ФЭНДОМ


«Когда исполинские шестерни безжалостной судьбы начинают свой медленный и неотвратимый поворот, то обслуживающим их ничтожным созданиям не дано сдвинуть их с пути, ибо удел их — платить кровавую цену за амбиции тех, кто направляет механизм. Кровь человеческая — вот смазка для хода истории»
– Магистральная литургия макротековых клад Жао-Аркада, строфа 183, переведено с аркадского техноязыка


История

Гордость и высокомерие — вот что всегда уводит с пути истинного верных сыновей. Такова истина, которой нас учит история, и даже примархи подвластны ей. Так всегда происходило с людьми, детьми Терры, чей путь направляли чувства смертных, такие как гордость и зависть, гнев и страх, и так же случилось с воинами, что были созданы из генома человечества. Так же произошло и с примархами, подвластными столь человеческим желаниям власти и величия. Воистину, как говорили древние «гордыня приводит к падению».

Обрушиваясь на чужаков и непокорных людей, мощь примархов бушевала, словно адское пламя, не оставляя позади ничего, кроме пепла и обугленных костей. Но воистину пламя никогда не удаётся усмирить, и примарх Магнус, увлёкшийся запретным знанием и неподвластными пониманию силами, высвободил неудержимую огненную бурю. Охватившее Просперо адское пламя оставило шрамы в душах всех вошедших в него, Волков и кустодиев, но прежде всего оно поглотило самого Магнуса,легион воинов, в чьих жилах текла его кровь, и мир, ставший им домом. Из того, что было прежде, не осталось ничего, но из пепла восстало нечто, подобное тёмному фениксу, чьим отцом стал хаос.

Но даже когда бушевало высвобожденное битвой титанов адское пламя, наблюдавшие за этим представители Совета Терры наивно верили, что никогда впредь не увидят подобного катаклизма в едином и торжествующем Империуме. Спесь и высокомерие, невежество и глупость — то были грехи не только Магнуса, но и каждого из нас. Затуманенный чувствами смертных взгляд не мог устремиться вдаль. Лишь теперь мы можем осознать истину произошедшего на Просперо — мрачного знамения будущего, уготованного всему человечеству. Но даже если бы мы увидели это, пока оседал пепел, то смогли бы остановить колесо истории, которое уже начало оборот? Если бы мы увидели в прахе поглотившую Истваан III огненную бурю, то поверили бы или отвернулись, устрашившись правды? Или же мы все связаны с колесом Судьбы и мы — лишь пешки на игровой доске недоступных пониманию сил? Прочтите же эту хронику, посвящённую как Сожжению Просперо, так и предшествовавшей ему тайной истории. Изучите её и решите для себя, кто был героем, а кто злодеем, кто преступником, а кто жертвой, и могло ли всё быть иначе.

Суд над чародеем

История падения Просперо началась за много лет до того, как из-за козней Воителя прогремели первые залпы. В дни, последовавшие за Великим крестовым походом и крахом мечты Императора о единстве, люди часто спрашивали немногих выживших о том, как Хорус смог за такой недолгий срок оплести столь хитрой и всеобъемлющей сетью самых верных слуг Империума, и как об этом не догадался ни один из мудрецов и генералов той эпохи? Ответ на этот вопрос, как и во многих других случаях, нелегко понять тем, кто лично не видел Эпоху Тьмы. Если оглянуться назад, то достаточно будет сказать, что падение Хоруса не было ни внезапным, как может показаться, ни столь зависящим от внешнего влияния. Да, Император всегда доверял ему больше всех прочих сынов, потому что найденный первым Хорус дольше всех сражался вместе с Ним и трудился воистину усердно. Но при всех своих лидерских качествах, при всей силы духа и неоспоримом обаянии сам Хорус не был склонен к доверию. Гордыня — вот что помогало ему в долгие годы борьбы и враждебности.

Сейчас, спустя много лет, те события уже начали забываться, но взгляд в прошлое позволит нам ясно увидеть, что первые проявления недовольства и мятежные действия примарха начались ещё до того, как он стал Воителем. Тщательное накопление снаряжения и боеприпасов, привилегии подразделений и командиров, благоволивших Хорусу, торговые сделки, покровительство и договоры — всё это позволяло Воителю и его доверенным войскам действовать без надзора избранных советников Императора. Конечно, многое из этого было лишь результатом действий непревзойдённого полководца, желающего лишь усилить натиск Великого крестового похода, подготовить планы на случай изменения обстановки и наградить тех, кто доблестно сражался во имя его, однако впоследствии эта сеть идеально пригодилась для подготовки к величайшему предательству в истории человечества. Это не могло быть совпадением. Возможно, изначально Хорус не понимал, что побуждает его к принятию таких решений, но в тёмных глубинах разума он всегда планировал стать единоличным владыкой, пусть и не признавался в этом самому себе. Его капризы, освящённая временем традиция воинского покровительства и чести — вот что стало почвой для семян, которые принесут горькие плоды спустя много лет, когда иные, Губительные Силы откроют Хорусу глаза на замыслы, которые всё это время он подсознательно вынашивал.

Существуют многочисленные архивные копии приказов и эдиктов, отданных Хорусом и закреплённых его законной властью как Воителя, и свидетельства того, как они подготовили фундамент для разорвавшего Империум предательства. Долгая череда практически самоубийственных заданий, вследствие которых множество гордых полков Имперской Армии были разбиты и опозорены в последние годы десятого века М.30, Имперские ордеры Срочности, полученные рядом отличавшихся сомнительной верностью Рыцарских семейств лишь благодаря личному обращению Хоруса в М.31. Наконец, последние распоряжения таким Легионес Астартес, как Тёмные и Кровавые Ангелы, отправившие их на край известного космоса, вследствие чего они оказались слишком далеко и не смогли вмешаться, когда армии Воителя нанесли коварный удар. Однако же, среди всех трагедий и катастроф, к которым воинов Империума привели повеления Хоруса, особенно выделяется один образец кошмара и бесчестья. Теперь, когда охватившая Галактику война сорвала с наших глаз покров лжи, мы можем назвать истинное начало Ереси Хоруса, первый выстрел необъявленной войны: убийство Просперо.

Политика и Великий крестовый поход

Впрочем, к трагической гибели Просперо привели не только интриги Воителя. Да, разрушение этого мира способствовало разжиганию пламени Ереси и замыслам Хоруса, однако к ней привели грехи многих людей. Своя вина есть у каждого, в том числе и у хранителей самого Просперо — XV легиона, который с виртуозной лёгкостью сыграл одновременно роль жертвы и виновника обрушившегося на них апокалипсиса.

Воины Тысячи Сынов всегда были посторонними для своих братьев. Их создали, когда ещё тлели угли Объединительных войн, и они не участвовали ни в великих битвах за Старую Терру, ни в повторном завоевании Солнечной системы, сплотившем братства других легионов. Они выделялись даже самим процессом создания, поскольку были лично отобраны Самим Императором и названы Его «Тысячей Сынов», что было проявлением благосклонности, которую сочли незаслуженной многие, уже проливавшие кровь ради Него. Со временем легион соединился со своим примархом, после чего стал известен склонностью к оккультизму и поискам тайных знаний. Вследствие этого дурная слава Тысячи Сынов среди других легионов только укрепилась. Немногие стали бы открыто отрицать их победы в Великом крестовом походе или воинское мастерство, однако мало кто охотно согласился бы сражаться с ними бок о бок. В свою очередь XV легион не прикладывал усилий к борьбе с окружающим их недоверием. Одни из воинов Тысячи Сынов стремились унять разногласия между легионами, но другие гордились своей дурной славой и щеголяли силами, которые отдаляли их от братьев. Так Тысяча Сынов сделала своё новое положение изгоев знаменем, оправданием для проведения опасного с точки зрения многих изучения эзотерики, так интересовавшей легионеров и их господина. Разлад между легионами только усиливался, а каждая победа Тысячи Сынов в глазах обвинителей лишь всё заметнее пятнала их, поскольку одерживалась благодаря безудержному применению колдовства.

Проект «Библиариум» и порча Древней Ночи

С приближением 31-го тысячелетия среди воинств Великого крестового похода всё громче раздавались голоса тех, кто верил, что Тысяча Сынов и их господин слишком далеко зашли по запрещённой Императором дороге — пути колдуна. Но что есть колдовство? Многие, особенно склонные к суевериям люди, называют так любое применение психических сил. В этом есть доля правды, поскольку все пси-способности, независимо от строгости контроля или масштаба их воздействия, по природе своей сопряжены с опасностью. Но гораздо более распространённым в Эру Империума определением «колдовства», тайного и древнего рода занятий, было безрассудное стремление к псионической мощи и властвованию над силами Эмпирей без должной осторожности и контроля — в частности, использование определённых запретных текстов и обрядов древнего, человеческого или чуждого происхождения. Подобное искусство, которым люди занимаются, чтобы овладеть ужасными силами без разрешения Императора или следования установленным Им в мудрости Своей для новой человеческой цивилизации ограничениям, любая здравомыслящая личность сочтёт чрезмерно опасным не только для самого колдуна, но и всех вокруг. Проще говоря, колдовство является добровольным повторением грехов прошлого, и именно в нём подозревали Тысячу Сынов.

Громче всего к порицанию XV легиона за уход с пути разума и закона призывали следующие примархи: Леман Русс из Космических Волков, Корвус Коракс из Гвардии Ворона и Мортарион из Гвардии Смерти. Все они в разное время встречались лицом к лицу с невообразимыми ужасами, высвобожденными бездумным использованием психических сил, и боялись, что, если никак не повлиять на Тысячу Сынов, то они навлекут такую же катастрофу на себя и миры строящегося Империума.

Подобному мнению придавали вес исторические факты, поскольку поглотившую человеческую цивилизацию Древнюю Ночь, с которой началась долгая Эра Раздора, часто отождествляли с быстрым ростом числа даровитых и необузданных псайкеров. Более того, многие из опустошавших Терру до Объединения вожди, как и люди, обратившие другие некогда процветавшие планеты человечества в кошмар наяву, обладали теми же тёмными силами, порождёнными ничем не сдерживаемыми психическими мутациями и исследованиями ужасных знаний, с которыми не мог совладать разум смертных. Также представители самого Империума были не склонны доверять псайкерам. Да, империя обязана своим существованием навигаторам и хорам астротелепатов, однако государственные законы связывают их тяжёлым ярмом службы и ограничений, жёстко определяя структуру управления этими организациями.

В начале Великого крестового похода Император лично создал орден Сестёр Тишины, поручив им отлавливать неуправляемых и нелегальных псайкеров в вечно растущем Империуме, после чего доставлять их в Дивизио Телепатика — либо для безжалостного тестирования и обработки, принуждавшей их подчиняться методам, созданным для направления и ограничения сил, либо приговора к вечному заточению или казни. Однако псайкеры существовали во всём человечестве, в том числе в легионах космодесантников, и природная мощь Легионес Астартес, способная выдержать большее напряжение, вкупе с отточенным воинским мастерством наделяла легионеров-псайкеров ужасающей силой. Это с самого начала вызывало вопросы.

Обвинители вроде Русса и Мортариона считали, что псайкеры среди Легионес Астартес опасны по самой своей природе — не в последнюю очередь потому, что у них часто не было устанавливаемых в Схоластика Псайкана ограничений, а также за ними не устанавливали стандартный имперский надзор. Особенно ярким примером являлась Тысяча Сынов — легион, который из-за воздействия своего геносемени превратился в одно из самых многочисленных скоплений псайкеров в истории, вдобавок ко всему склонный к тайнам и изучению колдовских наук, что вызывало всё большие подозрения.

Однако были и ярые сторонники использования пси-способностей в армиях Империума: в частности, Сангвиний из Кровавых Ангелов и Джагатай Хан из Белых Шрамов решительно поддерживали таких одарённых воинов и устанавливали в легионах собственные, пусть и не слишком продуманные, ограничения. Этому подходу придавала вес и неоспоримая реальность того, что Сам Император являлся невероятно могущественным псайкером. Его психическая мощь была такова, что делала Императора неподвластным опасностям Эмпирей, и также, что вполне очевидно, Он намеренно создал Тысячу Сынов теми, какими они являлись, во всяком случае при основании легиона. Также известно, что Альфарий из Альфа-Легиона, Фулгрим из Детей Императора и Ночной Призрак (который согласно ряду свидетельств сам был сильным псайкером-оракулом) активно использовали псайкеров в рядах своих легионов, пусть и более сдержанно и не придавая тому особой огласки.

Все эти примархи высказались за предложенный план организованного обучения психически одарённых легионеров, который позволил бы им использовать свои способности безопасным и упорядоченным образом. В середине Великого крестового похода эта инициатива стала известна как проект «Библиариум». Это был эксперимент, поддержанный самим Императором и призванный доказать безопасность и пользу воинов-псайкеров в рядах легионов. Включение библиариев в боевую организацию космодесантников, как мы можем сказать теперь, привело к смешанному успеху. Одни легионы приняли систему, основанную на уже существующих структурах Кровавых Ангелов, тогда как другие лишь неохотно сделали вид.

На самом деле вследствие предпочтений и генетических особенностей рекрутов в некоторых легионах просто не было достаточного количества потенциальных псайкеров для создания полноценного Библиариума, тогда как другие, имевшие необходимые биологические ресурсы, по причине своего характера или господствующей культуры не желали принимать то, что многие ещё считали опасной и непредсказуемой силой. Известно, что примарх легиона Железных Воинов Пертурабо назвал библиариев «Клинком без рукояти, столь же опасным для хозяина, как и для намеченной жертвы». Однако для Тысячи Сынов проект «Библиариум» стал одновременно способом унять подозрения чужаков и оправданием собственной необычной природы, а потому был немедленно включён в существующую организацию легиона или, что возможно будет точнее сказать, организация легиона подменила библиариум, который стал её обращённой наружу маской.

В конечном счёте проект «Библиариум» лишь задержал, а не устранил возмущение, вызванное предполагаемым использованием Тысячей Сынов запретных сил. После наметившегося возвращения Императора на Терру и назначения Хоруса Воителем противостоявшие библиариуму примархи потребовали от Отца вынести Свой вердикт перед отбытием на Тронный Мир. Аргументы Русса и Мортариона оказались настолько сильны, что убедили многих среди братства примархов. Даже Рогал Дорн и Пертурабо на время забыли о своём вечном соперничестве, призвав закрыть библиариум и открыто осудить действия Магнуса, Колдуна с Просперо.

Решение предстояло принять на Никейском Совете — специально собранном конклаве, где выступили бы представители всех легионов космодесантников и многих великих организаций Империума. Предполагалось, что там Император выслушает представителей собравшегося библиариума и тех, кто видел их действия на поле боя, чтобы вынести Своё решение о продолжении их существования. Однако уже тогда, и особенно в последующие годы, многие видели в Совете не завершающий этап великого эксперимента среди столь разных Легионес Астартес, не окончательный вердикт создателя этой программы, но суд над Тысячей Сынов и их примархом, Магнусом Красным.

Никейский Совет

Собранный высшими кругами Магистерума Империалис совет принял форму консисторского суда, верховным судьёй на котором стал Сам Император, хотя он и не принимал участие ни в дебатах, ни в голосовании. За его ходом наблюдало вероятно более десяти тысяч человек, прилетевших вместе с делегатами из чиновников многочисленных департаментов Империума и военных организаций Великого крестового похода. Первыми из них были примархи Легионес Астартес и Верховные Лорды совета Терры, а также представители Марса и разных Ордосов Телепатика и Схоластика Псайкана. Также там присутствовали представители ряда меньших имперских институтов, в том числе автор этой хроники, и многие тысячи слуг и представителей правящих кругов Терры. Воистину, нечасто можно было увидеть подобное собрание за пределами сегментума Солар. За сопровождавшими совет пышными церемониями было легко забыть о важность собрания. Само открытие совета длилось несколько дней и стоило имперскому казначейству суммы, равной десятине целого сектора. Как и в случае всех собраний высокопоставленных лиц Никейский Совет стал не просто обсуждений одной темы, пусть и настолько важной, как судьба воинов-псайкеров в армиях Империума вообще и среди Легионес Астартес в частности. Там присутствовали правители планет и секторов, предоставившие свои свидетельства, директора огромных чиновничьих империй, предводители свирепых армий и странствующих флотов — все они собрались в одном месте на краткий срок. И, пока разворачивалось представление церемонии открытия, в тенях заключались соглашения и раскидывались сети покровительства; пока верховные владыки Империума решали судьбу библиариума и соответственно Тысячи Сынов, в дальних галереях заключались и продавались союзы. После того, как Совет завершился, и гости покинули Никею, сервиторы и чернорабочие начали длившуюся целый месяц операцию по уборке, в ходе которой обнаружили в самых неприметных уголках Никеи многочисленные трупы — свидетельство того, что на совете также сводили счёты и мстили за обиды.

Никейский эдикт

Исследователи уже написали многое о показаниях тех, кто выступал перед Императором, о краткости самого совета и об окончательном вердикте, который в конце издал Он. Сейчас обманчивый взгляд в прошлое придёт силу сомнительным слухам о заговоре и паутине лжи, но это, как и неполные записи о событии, лишь умаляет драму произошедшего. На самом деле многие пришли, чтобы изложить свою точку зрения Императору, выступая как за, так и против открытого использования психических сил в армиях Империума и среди космодесантников в частности. Достоверно известно, что ряд персон явились только затем, чтобы обличить Магнуса и его воинов как жуткую угрозу Империуму, тогда как другие стремились восхвалить добродетели его легионеров. В конце совета выступил сам Магнус, противопоставив злобе Мортариона своё красноречие и разум, но этого оказалось недостаточно.

Бессмысленно гадать, что творилось в разуме Императора, и почему Он решил осудить Магнуса и библиариумы всех восемнадцати легионов. Его разум невообразим простым смертным, а его восприятие пространства и времени, причины и следствия находится за гранью нашего понимания. На самом деле все притянутые за уши к последовавшим за Никеей событиям теории не могут объяснить произошедшее и лишь скрывают факты. Достоверно можно сказать лишь то, что Император принял решение против продолжения использования психических сил среди Легионес Астартес и приказал распустить библиариумы среди всех легионов без исключения. Тем же, кто дерзнёт ослушаться Его решения, Он пообещал, что «На его голову и головы его последователей обрушится такая кара, что до конца мира они будут проклинать тот день, когда отвернулись от моего света».

Очертания вины

Мы можем немногое точно сказать о последнем преступлении Магнуса, которое привело к падению Просперо. Природная скрытность XV легиона и полное уничтожение Просперо уничтожили значительную часть информации, а Император и Его ближайшие советники не стали предавать огласке свои тайны. Однако нам известно, что спустя три года после Никейского Совета Магнус призвал основные силы легиона на Просперо, собрав вместе самых обученных капитанов и самых одарённых в запретном искусстве сынов. Никто, кроме, возможно, самого Императора, не знает, что произошло тогда в глубинах храмов Просперо. Ходят слухи о великом ритуале, раскрывшем готовившееся предательство Хоруса или же о сделке между Тысячей Сынов и чудовищными обитателями варпа, тогда как другие теории говорят о бессмысленной попытке показать отцу его ошибку, продемонстрировав чудеса могущества, или же о неудачной психической атаке в сердце самого Империума.

Однако достоверно известно, что в 004.М31 вскоре после сбора Тысячи Сынов на Просперо имперский дворцовый комплекс содрогнулся от ряда подземных толчков, а затем прошла волна неестественных феноменов, соответствующих психическому явлению катастрофического масштаба. В густонаселённых жилых блоках огромного города-дворца в закрытые аванпосты Арбитрес Империалис хлынули доклады о странных феноменах и спонтанных забастовках, жутких убийствах и прочих преступлениях, также были перегружены энергетические сети и начались самовозгорания. Целые субсектора метрокологии Терры охватил хаос, длившийся много дней. Ординаторы имперской канцелярии оценили вызванные потери, вызванные как феноменами, так и последовавшими за ними беспорядками, в сотни тысяч человек, а ремонт повреждённых секций Имперского Дворца затянулся на годы, после чего сменился стратегической программой Дорна по укреплению перед великой осадой.

Не было издано официального обвинения виновников данного преступления, однако в запечатанных архивах Терры есть сведения, что спустя считанные часы после произошедшего Император приготовил порицание Магнуса. То, что самый укреплённый город на Терре, трон самого Императора, погрузился в анархию в тот же день, как он осудил одного из своих примархов за использование запретных сил и вызвал на Терру для суда, не может быть совпадением. Неизвестно, чего именно добивался Магнус Красный, Король-Колдун Просперо, когда совершил такое бесчинство на самом Тронном Мире, но последствия его действий до основания потрясли Империум.

Указ об осуждении Магнуса и Тысячи Сынов
«По слову и воле Владыки Человечества, Императора, Императорис, Терра Регнум,
Сим декретом поручено привезти Магнуса, примарха XV Легионес Астартес, на Терру, где он предстанет перед Троном Империалис, дабы ответить за свои деяния и деяния его генетических сынов.
Посему Леману Руссу, примарху VI Легионес Астартес, поручено доставить своего брата, используя любые средства, которые он сочтёт нужным независимо от ограничений закона, разрешений или необходимости взять средства у других, даже если ему придётся последовать за Магнусом в безграничную пустоту до конца дней.
Так записано и так будет
»
– Указ об Осуждении Магнуса и Тысячи Сынов


Сбор Обвинительного воинства

Обрушившаяся на Имперский Дворец психическая буря привела в смятение хоры астропатов, и потому лишь спустя недели известия об изданном Императором Указе Осуждения Просперо достигли двух своих целей: Фенриса и двора Лемана Русса, а также совета Хоруса, Воителя Империума. До нас дошли лишь отрывки значительной части записей об этом периоде, поскольку многие из архивов пострадали во время великой осады, а другие были запечатаны и могут быть рассекречены лишь по указу Императора. Мы можем достоверно указать, что мрачная задача по исполнению Указа была изначально поручена генералу-капитану Легио Кустодес Константину Вальдору, под чьим руководством на Терре собрались войска для исполнения воли Императора. Однако общее руководство Обвинительным воинством, как позднее был назван флот, получил Леман Русс из Космических Волков, ведь только примарху могли дать власть над другим примархом.

Когти Императора

Константин Вальдор

Константин Вальдор

Вальдор, воин, мастерством уступающий лишь самим прародителям легионов, издавна был избранным Императора и хранителем Его личной судебной печати, Магистериум Максима, что давало ему законное место среди верховных придворных кругов Империума и на военных советах Великого крестового похода. Но несмотря на свою неоспоримую личную власть Вальдор предпочитал не ввязываться в борьбу между бесчисленными фракциями и хранил нейтралитет, действуя лишь тогда, когда того требовал долг, насколько его понимал генерал-капитан. Можно предположить, что к назначению главного телохранителя Императора как руководителя операции на Просперо приложил руку Его первый советник, Малкадор Сигиллит. Вероятно, что не столь сильный духом человек оказался бы втянут в политические разногласия и распри имперской иерархии, что сделало бы Обвинительный поход инструментом в руках одной из фракции. Также следует отметить, что никто другой не осмелился бы встретиться с примархом на его родной земле. Однако немногие в образующейся элите Империума дерзнули бы перечить мрачному главе Легио Кустодес, и потому Вальдор лично занялся приготовлением воинства, способного исполнить волю Императора в полном соответствии с Указом об Осуждении.

