Dark eldar icon 2.png
DE text.png
«Когда я смотрю на низшие расы, меня наполняет отвращение. Оставь их в покое, и они будут влачить ничтожно короткое совершенно бесцельное существование. Сколько их поколений минуло, пока я живу? Даже не представляю. Однако при должном вмешательстве с моей стороны каждое из этих несчастных созданий сможет выдержать вечность страданий, и криками боли они докажут мне свою ценность»
– Уриен Ракарт, мастер-гемункул Пророков Плоти


Тёмные эльдар или «друкари» — пираты и разбойники с чёрным сердцем, и для них все обитатели Галактики не более чем скот, который можно забивать, когда вздумается. Эти чужеродные налётчики жёстко и стремительно ударяют из теней Паутины, а после бесследно растворяются, прежде чем противник успевает ответить.

Поскольку по вине судьбы тёмные эльдар вынуждены забыть о своих мощных психических способностях, превыше всего они ставят физическое совершенство; с их атлетизмом и быстротой может сравниться разве что их завышенное высокомерие. А если прибавить к этому ещё и смертельные изобретения их загадочной науки, тёмных эльдар можно без сомнения причислить к самым большим угрозам в жестокой Галактике.

История

Предки тёмных эльдар правили звёздами задолго до того, как человечество впервые покинуло Терру, но жизнь длиною в тысячелетия в какой-то момент вызвала у них апатию, что привело к распутству и насилию. Тёмные эльдар воплощают в себе все развратные и жестокие наклонности древней расы, от которой происходят. Жутко сообразительные и дьявольски хитрые, эти пираты-налётчики наслаждаются болью, потому как подпитка за счёт чужих страданий является единственным способом, благодаря которому они могут отсрочить мучительную смерть собственных душ. Безграничный и исключительный потенциал тёмноэльдарского рода направлен на самые ужасные цели, какие они только могут вообразить. По причине того, что они живут тысячелетия, в распоряжении друкари есть время всей вселенной для доведения до совершенства своих мрачных искусств.

Тёмное происхождение

Гибель империи

Десять тысяч лет назад страшные вопли новорождённого бога оставили от могущественной Империи Эльдар одни руины. Однако виновников этой апокалиптической катастрофы обошёл гнев божества, поскольку они спрятались в глубинах Паутины. Они прячутся там до сих пор — раса нераскаявшихся чудовищ, проклятая на вечную жажду чужих страданий.



Старейшая Империя Эльдар была величайшей цивилизацией со времён древних, и те разрозненные культуры, что от неё остались в 41-м тысячелетии, являются лишь блеклыми отражениями её былой славы. Но эльдар суждено было упасть с вершины наиболее низко. История происхождения тех, кто сейчас называет себя тёмными эльдар, своими корнями уходит глубоко во времена расцвета общества эльдар, когда они ещё были высокоразвитой и утончённой расой, правившей звёздами.

Древние эльдар развили науку до таких высот, что могли пересекать огромные расстояния за один удар сердца, перестраивать планеты на свой вкус и гасить звёзды по собственному желанию. Когда Галактика склонилась перед ними, а тяжёлый труд стал лишь далёким воспоминанием, эльдар стало постепенно овладевать надменное чувство вседозволенности и всемогущества. Эльдар высокомерно полагали, что уже подчинили собственную судьбу, и, имея возможность свободно потворствовать своим потаённым желаниям и удовлетворять любопытство, они проводили всё больше времени в погоне за тайными знаниями, отчаянно пытаясь сбежать от тоски, что преследовала их на протяжении всей жизни, длящейся столетия.

Психика эльдар отличается двойственностью и чрезмерной сложностью; зениты блаженства и надиры ужаса они переживают куда сильнее, чем другие расы. Поэтому они имеют равные шансы как впасть в моральное разложение, так и покорить новые вершины. Располагая подобной силой, жители центра Империи Эльдар — некогда жемчужины их цивилизации — сосредоточились на удовлетворении собственных прихотей. Гордая Эльдарская Империя медленно гнила изнутри.

Комморра, также известная как Тёмный город

Среди искателей удовольствий и безгранично любопытных были те, чья погоня за наслаждениями становилась всё более опасной. В их числе находилась большая часть аристократии общества древних эльдар; те, у кого имелись богатство и время, чтобы поистине вкусить плоды декаданса. Один за другим лидеры культов удовольствий, которые захватили власть над обществом эльдар, становились одержимы собственным могуществом. Со своими последователями они уходили в лабиринтное измерение, известное как Паутина. Там они занимали спрятанные порты и строили крепости в ключевых узловых точках, наделённые таким влиянием, что могли повелевать целыми возведёнными подцарствами, где продолжались их порочные деяния. Почти все без исключения новоиспечённые королевства посредством порталов соединялись с расширяющимся городом под названием Комморра, где царило возбуждающее беззаконие.

Изначально Комморра являлась величайшим портовым городом Паутины из всех, способным транспортировать флоты к любой из наиболее важных планет Эльдарской Империи. Ввиду доступа к далёким уголкам реального пространства Комморра считалась важнейшим местом во всей Паутине. Она была слишком ценной для эльдар, чтобы целиком принадлежать какой-то одной составляющей их империи. Именно из-за своей независимости и того обстоятельства, что она находилась вне власти великих эльдарских советов того времени, портовый город быстро стал привлекать тех, кто желал, чтобы их дела остались сокрыты от любопытных глаз. Царство Комморры неизменно увеличивалось по мере того, как благосостояние и влияние множилось в его пределах. Оно простёрлось в пустоту, поглощая другие портовые города, частные участки и подцарства с каждым новым расширением, становясь крупнее и приобретая все более впечатляющий вид за счёт награбленного богатства. Сила и власть начинающих правителей, что владели шпилями и притонами Комморры, незаметно росла по мере того, как им удавалось завлекать всё больше сородичей на загадочные и тенистые пути. Именно среди зверств и беспорядка того ужасного периода сокрыты истоки возникновения тёмных эльдар.

Эльдар наделены исключительным психическим даром, в чём превосходят все прочие расы, и, как только моральное разложение завладело ими, эхо экстаза и агонии начало отражаться в пространстве и времени. В параллельном измерении варпа отражения насыщенных событий стали сливаться вместе ввиду того, что переменчивые течения Эмпиреев могут принимать форму вокруг сырых эмоций и привлекать к себе больше подобных абстрактных энергий, питаясь ими и усиливаясь, и в итоге даже обрести какой-то разум. Из Империи Эльдар, жители которой потворствовали всем своим прихотям, струился непрерывный поток энергии, подобный неостановимому течению реки. Внутри варпа нечто росло и прибавляло в силе — рождающийся бог излишеств, что теперь готов был ждать и расти.

Грехопадение эльдар

«Жизнь древних альдари представляла собой постоянно повторяющийся цикл рождения, исполнения желаний и спокойной смерти, ведь они знали, что их душа снова воплотится в материальном теле. Появление на свет их немезиды, тёмного бога Слаанеш, навсегда прервало этот круговорот событий.
Теперь же эти некогда великие покорители звёзд прячутся в тенях, слишком сильно боясь собственных страстей, чтобы принять весь спектр чувств. Это та судьба, которую они справедливо заслужили. В действительности не существует спасения от рока, на который они себя обрекли — по крайней мере не на этом свете. Судьба — особа жестокая и своенравная, и с ней нельзя обращаться плохо
»
Ариман, главный библиарий Тысячи Сынов

Когда Эльдарская Империя стала тонуть в трясине собственного упадничества, брат пошёл против брата, преследуя ещё более тёмные удовольствия. Однако находились среди них те, кто предвидел грядущую катастрофу и ушёл в безопасное место. Первыми были экзодиты, видевшие угрозу яснее остальных. Они предпочли организовать сеть колоний вдалеке от поражённого болезнью сердца их империи. Многие из них живы до сих пор, и их культуры сосуществуют в симбиотической взаимосвязи с духами планет, что они защищают.

Среди последних, кто спасся, были прародители эльдар с миров-кораблей. Когда общество впало в безумие, они взглянули на то, что наделали, и отпрянули в ужасе, увидев, во что превратились. Осознав, что находятся на самом краю пропасти, они направили значительные ресурсы на постройку громадных миров-кораблей, изящных космических городов размером с небольшую луну. Эльдар обратились к аскетизму и самоанализу, сохраняя от своей древней культуры всё, что возможно. Они покинули сердце своей империи ради неопределённой безопасности пустоты космоса под насмешки и оскорбления оставшихся позади. Некоторые даже решили улететь подальше, чтобы избежать разрушений, что должны были последовать. Более хитрые наблюдали и изумлялись, попутно укрепляя свои потаённые оплоты в Паутине, где продолжались их гедонистические изыскания.

Пока безнравственность пронизывала каждый аспект общества эльдар, культы удовольствий искали новые буйные ощущения. Вскоре по улицам городов эльдар потекли реки крови. Утончённая архитектура их дворцов превратилась в фон для поля боя, когда эльдар стали охотиться друг на друга, наслаждаясь жесточайшими преступлениями. Их сумасшествие и грязные увлечения изливались в варп, пока не достигли критической массы. С предвещающим конец света воплем, что вырвал сердце империи, родился новый бог — Слаанеш, Тёмный Князь Невоздержанности.

Рождение Слаанеш

Крики новорождённого Слаанеш оказались настолько мощными, что погубили бесчисленные миллиарды душ психической ударной волной, которая прошла по Галактике. В это мгновение большая часть расы эльдар была уничтожена, поглощена катаклизмом ужаса и боли. Эпицентр их империи затянуло в варп, оставив на том месте зияющую воронку из чистого Хаоса. Слаанеш с жадностью пожирал отчаяние эльдар. Необоримый в своём могуществе новорождённый Повелитель Удовольствий поглотил древние божества старой Эльдарской Империи и разбросал их останки по уголкам варпа.

Цивилизация эльдар исчезла. Остались только экзодиты в самых дальних девственных мирах, жители миров-кораблей, которые улетели довольно далеко, чтобы спастись от разрушительных волн, вызванных рождением Слаанеш, и те, кто спрятался в подцарствах Паутины. Значительная часть Паутины превратилась в руины, но в отличие от эльдар с искусственных миров, которые спаслись от катастрофы в реальном пространстве, те, что построили собственные заботливо оберегаемые империи в лабиринтном измерении, физически остались нетронуты появлением Слаанеш. Отголоски апофеоза нового бога все ещё резонировали в них, но в отличие от своих собратьев из реального пространства они избежали гибели. Крайне высокомерные, они даже на миг не прекратили свой поиск наслаждений. Такие понятия, как раскаяние и искупление, потеряли всякий смысл для тех, кто не признавал никаких пределов своей силы.

Перемена, произошедшая с теми эльдар, что скрылись в Паутине, оказалась хитрее. Вместо того чтобы выпить их сущности одним глотком, Слаанеш — божество, которое эльдар называют Той-Что-Жаждет — стала медленно вытягивать и поглощать их души. Эльдар ненавидят и страшатся Слаанеш больше всего на свете, ибо их же действия дали ей жизнь. Она до сих пор нетерпеливо ждёт по другую сторону покрова Паутины, чтобы забрать жизни всех и каждого из них. Тогда как эльдар миров-кораблей научились не попадаться в руки Слаанеш при помощи мистических камней души и кругов бесконечности, эльдар Паутины исключительно хорошо занимаются тем, что заставляют низших созданий страдать вместо них.

Только погрязнув в самых губительных и декадентских поступках, эльдар Паутины обнаружили, что проклятие Слаанеш можно ослабить. Чужая агония омолаживает их иссохшие души и поддерживает тела сильными, наполняя неестественными энергиями. За счёт регулярных подпиток эльдар Паутины стали физически невосприимчивы к воздействию времени. Так родились тёмные эльдар — раса садистских убийц, которые кормятся чужими страданиями, чтобы предотвратить медленное угасание своих бессмертных душ. Десять тысяч лет спустя, в 41-м тысячелетии, Слаанеш по-прежнему жаждет заполучить их себе, и на самом деле от неё нет никакого спасения. Раса тёмных эльдар непреднамеренно заменила ужасную, но милосердно быструю смерть на вечность в голоде.

