ФЭНДОМ


«Теперь прошлое должно раскрыть один из самых мрачных его секретов, историю Чумы Неверия и её самого отвратительного носителя — Бухариса-Отступника, кардинала Гаталамора. Никогда ещё Империум не переживал такого кризиса веры, начиная с тёмных дней самой Ереси Хоруса»
– Галан Нуаргрим, магистр Ордо Маллеус, «Абоминатус» (выдержка)


Из числа многих ересей и восстаний, что ознаменовали Эру Отступничества, одной из самых заметных стала Чума Неверия. Вдохновлённая кардиналом Бухарисом, она служит для Экклезиархии и её духовенства постоянным напоминанием того, что власть может развратить тех, кто ею обладает. Экклезиархии остаётся только горько сожалеть о том, что фанатичная вера, упорство и смелость Бухариса были направлены не на пользу человечеству, а на удовлетворение собственных амбиций кардинала.

Кардинал-вероотступник

Спустя несколько десятков лет после восшествия Себастьяна Тора на трон Экклезиарха, кардинал Бухарис возглавил епархию с центром на Гаталаморе, расположенную на галактическом юго-западе от Терры. Гаталамор не был богатой епархией, но Бухарис, движимый завистью к свершениям своих коллег, поклялся построить один из самых больших храмов во славу Императора на своей кардинальской планете. Бухарис жестоко поработил население Гаталамора, но ему по-прежнему требовались людские и материальные ресурсы.

Используя армию бандитов и головорезов, он покорил соседнюю планету Ранда. Получив доступ к богатым шахтам этой планеты, Бухарис приумножил своё богатство. Здесь, в системе Ранда, Бухарис также объединил силы с другими изменниками: адмиралом флота Сехаллой и полковником XXV Ригеллианского полка Имперской Гвардии по имени Гасто. При помощи боевых кораблей Флота и солдат Имперской Гвардии Бухарис сколотил небольшую империю на галактическом западе от Терры и в течение следующих семи лет взял под контроль пятьдесят звёздных систем.

Царство Бухариса было отрезано от остального Империума плотным кордоном варп-штормов, и новости о восшествии на престол Себастьяна Тора и реорганизации Экклезиархии ещё до него не дошли. Так как Бухарис теперь контролировал межзвёздное сообщение в своей империи, ему удавалось утаивать любую информацию о событиях на Терре. Бухарис объявил о падении Экклезиархии, подточенной предателями и еретиками. Используя доказательства времён Вандира, он объявил себя истинным голосом Императора и главой Адептус Министорум. Для тех, кто слышал его красивые речи, Терра была потеряна и Гаталамор стал центром веры.

Чума Неверия распространялась, и учение Бухариса стало законом. «Каждый человек должен уметь позаботиться о себе. Те, кто сделать это неспособен, людьми в полной мере не являются. Они — всего лишь обуза для человечества. Их следует выбраковать!». Эта популярная цитата из речей кардинала, которого приветствовали громоподобными аплодисментами, когда он заканчивал проповедь. Людей учили в первую очередь заботиться о себе самих, дабы обеспечить своё собственное выживание. Только так человеческая раса сможет выжить — каждый её член должен стремиться к собственному возвышению. Слабые будут отброшены в сторону и только сильные останутся. Эти доктрины обеспечат господство Человечества.

Жить под управлением Бухариса стало непереносимо, города и веси наполнились мародёрствующими бандами и жадными до власти дворянами. Соседи вцеплялись друг другу в горло, а семьи распадались в погоне за наживой. Те, кто смогли возвыситься в этом хаосе, привлекали внимание Бухариса и вознаграждались ещё большей властью. Роты наёмников под предводительством тех счастливчиков, что удостоились милости кардинала, посылались для восстановления порядка во имя Бухариса. Те, кто хорошо служил Отступнику, соответственно награждались, а те, кто имел несчастье потерпеть неудачу, жестоко наказывались.

