллекции... Внезапный залп кулеврины заставил сталагмит под ногами некрона пошатнуться. Хорошо. Тессеракт подождёт. Каков бы не был новый сувенир, его ценность будет только расти с ходом битвы.

Крид вскинул свой пистолет и выстрелил в аккурат в исполненный ненависти глаз терминатора. Прямо перед ним, поток нечестивого пламени испепелил целое звено касркинов. Из пламени выступила чёрная фигура, чьи глаза не пылали, но напротив, словно поглощали окружающий свет. Он взмахнул Когтем Хоруса и последние из телохранителей Крида пали на землю.
Никто не подхватил его крик.
Сквозь какофонию бою прорвался громыхающий смех. Крид вскинул пистолеты, посылая заряд за зарядом в Абаддона. Один из них рассёк бледный лоб Разорителя. Остальные отскочили от его старинной брони.
— Кадия мертва! — прогремел Абаддон, — Прямо сейчас грядёт её погибель!
Чудовищные силовые когти взметнулись вперёд. Крид упал среди мертвецов, кровь хлестнула из рассечённой руки, электрические всполохи побежали по его броне. Его пистолеты исчезли — один был отбит ударом когтей, другой выскользнул из руки вместе с отрезанными пальцами. И всё же Крид не испытывал страха, лишь непокорность и своеволие.
— Кадия жива, пока хотя бы один её солдат продолжает сражаться!
Потрескивающие когти сомкнулись на шее Крида, с лёгкостью поднимая его в воздух.
— Я привёл в движение судьбу этого мира ещё до того, как высадился на планету. Если бы не гордыня, моя нога никогда не ступила бы на эту землю. Ваши игры с пилонами лишь усилили ошибку!
Крид вцепился здоровой рукой в когти. Они словно были высечены из камня.
— И что же теперь? — прогремел Абаддон. — Невеста Трупа сбежала. Воля Кадии сломлена. Империум проследует за ней. Я окажу тебе честь, ведь ты станешь последним, кто падёт от моей руки. Найди утешение в том, что этот сумрачный мир ненадолго переживёт тебя, — Абаддон сжал когти, лишая Крида возможности говорить. — Кадия пала!
Хватка Абаддона стала крепче. Шейные позвонки Крида заскрежетали друг об друга. Когда тьма начала смыкаться вокруг него, он испытал лишь стыд. Кадия гордо стояла, стояла десять тысяч лет, только чтобы пасть в его дозор. Унижение от невыполненного долга было хуже любой смерти.
Рёв боли вырвал Крида из тьмы. Золотая фигура, бледная как смерть, стояла за спиной Разорителя, её меч глубоко погрузился в его спину. Когти разомкнулись, и Крид упал.
— Император защищает, — произнесла Целестина.
Абаддон отшатнулся от Целестины, её меч выскользнул из его тела. Рана горела огнём. Он не получал таких ранений уже несколько тысячелетий, и его дух вскипел, желая отомстить. Но когда остатки Восьмого бросились вперёд, чтобы забрать своего любимого генерала, Абаддон понял, что у него нет времени, чтобы излечить пострадавшую гордость. Последние остатки варпа отступали перед загадочной энергией пилонов. Если он хотел уйти, ему нужно было уходить сейчас. С неохотой, не отрывая взгляда от Целестины, Абаддон приказал отступать.

Когда заработали телепортационные маяки «Мстительного Духа», благородный воин, каким когда-то был Абаддон, оценил подвиг, совершённый защитниками Кадии. Они проиграли, хотя ещё не знали об этом. Но они и выиграли. Он хотел сломить дух Кадии, послать покорённые души её гарнизона в варп. Ему этого не удалось. Кадия cтоит.

Полуночный звон

Смерть сопротивления

Пе­ред удив­лённым взо­ром за­щит­ни­ков по всей пе­щере зап­ля­сали свет­ло-го­лубые раз­ря­ды те­лепор­та­ци­он­ных лу­чей, и все вы­жив­шие Чёр­ные Ле­ги­оне­ры рас­тво­рились в пус­то­те. Крид с гне­вом отог­нал от се­бя штаб­но­го ме­дика, пы­тав­ше­гося ока­зать ему пер­вую по­мощь, ста­ра­ясь отог­нать кар­ти­ну, что всё так же креп­ко сто­яла пе­ред гла­зами. «Я при­вёл в дви­жение судь­бу это­го ми­ра ещё до то­го, как вы­садил­ся на пла­нету», — фра­за Абад­до­на не вы­ходи­ла из го­ловы. Лорд-Кас­те­лян же­лал, что­бы эти сло­ва бы­ли все­го лишь пус­той бра­вадой и ус­тра­шени­ем, но его мно­голет­ний опыт счи­тал ина­че.

Вос­поль­зо­вав­шись не­ожи­дан­ным пе­реры­вом, Ко­ул мет­нулся к ин­форма­ци­он­ным эк­ра­нам про­верить ра­боту пи­лон­ной се­ти. Удов­летво­рив­шись ис­прав­ной ра­ботой, он окон­ча­тель­но вык­лю­чил бо­евой ре­жим и пе­решёл к про­вер­ке сос­то­яния сво­их вой­ск. Грей­факс про­дол­жа­ла сра­жать­ся с вар­по­вым ва­ку­умом, ко­торый пы­тал­ся слов­но выр­вать её ра­зум и ду­шу. Тра­зин спря­тал тес­се­ракт об­ратно под плащ и с грустью по­думал, что Абад­дон был бы от­личным дополнением его кол­лекции. Но не в этот день, увы. Це­лес­ти­на же мол­ча ус­та­вилась на­верх, слов­но пы­та­ясь рас­смот­реть что-то за пре­дела­ми пе­щеры, где-то да­леко в не­бесах, с ви­дом, буд­то толь­ко она по­нима­ет, что дол­жно про­изой­ти даль­ше.

На по­вер­хнос­ти же, си­лы пре­дате­лей на­чали пол­но­мас­штаб­ное от­ступ­ле­ние. Или вер­нее, бегс­тво. Вы­жив­шие «Гро­мовые Яс­тре­бы» Баг­ро­вой Рез­ни и ис­ка­жён­ные по­садоч­ные тран­спор­ты под­би­рали все воз­можные де­мони­чес­кие ма­шины и всех Тём­ных Брать­ев, ко­торые мог­ли вмес­тить­ся. Куль­тис­ты и низ­шие ере­тики же, как обыч­но, бы­ли пре­дос­тавле­ны собс­твен­ной судь­бе, бу­дучи не бо­лее чем жи­вым щи­том и пу­шеч­ным мя­сом. Тор Га­радон со­бирал всех вы­жив­ших Им­пер­ских Ку­лаков. От Треть­ей Ро­ты ос­та­лось па­ра де­сят­ков брать­ев, го­товых к бою, но и из их чис­ла мно­гие бы­ли тя­жело ра­нены. От Пер­вой Ро­ты ос­тался и вов­се один сер­жант Фу­ран. Га­радо­на по­рази­ла иро­ния про­изо­шед­ше­го. Его ро­та ос­та­лась на «Фа­лан­ге» толь­ко лишь по­тому, что бы­ла приз­на­на не­гото­вой к крес­то­вому по­ходу Мще­ния. И вы­жив­шие в этой бой­не ока­зались дос­той­ны сво­его при­мар­ха и ор­де­на — са­мо из вы­жива­ние бы­ло луч­шим до­каза­тель­ством. В про­тиво­полож­ность со­бирав­шимся Ку­лакам, Чёр­ные Хра­мов­ни­ки Амаль­ри­ха и не ду­мали ос­та­нав­ли­вать­ся — они прес­ле­дова­ли от­сту­пав­ших, вор­вавшись в круп­ный де­сан­тный ко­рабль и вы­резая эки­паж до то­го, как те ус­пе­ли отор­вать­ся от зем­ли, и ещё нес­коль­ко тран­спор­тов бы­ли сби­ты ра­кет­ным ог­нём. И да­же без учё­та ярос­ти Хра­мов­ни­ков, да­леко не все Чёр­ные Ле­ги­оне­ры при­были в точ­ки наз­на­чения. Бу­дучи пой­ман­ны­ми меж за­вих­ре­ний нес­та­биль­но­го вар­па и по­лем Пи­лонов, мно­гие ока­зались ра­зор­ва­ны на час­ти или раз­ло­жены на час­ти­цы пря­мо в ат­мосфе­ре не­покор­ной пла­неты. Но Абад­дон вы­жил, пок­ры­тый кровью и объ­ятый яростью по­раже­ния. С мос­ти­ка сво­его флаг­ма­на, он заз­во­нил в ко­локол по­гибе­ли Ка­дии. Где-то глу­боко сре­ди об­ломков «Во­ли Вечности» варп-куз­не­цы ус­лы­шали при­каз Абад­до­на. Пов­сю­ду сре­ди круп­ней­ше­го из об­ломков, чей раз­мер был не мень­ше лу­ны, за­рабо­тали нас­пех ус­та­нов­ленные плаз­ма-дви­гате­ли. Кор­пус Чер­но­камен­ной Кре­пос­ти зад­ро­жал, ког­да дви­гате­ли на­чали бо­роть­ся с ор­би­таль­ной инер­ци­ей. И вот, сна­чала мед­ленно, поч­ти нез­ри­мо, но с на­рас­та­ющим ус­ко­рени­ем, ог­ромная тор­пе­да вош­ла в зо­ну при­тяже­ния и ус­тре­милась к по­вер­хнос­ти. По все­му Чёр­но­му Фло­ту зап­ля­сали огонь­ки мар­ше­вых и ма­нев­ро­вых дви­гате­лей, уво­дя ко­раб­ли даль­ше от ор­би­ты. С ка­питан­ско­го мос­ти­ка «Мсти­тель­но­го Ду­ха» Абад­дон взгля­нул на си­не-зе­лёный шар Ка­дии в пос­ледний раз. Де­сять ты­сяч лет этот мир-кре­пость был его лич­ным вра­гом в той же сте­пени, что и его гар­ни­зон. Но боль­ше нич­то не смо­жет ос­та­новить во­лю Ха­соа. Боль­ше нич­то не смо­жет ос­та­новить его во­лю. С не­боль­шой тём­ной ус­мешкой, Ра­зори­тель на­лил чёр­но­го ви­на в ку­бок, сде­лан­ный из че­репа пос­ледне­го кло­на Хо­руса и нас­ла­дил­ся по­бедой над од­ним вра­гом из ос­танков дру­гого. На мос­ти­ке «Фа­лан­ги» ком­мо­дор Тре­во на­конец по­нял смысл ма­нёв­ров крей­се­ров Ха­оса сре­ди ру­ин «Во­ли Вечности» и не­замед­ли­тель­но от­дал при­каз всем дос­тупным ба­таре­ям от­крыть огонь по объ­ек­ту, не счи­та­ясь с воз­можны­ми пе­рег­рузка­ми. Но в смер­ти Чер­но­камен­ная кре­пость соп­ро­тив­ля­лась ог­ню ку­да луч­ше, чем при жиз­ни. От цель­но­го кус­ка из древ­не­го ме­тал­ла от­ва­лива­лись круп­ные и мел­кие час­ти, но ос­новная мас­са уже бы­ла втя­нута в пла­нетар­ный гра­вита­ци­он­ный ко­лодец. Всё, что мог сде­лать Тре­во — от­пра­вить сроч­ное со­об­ще­ние на по­вер­хность Ка­дии. По ме­ре па­дения ос­то­ва Чер­но­камен­ной, его си­лу­эт ста­новил­ся крас­ным, ра­зог­ре­тый тре­ни­ем ат­мосфе­ры. Но Во­ля Вечности соз­да­валась для то­го, что­бы вы­дер­жи­вать ку­да боль­шие тем­пе­рату­ры. Ос­та­вав­ши­еся внут­ри варп-куз­не­цы го­рели за­живо в ог­ромной ду­хов­ке, а ог­ромный ос­ко­лок про­дол­жал па­дать и на­бирать ско­рость, по­доб­но ог­ненно­му ша­ру, вы­пущен­но­му из рук са­мого Абад­до­на. Все ос­та­вав­ши­еся на по­вер­хнос­ти жи­вые су­щес­тва ус­лы­шали приб­ли­жение Чер­но­камен­ной. Свист и гро­хот её па­дения ог­лу­шал, а са­ма го­рящая гро­мади­на пе­рег­ру­жала нем­но­гие ос­тавши­еся тер­маль­ные дат­чи­ки и вет­ря­ки. За­щит­ни­ки раз­бро­сан­ных пов­сю­ду гар­ни­зонов од­новре­мен­но с ужа­сом и вос­торгом смот­ре­ли за ог­ромным шлей­фом, раз­ре­за­ющим не­беса. Сна­чала это бы­ло при­нято за взрыв ре­ак­то­ра у ка­кого-то ко­раб­ля на ближ­ней ор­би­те. Но с каж­дым мо­мен­том, по ме­ре рос­та ог­ненно­го ша­ра, ста­нови­лось по­нят­но, что гря­дёт ку­да бо­лее гло­баль­ная опас­ность.