Возникая из Паутины сродни кошмарному сну, друкари ударяют быстро и беспощадно. Творимые ими зверства насыщают их иссохшие души, так как они питаются болью, что причиняют жертвам. Терзающий их голод, однако, никогда не будет утолён

Ныне тёмные эльдар совершают налёты и мародёрствуют по всей Галактике, нападая из своих скрытых подцарств в Паутине, сея как можно больше страданий и разрушений, похищая миллионы пленных и унося их в свои логова ради только им известных отвратительных целей. Они — мастера пыток и деградации, ибо, чем дольше тёмный эльдар сумеет растянуть жестокое обращение с пленником, тем больше подпитки он получит от этого. Тёмный эльдар, недавно насытившийся страданиями живого существа, сияет холодной и поразительной аурой силы: его фигура возвращается в прежнее безупречное состояние, даже если душа гниёт внутри. Тот, кто не питался подобными энергиями на протяжении долгого времени, становится тенью своего былого великолепия, отчаянно охотясь за чужой болью, благодаря которой можно утолить чувство голода в глубинах души.

Боги и чудовища

Насколько известно тёмным эльдар, их боги погибли во время грехопадения, и за это они их презирают. То обстоятельство, что боги стали такими слабыми, что их смогла поглотить сила коллективной развращённости эльдар, есть признак того, что они не заслуживают поклонения. Исключение составляют Кхейн, который по-прежнему остаётся в большом почёте в Комморре, и меньшие силы, известные как тёмные музы — те, кто олицетворяет плотский грех и порок эгоизма, и тайное поклонение которым привело к гибели эльдарских богов.



Олицетворение зла

Друкари считают себя истинными наследниками древней Эльдарской Империи и свысока взирают на всех, как на трусов или тупоголовых жертв. В свою очередь, жители искусственных миров считают комморритов оскорбительным напоминанием о позорном прошлом, от которого они предпочли сбежать. О такой взаимной неприязни забывают лишь на время перед лицом по-настоящему опасного общего врага.

Воин-кабалит тёмных эльдар

Друкари покинули материальную вселенную давным-давно, но каждый раз, когда выбираются из своего сумрачного царства, они радуются возможности сразиться и превзойти врагов. Чтобы не марать свои языки произнесением похожих на хрюканье звуков, используемых в речи низших рас, тёмные эльдар обычно прибегают к устройствам-переводчикам в тех случаях, когда контакта не избежать. Воины кабалов стремительно и неожиданно нападают из порталов, открывающих проходы из лабиринтного измерения Паутины, а затем испаряются, словно приведения, когда сопротивление противника становится слишком ожесточенным. Их пиратские группировки атакуют с неба. Целые армии с пронзительными криками врываются в гущу войск неприятеля на своих причудливых грависуднах, а затем спрыгивают с них, дабы принять участие в резне. Брызги артериальной крови и содрогающиеся в конвульсиях тела отмечают их продвижение, и смех этих беспощадных воинов зачастую становится последним, что слышат жертвы.

Гемункул друкари

Для этих проклятых созданий сладкий плод страха также приятен, как и ласка острого клинка, вонзающегося в нежную плоть. Им нравится разрывать тела пленников, но ещё выше они ценят процесс сокрушения духа, ибо ничто так не доставляет удовольствие тёмным эльдар, как полное овладение тем, кто противостоял им. Они упиваются всеми оттенками горя, пока пленные лепечут и умоляют о смерти, но подобную милость тёмные эльдар, как известно, даруют нескоро. И то для многих это вовсе не избавление, ибо отвратительные тёмноэльдарские гемункулы в своих когтях держат власть над жизнью и смертью. Многих пленников, уже слишком истощённых, чтобы продолжать с ними играться, рвут на куски, из которых затем делают трофеи или даже гротескные изделия ювелирного и мебельного искусства. У многих гемункулов, например, в логовах стоят стонущие и дрожащие стулья, собранные из останков любимых жертв. Других несчастных буквально растирают в порошок или выжимают из них все соки; они заканчивают своё существование в виде эликсиров или наркотиков, которые затем употребляют те же чудовища, что отняли у них жизни.

Все без исключения представители касты тёмноэльдарских воинов имеют высокий рост и гибкое тело, а их алебастровая кожа почти такая же бледная, как у трупов — и всё из-за того, что в их тёмном царстве нет настоящего солнечного света. У них атлетическое телосложение и сильно развитые крепкие мускулы, каких нет даже у их собратьев с миров-кораблей, ибо тёмные эльдар больше всего ценят боевое мастерство. Они шагают в пламя битвы с уверенностью и самообладанием полубогов, но всё это лишь внешнее великолепие. Если заглянуть в самую их суть, то тёмные эльдар — отвратительные чудовища, чёрствые и озлобленные, с холодным блеском и испепеляющей ненавистью ко всем живым, вечно жаждущие чужих страданий, дабы заполнить щемящую пустоту в своём сердце.

Ради выживания они быстро учатся сражаться с любым оружием в руках, убивать без жалости и сожалений. Любой иной путь неизменно приведёт к скорой смерти, ибо среди всей расы тёмных эльдар ни у кого не найти и тени милосердия или сострадания, поскольку такие черты характера бесполезны на ночных улочках Комморры, и потому от них лучше отказаться в пользу излишней жестокости, заносчивости и неуёмных амбиций. Между противоположными полами не делается существенных различий, потому как личные качества и умения намного важнее, чем такие физические особенности, как рост или пол. Хорошо отточенное чувство паранойи, защищённые от света глаза и заострённые уши помогают им замечать малейшие признаки опасности. Говорят, они умеют видеть в кромешной тьме, чувствовать в воздухе страх и слышать учащённое сердцебиение даже через толстые стены. Все тёмные эльдар имеют инстинкты хищника, сверхъестественно обострённые и совершенно необходимые для выживания, ибо они обитают в Тёмном городе, а неосторожные живут там недолго.

За бесчисленные поколения, проведённые в схватках между собой и внешними врагами, тёмные эльдар приобрели более высокую скорость реакции и физическую силу по сравнению с другими представителями эльдарской расы, однако врождённые психические способности, какие были у предков, со временем атрофировались. Позволить энергиям Хаоса протекать в Комморре означало бы навлечь страшную беду, так как подобное проявление психических сил, безусловно, привлечёт внимание Той-Что-Жаждет, немезиды эльдарской расы. Таким образом, использование психосил — одна из немногих вещей, запрещённых в Тёмном городе. Разумеется, нельзя сказать, что за всё время никто не пробовал их применять. Но наказание для тех, кто вздумает играться с варпом, настолько чудовищное и мучительно долгое, что лишь немногие осмеливаются идти на такой риск, и только единицы выживают, чтобы предпринять вторую попытку.

Несмотря на то, что тёмные эльдар производят оружие, а не выращивают его ментально, оно не уступает по своей технологичности тому, которое используют обитатели миров-кораблей. Что касаемо войны, здесь тёмные эльдар непревзойдённые мастера. Их технологии доведены до такого совершенства, что с таким же успехом могут быть результатом магии. Более того, безграничное воображение и навыки завели их на зловещий путь: в число их любимых инструментов войны входят осколковое оружие, которое пронзает каждый нерв острой болью, излучатели тёмного света, хлысты, истекающие кислотным ихором, а также жуткие душеловки. Тёмные эльдар настолько уверены в собственных способностях, что острые пластины в их лёгких костюмах предназначены не только для защиты, но и используются ещё в качестве дополнительного оружия. В совокупности воинам Комморры известны все способы умерщвления различных обитателей Галактики, и они получают истинное удовольствие, совершенствуя свою технику в этом деле.

Рейды в реальное пространство

«Реальный мир сродни пиршественному столу, стоящие на котором блюда уже давно испортились под гнётом времени. И всё же там можно найти восхитительные лакомства, если только знать, где их искать...»
– Винкуилиак Ксорл, маркиза Мифической Горстки
Питающиеся страданиями

Хотя Тёмный город самодостаточен и скрыт от любопытных глаз тех, кто находится за пределами Паутины, друкари необходимо непрерывно посылать членов своих воинских каст устраивать резню. Лишь за счёт проведения массовых налётов по всей Галактике им удаётся насытиться страданиями и обеспечить Комморру рабами и ресурсами для процветания.



Карта Ордо Ксенос AV 996/4СМ, составленная инквизитором Балеком Нарном на основе подтверждённых отчётов о появлении друкари. Друкари нападают по всей галактике и часто оставляют в живых нескольких вопящих жертв, чтобы те поведали о случившемся ужасе

Паутинные врата связывающие Комморру с реальным миром, рассеяны по разным планетам, лунам и пустым участкам космоса от одного края Галактики до другого. Во время господства предков друкари данные порталы позволяли им вмиг путешествовать по широко раскинувшейся империи. С того времени врата остаются спрятаны в складках реальности, и теперь тёмные эльдар используют их, чтобы терроризировать обитателей Материума, неожиданно возникая из ниоткуда, устраивая невиданную бойню, а после спешно возвращаясь в Тёмный город с награбленными и изувеченными пленниками.

Хотя некоторые из входов в Паутину обнаружили низшие расы, местонахождение большинства тем не менее изветно только друкари и их родне. По этой причине рейдовые партии часто нападают на одни и те же миры. Комморрские правители даже создают агентную сеть, чтобы незримо приглядывать за конкретными порталами и наблюдать, как изнасилованная ранее планета восстанавливает население на протяжении десятилетий, столетий, а то и тысячелетий. И когда урожай созревает, друкари совершают новый налёт, с криками и воплями выскальзывая из теней, в результате чего на поверхность всплывают полузабытые кошмары, которые были погребены в коллективном сознании общества многие поколения.

Друкари не привыкли полагаться на громоздкую броню, медленные танки или привычные фортификации; лучшей обороной они считают стремительное и беспощадное нападение, к тому же они предпочитают воочию наблюдать боль и отчаяние на лицах своих жертв

Первым признаком появления друкари обычно служит вырисовывающийся на горизонте остроконечный силуэт «Рейдера», который внушает страх разным видам по всей Галактике и ассоциируется у них неминуемой погибелью. С палуб скоростных катеров тёмные эльдар обрушивают залпы из осколкового оружия, прореживая ряды обороняющейся пехоты,и стреляют из тёмносветовых излучателей, что пронзают бронетехнику и огневые точки. Следом приходят меньшие судна, перевозящие чемпионов друкари и их элитных бойцов, и быстро обгоняют более крупные «Рейдеры», чтобы пролезть через проделанные во вражеской обороне бреши.

Подобные атаки протекают неимоверно стремительно и беспощадно, поскольку друкари стараются избегать изнурительных сражений, если только потенциальная награда в пересчёте на страдания и боль не обещает быть сказочно огромной. Более того, защитников нередко истребляют ещё до того, как у них появляется шанс закрепиться на позиции. Однако нельзя сказать, что тёмные эльдар бездумно убивают всех подряд — совсем нет. Многих врагов они просто обезвреживают и похищают, хотя это ни в коей мере нельзя считать за проявление жалости. Те, кто в курсе садистских наклонностей друкари, прекрасно знают, что лучше умереть в бою, нежели дать себя утащить в пыточные камеры Тёмного города, где дарование милостливого забвения могут оттягивать бесконечно.

Ввиду крупного телосложения и невероятно высокого болевого порога орки — опасная, но излюбленная жертва кабалитских рейдов. Любой из этих зеленокожих громил способен выдержать куда больше пыток, нежели большинство других видов, а это, в свою очередь, означает, что друкари могут дать волю своим садистским наклонностям и при этом вернутся в Комморру с толпами пленных

Ударные группы тёмных эльдар, несмотря на то, что целиком состоят из вероломных и коварных убийц, на поле боя действуют как хорошо слаженная машина. Архонты и суккубы, возглавляющие рейды, до мельчайших деталей планируют нападение на планету, в преддверии чего открывают тайные маршруты Паутины. Для рейдов в реальное пространство отбирают лишь самых способных бойцов, потому как в том случае, если вторжение не удастся, весь кабал окажется близок к краху. Вот почему воины тёмных эльдар такие стойкие противники и почему среди них идёт постоянное соперничество. Работа сообща гарантирует, что обитатели реального мира не только в полной мере ощутят на себе мощь тёмных эльдар, но и в Комморру будет увезено максимально возможное число рабов. О личной вендетте не вспоминают до тех пор, пока пленников не распределят, ибо постоянный приток свежих душ, необходимых Тёмному городу, должен быть превыше всего.

