«Пусть бегут под прикрытием своей вирусной бомбы. Клянусь Императором, они заплатят в десять раз дороже за то зло, что совершили в Ультрамаре»
– Робаут Жиллиман, лорд-командующий Империума


Масштабный конфликт разгоревшийся в стратегически важном для Империума регионе: Ультрамар. Силы Хаоса (представленные приспешниками Нургла), атаковали этот важный сектор человечества с абсолютной уверенностью в собственном превосходстве, разрушив и осквернив многие миры на своём пути. Единственное, что помешало планам Архиврага — это возвращение верного сына Императора, возрождённого примарха Робаута Жиллимана.

История

Алчный взгляд из ярящегося варпа надолго задержался на южной окраине сегментума Ультима. Нурглу захотелось прибрать эти земли к рукам, осыпать их своими дарами, посмотреть, как их стенающие обитатели покрываются наростами взамен отгнивших кусков…

Процветающие миры Ультрамара достойно управлялись и были эстетически прекрасны. Неудивительно, что подобная жемчужина космоса привлекла жадный взор Отца Чумы. Возжелав присоединить эти планеты к своему саду в Царстве Хаоса, Нургл велел прислужникам захватить их, и, когда из вскрывшего реальность Великого Разлома в Галактику хлынул океан варп-энергии, Чумной бог решил, что пришло время действовать.

Там, где упали семена порчи, где ходячая чума, мокнущая оспа и глазная гниль выкосили перенаселённые миры-ульи, Великий Повелитель Разложения приложил величайшие усилия для триумфа. Как только планеты Ультрамара окутала тьма, новые, особо вирулентные штаммы этих болезней запустили следующий цикл смертей. Он завершился как должно — породив жизнь, ибо из каждого трупа отныне вырывались бессчётные нурглики. Среди учиняемого ими раздора вышли на свет культы порчи, которые призвали ещё больше союзников из Эмпиреев. Последовавшие кампании, названные в Империуме Чумными войнами, закончились тем, что три планетные системы к галактическому северу от Ультрамара перешли во власть Хаоса и получили имя Бедственные Звёзды. Призвав затем трёх своих лучших полководцев, Нургл поручил им захватить само Царство Жиллимана.

Вторжение в Ультрамар

«Мой владыка-отец, ты глупец, если думаешь, что это закончится чем-то хорошим. Нам следовало прикончить его царство, пока здесь не было примарха.»
– Тифус в разговоре с Мортарионом, Гай Хейли «Тёмный Империум»

В самом начале вторжения целому ряду различных нападений подвергся Макрагг, столица Ультрамара. Стремился ли Мортарион проверить на прочность оборону родного мира XIII легиона или просто намеревался связать боем как можно больше имперских соединений, остаётся неизвестным. Все битвы получились краткими, но напряжёнными: чаще всего рои чумных трутней наносили стремительные удары, или же культисты пытались заложить оспенные бомбы внутри хорошо охраняемых укреплений. Какую бы цель ни преследовал Мортарион, эти вылазки непрерывно ослабляли боевой дух и военную мощь армий Макрагга, пока вернувшийся примарх Робаут Жиллиман не перехватил инициативу у хаосистов в результате контратак на удерживаемые ими территории

Ультрамарин-примарис против Гвардейца Смерти

Первыми с Бедственных Звёзд выдвинулась Гвардия Смерти под началом угрюмого примарха Мортариона. По тщательно составленному им семиэтапному плану весь Ультрамар ждали немыслимые разрушения. Первый этап, Война Мух, включал в себя штурм так называемой Тройной Планеты, осаду мира-улья Ардиум и наступательную операцию «Крадущаяся погибель» против Эспандора и Дрола. Высадкам еретиков предшествовали вирусные бомбардировки; некогда величественные мегаполисы превращались в гнилые ямы, агромиры — в заплесневелые пустоши.