Падение Кадии

С гро­хотом рас­ко­лов­шей­ся зем­ли, сот­ря­сая пла­нету не­ис­то­вой удар­ной вол­ной, ис­кусс­твен­ный ме­те­орит упал на Ка­дию.

Ка­дия зат­ряслась. Не­веро­ят­ная си­ла стол­кно­вения прос­то-нап­росто из­ме­нила ор­би­ту пла­неты. У нем­но­гочис­ленных за­щит­ни­ков, ос­тавших­ся на ру­инах Ка­дии Тер­ци­ус, ед­ва ли бы­ло вре­мя на кри­ки ужа­са. Лю­ди, ока­зав­ши­еся в мес­те па­дения и на мно­гие ки­ломет­ры вок­руг, прос­то ис­па­рились, ког­да рас­ка­лён­ный ве­тер ре­вел в их ушах, от­де­ляя плоть от кос­тей и об­ра­щая кос­ти в пе­пел.

Ос­танки Чер­но­камен­ной уда­рились о по­вер­хность и не­ис­то­вая удар­ная вол­на нес­коль­ко раз обог­ну­ла Ка­дию. Ве­личес­твен­ные го­ры кро­шились и об­ва­лива­лись. Ре­ки и мо­ря за­кипе­ли, ис­торгая плот­ные по­токи па­ра. Тек­то­ничес­кие пли­ты за­ходи­ли хо­дуном, по­рож­дая ужас­ней­шие зем­летря­сения, ко­торых Ка­дия не ви­дала со вре­мён сво­его за­рож­де­ния сре­ди пус­то­ты.

Удар­ная вол­на шла, соп­ро­вож­да­ясь ог­ромны­ми цу­нами и ре­вущи­ми вет­ра­ми. Приб­режные бас­ти­оны, чу­дом пе­режив­шие мно­жес­тво атак и ор­би­таль­ных бом­барди­ровок, пог­ло­щались по­тока­ми, бу­дучи прос­то-нап­росто выр­ванны­ми с ос­но­вани­ем. Ос­тров Ран Сторн, пок­ры­тый взлёт­но-по­садоч­ны­ми пло­щад­ка­ми, мгно­вен­но пог­ру­зил­ся в ки­пящую пу­чину. Да­леко в глу­бине ма­тери­ка Ка­дии Се­кун­дус, на­конец пал ве­личес­твен­ный Каср Варк, по­хожий на го­род-улей, слом­ленный вол­на­ми Ка­дукад­ско­го мо­ря. Ле­са, что бы­ли ста­рыми уже тог­да, ког­да че­лове­чес­тво впер­вые сту­пило на по­вер­хность пла­неты, сго­рали как спич­ки. Са­ма плоть это­го не­покор­но­го ми­ра го­рела, а кровь — ки­пела. Про­буди­лись дав­но ус­нувшие вул­ка­ны в Рос­сварских Го­рах, и по­токи ла­вы при­со­еди­нились к сим­фо­нии раз­ру­шения. Ве­ликие по­ля Ти­рок, мес­то вос­хожде­ния Кри­да к сла­ве, рас­ко­лолись на час­ти и ис­чезли в по­токах маг­мы, пог­ло­щён­ные му­ками при­гово­рён­но­го ми­ра.

На Эли­зи­он­ских По­лях, на дру­гой сто­роне пла­неты, лю­ди слы­шали рёв вет­ров и ви­дели об­ла­ка пы­ли и пеп­ла, зат­мившие сол­нечный свет. Кто-то ус­пел ки­нуть­ся в нем­но­гочис­ленные ук­ры­тия из об­ломков пи­лонов и ог­ромных ма­шин, но мно­гие при­со­еди­нились к судь­бе сво­их то­вари­щей с дру­гой сто­роны, ра­зор­ванные на час­ти яростью Абад­до­на. Мо­лит­вы и Сес­тёр и куль­тис­тов бы­ли пе­реби­ты гро­мог­ласным ды­хани­ем смер­ти пла­неты и не до­ходи­ли до сво­их пок­ро­вите­лей. Да­леко в пе­щере, в ко­торой ко­валась судь­ба Ка­дии и все­го Им­пе­ри­ума, по сте­нам и по­тол­ку по­пол­зли тре­щины, за­сыпая вы­жив­ших кам­ня­ми и ста­лак­ти­тами.

Си­ла вет­ров рос­ла, сдви­гая сте­ны ук­репле­ний и швы­ряя тя­желен­ные тан­ки по всей по­вер­хнос­ти, сми­ная тех, кто на­де­ял­ся най­ти ук­ры­тие. И на­конец, древ­ние Пи­лоны Ка­дии дрог­ну­ли и на­чали раз­ва­ливать­ся, па­дая, по­доб­но сруб­ленным де­ревь­ям. С па­дени­ем мо­ноли­тов, пу­чок тём­но­го све­та, ус­тре­мив­ший­ся пря­мо в Око с Эли­зи­он­ских По­лей, по­мерк и рас­тво­рил­ся в воз­ду­хе. От­ступ­ле­ние Им­ма­тери­ума при­ос­та­нови­лось, и мед­ленно он на­чал воз­вра­щать­ся на­зад.

Смер­тель­ный шторм про­дол­жался все­го нес­коль­ко ми­нут, рас­тя­нув­шихся на му­читель­ную веч­ность, но и он, на­конец, рас­пался на по­токи ура­ган­ных вет­ров. Они об­ду­вали нав­сегда из­ме­нён­ный мир. Ка­дия Тер­ци­ус ис­чез, ра­зор­ванный си­лами при­роды. Ка­дия Прайм час­тично за­тонул, и его не­ког­да прек­расные го­ры, пок­ры­тые хвой­ны­ми ле­сами, ста­ли лишь ос­тров­ка­ми пос­ре­ди бу­шу­юще­го оке­ана. Ка­дия Се­кун­дус, пос­ледний оп­лот че­лове­чес­тва на пла­нете, пе­режил ужа­сы раз­ру­шения пла­неты, ока­зав­шись нап­ро­тив, нес­коль­ко при­под­ня­тым за счёт сме­щения дру­гих кон­ти­нен­тов. Но это не име­ло зна­чения. Ка­дия бы­ла уже мер­тва.

Ко­ул по­чувс­тво­вал собс­твен­ным те­лом, как сеть пи­лонов стре­митель­но рас­па­далась. Нем­но­гие ос­тавши­еся пи­лоны да­же в те­ории не смог­ли бы сдер­жи­вать на­пор Им­ма­тери­ума. Где-то фо­ном в соз­на­нии, он ус­лы­шал треск кам­ня пе­щеры и гро­хот сдви­га­ющих­ся плит. И он пе­рек­лю­чил всё вни­мание на об­ста­нов­ку вок­руг.
Груп­па а­уг­мента­ций Ко­ула на ле­ту пе­рево­дила шё­пот на иноп­ла­нет­ном язы­ке в строй­ный по­ток ста­тики Лин­гвы Тех­нис. В по­токе урав­не­ний и ма­тема­тичес­ких вы­раже­ний ста­ли воз­ни­кать про­валы, тут и там по­яв­ля­лись но­вые, не­пере­води­мые вы­раже­ния, пы­лав­шие зе­лёным ог­нём на кон­троль­ных па­нелях. Ко­ул та­кого не встре­чал ни­ког­да ра­нее. Всё это толь­ко под­твержда­ло рас­ту­щую нес­та­биль­ность всей се­ти.
Нет! Не­уда­ча не­допус­ти­ма! Толь­ко не сей­час, толь­ко не здесь!
По­ка тре­тич­ный ра­зум Ко­ула ста­ратель­но пе­рево­дил и ана­лизи­ровал нез­на­комый код, его пер­вичное те­ло вце­пилось в кон­троль­ную па­нель с не­веро­ят­ной си­лой, слов­но бы он мог удер­жать ста­биль­ность се­ти сво­ей собс­твен­ной хват­кой. Его оп­ти­чес­кие а­уг­мента­ции прос­ка­ниро­вали пе­щеру в по­ис­ках Тра­зина — но нек­рон, вер­ный сво­ей при­роде, прос­то ис­чез. Будь он прок­лят! Будь прок­ля­та ведь­ма эль­дар, нап­ра­вив­шая его на этот путь! Де­сять ты­сяч лет тру­дов — и всё нас­марку!
Ярость зах­лес­тну­ла в стро­ен­ный ра­зум Ко­ула, и осоз­на­ние собс­твен­ных оши­бок пог­ло­тила са­мо­об­ла­дание. Пи­лоны не бы­ли де­тищем Ом­ниссии. Ни­ког­да не бы­ли. И всё же, ос­леплен­ный гор­ды­ней, Ко­ул хо­тел зас­та­вить их ра­ботать для сво­их це­лей. И он ос­квер­нил се­бя со­юзом с ксе­носом, он ос­квер­нил се­бя, за­лезая в бо­гохуль­ные тех­но­логии, и это бы­ла его рас­пла­та за гре­хи.
По­токи би­нар­но­го ко­да об­ра­тились в прах по во­ле Ко­ула. Урав­не­ния про­носи­лись че­рез его го­лову, ско­рее те­перь чу­жерод­ные, не­жели по­нят­ные. Он по­чувс­тво­вал кон­вуль­сии цен­траль­ной энер­го­сис­те­мы, пос­ледние свя­зи бы­ли ра­зор­ва­ны, ког­да кри­тичес­кие пи­лоны па­ли, тём­ная тлет­ворная мас­са зах­лес­тну­ла по­вер­хность Ка­дии, не­обуз­данная, неп­реклон­ная. Ког­да пос­ледние би­нар­ные по­токи по­кину­ли его ра­зум, Ко­ул на­конец осоз­нал свою ошиб­ку.
Дверь, ко­торую он пы­тал­ся зак­рыть нав­сегда, рас­пахну­лась ши­ре, чем ког­да-ли­бо. C сод­ро­га­ющим­ся трой­ным ра­зумом он от­клю­чил се­бя от уми­ра­ющей энер­го­сис­те­мы.
— Ка­дия по­теря­на, — вы­дох­нул он.