Кабалы регулярно устраивают пиратские вторжения, а потому можно много чего получить, будучи членом подобного рейда: возбуждение от охоты на низших существ, шанс лично захватить новых рабов, но что самое важное — участие в восстанавливающем силы пиршестве необузданного разрушения в конце охоты. По возвращении кабала в Комморру тысячи пленных попадут в денежный оборот, примутся за работу в адских недрах оружейных мастерских, отправятся в кормушки с плотью или будут замучены до смерти. Однако их кончину станут оттягивать настолько, насколько возможно, чтобы поработители смогли получить как можно больше пищи от их мучений.

Гемункулы во время рейда

Пусть многие принимающие в рейдах войска и объединяются вокруг воинов определённого кабала, тёмноэльдарские армии, что появляются в реальном пространстве, вовсе не состоят из одних только кабалитов. Ведьмовские культы, что занимают общество комморритов своими еженощными представлениями ультранасилия, обладают немалой военной мощью; множество архонтов настаивают на привлечении отрядов ведьм из того культа, которому покровительствуют, поскольку из подобных акробатических бойцов получаются смертоносные ударные войска. Аналогично ковены мерзких гемункулов, скрывающиеся в недрах Комморры, выставляют собственные воинства. Шаркающие полчища кошмарных уродов нужны либо для усиления рейдовой группы устрашающими и живучими солдатами, либо для сопровождения их злобных создателей в качестве стражников и помощников.

Кроме того, типичная рейдовая группировка имеет в своих рядах наймитов или всевозможных авантюристов из различных субкультур, существующих в Комморре. Шумные шайки гелионов и гравициклистов наносят смертельные удары, проносясь на высокой скорости. Остроконечные сверхзвуковые истребители и стаи смертельных бичевателей обеспечивают кабалитам поддержку с воздуха, в то время как низко парящие боевые корабли «Губитель» с презрительной лёгкостью устраняют бронированные цели. Инкубы, мандрагоры, гротески и прочие странные мастера своего дела придают войску налётчиков дополнительные силу и тактическую гибкость. Могущественным архонтам вообще присуще окружать себя как можно большим разнообразием воинов, и процесс сбора подобных разношёрстных рейдовых группировок в Тёмном городе называют к'лтрел атт'инрис клав, что значит «смазывать клинок ядом». Подобная практика позволяет войскам налётчиков быстро и решительно сломить любое сопротивление, независимо от его силы и происхождения.

Культ ведьм атакует Имперскую Гвардию

Бывает, что влиятельный культ ведьм организует собственный рейд, направляя в бой целые флотилии «Рейдеров» и «Ядов», заполненные гладиатрисами. Подобные нападения обычно устраиваются с конкретной целью, будь то поиск новых смертоносных зверей для арен или эзотерических ингредиентов, которые необходимы для получения сильнодействующих смесей боевых наркотиков, используемых ведьмами. Превыше всех способов ведения войны рейдовая группа ведьм ставит кровавую рукопашную схватку, в которой им зачастую аккомпанируют укротители, разбойники и прочие участники аренных турниров. Некоторые культы, в первую очередь Вечная Боль, проводят вылазки в реальное пространство не менее активно, чем наиболее воинственные из кабалов, дабы испытать свои навыки в сражении с различными врагами огромной Галактики.

Аналогично ситуация обстоит и с ковенами гемункулов, которые порой отправляются на войну по собственному желанию. И хотя основную часть времени гемункулы, словно жирные пауки, не вылезают из своей паутины теней и боли, им необходим постоянный приток жертв точно так же, как и любым другим представителям общества комморритов. Многие из тех гемункулов, что прозорливее остальных, предпочитают собственноручно дирижировать подопечными в ходе налёта, намётанным глазом выискивая тех, кто им нужен, или наслаждаясь потворством своим странным прихотям. Ковен на войне — это устрашающее зрелище: бушующий поток скрюченных костей и вздутых жилистых мышц, переливающийся мириадом клинков и игл. Гротески врываются во вражеские ряды вместе с жужжащими и трескучими машинами боли, в то время как жуткие орудия гемункулов самым впечатляющим образом терзают, рвут и разлагают неприятеля.

Порой к рейдовой группе друкари присоединяются другие фракции альдари, если их желания и цели совпадают. Арлекинские театры масок, воинства Перерождённых иннари, даже азуриане — у всех находятся причины выступать на одной стороне с тёмной родней против молодых рас или древних противников. И хотя другие представители альдари могут не одобрять жестокие методы друкари, никто не станет отрицать их эффективность. И хотя нынешние эльдар сродни тлеющим углям их умирающей империи, вместе им по-прежнему под силу ставить на колени целые звёздные системы.

Накрытая тенью Галактика

С появлением Датедиан (феномена, что в Империуме называют Цикатрикс Маледиктум или Великим Разломом) свободно извивающаяся энергия варпа разбила множество магистральных разветвлений Паутины. Целые участки оказались начисто отрезаны, превратившись в изолированные островки, покинутые прежними обитателями. Немало рунических врат были полностью оторваны от Паутины или поглощены прожорливым измерением Хаоса, из-за чего они теперь представляют собой завывающие дыры в реальности. И всё же масштаб разрушений за пределами Паутины гораздо больше, так как Датедиан рассёк Галактику надвое. Несчётные человеческие миры, некогда составлявшие часть обширного Империума, ныне прозябают во тьме, будучи не в состоянии выйти на связь или отправить корабли, как раньше, — теперь они остались наедине с собой в пугающей тьме враждебной вселенной. И друкари стремглав бросились в подобного рода затянутые мраком охотничьи угодья, совершая налёты на планеты, что прежде считались неприступными крепостями человечества, и забирая оттуда рабов больше, чем когда-либо. Каждый день Империум отправляет всё больше войск в отчаянной попытке уберечь такие зоны, но в результате с каждым днём на арены Комморры только попадает всё больше и больше пленников. Среди них — невиданная природа воинов, космодесантники-примарис, утоляющие жажду крови зрителей разнообразными способами. Хотя Великий Разлом вызвал огромные разрушения в Паутине, те друкари, что пережили судороги его рождения, теперь вволю наслаждаются муками реальности.



Наёмники Комморры

«Архонтесса, с которой я заключил договор, платит мне, чтобы я убивал её врагов. До неё были другие, кто нанимал меня с той же целью, и после неё также найдутся, кому понадобятся мои услуги. Я буду убивать чьих бы то ни было врагов, и пока мне платят, я не стану никого предавать. Но как только договор истечёт, я пойду куда только Кхейн направит»
– Вериюзесс, инкуб из храма Проклятой Ночи
Клинки в наём

Над Комморрой висит тень непрерывной междоусобной войны. Ураган битв и массовых убийств притягивает авантюристов-наёмников со всей Галактики и приводит к спонтанному возникновению различных субкультур воинов, всё существование которых вертится вокруг кровопролития, что породило их.



Даже самый мелкий кабал комморритов изобилует смертоносными бойцами и оружием. Банды жестоких кабалитов постоянно стараются превзойти друг друга на службе у своего архонта, ведь лучшие войдут в состав рейдовой группировки при ближайшем налёте. Расползшиеся по Нижней Комморре оружейные мастерские бесконечным потоком выпускают инструменты смерти, которыми вооружаются архонты и их подчинённые. Технотайны, крупные эскадроны антигравитационных боевых кораблей и разветвлённая сеть шпионов и информаторов — всё это увеличивает мощь кабала. Большая часть подобных воинских образований в большей или меньшей степени ведёт политические игры, занимается наркобизнесом, азартными играми, контрабандой, торговлей запрещёнными товарами, наёмными убийствами или добывает всевозможные недозволенные знания эзотерического характера ради упрочнения своих позиций и обретения могущества.

В рядах кабалов с благородной родословной к тому же можно встретить отряды вернорождённых. Чувство превосходства у этих высокомерных воинов основывается на чистоте их происхождения, поскольку в отличие от большинства жителей Тёмного города, появившихся на свет иными, куда более отвратительными способами, они родились естественным путём. И хотя их нельзя назвать преданными в том смысле, в каком понимают люди, вернорождённые очень резко реагируют на любой неуважительный выпад в сторону их кабала, ибо подобного рода оскорбления затрагивают их раздутое чувство самоуважения. Такие чистокровные тёмные эльдар станут биться на благо кабала ожесточённее своих соратников только в том случае, если это будет отвечать их личным интересам.

И всё равно жизнь в Комморре — это постоянная борьба за выживание. Даже имея в распоряжении все эти средства, владыки не прекращают искать то, что даст им преимущество над соперниками. Для этого многие архонты — впрочем как и гемункулы с суккубами — прибегают к услугам различных фракций наёмников, населяющих самые затенённые уголки Тёмного города. Будь то жёстко дисциплинированные инкубы с их навыками владениями клинком или бесшумные мандрагоры, несущие потусторонний ужас, приобретение подобных союзников открывает перед амбициозным архонтом новые стратегические возможности и уловки. Тем не менее любому, кто заключает такие соглашение, нужно быть осторожным, ибо, как говорят в провонявших кровью Салонах Злоключения, в Комморре у каждой сделки две цены: одну ты видишь отчётливо, а вторую — нет.

Повелитель тьмы

«Многие из вас считали меня мертвее мёртвого — и некоторые очень бы того хотели. И вот все вы собрались здесь, на арене Нхексус, чтобы выразить притворное почтение. Но теперь вы ясно видите, что моей воле нельзя противиться, моё расположение нельзя восстановить, а мой гнев невозможно погасить. Будь то верный слуга или предатель, все вы умрёте, ибо только так можно отпраздновать моё вознесение. И если я соблаговолю воскресить вас, знайте, что отныне вы послужите мне не делом, но страданиями»
– Асдрубаэль Вект, верховный властелин Комморры

Асдрубаэль Вект (фан-арт)

Все без исключения обитатели Тёмного города — садисты и убийцы, заботящиеся только о себе и не способные на сострадание. Ожесточённые междоусобицы ведутся постоянно, однако от полного скатывания к анархии останавливает безжалостное правление Асдрубаэля Векта, верховного властелина Комморры и превосходного стратега и тактика. Его разум также остр, как и клинок, который он приставляет к горлу своих недоброжелателей. Именно его хитростью враждующие кабалы неизменно сохраняют равновесие: Вект не даёт им истребить друг друга полностью, но подстёгивает кровопролитное соперничество, имеющее целью добиться его расположения. Таким образом при содействии верховного властелина политический статус кабалов полностью меняется, то взлетая, то падая.

Тёмные музы

Хотя друкари, как правило, не поклоняются никому, кроме самих себя, они воздают должное тем, кого уважают. Знаменитые воины и мрачные художники могут добиться почёта среди сородичей, но не потому, что те чтут их умения, а лишь потому, что желают узнать больше об их силе.

Таким образом, истинно могущественные тёмные эльдар из былых эпох становятся практически легендарными фигурами. Многие воплощают собой некоторую форму порока, тайное поклонение которому привело к ослаблению древних эльдарских богов и впоследствии к грехопадению. В совокупности они известны как тёмные музы и наделены ужасающей силой. Ассасины и убийцы почитают Шаимеша, Повелителя Ядов, вероломного брата Космического Змея Сейм-Ханна. Элитные куртизанки из культа Ламеи поклоняются Лилиту, Супруге Пустоты, в то время как могучие архонты больше склонны следовать принципам Вилета, ассоциирующегося с чудовищным высокомерием. Накануне битвы многие чтущие традиции культы ведьм призывают красную старуху Гекатию или приносят жертвы Ка'лех, Госпоже Клинков.

Многие подозревали, что однажды к тёмным музам причислят и Асдрубаэля Векта, хотя, учитывая его невероятную способность обманывать смерть, все ожидали этого очень и очень не скоро. Однако никто и подумать не мог, что, когда этот день наконец настанет, Вект заберет себе этот титул столь зрелищным и изуверским способом.



Известные битвы, кампании и события

Тех, кого друкари забирают живьём в своё логово, ожидает участь куда хуже смерти. Их подвешивают или насаживают на шипы, торчащие из рейдовых кораблей, и уводят в Комморру, где бросают в ямы для рабов, выгоняют на гладиаторские арены, или что самое страшное, кидают в подземные темницы, где их ждёт целая вечность пыток и экспериментов. От правящих там гемункулов нет спасения, ибо они могут вырвать добычу даже из объятий смерти

История друкари повествует о нескончаемом ужасе, уходя скозь тысячелетия ко временам расцвета Эльдарской Империи. Возникнув в покрытых пеленой тайны уголках Паутины, тёмные эльдар процветали, умножая своё могущество и амбиции до тех пор, пока не стали значительной силой. Хронику их непрерывной борьбы с реальным миром полностью описать практически невозможно, но несмотря на то, что немалая часть сохранена лишь в виде аллегорий и сказок, придуманных теми расами, чьи миры пострадали от тёмных эльдар, остаётся множество войн и периодов раздора столь ужасных, что они навечно выжжены в истории. Тёмные эльдар тоже ведут записи, используя для этого тома из живой плоти, на страницах которых пишут заострёнными костями. Хронологию существования Комморры можно разбить на четыре периода, рамки которых всё же определены довольно расплывчато. Каждый из них пропитан жестокостью и злом сильнее, чем предыдущий.

