Warhammer 40000 Wiki
Advertisement
Warhammer 40000 Wiki
3319
страниц
«— Вот видишь, Феррус, тебя не ждет ничего, кроме бесславной смерти и вечного забытья, — развел руками примарх-предатель. — Хорус приказал уничтожить тебя, но в память о нашей былой дружбе мне угодно предложить тебе сдаться и выжить. Ты окружен, и выхода нет.
Манус с трудом оторвал взгляд от жуткой сцены гибели верных легионов, на его лице застыл ледяной оскал неутомимой, вулканической злобы его родного мира.
— Пусть так, предатель, но единственное, что страшит меня — бесчестье, — прошептал Феррус. — Верные Императору воины никогда не будут сдаваться пред лицом смерти — ни сейчас, ни через тысячи лет
»
– Грэм Макнилл, «Фулгрим»

Феррус Манус (также известный как Горгон) был одним из двадцати примархов, созданных Императором на заре Империума, сразу же после окончания Эры Раздора. Его, как и остальных примархов, унесло с Терры и забросило на удалённый мир.

История

Примарх легиона Железных Рук был легендой среди людей своего родного мира Медузы, назвавших его «Горгоном», одним из древнейших мифических зверей. Феррус был одним из сильнейших примархов, а внутри него пылал жар печи, чью ярость сдерживала воля столь же холодная и непреклонная, как железо. Горгон был известен своей бескомпромиссностью и нежеланием показывать благосклонность к ближайшим последователям и даже братьям-примархам. Он всюду хотел видеть силу, отчего лишил жителей Медузы многих благ цивилизации, чтобы они порождали сильнейших отпрысков для его легиона. Требование физического превосходства распространялось не только на тело и разум, но и на инструменты войны, и потому Горгон был мастером-кузнецом, с которым мог сравниться лишь Вулкан, примарх легиона Саламандр. Говорят, что Феррус Манус чувствовал покой, лишь трудясь у наковальни и создавая чудо кузнечного мастерства, недоступного даже повелителям Марса.

Горгон был благословен физиологией, примечательной даже для примарха, ведь руки его покрывал жидкий металл, оставшийся после, как гласят легенды Медузы, битвы против величайшего из зверей до воссоединения с Императором. Доспехи Ферруса были таким же тяжёлыми и прочными, как броня супертяжёлого танка, но он всегда оставлял руки открытыми, чтобы использовать всю их мощь. За десятилетия Феррус выковал бесчисленное оружие, часть которого подарил братьям-примархам, а часть оставил себе. Сам Горгон предпочитал самые тяжёлые боевые молоты, булавы и другое оружие, которое смог бы поднять только примарх.

На кровавых полях Истваана V легенду Ферруса Мануса оборвали руки его брата Фулгрима, примарха легиона Детей Императора. Не сумевший переманить Горгона на сторону Воителя Фулгрим вовлёк Ферруса в смертельный поединок и измотал его в битве, которую не мог полностью осознать никто, кроме наблюдавших предавших примархов. В конце клинок Фулгрима срубил голову Горгона с плеч, ставшую жутким подарком Хорусу Луперкалю. Возможно, что до гибели Ферруса Мануса ещё можно было предотвратить Ересь Хоруса, но после ничто уже не будет прежним.

Прибытие на Медузу

«Будь подобен остуженному лезвию, только что прошедшему закаливание — холодным и твёрдым снаружи, но красным от кузничного жара, незримо горящего внутри.»
– Из несобранных сочинений Ферруса Мануса

Медуза.

Примечания: Cубарктические климатические условия и плотная атмосфера вследствие обширной добычи ресурсов в Тёмную Эру Технологий уменьшили проходимость солнечных лучей до опасного уровня. На орбите и в подземных шахтах большое количество реликвий/обломков времен Тёмной Эры Технологий. Предупреждение: магнитоефирные аномалии представляют серьезную угрозу для полетов на низких орбитах

После того, как силы Хаоса разбросали примархов по всей Галактике, капсула с Феррусом Манусом оказалась на планете Медуза, где примарх провел свою молодость. Уже тогда он понял, что его капсула была результатом технологической деятельности, нежели имела природное происхождение. В подземном же зале, куда принесло его приземление капсулы, тут и там можно было разглядеть различные руны и электропроводящие сталагмиты. При дальнейшем осмотре помещения, Феррус пробудил заточённое в этом подземном зале огромное биомеханическое существо, похожее на червя, которое сначала напало на него, а затем скрылось, не обращая внимания на атаки примарха. В тот день Феррус Манус поклялся, что уничтожит зверя, которого он непреднамеренно пробудил. После того, как примарх выбрался на поверхность по разлому, проделанному падением капсулы, вдали он увидел людей, но, помня о своей клятве, не стал к ним приближаться.