Изменники атаковали медленно, но неумолимо, изматывая Ультрамаринов и их ауксилию. Вновь разбушевались варп-штормы, лишив имперцев связи и подкреплений. Люди с трудом держали оборону в сотне мест по всему Ультрамару, когда из крестового похода по Галактике вернулся Робаут Жиллиман. После этого Мортарион и другие военачальники Нургла лишились преимущества в тактическом отношении: Ультрамарины под руководством их примарха блокировали каждый выпад хаосопоклонников. Началась следующая стадия войны.

Шествие болезней

Блицкриг Мортариона, получивший название «Крадущаяся погибель», на кардинальской планете Эспандор начинался чрезвычайно успешно. Вернувшийся Жиллиман, однако, привёл в исполнение новый план обороны, призванный замедлить продвижение врага. Когда на фронте возникла патовая ситуация, примарх Ультрамаринов провёл серию контратак по всей системе

Мортарион атаковал Ультрамар не в одиночку. Ещё два военачальника привели громадные полчища с Бедственных Звёзд, рассчитывая обрести расположение Нургла.

Ку'гат Чумной Отец, избранный Великий Нечистый, возглавил наступление Чумных легионов. Тифус, первый капитан Гвардии Смерти, командовал Чумным флотом — армадой прогнивших насквозь звездолётов, набитых космодесантниками-отступниками, культистами и верными самому полководцу Гвардейцами Смерти. Разорив систему Тартелла, лежащую между Бедственными Звёздами и Ультрамаром, потустороннее воинство Ку'гата возникло на Иаксе; планета-сад оказалась идеальным местом для взращивания новых видов заразы. Чумной флот между тем уничтожил три из шести исполинских космических крепостей, охранявших судоходные маршруты во владениях Ультрамаринов. Даже после возвращения Жиллимана нападения происходили слишком часто и далеко друг от друга, так что имперцы не могли сдержать неприятеля. К счастью, своевременное прибытие орденов-наследников XIII легиона и подкреплений из нескольких миров-кузниц дало Робауту шанс перехватить инициативу. Примарх начал контрнаступательную операцию «Копьё Эспандора», надеясь выиграть время для союзных сил.

В тупике

Принц Разложения и его свита

Чумные войны разгорались по всему Ультрамару. Гениальное контрнаступление Жиллимана позволило избежать поражения и стабилизировать линии фронта в нескольких системах, но самые масштабные бои ждали впереди.

Как только клинья «Крадущейся погибели» Мортариона окончательно увязли в траншеях, протянувшихся на целые континенты в системе Эспандора, демонический примарх отбыл и объединил силы с Ку'гатом. Вместе они бросили свои уцелевшие войска в одновременные атаки на Иаксе и Парменионе. Там, на изрытых воронками равнинах Гекатона, в величайшей битве всей кампании массово применялись танки и титаны. В решающий момент сражения Робаут Жиллиман, лично выйдя против авангардных отрядов Ку'гата, сразил его помощника Септикуса и разметал Чумную Стражу. Между тем в космосе произошёл абордаж «Галатана», наиболее крупной звёздной крепости Ультрамара, пытавшейся поддержать союзников огнём. Погибло множество имперских воинов, включая магистра ордена Новамаринов. Когда Ультрамарины и их вспомогательные части добились определённых успехов на Парменионе, Робаут повёл деблокирующую группировку на Иакс. На останках этого некогда цветущего мира-сада сошлись два примарха: Мортарион и Жиллиман бились на равных, пока Гвардия Смерти не отступила под прикрытием взрыва вирусной бомбы.