Таким образом владения Бухариса расширились на север и на запад. Не желая подходить слишком близко к Терре до тех пор, пока его власть не станет абсолютной, Бухарис прокладывал свой кровавый путь всё дальше на север. На юге он остановился не доходя до базы Флота Бакка, опасаясь, что флот Сехаллы привлечёт ненужное внимание расположенных там кораблей. На севере он далеко обошёл Кадию и Око Ужаса, в страхе что тяжело давшиеся ему владения привлекут внимание космических десантников Хаоса.

Теперь, когда почти все системы в этом широком космическом коридоре попали под контроль кардинала, он двинулся дальше. Ещё три полка Имперской Гвардии присоединились к наёмникам Гасто. Поверив в правдивость истории о падении Экклезиархии и Адептус Терра, капитаны кораблей боевого флота Пацификус, базирующихся на Гидрафуре, перешли под командование кардинала. Бухарис был почти готов попробовать свои силы в походе на саму Терру, надеясь застать врасплох своих врагов и хитростью свести на нет их преимущество в оружии. К счастью, Бухарис совершил чудовищную ошибку.

Битва за Клык

Продолжая наступать на север, Бухарис вступил на территории, находящиеся под защитой Космических Волков. Так же, как почти все остальные ордены Космического Десанта, Космические Волки решили защищать свою родную планету и патрулировать только соседние системы. Когда огромный флот Бухариса вышел из варпа, чтобы захватить систему Альбия, он встретил крейсер Космических Волков «Коготь Русса», который уже собирался покинуть Альбию. После короткой битвы, во время которой были уничтожены флотские транспорт и крейсер, Космические Волки прыгнули в варп и ускользнули от врага. Гордыня стоила Бухарису дорого. Он отмёл встречу с Космическими Волками как случайную мелочь и вскоре завоёвывал систему за системой в этом секторе. Однако, в пятой по счёту системе, которую флот кардинала посетил после битвы, Бухариса ждал неприятный сюрприз.

Это была система, вокруг чьей звезды обращался Фенрис — дом Космических Волков. Почти сразу после выхода из варпа флот Бухариса был атакован боевыми кораблями Космических Волков. Несмотря на численное и огневое превосходство огромных флотских кораблей, космические десантники проложили себе путь сквозь армаду врага и устремились вглубь системы, откуда они продолжали наносить молниеносные атаки до конца войны.

Несмотря на то, что две трети кораблей его флота было занято в боях с кораблями Космических Волков, Бухарису удалось начать атаку на сам Фенрис. Множество огромных транспортов было уничтожено бушующими в верхних слоях атмосферы штормами, другие были сбиты защитными лазерными батареями крепости десанта. Однако войскам кардинала удалось высадиться, и тысячи ренегатов из числа имперских гвардейцев хлынули на поверхность покрытой льдом планеты. Жаждущие крови воины под командованием Бухариса поклялись, несмотря на невзгоды, отомстить Космическим Волкам за погибших боевых товарищей.

Захваченных фенрисийцев обратили в рабов и заставили работать на снабжение армии Бухариса. Их принудили прокладывать дороги сквозь коварные ледяные равнины и рубить огромные деревья фенрисийских лесов, чтобы обеспечить топливо для костров и универсальных двигателей танков Имперской Гвардии. Однако жителей Фенриса покорить было нелегко и их приходилось хорошо охранять, дабы они не восстали против Бухариса и не нанесли его армии удар там, где он был бы наиболее болезненным. Целые общины были вырезаны, а поселения стёрты с лица земли. Выносливый скот немногих ферм был забит, чтобы обеспечить Бухариса и его офицеров свежим мясом. Женщин брали в плен, а слишком молодых и слишком старых убивали и оставляли на поживу огромным воронам-падальщикам, которые кружили в небе негостеприимного мира.