Годы спустя, уже возмужавший Феррус Манус спустился с гор, где он несколько раз сталкивался с кочевыми кланами и племенами Медузы. В отличие от своих собратьев, Горгон не присоединился ни к одному из человеческих племен. Вместо этого, он постоянно искал себе испытания, которые могли бы закалить его и сделать сильнее. Последним таким испытанием для Ферруса стала его схватка с Великим Серебряным Змеем — Азирнотом. Это был металлический зверь, железной шкуре которого ничего не могло нанести вред. Чтобы убить монстра, Феррусу пришлось утопить его в магме. Именно тогда расплавленная плоть существа слилась с руками Ферруса, наделив его настоящими металлическими конечностями. После победы, примарх вернулся к племенам Медузы и начал передавать им заложенные в него гением Императора знания. Кланы обучались с невообразимой скоростью, и вскоре Медуза начала процветать, однако Феррус не стал вмешиваться в межклановую вражду, так как посчитал, что постоянное соперничество сделает людей сильнее.

Через некоторое время Император прибыл на Медузу и Феррус Манус вызвал его на поединок, чтобы проверить себя и его. Говорят, что в результате той поистине колоссальной дуэли, целые горные хребты были разрушены в пыль. В конце концов, примарх принял Императора в качестве своего повелителя и получил под свое командование X легион, рожденный от крови Ферруса.

Великий крестовый поход

«Манус был ключевым среди них. Неумолимый. Непоколебимый. Если он был на твоей стороне, то никогда бы не дрогнул»
– Робаут Жиллиман о «Бесстрашных»

Феррус Манус ведёт в бой X легион (времена Великого крестового похода)

Когда Феррус Манус получил под начало легион, то он, как и большинство примархов, сделал свой приёмный мир базой и главным штабом легиона. Тем самым он соединил вместе народ Медузы и основанный на Терре Х легион — соединил грубо, создав нечто новое, разделявшее черты прошлого, и жестоко покончив со всем, что не подчинялось его воле. Ордены стали кланами, но это было не просто символическое единство — терранским космодесантникам приказали заменить правящую верхушку кланов как физически, так и духовно единственным способом, понятным медузцам — грубой силой.

Так Железные Руки стали новыми жителями Медузы. Легионес Астартес жили среди кланов словно полубоги, а порабощённые ими кочевники бились и умирали отныне не просто чтобы выжить, но чтобы показать, что их дети достойны вступить в ряды легиона. Прибытие Железных Рук и установление Имперского Согласия нисколько не умалило трудности, не покончило с враждой и не развеяло варварские предрассудки. Об этом позаботился сам Феррус Манус, дабы испытания и тяготы жизни на Медузе отделяли слабых от сильных, позволяя лишь самым физически подготовленным, воинственным и психологически подходящим рекрутам вступать в его легион. Для противодействия потенциальному недостатку в виде малочисленности населения Медузы Горгон счёл нужным накладывать на достаточно непокорное и взятое его Железными Руками население дань в виде сильных молодых юнцов, которых техножрецы Механикум забирали в юности и отвозили на Медузу, где они жили, боролись, сражались и выживали, если были достаточно сильны, становясь свежей кровью для кланов и возможными соискателями легиона. Так кровавое наследие и мрачная вера Медузы передались поколениям Железных Рук, выковав из них оружие непревзойдённой безжалостности.

Во главе с Горгоном X легион быстро прославился способностью противостоять врагам Великого крестового похода лицом к лицу и заслужил репутацию безжалостных и расчётливых воинов, которые сильнее и эффективней всего в самой гуще боя и в прямом противостоянии. Благодаря уже проявленным Железными Руками талантам и тактикам воины Ферруса Мануса преуспели в ожесточённой войне как против технологических продвинутых врагов, так и против ксеносов наподобие орков, чья физическая мощь и высокая численность делали их огромной угрозой успеху Великого крестового похода. Император знал о способностях Железных Рук и намеренно посылал радых подобному вызову Ферруса Мануса и его легион, обычно называемый «Железный Десятый», на линии фронта, где ожидались образцовые сражения против собранных армий боевых машин. Это создало круговой эффект, ведь чем больше легион специализировался в выбранной области, тем чаще требовалось его участие. Вследствие этого обычными врагами Железных Рук в боях были непокорные человеческие фракции, активно сопротивляющиеся единению и сохранившие фрагменты технологического величия затерянных времён. В таких конфликтах по причине стратегической необходимости Железные Руки часто бились вместе с подразделениями Механикум и легионов титанов, с которыми их связывали унаследованные на Медузе культурные узы, с годами сражений становившиеся лишь крепче. В сражениях быстро развивающиеся навыки оружейников и ремесленников Железных Рук также играли свою роль, позволяя им как улучшать при необходимости своё оружие и защитные системы, так и быстро находить возможность противостояния ранее неизвестному оружию, захватывая его вместе с механикумами для изучения и применения в Империуме. Во время Великого крестового похода Железные Руки сражались вместе с другими легионами, часто становясь штурмовыми войсками в крупных кампаниях или же основой крупных боевых групп, а Феррус Манус неоднократно принимал общее руководство над другими, найденными позднее примархами. Долгосрочные результаты совместных действий были смешанными, ведь в одних случаях они приводили к тесной дружбе, как было с Детьми Императора и их примархом, а в других к тлеющему презрению и неприязни, граничащей с враждой, например с Альфа-Легионом.