Не будь Пи­лонов, Им­ма­тери­ум пог­ло­тил бы Ка­дию ещё очень дав­но. Дав­но мёр­твые стро­ите­ли, ко­торые не­ког­да воз­во­дили пи­лон­ные по­ля на пла­нете, вряд ли мог­ли пре­дуга­дать по­яв­ле­ние Ока Ужа­са, и вряд ли мог­ли знать, что их ра­бота ока­жет­ся нас­толь­ко важ­на для всей ос­таль­ной га­лак­ти­ки. Но сей­час, с па­дени­ем пос­ледне­го пи­лона, щу­паль­ца вар­па об­во­лаки­вали не­покор­ную пла­нету, и де­моны Тём­ных Бо­гов ли­лись ре­кой в ре­аль­ность. И это бы­ли не те де­моны, что нес­коль­ко дней на­зад, сра­жав­ши­еся с са­мим фак­том су­щес­тво­вания, ос­лаблен­ные тенью пи­лонов. Это бы­ли пол­но­цен­ные зве­ри, на­ходив­ши­еся прак­ти­чес­ки в род­ной сре­де, под­пи­тан­ные чис­той сущ­ностью Ха­оса. Спер­ва они по­яви­лись на за­топ­ленном ма­тери­ке, где са­мо па­дение Чер­но­камен­ной об­ра­зова­но рва­ную ра­ну в ре­аль­нос­ти. Но по ме­ре то­го, как Око за­бира­ло всё боль­ше прос­транс­тва под свой кон­троль, тут и там ста­ли по­яв­лять­ся гряз­ные раз­ры­вы и тре­щины, за­сасы­ва­ющие об­ре­чён­ный мир в нед­ра Им­ма­тери­ума.

С не­бес раз­да­вал­ся эхом тём­ный мрач­ный смех, ког­да их за­тяну­ло сплош­ной из­менчи­вой пе­леной. Нем­но­гие уце­лев­шие псай­ке­ры, по­лучив­шие мгно­вения пе­редыш­ки, ког­да вли­яние пи­лонов ос­лабло, под­вер­глись но­вым ата­кам, на сей раз из вар­па. Боль­шинс­тво из них па­ло от рук быв­ших то­вари­щей, дей­ство­вав­ших для их же собс­твен­но­го бла­га, и те­ла раз­ры­вало по­пада­ни­ями бол­тов и вы­жига­ло зал­па­ми лаз­винтовок, ког­да ста­ли про­яв­лять­ся ха­оти­чес­кие му­тации. Лишь нем­но­гие, чей ра­зум был дос­та­точ­но кре­пок, сдер­жи­вали де­монов, что кра­лись к их ра­зумам, и толь­ко од­на Ка­тари­на Грей­факс наш­ла в се­бе си­лы пол­ностью отог­нать де­монов от се­бя.

И всё же, да­же в этот тем­ней­ший час, вер­ну­лась на­деж­да, пос­коль­ку вос­ста­нов­ле­ние вли­яния Им­ма­тери­ума вдох­ну­ло но­вые си­лы в воз­не­сён­ную Це­лес­ти­ну. Свет Им­пе­рато­ра за­си­ял с но­вой си­лой, и она по­вела вы­жив­ших в ка­таком­бах на­верх, к пус­то­шам, не­ког­да быв­шим пла­нетой Ка­ди­ей. Ник­то не уз­на­вал пей­заж, от­крыв­ший­ся взо­ру. Го­рячая маг­ма рас­те­калась по то­му, что ког­да-то бы­ло тран­ше­ями за­щит­ни­ков, оги­бая пав­шие пи­лоны, сжи­гая на пу­ти тру­пы вра­гов и дру­зей, пог­ло­щая ме­талл так же лег­ко, как и плоть. И пов­сю­ду на этом ин­ферналь­ном пей­за­же воз­ни­кали де­мони­чес­кие ог­ни, пред­ве­ща­ющие при­ход но­вой пор­ции де­монов в этот мир.

И по­ка нем­но­гочис­ленные за­щит­ни­ки со­бира­лись вок­руг ма­яка Це­лес­ти­ны, по­доб­но свет­лячкам, стре­мящим­ся к све­ту, Вось­мой Ка­ди­ан­ский в ко­торый раз со­бирал­ся вок­руг сво­его Лор­да-Кас­те­ляна. С са­мого пер­во­го дня, ког­да он толь­ко при­со­еди­нил­ся к ря­дам Бе­лых Щи­тов, ник­то не мог прев­зой­ти его в ли­дер­ских ка­чес­твах. И сей­час, Крид смот­рел на ру­ины сво­ей ро­дины и ви­дел толь­ко от­ча­яние пов­сю­ду.

Пос­чи­тав, что Крид на дан­ный мо­мент нес­по­собен с дол­жной эф­фектив­ностью вес­ти лю­дей, и опа­са­ясь, что Це­лес­ти­на нап­ра­вит вы­жив­ших на вер­ную смерть, Ка­тари­на Грей­факс при­няла ко­ман­до­вание на се­бя. Ис­поль­зуя ос­татки пла­нетар­ной вокс-се­ти, она от­да­ла при­каз на эва­ку­ацию. Ка­дия па­ла. И да­же ес­ли она пе­режи­ла страш­ный удар Чер­но­камен­ной, она вско­ре бу­дет пог­ло­щена вар­пом. По­беда для Им­пе­ри­ума дей­стви­тель­но мог­ла бы быть оп­равда­на по­терей ты­сяч, мо­жет да­же, мил­ли­онов, душ, но ин­кви­зитор по­нима­ла, что ни­какой по­беды на Ка­дии боль­ше быть не мо­жет. Вся­кая жи­вая ду­ша, что ос­та­нет­ся на пла­нете, ста­нет лишь ещё од­ним под­но­шени­ем Тём­ным Бо­гам. Грей­факс ожи­дала, что Це­лес­ти­на нач­нёт ос­па­ривать при­каз, что она нач­нёт при­нуж­дать вы­жив­ших к пос­ледне­му об­ре­чён­но­му про­тивос­то­янию, но вмес­то то­го, Жи­вая Свя­тая мол­ча нап­ра­вилась навс­тре­чу за­выва­ющим вет­рам с клин­ком в ру­ке, ус­трем­ля­ясь к горс­тке вы­жив­ших Адеп­та Со­рори­тас, сра­жав­шихся с де­мона­ми. И так на­чал­ся Ве­ликий Ис­ход с Ка­дии. Лю­ди ис­ка­ли для спа­сения вся­кую воз­душную и де­сан­тную тех­ни­ку, спо­соб­ную ле­тать, рос­черки плаз­менных дви­гате­лей ус­тре­мились к бе­зопас­ной те­ни «Фа­лан­ги» и ок­ру­жав­ше­го её за­щит­ной фор­ма­ци­ей фло­та Адеп­тус Ме­хани­кус.

Не все дос­ти­гали сво­их це­лей. Пе­рег­ру­жен­ные дви­гате­ли, из­му­чен­ные ура­ган­ны­ми вет­ра­ми ат­мосфе­ры, вык­лю­чались на пол-пу­ти, об­ре­кая эки­пажи и пас­са­жиров с ужа­сом и за­мира­ни­ем сер­дец наб­лю­дать за собс­твен­ным па­дени­ем на зем­лю. Не­кото­рые тран­спор­ты под­верга­лись ата­кам кры­латых де­монов и де­мони­чес­ких ма­шин, и взры­вались в по­лёте от атак и сле­довав­шей де­ком­прес­сии. 27-й полк ис­чез, ког­да пи­лот их тран­спор­та, столь ус­пешно уво­див­ший суд­но от атак де­монов и тур­бу­лен­тнос­ти, ока­зал­ся одер­жим де­мона­ми, со­шёл с ума и сам нап­ра­вил суд­но в не­уп­равля­емый што­пор.

Не­кото­рые Хел­дрей­ки рис­кну­ли от­ле­теть от зо­ны бе­зопас­ности Чёр­но­го Фло­та, рис­кну­ли вле­теть в штор­мо­вые по­токи, лишь для то­го, что­бы иметь воз­можность про­лить ещё боль­ше кро­ви во имя сво­их по­вели­телей. В не­бесах над по­терян­ной Ка­ди­ей раз­ра­зились сце­ны воз­душных бо­ёв пря­мо сре­ди пес­ча­ных бурь, ког­да с «Фа­лан­ги» на за­щиту эва­ку­иру­ющих­ся вы­лете­ли пе­рех­ватчи­ки. И всё же, чис­ленное пре­иму­щес­тво бы­ло на сто­роне вра­га, и пи­лоты Им­пер­ских Ку­лаков на­де­ялись лишь сдер­жи­вать вра­жес­кие ис­тре­бите­ли так дол­го, как они смо­гут. Не бо­лее.

К со­жале­нию, эва­ку­ация шла не так глад­ко и по иной при­чине. По­доб­но то­му, как Им­ма­тери­ум при­шёл пог­ло­тить Ка­дию, страх при­шёл пог­ло­тить её на­селе­ние. Не­кото­рые пол­ки, к их чес­ти, соб­лю­дали по­рядок. Но мно­гие, к со­жале­нию, прев­ра­тились в не­уп­равля­емую во­ору­жён­ную тол­пу, от­ча­ян­но сра­жа­ющу­юся друг с дру­гом за мес­та в эва­ку­аци­он­ных чел­но­ках. В рай­оне Кас­ра Лю­тен и Кас­ра Горск, офи­церы от­да­ли при­каз взво­дам кас­рки­нов от­кры­вать огонь по тол­пе в слу­чае не­об­хо­димос­ти, и бес­по­ряд­ки пе­рерос­ли в пол­но­цен­ный бунт.

На Эли­зи­он­ских По­лях, эва­ку­ация обер­ну­лась ор­га­низо­ван­ным от­ступ­ле­ни­ем, ко­торое рас­па­лось на мно­жес­тво от­дель­ных сты­чек, за­щит­ни­ки ве­ли бои с го­лод­ны­ми до душ де­мона­ми за каж­дую еди­ницу тех­ни­ки, ко­торая чу­дом уце­лела. К се­веру, Це­лес­ти­на и её Сёс­тры мед­ленно от­сту­пали, но каж­дый от­би­тый дюйм По­лей сто­ил их вра­гу ог­ромных по­терь. На юге кар­ти­на бы­ла схо­жей — не по­теряв­шие са­мо­об­ла­дания гвар­дей­цы вста­ли в ряд с вы­жив­ши­ми кос­мо­десан­тни­ками, но так же мед­ленно сда­вали ли­нию за ли­ни­ей. Ста­ло по­нят­но, что ра­но или поз­дно Эли­зи­он­ские По­ля бу­дут уте­ряны. Спо­соб­ных к по­лёту еди­ниц тех­ни­ки бы­ло слиш­ком ма­ло, и с каж­дым мо­мен­том нас­тупле­ния де­монов, ста­нови­лось ещё мень­ше. Оче­вид­но, при­дёт­ся по­жер­тво­вать не­кото­рыми жиз­ня­ми, что­бы спас­ти хоть ко­го-то.

И имен­но тог­да Крид на­конец выр­вался из пу­чины от­ча­яния и нах­лы­нув­шей деп­рессии. Собс­твен­ный Полк Лор­да-Кас­те­ляна бу­дет дер­жать свою пла­нету. Они ку­пят сво­ими ду­шами не­об­хо­димое вре­мя, ко­торое нуж­но Ка­дии, сво­ей плотью и кровью.

Кровь Ка­дии — топ­ли­во вой­ны.