«Голод лежал в луже собственного наполовину расплавившегося жира и не мог подняться. Другие Чумные Стражи уже были изгнаны или скоро падут. На глазах Септикуса в воздухе рассыпалась на части стая дронов, а опечаленные нурглики лопались, словно воздушные шарики. Имперская армия наседала на них. Троона, окружённого кольцом из сорока космодесантников, разорвали на части тысячи болтов. С торжествующим смешком Голод смог подняться, но тут же увидел перед собой дуло основного орудия «Грозового молота», после чего был был взорван единственным выстрелом. Их души покинули этот мир, воя от боли, но зная, что они переродятся.
Сам Септикус не раз переживал изгнание, но боялся, что этот раз станет для него последним. Ибо Робаут Жиллиман наседал на него с яростью, достойной его брата Ангрона. Его меч оставлял за собой огненный шлейф, опаляющий Септикуса, даже не прикоснувшись к его шкуре, обжигающий пылающим гневом чёрную душу демона.
— Подожди! Давай поговорим! — закричал демон, встретив удар меча Императора своим клинком. Удар металла о металл отдался в глубинах его сущности.
— Говорить? С тобой? Я всех вас уничтожу! — взревел Жиллиман. — Всех вас, демонов, чумных чудовищ, носителей изменений, кровопийц, искусителей, я изгоню вас всех! Я сотру вашу скверну из бытия! Я не успокоюсь, — закричал он, подняв оружие Анафемы над головой одной рукой. Септикус отразил удар, — пока вы все, мерзкие твари… — Жиллиман ударил вновь, метя в брюхо демона, и вновь Великий Нечистый отбил клинок, но отсупил ещё дальше… — не будете уничтожены, а Галактика не станет свободной от вашей заразы!
— Нас не уничтожить! — закричал Септикус, ударив мечом в ответ. Примарх отвёл удар Дланью Владычества. — Мы — создания варпа! — демон знал, что не сможет победить Мстящего Сына, не сегодня. Ему нужно было лишь продержаться достаточно долго, чтобы его тело распалась, а душа смогла скрыться. Он чувствовал, как вокруг его сущности слабеет плотская оболочка, и направлял все силы на её разрушение, смеясь в предвкушении в лицо примарху, отступая всё дальше. — Тебе не победить! «Галатан» грядёт! — Он показал в небо истекающей порчей рукой. Облака расходились, открывая огромный силуэт. — Тифус здесь. Даже если ты зарежешь нас всех, как свиней, его тебе не одолеть! Имя нам — легион. Нас всех не уничтожить!
— Возможно, — улыбнулся Робаут Жиллиман, — но я могу начать с тебя!
Меч Императора ослепительно вспыхнул, и Септикус отшатнулся от палящего жара. Глаза демона иссохлись и кровавыми слезами потекли по лицу. Великий Нечистый не увидел убившего его удара, но ощутил, как пламя впивается в его кишки. Он незряче посмотрел на оружие, вошедшие в плоть по рукоять и пронзившее сердце.
— И когда я изгоню вас из этой вселенной, — зарычал примарх, — то приду в вашу и очищу варп. Однажды покой вернётся в разумы и сердца людей.. но ты этого не увидишь.
Ни одна хроника не назвала бы последние слова Септикуса достойными.
— Но… — вот и всё, что он успел сказать.
Закричав, Жиллиман рванул меч вверх, разрубая размякшие рёбра, испепеляя сгнившие органы, рассекая бесчисленные подбородки и кишащий бактериями череп, пока клинок не вырвался наружу, разбрызгивая порченую кровь. Тьма взвилась над телом убитого демона, и меч примарха ослепительно вспыхнул вновь, разгоняя тени, изничтожая их присутствие в бытие.
Свет Императора сжёг Септикуса навсегда.
»
– Гай Хейли «Тёмный Империум: Чумная война»


Божественный сосуд

Последняя битва Чумной войны состоялась в области Первой высадки на Иаксе. Гвардия Смерти одерживала верх в бою перед развалинами цитадели. Никто не мог остановить беспрерывный натиск изменников, но призыв божества заставил Мортариона вернуться на Бедственные Звёзды. Начиналась Война в Разломе, и требовалось удержать захваченное

Одним из ключевых моментов Чумной войны было проявление силы Императора. На подлёте к Пармениону в варпе жрецу Мэтью снится сон, в котором Император приказывает ему найти девочку, которая станет ключом к победе над силами Нургла. На Парменионе же, осаждённом Гвардией Смерти Мортариона, девочка, ставшая сосудом для части духа Императора, творит чудеса. Сначала она очищает источник питьевой воды, а затем выходит на первый рубеж обороны и с помощью силы Императора останавливает чумные машины Мортариона.