Собрать для этого войска было несложно, поскольку, хотя Объединительные войны отгремели почти два века тому назад, Терра осталась величайшей крепостью Империума. Здесь, в самом центре галактических владений человечества ожидали приказов воины, собранные со всех уголков Империума и разнящиеся от Легионес Астартес из Воинства Крестоносцев до миллионов солдат полков терранской ауксилии Имперской Армии, а также всевозможные необычные войска, находящиеся между этими крайностями. Из их числа Вальдор взял самых грозных и таинственных воинов, а также самых выдающихся, дабы собрать подходящий почётный караул для опального владыки Просперо, поскольку возвращение Магнуса на Терру должно было стать одновременно его наказанием и посланием всему Имериуму. Во главе воинства встало подразделение самих кустодиев, самых могучих геновоинов Императора, внушающих благоговение своими сверкающими золотыми доспехами и антигравитационной техникой. Основные силы терранского контингента составили несколько подразделений Имперской Армии, включая гордых воинов из 3-й терранской ауксилии, снаряжённых грозным оружием и бронёй из тайных кузниц Луны, и восемь полных когорт опытной тирианской экзогвардии, облачённых в причудливые пустотные доспехи воинов из далёкого мира, которые служили как часть постоянно меняющегося гарнизона Терры.

Однако в те беспокойные времена немногие знали, что к собирающимся на корабли Обвинительного Флота воинам присоединятся и другие подразделения. Никто не увидел их на славных парадах, что прошли перед отправлением на широких процессиональных проспектах Дворца. Это были три полных вигилии Сестёр Тишины во главе с командующей стражей Крол, а также небольшая флотилия чёрных пси-инертных кораблей-охотников, которыми был известен орден. Кроме этого в поход отправилась и полная манипула Ордо Синистер — относительного недавно возникшего воинства, подчиняющегося лишь Трону и представляющего собой особый сублегион титанов, базирующийся в тайных хранилищах под Дворцом. В полном соответствии со своим именем Ордо Синистер был известен зловещими операциями по подавлению и уничтожению угроз псайкеров альфа-уровня и часто сопровождавших их массовых гражданских беспорядков. Судя по подобному усилению Воинства, Император был полон решимости вернуть Своего блудного сына любыми требующимися средствами, однако их тайное присоединение к флоту подразумевает, что крайние меры не были предпочтительным решением кризиса.

Обвинительное воинство, терранский контингент

Здесь перечислены подразделения, собранные на Тронном Мире для исполнения Указа об Осуждении, подписанного рукой Императора в 004.М31 и гласящего, что Магнус Красный, владыка Просперо и XV легиона Астартес, должен быть привезён под стражей на Терру, чтобы ответить перед своим отцом.

Старший командный состав

  • Константин Вальдор, генерал-капитан Легио Кустодес — носитель Печати Императора, дающей право вершить правосудие в Его владениях.
  • Верховный маршал Маркас Рон, командующий 3-й терранской ауксилии и старший офицер Экзертус Империалис.
  • Дженеция Крол, старший командир стражи Сестёр Тишины.
  • Доминус-кселаткус Тран Эсмарк, командующий принцепс из Зала Оцциденталис Ордо Синистер.

Основные силы

  • Легио Кустодес — 982 воина из 91 содалита.
  • Сёстры Тишины — приблизительно 3 000 боевых сестёр, составляющих три полных вигилии.
  • 3-я Терранская ауксилия — 5 000 терранских солдат, неофициально известных как полк «Железнобоких» и набранных в основном из Старой Альбии.
  • Тирианская экзогвардия, когорты Сирис, Асаг, Рабису, Ассаку, Кур, Эдимму, Сидури и Атра, насчитывающие по 600 воинов в пустотной броне и 100 илотов-ауксилариев.
  • 9-я когорта Солярной Ауксилии — одно из прославленных подразделений Сатурнийских Туров, 4 000 пустотных гоплитов и вспомогательная техника.
  • 10-е и 42-е Саркосанские Вольтижёры — недавно прибыли на Терру после приведения их мира к Согласию Тёмными Ангелами. Каждое подразделение включало приблизительно 3 000 солдат лёгкой пехоты, а также небольшое отделение терранских надзирателей.
  • Харонские стражи, третий вымпел — полное подразделения суровых и сильно аугментированных хранителей внешней Солнечной системы, снаряжённое полным набором запретного для остальных оружия.
  • Третий вымпел насчитывал чуть менее 2 000 воинов.
  • Сидонийская Тагмата, подразделения Экрисс, Норн и Ифрем — небольшое воинство механикумов, прикреплённое к Обвинительному Флоту как наблюдатели для проведения инспекции и при необходимости ликвидации любых проявлений запретной технологии на Просперо. [Примечание: судя по всему, данное подразделение было включено по позднему и прямому запросу фабрикатора-генерала Марса].
  • Зал Оцциденталис — пять псититанов из Ордо Синистер, все модели «Полководец».
  • Секутары Синистер — приблизительно тысяча секутаров Ордо Синистер, служащая вспомогательной пехотой Зала Оцциденталис.

Отправление

Несмотря на срочность приказов Императора на полный сбор, снаряжение и должное чествование воинства ушло несколько месяцев. Отправка задержалась не только из-за последствий психических бурь, обрушившихся на Терру, но и потому, что поход таких прославленных воинов со столь важным приказом требовал церемоний. Пока же прикреплённые к Воинству подразделения завершали свои приготовления, его назначенные командиры проводили время в уединении на закрытых уровнях крепости Дивизио Милитарис, исследуя хранящиеся на Терре отрывочные сведения о Просперо. Также в архивах указано, что Атхарва, единственный представитель Тысячи Сынов в Воинстве Крестоноцев, предстал перед Вальдором, Малкадором и остальными, и выдал им известную ему информацию о деятельности легиона, расположении войск и укреплений Просперо. Именно на ней будут основаны планы Вальдора для действий во внештатной ситуации. Немногие в совете Терры верили, что Магнус воспротивится призыву Императора, а тем более что он возглавит легион в открытом мятеже против Империума, но были и те, кто всегда ждал от Алого Короля худшего. Сам же Вальдор был человеком, для которого осторожность и готовность ко всему являлись не просто служебной обязанностью, но самой его сутью. Как главному информатору генерала-капитана Атхарве был дарован статус «Экземптус», освобождающий его от любых былых и будущих грехов легиона, после чего он получил приказ вернуться в Воинство Крестоносцев и ждать в прецептории вплоть до разрешения кризиса.

После окончательный подготовки планов Обвинительное воинство покинуло Терру, едва утих эфир, и направилось на сборные поля в системе Бета-Гармон, где они должны были встретить примарха Лемана Русса и его воинов. Тем временем астропатические хоры Терры получили приказ обнародовать Указ об Осуждении, передав его наиболее выразительными и доходчивыми инфокодами во все столицы главных секторов. Для тех, кто нарушил эдикт Императора, не будет прибежища, и не скрыться им ни в одном тайном уголке Его Империи. Однако усерднее всего астропаты пытались связаться с далёким владыкой Космических Волков, которому Император поручил обременительную задачу проследить за исполнением указа.

Волчий Король

«У мечей лишь одно предназначение — забирать жизни, обнажая их, ты выпускаешь в мир смерть. Можно сколько угодно говорить, что мы берёмся за оружие ради мира, но это всегда несёт смерть, а её жажду так просто не утолить»
– Наставления Волчьего Короля, из архивов ордена летописцев


Леман Русс и его Волки не сидели, сложа руки, пока на Терре развивались события. Согласно хроникам Великого крестового похода ко времени бедствия и осуждения Магнуса VI легион сражался минимум в семи зонах боевых действий и составлял значительную часть ряда крестовых флотов. Известно, что сам владыка Космических Волков всегда сражался в самых жестоких битвах, в которые отправляли его легион, и согласно хроникам на тот момент он участвовал в тяжёлом истреблении ксенозаражения скариков в терзаемом распрями диком космосе вблизи от Кипра Мунди, известном как Эфир Метус. Там находился стабильный варп-канал, связывающий голодные до ресурсов сектора внутреннего сегментума Солар с недавно завоёванными просторами на галактическом западе. Из-за традиций VI легиона сохранились немногие точные записи того, как Волчий Король воспринял объявление об Указе. Однако судя по спешке, с которой он вывел войска из боя и отозвал другие подразделения легиона, а затем отправился на Просперо, можно оценить, с каким рвением Леман Русс принял приказ Императора. История умалчивает, вызван ли был этот пыл лишь преданностью отцу или же отвращением к действиям брата.

Известно, что к моменту получения Указа об Осуждении и приказа арестовать Магнуса и привезти его на Терру Волчий Король имел под своим непосредственным командованием две полных великих роты своего легиона — приблизительно 20 000 Легионес Астартес. Это были первая и седьмая великие роты. Первая состояла главным образом из отборных хускарлов, телохранителей Волчьего Короля, а также включала большинство терминаторов-катафрактов на службе VI легиона, а седьмая включала большой контингент «Чёрной Чистки», как неофициально были известны Присягнувшие Смерти и корпус разрушителей. Несмотря на срочность приказов Императора, хотя возможно именно поэтому Леман Русс не сразу вывел легион из зоны боевых действий при Кипра Мунди, а начал действовать, отбросив предыдущую стратегию, разработанную Адмиралтейством и подразделениями ополчения Империалис. Вместо осторожной и методичной зачистки заражённых планетоидов примарх возглавил собравшихся воинов Империума в штурме наиболее укреплённого заражённого мира, откуда, как было известно, пришли враги. Вскоре Космические Волки оставили от окутанной тенями твердыни ксеносов лишь залитые фосфексом развалины, вырвав сердце заразы, охватившей близлежащие планеты, но заплатили за победу кровавую цену, оставив на поле боя несколько тысяч убитых братьев. Сочтя, что он сделал всё, что должен, Волчий Король увёл свой легион прочь после уничтожения мира-логова скариков, несмотря на возражения командующих Имперской Армии, которые остались добивать чужаков и обеспечивать безопасность восстанавливаемого сектора. Известно, что в ответ Леман Русс сказал им следующее: «Когда Император хочет уничтожать, то спускает с цепи Волка, которого держит в клетке голодным до крови. Волку смерти ведом лишь один путь, и те, кто желает нацепить ошейник на такого зверя и сделать его стражем своих домов, лишь навлекают на себя гибель».

Также известно, что после ухода Космических Волков дела у брошенных ими подразделений Имперской Армии шли плохо. Хотя Леман Русс и вырвал сердце угрозы, лишь спустя многие годы даже после прибытия подкреплений остатки воинов Империума смогут зачистить внешние крепости врага, который был разбит, но жаждал мести.

Волки собираются

Не слушая никаких возражений, Леман Русс и его легион покинули Кипра Мунди и со всей скоростью устремились к своему ледяному логову — Фенрису. Там к растущему воинству Волчьего Короля присоединилась Пятая великая рота, пополнявшая припасы на родном мире легиона. Из зала глубоко в грозной крепости, известной как Клык, Леман Русс отправил астропатическое сообщение, призвав все подразделения шестого легиона, находящиеся на расстоянии возможного удара по Просперо, собраться на Фенрисе или ждать его прибытия на Бета-Гармоне. Конечно, чужакам крайне трудно вычленить детали из хроник самих Космических Волков, однако можно достоверно предположить, что едва ли Леман Русс остался на Фенрисе на срок больший стандартного терранского месяца и поспешил на встречу с Вальдором. Вследствие этого не было времени для пополнения понёсших потери Первой и Седьмой великих рот, а также те великие роты, что сражались в самых дальних уголках Империума, не успели бы вовремя прибыть на Фенрис на зов своего господина.

Грозовые орлы Космоволков

Из сложных устных саг, в которых Космические Волки хранят память об операциях, можно вычленить немного конкретных фактов, в частности то, что перед отправлением с Фенриса к Леману Руссу прибыли воины Четвёртой, Восьмой и Двенадцатой великих рот, а также небольшие подразделения Тринадцатой и Второй. Однако многие из этих воинов пришли на зов Волчьего Короля прямо после битвы. Космических Волков редко отправляли на войну, где не ожидались серьёзные потери, а потому им требовалось время на пополнение припасов и восстановление численности, несмотря на то, что VI легион вследствие своего предпочитаемого метода ведения боевых действий был более самодостаточным, чем большинство других.

Увы, Волчий Король не желал медлить и покинул Фенрис в сопровождении приблизительно 50 000 своих сынов, многие из которых недавно были ранены и нуждались в срочном пополнении припасов. Отправившийся в путь флот VI легиона, включавший многие из самых быстрых кораблей-охотников во всех флотилиях Легионес Астартес, пересёк глубины варпа без промедлений. Отчасти благодаря потокам странного эфира, отчасти благодаря близости Фенриса к важному узлу Великого крестового похода Леман Русс прибыл на Бета-Гармон раньше Вальдора.

Воля Хоруса

На Бета-Гармоне Русса встретили не только воины его легиона, ответившие на зов, в частности, отмеченные боевыми шрамами легионеры из Третей, Девятой и Одиннадцатой великих рот, но также подразделение Астартес в цветах зелёной морской волны — недавно принявшие новое имя Сыны Хоруса. По приказу Воителя эти легионеры поклялись помочь Волчьему Королю в его жуткой задаче, а их глава, надзиратель Борос Курн, привёл Леману Руссу личное послание от Хоруса. Точное содержание этого письма никогда не станет известно исследователям позднего Империума, вероятнее всего лишь сами примархи знали, какие были приведены доводы. Но после произошедших на Просперо ужасных событий стало известно, что ознакомившись с содержанием послания и услышав слова брата, Леман Русс сообщил своим сынам, что теперь собирается не просто взять Магнуса под стражу, но убить на месте.

Ради этой кровавой цели Воитель отправил не только воинов под командованием Бороса Курна, около 5 000 Сынов Хоруса, снаряжённых лучшим оружием и доспехами из числа доступных воинам Империума, но и двенадцать линейных титанов Легио Мортис из святилищ на Бета-Гармоне при поддержке ряда специально отобранных подразделений Имперской Армии, готовых помочь в штурме планеты. Вдобавок Хорус приказал имперским сенешалям и магосам-доминам, управлявшим логическими операциями на Бета-Гармоне, дать Леману Руссу и его воинам неограниченный доступ ко всем покрывающим планету арсеналам, включая ограниченные хранилища и запретное оружие. Мы можем сделать логическое заключение о выбранной Леманом Руссом стратегии на основании подробных записей правителей Бета-Гармона о вооружении, взятом шестым легионом. Большая часть снаряжения и боеприпасов была стандартных моделей, и вероятно требовалось для приведения в боеготовность потрёпанных Великих рот, однако другие выборы указывают на более мрачные мотивы. В частности перед отправлением с Бета-Гармона Космические Волки погрузили на корабли достаточно фосфекса, чтобы провести полную зачистку системы от всего живого, а также разместили на линкорах разнообразные устройства для Экстерминатуса, включая ряд биоалхимических боеголовок, которые ранее считались слишком опасными для использования в границах Империума. Эти и многие другие приготовления чётко показывают нам, что Волчий Король теперь собирался сделать с Магнусом и народом Просперо.

Горькая ненависть

Что же могло заставить примарха, особенно такого известного своей беспрекословной верностью, как Леман Русс, действовать не в соответствии с приказами Императора? Многие в прошлых исследованиях возлагали вину на козни недавно назначенного Воителем Хоруса, ссылаясь на его искажение приказов флота. Однако подобные ревизионистские теории не принимают в расчёт ряд других вероятных причин, а их создатели желают получить благосклонность придворных Терры, идеализируя примархов, которые будут впоследствии сражаться на стороне лоялистов, что едва ли достойно историка. В хрониках тех позабытых лет чётко прослеживается, что Леман Русс на дух не переносил своего начитанного брата, считая его «колдовство» вероятной угрозой Империуму. Они неоднократно спорили, и на Никейском Совете Русс стал одним из самых ярых обвинителей Магнуса. Также ни для кого среди Дивизио Милитарис не секрет, что Космические Волки неоднократно сражались не просто в первых рядах Великого крестового похода, но как избранное оружие Императора против предателей и перебежчиков. Для этой задачи Волки были в высшей степени пригодны, поскольку во многом выделялись среди всех прочих легионов и воинств Империума, не имели ни товарищеских уз, ни клятв верности никому, кроме Самого Императора. Волки не создавали новые народы и охраняли лишь немногие миры, они не воздвигали крепости и не подавали пример другим, ведя в бой армии или гордо шагая прямо в пламя битвы. Они являлись, что следует из самого названия легиона, хищником, притаившимся во тьме и покорным только одному господину. Воистину, легион Космических Волков был создан лишь для одной цели — полностью уничтожать любую угрозу, достаточно опасную, чтобы привлечь их внимание.

Обвинительное воинство, контингент Бета-Гармона

Здесь перечислены подразделения, собранные на Бета-Гармоне для исполнения Указа об Осуждении, подписанного рукой Императора в 004.М31 и гласящего, что Магнус Красный, владыка Просперо и XV легиона Астартес, должен быть привезён под стражей на Терру, чтобы ответить перед своим отцом.

Старший офицерский состав

  • Леман Русс, примарх VI легиона, лорд-регент Фенриса, верховных главнокомандующий Обвинительного Флота, получивший указ Императора касательного своего брата примарха Магнуса и право вершить правосудие в Его владениях ради исполнения указа.
  • Надзиратель Борос Курн, командующий 16-м независимым штурмовым батальоном, XVI легион, посланник Воителя.
  • Принцепс-сеньорис Малдис Дран, командующий принцепс из Легио Мортис.

Основные силы

VI легион, Космические Волки — приблизительно 73 000 космодесантников, включая подразделения, ранее проводившие операции вблизи Фенриса или Бета-Гармона, отозванные для проведения кампании. [Роты отмечены как по цифровым обозначениям Дивизио Милитарис, так и согласно их архаичным самоназваниям, услышанным при прочтениях «Саги о Просперо».]

  • Первая великая рота, «Кольцедробители» — 3 000 космодесантников, состоящая главным образом из «варягов»-хускарлов, экипированных терминаторскими доспехами и сражающихся как телохранители, также включающая в себя дополнительные командные подразделения легиона.
  • Вторая великая рота, «Рассекающие Нити» — 800 космодесантников, предположительно состоящая из пехотинцев-ветеранов, отозванных с особого задания, в сопровождении контингента дредноутов.
  • Третья великая рота, «Хранители Орлов» — 9 800 космодесантников, в первую очередь пехотинцев, сражающихся в ближнем бою, а также подразделений поддержки (в отрывках данных указан пропорционально высокий уровень недавно принятых Легионес Астартес).
  • Четвёртая великая рота, «Хозяева Кровавого Червя» — 8 600 космодесантников, тяжёлая пехота и самоходная артиллерия, включающая большое количество штурмовых отрядов и отделений прорыва.
  • Пятая великая рота, «Кровавый Буран» — 10 000 космодесантников, смешанные пехотные подразделения и лёгкая бронетехника, присоединившаяся во время пополнения припасов на Фенрисе.
  • Седьмая великая рота, «Носители Гиблого Пламени» — 5 200 космодесантников, состоящая в первую очередь из воинов «Чёрной Чистки», разрушителей и испепелителей.
  • Восьмая великая рота, «Предвестники Огня Бойни» — 9 500 космодесантников, состоящих главным образом из отделений разведки и скрытого проникновения.
  • Девятая великая рота, «Змеи Луны Войны» — 7 800 космодесантников, состоящая из вспомогательных пехотных подразделений и в частности отделений тяжёлой огневой поддержки, включая орудийные платформы типа «Рапира».
  • Одиннадцатая великая рота, «Носители Морского Пламени» — 9 200 космодесантников, пехота, ветераны, предположительно в значительной степени состоящая из набранных ещё на Терре воинов.
  • Двенадцатая великая рота, «Грызущие Щиты» — 8 700 космодесантников, состоящая из отделений ближнего боя, а также мощные подразделения наземной штурмовой техники.
  • Тринадцатая великая рота, «Терзающие Трупы» — 600 космодесантников, включающая в себя лёгкую пехоту и отделения загонщиков.

Слуги Воителя

Обвинительное воинство включало в свои ряды небольшое соединение, которое можно безошибочно назвать слугами Воителя, хотя в настоящее время их участие невозможно оценить по архивным документам, относящимся к уничтожению Просперо. В ожидании сбора Обвинительного воинства на Бета-Гармон по приказу Хоруса находился контингент, включающий части легиона Сынов Хоруса, подразделение легиона титанов Легио Мортис, Рыцарей из дома Малинакс, а также части обеспечения и несколько полков Империалис Ауксилия. Это соединение было развёрнуто под видимостью оказания помощи, но оглядываясь назад также понятно, что это решение было принято не из-за желания Хоруса убедиться, что его приказ исполняется (как считали некоторые, что само по себе было абсурдом, принимая во внимание те немногие аргументы, которые могли убедить Русса и Валдора действовать вопреки их собственной воле), но ради определённых и тайных целей Воителя, осуществляемых в тени грядущего конфликта. Несомненно, частично роль этих частей заключалась в наблюдении. Хотя ретроспективный взгляд может подтолкнуть нас к интерпретации событий на Просперо в более полной взаимосвязи с последовавшими за ними, правильным будет сказать, что Сожжение Просперо стало первым случаем открытого сражения между космодесантниками Легионес Астартес. Это событие само по себе имело огромное значение, и как докажет будущее, для Хоруса, уже планировавшего свой мятеж, любые данные и информация, полученные из такого вооружённого столкновения, могли оказаться жизненно важными для грядущей гражданской войны и гораздо ценнее любого теоретического моделирования межастартовского конфликта.

  • XVI легион, Сыны Хоруса (ранее известные как Лунные Волки) — один усиленный батальон из приблизительно 5 000 космодесантников. Снаряжён главным образом как линейная пехота.
  • Легио Мортис — двенадцать линейных титанов из Голов Смерти, две полных и одна демиманипула, главная машина — «Этерна Виртус», титан типа «Полководец».
  • 19-й полк хтонийских охотников за головами. Около девяти тысяч штурмовиков, выращенных на Хтонии и печально известных среди Имперской Армии за дикость, безрассудство и любовь к надругательству над трупами ради трофеев.
  • 3-й Идранский полк ловчих — лёгкая пехота из Идранского Скопления, населённого людьми сектора, примечательного тем, что до приведения к Согласию Гвардией Смерти его опустошили неуправляемые псайкеры. Были организованы в три когорты по 4 000 солдат и предположительно снабжены нестандартной пси-отражающей техникой, чью эффективность механикумы сочли сомнительной.
  • 73-й и 75-й эшелоны Медного Воинства — тяжёлая пехота. Примечательны тем, что набраны с технологически отсталой планеты Медь, чьи правители-феодалы научили народ бороться с потенциальной угрозой «колдунов» и других психических феномнов. Насчитывали по 8 000 солдат на эшелон и были вооружены разнообразным примитивным, но действенным оружием ближнего боя и химическими гранатомётами.

Когда спустя полтора месяца прибыл терранский контингент Воинства под командованием Вальдора, то Космические Волки и другие собранные под руководством Русса подразделения уже не просто приготовились к бою, но были экипированы для боевых действий в самых суровых условиях адских миров, чем сильно отличались от куда более легко вооружёнными терранцев. Поскольку достойные представителей ордена летописцев сопровождали Обвинительное воинство до Бета-Гармона, у нас есть ряд свидетельств о встрече Русса и Вальдора. Благодаря художественным приёмам каждого летописца среди них нет одинаковых записей, но все они сходятся в беспокойстве, выраженном капитаном-генералом кустодиев при виде воинственных и в некоторых случаях попросту кровожадных воинов под командованием Лемана Русса. Многие также отмечают, что на последовавших заседаниях по стратегическому планированию Русс и Вальдор часто требовали от старшего командного состава покинуть помещение, чтобы без лишних ушей продолжить споры о задаче флота. Суть их разногласий так и не стала достоянием общественности, однако в Указе об Осуждении и дальнейших боевые планах воинства представителем Императора и главнокомандующим флота указан Русс. Вероятно, известный своей верностью Вальдор решил, что его сомнения не должны мешать порученной Императором задаче. Показательно, что сопровождавшие кустодиев представители ордена летописцев были отправлены обратно на Терру по приказу Русса задолго до того, как флот отправился в последний этап своего путешествия.