Тёмное начало (М18-М35)

  • М15-М20 — правители звёзд. Те, кто однажды станут тёмными эльдар, правят Эльдарской Империей и обладают таким могуществом, что оно и не снилось ни одному смертному, поскольку им подвластны сами звёзды. Миры живут и погибают по их воле, солнца рождаются и угасают по их приказу.
  • М18 — тени в сумерках. Из-за того, что ни одна раса Галактики не представляет особой опасности, среди эльдар распространяется чувство самодовольства. На новый уровень выходит потворство своим слабостям. Эльдар исполняют любые свои капризы, чтобы найти хоть какую-то отдушину в жизни. У многих возникает пристрастие к самым острым ощущениям, какие только знает их цивилизация. Бегут столетия, и в портовых городах лабиринтного измерения, где царит беззаконие, расцветают декадентские культы. Самым крупным из таких внепространственных мегаполисов является Комморра.
  • М18 — порт Комморра. Комморра упрочняет свой статус главного узлового порта Паутины, разрастаясь с каждым десятилетием. Расположенная в лабиринтном измерении и, следовательно, не подпадающая под юрисдикцию советов альдари, Комморра привлекает тех, кто желает избежать лишнего внимания.
  • М18-М20 — сумеречные культы. Те, кто принял новые принципы полного попустительства личным желаниям, получают всё больше признания и власти, в результате полностью отделяясь от реального измерения. Они обретают постоянную обитель в Паутине, в которой могут испытать всю глубину греховности без воплей пуритан и слабаков. Со временем их суверенные владения превращаются в целые подцарства, каждое из которых питается энергией украденных солнц. Солнечные системы погружаются во тьму из-за эльдарских звездокрадов, угасая и умирая в леденящем холоде пустоты, но альдари на это наплевать.
  • М19–М24 — умирающий пантеон. По мере того как эльдар всё чаще идут на любые жертвы, чтобы удовлетворить свои развращённые наклонности, почитание древних богов ослабевает. Вместо этого эльдар преклоняются перед тёмными музами, личностями, что ассоциируются с нераскаянным злом. В Паутине и за её пределами познаются новые глубины порочности, и каждой оргией руководят те, кто в будущем превратятся в гемункулов. Эти загадочные персонажи постоянно наращивают своё могущество и влияние, устраивая всё более эзотерические греховные пиршества. Самые гнусные среди подобных эльдар понемногу меняются телом и душой, однако пока что их упадка не видно за возвышенными словами и неземной красотой.
  • М25-М30 — тьма пробуждается. Основная масса эльдарского общества поражена духовным недугом. Культы удовольствия и боли расцветают в тайных пределах Паутины, и даже центральные миры империи становятся одержимы всё возрастающими актами невоздержанности. Когда размывается грань между распущенностью нравов и откровенным злом, в варпе начинают сливаться воедино яркие эмоции. Будучи напуганными вырождением своей расы, эльдар, что придерживаются пуританских взглядов, покидают родные миры, чтобы спастись от неминуемой катастрофы.
  • М30-М31 — исход. Предчувствуя приближающийся конец, часть альдари создаёт или переделывает свои звездолёты в миры-корабли — гигантские живые суда, способные вместить население целой планеты. Один за другими они бегут от порчи, что разъедает общество. Сотни миров-кораблей отправляются в плавание по океану звёзд, ища хоть какой-то безопасности среди безграничной пустоты.
  • М31 — грехопадение. С рождением нового бога — Слаанеш, Тёмного Князя — цивилизация альдари рушится: его крик при рождении вырывает сердце империи, оставив на её месте чистый Хаос. Ударная волна при его появлении погружает громадную область реального пространства в варп. Большинство миров-кораблей эльдар уничтожается психической отдачей. Выживают лишь экзодиты, эльдар самых удалённых миров-кораблей и те, кто скрылся в подцарствах Паутины. Раса альдари за один апокалиптический миг раздроблена навсегда.
  • М31-М32 — восход Комморры. После грехопадения нераскаявшиеся эльдар, что скрылись в Паутине, объединяют силы. В следующем тысячелетии портовые города и независимые царства лабиринтного измерения неуклонно увеличиваются в размерах и влиянии, и Комморра расширяется. Тёмный город процветает под жестоким правлением знатных домов, затаившихся в его сердце.

Эпоха Боли (М35-М41)