Крид раз­дал при­казы, и их зна­чение дош­ло до ра­зума каж­до­го их бой­цов. Но Вось­мой не дрог­нул пе­ред ли­цом не­мину­емой ги­бели. Каж­дый из сол­дат Ка­дии чувс­тво­вал хо­лод­ную хват­ку са­мой смер­ти на сво­ём гор­ле, но ник­то не де­зер­ти­ровал, ник­то не не по­казал и те­ни сом­не­ний. Крид был всем тем, что зна­чила для них Ка­дия. Крид был честью и сла­вой Вось­мо­го. Он вёл свой полк че­рез огонь и смерть, и всег­да вы­водил их к по­беде там, где дру­гие бы ис­чезли. Не бы­ло в ря­дах Вось­мо­го че­лове­ка, ко­торый бы не был обя­зан сво­ей жизнью Лор­ду-Кас­те­ляну, и каж­дый счёл, что вер­нуть сей долг бы­ло бы спра­вед­ли­во.

Под зву­ки пос­ледних ухо­дящих на ор­би­ту ко­раб­лей и тран­спор­тов, Вось­мой сра­жал­ся и уми­рал сре­ди ру­ин сво­ей ро­дины. Сёс­тры ордена Прес­вя­той Де­вы-Му­чени­цы и Чёр­ные Хра­мов­ни­ки Амаль­ри­ха от­ле­тали са­мыми пос­ледни­ми: ок­ро­вав­ленные, но уце­лев­шие во­лей Им­пе­рато­ра, они пог­ру­зились в ан­га­ры де­сан­тных ко­раб­лей, пред­назна­чен­ных для Ры­царей До­ма Та­ранис. Грей­факс ухо­дила с ни­ми, не спус­кая глаз с Це­лес­ти­ны.

Но ког­да зах­лопну­лись гер­модве­ри и за­гуде­ли дви­гате­ли, Ка­тари­на от­чётли­во ус­лы­шала гроз­ный бо­евой клич, столь гром­кий, столь яс­ный, что он пе­рек­рыл гро­хот пу­шек и рёв вет­ров. Это был столь зна­комый му­жес­твен­ный го­лос, ис­ка­жён­ный стра­хом, но не слом­ленный — не­покор­ный до пос­ледне­го вздо­ха...
«— КА­ДИЯ СТО­ИТ!..»
С сод­ро­гани­ем, за­щит­ная ли­ния Вось­мо­го вжа­лась бли­же к взлёт­но-по­садоч­ной по­лосе. Ве­тер под­нялся с но­вой си­лой, пе­рерас­тая в оче­ред­ную пес­ча­ную бу­рю. И вне­зап­но, Крид ос­тался один. За ним по­тяну­лась ог­ромная тень, ис­пуска­ющая пла­мя, на бор­ту ко­торой вид­не­лась шес­терня с впи­сан­ным че­репом, сим­вол Адеп­тус Ме­хани­кус. Огонь руч­ных ору­дий не ос­тавлял и ца­рапин на мно­гос­лой­ной бро­не, про­воци­руя кри­ки ярос­ти и огор­че­ния де­монов и куль­тис­тов где-то да­леко в глу­бине штор­ма. Дви­гате­ли взре­вели, и тран­спорт ус­тре­мил­ся к не­бесам. Пос­ледний тран­спорт. Ка­дия бы­ла те­перь не бо­лее чем ог­ромным мо­гиль­ни­ком, пол­ным мер­тве­цов и уп­рямцев.
Крид спот­кнул­ся. Нес­мотря на все уси­лия ме­диков, ра­ны его кро­вото­чили. Он чувс­тво­вал, как его си­лы вы­тека­ют из не­го вмес­те с тем, как кровь хлес­та­ла на бро­ню и плащ. Од­но уси­лие. По­том он по­лучит веч­ный от­дых. Од­но пос­леднее уси­лие...
Шторм ра­зошёл­ся. Но не пе­ред де­моном, пе­ред ме­тал­ли­чес­кой фи­гурой в изод­ранном пла­ще. Ве­тер пог­ло­тил единс­твен­ный не­точ­ный выс­трел Кри­да. Из рас­кры­той ла­дони фи­гуры в пла­ще воз­ник пу­чок све­та, и свер­ка­ющие мно­го­уголь­ни­ки на­чали ча­ру­ющую пляс­ку вок­руг пред­ме­та, скры­того в ру­ке.
«Ур­сакар Крид...» — го­лос ме­тал­ли­чес­ко­го ги­ган­та зву­чал с тя­жестью над­гроб­ных кам­ней, — «Ко­нец тво­их дней — не се­год­ня. Те­бя ожи­да­ет веч­ность...»
И под сар­касти­чес­кий смех пле­ните­ля, Крид пог­ру­зил­ся во ть­му.

В пасти шторма

На бор­ту ко­раб­лей не бы­ло ли­кова­ния, не бы­ло и до­ли ра­дос­ти, нес­мотря на все пе­рене­сён­ные со­бытия. Слиш­ком мно­гие па­ли до то­го, как Грей­факс от­да­ла при­каз об эва­ку­ации. И те, ко­му пос­час­тли­вилось най­ти мес­то на эва­ку­аци­он­ных тран­спор­тах, уле­тали с пла­неты, слу­шая об­рывки от­ча­ян­ных пе­рего­воров об­ре­чён­ных ос­тавших­ся. К на­чалу Три­над­ца­того Чёр­но­го Крес­то­вого По­хода, на Ка­дии бы­ло 850 мил­ли­онов душ. Лич­ный сос­тав уце­лев­ших ед­ва нас­чи­тывал 3 мил­ли­она. Ле­ген­да о Ка­дии бу­дет жить в ис­то­ри­ях, ко­торые бу­дут пе­реда­вать­ся из по­коле­ния в по­коле­ние, но сей­час... она ис­текла кровью.

Пе­реход че­рез варп в по­доб­ных ус­ло­ви­ях был по­добен валь­халль­ской ру­лет­ке  вы­жив­шие на­вига­торы бы­ли слов­но бы ос­лепле­ны, а ге­нера­торы по­лей Гел­ле­ра ра­бота­ли на из­нос. С па­дени­ем пи­лонов, зна­мени­тый путь, Ка­ди­ан­ские Вра­та, в Им­ма­тери­уме прев­ра­тились в ужа­са­ющий шторм. И всё же, это да­вало хоть ка­кой-то шанс на вы­жива­ние, не­жели ос­та­нов­ка под при­целом ко­раб­лей Чёр­но­го Фло­та.

«Фа­лан­га», ко­ман­до­вание ко­торой вновь взял Тор Га­радон, воз­гла­вила ис­ход, и один лишь вид её гроз­ных ору­дий­ных ба­тарей рас­се­ивал ко­раб­ли пре­дате­лей на пу­ти. За ней шли еди­нич­ные вы­жив­шие ко­раб­ли Им­пер­ско­го Фло­та, в за­щит­ном пос­тро­ении вок­руг граж­дан­ских су­дов, что пе­режи­ли Па­дение Ка­дии. За­мыка­ющи­ми шла бо­евая груп­па Ме­хани­кус под ко­ман­до­вани­ем Ко­ула. Адеп­ты Мар­са при­были пос­ледни­ми в об­ре­чён­ную сис­те­му, и их ко­раб­ли сов­сем не пос­тра­дали в эти дни.

Зная, что варп-пры­жок в пре­делах вли­яния Ока Ужа­са при­ведёт к не­сом­ненной по­гибе­ли, са­мые гор­де­ливые из ка­пита­нов Чёр­но­го Фло­та всту­пили в по­гоню, по­доб­но хищ­ни­кам, учу­яв­шим ра­нен­но­го зве­ря. Без­дна зац­ве­ла мно­жес­твом вспы­шек, ког­да быс­тро­ход­ные кор­са­ры по­дош­ли на дис­танцию боя к ко­раб­лям Адеп­тус Ме­хани­кус, в на­деж­де наб­рать цен­ней­ших тро­фе­ев. Ко­неч­но, флот Ко­ула от­ве­чал ис­клю­читель­но точ­ным и мощ­ным ог­нём, и мно­жес­тво хищ­ни­ков са­ми прев­ра­тились в жер­твы. Но каж­дое по­пада­ние, каж­дая но­вая про­бо­ина, за­мед­ля­ли слу­жите­лей Ом­ниссии.

Спус­тя 20 ча­сов неп­ре­рыв­но­го от­ступ­ле­ния, пал «Диктатор»­, «Длань Са­тара­эля», став без­душной мо­гилой для де­сяти ты­сяч вер­ных душ сре­ди бес­край­ней пус­то­ты кос­мо­са. Ещё че­рез два ча­са, два фре­гата и один лёг­кий крей­сер встре­тили ту же судь­бу. Ко­ул стой­ко пе­рено­сил со­об­ще­ния о но­вых по­терях, счи­тая это на­каза­ни­ем за свои ошиб­ки и вы­соко­мерие на Ка­дии, и зак­ли­нал сер­ви­торов ра­ботать сверх их воз­можнос­тей.

На со­роко­вом ча­су по­гони, у гру­зово­го ко­раб­ля «Честь Свя­того Ке­рефо­са» пе­рег­ре­лись и от­ка­зали плаз­менные дви­гате­ли. Стол­кнув­шись с вы­бором меж­ду спа­сени­ем все­го фло­та и спа­сени­ем од­но­го нес­час­тно­го ко­раб­ля, Га­радон с тя­жёлым сер­дцем при­казал ос­та­вить об­ре­чён­ных на не­милость по­беди­телей, од­на­ко, ус­пев мно­гих эва­ку­иро­вать и при­нять к се­бе на борт. Ка­пита­ны «Ярос­ти Им­пе­рато­ра» и «До­минус Вик­то­ра» не раз­де­лили праг­ма­тизм Га­радо­на, и раз­верну­ли свои ко­раб­ли на по­мощь «Чес­ти».

Их вы­бор был очень бла­горо­ден, но край­не глуп. Ме­нее по­лови­ны бой­цов, быв­ших на бор­ту «Чес­ти Свя­того Ке­рефо­са» ус­пе­ли пе­ресесть на бо­евые ко­раб­ли, ког­да аван­гард Чёр­но­го Фло­та их дог­нал и ок­ру­жил. «Ярость Им­пе­рато­ра» пал, да­же не ус­пев от­сты­ковать­ся, ра­зор­ванный в клочья мно­жес­твен­ны­ми бор­то­выми ба­таре­ями. «До­минус Вик­тор» рас­пался на две час­ти, из­ры­гая по­токи де­мони­чес­ко­го ог­ня с ко­ман­дно­го мос­ти­ка, од­на­ко, дви­гате­ли его за­рабо­тали на пол­ную мощ­ность. Ес­ли бы уда­ча бы­ла на их сто­роне, они бы име­ли шанс дос­тигнуть арь­ер­гарда груп­пы Ко­ула, нес­мотря на по­терю ка­пита­на и всех ко­ман­ду­ющих офи­церов. Объ­ятый па­никой, стар­ший по­мощ­ник ис­те­рич­но от­дал при­каз на экс­трен­ный варп-пры­жок, не от­да­вая се­бе от­чёт в бе­зумии та­кого пос­тупка. Что же слу­чилось с ни­ми, нав­сегда ос­та­нет­ся за­гад­кой, но и по сей день «До­минус Вик­тор» так и не вы­шел из Им­ма­тери­ума. Та­ким об­ра­зом, ещё чет­верть мил­ли­она душ лег­ли на ал­тарь под­но­шений Абад­до­ну и Тём­ным Бо­гам. Це­на ошиб­ки и про­яв­ле­ния сла­бос­ти.