Ястреб и Волк

Константин Вальдор был известен по всему Империуму как воин с невероятным мастерством и эталон чести, тогда как Леман Русс не сделал ничего, чтобы изменить свою репутацию варвара-убийцы, возглавлявшего других варваров-убийц. Представители высших кругов Дивизио Милитарис изъявили беспокойство, узнав об их назначении командующими Обвинительного Флота, однако из ряда источников нам известно, что при всех своих различиях два командира глубоко уважали друг друга. Однако, несмотря на это ранние этапы кампании на Просперо вызвали разногласия между двумя чемпионами Империума, по весьма ироничной причине — беспрекословной верности обоих. И если Русс решил, что лучше всего послужит Империуму, если убьёт Магнуса, то Вальдор намеревался твёрдо следовать приказам и взять Алого Короля живым. В конечном счёте Вальдор подчинился Руссу, избранному Императором командиру Обвинительного Флота, однако отношения между двумя командирами остались натянутыми на протяжении боёв за Просперо, родину Тысячи Сынов.

Жребий брошен

Вскоре Обвинительный Флот приготовился покинуть Бета-Гармон, несмотря на задержку, вызванную необходимостю пересмотра планов подхода к Просперо, потребованного Леманом Руссом, и трудом, необходимый, чтобы оба контингента могли сражаться как единое целое. Путешествие на Просперо потребовало бы череды варп-прыжков навстречу доминирующим эфирным течениям и мимо проторенных военными флотами каналов. Такой путь станет сложнее, пусть и не представляя опасности, поскольку флот направляли лучшие навигаторы Терры, но он вёл к цели гораздо быстрее, чем поворот и заход на Просперо с галактического юга по предпочитаемому из-за более стабильных течений варпа маршруту. Также новый курс позволил бы обойти самые известные станции, где останавливались патрули кораблей под руководством Тысячи Сынов, что обеспечило бы Обвинительному воинству элемент неожиданности, не дав сынам Магнуса собрать силы. Итак, завершив приготовления, солдаты Обвинительного воинства погрузились на транспорты и в полной боевой готовности отправились к миру Короля-Колдуна — Просперо.

Просперо в неведении

«Величайшие трагедии и триумфы человечества отражаются в Великом Океане, создавая бушующие бури. Но, в отличие от нашего собственного царства, эти отражения не скованы нашим ограниченным восприятием причинно-следственной связи, поэтому очень часто беспечный эфирный странник может попасть в шторм, сформированный грозными событиями, которых еще не случилось, и в противоборстве с ним неуклонно идти навстречу судьбе»
– Выдержка из «Книги Магнуса»


Задолго до того, как Обвинительное воинство село в транспорты и отправилось в долгое путешествие к Просперо, Магнус Красный, повелитель этой обречённой планеты, уже знал о его приближении. В обрывках его собственных записей, а также приказах главным офицерам XV легиона и представителям гражданских властей Просперо, которые впоследствии изъяли Легио Кустодес, явственно прослеживается паутина приказов, свидетельствующая о том, что он предвидел прибытие флота. Но вместо того, чтобы готовить родной мир к сопротивлению приближающемуся бичу, Магнус наоборот попытался облегчить ему дорогу к Просперо. Там где примарху следовало сконцентрировать и усилить оборону, он решил рассредоточить флот XV легиона, разослав многочисленные эскадры на якорные стоянки к удалённым аванпостам Тысячи Сынов и по разным неизвестным маршрутам, чтобы не позволить им сыграть какой-либо роли в грядущей конфронтации. Базы, станции-мониторы и пункты расположения почётных караулов Тысячи Сынов, захваченные по пути Обвинительным Флотом, оказались покинуты. По прямому приказу примарха XV легиона все астропатические контакты были прерваны, а сами хоры переведены из своих планетариев в Великую Пирамиду. При этом Магнус собрал на Просперо все части легиона в пределах досягаемости, кроме лишь тех, которые из-за своей удалённости прибыли бы на планету уже после Обвинительного Флота — хотя этого Алый Король знать никак не мог.

Если некоторые могут счесть, что последнее действие Магнуса свидетельствует о его намерении противостоять приближающейся буре, то найденные записи XV легиона говорят о том, что в легионе полностью отсутствовали какие-либо данные касательно Обвинительного Флота или даже неудовольствия Императора. Пока объединённая армада Лемана Русса и Вальдора подходила к Просперо всё ближе, Тысяча Сынов занималась рутинными делами и эзотерическими практиками, совершенно не подозревая об угрозе. Легион и многочисленные полки Просперинской Шпилевой Стражи не предприняли ни одной попытки как-то укрепить ключевые оборонительные позиции в Тизке, единственном крупном городском поселении на Просперо, пережившем Эру Раздора. Кроме этого, имеются доклады об исчезновениях важных легионных и гражданских служащих, которые могли натолкнуться на информацию о приближении флота, а также использовании мощной, стирающей память телепатии для подавления беспокойства из-за этих внезапных пропаж, на что были способны очень немногие даже в таком легионе, как Тысяча Сынов.

Tizca

Тизка перед атакой Обвинительного воинства

Хотя прямых попыток усилить гарнизон Просперо не предпринималось, помимо отзыва большинства войск XV легиона в родной мир, он по-прежнему оставался неприступной крепостью. Большую часть тогда ещё зелёной планеты покрывали крутые холмы с густыми лесами, от её древних городов остались только разрушенные временем развалины с хорошо укреплёнными аванпостами легиона, а также небольшие кочевые поселения и наполовину подземный анклав кузницы Механикум Жао-Аркад за пределами столичного города Тизки. Однако это была не слабина в обороне мира, поскольку, на первый взгляд, цветущей глуши, из которой состоял почти весь Просперо, водилась ужасающе многообразная ксенофауна. Самыми опасными её представителями считались псевдонасекомообразные паразиты-психнейоны — существа, чей жизненный цикл растягивался в ткань эмпиреев, из-за чего их было практически невозможно изгнать либо искоренить. Невидимые хищнические рои этих странных существ делали любую попытку высадиться в глуши непрактичной, даже для воинства, которое собрали Леман Русс и Константин Вальдор, не оставляя им безопасных плацдармов, откуда можно было бы начать более привычную осаду Тизки извне.

Кроме враждебной местности и смертельной фауны Просперо, Тизка, прославленный «Город Света», сама по себе представляла ещё одну значительную помеху для нападающей стороны, окружённая со всех сторон географическими препятствиями. К северу возносились отвесные вершины Белых гор, усеянные закрытыми оборонительными лазерными позициями и укреплёнными бункерами с солдатами Просперинской Стражи, к западу раскинуло свои бездонные синие воды Вальпериново море, защищая город от обычных нападений. Наконец, к югу и востоку, на противоположном конце города, стояли алебастровые стены стометровой высоты, усиленные встроенными генераторами с частотами полей Геллера для сдерживания печально известных ужасов просперинской глуши.

До того, как Никейский Совет запретил их несанкционированное применение, Тизку с воздуха оборонял большой психо-техногенерируемый телекинетический (или кинетический) щит, удерживаемый и усиливаемый адептами Тысячи Сынов, который давал защиту такую же мощную, как генераторы пустотных щитов класса военного корабля. Эту линию обороны Леман Русс настоятельно советовал учесть в плане атаки, невзирая на то, что её применение запрещалось прямым приказом Императора. Расположенные внутри стен Тизки храмы-аркологии Тысячи Сынов служили идеальными крепостями для отражения любых штурмов, запутанные улочки Старого Квартала и других городских центров стали бы дорогостоящими целями для захвата, а о том, какие удивительные и неведомые средства защиты могли там находиться, оставалось лишь догадываться.

К сильным сторонам в обороне Просперо стоило добавить и характер Обвинительного воинства, в частности, терранского контингента, поскольку изначально оно воспринималось просто как усиленная почётная стража для сопровождения Магнуса на Терру, и настоящая армия вторжения лишь в том случае, если все другие варианты потерпят неудачу. Хотя вследствие ухищрений Хоруса мощь Воинства разрослась, в ретроспективе оно всё равно оставалось слабо подготовленным для более традиционного планетарного штурма, так как ему недоставало тяжёлой артиллерии и численного превосходства, которые обычно требовались для подобных боевых действий. Основываясь на данных, полученных раньше от сенешалей Просперо, которым до этого не требовалось утаивать свои силы, армия, стоявшая гарнизоном на планете, была сравнимой в мощи с собранным против него войском, что вряд ли могло понравиться военачальнику атакующей стороны, учитывая также подготовленные оборонительные позиции и знакомую местность, причём ментальные способности Тысячи Сынов оставались опасно неизвестной величиной в случае, если они добровольно отвергли эдикт Императора.

Защитники Просперо

Здесь перечислены военные подразделения и известные лидеры, защищавшие Просперо в ходе атаки Обвинительного воинства в 004.М31. Все лица из этого списка были объявлены Трейторис Экстремис за низкий акт поднятия оружия против полноправных представителей Императора Человечества, и имперским законом отныне лишены всех прав на убежище либо искупление.

Старший офицерский состав

  • Магнус Красный, владыка XV легиона, Страж Просперо — виновен в нарушении Никейских Соглашений и указа Императора.
  • Лукреция Элюннирай, сенешаль-прим Просперинской Стражи и командующий йоменства Просперо.
  • Магус-прим Тацит Проктор, кузнец-домини просперинского анклава Жао-Аркада и ордена эминариев, объявлен «заочным еретехом» всеобщим конклавом марсианских орденов.
  • Калвар Ибранум, принцепс-страж просперинской вигилии Легио Ксестобиакс.

Основные силы

XV легион, Тысяча Сынов — Известно, что когда Космические Волки нанесли удар, на Просперо находились представители каждого братства легиона вместе с командирами, кроме Четвёртого братства. Учтённые общие силы Тысячи Сынов составляли 80 000 — 90 000 Легионес Астартес, из которых, основываясь на докладах после битвы (во многом противоречивых), на Просперо присутствовало около 62 000 воинов, либо в Тизке, либо на одном из аванпостов на поверхности планеты. Братства и ордены, чьи силы участвовали в бою, перечислены ниже:

  • Первое братство — 9 000 космических десантников, что составляли основу терминаторских подразделений Тысячи Сынов, недавно восстановившееся до штатной численности.
  • Второе братство — 7 800 космических десантников. Как и в случае с большинством братств, оно состояло из смешанных подразделений разных культов и орденов.
  • Третье братство — 8 200 космических десантников, усиленное после недавних кампаний до практически штатной численности.
  • Четвёртое братство — 200 космических десантников. В то время на Просперо находилась лишь его небольшая почётная гвардия.
  • Пятое братство — 6 200 космических десантников, ослабленное после недавних кампаний и с отдельными ротами, принимавшими участие в текущих боевых действиях.
  • Шестое братство — 4 000 космических десантников. Считается, что половина легионеров на действующей службе в Шестом братстве была развёрнута в секторах вокруг Жао-Аркада на галактическом юге.
  • Седьмое братство — 7 200 космических десантников, ослабленное после недавних кампаний и с отдельными ротами, принимавшими участие в текущих боевых действиях.
  • Восьмое братство — 8 400 космических десантников, усиленное после недавних кампаний до практически штатной численности.
  • Девятое братство — 7 900 космических десантников, ослабленное после недавних кампаний и с отдельными ротами, всё ещё действовавшими вне зоны досягаемости.
  • Орден Разрухи — 1 900 космических десантников и 800 боевых автоматонов. Считается, где-то половина ордена Разрухи была прикреплена к подразделениям Тысячи Сынов, участвующим в кампаниях по всей галактике, либо находилась в трюмах флота.
  • Орден Слепоты — 888 космических десантников. Считается, что орден в полном составе услышал призыв Магнуса и таинственным образом прибыл на Просперо раньше всех прочих подразделений.
  • Орден Шакала — 604 космических десантника, разделённый на отряды, прикреплённые к каждому братству и контингенту в крестовом походе.
  • Просперинская Стража — состояла из трёх отдельных подразделений: Шпилевая Стража, Воздушная Стража и экспедиционные полки. Полки Просперинской Стражи снаряжались по разным стандартам, но все они считались хорошо обученными и вооружёнными. Ко времени нападения в казармах, тренировочных центрах Тизки и небольших аванпостах, разбросанных по Просперо, располагалось около 85 000 солдат.
  • Тагмата Жао-Аркада — оборонительные силы автономного анклава Жао-Аркад стерегли анклав в глуши Просперо согласно договору о легионных поставках. В основном состояли из разнообразных боевых автоматонов и других механизированных отрядов, и насчитывали около 800 воинов и автоматонов. Из них практически никто не присутствовал в Тизке, неся службу в подземных, экранированных барьерами Геллера, храмах.
  • Легио Ксестобиакс — в анклаве Жао-Аркада размещалась одна вигилия Легио Ксестобиакс, состоявшая из двенадцати титанов разных типов. Как и в случае с хозяевами из Жао-Аркада, просперинская вигилия Легио Ксестобиакс базировалась за границей Тизки, сокрытая внутри огромных подземных бункеров анклава.
  • Полки гражданского ополчения — в теории, значительная часть взрослого населения Тизки могла быть призвана на войну и получить оружие из раскиданных по всему городу запасных арсеналов, создав многомиллионную армию вооружённых жителей. Но на практике эти силы не имели никакой стратегической значимости, учитывая отсутствие обучения и действенного командования.
  • 1-й Геликонский полк и Магданские Вольные Полки — эти полки Имперской Армии были перенаправлены на Просперо за несколько месяцев до нападения, чтобы пополнить припасы и отдохнуть в Тизке после завершения Тигартского умиротворения. В основном иномировые полки располагались в казарменных блоках возле внешней границы города, рассчитанных на такие транзитные войска, и не имели права покидать их и выходить в Тизку. Эти полки, один из которых был механизированной штурмовой пехотой, а второй — лёгкими застрельщиками, имели между собой мало чего общего, за исключением того, что оба происходили из недавно приведенных к Согласию миров, чьи губернаторы не были связны прочными узами верности с новоназначенным Воителем. В каждом из этих случаев приказы, согласно которым их немедленно посылали на Просперо, отдавали приближённые к Воителю офицеры.

Канун разрушения

Кроме самых общих сведений нам мало что известно о деятельности Тысячи Сынов в последние месяцы, поскольку в разорении, которое вскоре обрушится на Просперо, погибнет практически вся информация для дальнейшего изучения. Насчёт причин таких странных событий и явного неведения легиона о не скрываемом приближении назначенных чемпионов Императора нам остаётся только догадываться. Некоторые считали, что глаза Тысячи Сынов, как обычные, так и эзотерические, затуманил сам Магнус, возможно, пытаясь своим мученичеством обрести какое-то подобие искупления. Другие же возлагали вину на самонадеянную гордыню легиона или даже на постороннее влияние. В официальных хрониках Двора Терры, составленных после Ереси Хоруса, говорится, что Магнус и его предательские дети ослепли по воле Императора, а потому не смогли увидеть приближение его гнева, хотя, как и в случае со многими войнами, в которых родился наш ослабевший Империум, вряд ли мы узнаем когда-то всю правду.

Покинув Бета-Гармон, Обвинительное воинство направилось к Тардии, а после неё по замедленному варп-маршруту в поперечных потоках через три другие системы, что вылилось в многомесячное путешествие, в котором навигаторам флота пришлось показать всё своё мастерство. На протяжении всего странствия в бортовых журналах Обвинительного воинства отсутствуют какие-либо упоминания о встречах с дозорными кораблями XV легиона, но по пути к Просперо флот оставался в боевой готовности, заходя в системы через тщательно определённые бреши в варпе, которые при столкновении с врагом позволили бы ему сразу вступить в битву или отступить. Прибытие Обвинительного Флота в систему Форзар, где на безмолвной орбите главной звезды вращался Просперо, не стало исключением — передовые части флота, состоявшие из пинасов Сестринства типа «Анафема» и кораблей-перехватчиков Космических Волков, вышли на окраины системы задолго до того, как тяжёлые штурмовые корабли вырвались из имматериума.

Эти разведывательные эскадры доложат о практически полном отсутствии пустотных кораблей в звёздной системе, кроме немногочисленных торговых суден и безмятежно покачивающихся патрульных челнов. Не было ни единого следа флота Тысячи Сынов, даже одной сторожевой эскадры, и сложившаяся ситуация вызывала сильную обеспокоенность у командования Обвинительного воинства, в записях которого говорилось о подозрениях, что XV легион мог готовить им западню. Из-за этих опасений начальную атаку на Просперо пришлось отложить на время зондирования соседних звёздных систем в поисках спрятанных пустотных эскадр и захвата нескольких отбывающих торговых кораблей для дальнейшей передачи их экипажей Безмолвному Сестринству.

То, что Магнус заранее рассеял флот Тысячи Сынов (причины чего остаются загадкой по сей день), расчистив Обвинительному воинству путь до самой планеты, казалось Леману Руссу и другим командирам попросту немыслимым. Но, так и не обнаружив следов ловушки, у флота Империума не оставалось иного выхода, кроме как начать приближение к Просперо. Действуя на основе информации, собранной при первом вторжении в систему, Космические Волки на таранно-абордажных кораблях быстро нейтрализовали просперинские патрульные суда, пока основная часть флота направилась непосредственно к высокой орбите Просперо, в самое ядро плотного планетарного созвездия из оборонительных станций и спутников-убийц Механикум.

Под покровом сумятицы, вызванной их неожиданным прибытием, тяжёлые крейсеры, боевые корабли и дредноуты Обвинительного воинства рассредоточились по орбитальному космосу Просперо, парализуя спутниковую сеть, и на основе выбитых дознавателями данных и собранных имперскими зондами сведений уничтожая станции управления и тем самым выводя из строя связанные с ними орудийные платформы. В процессе удалось захватить множество гражданских суден, включая несколько шедших по графику грузовых ковчегов Механикум под эгидой Жао-Аркада, которых владыки Просперо оставили в неведении о надвигающейся буре, их экипажи взяли в плен и просеяли в поисках потенциально важных заложников.

Захват «Бури»

Две дюжины патрульных кораблей, построенных по договору с анклавом Жао-Аркада на Просперо, остались внутри системы. Эти корабли не были способны на варп-путешествия, однако имели мощное вооружение в виде магнитных макропушек и кинетических торпедных батарей, а также многослойные пустотные щиты, и их экипаж состоял в основном из трэллов и сервиторов численностью в 1 000 человек под началом офицеров-уроженцев Просперо. Они не могли сравниться с настоящими военными кораблями, хотя всё равно были способны на разрушительные планетарные операции, если их не вывести из игры. В планах Лемана Русса их захват считался приоритетнее уничтожения, поскольку выживший экипаж мог выдать при допросе ценные разведданные.

Захват «Бури», одного из таких кораблей, можно считать типичной операцией против подобных суден в ходе атаки на Просперо. Начальный контакт с «Бурей» произошёл, когда она направилась на изучение внезапно появившегося ударного крейсера Космических Волков во внешних пределах системы, после чего крейсер, «Хрантинг», запустил несколько эскадрилий абордажных таранов «Цест» и начал обстреливать патрульный монитор, чтобы помутить его авгурные модули и отвлечь команду. Высадившись в машинном отделении и суперструктуре мостика, воины VI легиона сразу стали рассредоточиваться от точек вхождения, с хирургической точностью уничтожая встречаемые по дороге команды обеспечения безопасности, но избегая контактов с крупными скоплениями команды. Спустя полчаса после того, как корабль был взят на абордаж, Космические Волки захватили машинный отсек и мостик, и пленили находившийся в этих секциях экипаж, включая капитана и многих старших офицеров. Затем командующий офицер подразделения Космических Волков по внутренней корабельной вокс-связи сообщил остальной команде, что если те не сдадутся, легионеры отключат систему жизнеобеспечения во всех секциях судна. Вскоре после этого экипаж «Бури» перевезли на корабли Безмолвного Сестринства для допроса и последующего устранения.

Вся операция продлилась чуть более восьмидесяти двух минут, и окончилась гибелью шестидесяти двух членов экипажа «Бури» и единственного Космического Волка, сражённого чарнабальской саблей капитана корабля. Эти операции резко контрастируют с репутацией VI легиона кровожадных дикарей — хотя те и рвались в сражение, смекалка и эффективность их действий говорит о том, что распространённое мнение о данных Легионес Астартес далеко от правды.

Окружение

Благодаря смелой стратегии Обвинительный Флот стремительно преодолел внешнюю защиту Просперо, и за несколько часов орбитальный космос перешёл в руки Обвинительного воинства, пока те, кто находились на поверхности, до сих пор не догадывались о настоящих причинах хаоса, творившегося в небесах над ними. То, что имперский мир уровня Просперо, имевший в своём распоряжении все доступные Империуму средства обороны, мог оказаться практически беззащитным за столь короткий промежуток времени, было просто немыслимо. И впрямь, одержать такого рода победу не удалось бы без информации об обороне Просперо, хранившейся в имперских архивах на Терре и инфосклепах Марса, а также отсутствия флота Тысячи Сынов. Как бы то ни было, Просперо остался без защиты, помимо той, что располагалась на самой планете и, согласно тем же записям, насчитывавшей всего лишь горстку оборонительных лазерных батарей.

Первые атаки, отключившие узлы связи и осыпавшие поверхность дождём горящих обломков, вызвали громадную панику среди гражданского правительства. Несколько полков Просперинской Стражи, предположив о вторжении, начали сбор, и одновременно с ними для ликвидации последствий неизвестной катастрофы на орбите стали развёртываться поисковые и спасательные батальоны Тизки, чем только усугубили смятение, ширящееся среди высших кругов власти. Сама же Тысяча Сынов пока безмолвствовала, командиры братств удалились на совещание, а воины отказывались выдвигаться без приказов.

Час казни

Несмотря на приложенные Хорусом Луперкалем усилия, Леман Русс решил, что не станет спускать разрушительную мощь боевого флота, не дав своему брату, по крайней мере, шанс объяснить своё кажущееся безумие. Транслируемый с гранд-флагмана Легио Кустодес, «Орифламмы», вокс-империоза — уполномоченный голос Безмолвного Сестринства и Совета Терры Императора — зачитал доставленный флотом Указ и призвал Тысячу Сынов во главе с Магнусом ответить за преступления, в которых их обвиняли, и сдаться флоту, или встретиться с гневом Императора.

Но ответа не последовало. Пока флот бездействовал, Вальдор спорил с Руссом, требуя ещё немного подождать ответа обвиняемого примарха, однако ярость Русса росла, а корабли всё это время продолжали дрейфовать в космосе в ожидании хоть какого-то послания. Когда миновал почти целый час без единого слова с поверхности, ни с мольбами о прощении, ни с угрозами сопротивления, ни хотя бы с осведомлённостью о присутствии флота, Русс объявил конец дипломатических усилий. Разгневанный тем, что Магнус посмел так оскорбить своего брата, Леман Русс отдал приказ и низверг огневую мощь флота Обвинительного воинства на беззащитную планету.