Наступление Бухариса продолжалось, огромные колонны его войска неуклонно приближались к Клыку и наконец древняя цитадель была окружена. Всё больше войск прибывало в систему и, хотя многие транспорты были уничтожены флотом Космических Волков при помощи тактики коротких ударов, долины и склоны гор вокруг крепости кишели легионами кардинала-отступника. Массивные осадные орудия гремели день и ночь, тёмные небеса подсвечивались тысячами вспышек и сверканием пустотных щитов. Взрывы сотрясали горы Асахейма, срывая лавины. Залпы с кораблей, находящихся на орбите, прорезали каньоны в крутых склонах, но всё же бронированные стены Клыка устояли.

Вылазки и контратаки Космических Волков ровняли с землёй укрепления предателей и уничтожали их огромные пушки. Внезапные нападения Волчьих Скаутов нарушили линии снабжения на многие месяцы, пушки замолчали из-за нехватки боеприпасов. Используя скрытые тропы в горах, которые соединяли Клык со всем остальным Асахеймом, Космические Волки проникли на вражескую территорию, далеко за линию фронта.

Издавая леденящий душу боевой клич, Кровавые Когти атаковали солдатов Бухариса во тьме фенрисийских лесов, ради экономии амуниции и энергетических батарей разрывая своих врагов на части зубами и голыми руками. Длинные Клыки устраивали засады на танковые колонны, растянувшиеся на мили, часто обрушивая на головы своих врагов целые горы, хороня противника под грудой гигантских камней и щебня. Дредноуты пробивали себе дорогу сквозь маршевые колонны, оставляя за собой смерть и разрушение.

Неделя за неделей, месяц за месяцем продолжалась осада. Бухарис бросал людей в самоубийственные атаки на бронированные ворота Клыка, обещая несметные сокровища первым прорвавшимся внутрь. Каждый раз, когда силы Бухариса атаковали твердыню, космические десантники отбрасывали врага с огромными для него потерями.

Осада продолжалась три кровавых года. Атака за атакой, бомбардировка за бомбардировкой накатывались на стены и ворота Клыка, но цитадель осталась неприступной. Бухарис бросал в бой все больше и больше солдат, до тех пор пока его силы на далёком Гаталаморе не уменьшились вчетверо по сравнению с прежней их силой. Свято веруя, что его владениям ничто не угрожает, он собрал свои войска для последнего приступа, дабы сокрушить всякое сопротивление. И снова вмешалась судьба, но на сей раз она нанесла жестокий удар по планам Бухариса.

За орбитой самой дальней планеты ткань реальности прорвалась, и из варпа вынырнул боевой флот. Когда суда Бухариса попытались разведать обстановку, они столкнулись с армадой боевых барж Космических Волков, возвращающейся на родную планету. Космические Волки не теряли ни минуты и уничтожили первым ударом почти половину флота Бухариса. Адмирал Сехала был пойман между вновь прибывшими и оставшимися кораблями Космических Волков, идущими от центра системы, и приказал отступать. Волки не стали тратить время на преследование и устремились к Фенрису.

Контратакующая Великая рота Кирла Мрачнокрового уничтожила десятки тысяч изменников-гвардейцев только лишь за первую неделю. Враги были сброшены с перевалов и даже те, кто смог достичь равнин Асахейма, были убиты. Стаи гигантских волков и жестокий климат умертвили всех и каждого из числа захватчиков. Кардинал-отступник смог сбежать на шаттле и соединиться с Сехаллой, который на короткое время вышел из варпа, чтобы встретить своего товарища-завоевателя. Оставив Фенрис Космическим Волкам, Бухарис оттянул войска с севера и укрепил свою власть над остальными своими территориями.

Беспорядки на Чиросе

Внимание Бухариса было сосредоточено на Фенрисе, но расширение его империи не остановилось, хотя и замедлилось. Множество подчинённых ему командиров по-прежнему продолжало движение на запад, и большое количество планет попало к нему в руки за время, пока продолжалась Битва за Клык. Однако стали поступать сообщения о неудачах, постигших подчинённых кардинала на одной из вновь открытых планет — Чиросе. Чирос не был бедным или пустынным местом, как Гаталамор или Ранда. Это была планета с континентами, покрытыми лесами, глубокими озёрами и сочными лугами, которая была домом для нескольких миллионов людей.