Крас­ная сфе­ра Ка­дии бы­ла по­доб­на ис­корке сре­ди бес­край­ней чер­но­ты ок­ру­жав­ше­го прос­транс­тва. Прош­ло чуть бо­лее су­ток, и всю её по­вер­хность жад­но об­ли­зыва­ли го­лод­ные язы­ки Им­ма­тери­ума, из­ме­няя на свой лад. Абад­дон ре­шил, что из неё вый­дет слав­ный де­мони­чес­кий мир, ес­ли толь­ко неп­ре­рыв­ное дви­жение тек­то­ничес­ких плит не раз­ва­лит пла­нету на час­ти. Но это уже не име­ло зна­чение, в лю­бом слу­чае. Пос­ле де­сяти ты­сяч лет под­го­тов­ки, он на­конец-то встал на Путь Кро­ви, что при­ведёт его к три­ум­фу. Единс­твен­ным воп­ро­сом ос­та­валось про­ложить на­ибо­лее впе­чат­ля­ющий Бо­гов курс к Тер­ре, но те­перь у не­го бы­ло дос­та­точ­но вре­мени по­думать.
Он от­вернул­ся от смот­ро­вой па­нора­мы, ког­да две­ри мос­ти­ка с ши­пени­ем от­кры­лись. К не­му бод­рой по­ход­кой шёл вер­ный За­рафис­тон, кла­цая сво­ими ког­тисты­ми но­гами по изъ­еден­ной ржав­чи­ной па­лубе.
— Лорд Абад­дон, по­чему мы не учас­тву­ем в прес­ле­дова­нии?
Абад­дон нах­му­рил­ся, по­дава­ясь впе­рёд на об­си­ди­ано­вый стол пе­ред ним. Наг­лый воп­рос. Слиш­ком наг­лый для ра­болеп­но­го За­рафис­то­на. — Ло­ялис­ты раз­би­ты. Пусть па­даль­щи­ки Чёр­но­го Фло­та пог­лу­мят­ся над их тру­пами. Боль­ше­го они не зас­лу­жива­ют!
Кол­дун приб­ли­зил­ся к смот­ро­вой па­нора­ме, его взор вни­матель­но изу­чал кро­ваво-крас­ный шар Ка­дии, но он смот­рел слов­но ку­да за неё.
— Один ко­рабль не­сёт в се­бе ис­клю­читель­ную цен­ность
Абад­дон ус­мехнул­ся. — На бор­ту «Фа­лан­ги» нет ни­чего цен­но­го, кро­ме че­репов нес­коль­ких ло­ялис­тов.
За­рафис­тон мор­гнул сво­им треть­им гла­зом. Его гу­бы ис­кри­вились в ус­мешке су­щес­тва, зна­юще­го неч­то, че­го не зна­ет ник­то иной.
— А я и не го­ворю о «Фа­лан­ге». Я го­ворю о ковчеге Ме­хани­кус. Ре­ликт, что по­ко­ит­ся в его ста­зис-по­ле...
Бес­по­кой­ство зав­ла­дело Абад­до­ном. — Что ты ви­дел?! Что про­виде­ние ска­зало те­бе?!
За­рафис­тон про­из­нёс од­но имя.
Имя, ко­торое Абад­дон не слы­шал очень дав­но. Имя, ко­торо­го он не слы­шал со вре­мени, ког­да но­га Хо­руса сту­пила на по­вер­хность Да­вина.
Объ­ятый не­чело­вечес­кой яростью, Ра­зори­тель уда­рил ку­лаком по сто­лу, рас­ко­лов его на час­ти. За­рафис­тон же от­сту­пил в тем­но­ту, и улыб­ка ис­че­зла с его ли­ца.

В це­лях свес­ти к ми­ниму­му даль­ней­шие по­тери, Га­радон при­казал за­мед­лить ход «Фа­лан­ги», да­бы сни­зить наг­рузку на из­но­шен­ные дви­гате­ли про­чих ко­раб­лей кон­воя. Граж­дан­ские су­да, на­ходив­ши­еся в кри­тичес­ком сос­то­янии, бы­ли прис­ты­кова­ны к «Фа­лан­ге» или раз­ме­щены в ис­по­лин­ских ан­га­рах ниж­ней па­лубы, од­на­ко же, вхо­ды и вы­ходы в эти ан­га­ры бы­ли на­дёж­но за­пер­ты, в це­лях за­щитить бо­евых брать­ев от воз­можных скры­тых пре­дате­лей и из­лишне лю­бопыт­ных глаз. Га­радон не раз рис­ко­вал до­верен­ной ему кре­постью в эти дни, и не хо­тел ис­пы­тывать судь­бу сей­час — осо­бен­но ес­ли учесть, что гроз­ные ору­дия «Фа­лан­ги» сей­час бы­ли единс­твен­ным сдер­жи­ва­ющим фак­то­ром, не поз­во­ляв­шим вра­гу по­дой­ти к кон­вою слиш­ком близ­ко.

И всё же, по­тери про­дол­жа­лись. На от­сту­па­ющих на­пали ус­та­лость и ис­то­щение, не ме­нее опас­ные и смер­тель­ные, не­жели кор­са­ры Чёр­но­го Фло­та. Для мно­гих сон стал лишь при­ят­ным вос­по­мина­ни­ем, — эки­пажи бо­евых ко­раб­лей, на­ходя­щи­еся в не­усып­ном до­зоре на сво­их бо­евых пос­тах, от­го­няли сон с по­мощью во­ен­ных хи­мика­тов, до­бав­ля­емых в сух­па­ёк, а бой­цы, ус­певшие по­кинуть по­вер­хность, ка­залось, уже ни­ког­да не смо­гут ус­нуть, бу­дучи в жес­то­ком пле­ну кош­ма­ров. Спус­тя два дня от ис­чезно­вения «До­минус Вик­то­ра», сон­ный и рас­сла­бив­ший­ся эки­паж «Ток­сра Кла­ви­уса» про­мор­гал приб­ли­жение нес­коль­ких мел­ких ко­раб­лей на опас­ную дис­танцию, и ког­да на суд­не за­били тре­вогу, бы­ло уже слиш­ком поз­дно — поч­тенный крей­сер рас­ко­лол­ся на час­ти под ура­ган­ным кин­жаль­ным ог­нём в упор. Спус­тя нес­коль­ко ча­сов пос­ле это­го ин­ци­ден­та, псай­кер на бор­ту «А­ида» со­шёл с ума и впус­тил в своё те­ло не­кон­тро­лиру­емые энер­гии вар­па. Его те­ло ра­зор­ва­ло на кус­ки, ког­да из смер­тной обо­лоч­ки вы­шел Хра­нитель Сек­ре­тов, пря­миком в ря­ды 79-го пол­ка, не ожи­дав­ше­го уда­ра в спи­ну. Полк, сфор­ми­рован­ный па­ру не­дель на­зад как полк Бе­лых Щи­тов, ны­не мог по пра­ву звать­ся ве­теран­ским — столь мно­гое пе­ренес­ли эти храб­ре­цы. Ка­ди­ан­цы су­мели быс­тро пе­рег­руппи­ровать­ся и унич­то­жить де­мона, од­на­ко, Га­радон от­дал при­каз о ка­ран­ти­не «А­ида» и от­де­лении его от ос­таль­ной груп­пы в це­лях все­об­щей бе­зопас­ности. Так про­дол­жа­лось ещё нес­коль­ко ча­сов, по­ка Ков­чег Ме­хани­кус, под ко­ман­до­вани­ем ин­кви­зито­ра Ка­тари­ны, не раз­нёс «А­ида» в щеп­ки, сто­ило от не­го пос­ту­пить сиг­на­лу бедс­твия и со­об­ще­ни­ям о прос­ту­па­ющих му­таци­ях сре­ди лич­но­го сос­та­ва.

Спус­тя сто двад­цать ча­сов по­гони, Ка­дия окон­ча­тель­но прев­ра­тилась в де­мони­чес­кий мир, и все зна­ки при­сутс­твия нек­рон­ских тех­но­логий и че­лове­чес­тва бы­ли стёр­ты с её ли­ца. Тог­да же, от­сту­па­ющий флот, на­конец, дос­тиг Кла­йсуса — зас­не­жен­ной лу­ны Кас­ра Хольн. На­вига­торы «Фа­лан­ги» на­конец-то ра­пор­то­вали, что флот вы­шел из штор­ма Им­ма­тери­ума и путь был дос­та­точ­но бе­зопа­сен для спа­ситель­но­го прыж­ка. От 29-ти ко­раб­лей, по­кинув­ших Ка­дию, в строю ос­та­лось 16, и на бор­ту ос­та­валось не бо­лее двух с по­лови­ной мил­ли­онов вер­ных душ.

И в этот же час, ли­ней­ные крей­се­ры Чёр­но­го Фло­та по­теря­ли страх пе­ред ба­таре­ями «Фа­лан­ги». Де­сяток круп­ных ко­раб­лей выш­ло из вар­па пря­мо в зо­ну ог­не­вого кон­такта с ко­раб­ля­ми эва­ку­аци­он­но­го фло­та, и воз­глав­лял их флаг­ман Абад­до­на — «Мсти­тель­ный Дух». Чёр­ный Флот взял курс к арь­ер­гарду груп­пы Ме­хан­икус, ко­торые спеш­но на­чали пе­рес­тро­ение для от­ра­жения ата­ки. Абад­дон лич­но при­шёл соб­рать бо­гатые тро­феи, и сам ад прос­ти­рал­ся за его ко­раб­лём.

На мос­ти­ке «Фа­лан­ги» зат­ре­щали вокс-пе­редат­чи­ки, пол­ные па­никёр­ских ра­пор­тов, и су­да эва­ку­аци­он­но­го фло­та ста­ли один за дру­гим ны­рять в от­но­ситель­ную бе­зопас­ность вар­па. Крей­се­ры, тя­жёлые тран­спор­ты, гру­зови­ки, шах­тёр­ские тран­спор­ты — все спеш­но ухо­дили из об­ре­чён­ной сис­те­мы, пол­ные ра­дос­ти от ус­пешно­го бегс­тва с уми­ра­ющей пла­неты, и пол­ные стра­ха то­го, что жда­ло впе­реди. С губ Га­радо­на сос­ко­чило древ­нее прок­ля­тие на тер­ран­ском на­речии, ког­да «Фа­лан­ге» приш­лось пос­ле­довать за ос­таль­ны­ми. Со скри­пом и виз­гом древ­не­го ме­тал­ла, поч­тенная бо­евая кре­пость от­пусти­ла яко­ря, удер­жи­вав­шие её в ре­аль­ном прос­транс­тве, и так же ус­коль­зну­ла в Им­ма­тери­ум. Флот Ко­ула, прик­ры­вав­ший бе­зопас­ное от­ступ­ле­ние ос­таль­ных, ос­тался в оди­ночес­тве.

И вот сре­ди пос­тро­ения фло­та адеп­тов Мар­са на­чали раз­ры­вать­ся пер­вые сна­ряды. На по­доб­ной дис­танции, о точ­ности не мог­ло быть и ре­чи, и всё же, сле­дуя не­кой прок­ля­той не­уда­че, один мощ­ный сна­ряд уго­дил пря­миком в кор­му Ков­че­га Ме­хани­кус. По­пада­ние вы­вело из строя кор­мо­вые щи­ты, и ху­же то­го — пе­рег­ру­зило нес­коль­ко мар­ше­вых дви­гате­лей и ге­нера­тор по­ля Гел­ле­ра. Это оз­на­чало не­воз­можность прыж­ка в варп для ко­раб­ля. Ко­ул, и все жи­вые ду­ши на бор­ту, бы­ли об­ре­чены.