Важно отметить, что девочка не является Живой Святой, как та же Целестина. Став проводником силы Императора, она излучает золотой свет, Император говорит через неё. Сама девочка утверждает, что Император приходит и берёт контроль над ней, что он просто хочет служить, хочет сражаться, хочет помочь верному примарху победить. Присутствующий на планете орден Адепта Сороритас берут девочку под защиту и подвергают её пыткам, чтобы узнать, чиста ли она.

Когда Жиллиман прибывает на Парменион, он приказывает взять девочку под стражу, ибо по его мнению всё это может являться проделками его демонического брата Магнуса, который, как и сам Жиллиман, враждует с Мортарионом. Девочку запирают в тюремной камере и приставляют к ней охрану из Сестры Безмолвия, космодесантника-примарис и майора Астра Милитариум. Жрец Мэтью по прибытии на планету объявляет девочку чуть ли не аватаром Бога-Императора, встречается со старшей Сестрой Битвы и подговаривает её освободить девочку, чтобы затем она помогла примарху и, возможно, обратила его в веру в Бога-Императора.

Сёстры Битвы, получившие благословение Мэтью, уверены, что исполняют волю Императора. Они убивают майора Астра Милитариум и примариса, и сдерживают силы гвардейцев, пока старшая Сестра Битвы сражается с парией. Вторая всё же оказывается быстрее и сильнее, собираясь покончить с напавшими, но в этот же миг девочка снова становится божественным сосудом. Несмотря на гексаграмматические оковы, блокирующие псайкерские силы и непосредственная близость к Сестре Безмолвия, Император использует свои силы через девочку. Он приказывает Сестре Безмолвия остановиться. Этим пользуется Сестра Битвы, пытаясь нанести удар, пока пария отвлеклась, но ей это не удаётся. Тогда Император снова использует свою силу и отбрасывает Сестру Безмолвия. Сестра Битвы вместе с девочкой отправляется на передовую, где войска Жиллимана сражаются с демонами.