Просперо поглотил огонь.

Безмолвная смерть

Ходит множество слухов касательно причин молчания Просперо и его владыки перед лицом уничтожения. Невзирая на внезапную атаку флота, на последовавшие попытки связи с планетой так никто не ответил, даже в гневе из-за близящейся погибели. В журналах флота Империума не зарегистрировано ни одной передачи, и даже активных попыток заблокировать связь, как технологического, так и психического характера. Впоследствии было выдвинуто множество теорий, чтобы объяснить эту загадку, варьировавшихся от сговора среди Тысячи Сынов до вмешательства неизвестных ксеносущностей, но мало какие из них могли логично обосновать происходившее на Просперо. Подобные теории разбиваются о тот факт, что на целой планете лишь одно известное Империуму существо могло разом оборвать всю иномировую связь: сам Магнус.

Падение Тизки

«На войне лишь глупец жаждет боя и смерти просто ради них самих; меч — это инструмент воина-мудреца в той же мере, что его перо, и он не возьмётся за них без понимания, чего хочет добиться их применением»
– Мудрость, высеченная на ступенях Великой Библиотеки Тизки


Огонь с небес [06:32:48 734004.М31]

Леман Русс приказал своим кораблям применить к Просперо крайнюю меру — обрушить на землю обречённой планеты наиболее сильные токсины и разрушительные снаряды из всех доступных им, не оставив камня на камне и принеся быструю смерть её жителям. Почти целый час из тщательно расположенных на орбите пустотных кораблей сыпались боеголовки, испепеляя зелёные леса Просперо в вихре сверхраскалённого пепла и огня. Но, когда авгуры восстановились после помех, вызванных атакой флота, Тизка по-прежнему стояла — одинокая точка цвета посреди моря серой золы, защищённая искрящимся щитом психокинетической энергии. Однако то, что стало её спасением, ещё сильнее усугубило приговор. Щит, устоявший там, где не выдержали бы даже многослойные пустотные экраны имперского боевого корабля, мог иметь лишь одно происхождение. То, что Тысяча Сынов прибегли к настолько мощному психическому феномену, несмотря на очевидно благое желание защитить легион и жителей Тизки, служило неопровержимым свидетельством их пренебрежения тем решением, которое было принято на Никее.

Командование Обвинительного воинства с самого начала полагало, что определённая часть Тысячи Сынов переживёт орбитальный обстрел, и что Магнус почти наверняка будет в убежище, в относительной безопасности которого он переждёт разрушение. Но то, что целая Тизка сумела выстоять перед мощью их орудий и бомб практически неповреждённой, не мог предвидеть никто, и вместо быстрой зачистки шокированных Тысячи Сынов, Обвинительное воинство столкнулось с перспективой долгой кампании против закрепившегося противника, чья численность угрожающе равнялась их собственной. Авгуры висящих на орбите кораблей засекли, как бойцы и машины хорошо снаряжённой Просперинской Стражи выдвигаются из Акрополя Магны и других укреплённых бункеров, а в затянутом пеплом небе под дрожащим телекинетическим барьером закружили самолёты для завоевания воздушного превосходства. Бомбардировка рассеяла все сомнения относительно намерений Обвинительного воинства, и Тизка готовилась защищать себя, за исключением легионеров Тысячи Сынов, которые до сих не давали о себе знать.

Впрочем, несмотря на решительность гражданских губернаторов и военных трибунов, бомбардировка всё же произвела некоторый эффект. Хотя кинещит укрыл саму метрополию, он не сумел помешать уничтожению склонов Белых гор, в результате чего были сокрушены расположенные там батареи оборонительных лазеров, а на окраины Старого Квартала Тизки сошли мощные камнепады. Но намного худшими оказались гигатонны взрывчатых веществ, скинутых в Вальпериново море, испарившие большое количество морской воды и наславшее обжигающее облако пара вкупе с огромным цунами на слабые береговые укрепления города. Пока сенешаль-прим Просперинской Стражи разворачивала в Тизке свои войска для встречи неизбежного вторжения, улицы запрудили толпы паникующих людей, а отряды гражданской обороны прилагали все усилия, чтобы скоординировать операции по эвакуации, спасению и устранению повреждений. В Тизке воцарился хаос, а молчание Магнуса и его сыновей лишь усугубляло катастрофическое положение дел.

Остальному же Просперо досталось куда сильнее — незащищённый от низвергнутой с неба разрушительной силы, на нём не осталось ничего, кроме пепла и остеклевшего камня. Аванпосты за пределами Тизки по большей части исчезли с лица земли, кроме тех немногих, что находились достаточно глубоко, чтобы пережить начальный удар, но после обстрела они не отзывались. Даже колоссальный подземный анклав Механикум Жао-Аркада замолчал под яростью пушек флота, руины заводов на поверхности не подавали признаков жизни, а те, кто сидели за вокс-станциями в городе, не получали оттуда никаких входящих сигналов. Теперь, когда единственным источником сопротивления осталась сама Тизка, высадка за её границей лишилась всякого смысла, и поэтому закреплённые за Обвинительным воинством стратегои-империалис призвали к массированному десантированию напрямую в город. Однако Леман Русс дал обязывавшую клятву, что он и его сыновья первыми принесут войну на Просперо, в город своего брата, поэтому приказал остальным вооружённым силам воинства, приданным ему для баланса, оставаться на кораблях, пока как сам он собрал своих хускарлов и наиболее яростные штурмовые подразделения, чтобы поставить Город Света на колени.

Волк среди овец [07:58:09 734004.М31]

В трюмах-пещерах военных кораблей Космических Волков собрались воины Первой, Второй, Третьей, Восьмой и Двенадцатой великих рот, те, кто среди своей родни более всего славились мастерством в обращении с оружием и яростью на смертоносной арене городских боев. От огромных катафрактов-хускарлов из Варагира Лемана Русса до десятков полностью вооружённых для ближней битвы военных стай Серых Убийц, а также Искателей из Восьмой великой роты в тусклых доспехах типа IV, каждый воин Космических Волков, готовившийся сейчас к высадке, был ветераном бессчётных войн, прирождённым убийцей, с которым мало кто мог сравниться. Здесь, на рассвете безумия, когда всё, что оставалось, это убить или быть убитым, для предстоящей задачи, быть может, во всем Империуме не нашлось бы более подходящих воителей. Волчий Король приказал остальному воинству оставаться в резервах, пока его силы из начальной высадки полностью свяжут Тысячу Сынов боем. Дело в том, что он не хотел позволять чему-либо сдерживать убийственную неукротимость его Волков в критические первые мгновения схватки, и считал делом чести и клятвенного долга, чтобы первый удар по изменникам нанесли сородичи, а не чужаки. По мнению Русса, а вместе с ним и его легиона, нарушившие клятву Тысяча Сынов заслужили смерти, но они всё равно оставались Легионес Астартес и были достойны того, чтобы встретить гибель лицом к лицу, от клинка и болтера. Для Волков это было делом чести.

Карта Тизки

Десантировавшись прямиком с орбиты эскадрильями «Грозовых Птиц» типа «Сокар», боевых «Громовых Ястребов» и армадой меньших машин, Космические Волки упали с небес Просперо подобно ангелам смерти, пронзая непроглядные клубящиеся тучи пепла и молний, что окутали планету после бомбардировки. Выровнявшись после крутого пике, которого бы не пережили обычные воины, Космические Волки устремились к Тизке в считанных метрах над уровнем моря, с рёвом и на полном ходу проносясь сквозь чудовищные волны, которые были порождены яростью обстрела, дабы приземлиться в порту у северо-западной границы города с Вальпериновым морем. Впрочем, в их опасно низком полёте для защиты от зенитного огня не было нужды, так как Просперинской Страже удалось сосредоточить в порту всего горстку оборонительных платформ, поэтому Космические Волки столкнулись лишь с разрознёнными эскадрильями перехвата Воздушной Стражи на модифицированных истребителях «Молния» и «Раскат Грома», аэродромы базирования которых располагались под щитом.

Атаковав транспорты на полной скорости, пилоты Просперинской Воздушной Стражи совершили жестокую ошибку, так как сочли корабли космического десанта беспомощными. Многие их истребители пали жертвами прицельного огня наводчиков Космических Волков, а после того, как один самолёт взорвался при лобовом ударе с «Грозовой Птицей», легионный корабль продолжил свой путь, как ни в чём не бывало. Отважные, но самонадеянные пилоты Воздушной Стражи успели провести один-единственный заход — когда они развернулись для следующей атаки, на них обрушились эскадрильи грифельно-серых истребителей «Ксифон» при поддержке горстки перехватчиков Легио Кустодес «Равноденствие», чьё вмешательство, пока те не ступали на землю Просперо, ничем не нарушало данной Леманом Руссом клятвы. Хотя они были умелыми лётчиками на одних из лучших аэрокосмических машин, доступных Ауксилии Империалис, пилоты Просперинской Воздушной Стражи быстро осознали, что их превосходят по всем пунктам. Работая скоординированными группами, «Ксифоны» отрезали просперинские самолёты от ведомых машин поддержки, после чего с методичной и кровавой меткостью уничтожали уязвимые истребители, в то время как перехватчики Легио Кустодес «Равноденствие», как будто заговорённые, на скорости прокладывали путь через эскадрильи вражеских самолётов. Вой двигательных гондол «Равноденствий» стал последним звуком для многих просперинских пилотов, а в журналах, изъятых из центрального командного узла Воздушной Стражи после боя, отмечалось, что вскоре лётчики начали называть его «Криком Ангела».

Теперь, когда истребители Просперинской Воздушной Стражи завязли в смертельной схватке на выживание, большая часть тяжёлых транспортов беспрепятственно направилась к заранее обозначенным зонам высадки. Более крупные «Грозовые птицы» сели в стандартном прорывном строю Легионес Астартес, накладывающимися пустотными щитами сформировав защитные купола, чтобы дать выйти пехоте и прикрыть её от рассеянного мортирного огня и обстрела лёгкой артиллерии тех частей Просперинской Шпилевой Стражи, которые вовремя заняли позиции для отражения высадки. Как он и поклялся, первым воином Обвинительного воинства, который ступил на древние террасы Тизки, стал сам Леман Русс. Он сделал это без высокопарных фраз, чего следовало бы ожидать от некоторых его собратьев-примархов, но с рёвом, который эхом прокатился по разрушенным улицам — Волков Императора спустили на Тизку, и их создавали не для того, дабы над их мудрыми изречениями размышляли будущие поколения, но чтобы проливать кровь и обрывать жизни.

За примархом следовали многочисленные ряды штурмовых сил Космических Волков, численностью более 30 000 воинов, несущих жестокое, но действенное оружие ближнего боя, которое они предпочитали: от терранских болтеров, повидавших почти два столетия войн, до плазменных пушек, произведённых в великих кузницах Марса, и простых, но эффективных, выкованных по фенрисийским образцам мечей. В соответствии с издревле установленными моделями ведения боевых действий и командования VI легиона, Космические Волки быстро разбились на дюжины меньших отрядов, в большинстве своём насчитывавших до пары сотен легионеров, во главе с воином-ветераном, длинная история славы и безжалостности которого вселяла храбрость в сердца его родичей. Каждый такой отряд выдвинулся на захват участков Тизки, которые граничили с начальной зоной высадки Обвинительного воинства. Известный среди обитателей как «Старая Тизка», этот район города, раскинувшийся от подножья Белых гор до прекрасных площадей монолитного центра, уходил корнями во времена до появления Магнуса и технологий Империума. Он представлял собой настоящий лабиринт алебастровых построек, с узкими улочками, нависающими балконами и украшенными колоннами скверами — территория, на которой любой защитник мог бы развернуть кампанию кровавых городских боёв, особенно тот, кто хорошо знал район. Положение нападавшей стороны усугубляло ещё и то, что эта часть Тизки была плотно заселена, к тому же только-только началась эвакуация людей в убежища, поэтому силам, проводившим обычный штурм, волей-неволей пришлось бы замедлиться из-за скученности целей, потенциальной необходимости проверять пленников и правильно распознавать военные угрозы среди давки тел.

Здесь, в Старом Городе, встретить начальный удар готовились бойцы элитных полков Северной Палатинатской Гвардии из Шпилевой Стражи под началом Катона Афеи, усиленные ротами гражданского ополчения. Предупреждённые бомбардировкой, они успели развернуть несколько орудий поддержки и лёгких артиллерийских установок, а благодаря знанию Тизки организовали череду бутылочных горлышек, засад и подготовленных позиций отхода, что позволит им вести манёвренную войну. Командир Афея планировал сдерживать нападавших достаточно долго, чтобы позволить остальной Шпилевой Страже мобилизоваться и покинуть главные казармы просперинских полков, и выиграть время для дальнейшего закрепления сил вокруг старой крепости в Акрополе Магна. Оборону устроили со скоростью, расчётливостью и умением, солдаты были превосходно снаряжены и полны решимости, однако Космические Волки прорвали защиту и рассеяли Северную Палатинатскую Гвардию менее чем за две минуты.

Волки холодных звёзд

Тактика, разработанная для победы над обычными войсками, была малоприменимой против воинов Легионес Астартес, ибо броня защищала их от всего, кроме наиболее плотного огня ручного оружия, а выучка позволяла им наступать там, где простые солдаты бы дрогнули и побежали. В случае с Космическими Волками, врождённую стойкость усиливала огромная скорость и неудержимость атаки, которую они проводили со стремительностью и яростью, в буквальном смысле превосходящую человеческую. Устроенные против них зоны поражения и засады быстро превращались в отчаянную оборону, поскольку Волки бесстрашно шли под шквальный огонь, который бы выкосил более слабые войска, и рвали своих врагов на куски. Ветераны почти двух веков войны с самыми злобными существами, с которыми когда-либо сталкивалось человечество, Космические Волки отточили своё уникальное ремесло убийц до безупречности. Даже просперинские подразделения, по выучке и снаряжению не уступавшие лучшим полкам Ауксилии Империалис, не имели против них ни единого шанса, чудовищных в свирепости, неукротимых и потрясающих воображение. Палатинатская Гвардия, уверенная в своих силах, рассчитывала поймать врага в ловушку и обескровить среди узких улиц Старой Тизки, но вскоре осознала, что в западне оказалась она сама, и теперь не могла выйти из боя.

Палатинатскую Гвардию проредили и разгромили за несколько минут, но резня длилась ещё около четверти часа, пока Космические Волки выискивали выживших на улицах Старой Тизки. Они не щадили никого, кто держал в руках оружие, и гнали перед собой толпу людей, направляя потоки ошеломлённых мирных жителей и окровавленных солдат на юго-восток, к центральным районам Города Света. Согласно подсчётам, в первые пятнадцать минут битвы за Просперо погибло не менее 10 000 солдат, а тысячи гражданских попали под перекрёстный огонь, были затоптаны паникующей ордой, бегущей от наступающих Волков, либо оказались между двумя сражающимися армиями. Некогда сияющие алебастровые улицы Старой Тизки быстро захлебнулись в алой крови, их прекрасные колоннады и манящие взор площади были разгромлены и разрушены до основания.

Wolves on Prospero 2

Хотя для тех, кто находился внизу, атака Космических Волков могла казаться дикой и анархичной, безумием кровопролития и насилия без какого-либо направления или контроля, ничто не могло быть более далёким от правды. Русс не был обычным варваром-разбойником — дисциплина, привитая им и культурой Фенриса его воинам, заставляла их воевать яростно, однако сосредоточенно, и точно следовать сложному плану, чей начальный этап заключался в жестокой расправе над любым противником, с которыми они столкнутся в первую очередь, чтобы посеять в остальных защитниках семена страха. Захват огромного города вроде Тизки без значительного численного перевеса представлял собою непростую задачу, а легион Русса не мог позволить себе увязнуть в изматывающих боях за отдельные здания, особенно пока сама Тысяча Сынов ещё даже не вступила в битву. Поэтому он решил бросить воинов в массированную атаку, чтобы сломить дух защитников прежде, чем они успеют организовать действенную защиту, но притом рискуя чрезмерно растянуть клин прорыва. На первых порах его гамбит оправдывал себя, Космические Волки не столкнулись с каким-либо значительным сопротивлением до тех пор, пока не достигли ворот Акрополя Магны на северо-западе Тизки и берегов реки Лемса к югу.

Лемса тянулась от гавани, где совершили планетарную высадку Космические Волки, до окраин городского центра, формируя естественную границу Старой Тизки. Захват этой пригодной к обороне линии был приоритетной задачей для VI легиона, поскольку они знали, что рано или поздно должна последовать контратака Тысячи Сынов, и планировали затупить её именно там. Но Космические Волки стали жертвами обстоятельств, не догадываясь о том, что в Тизке находились не только войска, верные Тысяче Сынов, но также несколько полков Имперской Армии, по приказам агентов Воителя отправленных на планету для пополнения припасов. У Палатинатских Поместий, — реликвии правящих династий Тизки древности, что раскинулась на противоположном берегу Лемсы, — стояли лагерем солдаты-ветераны Магданских Вольных Корпусов. Родом с одного из первых миров, приведённых к Согласию, полки Магдана славились непреклонной верностью Императору, но они даже не подозревали об обстоятельствах, окружавших атаку на Просперо. Командиров Обвинительного воинства также никто не предупредил об их присутствии, и поэтому когда стремительно наступавшие Космические Волки натолкнулись на передовые пикеты Вольных Корпусов, скоро пролилась кровь. Но, в отличие от Палатинатской Гвардии, Вольные Корпуса были солдатами-ветеранами Великого крестового похода, и отлично знали о тщетности попыток сойтись с космическими десантниками в лоб. Понимая, что им не выстоять перед Легионес Астартес в открытой битве, они решили воспользоваться всем многочисленным оружием, доступным Имперской Армии. Когда Волки опрокинули пикеты пехоты на берегу реки, на открытых участках орнаментных площадей Поместий заняли позиции эскадроны быстрых танков «Малкадор», и на некоторое время задержали наступление шквалом разрывных снарядов.

Перед вратами Акрополя Магны, наспех введённой в службу старинной крепости, чьё расположение и мощь были прекрасно известны Космическим Волкам, они не столкнулись с теми же препятствиями — давка стенающих жителей и контуженных снарядами солдат у стен была такой, что многие тамошние орудия не сумели открыть огонь по нападающим. Именно здесь, согласно изложенным в мифологическом стиле сагам VI легиона, Леман Русс впервые вступил в бой: «... и Король Волков обрушился на слуг затронутого варпом брата. Узрев, что заперты те в железной крепи, что была им логовом, куда друзья ворона не могли проникнуть своим морским пламенем, сокрушитель колец VI взялся за пасть крепи, литые мышцы его напряглись от усилия, и развёл её в стороны, изломав челюсть на куски. В разорённые нутра крепости, жеребцы полуночи, Сыновья Фенриса, пришли с воем о вражеской крови, и в пару ударов сердца осталась там одна только пища для воронья. Посмотрев на труды детей своих, и на изломанные тела врагов, Волчий Король сказал, что это хорошо».

После сокрушения ворот крепости воины Первой, Второй и Двенадцатой великих рот хлынули с окраин ревущей волной насилия и погибели. Многие стрелки на стенах Акрополя Магны запаниковали и открыли огонь, в слепом ужасе не видя толпы гражданских, отчаянно желая только остановить атакующих Космических Волков. Внезапный тяжёлый огонь собрал урожай жизней с воинов VI легиона, однако не сумел задержать стремительное продвижение Легионес Астартес и, когда те оказались внутри крепостных стен, их беспощадное мастерство ближнего боя снова превратило схватку в бойню. Некоторые немногочисленные группы под началом сенешаля-прим Элюннирай вместе с парой тысяч мирных жителей организованным строем перешли на дальние отроги Белых гор. Это отступление было куплено ценою жизней многих отважных солдат, до конца сопротивлявшихся у северных ворот Акрополя Магны. Те отряды, которым не удалось скрыться, были выслежены Космическими Волками, некоторые из них предпочли дать последний храбрый бой внутри крепости, тогда как другие бросились наутёк и погибли как трусы. Один отряд численностью почти 200 солдат забаррикадировался в арсенале и сумел выстоять почти десять минут против терминаторов Первой великой роты Космических Волков, а когда огромные катафракты выбили двери, подорвал расположенные там снаряды в качестве финального акта непокорства.

Но неважно, как её решили встретить, смерть в итоге пришла ко всем, кто укрывался в Акрополе Магна. От Вальперинового моря и до окраин великих пирамид, отмечавших центр Тизки, Космические Волки почти не встречали сопротивления, их доспехи были забрызганы кровью павших, а улицы усеяны мёртвыми и умирающими. Немногочисленные редуты, что ещё удерживали разрознённые остатки Просперинской Стражи, были загружены беженцами, направленными туда наступающими Космическими Волками, и нейтрализованы. Воздушная Стража полегла почти в полном составе, и в небе над Просперо господствовали истребители Космических Волков и Легио Кустодес. Тем временем на вершине Белых гор подобно костру полыхал Акрополь Магна. В устье гавани, над разорванным проходом в Вальпериново море, выгрузившаяся с первой волной Космических Волков немногочисленная тяжёлая артиллерия сосредоточила огонь на возвышавшейся статуе Магнуса Красного, которая просматривалась со всего города, пока исполин не рухнул в море. Леман Русс поднял глаза, с непроницаемым лицом наблюдая за тем, как громадное подобие его брата тонет под бурлящими волнами — он знал, что это только начало их схватки, и пока сама Тысяча Сынов не вступила в бой, ничего не было решено.

Брат против брата [08:21:32 734004.М31]

С падением Акрополя Магны Космические Волки взяли под контроль большую часть Старой Тизки, что открывало им прямую дорогу на храмы-аркологии, в которых находились многочисленные отделения Тысячи Сынов и муниципальные штабы центральных городских районов. В Старой Тизке продолжали сражаться несколько небольших очагов сопротивления — изолированные и деморализованные отряды Шпилевой Стражи, — а испаханные снарядами Палатинатские Поместья превратились в поле сражения для штурмовых групп Окровавленных Когтей из Восьмой великой роты Космических Волков при поддержке «Хищников» и прочей манёвренной бронетехники, не позволяющим превосходно снаряжённым полкам Имперской Армии объединиться с Тысячью Сыновьями. Тем временем все попытки офицеров Вольных Корпусов договориться о прекращении огня полностью игнорировались.

Невзирая на небольшие проволочки, атака шла, как и планировалось, а Леман Русс по-прежнему продолжал отказывать на запросы Константина Вальдора ввести в бой оставшиеся части Обвинительного воинства. В дальнейшем это его решение будет поддаваться критике, однако оно мотивировалось не стремлением к славе, как утверждают некоторые мудрецы, а необходимостью держать силы и диспозицию всех войск в секрете от могучих прорицателей Тысячи Сынов.

Выманить сыновей Магнуса, возможно, было ключевой целью начальной атаки Русса, заставив ударить по Обвинительному воинству на открытой местности за пределами храмов-аркологий, где преимущество было полностью на стороне грозных оккультных способностей легиона-отступника. Без каких-либо данных о развёртывании, а также достоверных рапортов о количестве легионеров Тысячи Сынов на Просперо в то время, самым очевидным способом достижения этой цели было принудить их выйти наружу путём прямой провокации. Поэтому атака продолжалась, Космические Волки расширяли фронт наступления из северного конца города в сторону высоких укреплений Серебристого Бастиона и на северные окраины центра Тизки.