Ко­ула объ­ял страх по­тери Свя­щен­но­го Гру­за и он при­казал лечь на курс ук­ло­нения. И по­ка флаг­ман фло­та Ме­хани­кус ис­кал лю­бое воз­можное спа­сение, ос­таль­ные дру­жес­твен­ные ко­раб­ли пос­тро­ились вок­руг не­го сплош­ной сте­ной щи­тов, ка­пита­ны каж­до­го из них ни на ми­нуту не сом­не­вались, что все их жиз­ни — нич­то по срав­не­нию с важ­ностью Гру­за. Пос­ледние вы­жив­шие пе­рех­ватчи­ки по­кину­ли ан­га­ры. Пер­вые от­ветные зал­пы ус­тре­мились в пус­то­ту, вы­цели­вая приб­ли­жа­ющи­еся крей­се­ры и эс­минцы. Из всех ко­раб­лей фло­та Ко­ула, лишь флаг­ман — «Же­лез­ный Приз­рак», мог бы вый­ти на ар­тилле­рий­скую ду­эль с лин­ко­рами Чёр­но­го Фло­та один на один. И да­же он не шёл ни в ка­кое срав­не­ние с мощью «Мсти­тель­но­го Ду­ха». И всё же, на­пада­ющим не­об­хо­димо бы­ло спер­ва приб­ли­зить­ся, и ог­не­вое пре­вос­ходс­тво ос­та­валось по­ка что за Ко­улом.

Один залп за дру­гим дос­ти­гали сво­их це­лей сре­ди Чёр­но­го Фло­та, раз­би­вая щи­ты и про­ламы­вая об­шивку. Эки­пажи, це­ликом сос­то­яв­шие из сер­ви­торов, ра­бота­ли с ме­хани­чес­кой эф­фектив­ностью. Они на­води­ли ору­дия с вос­хи­титель­но точ­ным уп­режде­ни­ем и за­ряжа­ли ору­дия с ис­клю­читель­ной чёт­костью и лов­костью, что бы­ло бы не­дос­тупно да­же луч­ших их эки­пажей, что сос­то­яли из прос­тых лю­дей. Взры­вы за­пол­ня­ли не­ук­ро­тимо умень­ша­юще­еся рас­сто­яние меж­ду фло­тами, и где-то в этой пус­то­те, за­пол­ненной ог­нём и смертью, шли нап­ря­жён­ные бои меж­ду пе­рех­ватчи­ками Ме­хани­кус и «Ад­ски­ми Ког­тя­ми» Ха­оса. Зас­верка­ли лу­чи ла­зер­ных ору­дий, и жид­кий ада­ман­ти­й по­тёк сле­зами по об­шивке ко­раб­лей Мар­са. Один из крей­се­ров вра­га на­конец ос­та­новил на­тиск, ког­да мет­кий тор­педный залп выр­вал с кор­нем но­совое ору­дие и зак­ли­нил ру­ли уп­равле­ния. И всё же, аб­со­лют­ное чис­ленное пре­вос­ходс­тво бы­ло на сто­роне Абад­до­на и нас­тупле­ние про­дол­жа­лось.

«Ку­лак Строк­ко­ра» ока­зал­ся ос­леплён, ког­да мет­кие зал­пы унич­то­жили его мас­сив ра­даров и был вы­нуж­ден ос­та­новить­ся и под­держи­вать нас­тупле­ние не­точ­ны­ми даль­ни­ми выс­тре­лами. «Апо­калип­ти­ка» и «Мсти­тель­ный Дух» так­же по­нес­ли нез­на­читель­ные по­тери, но бы­ли го­товы к кро­ваво­му ближ­не­му бою. За­жатый меж­ду двух бор­то­вых ба­тарей, «Фо­бос» рас­пла­вил­ся, как лёд на сол­нце под энер­ге­тичес­ким ог­нём и в кон­це кон­цов, его ре­ак­тор взор­вался, ос­та­вив шар рас­ка­лён­ной плаз­мы на мес­те поч­тенно­го крей­се­ра. «Ксанф» и «Эве­рос Монд» вы­дер­жа­ли пер­вые уда­ры, но лишь за­тем, что­бы ис­чезнуть под пре­вос­хо­дящим ог­нём мел­ких ко­раб­лей, су­мев­ших по­дой­ти вплот­ную. «Цер­бер» по­гиб в от­важной ду­эли с лин­ко­ром, вдвое его пре­вос­хо­дящим, ог­ры­за­ясь до са­мого пос­ледне­го мо­мен­та, по­ка ис­по­лин­ский бор­то­вой залп не сло­мил его по­полам. «Звёз­дный Ка­мень» по­терял все свои ба­тареи и нап­ра­вил­ся на та­ран сво­его обид­чи­ка, в кон­це кон­цов по­дор­вав ре­ак­тор и заб­рав вра­жес­кий лин­кор с со­бой в объ­ятия смер­ти. «Аль­фа» же, по­теряв весь собс­твен­ный флот пе­рех­ватчи­ков, под­вер­гся ата­ке абор­дажны­ми кап­су­лами. Ка­питан приз­вал к пос­ледне­му от­важно­му про­тивос­то­янию, но абор­дажные ко­ман­ды са­мого Чёр­но­го Ле­ги­она прог­рызлись че­рез па­лубы и от­се­ки, вы­резав эки­паж и зах­ва­тив гор­дый ко­рабль, спу­щен­ный с вер­фей са­мого Мар­са, как тро­фей.

Один за дру­гим, ко­раб­ли Ме­хани­кус пог­ру­зились в веч­ную ть­му или прев­ра­тились в ша­ры чис­той плаз­менной энер­гии...

Жер­твы не бы­ли нап­расны­ми. Каж­дая се­кун­да, вы­иг­ранная храб­ре­цами, да­вала вре­мя на по­чин­ку по­ля Гел­ле­ра и мар­ше­вых дви­гате­лей «Же­лез­но­го Приз­ра­ка». Но на хвост флаг­ма­ну сел сам «Мсти­тель­ных Дух», пол­ностью про­иг­но­риро­вав­ший бой вок­руг и ус­тре­мив­ший­ся за цен­ным при­зом. Абад­дон при­казал не от­кры­вать огонь, и нап­ра­вить всю дос­тупную энер­гию в сис­те­мы дви­гате­лей. Нич­то не дол­жно за­мед­лить по­гоню. Ма­ло по­малу, лин­кор приб­ли­жал­ся к сво­ей жер­тве.

Рас­познав уг­ро­зу, ис­хо­дящую от «Мсти­тель­но­го Ду­ха», Ко­ул пе­ревёл все сис­те­мы сво­его ко­раб­ля на ра­боту сверх воз­можных бе­зопас­ных пре­делов. Свер­хго­рячий пар за­шипел из ох­ла­дитель­ных труб. Си­рены ис­тошно во­пили по все­му ма­шин­но­му от­де­лению, из­ве­щая об опас­ности на­руше­ния тех­ни­ки бе­зопас­ности. Но это не име­ло зна­чения. Нес­мотря на то, что Ар­хи­магос вы­жал всё что мог, до пос­ледней кап­ли, из дви­гате­лей поч­тенно­го ко­раб­ля, «Мсти­тель­ный Дух» был быс­трее. Уже че­рез нес­коль­ко ми­нут ко­раб­ли срав­ня­ют­ся и нач­нётся кро­вавая ар­тилле­рий­ская ду­эль бор­то­вых ба­тарей. Раз за ра­зом Ко­ул на­чинал за­ново пе­рес­чёт ве­ро­ят­ностей вы­жива­ния. И вся­кий раз, его слож­ней­шие вы­чис­ле­ния вы­дава­ли ему ноль.

Лю­бопытс­тво при­вело Ар­хи­маго­са на Ка­дию. Гор­ды­ня удер­жа­ла его на ней. А те­перь... «Же­лез­ный Приз­рак» бу­дет уте­рян вмес­те с цен­ным гру­зом.
Он под­вёл. Под­вёл Ом­ниссию. Под­вёл всё че­лове­чес­тво.
— Дви­гате­ли ра­бота­ют на семь­де­сят про­цен­тов вы­ше до­пус­ти­мого пре­дела. — Мос­тик «Же­лез­но­го Приз­ра­ка» сод­ро­гал­ся, по­ка его эки­паж по при­казу Ко­ула вы­жимал из ко­раб­ля все со­ки.
Грей­факс не на­до бы­ло да­же ис­поль­зо­вать те­лепа­тию, что­бы яс­но чи­тать мыс­ли Ко­ула о бес­по­лез­ности его при­казов. «Же­лез­ный Приз­рак» был об­ре­чён. Но был и сек­рет, ко­торый бы она ни­ког­да не уз­на­ла, ес­ли бы не за­лез­ла в ра­зум Ар­хи­маго­са. Обя­затель­ство, чувс­тво не­выпол­ненно­го дол­га, зас­тряв­шее бо­лез­ненной иг­лой в его ра­зуме — но бы­ли вид­ны лишь очер­та­ния мыс­ли, и ни еди­ной де­тали.
— Мы не мо­жем убе­жать от судь­бы, — про­из­несла Це­лес­ти­на.
Амаль­рих встре­пенул­ся, и в его го­лосе по­явил­ся нес­кры­ва­емый вы­зов: — Не­уж­то ты пред­ла­га­ешь нам от­дать­ся Ра­зори­телю без боя?!
Жи­вая Свя­тая от­верну­лась от ил­лю­мина­тора. — Я пред­ви­дела это во снах. Ре­ки кро­ви, омы­ва­ющие звёз­ды. Чем ярос­тнее мы соп­ро­тив­ля­ем­ся, тем тя­желее бу­дет на­ша судь­ба. Мы дол­жны ис­кать... иные пу­ти.
Грей­факс по­чувс­тво­вала как ста­рая ярость на­пол­ня­ет её ра­зум: — Не бу­дет спа­сения в ере­си, на ко­торую ты об­ре­ка­ешь нас. Ес­ли...
Её речь обор­ва­лась рез­ким вме­шатель­ством Ко­ула. — Об­сто­ятель­ства обя­зыва­ют нас рас­смат­ри­вать все воз­можные ва­ри­ан­ты дей­ствий и ис­хо­ды. Да­же са­мые не­веро­ят­ные и не­воз­можные.
— Она пог­рязла в ере­си! — про­шипе­ла Грей­факс. И сно­ва ос­та­нови­лась. Она при­пом­ни­ла, что культ, к ко­торо­му при­над­ле­жал Ко­ул, по­явил­ся ещё за­дол­го до ос­но­вания Ин­кви­зиции, частью ко­торой яв­ля­лась она. И ин­кви­зитор не мог про­сить под­чи­нения адеп­та Ом­ниссии од­ним лишь сло­вом и зва­ни­ем.
— Силь­ное за­яв­ле­ние, — про­шипел в ответ Ко­ул, — Наг­лое за­яв­ле­ние из уст той, чья кровь от­равле­на соз­да­ни­ями нек­ро­нов. И не ду­май от­ри­цать это­го. Я чувс­твую ко­поше­ние на­нома­шин под тво­ей ко­жей.
Грей­факс по­чувс­тво­вала рез­кую пе­реме­ну нас­тро­ений на мос­ти­ке. Вы­раже­ние ли­ца Амаль­ри­ха из­ме­нилось, вы­давая нес­кры­ва­емое по­доз­ре­ние, на­поми­ная ин­кви­зито­ру о бе­зого­вороч­ных ве­ре и чис­то­те Чёр­ных Хра­мов­ни­ков.
— Я ос­та­юсь не­ос­квер­нённой!
Ко­ул вни­матель­но изу­чал её все­ми дос­тупны­ми чувс­тва­ми. — Это все­го лишь твои сло­ва. Впро­чем, я мо­гу из­ба­вить те­бя от этой сквер­ны. Но для то­го, нам спер­ва на­до выб­рать­ся из этой неб­ла­гоп­ри­ят­ной си­ту­ации. — Он пе­ревёл взгляд на Це­лес­ти­ну. — Что ещё по­каза­ло твоё ви­дение? Что нам над­ле­жит де­лать?
Свя­тая ткну­ла паль­цем на изоб­ра­жение Клайсуса на го­ло-кар­те. — Мы най­дём спа­сение сре­ди ль­дов. И наш крес­то­вый по­ход нач­нётся за­ново.
Амаль­рих скло­нил го­лову. — Ваш крес­то­вый по­ход, ми­леди. Но мы пой­дём сле­дом, по­куда си­лы не по­кинут нас.
Грей­факс же от­верну­лась в от­вра­щении. По­ход Це­лес­ти­ны? Са­ма мысль о по­доб­ном вы­зыва­ла му­раш­ки по ко­же.