Большая часть богатств Чироса происходила от торговли предметами роскоши — экзотические шкуры, стимулирующие эликсиры и наркотики, выделяемые из местной флоры и фауны и другие редкие товары. Бухарис не мог понять, почему такая изнеженная планета рискует быть уничтоженной, выступая против него. Остановив захват территорий недалеко от Фенриса, Бухарис приказал флоту и армии следовать назад на Гаталамор и сел за решение возникшей проблемы.

Кардинал-отступник слышал, что несмотря на ужасающую резню, устроенную на Чиросе его войсками, чиросианцы и не думали сдаваться. Командующий штурмом офицер мудро решил воздержаться от использования более разрушительного оружия из своего арсенала, боясь испортить прекрасную планету, которая могла бы стать идеальным местом для жизни стареющего кардинала.

Бухарис был доволен предусмотрительностью командующего и послал ему три дополнительных роты, уверенный в том, что этих подкреплений будет достаточно и что он в скором времени будет охотиться на Чиросе, преследуя добычу по холмам этого природного рая. Этого не случилось. Капитан наёмников, атакующих Чирос, с прискорбием сообщил, что сдался на милость чиросианцев. Бухарис был поражён. Он знал, что Имперская Гвардия — не самые лучшие войска в Империуме, но целого полка должно было хватить, чтобы победить любые скудные силы, что мог бы собрать Чирос.

Агенты Бухариса вернулись с Чироса, чтобы представить более подробные отчёты. Наёмники столкнулись не с сотней плохо вооружённых и плохо мотивированных защитников. Против них восстало всё население, каждый человек был вооружён охотничьей винтовкой или другим оружием. Миллионы стрелков покрыли холмы и наводнили леса, нападая из засады на гвардейцев и расстреливая их на просёлочных дорогах, а после уходя по охотничьим тропам, чтобы снова исчезнуть в лесной чаще. Всё местное население поднялось против захватчиков, от него не поступало поддержки, оно было безжалостно, а когда отряд смертников пробился в сердце лагеря капитана и привёл в действие самодельную бомбу, армия потеряла волю к борьбе.

Дорога на Гаталамор

Вскоре после Чироса ещё на одной планете произошло успешное восстание: это была шахтёрская планета Гуриан. Шахтёры перебили свою стражу, используя отбойные молотки и проходческие буры; идя по горам трупов своих товарищей, они душили врагов цепями своих кандалов. После Гуриана пришла очередь Дольсии, затем Воста. Восстания прокладывали путь сквозь владения Бухариса прямо к Гаталамору. На Кольче Бухарис устроил засаду и когда из варпа появился маленький флот, он атаковал его и почти полностью уничтожил. Однако одному единственному шаттлу удалось достигнуть поверхности планеты.

Зная о приземлившемся шаттле, верховный командующий Фредерик Хуст привёл своих людей и танки в состояние боевой готовности. Ожидание растянулось на месяц, потом на два, потом на три, потом на полгода. Год спустя, почти день в день, тихие фермеры Кольчи обратились в берсерков. Они сожгли урожай прямо на полях и захватили местные казармы при помощи примитивных ружей и сельскохозяйственных инструментов, потеряв при этом три четверти людей, прежде чем враг был повержен. Они направили свои огромные стада гигантских горбистов на танковые роты, раздавив боевые машины ногами животных размером с дом. Они запрудили реки и затопили города, где были расквартированы люди Хуста, при этом смыв свои собственные дома. Даже старики и маленькие дети кидали самодельные гранаты, сделанные из местного топлива, в танки, поджигая «Леман Руссы», в которых задыхались их экипажи. Повсеместно, на обоих континентах, народ Кольчи не останавливался ни перед чем, чтобы избавиться от поработителей.

Силы кардинала были изгнаны с Кольчи, затем с Лимы Роган, Трудора и ещё многих других планет. Казна Бухариса стала таять быстрее, чем наполняться. Многие из его солдат дезертировали, междоусобица и рознь начались даже в высших эшелонах его армии. А стрела продолжающихся революций летела прямо в сердце владений кардинала-отступника. Наконец пал Металор, ближайшая к Гаталамору система. Центральный город-улей Металора был уничтожен в пламени огненного смерча, спровоцированного горожанами, перегрузившими энергетическую геотермальную сеть.