  • М35 — возвышение короля-раба. Низкородный друкари по имени Вект придумывает план своего восхождения на вершину власти в Комморре и организовывает великий переворот, в результате которого прежний аристократический порядок заменяется суровой меритократией кабалов. В ходе стихийных беспорядков, вызванных вторжением имперских сил, которые заманил в город Вект, и последующей контратаки гемункулы подшпилей придерживаются нейтральной позиции. С беспристрастной увлечённостью они наблюдают за дракой своих молодых сородичей. Ковены позволяют Векту добиться абсолютного господства, ибо превосходно разбираются в искусстве предательства и понимают, что лезвия Тёмного города всегда должны оставаться острыми, чтобы он вечно главенствовал в лабиринтном измерении.
  • 156.М35 — планета-призрак. Отдалённый имперский мир-улей Ауксилион упорно сохраняет радиомолчание после несанкционированного решения воспользоваться услугами эльдарских наёмников. Из-за одной дипломатической ошибки альянс разбивается, и на планете проходит карнавал боли, устроенный гемункулом Крестекией. Спустя пять лет крупные имперские чины отправляются для расследования причин задержки десятины. Когда они высаживаются на планету, то не находят никаких признаков человеческой жизни. Вся планета, каждый улей, жилой блок и шпиль совершенно безлюдны. Нигде нет даже пятна крови или гильзы от патрона, что хоть как-то могло бы объяснить этот случай.
  • 522.М35 — убийство Воронов. Гвардия Ворона уже однажды приходила на помощь измученным жителям Парохея и спасала их от зловещего ковена гемункулов, известного как Изменённые. Теперь, однако, ковениты пришли не ради убийства обитателей планеты — они желают отомстить спасителям людей. Когда космодесантники Гвардии Ворона выходят из мрачных тоннелей ущелья Диавола, на них обрушивается вся мощь уродливых полчищ Изменённых. Но худшее для Гвардии Ворона ещё впереди, поскольку волею судьбы у гемункулов появилась возможность придумать более изощрённую месть — испортить геносеменя, которое значит для ордена буквально всё.
  • 745.М35 — битва за Таксарский разлом. Почитающие Хаос пираты и отступники, имеющие свои логова в Таксарском разломе, становятся настолько могущественными, что превращаются в серьёзную проблему для кабала Отсечённых, чьи флоты желали бы грабить разлом без помех. Вместо открытого противостояния архонт Ариенсис решает действовать по-хитрому. Имперский Флот, получив таинственное послание с точными координатами местонахождения базы ренегатов Хаоса, за которыми охотился, медленно приводит в движение неповоротливую военную машину и уведомляет о своих намерениях Адептус Астартес. Таксарские войны превращаются в тяжёлую и безвыходную мясорубку, которая длится 6 лет до того момента, как территорию объявляют потерянной и подвергают выборочным Экстерминатусам, чтобы ликвидировать остатки предателей. Тёмные эльдар всё это время следят за спектаклем и набираются опыта. Пока догорают обречённые миры, Отсечённые нападают всеми силами и уничтожают выжившие имперские корабли, оставшиеся в системе для несения патруля. После они без труда захватывают Таксарский разлом, чтобы грабить и убивать.
  • 677.М36 — подарок Векта. Асдрубаэль Вект хитростью заставляет своего потенциального соперника архонта Келитреша открыть ларец, который вручает якобы в качестве десятины. В коллапсирующем поле шкатулки содержится нестабильная субстанция чёрной дыры. Всё царство Келитреша погружается в колоссальную зияющую воронку.
  • 724.М36 — чёрное завоевание Йелиндры. Йелиндра из Почерневшей Слезы, прибегнув к своим исключительным познаниям в области искусства Шаимеша, отравляет жителей целого мира-улья. Когда от всего населения Тибора III остаются только иссушённые оболочки, впечатлённый Асдрубаэль Вект дарует ей право выбрать себе вознаграждение. Она решает взять личный шпиль в Верхней Комморре, где затем основывает культ Ламеи и тренирует армию смертоносных куртизанок.
  • 926.М36 — эпидемия стекла. Известный комморрит Джалакслар открывает выставку своих последних работ — ряд поразительно реалистичных изображений тёмных эльдар в чёрном стекловидном кристалле. Джалакслар получает шумное одобрение своих покровителей, ибо ему удаётся превосходно запечатлеть выражения ужаса и потрясения в каждой из скульптур. Соперничающий дом нападает на галереи Джалакслара в тот же вечер, круша рабочие лаборатории и раскрывая его секрет. Оказывается, скульптор выделил вирусную спираль, которая быстро превращает живую материю в кристаллическое стекло. Вирус, уже попавший в атмосферу, распространяется с пугающей скоростью. Он превращает тысячи комморритов в стекло, прежде чем ковен гемункулов, известный как Сглаз, берет ситуацию под контроль и выпускает антивирус. Вскоре сторонние наблюдатели замечают, что в каждом рейде, в котором принимает участие ковен, его члены пользуются устройствами, превращающими противника в стекло. Гемункулы Сглаза обретают большую славу, когда все узнают, что они сделали из загадочного проклятия страшное оружие. В подземном городе их изощрённые винтовки до сих пор обмениваются и продаются по высокой цене.
  • М37 — прорыв. Асдрубаэль Вект укрепляет своё положение, заставляя открыть порталы в последние несколько портовых городов, которые хранят независимость от Комморры. Благодаря его усилиям за несколько тысячелетий все непокорные области, кроме Шаа-дома, приобретают статус сателлитов обширной Комморры. Ковены не вмешиваются в происходящее, но извлекают немалую выгоду во время гражданских войн в связи с возросшим спросом на услуги возрождения.
  • 345.М37 — мучительная смерть Грега. Кабал Ядовитого Языка вступает в конфликт с флотом Карсаров, базирующихся на Греге. Леди Аврелия Малис приходит в ярость от того, что какие-то варварские пираты смеют не повиноваться её воле. Лично захватив могучего орочьего ноба, Малис приказывает своим ламеянкам-отравительницам подготовить сюрприз для зеленокожих Грега. Кабал леди Малис высаживается на планету несколько недель спустя, пробивает себе дорогу в центр столицы орков и насаживает полуживого пленника на остов недостроенного гарганта, прежде чем растаять в ночи. Труп начинает выпускать в воздух миллионы спор, каждая из которых несёт груз страшных отравляющих токсинов. Споры поражают репродуктивный цикл орков, и население Грега становится всё слабее и слабее. Когда Малис возвращается, ей остаётся лишь дорезать выживших.
  • 579.М37 — война в Паутине. Ковен чернокнижников космодесанта Хаоса из легиона Тысячи Сынов проводит грандиозный ритуал в Паутине в надежде получить доступ в Комморру. В момент кульминации ритуала среди них из невидимого портала выскакивают сотни тёмных эльдар, ведомые труппами танцующих арлекинов. Битва усиливается, когда тзинчистские колдуны проводят контратаку, но тонкая ткань Паутины разрушается. Похожие на кровеносные сосуды стены Паутины начинают съёживаться и лопаться, и результирующая отдача забрасывает сражающихся в пузырь разрушенной реальности, из которого нет выхода. Говорят, что они все ещё сражаются там, запертые до конца времён в бесконечном цикле войны и перерождения.
  • 796.М37 — Башня Плоти. Возводится цитадель гемункулов, известная как Башня Плоти — живая дышащая крепость, сотворённая из тел тех, кто бросил вызов ковену Тринадцати Шрамов. Космодесантник-предатель Фабий Байл проходит обучение тёмным искусствам в её блестящих от крови залах. Байла сопровождает не кто иной, как Люций Вечный, которого гостеприимные хозяева из ведьмовского культа Высвобожденной Ярости называют невероятно зрелищным бойцом как на арене, так и вне её.
  • 984.М37 — клинок Векта. Подцарство Шаа-дом неуклонно наращивает влияние и могущество, пока архонт Эль'уриак, самопровозглашённый император Шаа-дома, не заявляет, что больше заслуживает быть правителем, чем Асдрубаэль Вект. Вект публично клянётся, что весь Шаа-дом почувствует остроту его клинка, к вящему увеселению отлично экипированных и подготовленных войск Эль'уриака. Тремя днями позже над сателлитным царством внезапно открывается варп-разлом, и из него выпадает пылающий имперский линкор, который глубоко вонзается в скрытое сердце города, прежде чем его варп-двигатель взрывается. Дворец-крепость Эль'уриака разносит на куски. Варп-разлом позволяет демонам всех мастей наводнить город, и за одну неделю терзаемое дьявольскими сущностями царство Шаа-дом обращается в пепел. Как говорят, Вект позволил себе редкую улыбку в момент падения города.
  • 993.М37 — возмездие Шрамов. Отступник Фабий Байл, изучавший ремесло гемункулов в ковене Тринадцати Шрамов, обманывает доверие своих комморритских покровителей. Поделившись открытыми ему секретами с Детьми Императора под его началом, Байл сделал искусство ваятелей плоти до непростительного невыразительным. Тринадцать Шрамов долго наблюдали за ним в ожидании подобного попрания их учений. С помощью энергетических столбов, связанных с ильмея, они приводят в движение свою живую крепость — громадную колонну плоти, сделанную из тел тех, кто оскорбил их в прошлом. Ходячая цитадель пробивает давно запечатанный узел в Паутине, ведущий на Белиал IV, и вваливается в эльдарский дворец, который Дети Императора приспособили под операционную базу. Чудовищно мутировавшие шумовые космодесантники Байла обращают своё звуковое оружие на исторгнутые Башней Плоти полчища ковенитов, расплющивая и сминая неисчислимых монстров. И всё же нападение гемункулов и их приспешников имеет успех. Кровавая рукопашная схватка идёт столь же интенсивно, сколь и воодушевлённо: космодесантники Хаоса и развалины вопят от радости, разрывая друг друга на части, а Башня Плоти бьётся с осквернёнными богомашинами, раскидывая их своими стегающими придатками. Пока их миньоны свирепо дерутся снаружи разрушенного дворца, властелины ковена Тринадцати Шрамов наносят визит самому Фабию в его тронном зале. После того как персональная армия чудищ отступника познает на себе дюжину необычных видов смертей от рук гемункулов, наконец-то удаётся достичь взаимопонимания. Усовершенствованным воинам Детей Императора, подчинённым Байлу, даруется смерть от мазохистского экстаза, и гемункулы уходят, но прежде, прибегнув к хирургии, удостоверяются в том, отступник никогда не сможет рассказать о своих учениях ни одному живому существу.
  • 182.М38 — последнее деяние лорда Коршта. Трижды отмеченный Ордо Ксенос лорд-инквизитор Коршт предсказывает налёт тёмных эльдар на промышленный мир Димуайн. Когда кабал Отринутого Бессмертия внезапно прорывает реальное пространство над столицей планеты, он встречает не только огневую мощь 600 квадропушек и лазпушек «Икар», но и всю ярость роты Караула Смерти. Друкари отступают с пустыми руками через несколько минут после появления. Во время «разбора полётов» остро ощущается отсутствие Коршта, и проводится обследование подземного крепостного комплекса лорда-инквизитора. Его останки обнаруживают тонко размазанными по каждой странице каждого оккультного тома его библиотеки.
  • 227.М38 — Waaagh! Зоггита. Орочий ваивода Зоггит, известный тем, что убивал каждого глупца, осмелившегося предположить, что в нём, вероятно, есть что-то от орка-чудилы, объявляет о начале Waaagh! в ярко-алый космический разлом, наползающий на мир Зогг-Дис. Со своими парнями он появляется в комморрском рангоутном порте Чёрная Кровь, к огромному удивлению населяющего его кабала. Разразившаяся буря насилия разбрасывает сотни тысяч орков по извилистым малоизученным уголкам Комморры. Война разрастается, когда Тёмный город обращает своё внимание на вторжение орков, систематически изолируя каждую армию зеленокожих, чтобы уничтожить её по частям. Кабалы настолько увлекаются попытками извлечь выгоду из неожиданного вторжения, что орки причиняют вреда куда больше, чем любой из архонтов мог предположить. Несколько ярусов Комморры рушатся вниз и сжигаются дотла идущими одна за другой волнами ревущих орков. В итоге их загоняют в угол, и более десяти тысяч зеленокожих попадают в плен в районах ведьм. Получившаяся в результате оргия насилия держит арены ведьм почти две недели забитыми под завязку.
  • 717.М38 — отброшенная красота. Новые веяния охватывают шпили Комморры, и вскоре каждый представитель знатных домов готов заплатить за собственное уродование. Внезапно оказавшиеся на пике востребованности гемункулы считают, что этот год будет очень удачным, но мода предсказуемо недолговечна. Период Исправлений оказывается даже более выгодным, но полным подозрений.
  • 799.М38 — предательство Пандаймона. Трансмерное сателлитное царство Пандаймон объявляет о своей независимости от Комморры, мгновенно спровоцировав великую войну между архонтом Цюем, повелителем Железного Шипа, и кабалом Чёрного Сердца. Цюй готов к нападению Векта, но не к предательству собственной дочери, оказавшейся одной из куртизанок Векта. Гражданская война бушует несколько недель, но в конечном счёте царство Пандаймон возвращается под власть Векта.
  • 933.М38 — страшный урок. Во время затянувшейся кампании в мире под названием Братская Могила Кадийский 121-й элитный полк, известный всему сегментуму Ультима как «Убийцы Эльдар», исчезает в полном составе без единого сигнала. Несколько недель спустя тысячи стонущих, спотыкающихся и наталкивающихся друг на друга безголовых и безруких человеческих тел с татуировками в виде имперского орла появляются бесцельно блуждающими вдоль сводчатых улиц Подземельного района Комморры, пока их страдания не прекращают охотничьи шайки гелионов.
  • 198.М39 — кромешная тьма. Пиратствующая группировка космодесантников-предателей из легиона Повелителей Ночи устраивает засаду флоту тёмных эльдар и проникает на флагман. Нескольких гемункулов из ковена Изменённых выбрасывают в открытый космос, однако в итоге их замёрзшие трупы возвращают специальные машины боли. Гемункулы возрождаются, но не забывают о нанесённом им оскорблении. До конца года боевая группировка Повелителей Ночи снова сталкивается с тёмными эльдар, в этот раз на имперской планете Вистенградт. Обесточив весь мир при помощи высокомощных электростатических бомб, Повелители Ночи погружают города во мрак, а после обращаются к излюбленной тактике запугивания. Тем не менее ужасы, выплеснутые легионерами-предателями, не идут ни в какое сравнение с тем, что ожидает планету дальше. Изменённые, заручившиеся поддержкой нескольких тысяч элиндрахских старейшин и доставшие из своих глубочайших темниц древний антифотонный агрегат, окутывают Вистенградт неестественной тьмой. Мандрагоры и развалины по всей планете ведут непрекращающиеся бои с Повелителями Ночи, но темнота до того плотная, что даже улучшенное зрение хаоситов практически бесполезно. Доктрина психологической войны космодесантников-предателей медленно и болезненно начинает действовать против них же, и из искры паранойи, что тлеет в груди каждого сына Конрада Кёрза, раздувается целый пожар. Мандрагоры нападают с самых неожиданных направлений, и каждый час преподносит новые выворачивающие наизнанку картины зверств. Повелители Ночи повсюду ищут антифотонный агрегат, чтобы уничтожить его и вести войну уже на своих условиях. В конечном счёте они находят его и взрывают мельта-зарядами, но когда видимость возвращается, гемункулов уже нет. Есть только липкий страх темноты.
  • 272.М39 — конец Отчаянию. Пограничная планета Отчаяние невольно сеет семена собственной погибели, отправив астропатическое сообщение, в котором подробно изложены данные о вторжении демонических отродий. В действительности Отчаяние избрано в качестве сцены для своих новейших творений Детьми Кости, кликой гемункулов, специализирующихся на создании особо крупных гротесков. После опустошения городов планеты гемункулы исчезают с голоснимками своих жутких творений за работой. Годами позже имперские корабли, появившиеся на орбите Отчаяния, устанавливают, что местные жители безвозвратно погрязли в ереси, ибо теперь они почитают Детей Кости вместо Императора. Местные сражаются с неистовым упорством, ибо боятся Детей Кости куда сильнее, чем имперских армий, тем не менее мир очищается в течение недели.
  • 569.М39 — ужасная красота. Мир-крепость Отказ находится в полной боеготовности к войне, и именно войну намерены принести объединённые силы Пророков Плоти и Красной Скорби. Защищающие планету кадийцы, однако, ожидают эльдар с мира-корабля Сейм-Ханн, а вовсе не ковен отвратительных гемункулов вместе со смертельными гекатариями.

Космические Волки сражаются с тёмными эльдар

  • 616.М39 — похитители из ледяного тумана. На скованной льдом планете Фенрис во время Одиночной охоты начинают пропадать новобранцы Адептус Астартес. Каждому кандидату вживляют геносемя Лемана Русса, и лишь сильнейшие обладают достаточно железной волей, чтобы не дать семени разрушить тело и навсегда превратить человека в зверя. Волчьи жрецы замечают исчезновение беспрецедентно большого числа кандидатов, и после безуспешного прочёсывания дикой местности Асахейма они сосредотачивают своё внимание на околопланетном пространстве. Конечно же, обнаруживается флот тёмных эльдар, расположившийся у полярных шапок соседней планеты Мидгарден. Космические Волки проводят молниеносное нападение на полярный район Мидгардена. Их «Громовые Ястребы» снижаются на языках пламени, чтобы вызвать ксеносов на битву. Космические Волки сражаются с яростью бури, но вскоре ковены гемункулов, размещённые здесь, исчезают в тумане, слышно лишь как тает вдали их издевательский смех. Космические Волки обнаруживают цепочки замаскированных под снежным покровом входов в пещеры, ведущие глубоко в недра планеты. Ни в одной из них не обнаружено следов жизни, если не считать заключённых в цилиндрические капсулы безмозглых зверюг, покрытых буграми мышц и шерстью, некоторые из которых напоминают самого примарха Русса. Космические Волки до сих пор не говорят об этом дне.
  • 117.М40 — тьма внутри света. Осуждаемый всеми криптоучёный Ворш доводит до совершенства технологию, которую называет фотонным перевоплощением. Он превращает себя в живой луч света и путешествует меж звёзд исключительно ради того, чтобы доказать свою гениальность. В конце концов он оказывается в призме-ловушке у кабала Чёрного Солнца, который отныне использует технологию Ворша для организации масштабных террористических атак на миролюбивую Республику Наяда.
  • 835.М40 — охота на охотников. За герцогом Слискусом охотятся Грёвийские Изверги, элитный отряд рептилоподобных охотников за головами, которые славятся тем, что расщепляют свои цели на атомы. Слискус даёт указание своим агентам на грёвийском флагмане «Последний Шанс» разместить внутри корпуса корабля устройство, изобретённое лично герцогом. Когда Слискус как раз собирается пройти сквозь древний портал Паутины, кажется, что игра окончена: следом из газового облака, паля из всех орудий, появляется «Последний Шанс» и следует за ним в Паутину. Корабли герцога выходят над родным миром грёвийцев в полной боевой готовности для высадки. Флагман «Последний Шанс», навигационное оборудование которого выведено из строя устройством, установленным внутри корабля, выходит из Паутины прямо в пылающее ядро солнца Грёвии.