Военные банды, шедшие на переднем краю наступления, по пути практически не сталкивались с сопротивлением, за исключением рассеянных отрядов городского ополчения, отчаявшихся солдат, что пытались защитить дома и семьи с помощью старого оружия, или потрёпанных сил Шпилевой Стражи. Эти изолированные очаги сопротивления сокрушались стремительно и эффективно — тизканцев, поднявших руку на Космических Волков, не оставляли в живых, а тех, кто не оказывал сопротивление, попросту игнорировали либо позволяли сбежать. Таким образом, наступление вклинивалось всё глубже, тем самым быстро растягивая ограниченные силы, которые входили в состав первой волны атаки.

Brother against brother

Вскоре передовые военные банды Космических Волков достигли великих акведуков, которые питали сады на нижних склонах Белых гор, всего в нескольких километрах от Серебристого бастиона. Между колоннад акведука стремительно наступающие военные стаи Серых Убийц и эскадроны реактивных мотоциклов Космических Волков взяли в клещи одну из последних позиций Северной Палатинатской Гвардии, смелых, но безнадёжно уступавших в численности собравшимся против них Легионес Астартес. Однако когда бойцы в блеклой броне VI легиона поднялись в последнюю атаку, их встретил не отряд отчаявшихся солдат, а шквал болтерных снарядов, извивающиеся щупальца огня и невидимые клинки энергии, разорвавшие их строй.

Наконец, Тысяча Сынов вступила в битву, полностью окружив позиции Космических Волков с помощью средств, тогда ещё совершенно неизвестных Империуму, и намеревалась расквитаться за разрушение, принесённое бывшими собратьями на Просперо. Одновременно по всей Тизке в ключевых точках на пути продвижения Космических Волков, Тысяча Сынов устроила серию опустошительных засад. На окраинах центральных районов Третья великая рота разом лишилась сотен воинов, когда замаскированная клика Тысячи Сынов с помощью биомантических умений обрушила им на головы громадное здание, которое они зачищали от Шпилевой Стражи, рассыпав обломки с мощью орбитального удара. Едва город содрогнулся от рёва обвала, Искатели и штурмовые отделения Восьмой великой роты, действовавшие на западном краю атаки, вдруг оказались втянутыми в манёвренную войну с подразделениями Тысячи Сынов, которые исчезали всякий раз, когда Космические Волки пытались вступить с ними в битву, только чтобы спустя мгновения появиться совсем в другом месте. Диверсанты Тысячи Сынов, закованные в доспехи алого с ляпис-лазурью цветов, возникали даже внутри укреплённого и оцепленного периметра зоны высадки. Позднее в них опознали легионеров, принадлежавших к ордену Слепоты. Эти войска развернули настоящую охоту на офицерский состав Космических Волков, и их удалось отбросить только благодаря неистовой контратаке Гримнира Чёрной Крови и ядра хускарлов-катафрактов Варагира, которым поручили защиту ключевой позиции.

Забытый совет

Многих интересуют причины явного бездействия Тысячи Сынов на ранних этапах боя за Тизку. Некоторые мудрецы считают, что это была просто приманка, чтобы завлечь врагов, но если так и есть, то это причинило вред гораздо больший, чем если бы они противостояли начальной высадке открыто. Кроме того, их теории никак не объясняют отсутствие Магнуса и многих старших офицеров легиона на протяжении большей части сражения — то, что такие почитаемые лидеры и прославленные воины не бились, пока их дом горел, свидетельствует о более глубоких мотивах, чем простое непонимание. Немногочисленные документы, которые удалось спасти из пылающих развалин храмов-аркологий, намекают на то, что за молчанием Тысячи Сынов во время начальной высадки стояли угнездившиеся среди них распри. В паре обнаруженных обрывочных вокс-записях и пикт-архивах говорится о том, что пока на Тизку сыпались бомбы, в сердце Великой Библиотеки проходил совет самых талантливых лидеров и влиятельных воинов легиона.

Судя по всему, на совете Магнус уговаривал своих воинов не противиться грядущему правосудию Империума и позволить увести их примарха в кандалах на далёкую Терру, быть может для того, чтобы склонить Императора и его избранных чемпионов к милосердию, или избежать разрушений, которые принесла бы полномасштабная война между двумя легионами. Логику разума, каким обладал колдун-король Просперо, трудно постичь, однако именно этот совет удержал руку XV легиона, погрузив его лидеров в трясину недоверия и сомнений, пока Космические Волки делали первые шаги по Просперо. Хотя большая часть записей с совета погибла в хаосе атаки, ясно, что просьба примарха разделила Тысячу Сынов. Многие хотели биться за свой дом, однако мало кто был готов ослушаться Магнуса. В конечном итоге клика старших офицеров во главе с Азеком Ариманом убедила большую часть легиона сражаться, оставив несогласных с их решением дожидаться конца в Великой Библиотеке.

Гнев колдунов

Теперь по северным районам Тизки повсюду атаковала Тысяча Сынов, а Космические Волки не могли ни предсказать, ни предотвратить их действия. Нанося удары по территории, уже покинутой воюющими сторонами, объявленной зачищенной или под самыми позициями Космических Волков, Тысяча Сынов бросила даже прикидываться, что исполняет положения Никейского Совета, и обратилась к беспримесной силе колдовства и псайкерскому дару, дабы обрести стратегическое преимущество. Некоторые воины-адепты использовали психические способности для сокрытия своих перемещений, в частности орден Слепоты, чьи послушники проходили изматывающие тренировки, чтобы развить в себе подобные умения. Иные метали по завоевателям в серой броне лучи чистой энергии, в смертоносной ярости становясь живой артиллерией, и вычерпывали до дна свои психические силы, что в попытке уничтожить врага ставило под угрозу само их тело и душу. Остальные, не так явно одарённые таинственными талантами, пользовались сетью врат-порталов, опутывавших всю Тизку, которые до этих пор оставались инертными и скрытыми под самым носом врагов. Эти строения были реликвиями куда более давних времён, перестроенные и отлаженные самим колдуном-королём, и походили на каменные врата либо арки, часто достаточно крупные, чтобы через них могла пройти даже небольшая бронетехника. После того, как магистры храмов активировали их, они позволили Тысяче Сынов совершать практически мгновенные переходы по коридорам, прорубленным в сумеречной реальности варпа. Через эти врата, располагавшихся во многих больших зданиях по всей Тизке, Тысяча Сынов выводила целые подразделения воинов втайне от бдительных Космических Волков, которые продвигались по улицам северных районов Тизки.

The fall of Prospero

Угодив в шквал смертоносных засад и внезапный шторм энергии эмпиреев, устойчиво наступавшие передовые ряды Космических Волков быстро распались в растерянную трясину воинов, одни пытались идти дальше, тогда как другие отступали от западней либо пробовали обойти с флангов ускользающих Тысячу Сынов, которые возникали и исчезали как будто по желанию. Одновременно с этим обычные вокс-каналы легиона захлестнула буря статических помех, Тысяча Сынов слишком хорошо знала слабые стороны снаряжения Легионес Астартес, и хотя Космические Волки сумели сберечь ограниченную связь, используя широкополосные сигналы и установки лаз-вокса, они и близко не могли сравниться по координации с атаками Тысячи Сынов. Это могло бы сковать какой-то другой легион, больше привычный к тесному взаимодействию и рассчитывающий на детальное планирование, однако военные банды Космических Волков были настолько автономными, что хотя внезапная анархия причинила им немало бед, одна она не могла остановить их. Не располагая точными сведениями о местоположении своих войск, Леман Русс на этом этапе битвы знал наверняка лишь пару фактов: во-первых, он смог выманить Тысячу Сынов, и во-вторых, линия фронта оказалась под угрозой полного крушения. Волчий Король по привычке не мог оставлять надолго инициативу в руках врагов, поэтому там, где другие командиры бы отступили, чтобы собраться с силами, он поручил Волкам удерживать занятые позиции и приказал резервам выступать в сторону границы центральных районов, к храмам-аркологиям Пирридов и Корвидов. Если быстро взять те громадные макроструктуры, Космические Волки получат базу, где смогут перегруппироваться и продвигаться дальше, к Великой пирамиде Фотепа в центре города на площади Оккулюма.

Храмы-аркологии Тизки

Над меньшими пирамидами и другими небольшими зданиями Тизки возвышалось восемь храмов-аркологий. В пяти из этих колоссальных строений располагались огромные тренировочные полигоны, библиотеки и казармы самых крупных псайкерских культов Просперо, жилые помещения для орд адептов и слуг, а также обширные оборонительные укрепления и орудийные позиции. Подлинные чудеса Города Света, каждый храм-аркология являлся сам по себе поселением, а также персональной крепостью, в которых великие культы Тысячи Сынов оттачивали доктрины и ритуалы, подальше от алчущих взоров посторонних. В пределах этих храмов-аркологий обитало почти десять процентов населения всей Тизки, а в случае общегородской катастрофы они могли обеспечить убежищем ещё намного большее число жителей. В залах-пещерах находилось достаточно припасов и оружия для содержания целого легиона и всех зависимых от него на протяжении нескольких лет, а многоуровневые помещения внутри их бронированных ядер было почти невозможно взять штурмом. Любому нападавшему, решившему захватить Просперо, требовалось бы как можно быстрее вывести эти строения из игры, или столкнуться с перспективой длительной и дорогостоящей осады.

Девятое из этих строений располагалось в центре города за скульптурными границами площади Оккулюма. В отличие от остальных восьми, здесь не обитали гражданские лица или роты Тысячи Сынов. На площади возле её подножья раскинулся комплекс смежных зданий и меньших пирамид, в которых хранилась собранная мудрость Просперо и Тысячи Сынов. Эти здания именовались Великой Библиотекой, и являлись самым ценным сокровищем Просперо, а девятым храмом-аркологией была Пирамида Фотепа, обиталище самого Магнуса Красного. Немногие, кроме наиболее доверенных офицеров Тысячи Сынов и элитных воинов Первого братства когда-либо заходили в её залы и воочию лицезрели тайные труды и эксперименты колдуна-примарха. После тотального уничтожения, принесённого Космическими Волками, уже никто не скажет, какие секреты остались погребёнными под её сводами.

Вторая волна

Собрав резервные силы — безжалостных варагиров из Первой великой роты и военные банды Серых Охотников с бронетанковыми эскадронами Второй и Третьей великих рот, Русс направил их на дальние районы центральной Тизки. Но там, где они рассчитывали встретить только неорганизованное сопротивление, полагая, что большинство защитников разбежались по городу и увязли в боях с первой волной нападавших, они натолкнулись на мощный отпор. Космические Волки встретились с эскадронами ещё не окровавленных в бою храмовников Шпилевой Стражи на подготовленных позициях в шпилях и улочках внутреннего города, элитой Просперинской Шпилевой Стражи, вооружённой потрескивающими топорами с серповидными лезвиями. Их сопровождали свежие подразделения Тысячи Сынов, многие из которых имели такие же отметки, что и замеченные ранее во время внезапных нападений на отряды Космических Волков, при поддержке тяжёлых боевых автоматонов странного вида и неизвестного нападавшим типа. На этом новом фронте разгорелось ожесточённое сражение, бой, питаемый ненавистью и фанатичной яростью, где обе стороны ничто не сдерживало, и незамутнённая жестокость Космических Волков встретилась со спущенным Тысячью Сынов вихрем психического разрушения. Никогда прежде Империум не видел подобной битвы, где воины Легионес Астартес схлестнулись бы в столкновении столь невообразимых масштабов. Леман Русс бросил около 20 000 своих Космических Волков против войска Тысячи Сынов примерно такой же численности, и в своём противостоянии они разорвали Тизку на части.

Теперь бои захлестнули северные кварталы, и когда-то девственные улицы и площади с колоннадами превратились в раскрошенные обломки. Космические Волки сжигали великие театры и библиотеки, и охотились на их обитателей, а Тысяча Сынов в своей жажде покарать нападавших превращала немногие уцелевшие строения в изрешечённые пулями укрепления и залитые кровью твердыни. В Старой Тизке воины Восьмой и Двенадцатой великих рот вскоре снова начали игры в засады и контрзасады против элитных психических диверсантов ордена Слепоты — несколько сотен воинов из легиона Тысячи Сынов сдерживали почти 10 000 Космических Волков. Вдоль границы района Палатинатского Дворца солдат Вольных Корпусов атаковало всё больше Волков, неся войну верным воинам Империума только за то, что они оказались не в том месте и не в то время. На людных улицах, когда-то звеневших от смеха и празднеств, теперь раздавались крики умирающих, отрывистый треск болтеров и безумное многоголосие бормотаний и стонов, вторящее заклятьям Тысячи Сынов. Ни одна сторона не щадила другую, позабыв о какой-либо сдержанности или прочем милосердии на войне. Воины, некогда бывшие братьями, сцепились на улицах Тизки до последнего вздоха, желая лишь утянуть врага следом за собой, и даже не помышляя об отступлении.

Некуда бежать

Поставленная на край погибели, к тому времени Тысяча Сынов отбросила последнюю надежду на искупление и высвободила весь потенциал своих психических сил, низвергнув на Космических Волков кошмары, прибегать к которым никогда не собиралась. С неба копьями падали тёмные молнии, извиваясь между воинами в серых, цвета грозовых туч, доспехах и прожигая тех насквозь. Узкие улочки захлестывали высокие волны зелёного огня, несущиеся вслед за Космическими Волками подобно пламенеющим змеям. Там, где алое встречалось с серым, незримые клинки энергии без труда прорубали силовые доспехи, раскидывая изломанные тела, а в венах вскипала непролитая кровь. Но, тем не менее, атака Космических Волков не захлёбывалась, и многие из них при смерти успевали выплюнуть свою ненависть в глаза убийцам. Спущенной психической мощи было настолько много, что задрожала сама поверхность Просперо, ломая и обрушивая алебастровые стены, а над Городом Света скрутилась противоестественная воронка сгущающихся чёрных облаков. На Тизку опустился морок, принеся с собою неизбывной ужас, который почувствовали даже индоктринованные воины Легионес Астартес.

Вмешательство Вальдора

Теперь, когда основные силы Космических Волков без остатка втянулись в сражение, а резервы были брошены в полномасштабную атаку, воины первой волны оказались опасно растянуты. Пока Лемана Русса и его варагиров сдерживала необузданная психическая ярость Тысячи Сынов, которые встали у него на пути, всё больше батальонов воинов в алых доспехах обходили его с флангов через сеть варп-порталов, надеясь таким образом отрезать примарха от его войск и тем самым отрубить голову зверю, опустошавшему Просперо. Их план не остался незамеченным — высоко вверху, на флагмане Легио Кустодес «Орифламма», Константин Вальдор анализировал данные орбитального сканирования флота, значительно подпорченные усиливающейся над Тизкой эфирной статикой, и вовремя заметил угрозу. Не имея возможности напрямую связаться с примархом Космических Волков или с небольшой манипулой Легио Мортис, направленной к руинам храма Жао-Аркада, суровый командир Императорской Стражи взвесил приказы Русса оставаться на орбите с вероятностью провала первой волны высадки, и решил, что его долг перед Императором важнее веления примарха, поэтому отдал приказ Легио Кустодес, Сёстрам Безмолвия и приданным полкам Имперской Армии готовиться к боевой операции. Впрочем из уважения к примарху, который возглавлял вторжение, Константин Вальдор направил вторую волну не на прямое или незамедлительное усиление Лемана Русса, что красноречиво свидетельствовало бы о неудаче первого штурма, а на удар по орбитальным перегрузочным докам Тизки, тем самым оттянув Тысячу Сынов от Космических Волков на отражение атаки с нового направления.

The Legio of Custodes on Prospero

Для начального этапа штурма воинам Легио Кустодес пришлось воспользоваться как собственными кораблями, так и самолётами Имперского Флота, поскольку многие стратегои опасались возможного влияния кинещита Тысячи Сынов и психического шторма на попытку проведения телепортационной атаки. Три десятка содалитов, свободных воинских братств, в которые были организованы кустодии, пойдут во главе атаки вместе с силами 9-й Солярной Ауксилии, чьи пустотные гоплиты участвовали в бесчисленных орбитальных битвах, а также отрядами Безмолвного Сестринства.

Первым сигналом, известившим защитников о новом нападении, стал неожиданный авиационный удар по орбитальным перегрузочным докам в западных районах Тизки после того, как волны перехватчиков «Ксифон» и «Равноденствие» расчистили небеса от немногих остававшихся на лету «Молний-Примарисов» Тысячи Сынов. За истребителями последовали посадочные корабли, кряжистые и тяжеловесные. Под прикрытием хаоса, созданного атакой истребителей, их пилоты попытались как можно быстрее провести свои машины через зону усиливающейся турбулентности и пронизанных варпом статических помех, что практически заглушили авгуры, к широкой серой равнине посадочных полей. Но, невзирая на мастерство лётчиков, некоторые громадные десантные корабли 9-й Солярной Ауксилии всё-таки попали под шквальный огонь автопушек и опаляющие лазерные лучи оборонительных наземных платформ — повторяющиеся удары прожигали огромные дыры в бортах исполинских машин и даже взорвали нескольких из них, а многие приземлились с тяжёлыми повреждениями.

Невзирая на потерю почти 1 000 высаживавшихся солярных ауксилариев и нескольких воинов Легио Кустодес, штурмовые силы действовали без промедления, по столкновениям с первой волной предположив, что Тысяча Сынов сразу отреагирует на их атаку. Вышедшие дисциплинированным строем из зияющих трюмов посадочных кораблей, пустотные гоплиты Сатурна первыми пошли на орудийные позиции и оборонительные бункеры, что опоясывали перегрузочные поля, в расчёте на то, что мобильные батареи орудийных платформ «Рапира» пробьют их броню и подавят засевшие внутри войска. Имперскую атаку встретили солдаты в алой униформе и со снаряжением, не уступавшим самой Солярной Ауксилии — это была Западная Палатинатская Гвардия с поддержкой тяжёлых «Малкадоров» и эскадронов храмовников Шпилевой Стражи, вооружённых огромными силовыми топорами с серповидными лезвиями. Пока бойцы 9-й когорты плотным огнём разрушали позиции врага, Легио Кустодес стремительно атаковали башню орбитального управления, что возвышалась над посадочным полем. Их золотые антигравитационные транспорты «Коронус» на полной скорости вырвались из трюмов посадочных кораблей и помчались сквозь артобстрел к своей цели, в то время как сопровождавшие их боевые скиммеры Легио Кустодес «Паллас» давали тщательно выверенные залпы по встававшим у них на пути вражеским отрядам.

Быстро достигнув шпиля управления, кристаллическая фасетчатая верхушка которого была разбита вдребезги снарядами и обломками, закованные в золото воины Легио Кустодес ринулись из своих транспортов в сражение. Превосходившие ростом даже Легионес Астартес, величественные в вычурных золотых доспехах, кустодии опрокинули противостоявших им солдат Шпилевой Стражи подобно титанам, борющимся с простыми детьми. Даже элитные храмовники дюжинами гибли от проносящихся по нижним уровням башни воинов Вальдора, которые, словно ураган смерти, оставляли за собой только изломанные и расчленённые тела. В отличие от дисциплинированных сатурнианских солдат, кустодии действовали больше как одиночки и рассчитывали в первую очередь на собственное мастерство, а не на бдительность человека рядом с собой, и против более слабых противников, вроде Шпилевой Стражи, они были неудержимы.

Terminators of the Thousand Sons and Landeraider

Впрочем, когда Легио Кустодес дошли до шпиля башни, они натолкнулись на воинов-псайкеров в доспехах катафрактов из Сехмета, известных многим как таинство Скарабея. Эти падшие воители, прославившиеся во времена Великого крестового похода, были грозной терминаторской элитой легиона Тысячи Сынов, всю свою жизнь обучавшиеся сражаться как единое целое, и закалённые долгими завоевательными войнами и приведениями к Согласию. И хотя Легио Кустодес превосходили даже настолько могучего врага, воины из таинства Скарабея бились не поодиночке, но почти как один организм с общим разумом. Выстроившись стеной громадных бронированных тел и вспыхивающих силовых топоров на длинных древках, они двинулись в контратаку на золотых воинов, и каждый раз, когда кто-либо из Легио Кустодес наносил удар по воину Сехмета, ему на помощь тут же приходили братья рядом с ним.

Именно здесь в открытой битве с воинами Легионес Астартес погиб первый кустодий, поверженный тремя воинами таинства Скарабея с жестокой эффективностью, оттачиваемой легионами против врагов человечества. Впрочем, даже психически подпитываемых воинских умений таинства Скарабея было недостаточно, чтобы выдержать безжалостный, полный ярости напор Легио Кустодес, Первенцев Императора. На каждого золотого воина, раненого или убитого в ходе боя, приходилось четверо либо больше погибших бойцов таинства Скарабея, но воины Сехмета обучались не только фехтованию и меткой стрельбе. Колдовство, которое обрекло их на гибель, оставалось козырем, припасённым элитой Тысячи Сынов напоследок. Как и в схватках с Космическими Волками, по-прежнему бушевавшими на севере, они могли воспламенить сам воздух и, будто живую волну, наслать его на своих врагов, не задев при этом союзников, или создать щиты и клинки кинетической энергии, однако когда они потянулись за той силой, то ничего не обнаружили. Следом за огромными воинами Легио Кустодес шли нуль-девы из Безмолвного Сестринства, одно присутствие которых остужало воздух и гасило колдовские силы, что могли бы спасти таинство Скарабея. Без способностей, на которые они рассчитывали, защищавшие башню терминаторы вскоре пали под напором преторианцев Императора и были вырезаны до последнего человека. Подобного поражения Сехмет не знал с самого своего основания. С их гибелью орбитальные перегрузочные поля быстро перешли в руки Обвинительного воинства.

Dreadnoughts of Legio Custodes on Prospero

Вальдор, шагавший теперь по разрушенным улицам Просперо во главе Кустодийской Стражи, без раздумий отдал приказ об общем развёртывании доступных ему сил: Имперской Армии, Легио Кустодес и Безмолвного Сестринства. Из подразделений Космических Волков, которые остались в резерве на орбите, большинство предпочло ожидать зова Русса, наряду с небольшим контингентом Сынов Хоруса, присоединившимся к ним на Бета-Гармоне. Участие в новой волне штурма решили принять лишь Тринадцатая великая рота, нетерпеливая и всегда жаждущая битвы и крови, а также Одиннадцатая, дом для многих Говорящих с Мертвецами и сопровождавшей их Чёрной Чистки — братьев-в-смерти из Культа Моркаи, что по большей части были сами себе законом и, возможно, не столь скованы волей Русса. Таким образом, в резерве остались только Четвёртая, Пятая, Седьмая и Девятая великие роты с Ордо Синистер и подразделениями Сынов Хоруса. Вальдор поставил перед второй волной штурма две задачи — пробиться на север через Палатинатские Поместья, чтобы соединиться с Леманом Руссом и его первой волной, а также продвинуться на восток и захватить Великий Сесострианский канал, который тёк от Вальперинового моря к пирамидам Домус Тенебри и Прэфурниум Этурнус в центре города. Первоначально выполнению поставленных целей мешало лишь разрознённое сопротивление — выжившие подразделения Вольных Корпусов, укрепившиеся в Палатинатских Поместьях и после столкновений с безжалостными Космическими Волками отвергавшие все призывы сложить оружие, и разгромленные полки Шпилевой Стражи, которые окопались на Храмовой горе, среди руин древних храмов и низвергнутых святынь, доведённые до безумия потерями и столь же глухие к приказам новоприбывших сил Империума сдаться. Эти очаги пришлось окружить и нейтрализовать ради того, чтобы основные силы второй волны, Легио Кустодес и элитные отряды Ауксилии Империалис, могли собраться на перегрузочных полях для подготовки к прорыву позиций Тысячи Сынов и нанесению решающего удара в битве за Тизку.