«Малдовар Колкуан, трибун Адептус Кустодес, первым заметил девочку.
Он сражался с длинноруким демоном с атрофированными ногами, который бушевал в рядах имперцев словно искалеченная обезьяна, пока он не встал у него на пути, не схватил его за грязную длинную руку и не притянул к себе. Их дуэль продолжалась до сих пор.
Болтер на его копье стража вспыхнул, посылая разрывные снаряды в существо практически вплотную, оставляя кратеры в его плоти. Чёрная кровь текла по его шкуре. Оно не падало. Оно блокировало его копьё крепкими словно сталь запястьями, отбивая лезвие. У него не было оружия. Это была не более чем коллекция костей, обёрнутая в трухлявую плоть, и его рёбра были ясно видны через малое количество мышц, но существо было чудовищно сильным, опирающимся на одну руку и наносящим удар другой. Нечистоты постоянно капали с парализованных нижних конечностей. Моча сочилась между узловатыми бёдрами. Фекалии забрызгали золотую броню Колкуана, пока тот уворачивался и наносил удары. Его доспех не выдержал бы удара грязной лапы, лишь его скорость спасала его. В полном доспехе кустодианский страж был огромен, но двигался с ангельской грацией.
Колкуан не доверял Жиллиману. Он был одним из несогласных голосов среди Десяти тысяч, которые задавались вопросом, что именно хотел узнать вернувшийся примарх у Трона. Но Хаос он ненавидел больше. Когда Жиллиман был связан, и Мортарион приземлился перед примархом, он закричал, призывая кустодианцев на помощь Жиллиману. На их пути встала стена демонической плоти. Четыре высших демона всё ещё бушевали на поле боя, отмахиваясь от атак, которые бы раскололи горы. Неисчислимые меньшие существа атаковали со всех сторон. Двое его воинов пали, их золотые тела были втоптаны в грязь. Существо, которое он не подпускал к последнему живому лояльному сыну Императора, зарычало и возликовало, атаковав его с удвоенной силой своими длинными руками.
— К примарху! — закричал он. — К примарху!
Смех демона заклокотал в поражённой болезнью глотке. Казалось, проклятая тварь не имела собственного голоса, выражаясь лишь через насилие и радость. Колкуан быстро нанёс колющий удар, отгоняя существо. Оно раскачивалось на руках, уклоняясь от каждого удара.
Затем, на пике отчаяния пришла она: девочка шла через толпу порождённых магией чудовищ словно по рынку. Одинокая Сестра Битвы шла рядом с ней, сопровождающая, которая стала её вестником. Девочка светилась золотым светом и ступала легко. Несмотря на то, что земля превратилась в перепаханную грязь, её ноги не оставляли следов, в то время как сопровождающая её сестра постоянно поскальзывалась и спотыкалась.
— Святая Тироса, — прошептал он. Он не мог думать ни о чём другом. Время замедлилось. Звуки битвы удалились в небесные дали. Его копьё перестало двигаться. Он перестал сражаться. Девочка задела в нём что-то, что заставило его забыть о том, где он находится.
Её глаза впали, а кожа покрылась пятнами. Волосы на голове выпадали пучками. Белое платье были испорчено ожогами. Она разваливалась на части, но вокруг неё распространялось мягкое сияние, которое росло по мере того, как она приближалась к двум примархам, проходя мимо сражающихся, заставляя туман сиять, превращая его из чего-то мерзкого в сеть великолепного света. Взгляд Колкуана не мог покинуть её. Разговор братьев-примархов затих в его ушах. Существо, которое сражалось с ним, перестало быть проблемой. Он мог бы погибнуть, быть убитым демоном, но Нерождённый тоже был зачарован.
Лишённая плоти перегородка его носа дрогнула, когда девочка прошла рядом. Демон поднял дрожащий палец и заговорил шипящим голосом, скрипя и задыхаясь от могильной пыли.
—Ан-аф-е-ма...
Одно слово. Оно проплыло по воздуху, достигнув девочки с такой же мягкостью, словно шёлк на ветру.
Время остановилось. Атомы прекратили своё движение. Свет замер. Брызги крови создали твёрдые арки над полем боя, болты зависли в воздухе, пламя их движущих зарядов замерло. Вечный холод охватил Колкуана. Лишь он, по непонятной ему причине, мог свободно оглядываться. Все воины неподвижно замерли. Жиллиман пытался вырваться из пут живого света. Мортарион занёс над головой косу.
Но несмотря на то, что всё прекратило своё движение, так что вселенная была заключена в мгновении, таком же несущественном, как пикт, сотворённый из воды, девочка продолжала идти. Она повернула голову и взглянула на Колкуана. На её лице пылали глаза, старые, как само время, а изо рта лучился свет звёзд. Под своим богато украшенным шлемом Колкуан открыл рот.
— Милорд? — прошептал он.
Проклятое время прорвалось, заставив часы реальности пойти вновь. Вновь события направились по своему неизменному курсу.
Всё, что было остановлено, спешило нагнать потерянные секунды. Причудливый демон рухнул на свои искалеченные ноги, изумлённый тем, что увидел. Колкуан пришёл в себя раньше и взмахнул копьём. Клинок просвистел в воздухе, соединив Колкуана и шею Нерождённого мостом энергетической дуги. Демон развернулся, чтобы ударить в ответ. Как только он это сделал, его чудовищная голова слетела с плеч. Его душа покинула тело в рое мух, а тело бесследно исчезло.
Девочка поднялась в воздух над битвой. От земли поднялся купол света. Он распространялся со скоростью света, захватывая всё в свой сияющий радиус. Люди и космодесантники пошатнулись. Нерождённые закричали. Оружие Мортариона было остановлено за мгновение до удара.
»
– Гай Хейли «Тёмный Империум: Чумная война»


Силы Империума

Оборонительную кампанию в Ультрамаре можно уверенно разделить на три этапа: отступление под ударами Гвардии Смерти, когда защитники понесли высокие потери; стабилизация после возвращения Робаута Жиллимана; перехват инициативы за счёт контратак примарха и финальное сражение.

Воины многих орденов прибыли, чтобы помочь Ультрамару или сразиться рядом с Робаутом Жиллиманом. Примарх и лорд-командующий Империума организовал космодесантников, явившихся в числе меньше роты, в специальные отряды боевых братьев. Они выполняли особые задания и поддерживали Ультрамарскую ауксилию.

