ФЭНДОМ



«— Я надеялся, что однажды сравняюсь с ним в силе и совершенстве, — прошептал Феникс, — и встану рядом, и почувствую его любовь и гордость за меня…»
– Фулгрим, Грэм Макнилл "Фулгрим"

«Я принц Нерожденных, лорд Губительных Сил, избранный Развратника и возлюбленный чемпион Слаанеш!»
– Апофеоз Фулгрима (Грэм Макнилл, "Ангел Экстерминатус")


Фулгрим был одним из двадцати примархов, созданных Императором на заре Империума, сразу же после окончания Эры Раздора. Его, как и остальных примархов, унесло с Терры и забросило на удалённый мир. Во время Ереси Хоруса Фулгрим примкнул к предателям и был извращен Хаосом. В настоящее время является величайшим демон-принцем Слаанеш.

История Править

Деятельный и горделивый Фулгрим был примархом легиона Детей Императора. Он стремился быть эталоном в любой ипостаси – полководца, воина, правителя, мудреца и деятеля, и передал свои идеалы легиону, который охватило неутомимое стремление к совершенству на войне. Для Детей Императора и их господина ценой всепогашающих амбиций стали тщеславие и спесь, быстро запутавшие их в сетях заговора Воителя.

Ранние годы Править

Кемос был колонией-шахтой, которая напрямую зависела от поставок продовольствия с других планет. Правители планеты попытались решить проблему с едой самостоятельно, но умирающий медленной смертью мир Кемоса не мог дать много пищи. Все изменилось, когда стражники Каллакса, самой большой из оставшихся заводов-крепостей, увидели, как с небес падает метеор, огненный хвост которого осветил небо. Метеор упал примерно в миле от городских стен. Хотя у правителя Каллакса было мало людей, он послал на место падения отряд разведчиков, надеясь, что метеор на самом деле - космический корабль, и кто-нибудь из его экипажа выжил. То, что они нашли, стало частью легенды.

В центре кратера, среди раскалённых обломков стазисной капсулы лежал младенец, но в то же время было в нем что-то необычное. Из места куда ударила капсула с примархом забил источник с чистой водой - самым ценным ресурсом на Кемосе. Обычно сирот на Кемосе убивали - правительству не хватало ресурсов на то, чтобы содержать тех, кто не мог отрабатывать свой хлеб на фабриках. Но капитан разведчиков Каллакса, взглянув в глаза ребенка, понял, что перед ним не простой человек. Он чувствовал приятное тепло исходившее от младенца и желание защищать его любой ценой. Но на одного из членов разведгруппы не подействовало странное влияние удивительного ребенка, он предложил избавиться от него, дабы избежать неприятностей в будущем. После недолгого спора, завязалась схватка победителями из которой вышли сторонники сохранения малыша. В противоречие всем традициям, капитан разведчиков обратился к правителю с просьбой усыновить ребенка. Правитель дал свое разрешение. Нужно было дать имя ребенку и капитан назвал своего сына в честь одного из мифических богов Кемоса, Фулгрим - приносящий воду.

«Корин посмотрел вниз, когда у его ног раздалось какое-то бульканье, и увидел струйку воды, пробившейся из трещины в земле там, где лежал маленький мальчик. Струйка усиливалась, превращалась в непрерывный поток, и в конце концов кристально-чистая вода хлынула из глубин земли рекой. Вода текла вокруг них, смывая кровь и химическую пыль с ботинок, наполняя воздух своей свежестью.
— Он принес воду, — сказал Корин, передавая маленького мальчика Птолее. Она принялась баюкать крохотное тельце с любовью матери, впервые взявшей своего ребенка на руки. Корин достал книжку из нагрудного кармана и начал перелистывать страницы, не замечая, что клочки бумаги выпадают из рассыпающегося корешка и растворяются в воде.
— Смотри, — сказал он, протягивая книгу Птолее, и слезы потекли по его лицу. Страницы изображали древний миф о сотворении мира — пурпурного бога, выходящего из первичных вод, чтобы принести жизнь в бесплодный мир, в котором раньше ничего не росло, но который теперь превращался в плодородный рай.
— Кто это? — спросила Птолея.
— Приносящий Воду, — ответил Корин. — Фулгрим.
»
– Рабочие Кемоса находят Фулгрима, Грэм Макнилл "Ангел Экстерминатус"


Дитя вскоре затмило своими деяниями легенды самого мифического бога, став известным жителям всей планеты.