Следует отметить, что помимо заметных сильных сторон у Железных Рук со временем были обнаружены и слабые, например они были определённо неприспособленны к некоторым областям действий и нужд Великого крестового похода из-за характера или же доктрины. Если на Ржави X легион помнил, чего будут стоить союзникам их тактики, то теперь он забыл о таких тонкостях, считая их слабостью, которую более нельзя терпеть. Железные Руки сочли, что лучше заплатить кровавую цену на поле боя сейчас, чем рисковать объединением человечества и грядущим миром. Кроме вызванной таким отношением дурной славы, особенно среди подразделений Имперской Армии, с годами Железные Руки, как примарх, так и его обычные воины, заслужили всё более вздорную репутацию среди других легионов за недостаток терпения и тонкости в действиях.

Конечно, вызываемой этими факторами неприязни было далеко до враждебности и недоверия к почти неконтролируемой кровожадности Пожирателей Миров, ужасающей цене боевых действий Гвардии Смерти или подозрительной непредсказуемости Белых Шрамов, но безжалостность в сражениях и внешне безразличное отношение Железных Рук к цене побед делало их завоевателями, а не освободителями. Этот ясный факт признавали как сами Железные Руки, так и Император, применявший их соответственно. Следует отметить, что Феррус Манус и его легион и в самом деле мало заботились о деталях Великого крестового похода, для них цель была ясна — расширить границы Империума, уничтожить его врагов и ничего более. Для них придворная политика Империума и погоня за славой была сущей чепухой, а покорение сердец и разумов подчинённых ими народов, да и восстановление разрушенного Железные Руки оставляли тем, у кого это получалось лучше. Согласно апокрифу, когда его однажды спросили о роли легиона в Великом крестовом походе, то Феррус Манус ответил: «Воевать и идти дальше, и дальше, и дальше, пока не останется ничего, что противостоит нам. Всё остальное — софистика и наглая ложь».

Смерть

«— Хорусу ведома истинная природа вещей, друг мой. Император никогда не любил нас, и прямо сейчас он готовит на Терре величайший и отвратительнейший в истории фарс. Он лгал нам, лгал прямо в лицо, лгал с самого начала! Мы для него всего лишь слепые орудия, цепные псы. Мы завоевали для него Галактику, своими руками возведя лжеца на пьедестал! Он лишь притворялся совершенным созданием, на деле же уступая нам во всем!
С силой толкнув его в грудь, Феррус отступил на шаг назад, его обычно грубая, красноватая физиономия побледнела от ужаса.
Зная, что нельзя останавливаться ни на секунду, Фулгрим вновь закричал брату в лицо: — Многие из примархов уже прозрели и обратились на сторону Хоруса! Мы нанесем удар прежде, чем Император сумеет опомниться и понять, что его замыслы раскрыты! Воитель вернет Галактику тем, кто проливал кровь, отбивая её у ксеносов!
Манус стоял, склонив голову, но Фулгрим с сожалением понял, что ошеломление и страх его брата сменяются гневом.
— Так вот, значит, о каком «будущем» Великого похода ты говорил?
— Да! — выкрикнул Фулгрим что было сил. — Близится славная эпоха, время совершенства. Мы вернем себе то, что лживый Император отдал жалким смертным, покрывшим грязью наши славные знамена! То, ради чего мы проливали кровь и слезы над павшими братьями, вновь станет нашим, как ты не видишь этого?!
— Я вижу предателя! — прорычал Феррус Манус. — Так мы не «вернем себе завоеванное», а только опозорим себя и все, за что сражались!
»
– Грэм Макнилл, «Фулгрим»

Предательство Фулгрима

После того, как Фулгрим встал на сторону Воителя, он встретился с Феррусом Манусом и попытался склонить того присоединиться к восстанию. Горгон был настолько разгневан таким предложением, что напал на Фулгрима. В результате короткой схватки, Феррус Манус уничтожил «Огненный меч» Фулгрима, то самое оружие, которое он много лет назад подарил своему брату в знак их дружбы. Однако, Фулгрим смог лишить Ферруса сознания, и скрылся, прихватив огромный громовой молот «Крушитель Кузниц», который был его ответным подарком брату.