Итак, по ука­занию Це­лес­ти­ны, «Же­лез­ный Приз­рак» взял курс к ле­дяной лу­не Кла­йсус. Дви­гате­ли Ков­че­га, дав­но ра­бота­ющие на из­нос, лег­ко из­ме­нили его курс, от­кры­вая ко­рабль для бор­то­вого бе­зот­ветно­го зал­па по прес­ле­ду­юще­му «Мсти­тель­но­му Ду­ху». Флаг­ман Чёр­но­го Фло­та, не ожи­дав­ший кру­той сме­ны кур­са, не ус­пе­л на­чать ма­нёвр ук­ло­нения от тор­пед, ус­тре­мив­шихся, по­доб­но хищ­ным ры­бам, к его но­су. Щи­ты рас­па­лись, и бро­ня про­ломи­лась. Но­совые ору­дия сор­ва­ло с креп­ле­ний и ог­ромная вось­ми­конеч­ная звез­да, слу­жив­шая но­совой фи­гурой «Мсти­тель­но­го Ду­ха», раз­ле­телась на час­ти. Но прок­ля­тый ко­рабль пе­ренёс оса­ду са­мого Им­пер­аторского Двор­ца — он пе­рено­сил ра­ны ку­да бо­лее страш­ные, чем в прин­ци­пе мог на­нес­ти «Же­лез­ный Приз­рак». Это­го бы­ло со­вер­шенно не­дос­та­точ­но для то­го, что­бы сой­ти с дис­танции.

Ка­кое бы спа­сение не ожи­дало эки­паж «Же­лез­но­го Приз­ра­ка» на хо­лод­ной лу­не, ко­рабль те­перь на­ходил­ся во влас­ти ос­новных ору­дий «Мсти­тель­но­го Ду­ха». Абад­дон при­казал ос­та­вить курс прес­ле­дова­ния и пой­ти на бор­то­вое сбли­жение и борт его ко­раб­ля рас­цвёл ог­ня­ми ла­зер­ных ба­тарей, ког­да они на­чали грызть кор­пус Ков­че­га Ме­хани­кус. Не имея воз­можнос­ти уй­ти с ли­нии обс­тре­ла, «Же­лез­ный Приз­рак» де­лал что мог: пре­воз­мо­гал, встре­чая ярость Абад­до­на один на один.

Два бо­евых ко­раб­ля об­ме­нива­лись не­рав­но­цен­ны­ми уда­рами поч­ти час, по­ка блек­лый диск Кла­йсуса рос всё боль­ше. Мак­ро-пуш­ки Мар­са ог­ры­зались в прес­ле­дова­теля. Тор­педные шах­ты из­рыгну­ли свои пос­ледние сна­ряды. Эки­паж ис­че­зал сот­ня­ми с каж­дым мет­ким по­пада­ни­ем по бор­там, и те­ла эки­пажа на­пол­нял ко­ридо­ры и слу­жеб­ные хо­ды Ков­че­га Ме­хани­кус, или же их уно­сило в без­мол­вную пус­то­ту кос­мо­са жес­то­кой де­ком­прес­си­ей це­лых от­се­ков.

На бор­ту «Мсти­тель­но­го Ду­ха», от­ступ­ни­ки ус­трем­ля­лись к де­сан­тным мо­дулям, про­бира­ясь че­рез раз­ва­лины, воз­никшие от от­ветных уда­ров «Же­лез­но­го Приз­ра­ка». Ра­зори­тель же­лал лич­но заб­рать свой приз с бор­та убе­га­юще­го ко­раб­ля, или, хо­тя бы, уви­деть, как он сго­ра­ет в тон­кой ат­мосфе­ре лу­ны. И вот, «Же­лез­ный Приз­рак» сод­рогнул­ся в оче­ред­ной раз, те­ряя пос­ледние за­щит­ные ба­тареи, Ког­ти Ужа­са, де­сан­тные кап­су­лы вре­мён Ве­лико­го Крес­то­вого По­хода, ус­тре­мились к сво­ей це­ли че­рез пус­то­ту.

Ког­да на мос­тик пос­ту­пили пер­вые ра­пор­ты об абор­дажных ко­ман­дах, ус­тре­мив­шихся к «Же­лез­но­му Приз­ра­ку», Ко­ул ре­шил, что ко­рабль уже по­терян. Но он ис­полнил своё пред­назна­чение — два ко­раб­ля на этот мо­мент уже кур­си­рова­ли по ближ­ней ор­би­те Клайсуса, и от­но­ситель­ная бе­зопас­ность ле­дяных штор­мов лу­ны бы­ла уже в счи­тан­ных ми­нутах хо­да. Ко­ул пе­редал ко­ман­до­вание Ков­че­гом из­бран­ным из эки­пажа, и ус­тре­мил­ся в са­мые сок­ро­вен­ные нед­ра ко­раб­ля, в ста­зис-хра­нили­ще.

Сёс­тры Бит­вы ус­тре­мились за­нять обо­рону в уце­лев­ших ан­га­рах, а Мар­шал Амаль­рих дал тор­жес­твен­ную клят­ву, что он, и его бо­евые братья, убе­дят­ся, что «Же­лез­ный Приз­рак» ум­рёт нес­ломлен­ным и не­покор­ным.

Грей­факс же про­тес­то­вала про­тив та­ких ре­шений. Она по­лага­ла, что ра­зум Ко­ула на­ходит­ся в жёс­ткой влас­ти Це­лес­ти­ны, и ин­кви­зитор хо­тела иметь ло­яль­ных ей, и толь­ко ей, со­юз­ни­ков под ру­кой. Лишь Амаль­рих соп­ро­тив­лялся — гор­дость Мар­ша­ла пос­тра­дала от дол­го­го от­ступ­ле­ния, и он всем сво­им ес­тес­твом жаж­дал от­ветно­го боя. И лишь де­монс­тра­ция ин­кви­зитор­ской пе­чати скло­нила его на сто­рону Ка­тари­ны.

Тран­спор­ты по­кину­ли об­ре­чён­ный ко­рабль и ус­тре­мились к по­вер­хнос­ти, к ука­зан­ной точ­ке, не­ся цен­ней­ший из гру­зов. Убе­га­ющие ис­поль­зо­вали мас­сивный кор­пус «Же­лез­но­го Приз­ра­ка» как прик­ры­тие, и пос­ледние уце­лев­шие ис­тре­бите­ли как эс­корт.

На­конец, поч­тенный Ков­чег Ме­хани­кус, «Же­лез­ный Приз­рак», спу­щен­ный с вер­фей Мар­са, на­чал рас­па­дать­ся на час­ти под гнё­том мно­гочис­ленных взры­вов, а пер­вые «Хель-­драконы» с виз­гом ус­тре­мились в по­гоню. Но кон­вой бе­жен­цев уже был ук­рыт пе­леной снеж­но­го штор­ма по­вер­хнос­ти.

Снега Клайсуса

Бураны, терзающие замороженную луну, возможно, на некоторое время ослепили преследователей, но погоню они не остановили. Объятый яростью, что его добыча вот-вот ускользнёт, Разоритель спустил все доступные к полёту транспорты на преследование, приказав прочесать каждый метр поверхности.

И без того непростой переход через ледники превратился в боевое отступление, и беглецы то и дело бросались в укрытия среди промёрзших камней и скал, когда «Хель-драконы» совершали новые и новые заходы. Но вела их скорее надежда, а не стратегия и тактика — сложно было укрыть Конвейер Триарос, вместивший в себя ценнейшую для Коула реликвию, и так же сложно было бы укрыть громыхающих Рыцарей Дома Таранис. Но всё же, первое время после приземления, удача была на стороне лоялистов. Стойкие в своей вере, Адепта Сороритас упрямо шли навстречу бурану за светом Целестины, даже не задаваясь вопросом, по какому пути она их ведёт и к какой цели. Здесь же были и немногие выжившие штурмовики Каппа-Орлов — ледяные ветра словно вгрызались в их плоть, но они не думали показывать слабину перед лицом Сестёр. Инквизитор Грейфакс с Чёрными Храмовниками шли в арьергарде, мрачные, как сама смерть.

Коул упорно следовал за Целестиной сквозь завывающий ветер. Но с каждым шагом в нём росли сомнения, знает ли вообще Целестина о цели, к которой она вела — сомнения, которые он нёс с собой слишком долго. И если всё было верно, возможно, всё это было частью плана Силандри — не только раскрыть секреты пилонов, но и привести Коула к концу задуманного пути. Живая Святая несомненно была сосудом тройственной воли Омниссии, и её цель должна была стать его целью. Вера Коула возвращалась к нему, и в сознании его засела мысль, что весь его поход с Эриада IV был паломничеством, испытанием веры. Он проклинал себя за то, что сомневался в Воле Омниссии и продолжал путь.

Затем буря прекратилась.

И вернулись летучие машины, каждый их заход оставлял за собой кроваво-красные прожилки раненых и убитых среди бескрайней белизны льдов. Две демонические машины были сбиты ещё до снижения на заход, меткими выстрелами ракетниц. Третья же опустилась на морозную землю, по пути разорвав формацию штурмовиков когтями и зубами и сорвав кусок брони с Триароса до того, как тяжёлый топор архимагоса расколол на части череп из варп-метала.

С этого момента, не было ни секунды тишины, ни секунды покоя. Место обнаружения беглецов быстро разлетелось среди банд Чёрного Легиона, которые тут же устремились со всех мест в точку сбора. Ярость битвы раскалывала древние льды, звуки эха от схваток в разных местах перекрывали друг друга — стоило замолчать орудиям в одном месте, грохот раздавался в новом. Опустошители обрушивали огонь с высот перевалов. Рапторы обрушивались в ближний бой с безоблачных небес, и их нечеловеческие визги вселяли страх в мужчин и женщин, без того деморализованных длительным отступлением. Мотоциклы заходили с флангов, входя в зону ведения огня лишь тогда, когда они были убеждены, что внимание защитников отвлечено на что-то иное.

В пламени битвы исчезали и друзья, и враги. Серафимы проносились над полем битвы, паря с утёсов, и потоки прометия плавили льды, сложившиеся за долгие тысячи лет. Залпы лазерного огня очищали небеса, а могучие пушки Рыцарей Тараниса очищали ледяные поля от мотоцклистов Абаддона. Но за каждую уничтоженную дюжину возникала новая дюжина — ряды атакующих беспрерывно пополнялись, в то время как эскорт Коула уменьшался с каждым часом. Всё больше людей падало, сражённых ранами, и живые сплачивались вокруг Триароса. Проецируемые им пустотные щиты давали некоторую защиту тем, кто стоял рядом, но вместе с тем, каждая лояльная душа понимала свою ответственность и долг, в защите ценнейшего груза. Радиопереговоры давали понять, что защитники были окружены, и петля сжималась. Но не осталавалось иного решения, кроме как идти дальше — прорвать окружение и купить ещё несколько часов передышки.