Фулгрим рос сильным, могучим и потрясающе быстрым человеком. Вполовину младше, чем его одногодки-работяги, он уже был способен работать несколько дней подряд без отдыха. Он был развит не только физически, но и прекрасно разбирался в технологиях и машинах, на которых работал, и даже начал совершенствовать их. В пятнадцатую годовщину своего приземления, Фулгрим был повышен из простых работников до инженера самого правителя. Узнав о постепенном ухудшении состояния городов Кемоса и скорой гибели населения, Фулгрим поклялся спасти свой мир от надвигающейся гибели.

Он убеждал одного за другим работников бороться против энтропии, которая уничтожала Кемос. Под руководством Фулгрима отряды инженеров устраивали походы, основывая далеко от крепости в практически необитаемых регионах, новые поселения. Старые штольни были открыты заново и снова заработали, пополняя запасы минералов и позволяя строить все более сложные машины. В полную силу была задействована система переработки. Наконец, Каллакс начал производить больше, чем его жители могли потреблять. Поднимая экономику планеты, Фулгрим не забывал заботиться и об ее культуре, заново создавая искусство и мораль, восстанавливая человеческий дух, который ранее был принесен в жертву выживанию планеты, именно в этот период времени у Фулгрима стала проявляться тяга к совершенству. Каллакс рос, и остальные поселения поспешили присоединиться к новой планетарной структуре. Через пятьдесят лет после своего появления на планете, Фулгрим стал правителем всего Кемоса. Планета восстала из пепла (за что он получил прозвище - Феникс).

По прошествии нескольких лет, период изоляции планеты подошел к концу. С небес падали десантные капсулы с людьми в броне и с лицами, покрытыми боевыми шрамами. Каждый из них нес на себе символ двуглавого орла. Прослышав об этом, Фулгрим вспомнил некоторые вещи, которые доселе были сокрыты от него. Формально, на Кемосе не было армии, но зона приземления непонятных кораблей была окружена Оберегающими, полицейскими-солдатами, ответственными за соблюдение порядка на заводах-крепостях. Фулгрим отдал Оберегающим приказ не причинять пришельцам вреда, и проводить их в Каллакс.

С Императором Править

В спартанские апартаменты Фулгрима вошли звёздные воины в доспехах. Их лица были покрыты шрамами, а с наплечников свисали свитки, на которых были начертаны истории их подвигов. Оружие и доспехи были отличного качества, а знамена представляли собой настоящие произведения искусства. Фулгрим понял, что они были не просто людьми продвинутых технологий, но также и очень образованными. Он также осознал, что это были его давным-давно потерянные братья, которые вернулись за ним на Кемос. Из рядов воинов выступил лидер, Император Человечества. Фулгрим только раз взглянул на него, а потом преклонил колено и предложил ему свой меч. Он увидел в этом существе совершенство, которого сам пытался достичь и всю последующую жизнь, до своего падения, стремился к этому. С этого дня Фулгрим служил отцу, преданный ему всем сердцем.

От Императора Фулгрим узнал о Терре, о Великом крестовом походе, призванном восстановить правление человечества в галактике, и о своем собственном происхождении. Хотя происходящее и представлялось слишком фантастичным, Фулгрим поверил каждому слову и отправился на Терру, чтобы возглавить легион Детей Императора, участвующий в крестовом походе. В отличие от остальных легионов, Дети Императора были очень немногочисленны - из-за аварии были уничтожены почти все хранилища геносемени и, так как примарх также пропал, восстановление легиона было сложным процессом. Перед примархов предстала страшная картина, горстка солдат, которые оказались всем его легионом, от некоторых рот остался лишь один солдат державший знамя, от увиденного Фулгрим пал на колени перед своим сынами, их было мало но они стояли гордо. Примарх провозгласил, что третий легион как и его родина Кемос восстанет из пепла. "Мы - Его Дети", - сказал он тогда, если верить "Книге Примархов", - "Сделаем же так, чтобы каждый, кто посмотрит на нас, знал об этом. Мы не оправдаем его надежд, только если у нас будут недостатки. Так оправдаем же его надежды!". Императору так понравились слова своего нового сына, что он оказал легиону Фулгрима невиданную честь: Дети Императора получили право носить на своих доспехах изображение личного герба Повелителя Человечества - Имперского Орла, став единственным легионом, которому даровали право носить подобный знак. Фулгрим смог взять с собой только двести воинов - всё, что могли себе позволить Дети Императора. Он дал им священное задание восстановить мудрость Императора во всех мирах.