Лелит Гесперакс (фан-арт)

  • 226.М41 — кинутая перчатка. Лелит Гесперакс бросает вызов Тёмному городу. Любого, кто найдёт обитателя реального пространства, который будет под стать ей на арене, Гесперакс обещает удостоить такой чести, что ему и не снилось даже в самых диких мечтах. В Комморре немедленно разгорается острое соперничество невиданных масштабов. Архонты со своими войсками устраивают налёты по всей Галактике, всякий раз возвращаясь с новыми могучими чемпионами и смертоносными монстрами. Однако Гесперакс без особых усилий расправляется с каждой жертвой, которую ей приводят, будь то разъярённые тираны ульев, орочьи ваиводы с громадными топорами или пребывающие в праведном гневе герои-космодесантники. Наконец архонт Кхаргиель из Братства Блеклых Душ находит для комморрской Белладонны подходящего противника. В ходе особо дерзкого и дорогостоящего рейда Кхаргиель похищает капитана Кадулона из ордена Адептус Астартес Железные Рыцари. Кадулон, известный как Святой Клинков, был исключительно одарённым мечником, дважды победившим в соревновании Пира Клинков. Как только Лелит встречается с ним взглядом на арене, то понимает, что перед ней по-настоящему достойный соперник. С хищническим оскалом на лице Белладонна Тёмного города принимается за дело. Её клинки звонко ударяются о меч Кадулона, выбивая снопы искр под безумный рёв толпы. Схватка длится больше шести часов, пока Кадулон в итоге не падает замертво, нанеся Гесперакс всего один порез на голой талии. Когда неожиданно воцаряется тишина, архонт Кхаргиель спрыгивает на арену, чтобы получить свою награду. Однако ликование на его лице тут же улетучивается, когда Лелит, пнув к его ногам меч погибшего космодесантника, объясняет, что величайшая честь, которую она может даровать, — это смертельный поцелуй её ножей. К всеобщему удивлению зрителей, Кхаргиелю удаётся продержаться целых шесть минут...
  • 248.М41 — переворот демонов. Тщеславный архонт Исклит из Когтя Кириикс восстаёт против тиранического правления Векта и его запрета на знания старой империи. Расшифровав древние надписи, начертанные в криптах под своим дворцом, он узнает, как можно контактировать с демонами варпа и подчинить их своей воле. Хотя на осуществление его планов уходит почти столетие, Исклит ведёт восстание против Векта с ужасающей и непреодолимой силой. Под парящими неболётами его кабала движется прожорливое адское воинство, уничтожающее все живое на своём пути. Прежде чем полчище смогло причинить слишком большой ущерб, Вект активирует древнее защитное устройство и наглухо запечатывает отрог Когтя Кириикс, изолируя его от остальной Комморры. Вскоре после этого архонт Исклит осознает, что его власть над дьявольскими союзниками не столь абсолютна, как он предполагал.
  • 312.М41 — разграбление Гармоса. Имперские силы системы Гармос ведут войну с орками Waaagh! Смертолома. Во время конфликта ковен Тёмного Кредо и кабал Режущего Лотоса проводят рейды против тех и других. Они искусно склоняют чашу весов то в одну, то в другую сторону, умышленно растягивая конфликт, чтобы собрать как можно больший урожай страха и страданий.
  • 327.М41 — пляшущие мертвецы. Полоумная архонтесса Тиндрак из кабала Предсмертной Ненависти совершает налёт в мир-улей Причуда Тамантры. В ходе свирепой схватки между кабалитами и пехотинцами Талларнского 8-го полка архонтесса насильно уводит губернатора-тирана и всё его садистское семейство. Через сутки несчастных пленников сковывают невральными ограничителями, одевают в немыслимые и причиняющие муки наряды, а после размещают в прозрачных камерах жизнеобеспечения, встроенных в потолок громадного танцевального зала архонтессы Тиндрак. Теперь она по желанию может спускать на пол клетки с агонизирующей знатью, чьё присутствие окутывает всё помещение аурой боли и страданий, что комморриты находят освежающими. Поэтому неудивительно, что новые игрушки леди Тиндрак приходятся всем по вкусу: её гости танцуют и резвятся с хныкающими людьми под издевательский смех сородичей.
  • 394.М41 — добыча воронов. Кабал Обсидиановой Розы терпит непозволительное поражение, разбившись о бронетанковую армию Кадийского 364-го полка «Железные Головы» на горнодобывающей планете Серая Звезда. Дабы сохранить лицо, архонтесса Хромис приказывает провести диверсионные атаки в ключевых локациях по всей планете. Пока бушует сражение, одна эскадрилья «Пустотных воронов», по такому случаю лично отобранных Хромис, незаметно проникает в главный ствол шахты северного полярного рудника. Летя по узким тоннелям и петляя меж громадных промышленных установок, «Пустотные вороны» спускаются на самую глубину шахты. Здесь в опасной близости от расплавленного ядра планеты они сбрасывают три пустотные мины, которые запускают катастрофическую цепную реакцию. Пока бомбардировщики возвращаются, войска Обсидиановой Розы скрываются в Паутине вместе с рабами и награбленным. После их отхода Серая Звезда разрывает себя на части; миллиарды людей погибают вместе с планетой ради удовлетворения чувства мести Хромис.
  • 399.М41 — трансформирующая чума. Несравненный нарцисс, архонт Вэйн Кайарк из Чёрного Мириада выпускает вирус доппельгангера на планете Флогистон VI — трансформирующую чуму, которая перестраивает лица всех живых существ этого мира по образу и подобию их инопланетного завоевателя.
  • 421.М41 — Стальной Клык. Безымянная посланница вырезает внутренний совет искусственного мира Лугганат с помощью осколков разбитой ей статуи Кхейна. Скрывшись в Паутине вместе с голозаписью своего деяния, молодая воительница, называющая себе Стальным Клыком, прибывает в Тёмный город, где её приветствуют культы ведьм. Вскоре она создаёт собственный культ, а её учение искусству боя импровизированным оружием становится популярным на аренах Комморры.
  • 462.М41 — боязнь теней. Кабал Чёрного Сердца нападает на мир-улей Лапрадус, но обращается в беспорядочное бегство, когда в бой вступают титаны Легио Кастигатум. Днями позже принцепс Гендат, вырвавший победу, был убит в собственной командной рубке. Чёрные шипящие твари протекли в его капсулу с амниотической жидкостью и покромсали принцепса на куски, а затем исчезли так же внезапно, как и появились, оставив только талую массу крови и трещины в бронестекле.
  • 346 497.М41 — прямо за дверью. До Асдрубаэля Векта доходят вести о странных возмущениях у врат Кхейна. Что-то или кто-то медленно, ритмично, пугающе стучит с другой стороны. В качестве меры сдерживания Вект ставит 500 инкубов сторожить врата. Он платит баснословные суммы каждому, чтобы тот хранил бдительность, причём все инкубы набраны им только из тех братств, что препятствовали или противостояли его планам в прошлом. Для подстраховки Вект располагает в самой камере несколько из наиболее тайных и странных орудий в его арсенале. В число изобретательных средств противодействия входят мины, влияющие на временной поток, Седьмой осколок и трёхпризмовые пространственные зеркала, отправляющие всё, что отразится на их поверхности, прямо в сердце солнца.
  • 518.М41 — Скрытая война. Ведьмы культа Красной Скорби вступают в бой с воинами мира-корабля Сейм-Ханн после расторжения союза. Битва проходит на головокружительной скорости в облачных архипелагах планеты Стратос, где почти нулевая видимость, и даже малейшая оплошность грозит неминуемым падением в океан пустоты внизу. Воюющие стороны в конечном счёте вынуждены прекратить сражение из-за начала обширного сверхшторма. Отплатить по счетам не получается, и между ними вспыхивает долгая вражда.
  • 543.М41 — Чогросский урожай. Кабал Сломанной Печати проводит серию налётов в реальном пространстве на дикую планету Чогрос. Громадные и звероподобные огрины, живущие там, всегда были популярными противниками на ведьмовских аренах и считались превосходным сырьём для ковенов гемункулов. После недолгой и ожесточённой битвы тёмные эльдар собирают и загоняют на борт транспортных судов тысячи недолюдей. Имперская Гвардия, использовавшая Чогрос в качестве призывного пункта для собственных войск ауксилариев, приходит в ярость и отправляет катачанские, элизийские и катонские полки для поиска и уничтожения противника. Конфликт перерастает в мировую войну. И хотя люди храбро сражаются, в итоге они терпят поражение. Выживших берут в плен и продают ведьмам. На протяжении многих ночей арена «Крусибаэль» до отказа заполнена зрителями, которые с удовольствием наблюдают, как пленённым гвардейцам приходится сражаться не на жизнь, а на смерть с теми самыми огринами, которых они так стремились спасти от друкари.
  • 601.М41 — враг извне. Инкубы, стоящие на страже врат Кхейна, докладывают о новых и тревожащих изменениях Асдрубаэлю Векту. Помимо неспешного и непрекращающегося стука врата стали вибрировать на микроуровне. Что ещё необычнее, те, кто стоит к порталу ближе, сообщают о том, что слышали шепчущие голоса. И хотя внешне Вект не показывает никакой озабоченности, он продолжает составлять новые планы.
  • 620.М41 — охота в тенях. Кабал Зловещего Взора и культ Высвобождённой Ярости, прибегнув к продолжительной электромагнитной бомбардировке, нарушают инфраструктуру промышленного мира Дурондас II. Далее культ высаживает огромные стаи охотничьих зверей: кхимер и когтистых извергов, которые, вприпрыжку пересекая тёмные улицы, разрывают на части защитников планеты. Погружённые во тьму и лишённые оружия и транспортных средств из-за электромагнитных бомб противника, напуганные солдаты Астра Милитарум и гражданские постоянно отступают. В конце всех выживших загоняют в район Великого храма в столице Дурондаса. Здесь тёмноэльдарские укротители совместно спускают с привязи своих диких питомцев и устраивают жуткую бойню, которая длится несколько кровавых дней и ночей. Ни один человек не выбирается живым.
  • 703.М41 — сводящий с ума подарок. Обезображенный акофист Мидилиан, разозлённый тем, что его воскресили с дефектами, и посчитавший это за неслучайное проявление пренебрежения, дарит своим хозяевам из ковена Двенадцати стаю элиндрахских теневоронов, чьё карканье, по слухам, медленно сводит с ума тех, кто его слышит. Пернатых тварей благодарно принимают, ибо отказ от них можно расценить за трусость. Учитывая присущую всем гемункулам странность поведения, немногие замечают, что Двенадцать становятся эксцентричнее других. Ровно год спустя несколько старших властелинов ковена без объяснений уходят в разрушенный рангоут Паутины. Давно утратив ясность мышления, они проходят сквозь запретные врата в утраченный старый мир эльдар, потирая потные руки в предвкушении поимки демонических тварей для экспериментов. На равнине из пылающих костей они обнаруживают демонов гораздо больше, чем рассчитывали: весь горизонт окрашен в алый цвет от полчищ пехотинцев грозного Кровавого бога. Начинается бесконечная война, в которой души гемункулов присваивает себе Кхорн, не давая им шанса возродиться в родном логовище в Комморре. Они обречены вечно воскресать и умирать, пусть и не слишком изобретательным, но определённо самым кровавым образом, в то время как Мидилиан и трое его соратников наслаждаются внезапным повышением.
  • 718.М41 — красота как оружие. В Комморре неожиданно входит в моду необычное самоуродование, а потом так же быстро перестаёт пользоваться популярностью, но гемункулы извлекают выгоду из обеих тенденций. В период Исправлений каждый комморрит, который пошёл на поводу у последней причуды общества, возвращает себе прежнее великолепие. В следующие несколько лет выявляется странная закономерность: у тех, кто предаёт гемункулов ради собственных интересов, прекрасные новые лица стекают с черепов.
  • 824.М41 — война за Панацею. Чтобы выполнить задание Асдрубаэля Векта, леди Малис вместе со своим кабалом Ядовитого Языка нападает на планету Вердигрис IX, где, по её сведениям, находится СШК под названием «Панацея», способное спасти от ядов и болезней миллиарды людей. Используя тактику коротких ударов, Малис заманивает орочий Waaagh! на поверхность хорошо защищённого мира-кузницы, чем вызывает катастрофические разрушения. Пока зеленокожие сражаются с имперцами, архонтесса направляется туда, где расположен её приз, убивая любого, кто оказывается у неё на пути. Вырвав СШК из огрубелых пальцев большого меха, который украл «Панацею» прямо у неё из-под носа, леди Малис возвращается в Тёмный город, оставляя Вердигрис в огне. Впечатлённый её успехом, Вект приглашает архонтессу Ядовитого Языка отужинать вместе с ним.
  • 842.М41 — восставшая знать. Потомки правителей аристократических семей, когда-то давно свергнутых Вектом, архонты Кселиан, Крайллах и Иллитиан решают устроить переворот. Они успешно воскрешают древнего архонта Эль'уриака, бывшего императора Шаа-дома и последнего тёмного эльдар, который был способен пошатнуть верховенство Векта. Однако всё идёт не как запланировано, и в итоге Тёмный город вступает в эпоху невиданного раздора, чего не случалось уже тысячи лет. Вызванное их деяниями мощное демоническое Разъединение сотрясает Комморру до самого основания, и только решительные действия, предпринятые силами Асдрубаэля Векта, не дают городу соскользнуть в пропасть забвения.
  • 864.М41 — зверства на Вандреде. Архонт Фиск ведёт свой кабал Кровавого Шторма в феодальный мир Вандред, откуда набирают рекрутов космодесантники ордена Сангвиновых Ангелов. Спустя дни на планету высаживается ударная группа Адептус Астартес, что, однако, на руку архонту. Фиск выпускает искусственно выведенную чуму, дорого приобретённую у гемункулов из ковена Изменённых. Вирус высвобождает страшное генетическое проклятие сынов Сангвиния. Понимающие, что с ними происходит, но не в состоянии это остановить, Сангвиновые Ангелы безжалостно забивают и выпивают кровь тех, кого пришли спасти, а после бросаются друг на друга, в то время как тёмные эльдар наслаждаются агонией, ужасом и отчаянием.
  • 891.М41 — долгая полночь. Предсмертная Ненависть разоряет мир-улей Персия в долгой шестицикловой осаде, используя таинственные технологии, чтобы накрыть тьмой крупнейшие ульи, и отправляет мандрагор и ур-гулей в их пределы. Многие рабочие улья сходят с ума от ужаса, но их всё равно забирают в Комморру. Говорят, якобы во время осады Кхерадруакх Обезглавливатель отобрал беспрецедентные семь черепов для своей макабрической коллекции.
  • 944.М41 — налёт на Серую Пелену. Кабал Ядовитого Языка нападает на имперский мир-улей Серая Пелена.
  • 983.М41 — высокое искусство. Старший акофист Имодриан, пробывший у гемункула Дрехта из ковена Изменённых 400 лет в изнурительном рабстве без какого-либо вознаграждения, крадёт сглаз-винтовку из арсенала своего хозяина и уводит воинство из подчинённых ему развалин в реальное пространство. Добравшись по Паутине до наводнённой тиранидами планеты Безнадёга, акофист начинает охоту за самым крупным и опасным монстром, какого только смог найти. Пока развалины отбиваются от роя вокруг него, Имодриан делает точный выстрел, который бывает один на тысячу: неистовствующий тригон стекленеет, но недавно проглоченный им имперский комиссар оказывается зажатым в желудке громадной твари, будто муха в янтаре. Акофист подаёт сигнал, чтобы «Рейдеры» приземлились, и его бойцы обвязывают необычную статую цепями. Вместе с ней он возвращается в лабиринтное измерение и преподносит её в дар. Спустя ильмейские сутки его художественная работа занимает почётное место в уединённом убежище Дрехта, а самого Имодриана в награду за содеянное заслуженно принимают в низшие ряды гемункулов, проведя над ним специальные алхимические ритуалы.
  • 990.М41 — тёмные откровения войны. Тау, обороняющие планету Вигос от флота-улья Кракен, совершают фатальную ошибку, заключив союз с Уриеном Ракартом. После первых совместных военных успехов тау начинает тревожить требование Ракарта провести «культурный обмен». В конечном счёте они отваживаются дать отпор, когда он превращает их бывших сородичей в чудовищных гротесков и начинает требовать в качестве платы за его услуги священных эфирных. Тау собирают резервы с планеты Рубикон и намереваются нанести удар, однако обнаруживают, что флот Ракарта уже исчез, оставив только голограммы и сенсорные призраки. Спустя часы с беззащитного Рубикона приходит сигнал бедствия. В сбивчивых докладах оттуда рассказывается о скрюченных бледнокожих захватчиках, называющих себя Пророками Плоти. Однако уже слишком поздно, чтобы идти на помощь, и всё что остаётся тау — слушать предсмертные крики соседнего мира.
  • 991.М41 — пиршество на Пече. Гемункулы Пророков Плоти, обнаружившие способность круутов усваивать чужой генный материал, решили напасть на родной мир круутов планету Печ и собрать достаточное количество живого материала для исследований.