Бухарис удвоил войска, патрулирующие его собственную систему, и приказал останавливать и обыскивать каждое судно. Спустя некоторое время после падения Металора к Дворцу кардинала на Гаталаморе прибыл посланец. С вызывающим видом он твёрдым голосом представился послом исповедника Долана Хиросия. Исповедник Долан призывал Бухариса немедленно сдаться. Кардиналу было приказано сложить с себя полномочия и отдаться на милость Императора. Но, что самое важное, ему следовало отречься от своей ереси и богомерзкой идеи самоспасения.

Великий исповедник

Останки посланника были прибиты к воротам Дворца, где крысы и вороны пировали над ними. Исповедник Долан должен был скоро прибыть на Гаталамор, и Бухарис хотел, чтобы его рабы первый раз увидели своего спасителя в виде человека, скованного цепями, которого гонят по улицам кнутами. Довольно скоро шаттл Долана был взят на абордаж, а исповедника заключили под стражу, предъявив ему обвинения в ереси и в заговоре против Императора.

Как и обещал Бухарис, Долана заковали в цепи и прогнали по улицам. Солдаты кардинальской армии хлестали исповедника кнутами и бросали в него камни. Они вонзали крюки в его плоть и навешивали на них гири, а затем заставляли его идти дальше, подбадривая его ударами и пинками. Однако толпы, которые высыпали на улицы, были угрюмы и насторожены. Не было слышно криков радости, но и проклятий не было слышно тоже.

Таким образом Долана протащили по всему континенту, наполнив его шестимесячное путешествие постоянными пытками и мучениями. Ему не позволяли спать, его морили голодом и давали лишь глоток гнилой воды в день, чтобы он не умер. Однако его испепеляющий взгляд по-прежнему не угасал и он ни разу не склонил голову перед ударами своих палачей.

Бухарис приказал провести публичный суд над Доланом, обвиняя его в ереси и богохульстве, а также в других преступлениях, таких как предательство, подстрекательство и бунт. Ему нужно было убить Долана, но Бухарис не хотел давать отчаявшемуся под пятой его власти люду мученика. Долан будет унижен и оскорблён, его признают виновным во всех преступлениях. Только тогда он умрёт, когда будет доказано, что он враг Человечества, а умирать он будет долго и мучительно.

Заседание суда транслировалось на все владения Бухариса, чтобы даже те, кто не присутствовал на процессе, не сомневались в его правомочности. Конечно, Бухарис и не думал давать Долану шанс на справедливый суд, но массам нужно было показать его видимость. Следуя всем правильным процедурам и прецедентам были допрошены Долан и сотни других людей. Долан согласился защищать себя сам, и когда после пяти долгих месяцев суд завершил свою работу, тысяча планет застыла в ожидании.

Долан рассказал, как и что он проповедовал народу Чироса, как показал, что Бухарис — тиран, и как осудил ложные доктрины кардинала-изменника. Он рассказал, как вдохновил жителей Чироса на борьбу за свободу, как воодушевил горожан и охотников своими зажигательными речами. Его собственное свидетельство подтвердило это. Его глаза горели пламенем религиозного рвения, он яростно жестикулировал, чтобы подчеркнуть свои мысли, его речь проникала в душу и полностью захватила каждого, кто слышал и видел его. Он был неистовым человеком, некоторые сказали бы даже — безумным. Но он был верен Императору и его учению. Он пожертвовал бы чем угодно, перенёс бы любые унижения для того, чтобы Бухарис был свергнут, и он передал эту горячую ненависть тем, кто его слышал.