280px-Primarch2

Идея Великого крестового похода захватила Фулгрима, но он понимал, что двухсот воинов для этого слишком мало. С благословения отца, он и его легион присоединились к Лунным Волкам, и Феникс сражался плечом к плечу со своим братом, Хорусом, помогая ему в новом походе - умиротворении Восточного Рукава галактики. Луперкаль лично отметил Фулгрима и его легион, провозгласив их живым воплощением идеалов космического десанта.

Увеличившись за счет новых рекрутов, набранных на Кемосе и Терре, Дети Императора, наконец, смогли собрать силу, чтобы выступить в свой собственный крестовый поход, и Фулгрим повел свои войска на встречу с неизвестным. Он принес слово отца во множество миров, уничтожая любое сопротивление, в абсолютной уверенности, что тот, кто сражается против Императора, сражается против самого человечества. Из набирающихся опыта рядов легиона, он выделил нескольких людей, самых смелых, сильных и благородных, которые стали лордами-командорами и получили в свое распоряжение по полной боевой роте. Фулгрим лично обучал лордов-командоров, стараясь, чтобы они были достойны чести быть командирами лучшего легиона Императора. Лорды-командоры в свою очередь передавали его слова низшим чинам, а те - своим отрядам. Таким образом, каждый космический десантник легиона Детей Императора лично следовал путем Повелителя Человечества. В Его честь они старались быть лучшими во всем: доктрина сражений изучалась вплоть до последней буквы, тактические и стратегические операции разбирались до мелочей, а декреты Императора заучивались наизусть. Хотя в то время большая часть легионов считала Его простым человеком, а не богом, преданность и поклонение Детей Императора граничило с фанатизмом.

Ересь Хоруса Править

После того, как примархи и космические десантники начали завершать покорение галактики Император вернулся на Терру и занялся укреплением Империума, в чем ему помогали остальные легионы. Большая часть людей (и примархов) была согласна с тем, что Император должен находиться в сердце государства - на Терре, но кое-кто был против: Воитель Хорус, примарх легиона Сынов Хоруса, самый могущественный из рода сверхлюдей. В своем высокомерии Хорус считал, что его отец ослабел и превратился в лживого подлеца, недостойного, чтобы за него сражались. Узнав о предательстве Хоруса, Император послал ему на встречу семь полных легионов космического десанта, приказав им, если будет нужно, уничтожить ренегата. Первыми в систему Истваана, где находился Хорус, прибыли Дети Императора. Фулгрим лично встретился с ним и потребовал объяснений, не понимая, почему тот так поступил. Но Хорусу удалось обмануть брата и склонить его на свою сторону.

«Хорус схватил со стола пачку бумаг и насильно впихнул их в руки Фулгрима.
— Что это? — удивленно спросил тот.
— Очередная ложь, — ответил Воитель. — Они называют её Лектицио Дивинитатус, и она подобно заразе расползается по кораблям моего флота. Это основа культа, восхваляющего Императора и открыто почитающая его как божество! Невероятно! Мы несем этим жалким смертным свет логики и разума, а они поворачиваются к нему спиной и возносят ложного бога!
— Бога?
— Да, да, Фулгрим, бога! — закричал Хорус, его гнев достиг высшей точки и он, потеряв власть над собой, издал протяжный рык и рванулся в сторону. Тот отскочил в сторону, схватившись за оружие, но тут же понял, что Воитель набросился вовсе не на него. Бронированный кулак Хоруса с размаху врезался в нарисованное лицо Императора, взорвавшееся обломками мрамора. Камни с грохотом рухнули на металлический пол, и Фулгрим выпустил из рук листки, рассыпавшиеся поверх пыли и осколков росписи.
Он закричал от нестерпимой боли, понимая, что его мир только что разлетелся на куски, подобно разбитому образу Императора, и любовь к отцу исчезла из его груди, вмиг став глупой, бессмысленной и ненужной.
— Ты нужен мне, Фулгрим, — почти взмолился Хорус. — Я не сумею победить в одиночку, и, поверь, я не попрошу ничего, что заставило бы тебя пойти против совести. Мой милый брат, мой феникс, моя надежда, взмахни пылающими крылами и проведи меня сквозь тьму, наперекор судьбе! Восстань из пепла и вознесись к небесам!
Взглянув в глаза брата, Фулгрим спросил:
— Что я могу сделать для тебя?
»
– Фулгрим поверил Хорусу и решает предать Императора, Грэм Макнилл "Фулгрим"