Защитники Ультрамара

«Копьё Эспандора»

Равнины Гекатона

Оборона «Галатана»

  • Новамарины — 5 рот
  • Ультрамарская ауксилия — 12 полков
  • Караул Смерти — 21 истребительная команда
  • Серые Рыцари — неизвестно

Битва в зоне Первой высадки на Иаксе

  • Робаут Жиллиман — примарх
  • Ультрамарины — 8 рот
  • Новамарины — 3 роты
  • Серебряные Орлы — 3 роты
  • Воющие Грифоны — 6 рот
  • Возлиятели — 2 роты
  • Астра Милитарум — 15 полков
  • Ультрамарская ауксилия — 21 полк
  • Легио Претор — полулегион
  • Скитарии — 5 легионов

Силы Хаоса

«Жизнь переполняет.
Жизнь переполняет.
Жизнь переполняет
»
– Боевой дрон Облезлых

Вторжение в Ультрамар начиналось с разных направлений, но после того, как наступление забуксовало, Мортарион и Ку'гат заключили союз. Приспешники Нургла показали себя более способными к сотрудничеству, чем слуги других Тёмных богов. Впрочем, к Тифусу и Мортариону это не относилось.

Захватчики Ультрамара

Чумная группировка «Инфектус» (Иакс)

  • Ку'ган Чумной Отец — высший демон
  • Септикус — высший демон
  • Чумная Стража — легион
  • Легионы Трёхглазой мухи — 7 легионов
  • Оспенные Дронеры — 7 легионов
  • Скачущий Прилив — орда нургликов
  • Слизевая стая — боевое стадо тварей Нургла
  • Споровая Тварь — колоссальная тварь
  • Культ Обновления — провидческий культ
  • Культ Благих Наростов — военный культ

Приносящие Осаду (Ардиум)

  • Оспенная Стража — 7 рот
  • Донторианская тяжёлая артиллерия — 4 батареи
  • Хим-отделения — 3 роты
  • Корпус загрязнения — 2 роты
  • Тёмные магосы — 1 ковен
  • Легио Пестис — полулегион
  • Инфернальные аппараты — 3 единицы
  • Чумные зомби — неизвестно

Кампания «Войны Мух»

  • Гвардия Смерти — 5 чумных рот
  • Корпящие Ходоки — 7 легионов чумоносцев
  • Летуны Ззззартапа — 7 звеньев дронов
  • Повелители Мух — 4 роты
  • Гнильные мухи — 1 мутировавший рой

Равнины Гекатона

  • Гвардия Смерти — 4 чумные роты
  • Дети Пагубы — 12 рот
  • Маратели — 7 корпусов-когтей
  • Жнецы Гнили — 4 роты
  • Пагубная Стража — 14 полков
  • Поганая техника — 7 полков
  • Стальной Прилив — 15 рот
  • Железные Остовы — 12 полков
  • Чумные Жнецы — 3 роты
  • Донторианская тяжёлая артиллерия — 2 батареи
  • Семь Пагуб — 7 пагубных башен
  • Легио Мортис — полулегион
  • Дом Слизнерогов — 3 братии

Последняя битва за Иакс

  • Мортарион — демонический примарх
  • Гвардия Смерти — предательский легион
  • Покрытые Струпьями — орден
  • Адские Траншейники — 5 рот
  • Эпидемий — проктор поветрий
  • Облезлые — 7 легионов чумоносцев
  • Легионы Падали — 7 легионов чумоносцев
  • Учётчики Мёртвых — 7 легионов чумоносцев
  • Дом Боязней — 3 братии
  • Помазанники — военный культ
  • Хранители Котла — провидческий культ
  • Коптильщики — 3 хим-легиона
  • Легионы Слизнерогов — 7 легионов гнилогоров

Источники

  • Warhammer 40000, книга правил (8-я редакция)
  • Гай Хейли «Тёмный Империум»
  • Гай Хейли «Тёмный Империум: Чумная война»
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.