Три дня Долан говорил, описывая, как он подбил комбайнёров на Беллисе XIV направить свои массивные косилки на вражеские лагеря, хотя это была верная смерть. Он повёл фаррадитов на штурм Бессмертной Башни, подстёгивая их, несмотря на то, что более девяти тысяч из их числа пали на минных полях и под огнём защитных пушек. Его зажигательная речь послужила причиной того, что население Ресто Примуса перегрузило энергетическую геотермальную сеть, расколов континенты волной извержений вулканов и землетрясений. « — Какое имеет значение, — кричал он, сжимая раздробленные ладони в кулаки, — разрушение дома или даже уничтожение всей планеты, если жертва означает конец зла и конец ереси злейших врагов Императора

Под конец этой длинной тирады заговорил Бухарис. Он объяснил, что своим собственным признанием Долан подписал свой собственный приговор, что он добровольно признался во всех ужасных деяниях и преступлениях, в которых он обвинялся. Он не отрицал ни одного обвинения. Кардинал обратился к его сторонникам, повторив, что Долан боролся с реальной властью Экклезиархии. Он назвал Долана и его последователей анархистами и идолопоклонниками, угрозой стабильности всего Империума. Участие Долана в восстаниях и ереси не оставляют ему выбора, кроме как казнить исповедника. Попросив Императора быть милостивым к душе Долана, он приказал своим людям отконвоировать его в подземелья.

Почти восемь долгих месяцев Долан подвергался невообразимым пыткам от рук палачей Бухариса. Когда он наконец умер, его тело было вывешено на стенах Дворца, чтобы бродячие псы и птицы пировали на его останках. Тело Долана было изувечено до неузнаваемости. Ужасные шрамы и ожоги покрывали его плоть, рассказывая историю великой боли и горя. Несмотря на кошмарные увечья, нанесённые его телу, лицо Долана излучало безмятежность, и покой аурой окружал его труп. Те, кто видел это, открыто плакали, даже несмотря на то, что любой, кто демонстрировал подобный признаки горя, обвинялся в ереси и подвергался казни. Падальщикам так и не суждено было попировать на останках исповедника: тело Долана очень быстро исчезло и никогда не было найдено.

Смерть тирана

План Бухариса опозорить исповедника дал осечку. Позволив исповеднику говорить, он дал Долану средства донести своё послание туда, куда иначе бы оно никогда не дошло. Когда было объявлено о смерти исповедника, владения Бухариса взорвались революциями. Почти как единое целое, население тысяч планет атаковало своих жестоких надсмотрщиков. Вдохновлённые жертвой великого исповедника миллионы мужчин, женщин и детей встретили голыми руками своих врагов, вооружённых пушками. Сам дворец Бухариса был взят штурмом, а предатели в его собственных рядах открыли ворота, чтобы верующие смогли свершить свою месть.

Последние верные слуги кардинала сдерживали человеческую волну, что неслась по коридорам и залам дворца, уничтожая всё на своём пути, чтобы Бухарис мог убежать. Используя сеть туннелей, он пробрался к космопорту, где намеревался сесть на шаттл и бросить всё, что он построил, дабы сохранить свою жизнь. Но опять его самые близкие последователи предали его, надеясь спастись от дикой ярости толпы. Узнав о неминуемом бегстве Бухариса, жители Гаталамора окружили космопорт. Они бросались на электрифицированные стены до тех пор, пока генераторы не замкнулись накоротко. Бухарису не было суждено достигнуть своего корабля. Толпа догнала его уже когда он был готов ступить на борт шаттла. Масса, состоящая из сотен тысяч рабов, жаждущих мести, поглотила его и разорвала на части. Его тело так и не нашли, но когда люди разошлись, лишь развеянный пепел костра остался на месте его смерти.

Со смертью кардинала-отступника Инквизиция быстро перешла к масштабной чистке империи Бухариса, предав десятки тысяч тех, кто служил Бухарису, правосудию Императора. Высшие Лорды Терры вскоре восстановили полный контроль над регионами галактики, которые контролировал Бухарис, в то время как Экклезиархия учредила тысячи миссий в мирах империи Бухариса, чтобы восстановить истинное учение Имперского Культа. Чума Неверия, последний отголосок Эры Отступничества, подошла к концу.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.