Совет Харона, созданный после Ереси Хоруса, попытался выснить, что же заставило Фулгрима предать отца, и пришел к выводу, что Хорус воздействовал на него, ослабив его волю до такой степени, что Хаос захватил душу примарха и отвратил его от Императора. По мере того, как текла долгая беседа между Фулгримом и Хорусом, преданность Фулгрима Терре разрушалась, и ее заменило всепоглощающее желание уничтожить ложного Императора, правление которого сдерживает человечество на пути к совершенству. Фулгрим всегда возносил в абсолют совершенство. Сбитый с пути истинного словами Хоруса, он поддался его обещаниям о новом человечестве, которое, отбросив ложные представления о слабом Императоре, поднимется к пику своей цивилизации. Слаанеш нашёл в Фулгриме надёжного слугу, нашёптывая ему заманчивые слова о великом совершенстве, и Фулгрим добровольно попал под власть своего нового бога.

Фулгрим Феррус

Фулгрим с отсечённой головой Ферруса Мануса

Когда Фулгрим обратился на сторону Хаоса, то же сделали и почти все его лорды-командоры. Они знали, что их примарх был верхом совершенства, потому никак не могли ослушаться его и тоже оказались искажены Слаанеш. Вернувшись в свой легион, Фулгрим и лорды-командоры встретились с капитанами, проповедуя им величие Хаоса. Капитаны, в свою очередь, передали учение Слаанеш своим подчиненным и так далее, пока, наконец, весь легион не отвернулся от Императора. Они отбросили свое прежнее отношение к Повелителю Человечества, как к идолу, и всецело перешли на сторону Слаанеш, преподнося Принцу Хаоса такую же степень поклонения, как прежде - Императору. Слаанеш, в свою очередь, предоставил для Детей Императора видение галактики абсолютной свободы, где зла не существовало в принципе, так как каждый гран опыта был источником наслаждений. Капелланы легиона ещё больше развили эту мысль, поясняя, что особую ценность имеет каждое мгновение жизни. Совершенство Детей Императора стало превосходством гедонизма, бесконечным в своем объеме и неостановимым в своей ярости. Когда лояльные космические десантники прибыли на Истваан V, Дети Императора стояли первыми в рядах предателей, выступивших против войск Императора, уничтожая своих прежних братьев с ликующей жестокостью. Во время битвы к Фениксу на время вернулась ясность ума, лишь затем чтобы осознать как низко он пал, после чего полный контроль над телом примарха получил демон Слаанеш до этого заключенный в клинке с Лаэра. Точно неизвестно смог ли примарх вернуть контроль над телом или навечно остался в подчинении демона.

Восстание Хоруса ширилось, разрушая все, что было прежде создано Империумом. Когда Хорус осадил Терру, Дети Императора продолжали сражаться на его стороне, но мало что могли сделать во время медленной кампании по разрушению мощной системы защиты Императорского Дворца. Вместо того, чтобы штурмовать неприступные стены, Фулгрим повернул свой легион против беззащитных жителей планеты, которые при виде войск Хаоса попрятались по домам, зная, что надёжный Дворец сейчас им не поможет. Убийства и резня Истваана нашли своё продолжение на Земле, но в много больших, поистине ужасающих масштабах. Пользуясь большой концентрацией кораблей вокруг Терры, апотекарии и колдуны Детей Императора, огромными массами черпали энергию Слаанеш, увеличивая степень наслаждения легиона, безрассудно уничтожая не только их тела и сознания, но разрушая и души десантников. Среди пленённых людей появлялись демоны, которые пожирали их плоть, а космические десантники в это время пытались превзойти их в кровожадности и похоти. Фулгрим с радостью направлял войска туда, где резня обещала быть более кровавой, веря, что его легион освобождал своих жертв от жестоких цепей Императора, давая им возможность примкнуть к нему в стремлении к совершенству. В то время, пока продолжалась Осада Терры, Дети Императора уничтожили в сорок раз больше мирного населения, чем составляла численность легиона, стремясь как можно дольше и глубже удовлетворить свое стремление к наслаждению. Точное число погибших от рук Детей Императора во время всей кампании исчислить невозможно.