Начало шторма [12:09:16 734004.М31]

Воины VI легиона не раз сражались с врагами человечества, и будь это одной из таких битв, то она, скорее всего, здесь бы и закончилась. Однако сейчас они бились не с какими-то ксеносами, а одной из лучших армий Империума, целым легионом космических десантников самого Императора. Тысяча Сынов не собиралась позволять врагу контролировать ход боя и, заметив высадку подкреплений, братства Тысячи Сынов и полки Шпилевой Стражи, которые до этих пор оставались в резерве, тут же были брошены в битву. В шпилях храма-аркологии Корвидов ценою жизней сотен трэллов проводились ритуалы, дабы пронзить завесу будущего, а камерах под мрачной твердыней культа Атенейцев магистры пытались сломить пленников, доставленных прямо с передовой, и узнать планы врага. Столь большая растрата жизней, как жертвенных трэллов, так и убитых пленников, лишь усиливала грозовой фронт, надвигавшийся на город, но дала Ариману и другим командирам Тысячи Сынов важные сведенья, которые в сочетании с сетью варп-порталов, спрятанных внутри древнего города, позволили им быстро перемещать свои силы для нанесения тревожащих ударов по нападавшим.

Наступление недавно высадившейся 3-й Терранской Ауксилии на наспех возведённые укрепления Храмовой горы прервало внезапное прибытие отрядов Девятого братства Тысячи Сынов. В его рядах присутствовало немало корвидов, поэтому командиры армии Империума обнаружили, что закованные в алое космические десантники заранее предугадывали любые атаки и отражали их слаженным огнём и психическими ударами. Крупнейшая группа Легио Кустодес численностью около 500 воинов под командованием самого Константина Вальдора отправилась на истребление солдат-отступников в Палатинатских Поместьях, однако увязла на украшенных колоннами улицах Палатинатской дороги в ожесточённых городских схватках с многочисленными подразделениями линейных терминаторов и дредноутов Тысячи Сынов, а также машинами войны устрашающего ордена Разрухи. Эскадроны Легио Кустодес, вначале разделённые огромными стенами ревущего зелёного пламени, были затем окружены элитой Тысячи Сынов, которые возникли как будто из воздуха. С потрескивающими от богохульных энергий длинными просперинскими топорами, они вклинились в ряды изолированных Легио Кустодес, но против стражей, рождённых для схваток с убийцами и отражения неожиданных нападений, даже такая смертельная ловушка не могла стать залогом победы, как ценой своих жизней узнали многие из Тысячи Сынов. Прочие воины под началом Вальдора угодили под шквал противоестественных молний, змеившихся следом за сверхъестественно проворными кустодиями или внезапно застывавших в клетках загадочной энергии, когда между ними шли сами колдуны. Нескованный психический потенциал Тысячи Сынов, тайные учения Магнуса Красного и даже техники, которые он когда-то строго-настрого запретил использовать своим сынам, — всё это в гневе и отчаянии спускалось против генетических творений Императора в противостоянии, сотрясавшем сами врата небес.

Космические Волки Одиннадцатой великой роты, которые прорывались на восток от Храмовой горы к позолоченным укреплениям Вальперинового бастиона, также подверглись нападению Тысячи Сынов, внезапно появившихся среди их рядов. Братья-в-смерти Моркаи с хохотом шагали в пламя, громадными чёрными секирами разя врагов и не обращая внимания на то, что мощь варпа сжигала их доспехи и обращала кости в пепел. Дела у Обвинительного воинства на другом конце Тизки шли ещё хуже — отрезанные подразделения первой волны из последних сил сдерживали возобновившуюся из центральных районов контратаку Тысячи Сынов вместе с собравшейся либо ментально порабощённой для защиты Тизки гражданской обороной, и постепенно многочисленность противников начала сказываться на количестве и боеприпасах Космических Волков. Они мало что могли противопоставить Тысяче Сынов, с эйфорией предававшихся колдовству, кроме врождённой ярости и безжалостного нежелания уступить. Леман Русс мог обратить вспять ход только одного боя за раз, а рунические жрецы VI легиона с трудом могли отражать атаки намного более могущественных и безрассудных магистров Тысячи Сынов. Те не гнушались прибегать к доселе запрещённым дисциплинам и выплескивали свою ненависть в эфир, обжигая и испепеляя врагов, и тем самым оттолкнули Космических Волков вместе с их союзниками от оборонительного рубежа перед храмами-аркологиями на границе центрального квартала. Но каждое их заклинание заставляло небеса Просперо вскипать всё сильнее, и сама Тизка начала меняться на глазах. Многие из тех, кто там сражался, позднее рассказывали об ужасных монстрах, собиравшихся на краю зрения, об улицах, сворачивавшихся в себя и заводивших воинов Императора в места, отличавшиеся от их пунктов назначения, и о товарищах, обращавшихся в прах или просто исчезавших прямо рядом с ними. Тысяча Сынов и их магистры также наверняка видели изменения, которым из-за их действий подвергалась Тизка, но в своей непреклонности они не собирались отступать с выбранного пути, желая только забрать вместе с собой как можно больше врагов.

Столь всеохватывающее отвержение воли Императора, тёмных уроков Эры Раздора и духа Имперской Истины, которое проявили Тысяча Сынов, Леман Русс вместе с его воинами могли расценивать только как достойное презрения. Плюнув на клинки, Космические Волки поклялись себе, что Тысяча Сынов отныне не те собратья-легионеры, вместе с которыми они покоряли галактику, но что-то извращённое и сломленное. Теперь их не связывали узы долга и чести. В ответ Леман Русс сумел передать сообщение через командную станцию одного из «Мастодонтов», в процессе сжегши её, и призвать своих воинов, которые всё ещё оставались на орбите. Это больше не была ограниченная война на имперской земле. Своими действиями защитники сами приговорили Просперо и не заслуживали милосердия, поэтому Космические Волки полностью зачистят планету, чтобы родившееся на ней зло никогда не восстало вновь и не досаждало человечеству. По прямому велению примарха воины Седьмой великой роты, к которой принадлежала большая часть Чёрной Чистки, а также осадного и артиллерийского резерва «Ландайван» или тех, «кто рушит землю», взялись за оружие, готовые применить то, за что получили своё название: ядовитое пламя фосфекса и холодную смерть стазисного оружия, а кроме них нечто похуже — новые чумные снаряды и радофаги, взятые из арсеналов Бета-Гармона и переданные VI легиону эмиссарами Хоруса. Им приказали стереть Тизку с лица земли, не оставляя камня на камне и не щадя никого: ни мужчин, ни женщин, ни детей.

Дурная кровь

Когда Леман Русс решил по-своему разобраться с опасностью, которую представляло падение Тысячи Сынов в безумие, Вальдор поступил так же. Ордо Синистер, самая мощная резервная сила в его распоряжении, чьи анафемные способности могли бы изменить ход боя, также была вне пределов досягаемости. С трудом установив связь с орбитой, Вальдор узнал, что горстка пси-титанов, которая накрывала тенью Обвинительный Флот, высадилась без его ведома, чтобы выяснить участь Легио Мортис на разрушенной земле за чертой города. Такая близкая, но при этом совершенно недостижимая, мощь Ордо Синистера по прихоти судьбы выскользнула у Вальдора из рук. Тем не менее, в отличие от примарха, он не хотел просто разрушить город, поэтому решил прибегнуть к неприкасаемым из Безмолвного Сестринства, чья аберрантная природа служила мощным противодействием любым психическим силам. К несчастью, в Обвинительном воинстве насчитывалось не более 3 000 инициатов Сестринства, которых хватило бы на прикрытие лишь небольшой части брошенных на Тизку войск.

Грозный повелитель телохранителей Императора столкнулся с тяжёлым выбором — он мог распределить Сестринство по отрядам Обвинительного воинства, чтобы подарить небольшую защиту всем, но оставить самих Сестёр открытыми для истребления поодиночке, либо сконцентрировать их в нескольких подразделениях, тем самым надёжно защитив тех от колдовства врага, но тогда сделать уязвимой остальную армию. Не имея времени на долгие раздумья и к тому же генетически запрограммированный не испытывать присущей обычным людям нерешительности, Вальдор в итоге предпочёл собрать большинство Безмолвного Сестринства под своим знаменем, в подразделениях Легио Кустодес. Он планировал прорвать оборону Тысячи Сынов, соединиться с Леманом Руссом, а затем под прикрытием оставшихся Сестёр развернуть совместное наступление на центр города. Небольшой отряд Сестёр Безмолвия остался в орбитальных перегрузочных доках, чтобы обезопасить их от психических диверсий и сделать доступной позицией на случай вынужденного отступления, но остальным командирам придётся справляться с колдовской мощью Тысячи Сынов своими силами.

Впрочем, даже без помощи Безмолвного Сестринства различные независимые отряды Обвинительного воинства всё равно пошли в бой, вынужденные полагаться теперь только на численное превосходство и ярость. В южных районах, Космические Волки из Тринадцатой и Одиннадцатой великих рот численностью почти в 10 000 воинов под общим командованием Торма Гударика, известного как «Ярл-чужеземец» и считавшегося единственным выжившим терранином в верховном командовании легиона, вместе с осадными инженерами из Третьего вымпела Харонских Стражей направились к Вальпериновому бастиону. Мощная крепость, на укреплённых стенах которой стояли отряды Пятого Братства, являлась ключом к Великому Сесострианскому каналу, что в свою очередь был идеальным путём для атаки центральных районов. Контроль над акведуком с высокими изящными колоннами, по которому протекал канал, скорее всего, решил бы исход всего сражения, поэтому Тысяча Сынов уступила бы его только ценой большой крови. Превосходя защитников почти три к одному, силы Империума решили воспользоваться преимуществом и развернули яростный штурм бастионных стен. На парапеты и укрепления, за которыми укрывались Тысяча Сынов и выжившие подразделения Южной Палатинатской Гвардии, обрушился шквал болтов и бризантных зарядов, но магистры, ещё находившиеся внутри, отражали большинство из них кинетическими щитами, а пожары от тех, что преодолели их барьеры, сразу же гасили.

Sisters of Silence

Теперь, когда колдунам пришлось защищаться, Космические Волки ринулись в атаку, пока закутанные в чёрные одеяния Харонские Стражи насылали на стены огненный шторм, осыпая определённые участки бастиона фосфексными смесями, что превращали феррокрит в химическую жижу. Несмотря на неослабевающий обстрел, некоторые воины Тысячи Сынов продолжали обращать свои таинственные умения на уничтожение врагов, направляя в Харонских инженеров актинические лучи, забрасывая ряды Космических Волков психокинетическими минами и обращая воду из канала в пар, который скрывал парапеты и укрепления бастиона. Отчаяние и озлобленность придавали заклятьям Тысячи Сынов силу, которой они не знали в ту пору, когда сражались за Императора, и с её помощью сдерживали даже многочисленных Космических Волков и их союзников. О цене же новоприобретённой мощи тогда никто даже не думал. Для них победа над теми, кто уничтожил их родной мир, казалась стоящей любой платы, и под клокочущим небом и рвущимися вокруг противоестественными молниями они воззвали ко всем богам, которые могли их слушать, дабы обрести ещё большее могущество.

Sisters of Silence in battle on Prospero

Благодаря новоприобретённой психической мощи их не мог подавить даже яростный артобстрел Космических Волков, позволяя им держать палачей в узде, как у Вальперинового бастиона, так и возле Серебристого бастиона на севере, где военные банды Второй и Третьей великих рот окружили ещё одно подразделение Тысячи Сынов. На вершине Храмовой горы, в нескольких километрах от орбитальных перегрузочных полей, третий отряд Тысячи Сынов вёл похожие оборонительные действия против солдат Имперской Армии, которые погибали сотнями и продолжали атаковать только потому, что их ряды усиливали закованные в золото кустодии. У границ сверкающих центральных районов города, где зияли огромными дырами бока пирамид Корвидов и Рапторов, в смертельных боях завяз даже Леман Русс и его воины-варагиры. С помощью сети варп-врат и мощного шторма иллюзий и фантомов Тысяча Сынов завлекала примарха из одной стычки в другую, стараясь держать Волчьего Короля подальше от наступления ядра своих сил. Магнус не принимал участия в битве за Тизку, поэтому среди них не было никого, кто сумел бы сравниться с сыном Императора, его не могла поразить ни одна рождённая варпом молния, и ни одна кинетическая стена была не в состоянии сдержать его путь разрушения. Пока Русс был занят, гоняясь за тенями и прокладывая багровую тропу через отвлекающие схватки, основные силы Тысячи Сынов бились со следующими за ними по пятам Волками, чтобы не дать тем вырвать сердце Тизки, и расплачивались за это жизнями. Но они понимали, что долго такое кровавое противостояние продолжаться не может.

Часы ярости

Из всех действий, предпринятых Обвинительным воинством на данном этапе битвы за Тизку, единственное, что увенчалось хотя бы каким-то успехом, стал штурм Палатинатских Поместий. После того, как первый удар Легио Кустодес захлебнулся под мощью колдовства Тысячи Сынов, в следующий раз они отправили вперёд охотников Безмолвного Сестринства. Холодные и бездушные воительницы орденов пошли в авангарде наступления, пробравшись на украшенный колоннами путь подступа так, что не потревожили ни один выставленный Тысячью Сынами психический оберег, и обрушились на часовых, и затем одновременно с ними Легио Кустодес развернули массированную атаку. Едва штурмовые корабли кустодиев залетели в развалины на невидимых подушках гравитационных репульсоров, Тысяча Сынов ринулась им навстречу, однако на этот раз их растущая ненависть дала не взрыв психической энергии, а лишь слабый порыв меркнущей силы. Присутствие стольких членов Безмолвного Сестринства, включая почти дюжину самых могучих Рыцарей Забвения орденов, полностью блокировало оккультные способности Тысячи Сынов, из-за чего им пришлось встретить гнев Легио Кустодес, имея на своей стороне только боевую выучку. Хотя воины Тысячи Сынов во многом полагались на психические таланты, они по-прежнему оставались Легионес Астартес, одними из лучших солдат галактики. В былых войнах горстка подобных воинов завоёвывала целые миры, а сейчас более 6 000 легионерам, включая подразделения таинства Скарабея и полную бронетанковую колонну ордена Разрухи, противостояли всего 500 кустодиев и две вигилии Безмолвного Сестринства. С полыхающей вокруг них Тизкой и отключёнными из-за неожиданного появления неприкасаемых варп-порталами, Тысяча Сынов сомкнула ряды и бросилась в атаку.

Burning Prospero

В считанные мгновения стало ясно, что у них нет шансов на победу, каждый кустодий успевал убить с десяток легионеров Тысячи Сынов, прежде чем они повергали его. Впрочем, Тысяча Сынов стремилась не к победе, но сохранению своего легиона. Их передовые отряды сцеплялись с кустодиями, жертвуя собой, чтобы позволить остальным братьям прорваться за их строй и сойтись в бою с Сёстрами Безмолвия, постаравшись перебить стольких, скольких получится, прежде, чем умереть самим. Около сотни мечников из таинства Аммитары попытались добраться до самого Вальдора в надежде, что сумеют ранить либо убить командира золотого воинства. Из этой сотни, мимо кустодиев и Караульной Стражи, которые окружали Вальдора, удалось прорваться менее тридцати. Они обступили Первого из Десяти Тысяч как одно целое, каждый орудовал длинным мечом, который даже без психического заряда, что обычно давал ему владелец, мог без труда пробить керамитную броню. Вальдор расправился с ними всеми, пусть и высокой ценой — по меньшей мере один из алых воинов оставил порез на повелителе кустодиев, забрызгав кровью его золотые доспехи. Спустя несколько коротких минут Тысяча Сынов, удерживавшие путь подступа, были вырезаны, но победа не далась кустодиям легко: Вальдор был ранен, десятки кустодиев пали, хотя, учитывая их колоссальную выносливость, мало кто из них не встанет снова, однако критичнее всего было то, что в бою погибло около пятисот Сестёр Безмолвия.

Невзирая на потери, кустодии продолжили наступление, разбив оборону последних из подразделений Вольных Корпусов в Палатинатских Поместьях и объединившись с Восьмой и Двенадцатой великими ротами в Старой Тизке. Потрёпанные и смертельно уставшие бойцы Вольных Корпусов не имели никаких шансов отразить совместную атаку Легио Кустодес и Космических Волков, и вскоре невезучих солдат Имперской Армии истребили. Добравшись, наконец, до Старой Тизки, Вальдор сразу распределил Сестёр Безмолвия среди Космических Волков, при этом оставив большинство под своим началом, поскольку дальше он планировал встретиться с Леманом Руссом на передовой наступления. После того, как Сыны Хоруса вместе с Чёрной Чисткой избавили большую часть Старой Тизки от подразделений Тысячи Сынов и мирных жителей, Когти Императора объединились с силами Космических Волков, идущими к центру города. Теперь, когда каждую крупную военную банду Волков сопровождал отряд Сестёр Безмолвия, тактика ударов-отступлений Тысячи Сынов перестали приносить плоды — работа варп-порталов и их собственных сил затемнения становилась всё более ненадёжной, и им было всё труднее скрыться от Космических Волков, которые иногда шли до самого конца и прыгали следом за Тысячью Сынов в сеть порталов.

По подсчётам Империума, к этому этапу битвы Тысяча Сынов потеряла почти 30 000 легионеров убитыми либо выведенными из строя, что считалось приблизительно половиной от известной численности легиона, а любого захваченного либо оставленного раненым воина Тысячи Сынов добивали на месте. Хотя Обвинительное воинство несло сравнимые потери, у него было больше резервов для пополнения рядов, а также множество полевых госпиталей-медикэ, возвращавших бойцов в пригодное к бою состояние. С ростом потерь преимущество Империума только усиливалось, а количество оборонявшихся легионеров Тысячи Сынов таяло на глазах, что давало Обвинительному воинству больше шансов одолеть оставшихся.

Wolves on Prospero

Ещё хуже для защитников Просперо было то, что теперь Лемана Русса сопровождала почётная стража Рыцарей Забвения, а также Константина Вальдора вместе с Легио Кустодес. Тысяча Сынов более не могла ни скрываться от разъярённого Волчьего Короля, ни отводить его удар и, наконец, он обрушился на их ряды с мощью громового раската. Первыми тяжесть его атаки ощутили на себе Восьмое и Второе братства легиона Магнуса, что занимали наспех возведённые укрепления в районах, граничивших с огромным храмом-аркологией Рапторов, и не могли нормально применять свои силы из-за вносимой Сёстрами Безмолвия сумятицы в эмпиреи. Впрочем, они по-прежнему оставались внушительной армией — около 10 000 Легионес Астартес, снаряжённых для войны, вооружённых самых грозным оружием из всех известных солдатам человечества, и подпитываемые жгучей ненавистью, порождённой высокомерием и неоправданной гордостью. Леман Русс, плечом к плечу с Вальдором, ворвался в самое сердце их порядков, разбрасывая по площади перед храмом-аркологией изувеченные трупы, воины Легио Кустодес и варагиры Космических Волков шагали по полю боя подобно богам войны Древней Терры, золотые с серым цвета их брони исчезли под густым чёрным пеплом и яркой артериальной кровью. Тысяче Сынов не давали ни пощады, ни шанса на достойную смерть, их ждала лишь бойня и бесславный конец. Гнетущее присутствие бездушных из Безмолвного Сестринства лишило их сил, запрещённое оружие Чёрной Чистки разрывало их родной город на части, их людей безжалостно вырезали. Казалось, что пришёл последний час легиона, что его вот-вот сотрут с лица земли, и от него останется один только посмертный вопль.

А затем «Канис Вертекс», не имевший ни экипажа, ни энергии, пришёл в движение...

Гибель культа Рапторов

Храмы-аркологии главных псайкерских культов Просперо входили в число основных объектов в ходе наступления на Тизку, так как служили как штаб-квартирами для различных ветвей командной структуры Тысячи Сынов, так и наиболее укреплёнными крепостями в этом большом городе. Каждое из этих сооружений включало тренировочные залы, казармы и арсеналы для полного Братства, а также жилые помещения и прочие объекты для нескольких тысяч трэллов и вассалов, занимая относительно небольшую наземную площадь, благодаря сложной внутренней структуре и многочисленным подземным уровням. С находящимися на большой глубине внутренними генераторами и обширными гидропонными установками эти сооружения обладали отличной автономностью, и в случае осады могли, вероятно, держаться годами без внешней помощи. Об этом факте хорошо знало командование Обвинительного воинства. В связи с этим каждую из этих крепостей необходимо было захватить штурмом как можно быстрее во избежание длительной и дорогостоящей осады. Тем не менее, по прибытии к Просперо стала возможной более прямолинейная стратегия, продиктованная неожиданным изменением в защите планеты — отсутствием флота Тысячи Сынов. Рассматриваемый, как значительная угроза Обвинительному воинству, многочисленный пустотный флот Тысячи Сынов был ещё одним фактором влияния на планирование кампании, и армада Обвинительного воинства обладала большими ресурсами исключительно для сражения с ним. Но по прибытии к Просперо флот не был обнаружен, и эти средства остались неиспользованными, включая несколько эскадрилий полностью боеготовых штурмовых таранов «Цест». Подобные корабли, спроектированные пробивать бронированные корпуса звездолётов и высаживать воинов Легионес Астартес в уязвимые внутренние помещения, плохо подходили для атмосферных операций или наземных атак, и поначалу не брались в расчёт далёкими стратегами Терры для подобных действий. Но насущные вопросы битвы за Просперо вынудили Космических Волков быстро адаптировать неиспользуемые корабли для новых миссий: штурма храмов-аркологий.

Всего было задействовано около пятидесяти штурмовых таранов «Цест» в составе трёх эскадрилий, нацеленные на те храмы-аркогологии, которые находились прямо на пути Обвинительного воинства — культов Атенейцев, Рапторов и Корвидов. Из этих штурмов самым драматичным был проведённый против храма культа Рапторов, так как острые грани «кинетических» щитов, защищавшие бронированные стороны пирамиды, разорвали почти все участвовавшие в атаке корабли, отбросив поток серых бронированных корпусов на поле битвы внизу. Только два корабля уцелели и врезались в верхние уровни храма-аркологии, высадив более дюжины воинов Чёрной Чистки. Из-за недостаточной численности для проведения полного штурма легионеры этого сурового культа разделились на маленькие отряды и попытались пробиться к более уязвимым системам аркологии, собираясь взорвать взятые с собой заряды фосфекса. Об их судьбе мало что известно, так как никто не пережил штурм, но в ходе яростного боя у подножья аркологии сражавшиеся снаружи воины зарегистрировали три внутренних взрыва, которые послужили ослаблению обороны строения.