Эпоха Изобилия (994.М41-999.М41)

К концу 41-го тысячелетия Галактику раздирают войны, как никогда прежде. Безумие и беспорядки поглощают целые звёздные системы, что позволяет жителям Тёмного города чаще проводить налёты. Но есть те, кто шёпотом утверждает, будто даже Комморре не выстоять перед теми ужасами, что грядут.

  • 994.М41 — речь Векта. Взглянув на разрываемую войнами Галактику, Асдрубаэль Вект заявляет, что наступает эпоха изобилия. Беды и напасти одна за другой сыплются на расы реального мира. Их цивилизации бьются с нескончаемым потоком врагов, каждый из которых чудовищнее предыдущего. Вект даёт указание своим помощникам с выгодой использовать ухудшающееся положение в Галактике, нападать везде, где силы низших созданий слишком рассеяны и не смогут предотвратить грабежи. Рабы и сокровища рекой текут в Комморру, и тёмные эльдар наслаждаются собственным несравненным могуществом. Однако всё это делается ради отвлечения внимания, пусть и в невообразимо огромных масштабах. Пока приспешники Векта забивают трюмы своих кораблей несчастными обитателями материального измерения и смотрят совсем в другую сторону, их правитель продолжает вершить свои тёмные дела.
  • 995.М41 — неожиданный союзник. Мир-корабль Йанден, ведущий тяжёлую борьбу за выживание после пирровой победы над флотом-ульем Кракен, дабы предотвратить очередное нападение, вынужден вступить в бой с Waaagh! Крушикулака. В ходе начальных сражений империи зеленокожих наносится критический урон, но орки контратакуют значительными силами. У Йандена не остаётся другого выхода, кроме как тревожить посмертный сон всё большего и большего числа почитаемых предков и помещать их камни души в могучих воинов-призраков, чтобы воспрепятствовать вторжению. Когда уже кажется, что всё потеряно, кабал Призрачного Рода и культ Освежёванной Руки появляются из портала Паутины на задворках мира-корабля. Сражаясь вместе с аспектными воинами Йандена и их воинами-призраками, тёмные эльдар отбрасывают орков и уничтожают флот их военачальника, а самого Крушикулака убивает принц Ириэль. На вопрос совета провидцев Йандена к тёмным эльдар, почему они вмешались, те отвечают, что посчитали попытку охваченного страхом Йандена покуситься на мир некромантии чрезвычайно занимательной. Тёмные эльдар уходят, забирая с собой тысячи пленных орков, что нисколько не волнует их светлых собратьев.
  • 996.М41 — незримая угроза. В Подцентре феномены, связанные с вратами Кхейна, стали проявляться отчётливее. Многие из стражников странного портала сошли с ума из-за шепчущих голосов, которые теперь наполняют камеру врат. Те, кто не зарубил друг друга клэйвами или сам не отнял у себя жизнь, начинают вырезать на стенах надписи «впустите нас», а некоторые выцарапывают эти тревожащие послания на своей коже. В воздухе мелькают полуреальные фигуры, а мандрагоры и теневороны стекаются в окружающие врата тоннели всё в больших количествах. Повелитель Вект по-прежнему любыми способами скрывает всякую информацию на этот счёт и одновременно втайне перемещает свои ресурсы и базы в спрятанные подцарства за множеством хорошо охраняемых порталов. Некоторые архонты, которые считали, что их кабалы попали в немилость, приходят в восхищение, когда Вект в качестве жеста примирения дарит им лучшие территории кабала Чёрного Сердца, расположенные прямо над центром.
  • 998.М41 — кладовая Ракарта. Уриен Ракарт видит сходство между бешеным разграблением реального пространства и днями кровавого безумия, что предваряли грехопадение, которое смутно помнит этот немыслимо древний гемункул. Давние воспоминания подталкивают Ракарта принять меры предосторожности; хотя его нисколько не волнуют ни выживание собственной расы, ни судьба обитателей реального мира, он понимает, что без живых материалов, которые и те, и другие предоставляют для его личных изысканий, развращённому веселью наступит печальный конец. Поэтому он начинает запасать подходящее, на его взгляд, сырьё, проводя налёты по захвату огромного количества рабов, которых он уводит в кандалах в свои темницы. По мере разрастания масштабов его рейдовых операций Ракарт заручается поддержкой нескольких могущественных ковенов, в числе которых Чёрное Схождение, ковен Двенадцати и Пророки Плоти. Эти чудовищные клики захватывают новые подцарства внутри Паутины и начинают заполнять их стазисными капсулами, бесконечные ряды которых тянутся на мили во мрак. Внутри каждой заключают живое существо, похищенное из реального пространства с целью обеспечить гемункулов запасами в грядущие трудные времена.
  • 999.М41 — слияние драконов. Планета Дюриель в огне. Она стоит на самом краю гибели из-за контрмер, предпринятых эльдар, чтобы флот-улей Кракен, насытившийся генетическим материалом воинов мира-корабля Йанден, не встретился с биокораблями Левиафана. Тёмные эльдар доставляют на планету древнее устройство судного дня, которое должно привести к её уничтожению, но, прежде чем это произойдёт, они похищают особей из обоих флотов-ульев во время ожесточённой схватки у высочайшего пика на планете. Рунические сглаз-клетки, забитые тиранидскими существами-орудиями, забирают в Комморру, однако их содержимое быстро пустеет.
  • 999.М41 — похищение Лефидии. Гемункулы находятся под большим впечатлением от сверхускоренной адаптации тиранидов и невероятного умения их биофлота за считанные часы до вторжения конструировать атакующие организмы специально для уничтожения конкретной жертвы. Придя к выводу, что флоты-ульи предоставят им беспрецедентное количество объектов для исследования, ковены собираются под предводительством Уриена Ракарта и совместно отправляются в Восточную Окраину. В ходе войны на планете Лефидия тёмные эльдар применяют запретные технологии, чтобы украсть целую планету, заражённую тиранидами. При помощи зарядов, пробивших брешь в Паутине, и пленённой чёрной дыры гемункулы доставляют на орбиту Комморры мир со всеми его обитателями для дальнейшего их изучения и препарирования на досуге.
  • 924 999.М41 — варп-всплеск. Мощный грозовой фронт проходит через варп-пространство, неистовствуя у границ лабиринтного измерения. Артериальные каналы неуправляемо содрогаются, пока меньшие, более повреждённые их ответвления разрываются или коллапсируют. Несколько мгновений врата Кхейна сияют ярко-белым светом, и одна из массивных цепей, что опоясывает их, рвётся со звуком, похожим на удар грома. В тот же момент каждый портал Тёмного города угасает, а затем снова вспыхивает, заточая сотни тысяч тёмных эльдар или разрывая их на части при переходе. Вскоре в Комморре поднимаются волнения, и всё громче раздаются требования, чтобы верховный властелин Вект принял меры для предотвращения полноценного Разъединения. В организации подрывной агитации Вект подозревает леди Малис, но его поиски доказательств обрывают труппы арлекинов, которые появляются, словно из ниоткуда, чтобы убить агентов Векта или похитить его информаторов.
  • 978 999.М41 — краденая пустота. Кабал Чёрного Сердца и ведьмовский культ Распри устраивают масштабный налёт на якорную стоянку имперского Военно-Космического Флота у Бакки. Атака приводит к огромным разрушениям и оставляет целую полосу в космосе Империума открытой для дальнейших рейдов, однако это лишь побочный результат нападения Векта, за которым скрывается другая цель. Пока основная часть войсковой группировки тёмных эльдар ведёт бой с имперским ВКФ, небольшое формирование под руководством самого Векта, сопровождаемого Лелит Гесперакс, уходит под прикрытием продвинутых ночных щитов. Эта малая армия отправляется на штурм инквизиционной крепости, спрятанной за третьей луной Бакки. В последовавшей битве Чёрное Сердце успешно похищает горстку специализированных членов персонала — мутантов, обладающих антипсихическими способностями. Само присутствие этих так называемых «нулей» усмиряет потоки варпа и невыносимо для демонов Хаоса. Нулей тайно перевозят в глубины Тёмного города, где помещают в гротескные машины, расставленные вокруг Подцентра. И хотя этих несчастных переправляют в обстановке строжайшей секретности и с величайшей осторожностью, действия Векта не проходят незамеченными, ибо у леди Малис везде есть глаза и уши.
  • 995 999.М41 — Великое Око открывается. Из Ока Ужаса вырываются воинства 13-го Чёрного крестового похода, противостоять которым со всего Империума прибывают разные армии. Кабалиты проводят тысячи рейдов в реальное пространство, чтобы поживиться за счёт царящих беспорядков, однако теперь война перекидывается и на сам Тёмный город. По своим тайным каналам леди Малис узнает о развитии ситуации вокруг врат Кхейна. Опасаясь, что Вект планирует намеренно их открыть и утопить своих соперников в море демонов, архонтесса Ядовитого Языка активизирует свои силы по всему Тёмному городу. Волны эмпирической энергии, исходящие от Ока Ужаса, прокатываются по Комморре, схлопывая подцарства и проламывая порталы. В это же время банды кабалитов, ведьм и арлекинов, преданные Малис или Векту, ведут всё более ожесточённые схватки возле Подцентра, не догадываясь об иронии ситуации, ведь обе фракции сражаются ради одной цели. Между тем, когда в камере, наполненной клубящимися миазмами безумия, по всей поверхности врат Кхейна начинают расходиться трещины толщиной в волос, сидящие в клетках «нули» заходятся в крике...