После Ереси Править

FulgrimDEMON

Демон-принц Фулгрим (Обложка антологии "Смерть и Своеволие. Гамбит предателя")

Что случилось с Фулгримом, в Империуме не знает практически никто. По прошествии десяти тысяч лет Инквизиция продолжает держать ударные войска, которые уничтожают источники любых слухов (даже самые слабые) о существовании примарха-предателя.

В начале 42-ого тысячелетия до падшего примарха дошли вести о возрождении его брата на Макрагге. Отвлекшись от бесконечного банкета душ, Фулгрим недовольно нахмурился, когда льстивые демонессы нашептали ему эту новость. Другие Хранительницы Секретов и чемпионы Слаанеш, составлявшие богемный двор Тёмного Князя, перешёптывались, дразнились и насмехались над примархом-демоном, по их мнению, незаслуженно наделённым такой огромной властью и благосклонностью Бога Наслаждений. Не желая больше терпеть насмешек, прародитель Детей Императора соскользнул со своего бархатного трона, пообещав развращенному богу Слаанеш, что на этот раз он обеспечит вечное падение Жиллимана в бездну порока и греха. Предатель говорил с ним через своих слуг, он пообещал ему, что победы не будут приносить ему счастье и что ему следовало лучше умереть.

«Примарх покорно стоял на возвышении с мраморными колоннами, стараясь выглядеть как можно более блистательно перед собравшимися толпами. Архиконсул лично вручил ему золотой лавровый венок изумительной работы и попросил Робаута немедленно надеть драгоценную корону. Стоило Жиллиману возложить на себя венец, как в его разум хлынули образы будущих триумфов. Нынешняя мелкая победа показалась ничтожной в сравнении с захватывающими дух картинами галактических завоеваний. Примарх увидел, как его бесчисленные воины будут с обожанием взирать на героического владыку, готовые с радостью отдать за него жизнь. Планеты, системы, целые сегментумы получат новые имена в честь своего освободителя, хаосистские ничтожества побегут от него, как побитые псы. Величие Робаута навеки запечатлеют в камне, и даже Золотой Трон Терры в конце концов перейдёт к нему. Поистине, самый верный сын Императора имел полное право унаследовать власть отца, и он получит заслуженную награду...
Именно эта мысль вырвала Жиллимана из хватки коварного проклятия. Судорожно вздохнув, он сдёрнул золотой венок с чела и проревел приказ задержать архиконсула. Облачённого в рясу чиновника схватил гроссмейстер Волдус, под освящёнными латницами которого плоть человека зашипела и обуглилась. Вопли архиконсула утонули в колоссальном, океаническом шуме радостной толпы, и окружавший его морок рассеялся.
Робаут и его советники отпрянули в омерзении, увидев бесформенную, мутировавшую тварь. На шее уродливого визжащего существа с бугристой плотью висел светящийся амулет на ремешке из человеческой кожи. Как только примарх брезгливо взглянул на колдовской талисман, в его мыслях зашелестел шёпот, которого Жиллиман не слышал после той судьбоносной встречи на Фессале. Насмешливый голос Фулгрима поздравил брата с возвращением в его любимый Империум. Признавшись, что поместил частичку собственной души в амулет своего раба, изменник выразил сожаление, что Робаут отверг его подарок – Корону Триумфов. Многие великие и непорочные герои поддались льстивым речам артефакта, и Фулгрим надеялся точно так же совратить Жиллимана. Впрочем, слаанешистский князь уверил брата, что впереди Робаута ждёт ещё бесконечное множество искусов. Жестоко смеясь, он пообещал, что победы больше никогда не принесут Владыке Ультрамара счастья или удовлетворения.
Жиллиман с отвращением пронзил клинком талисман и мерзостное создание, что носило его. Голос проклятого брата, сразившего Робаута тысячи лет назад, наконец умолк, но его слова звучали в голове примарха на протяжении всего парада. Они не затихали ещё много дней.
»
– Грядущая Буря: Возрождение примарха

ГалереяПравить