Начало конца [15:23:03 734004.М31]

«Многие говорили о пагубности псайкеров, колдунов и ведьм, о том, что их искусство по своей природе опасно только потому, что с его помощью можно вершить ужасные деяния. Я призываю задуматься о том, что данные злодеяния — проекция страхов тех, кто не осознает возможностей, которые ожидают человечество в том случае, если мы сможем обуздать угрозы этого искусства. Бессчётные меньшие прегрешения — вот что является подлинной повесткой дня этого Совета»
– Магнус Красный, запись его слов на Никейском Совете, 001.М31


Реликвия древних клятв и давно отгремевших войн, «Канис Вертекс» представлял собой остов боевого титана «Полководец», в прошлом из Легио Асторум, который много лет высился внутри Тизки в качестве немого монумента. Теперь же, когда над ним сминались и вспучивались небеса Просперо, на его могучих конечностях заплясало резкое актиническое сияние, и труп титана содрогнулся. В его мёртвой голове зажёгся болезненный свет, и титан издал пронзительный вопль, эхом прокатившийся по городу, и от его силы из ушей обычных людей пошла кровь. Он ступил вперёд, отрываясь от опор, которые когда-то удерживали его на месте, и сам Просперо ответил на призыв к войне грохочущими раскатами грома, разбившего усиленные прозрачные бока великих храмов-аркологий и сбросившего самолёты Обвинительного воинства с небес, словно игрушки. «Канис Вертекс» делал один неуверенный шаг за другим, его конечности обволокло потустороннее свечение колдовского пламени, а пушки извергали не снаряды, но лучи конденсированной ненависти, которые разрывались среди копошащихся у его ног чужаков. Он снова шёл на войну, и в тот момент взошедшая луна Просперо скрыла солнце, погрузив Тизку в ночь. Не чудо Омниссии, некая неизвестная технологическая тайна, заставило труп титана опять сразиться в последней битве, но отчаянные заклинания магистра-темпли Калофиса, повелителя Шестого братства и архимагуса культа Пирридов.

Обратившись к самым жутким и таинственным познаниям, спрятанным в библиотеках Тизки, Калофис пробил рану в имматериуме и с помощью хлынувших из неё энергий сковал свою собственную душу с корпусом древней машины, тёмным огнём варпа снова воспламенив её выключенные реакторы. Кроме того, ритуал также создал по всему городу мощные вихри энергии, напитавшие силой ослабевших магистров и аколитов просперинских культов. Когда «Канис Вертекс» начал последний марш, поливая окрестности потоками варповского огня из своей давно мёртвой пушки, Тысяча Сынов вновь погрузилась в ярость от притока энергии, о происхождении которой вовсе не стремилась узнать. Они взяли предложенное, не спрашивая о цене, и обратили его против своих врагов, и чистое неистовство их ненависти и обретённой мощи прорвало защиту Сестёр Безмолвия и сожгло воинов Императора. Возвышавшийся над свалкой, озаряемый изнутри мерцающими огнями противоестественных энергий, что текли в ночи внутри него и над ним, «Канис Вертекс» возглавил атаку, давя имперские роты, словно мякину, и обращая их бронетехнику в дымящиеся угли. У его ног ревущей волной мести шла Тысяча Сынов, окутанная кинетическими щитами и с возобновлённой силой использующая всё оружие из арсеналов своих сокровенных искусств.

Там, где ещё секунду назад Леман Русс стоял на пороге победы, теперь он сражался за простое выживание. Внезапное извержение эмпиреев вокруг Просперо не только сокрушило щит Безмолвного Сестринства, но и сделало выживших легионеров Тысячи Сынов ещё более могущественными, чем прежде, их психические лучи и телекинетические плети без особого труда разрывали даже тяжёлую броню терминаторов. Хуже того, они полностью лишились связи с флотом на орбите, а командиры на поверхности могли связаться лишь с ближайшими подразделениями Обвинительного воинства, что находились в прямой слышимости их крика. Леман Русс, Вальдор и несколько сотен окружавших их бойцов оказались прямо на дороге у контратаки Тысячи Сынов, уязвимые для колоссальных орудийных батарей высившегося над ними трупа титана. И всё же примарх с «Копьём Императора» не отступили перед лицом врага, решив вместо этого направиться к основанию храма-аркологии Рапторов, где их не достали бы орудия «Канис Вертекса», и срезать путь через разрушенные нижние залы.

Там, среди развалин пирамиды, чемпионов Императора задержали преторы-магистры Второго и Восьмого братств Фозис Т’кар и Аурамагма. Оба они были грозными воителями, а также магистрами сокровенных учений: Т’кар являлся приверженцем искусства телекинеза, обученным в культе Рапторов, а Аурамагма — вспыльчивым последователем не столь тонкого умения Пирридов. Оба больше столетия сражались во имя Императора, завоёвывая планеты и истребляя ксеновиды, которые сочли слишком опасными, чтобы позволить им существовать и дальше. Оба славились как опытные и могучие воины, и всё-таки по сравнению с теми, с кем столкнулись, они выглядели как последние неофиты. Лишь благодаря текущей теперь сквозь них порождённой варпом мощи они сумели бросить вызов венцам кровавого ремесла войны, но даже этой силы могло оказаться недостаточно. Оба магистра воззвали к остаткам энергии, что ещё теплилась внутри них, призвали каждую толику силы, которую смогли вытянуть из созданной Калофисом прорехи в варпе, и низвергли ад, о котором Леман Русс предупреждал Императора на Никее, на лидеров Обвинительного воинства. Огромные галереи, в которых они находились, захлестнул сверхраскалённый огонь, плавя, будто воск, доспехи варагиров и рунических жрецов вокруг Лемана Русса, пока Т’кар нёсся вперёд, окутанный кинетическим щитом, по которому, словно ливень, молотили болтерные снаряды, его извергающий плазму пистолет ревел отдачей. Их телохранители погибли, поэтому примарх с кустодием подняли клинки и приготовились встретить атаку.

Leman Russ and his wolf brothers

В то же время, встав клином между наступлениями Чёрной Чистки, Седьмой великой роты и Легио Кустодес, ещё один претор-магистр, Фаэль Торон из Седьмого братства, взирал на то, как неудержимое наступление войск Империума перемалывает его уцелевших воинов. Из более чем 7 000 Легионес Астартес в живых оставалось менее 3 000, рассеянных по Тизке, а в роте под его непосредственным началом сражалось всего пару сотен легионеров, медленно погибавших один за другим, несмотря на силу, которую дало им колдовство Калофиса. Видя, как вокруг него умирают братья, а родной город сгорает в пожаре, Торон сбросил последние сдерживающие его оковы и целиком отдался энергии варпа, став её живым проводником. Во все стороны взорвался искрящийся свет, испепеляя Космических Волков и Тысячу Сыновей, которые бились вокруг стремительно распадающейся фигуры Фаэля Торона, и на этом жизнь претора-магистра оборвалась, когда его поглотила собственная сила. Тогда данный инцидент стал только одним из множества других отмеченных психических аномалий отступнического легиона, и наряду со многими деталями боевых отчётов упущен из виду и без того занятыми полевыми командирами. Но сейчас, благодаря анализу и подробной реконструкции событий, понятно, что именно это происшествие послужило искрой для исчезновения Тысячи Сынов как легиона и, возможно, как людей. Начиная от эпицентра, мудрецы с поразительной точностью составили карту поражения легиона Тысячи Сынов. От точки тщетного самопожертвования Фаэля Торона быстро расширяющимся кругом воины Тысячи Сынов стали падать, становясь жертвами загадочного проклятья Изменения Плоти. Многие поначалу даже не замечали, что подверглись ему, продолжая рвать и рубить врагов, пока их тела содрогались в конвульсиях и приобретали новые, жуткие формы.

На дальней стороне великой пирамиды культа Рапторов ширящееся кольцо Изменения Плоти в считанные мгновения достигло Аурамагмы и Фозиса Т’кара, и энергия, которую они с такой жадностью поглотили, обратилась против них самих. Ревущее пламя ударило назад в Аурамагму, когда тот уже стоял перед Волчьим Королем, опалив его искажающуюся плоть и изувечив душу, и он вопящим живым костром выпал из схватки. Фозис Т’кар, сошедшийся в битве с Константином Вальдором, также попал под волну внезапной мутации, из-за которой некогда благородный облик претора-магистра раздулся и стал настолько жутким, что его вид шокировал даже повелителя Легио Кустодес. Однако это новое существо, хоть и выглядело чудовищным, возвышалось над золотыми кустодиями, а также было исполнено такой злобы, что вынудило отпрянуть одного из самых могучих воителей Империума, и только благодаря последним уголькам человечности, которые до сих пор оставались внутри порождения эфира, Вальдор смог одолеть его прежде, чем был убит сам. Ещё дальше от эпицентра, выпущенная Фаэлем Тороном энергия прокатилась сквозь плотные ряды Второго и Восьмого братств, что пытались откинуть Космических Волков, Легио Кустодес и Безмолвное Сестринство, и после неё практически каждый десятый воин их обречённого товарищества стал биться в судорогах Изменения Плоти. Но не только Тысяча Сынов поддалась влиянию варпа, высвобожденного колдунами Просперо — некоторые Космические Волки также стали жертвами проклятья, что обитало в их собственной крови. Многие из тех, кто позднее будут писать хронику битвы за Тизку, избегали упоминать эту деталь, хотя на самом деле сами Космические Волки присмотрели за тем, чтобы её стёрли из памяти истории, но от правды, хранимой внутри архивов Империума, никуда не деться. За несколько коротких мгновений после губительной смерти Фаэля Торона, поле битвы возле храма-аркологии Рапторов наполнилось чудовищами, изменяющиеся, бесформенные огры сражались с существами, больше похожими на ужасных волков, чем на людей, среди моря серых и алых доспехов Легионес Астартес.

На самой границе воздействия выпущенной Тороном таинственной волны Изменения Плоти труп титана «Канис Вертекс», направляемый духом Калофиса, повернулся к порту, где стояли «Грозовые Птицы» Космических Волков, чтобы сокрушить прорыв и перерезать пути снабжения, что питали воинов Лемана Русса боеприпасами. Каждый тяжёлый шаг огромного титана стирал с земли целый городской блок, убивая дюжины Космических Волков и нанося Тизке урон, соразмерный всей Чёрной Чистке. Зелёное пламя извивалось и вихрилось вокруг него всякий раз, когда его изломанные конечности сходились на далёких целях и низвергали копья неземного огня, оставлявших прорехи в наступающих имперских силах и сбивавших с неба целые эскадрильи кораблей. После того, как несколько титанов, взятых Обвинительным воинством чуть ли не в последний момент, встретили свою судьбу в ином месте, не осталось достойных соперников, чтобы совладать с подобным монстром, танки Космических Волков были не более чем мишенями, а перехватчики кустодиев «Равноденствие», обстреливавшие его корпус — досадными помехами. Однако когда энергия, освобождённая Тороном, достигла «Канис Вертекса», её эффект оказался поистине разрушительным, в клочья порвав аккуратно сплетённое колдовство, что удерживало труп титана во власти далёкого Калофиса. Ужасный огонь, который заменил ему реактор, вышел из-под контроля и взрывами выплеснулся сквозь его обшивку, разбрасывая обломки по центральному району города, пока, наконец, огромные запасы энергии внутри древнего остова титана не вырвались наружу в сполохе, от которого в буквальном смысле содрогнулось небо. Он прокатился по Тизке, разрушив строения, сорвав тяжёлые каркасы близлежащих храмов-аркологий и породив над городом мощный бурлящий вихрь пламени и кроваво-красных облаков с эпицентром над трупом титана, привалившимся к развалинам храма культа Корвидов. Наконец, в Тизку пришёл ад, и все, кто дожил до этого часа, горько пожалеют о том, чему ещё судилось произойти.

Невозможная битва

Осколки надежды [#>:11:03; ^-:11:03; *#:11.03 (ошибка временного штампа ауспика)]

После уничтожения «Канис Вертекса» и усиления того, что можно описать лишь как локализированный варп-шторм в нижних слоях атмосферы Просперо, связь с центральными районами Тизки внезапно оборвалась. Ни высокоточные орбитальные ауспики, ни установки сфокусированного лаз-вокса не могли пронзить пелену, наброшенную на местность — больше того, даже приданные флоту астропаты не могли предсказать ни то, что творилось за ней, ни даже то, как текла реальность в этой пространственно-временной ране. Для тех, кто находился снаружи, она походила на тёмную вихрящуюся дымку, которая зависла над центром Тизки и превращала всё внутри в смутное марево, и в то же время с разных концов города поступали всё более противоречивые сведения. Те, кто попал внутрь накрытой помехами местности, стали недосягаемы до самого разрешения событий в Тизке. Стратегои Имперской Армии на орбите потряс такой неожиданный и одновременно необъяснимый поворот боя, так как все старшие офицеры Обвинительного воинства находились на тот момент в прорехе, и они совершенно не знали, как поступить перед лицом того, что сочли применённым Тысячью Сынов оружием Судного Дня. Не желая идти на немыслимое и объявлять примарха с повелителем кустодиев погибшими, они решили ничего не делать, ожидая и уповая на то, что внутри прорехи Леман Русс и Константин Вальдор по-прежнему живы и стремятся к победе.

Те немногочисленные имперские войска, которые не угодили в сингулярность, теперь закрывавшую центральные районы, получили задание продолжать текущие операции вместе с бойкими заверениями, что командование флота полностью контролирует ситуацию. Отрядам, разбросанным по всему городу, не оставалось ничего, кроме как выполнять данные приказы, поскольку они были лишены связи с командирами Обвинительного воинства и имели только скудные обрывки информации о событиях, которые разворачивались в центральных районах Тизки.

На самых границах шторма, поглотившего центральную Тизку, внутри которой Русс с Вальдором продолжали атаковать ряды Тысячи Сынов, воины Чёрной Чистки оставались верны задаче уничтожения храма-аркологии Рапторов, осыпая её громадную суперструктуру фосфексными зарядами. Однако другие военные банды, в том числе из Двенадцатой великой роты, решили вместо этого войти в неземной вихрь, который отделял их от примарха. Вдали от линии фронта, Сыны Хоруса продолжали зачистку гражданского населения Тизки, а недавно прибывшую ауксилию и подкрепления Космических Волков командование флота направило в продолжавшуюся осаду Серебристого бастиона и дальних восточных стен. Эфирная дрожь, поднятая гибелью Фаэля Торона, наконец, сломила сопротивление Вальперинового бастиона на берегу моря в другом конце Тизки — большинство псайкеров внутри бастиона, чрезмерно использовавших свои силы, подверглись Изменению Плоти и набросились на незадачливых союзников. Без вала психического огня, который сдерживал их прежде, харонские инженеры и тяжеловооружённые стаи Космических Волков обрушили крепость на головы уцелевшему гарнизону в волне, что накрыла удушающим облаком пыли дюжину городских кварталов. Те отряды Космических Волков, которые имели в своём распоряжении транспортёры, вместе с эскадронами реактивных мотоциклов Легионес Астартес и кустодиев, понеслись по широким бульварам канала к центру города, молниеносно атаковав ошеломлённых Тысячу Сынов, что также угодили в ловушку эфирного шторма, и осадили дальние храмы-аркологии.

Воины, попавшие в хватку бури, которая бушевала над центром Тизки, столкнулись с определёнными сложностями, выявленными в ходе реконструкции произошедших событий. Все попытки связи, как через стандартные вокс-установки, так и посредством направленного луча короткого радиуса действия, заканчивались визжащим потоком статики, разобщёнными приказами из предыдущих эпизодов битвы, или даже сражений, которых ещё не случилось, а также неразборчивыми воплями. Попытки следить за ходом боя визуально с помощью пикт-записи орбитальных авгуров флота тоже были тщетными — из-за некоторых свойств бури над Тизкой все изображения оказывались непригодными для использования, и во многих случаях даже причиняли вред тем, кто на них смотрел. Наконец, в письменных и устных источниках, в том числе послебоевых докладах, нейрокортикальных дознаниях и общедоступных записях «саг» Космических Волков, при их сравнении обнаружилось немало различий, которые часто были довольно противоречивыми. В некоторых из этих историй отдельные воины, лидеры, а временами целые подразделения находились в местах, отличных от остальных свидетельств, и иногда даже не соответствовавших ранее установленным фактам. Существует, по меньшей мере, три подтверждённых доклада, совпадающих во всех деталях с известной информацией о сражении, но в которых упоминаются выдающиеся бойцы, о чьей гибели на ранних этапах вторжения знали все, или же в красочных деталях повествуется о смерти знаменитых воинов, что наверняка пережили сражение. В других случаях, свидетели с обеих сторон рассказывали о битвах, которых не припоминали другие участники, или о столкновениях, что длились куда дольше или меньше, нежели говорится в иных источниках.

На основании представленных крупных несоответствий, многие из которых отрицают всякую логику, можно только предположить, что эфирный шторм, охвативший центр города, произвёл на ткань реальности какой-то искажающий эффект, разорвав границы измерений и расщепив время на непредсказуемые осколки, вследствие чего все, кто оказался внутри него, подверглись массовой галлюцинации. Некоторые из числа эксцентричных мудрецов нашего времени утверждают, что шторм показывал тем воинам альтернативные версии будущего, но достойные доверия историки отвергают подобную несуразицу. Независимо от вышесказанного, этот труд ставит своей целью связать воедино то, что кажется автору самой правдивой и наименее противоречивой информацией касательно финальной битвы за Тизку из доступной нам. В некоторых местах это может идти вразрез с распространёнными мифами и предположениям, но, по мнению автора, предоставляет самый всеобъемлющий и подробный пересказ заключительного столкновения всего сражения.

Пик трагедии [#>:11:03; ^-:11:03; *#:11:03 (ошибка временного штампа ауспика)]

Пересказ начинается с момента, когда шторм уничтожает «Канис Вертекс», а Русс с Вальдором продолжают идти вперёд, не обращая внимания на вихрь, что блокирует их связь с флотом на орбите и войсками в остальных районах города. Согласно большинству докладов, внутри шторма находилось порядка 12 000 Космических Волков из различных великих рот, около 400 Легио Кустодес, возможно, 1 500 Сестёр Безмолвия, и две когорты Тирианской экзогвардии, которым противостояло приблизительно 7 000 воинов Тысячи Сынов, большинство элитных полков храмовников и дервишей Шпилевой Стражи, а также рассеянные подразделения других полков. Под началом магистров-преторов Хатхора Маата из Третьего братства и Аримана из Первого, большинство оставшихся защитников отступило к новой линии обороны между храмами-аркологиями пирамид Атенейцев и Паводинов, выставив самую крупную концентрацию войск в центре строя, на кратчайшем пути к Великой Библиотеке и Пирамиде Фотепа. Тут они решили держаться так долго, как будет возможно, пока тысячи выживших жителей и бегущих солдат Шпилевой Стражи пытались отступить к ещё целой Пирамиде Фотепа. Именно здесь Король-Колдун Просперо находился на протяжении всей битвы, и здесь его сыновья устроили свой последний рубеж.

Тысяча Сынов отходила под прикрытием смятения, что воцарилось среди атакующих войск после возникновения варп-бури и гибели «Канис Вертекса», смешавшись с терзаемыми ордами затронутых варпом чудовищ, которые бродили среди руин и бросались на всех, с кем сталкивались. Тем не менее, Космические Волки и их союзники были закалёнными бойцами, и даже катастрофа подобного масштаба могла только замедлить их наступление, но никак не остановить. Русс с Вальдором быстро брали командование над подразделениями, с которыми встречались по пути, и отправляли разведчиков собирать дальние отряды, попавшие в шторм вместе с ними, а также в отсутствие надёжной вокс-связи использовали их для передачи приказов, решив идти следом за защитниками с меньшими силами, чтобы не позволить им где-либо закрепиться. Центральные районы кишели изолированными отрядами обеих сторон, которые вели персональные битвы на пределе умений и умирали невоспетыми, поэтому то, какие героические или низменные деяния они совершили в последние часы битвы, навсегда останется секретом. Во многих случаях ярость тех безвестных схваток была таковой, что единственными их свидетелями были деградировавшие выжившие, которые прежде могли быть Космическими Волками либо Тысячью Сынов, под яростью бури, собственного гнева или психической гордыни изменившихся в маниакальных, исполненных ненависти чудищ. Первые столкновения в бою за сердце Тизки как имперских, так и отступнических войск произошли именно против подобных созданий, поскольку многие из них просто атаковали любого, кто на них наталкивался, невзирая на их принадлежность или намерения.

Тёмное вольчье наследие

Под влиянием эфирной бури изменялись не только братья-колдуны Тысячи Сынов, но также и воины Космических Волков. После битвы за Просперо практически все документы о данном явлении были удалены, но некоторые, впрочем, уцелели в бескрайних хранилищах Имперских Архивов на Терре, куда имеют доступ только очень немногие мудрецы. В этих малочисленных сохранившихся записях говорится, что многие Космические Волки, угодив в щупальца бури, подвергались изменению — их искривляющиеся конечности проламывали доспехи, а на теле прорастали жёсткие волосы, делая воинов похожими на тех, в честь кого был назван их легион. В отличие от Тысячи Сынов, чьё Изменение Плоти могло принимать бесконечные формы, мало походившие одна на другую, Космические Волки, подвергшиеся такому же воздействию, страдали от одинакового проклятья. О том, свидетельствует ли это об иной причине обращения Космических Волков, или же о каком-то генетическом изъяне при создании фенрисианских воинов, нам неизвестно, а сами Космические Волки предпочитают не распространяться на эту тему.

В некоторых записях утверждается, что Леман Русс и прочие командиры Космических Волков сохраняли определённый контроль над изменёнными собратьями — ещё одно характерное отличие от чудовищ Тысячи Сынов, которые не слышали ничьих приказов. Другие записи с ними не согласны и описывают этих так называемых «вульфенов» как таких же неразборчивых и неуправляемых, что и порождения гордыни Тысячи Сынов, в кровавом буйстве убивавших всех, кто попадётся им под руку. Что бы из этого не было правдой, само существование вульфенов ставит под сомнение предположение, будто вся вина лежала лишь на Тысяче Сынов. Если Изменение Плоти не было результатом злоупотребления Тысячью Сынами своими силами, преступление, за которое их приговорили к уничтожению, то настоящая причина могла таиться где-то в другом месте, а после истребления и трагедии, что постигла их позже, она, скорее всего, так и останется тайной.

Война за пределом

Рассеяв банды монстров, что атаковали собранные ими фаланги воинов, Леман Русс и Вальдор пошли на штурм устроенного Тысячью Сынами оборонительного рубежа. Ожидая шквала психических атак, как это случалось в прошлых столкновениях, командиры имперских сил перестроили свои войска в плотные формации, в центре которых находилось несколько Сестёр Безмолвия. Эти колонны были неповоротливыми, а управление их движением без вокс-связи представляло собой медленный и сложный процесс, благодаря чему Тысяча Сынов заблаговременно узнала об их приближении и успела подготовиться к обороне. Но вместо безумного вопля колдовского огня наступающие колонны Империума поприветствовал рёв болтеров и вой падающих ракет — теперь Тысяча Сынов опасалась применять свои силы, кроме самых мелких задач, чтобы не навлечь на себя Изменение Плоти. Финальная битва между легионами разыграется по старинке, снарядами и ракетами, грохотом клинков и скрежетом брони. Два строя врезались друг в друга подобно громовому раскату, и обрушили свою гнев и ярость на тех, кто когда-то был им братьями, с обеих сторон умирали сотни воинов, а колонны Империума продолжали идти вперёд, сгибая линию Тысячи Сынов подобно луку.

Многочисленные бронетанковые эскадроны Космических Волков во главе с осадными танками «Тифон» и штурмовыми транспортами «Мастодонт» выбивали Тысячу Сынов из их позиций, а роты Имперской Армии на флангах колонны вели тревожащие действия, подводя отступников всё ближе к краю гибели. Но когда начало казаться, что исход решит численность и золотые клинки Легио Кустодес, среди Тысячи Сынов нашлись достаточно отчаянные и исполненные ненависти, чтобы снова воспользоваться своей психической силой. На считанные мгновения они полностью отдавали себя эфиру, и прежде чем храбрецов забирало Изменение Плоти, их убивали свои же братья, но перед этим они успевали причинить тяжёлый урон Космическим Волкам, которые к тому времени сильно оторвались от более медленных и уязвимых отрядов Безмолвного Сестринства. Ценою самопожертвования этих отчаянных воинов Тысяча Сынов сумела отразить атаку Империума, удержав последний рубеж, но оставила в пыли руин Тизки ещё больше окровавленных соратников.