Железные Руки были одним из верных Императору легионов, призванных на Истваан V для расправы над предателями. Так как в то время Феррус Манус со своим легионом находились очень далеко от этой планеты, Горгон взял с собой лишь самые быстрые корабли из флота легиона и лучших воинов.

Дуэль Ферруса Мануса и Фулгрима на Истваане V (миниатюра)

Во время битвы на Истваане V, Фулгрим лично убил Ферруса, отрубив ему голову демоническим оружием, которое он получил, сражаясь на Лаэре. После братоубийства Фулгрим почти обезумел и был подчинен демоном, обитавшем внутри проклятого клинка. Большая часть ветеранов Горгона также погибла в бою, попав между молотом Детей Императора и наковальней четырех легионов второй волны, которые также оказались предателями. Одержимый демоном Фулгрим принес голову Ферруса Хорусу в качестве подтверждения своей верности делу Воителя.

Позже, когда Ересь разгоралась, а Хорус всё больше и больше поддавался влиянию Хаоса, он закрепил череп Ферруса на своем троне и время от времени разговаривал с ним. Во время этих монологов Хорус признавался, что под его командованием оказались лишь кровавые тираны, пропитанные кровью убийцы и демоны, но нет ни одного стратега или человека долга, такого как Феррус.

Клоны Ферруса Мануса
После Резни в Зоне Высадки, сошедший с ума Фулгрим приказал Фабию Байлу клонировать Ферруса. Однако, клоны оказались нестабильными, и каждый из них отказывался предать Императора, в результате чего Фулгриму приходилось убивать брата снова и снова, что ещё сильнее погружало его в пучины безумия.

Фигура на доске

Во время сражения с демоном Драк'ниен в прорыве Паутины, Император на время призвал души верных воинов павших на Истваанах (III и V), включая Ферруса Мануса.

«Фигуры бушевали в огне — тени и наваждения сражались с демонами, их пламенные силуэты выглядели нечёткими и постоянно меняющимися. Рождённые огнём воплощения павших Десяти Тысяч бились по колено в психическом огне и пронзали пламенными копьями. Силуэты преданных и убитых на Истваане космодесантников сражались секирами, клинками и когтями, символы вырезанных легионов скрывал пепел почерневших доспехов. Гигант среди гигантов с огромными обнажёнными руками бросался вперёд на гребне огненного прилива. Десятый сын умирающей империи ненадолго возродился в жертвенном гневе своего отца.»
– Аарон Дембски-Боуден, «Повелитель Человечества»


Также, в аудиорассказе «Фигуры расставлены» при разыгрывании партии ереси в карты с Малкадором происходит следующее: «Со злости Малкадор берёт фигуру Фулгрима и сбивает ею фигуру Ферруса — железного генерала, у которого отлетает голова. Император забирает сломавшуюся фигуру, произнеся: «Возможно, я починю её потом, когда будет время»». Данная цитата намекает на то, что Император, возможно, мог воскресить Ферруса Мануса.

Снаряжение

  • «Крушитель Кузниц» — огромный громовой молот, любимое оружие Ферруса Мануса, созданный для него Фулгримом, близким братом Горгона. После смерти Ферруса Мануса на Истваане V, громовой молот был передан Пертурабо в знак заключенного между ними соглашения.
  • «Панцирь Медузона» — уникальный ремесленный терминаторский доспех модели «Катафракт», созданный лично высокопоставленным техножрецом Урци Злобным по наставлениям самого Ферруса Мануса. Эта броня была оснащена множеством дополнительных сервомеханизмов и вспомогательных систем.

Галерея

Примечание

Феррус Манус в переводе с латыни означает «Железные Руки».

Лоялисты ВулканДжагатай ХанКорвус КораксЛеман РуссЛион Эль'ДжонсонРогал ДорнСангвинийФеррус МанусРобаут Жиллиман
Предатели АльфарийАнгронКонрад КёрзЛоргарМагнусМортарионПертурабоФулгримХорус
Advertisement