Иврайна, избранница Иннеада

  • (Дата неизвестна) — бич Комморры. После поражения от Лелит Гесперакс на арене «Крусибаэль» альдари по имени Иврайна перешагивает за порог смерти, но воскрешается в качестве провозвестницы Иннеада, альдарского бога мёртвых. Её необычное превращение приводит к тому, что чужеродные гладиаторы бросаются на зрителей. В последовавшей анархии Асдрубаэль Вект незаметно растворяется в тенях.
  • (Дата неизвестна) — врата ада распахнулись. Становление Иврайны сосудом воли жуткого божества сотрясает саму основу Тёмного города. Из неё неконтролируемо изливается психическая энергия, что приводит к гипермерному землетрясению. Миллионы погибают от первой же ударной волны, и, пока толчки продолжаются, врата Кхейна, продержавшиеся тысячелетия, в конечном счёте с грохотом распахиваются. Долгие месяцы демонические сущности лезут из пролома, алчно пожирая души друкари, и, тогда как знатные комморриты стараются сдержать прилив демонов, Асдрубаэль Вект таинственным образом исчезает. Лишь когда армии воинов и рабов Тёмного города стоят на грани полного разгрома, верховный властелин наконец разыгрывает свою карту. Вект обращается с призывом к инкубам, напоминая им о старинных договорах и невыплаченных долгах, и телохранители каждого архонта, находящиеся в Комморре, оставляют текущую службу ради противостояния демонам. В одной ожесточённой битве за другой они вместе с мириадом прочих бойцов загоняют исчадий преисподней в подцарство, где зияет дыра, которая прежде была вратами Кхейна. Затем это подцарство отсекают от остальной Комморры, сбрасывая в адскую бездну, получившую название Пропасть Невзгод. Тем не менее демоны не перестают наседать, поднимаясь из колоссального гнойника на теле Комморры. По этой причине на съедение Пропасти приходится сбросить ещё несколько подизмерений Тёмного города, а вместе с ними и легионы солдат и невольников в попытке не дать порождениям Хаоса снова добраться до самого сердца Комморры.

Эпоха живой музы (999.М41-М42)

  • (Дата неизвестна) — пора ко столу. Схожие нашествия Хаоса, разорившие Тёмный город, случаются по всей Галактике, когда открывается Великий Разлом. По реальному пространству и лабиринтному измерению прокатывается рябь, раскалывающая несчётные порталы и врата, ведущие в Комморру. Целые участки Паутины смещаются, в результате чего из щелей в этом промежуточном плане бытия выползает ещё больше демонов. Между тем челюсти варпа перекусывают Империум Человечества надвое, и одна его половина — Империум-Нигилус — погружается во тьму, где практически не действуют межзвёздные коммуникации и почти нет возможности путешествовать. Каждый изолированный во тьме мир держится в одиночку, когда приспешники Губительных Сил начинают свою кампанию резни. Обитатели Комморры усматривают в данной ситуации удобную возможность грабить подобные планеты, но прежде им необходимо справиться с катаклизмами в Паутине и Тёмном городе. Те налёты, что совершаются в Империум-Нигилус, безмерно жестоки, но, по сути, отражают только малую толику ужасающего потенциала друкари.
  • (Дата неизвестна) — убийство Векта. Пока все инкубы-телохранители в Комморре задействованы в борьбе с демонами, давно отложенная вражда между элитами Тёмного города выливается в безумное кровопролитие. Заказные убийства случаются одно за другим, и угроза масштабной гражданской войны становится всё реальнее. Однако, когда граждане Комморры уже готовы растерзать на куски и себя, и свой город, случается немыслимое. От рук мандрагоров, подосланных неизвестно кем, погибает сам верховный властелин Асдрубаэль Вект. Более того, в тот же миг уничтожается каждый сосуд, где находился фрагмент его сущности, что гарантирует невозможность его воскрешения гемункулами. Междоусобные распри, чуть ранее изводившие Тёмный город, быстро сменяются тревожным затишьем, как перед бурей, поскольку все комморриты бросаются заключать альянсы. Если уж убили даже Векта, кто тогда из друкари вообще может рассчитывать на выживание?
  • (Дата неизвестна) — великое прощание. Арлекины Скрытого Пути готовятся проститься с Асдрубаэлем Вектом на арене «Нхексус», принадлежащей ведьмовскому культу Проклятого Клинка. Многие начинают подозревать, что за убийством верховного властелина стоит Проклятый Клинок, тогда как другие полагают, что дело не обошлось без вмешательства леди Малис, так как она и её кабал Ядовитого Языка отплыли из Комморры в отколовшиеся рангоуты Паутины. Лицезреть великое прощание приходят огромные толпы народа как из числа преданных Векту друкари, так и его злейших врагов, прибывших позлорадствовать, прежде чем приступить к силовому разделу его владений. Когда наступает кульминация церемонии, на трибуны пускают мощный галлюциногенный газ, и арлекины обрушивают всю свою ярость на присутствующих архонтов. К актёрам Скрытого Пути присоединяются ведьмы Проклятого Клинка, а также Пророки Плоти и воины из Чёрного Сердца самого Векта. Пока кровь повелителей кабалов течёт рекой, из центра арены под звуки симфонии боли и ужаса поднимается Асдрубаэль Вект. Его тело идеально, а глаза полны гнева. Когда бойня завершается, архонтов, сохранивших верность верховному властелину, возрождают Пророки Плоти, а также некоторых его противников — хотя воскресают они уже в виде скрюченных монстров, чья единственная цель существования сводится к тому, чтобы насыщать верховного властелина своими страданиями. Масштабная отбраковка высших эшелонов власти Тёмного города делает господство Асдрубаэля Векта практически нерушимым, и он объявляет себя живой тёмной музой.
  • (Дата неизвестна) — цена красоты. Крупномасштабный рейд в мир-улей Ворган, находящийся на территории Империума-Нигилус, заканчивается поимкой сотен тысяч пленных. Изучив добытые живые экземпляры, гемункулы Сглаза приходят к выводу, что им попались представители культа генокрадов. Гибридов вычленяют из общей массы и накачивают гормонами роста, что приводит к бурному цветению дремавших в их плоти мутантных генов. Как только по городу расползается молва, среди сливок общества возникает мода на трансплантацию чужеродных выростов. Ворганцы, как стали называть этих прекрасных особ, сплачиваются в клики в шпилях Верхней Комморры, наслаждаясь своими телесными модификациями. Более того, все без исключения они становятся одержимы Лефидией — наводнённой тиранидами планетой, что висит на орбите Тёмного города с тех пор, как её затянули в Паутину.
  • (Дата неизвестна) — обсидиановое кольцо. В ходе рейдов на планеты, одновременно удерживаемые и некронами, и Адептус Механикус, обнаруживается тёмная стеклянистая субстанция. Вскоре ковены гемункулов обнаруживают, что с помощью данного материала можно прогонять демонические сущности. После проведения ещё ряда налётов в миры некронов и Адептус Механикус награбленный чёрный камень укладывают вокруг постоянно углубляющейся Пропасти Невзгод. Захваченных в ходе таких нападений пленников бросают в эту подпространственную бездну, и их мучительная смерть питает души тёмных эльдар.
  • (Дата неизвестна) — искажённый престол. После очевидного похищения нескольких кустодийских стражей инквизиторы Ордо Ксенос выходят на след ковена Кривой Спирали, ведущий к луне в глубинах межзвёздной пустоты. Надежда на поимку злодеев быстро улетучивается, однако в лунной пустыне инквизиторы находят нечто похожее на Золотой Трон, только покрытый кровью и внутренностями. Едва они успевают сообщить о своей жуткой находке, как появляется Кривая Спираль и безжалостно вырезает имперских агентов.
  • (Дата неизвестна) — единые в ненависти. Огромное количество азуриан с разных миров-кораблей, а также арлекины и жители Тёмного города объединяются под знамёнами Иврайны, которая стремится раз и навсегда покончить с Той-Что-Жаждет. Это первый раз за долгие тысячелетия, когда у разобщённой расы альдари складываются такие тесные военные связи. Впрочем, далеко не все разделяют мнение посланницы Иннеада. Так, в своём роскошно обставленном шпиле в Верхней Комморре высочайший властелин и по совместительству новый тёмный идол Асдрубаэль Вект разрабатывает план, как разделаться с Перерождённой пророчицей...

Известные тёмные эльдар

  • Асдрубаэль Вект — архонт кабала Чёрного Сердца и верховный властелин Комморры.
  • Аврелия Малис — архонт кабала Отравленного Языка.
  • Эстра Хромис «Королева Осколков» — архонт кабала Обсидиановой Розы.
  • Вреск Малидрах — архонт кабала Освежёванного Черепа.
  • Хадис Абрахак — архонт кабала Властелинов Железного Шипа.
  • Вейн Киарк — архонт кабала Чёрной Мириады.
  • Кешарк — архонт кабала Разделённого Клинка.
  • Кхерадруакх — четурёхрукий мандрагор с пустыми глазницами, населяющий глубины Комморры, внушает страх всем, кто знает о нём. Стены логовища Кхерадруакха устланы сотнями, если не тысячами черепов, которые он забрал у своих жертв по всей Галактике, но какие цели он преследует, собирая эту жуткую коллекцию, никто не знает. Все черепа аккуратно расположены так, что смотрят в одну точку пространства прямо над возвышением, где сидит Обезглавливатель, и сам воздух гудит от нарастающего чувства запретной силы, что вот-вот проделает брешь в реальности.
  • Архра — бывший лидер аспектных воинов Жалящих Скорпионов и основатель воинской касты инкубов.
  • Дражар «Мастер Клинков» — чемпион инкубов, по мнению некоторых является Архрой.
  • Вилиар Ифисс «Принцесса Боли» — одна из 3-х суккубов культа Распри.
  • Кахархадрос — сумасшедший тёмный эльдар, открыто поклонявшийся Слаанеш. У него был план по созданию новой Комморры, но он провалился, когда капитан 2-й роты Багровых Кулаков перебил его инкубов и расстроил планы Кахархадроса. Позже тёмный эльдар погиб провалившись в варп-разлом, который сам и создал.
  • Лелит Гесперакс — лидер ведьм из культа Распри.
  • Но'акей «Дочь Боли» — лидер ударной армии на Медузе V.
  • Сатоникс — лорд гелионов.
  • Тревеллиат Слискус — командир Воздушных Змей.
  • Уриен Ракарт — мастер гемункулов.
  • Эль'уриак — тиран Шаа-дома.
  • Ворш — гемункул и сумасшедший учёный.

Галерея

Войска тёмных эльдар
Командование АрхонтГемункулыСуккубы

Придворные архонта: ЛамеянкиМедузыСслитУр-гули

Элита Вернорождённые кабалитыИнкубыКровавые Невесты-гекатрицыМандрагорыРазвалиныГротески
Пехота Воины-кабалитыВедьмы
Штурмовые УкротителиГелионыБичевателиРазбойники

Звери: Когтистые дьяволыКхимерыОстрокрылы

Тяжёлая поддержка «Губитель»Истребитель «Острокрыл»Бомбардировщик «Пустотный ворон»Штурмовик «Ворон»«Талос»«Кронос»«Жнец»«Тантал»
Транспорт «Рейдер»«Яд»
Персонажи Асдрубаэль ВектДражарКхерадруакхЛелит ГеспераксАврелия МалисСатониксУриен РакартТрэвеллиат Слискус
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.