Целестина продолжала свой неустанный поход, ведя бойцов, ставших паломниками, выше и выше в горы. Штурмовики вокруг неё падали замертво, их кожа темнела и глаза замерзали, подобно льдинкам. Грейфакс уже забросила попытки выяснить у Целестины конечную точку пути. К тому же, сколь закалённой не была бы инквизитор, силы её не могли сравниться с генномодифицированными Адептус Астартес, и все силы её были направлены на то, чтобы просто продолжать идти.

Чёрный Легион продолжал натиск, рёв плазменных двигателей десантных кораблей раздавался непрерывным эхом среди горных перевалов. Когда разношёрстная компания приблизилась к обрыву, Грейфакс увидела своими глазами колонну танков предателей, бескрайнюю, похожую с этой высоты на рой насекомых.

Когда, наконец, Коул с эскортом достигли полуразрушенных врат некоего древнего строения, они обнаружили, что те защищались группой чародеев. Силы лоялистов имели преимущество, и врата были быстро заняты, но облака чёрного дыма, потянувшиеся из разбитого «Хищника» выявили их позицию лучше всякого маяка. Ещё до того, как пал последний из магов, из долины послышался неистовый рёв заводящихся моторов.

— Что ты видишь? — спросила Живая Святая, стоя чуть поодаль от инквизитора на краю обрыва.
Вопрос был чисто риторический, подумала Грейфакс. Сложно было бы не заметить чёрное пятно бронетанковых сил Чёрного Легиона, контрастирующего с белоснежной яркостью ледников. — Я вижу нашу смерть, — ответила она с печалью.
— Нет, — произнесла Целестина, — нас ждёт не смерть, но спасение.
Сжимая зубы в ярости, Грейфакс резко отвернулась от обрыва. — У меня уже нет сил терпеть твою ложь, ложный идол!
Как и ранее, Живая Святая не подала вида, будто её как-то зацепили слова: — Ты служишь Императору. Ты веришь Императору. Почему ты не способна поверить, что Его рука направляет меня?
Грейфакс приблизилась. — Я не верю что что-то ведёт тебя. Ты — еретик, обманывающая доверчивых. Я должна была позволить Разорителю убить тебя. Не была бы ты окружена своими последователями, я бы самолично вонзила в тебя клинок!
Целестина улыбнулась. — Тогда я должна бы убить тебя первой, имей я возможность?
— Да, — пожала плечами Грейфакс.
Улыбка пропала с лица Живой Святой, — У Него есть планы и на тебя, Катарина. Я видела это.
Сказав свои слова, Целестина повернулась и расправила крылья. Катарина Грейфакс заняла своё место в колонне. Её настрой был всё так же мрачен, но всё же, где-то в глубине, сердце её начало оттаивать от слов Ложной Святой.

Маршал Амальрих поставил половину своих выживших боевых братьев на защиту перевала в тылу основной группы. Погоня, которая сейчас шла за ними, уже не была неорганизованной массой банд, соревнующихся друг с другом за трофеи, это была колонна, скоординированная и подготовленная к ведению полновесной войны. Некоторые братья пойдут на жертву ради остальных, и задержат преследование, покупая своими душами время для остальных.

Недостатка в добровольцах не было, и сам Чемпион Императора, Гаррейн, повёл братьев в их последний Крестовый Поход через камни и льды.

Но Целестина продолжала движение к одной лишь ей известной цели, всё выше и выше к вершинам. Когда спустилась ночь, утихло последнее эхо битвы из низины. Те Храмовники, что остались со своим Маршалом, на мгновение остановились и преклонили колени. Амальрих своим могучим басом затянул заупокойную молитву по павшим в бою, и слова подхватили остальные братья. И затем они продолжили переход, освобождённые от оков чувства вины. На рассвете снега вернулись, несколько закрывая конвой Коула по линии видимости, но вместе с тем, сильно замедляя движение. Беглецы продолжали движение сквозь боль и пот, но даже свет Целестины словно померк от истощения.

Когда бледное солнце засветило в полную силу, рёв множества двигателей вновь сотряс древние снега. Впереди хищного роя шли «Лендрейдеры», и их зубчатые гусеницы вгрызались в вечную мерзлоту, протягивая тяжёлые машины наверх, к жертвам.

Компания Коула упорно продолжала движение. Рыцари Дома Таранис развернулись, обрушивая залпы безжалостного огня на преследователей, и пехота отступала перебежками, прикрывая друг друга. Боеприпасы были на исходе. Огромные сугробы работали на пользу лоялистов, заставляя буксовать даже совершеннейшие из боевых машин, и погоня ощутимо замедлилась, когда первым машинам пришлось встать на месте. Всё внимание Коула же было приковано к Триаросу, и он не заботился ни о чём, кроме попыток успокоить духов машины и унять её боль.

Нечистые молитвы Хелбрутов и безумный вой рапторов зазвучал в опасной близости. Штурмовая рампа ближайшего «Лендрейдера» упала, и из неё вышел и вытянулся в полный рост сам Абаддон, оглядывая личную гвардию терминаторов за спиной. Появление Разорителя было последним фатальным ударом по штурмовикам. Замёрзшие, находящиеся на грани истощения, Каппа-Орлы дрогнули и стали беспорядочно отступать наверх. Пока Разоритель безостановочно пробирался сквозь снега, Коул сам встал на передовую, в полной готовности умереть за свои пригрешения и свою гордыню.

Но лёд прямо перед его лицом раскололся от сияющего пучка света. Мимо него проскользнули джетбайки, и сюрикенные пушки изрыгали смерть в ряды Чёрного Легиона. Вокруг него сверкали разноцветные вспышки, когда рядом прошли воины с размытыми силуэтами. Гребень, пару минут назад удерживаемый штурмовиками, наполнился грациозными бойцами, облачёнными в броню из великого множества цветов. За ними шли стройные шагатели, и каждый их шаг источал грацию и пластичность, и броня сияла внутренним светом.

Чёрный Легион замедлил наступление и дрогнул от контратаки эльдар. Они готовились добивать истощённого и деморализованного противника, страдавшего от суровой вечной зимы. Вместо того, на них вышла ударная группа Ультве, и за ними шли ведьмы Комморага, воины Биель-Тана и прочих миров-кораблей. Абаддон же шёл прямо в эпицентр битвы, подгоняя Легионеров вокруг себя угрожающими криками. Те, кто пошёл за ним, исчезали на месте, разрубленные пляшущими клинками или бритвенно острыми сюрикенами. Дважды Разоритель поднимал воинов в атаку на Триарос. Дважды эльдар сгоняли с гребня Чёрный Легион потоками их собственной крови. За то время, Коул и его эскорт уходили всё глубже в ряды ксеносов, пока злополучный гребень не скрылся из вида.

Перед ними, в тихой долине среди бескрайних гор, предстали элегантные шпили Врат Паутины, искрящиеся светом необузданных энергий. Целестина застыла перед входом в Паутину, раскрыв руки в беззвучной молитве.

Кадия была утеряна. Но война только началась.

Коул остановился на краю обрыва и внимательно сканировал образы перед ним. Подпрограммы доставали из архивов памяти идентификационные метки, сравнивая с поступающей информацией и распознавая воинов перед ним как эльдар.

Кластер данных из Порта Демес подтвердил присутствие известного колдуна, Эльдрада Ультрана, но как и в случае с остальными, анализ не приводил к выводам. Это было неожиданно. Эльдар были постоянно меняющимися, словно фигуры из песка, меняя личность так же легко, как возможно сменить маску. Что более всего удивило Коула — странный состав ксеносов в единой массе. Он не смог найти в многочисленных личных архивах рапортов о случаях сражений ксеносов двух подвидов в едином строю.

Две фигуры в центре были истинной загадкой. Одна женская, облачённая в изысканное платье, судя по всему, направляла ход битвы, двигаясь со спокойной властностью среди разноцветной бури вспышек и огней. Чуть поодаль неё стояла мужская фигура во всём красном, его облачение одновременно напоминало броню аспектного воина мира-корабля и грубые формы комморагских пиратов. Коул не находил ни одного сколь-нибудь похожей модели в галерее образов.

Во вспышке света прямо рядом с Коулом возникла ведьма с лицом, закрытом маской с вечно меняющимися образами на ней. Скрытая Вуалью.
— Что происходит? — спросил Коул, — Куда ты нас ведёшь?
— К огням нового рассвета, — ведьма склонила голову, словно бы была озадачена таким вопросом, — Хотя, может быть, ты решишь остаться во тьме?
Архимагос не имел чувства юмора и проигнорировал фразу, которая, как ему показалось, была попыткой пошутить. — У Разорителя целый флот на орбите. Вы не сможете его отогнать.
— А нам и не требуется, — маска Ходящей-по-покрову озарилась новым цветом, — Конец Времён закончился. Настал час нового Начала. Нас ждут новые переговоры и союз, если у тебя хватит стойкости.
Теневидец протянула свою руку в сторону центральных фигур.
С некоторой нерешительностью, Коул проследовал за ней... в будущее.

Последствия

В кульминационный момент Тринадцатого чёрного крестового похода Цикатрикс Маледиктум почти поглотил Кадию. Когда захватнические орды Абаддона низвергли её великие пилоны, ничто больше не сдерживало колоссальный варп-шторм Ока Ужаса, и грозные силы Хаоса изуродовали планету до неузнаваемости. Тем не менее близлежащие миры и системы не сдавались. Если бы планета-крепость не продержалась так долго в совершенно безнадёжной обороне, её соседи почти сразу же капитулировали бы или прекратили сопротивление. Никакой обычный мир не выстоял бы под натиском безумных чудовищных армий, что в пугающих количествах осаждали Врата Кадии. И всё же системы Белис Короны, Агрипинаа и самой Кадии бились насмерть. Как ветеран ведёт за собой простых бойцов к славным подвигам, так и пример планеты-цитадели, возможно, вдохновил жителей окружающих миров защищать каждый свой народ и город до последнего патрона. Или, быть может, им помогали уцелевшие солдаты Кадии, которые пылали жаждой отмщения. Наконец, жертвы эфирной бури могли просто сражаться за выживание. Так или иначе, имперцы отбивали атаки на Врата Кадии, твёрдо решив показать себя достойными памяти великого оплота, как бы ни сложились обстоятельства.

В смятении безудержной войны среди орд Хаоса начали вспыхивать междоусобицы. Хотя преимущество было на их стороне, слуги Тёмных Богов ещё не добились окончательной победы. Однако соперничающие военачальники, как смертные, так и демонические, уже дрались за будущие трофеи, и имперские войска без промедления использовали каждый стратегический промах неприятеля. Многие из оборонявшихся были участниками кампаний на Кадии и знали, как спровоцировать неоднородные армии врага на необдуманные атаки. За расколами последовали разгромы; день за днём воины Империума выцарапывали контроль над ситуацией. Вскоре в зоне боевых действий вновь установилось равновесие: неодолимая решимость Астра Милитарум и мстительная ярость Космодесанта ослабили жуткую хватку Хаоса. На каждой заре прибывали разрозненные транспорты Великого Исхода с отважными пассажирами, преодолевшими шквалы Эмпиреев. Масштабы сражений неизменно возрастали, и пламя войны, испепелившей Кадию, с рёвом разгоралось вновь на других планетах её системы, а также Белис Короны и Агрипинаа.

Коул, Целестина, Грейфакс и немногие выжившие, теперь называвшие себя Целестинским крестовым походом, с помощью Паутины добрались до Ультрамара, осаждённого силами Хаоса. Последующие события Ультрамарской кампании решили судьбу всего Империума. 

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.