Трижды Космические Волки и Когти Императора шли в атаку, и трижды колдуны их отбрасывали. Каждый штурм всё больше истончал алую полосу — 7 000 стало 6 000, а затем лишь 5 000, и так до тех пор, пока Тысяча Сынов не превратилась в крошечную каплю цвета среди моря бушующей серости и золота. По всей угрожающе тонкой линии Тысяча Сынов и их союзники готовились к тому, что непременно станет финальной атакой, раненым раздали оружие, чтобы достойно умереть или получить жестокое милосердие смерти, если они более не могли сражаться. Баррикадами им стали мертвецы, алые и серые, в смерти вновь ставшие братьями, и живые, выбравшие себе место, где умереть. Они стояли с равенством воистину отчаявшихся людей, одиноких терминаторов из таинства Скарабея в изодранной и изрытой шрамами броне окружали разношёрстные группы солдат Шпилевой Стражи, которых случившаяся трагедия сделала ветеранами, немногочисленных уцелевших неофитов XV легиона охраняли сжимавшие топоры храмовники, чьи когда-то прекрасные доспехи превратились в окровавленные обломки. От магистра-претора до последнего призывника-ополченца, они ждали, когда к ним в руины с рёвом нагрянет смерть, каждый готовился к последней возможности нанести удар по тем, кто пришёл разрушить Просперо.

Напротив них стояли Леман Русс и воины Империума, ибо они также понимали, что это будет последняя атака, заключительный смертельный удар, к которому они шли тысячью кровавых ран. Таковой была реальность их долга — не славное завоевание, которое воспевали бы в легендах и сагах, не битва с ордой коварных предателей, но тихая и неотвратимая бойня горстки людей, которые в гордыне избрали неверный путь. И всё же Леман Русс и его Волки знали свои обязанности, и не были склонны к тщеславию и сантиментам. Также и Вальдор со своими кустодиями ставил волю Императора превыше собственных желаний, а Сестринство, как всегда, оставалось безмолвным и полным решимости. Их всех избрали, поскольку они не отведут руку от последнего удара, пусть даже если им было больно смотреть на плоды своих деяний. Силы Империума приготовились к заключительному штурму, ожидая лишь боевого клича Лемана Русса, который поведёт их в резню. На секунду среди руин Тизки воцарилась тишина, и даже буря вокруг воинств унялась, будто сама галактика остановилась посмотреть, что случится в следующее мгновение.

А затем, на глазах у всех, этот миг настал. Алый Король, Магнус, Властелин Просперо, бросил вызов самой судьбе.

Вызов судьбе [#>:11:03; ^-:11:03; *#:11:03 (ошибка временного штампа ауспика)]

Когда Магнус спустился на поле битвы к человеку, присланному его отцом, брату, что желал ему смерти, Тысяча Сынов и Шпилевая Стража, которые всё ещё оставались в живых, отступили в укреплённые палаты Пирамиды Фотепа. Магнус и Леман Русс сошлись в начале церемониальной дороги, соединявшей пирамиду с внешними садами на площади Оккулюма, и их бой сделал невозможной дальнейшую погоню за отступающими ренегатами. Многие из воинов Империума, как Космические Волки, так и кустодии, пытались помочь Руссу, однако Магнус испепелял их на месте, либо же они становились жертвами сопутствующего урона в схватке между полубогами. Вальдор, быстро осознавший тщетность вмешательства в ход боя либо убеждения Русса в том, что поединок с его братом был всего лишь очевидной попыткой отвлечь Волчьего Короля, вместо этого отдал приказ Космическим Волкам и воинам Легио Кустодес продвигаться к самой Пирамиде и засевшим в ней Тысяче Сынам. Под прикрытием артиллерии, стремительно развернувшейся за их строем, авангард в силовых доспехах вошёл в декоративный канал, который окружал исполинскую Пирамиду Фотепа, выдерживая огонь оборонявшихся Тысячи Сынов. Шторм, охвативший Тизку, становился всё неистовее, и пока два примарха сражались, с чёрных бурлящих туч срывались тёмные молнии, каменные стены пирамиды вздувались и истекали кровью, и даже воды канала стали грязными и токсичными из-за густеющей в воздухе ненависти. Но лоялисты не ослабляли натиск, ибо их численность была таковой, что даже если бы половина из них погибла от колдовства и пушек отступников, оставшиеся всё равно намного превосходили бы противника.

Тысяча Сынов заперла огромные бронзовые ворота пирамиды и встала в брешах, выбитых в стенах артиллерией Империума и взрывчаткой, пронесённой теми космическими десантниками, которым удалось преодолеть канал. Из этой последней крепости отступать дальше было некуда — её катакомбы были битком набиты эвакуированными из близлежащих районов мирными жителями, и их окружило имперское воинство, поэтому здесь они будут биться до самого конца. Первыми в бреши вошли Космические Волки, поражённые проклятьем вульфена, которых нечеловеческое рвение заставило кинуться прямо на пушки отступников. Мало кто из них пережил первые меткие очереди из защитных укреплений, а те, которые сумели, пали под мерцающими клинками таинства Скарабея и храмовников. За вульфенами пошли Космические Волки и кустодии, некоторые из них вырывались из канала, а другие пролетали над водами на инверсионных следах прыжковых ранцев. Менее опрометчивые, чем их проклятые собратья, эти воины намеревались подавить защитников шквалом болтерного огня и осколочными гранатами, создавая плацдармы на берегу, пока остальные их товарищи пересекали канал на тяжёлых штурмовых танках и другой осадной технике, чтобы расширить прорыв. Пока примархи рубили и кромсали друг друга, Тысяча Сынов сражалась с ожесточённой яростью, не ради выживания, ибо они знали, что их не пощадят, и не ради победы, но во имя ненависти — ради того, чтобы бросивший их Империум осознал свою ошибку через раны, оставленные их гибелью. Они бились с полной самоотдачей, порождённой ненавистью, которая не уступала праведному пылу Космических Волков, стреляя до последнего снаряда, а после продолжая биться мечами и кулаками. Смертельнораненые без остатка отдавались психическим силам, шагая под перекрёстный огонь в окружении кинетических щитов, чтобы, когда Изменение Плоти заберёт их, они обратились против своих врагов, а не братьев.

Впрочем, они не могли отвратить неизбежное, и поэтому всё, что им оставалось, это причинить как можно большие потери своим палачам. Когда штурмовые танки «Спартанец» и «Мастодонт» неспешно выехали из токсичных вод канала, обожжённые, но целые, Тысяча Сынов поняла, что смерть, наконец, явилась за ними, поскольку немногие оставшиеся у них боеприпасы не смогут задержать этих машин войны. Некоторые из них предпочли быструю смерть, кинувшись под вражеские пушки с оружием наперевес и с последним проклятьем на устах, но большинство избрало медленный путь, найдя укрытия, где они дадут последний бой. На дальней стороне окованной бронёй пирамиды, Константин Вальдор и элитные терминаторы-аквилоны Легио Кустодес готовились к финальному штурму вместе с варагирами Космических Волков, пока воины Чёрной Чистки умело расставляли на стене термические заряды, чтобы создать новую брешь. Приказ Вальдора был простым: все внутри пирамиды должны умереть, максимальная санкция — пленных не брать. Необузданные психические таланты, выявленные во время боя, представляли такую угрозу, что пощады не заслуживало даже население Просперо, иначе Вальдор не исполнил бы свой долг защищать стабильность остального Империума, в чём он клялся. Когда Вальдор поднял руку, чтобы отдать приказ о завершении войны за Просперо, Леман Русс, наконец, добил своего брата и занёс секиру для последнего удара. Однако пока оружие опускалось, Пирамиду Фотепа вдруг окутал яркий свет, пробивавшийся изнутри неё сияющими лучами, которые ослепили даже самые мощные ауспики и встроенные визоры, и в считанные мгновения пирамиду окружила буря, а её завывающие ветра подняли в небеса обломки, космических десантников и даже бронированные танки. По развалинам прокатились призрачный смех и смертные крики, течение времени исказилось, и сквозь дымку реальности прорвались эфирные сущности, которые бросились на авангардные силы Империума и принялись пожирать раненых воинов. В некоторых местах мраморные стены текли, словно вода, а искривлённые углы реальности резали подобно мечам. Несколько коротких секунд казалось, будто Магнус в последнем акте мести уничтожил саму реальность.

По забитой помехами вокс-сети Вальдор скомандовал впадающим в беспорядочность и хаос войскам Империума отступление. Мало кто мог видеть дальше нескольких футов из-за кружащихся в урагане обломков и слепящего света, отчаянно выдерживая ярость ветра и когти невидимых чудищ. А затем в мгновение ока всё стихло, и буря исчезла, будто внезапно угасшее пламя. Вокс-сети захлестнули лихорадочные переговоры кораблей на орбите и других подразделений по всей Тизке, а с небес посыпался мусор, тела и снаряды танков. От Пирамиды Фотепа остался лишь остов, её бронированные стены оголились дочиста, а тысячи людей и астартес, которые укрывались там ещё секунду назад, бесследно исчезли, не оставив даже тел.

Триумф Хаоса

Во время битвы за Тизку и в долгие месяцы приближения Обвинительного воинства к Просперо Магнус оставался безмолвным, не появляясь и не совещаясь со своими сыновьями. Он не принимал участия в битве, ни чтобы сберечь свой легион, ни чтобы спасти обитателей Тизки, ни даже чтобы сохранить бесценные знания, хранившиеся в бессчётных библиотеках города. Но теперь, в смертный час XV легиона, когда всё уже было решено, за исключением того, как именно он умрёт, примарх решил действовать. О непостижимых мотивах, которые прервали размышления Магнуса, нам не известно ничего — даже причины его бездействия до сих пор остаются предметом разногласий среди мудрецов современности. Если он стремился к искуплению, то почему в самый последний момент оторвался от созерцания? Если он хотел совершить некое финальное колдовство, чтобы обратить вспять ход битвы, то почему бросил его, когда в нём нуждались сильнее всего? Многие, указывая на заключительные мгновения Невозможной Битвы, утверждают, что именно это и было делом рук Магнуса, и время для её окончания было получено ценой его крови. Однако мы теперь, наверное, уже не узнаем этого наверняка — возможно, даже сам Магнус не был уверен, зачем он вышел на поле брани, либо какими будут последствия этой битвы. Быть может, он просто позволил чувствам коснуться доброй части своей души.

Даже события того беспрецедентного поединка окутаны догадками и неизвестностью, поскольку искажающий эффект бури, охватившей большую часть Тизки, во многих аспектах сильно исказил подробности схватки между братьями. Истории сходятся лишь в том, кто из участников вышел победителем, но при этом большинство мудрецам пришлось откинуть как таковые, что не вызывают доверия. Самая известная из них принадлежит самому Леману Руссу и включена в «Сагу о Просперо» Космических Волков. Тем не менее, в свидетельстве Дженеции Крол, командующей Безмолвного Сестринства, присутствует характерный след правды. Именно истории Неприкасаемой автор решил отдать предпочтение в пересказе встречи Волка и Колдуна, придя к выводу, что генетическое сопротивление влиянию шторма позволило ей запомнить то знаменательное событие во всех деталях. Это было столкновение титанов, примеров которому не отыскать в анналах человеческой истории, за исключением, возможно, мифов Старой Терры, предшествующих временам Падения, и сила его участников была таковой, что в этом ни у кого не оставалось ни малейших сомнений.

Верхушка Пирамиды Фотепа разлетелась в раскате грома, от которого вздрогнул весь мир, и вслед за ним на потрескивающем столпе чёрной молнии опустился сам Магнус, чтобы сойтись в бою с братом. Когда примархи стали друг напротив друга, шторм, объявший центр Тизки, усилился — во многих историях упоминаются свистящие нашёптывания, что слышали все присутствовавшие, понукавшие их к действиям, о которых впоследствии никто не желал рассказывать, — и среди шатающихся зданий и монументов, окружавших поле боя, заунывно застонал ветер. В некоторых свидетельствах, включая командующей Крол, говорится о тихих словах, которыми обменялись два примарха, но все согласны с тем, что бой начался с рёва Волчьего Короля. Никто не знает наверняка, кто нанёс первый удар, ибо сражавшиеся бились с таким умением, что за танцем золотой секиры и серебристого клинка, наверное, мог уследить один только Вальдор. Неукротимая ярость и терпеливый гнев Русса встретились с психической мощью и изощрённым мастерством Магнуса, и всё на их дороге разлеталось на куски, будь то прочные здания Тизки или обшитые керамитом танки астартес. Те легионеры, что хотели прийти на помощь своим повелителям, умирали прежде, чем кто-то из примархов вообще замечал их присутствие, и даже кустодии не осмеливались вмешаться в такую битву. Вокруг них воцарился хаос, лихорадочное безумие боя и противоестественное, искажающее реальность влияние бури — когда примарх Магнус высвободил всю свою мощь, та разорвала завесу между измерениями и выпустила существ, которые обитали в варпе.

Примархи сошлись в битве оружия и воли, не уступая ни на дюйм, оба созданные для войны в генетических кузницах Терры, оба спроектированные быть непобедимыми. Однако Император не создал Своих сыновей равными — каждого он одарил превосходством в каком-то отдельном аспекте войны, который Он счёл достойным представления в легионах. Магнус был несравненным генералом, созданным командовать, вдохновлять и предугадывать слабые стороны врагов — властитель обезличенной и бесстрастной формы войны, которую с древних времён оттачивали стратегои и тактики. Хотя Леман Русс не уступал ему в полководческих качествах, он был совершенно другим зверем — откованным на более твёрдой наковальне для более жестокого и личного вида войны. Он был кроваво-красной яростью необходимости и тёмных веков, затерявшихся в дикости, неукротимой решительностью выпущенного убийцы, когда не оставалось иного выхода, кроме тотального уничтожения.

Здесь, среди развалин Тизки и бушующего эфира, с умирающим миром, рассеянными армиями и брызжущей повсюду кровью, не было существа, лучше подходившего для победы в таком пекле, нежели Волчий Король, хотя для того, чтобы одолеть Магнуса, ему пришлось бы заплатить ужасающую цену. Это было противостояние, из которого, возможно, ему самой судьбой всегда судилось выйти победителем. Невзирая на то, что брат обжигал его и вновь и вновь повергал на землю своей непостижимой силой, Русс раз за разом поднимался на ноги, окровавленный, но несломленный. С начала поединка могли миновать минуты или часы, ибо из-за ярости их схватки в эпицентре эфирной бури спятило само время, разгневанные волчьи братья Русса кидались Магнусу на спину, Сёстры Безмолвия, согласно некоторым историям, пытались оборвать связь архиколдуна со своими прославленными силами. И на какой-то миг он лишился над ними контроля, чем не преминул воспользоваться его брат. Финальный удар различался для всех, кто его видел, для одних битва закончилась взмахом секиры, для других тем, что Русс сломил о колено хребет Циклопа. Однако итог поединка — поражение Магнуса, — разнёсся по всей бесконечности бытия. Леман Русс вышел победителем, покрытый ранами, которые нанёс ему брат, снова исполнил роль гнева Императора, и вслед за этим из запертой и охваченной боями пирамиды позади безмолвного и разодранного трупа Магнуса вырвался шторм ослепительного света. Когда яростное свечение погасло, не осталось ни следа тех, кто находился внутри неё, как и тела самого Магнуса.

Поражение Магнуса отметило конец битвы за Тизку, пускай и не в том виде, которого ожидали Космические Волки, как оно не положило конец стычкам в самом окутанном мглой городе. Леман Русс не одержал чистую победу, поскольку тела павшего примарха так нигде и не нашли, что лишило его символа или трофея, с которым он мог бы возвратиться на Терру и чем-то оправдать уничтожение целой планеты вместе с её обитателями. Лишь смех тёмных богов, а также поздравления и заверения Воителя стали ему утешением, которое, тем не менее, в последующие годы окажется воистину горьким.

Остатки славы [19:17:56 734004.М31]

С падением Магнуса и исчезновением отступников из Пирамиды Фотепа свежующий вихрь, охвативший центр Тизки, рассеялся, а вместе с ним рассыпался организованный отпор Обвинительному воинству. Армии Империума, через мощный орбитальный вокс наконец-то восстановившие связь с флотом, стояли победителями на развалинах города, основные силы Тысячи Сынов были разгромлены, а их примарх считался убитым. Тем не менее, невзирая на пожар, разгоревшийся после поражения Магнуса, стычки продолжались по всей разорённой Тизке, на отрезанные отряды Тысячи Сынов и разбросанные подразделения их бронетехники велась настоящая охота, а среди развалин до сих пор бродили стаи неистовствующих чудищ, происходивших как от Тысячи Сынов, так и от Космических Волков. Заключительная бойня только ускорилась с окончательным ослаблением эфирной бури, что позволило ввести в бой дополнительные отряды поддержки рыцарей и тагматы дома Малинакс вместе с последними резервами Космических Волков, и тем самым начать систематические операции по поиску и уничтожению.

Главным сохранившимся центром сопротивления стал Серебристый бастион, большая крепость, которая стерегла восточные врата в алебастровых стенах Тизки. Тут подразделение Восьмого братства численностью почти 2 000 воинов и усиленное значительным количеством псайкарна-автоматонов защищало укрепления ещё полный час, после чего отступило в лабиринт коридоров и катакомб древней цитадели, чтобы вести оттуда кампанию ударов-отступлений. Те очаги ожесточённого отпора оставались ощутимой угрозой на протяжении всего дня боев, пока охотники Легио Кустодес и терминаторы-варагиры прочёсывали туннели в их поисках, однако подавить защитников удалось только после того, как к выслеживанию присоединился по-прежнему окровавленный Леман Русс. Несмотря на ранения, нанесённые ему Магнусом, с мрачным и грозным примархом не смогли справиться даже психически одарённые автоматоны, приданные Пятому братству, и вскоре Тысяча Сынов была истреблена, а немногочисленные выжившие скрылись в глубинах. Пока бушевала эта второстепенная схватка, Вальпериновый бастион, покинутый большинством Космических Волков в стремлении добраться до центра города, изверг из себя ещё один батальон Тысячи Сынов, уцелевший при падении твердыни благодаря сети умело расставленных и незаметных кинетических щитов. Вместо того, чтобы попытаться атаковать рассеянные отряды Космических Волков в бастионе, командир Тысячи Сынов, считавшийся линейным офицером по имени Сул Контеп, захватил со своим войском последние самолёты и антигравитационную технику, которых некогда в изобилии хранилось на территории крепости, после чего разыскал в близлежащих руинах скитавшихся беженцев. Спустя несколько часов, когда Космические Волки и кустодии собрали силы для контратаки новой угрозы, Тысяча Сынов и их подопечные погрузились в наспех организованный конвой и направились в море, стараясь лететь как можно ниже среди облаков пепла и пара, которые ещё висели после утренней бомбардировки, чтобы скрыть своё передвижение. И хотя многие самолёты удалось сбить, считается, что остальные сумели спастись.

В другой части Тизки Вальдор собрал несколько истребительных команд, состоявших из Легио Кустодес, ветеранов Космических Волков и ядра Безмолвных Сестёр, и направил их на поиск и ликвидацию изолированных вражеских отрядов, которые до сих пор оставались в городе. По всей Тизке обнаружилось множество небольших укреплений, которые защищало в основном не более десятка человек, и редко когда больше сотни. Большинство из них были воинами XV легиона, отрезанными от своих рот в ходе битвы либо последними выжившими разгромленных боевых соединений, и эти отступники дрались до последнего бойца, в ярости и хитрости не уступая собратьям-лоялистам. Другие были смертельно уставшими солдатами Просперинской Стражи, ряды которой почти полностью истребили в безжалостных дневных боях, и некоторые пытались сдаться вместо того, чтобы продолжать безнадёжное сражение.

Однако тех, кто вверял себя на милость Империума, ждала только быстрая смерть, их без церемоний расстреливали прямо на улицах и бросали гнить там же, а тех немногих, кому не повезло более всех, забирали для дальнейших дознаний. Контингент Сынов Хоруса, который ограничил свои действия северными кварталами города, теперь рассредоточился по Тизке и начал систематическую зачистку районов, не оставляя после себя ничего живого. В северной части Тизки находился большой укреплённый комплекс, служивший штабом Просперинской Воздушной Стражи, чьи истребители и бомбардировщики давно были сбиты перехватчиками Легио Кустодес, которые по-прежнему завывали где-то высоко в небесах, и там Сыны Хоруса с машинами дома Малинакс выследили выживших из Северной Палатинатской Гвардии. Ранее полк под началом Лукреции Элюннирай, сенешаля-прим Просперинской Стражи, отступил в эту защищённую позицию после разгрома в Акрополе Магна, где и пересидел бой, оставаясь до сих пор незамеченным Обвинительным воинством. Солдаты собрали внутри пару тысяч жителей и многих других отбившихся от Просперинской Стражи, и при приближении Бороса Курна из Сынов Хоруса с Анраком Хадратой из Чёрной Чистки, сенешаль Элюннирай вышла к ним навстречу со своей почётной гвардией, чтобы обсудить условия сдачи.

Рассчитывая на то, что высокий ранг и стоявшие за ней вооружённые силы послужат ей гарантией безопасности, сенешаль-прим потребовала от командиров астартес поклясться, что все гражданские лица получат хорошее обращение взамен на немедленную капитуляцию людей под её началом, а также сдачу оружия и боеприпасов. Борос Курн казнил Элюннирай на месте и рассеял её почётную гвардию, а тан Хадрата и его Чёрная Чистка, при поддержке массированной огневой мощи дома Малинакс, сожгли штаб Воздушной Стражи, приговорив к смерти всех, кто укрывался внутри.

В целом, единичные столкновения среди руин Тизки продолжались ещё три дня, как и операции по разведке и зачистке небольших аванпостов в других частях Просперо, которые могли пережить бомбардировку. Все эти три дня Леман Русс отказывался покидать планету, прочёсывая развалины в поисках следов Магнуса или его сыновей, и убивая всякого, на кого наталкивался. К тому времени как почерневшее от пепла небо Просперо озарилось третьим с момента бомбардировки рассветом, от города оставались лишь взорванные развалины с немногими сохранившимися зданиями, великие храмы-аркологии превратились в мрачные, посечённые шрамами скелеты, в которых местами продолжало растекаться и гореть нечистое сияние фосфексного огня. Вальдор начал эвакуацию сил Империума, занявшую целый день, пока раненные и рассеянные отряды Имперской Армии, вигилии Безмолвного Сестринства и фаланги кустодиев стекались к орбитальным перегрузочным верфям для транспортировки на корабли.

Леман Русс и его Космические Волки ждали до последнего, пока корабли Империума рассредоточивались над земным шаром, вновь выстраиваясь бомбардировочной формацией, прежде чем погрузиться на собственные судна, которые приземлились в районе порта. Тогда разыгрался финальный акт битвы за Просперо, когда остатки Пятого братства, что сбежали в море, внезапно вернулись и провели столь отважное и хорошо спланированное нападение на орбитальные перегрузочные верфи, что, вполне вероятно, при его разработке использовалось могущественное прорицание. Атаковав последние транспортные ковчеги Имперской Армии, Тысяча Сынов одолела небольшие силы, надзиравшие за ходом эвакуации, поскольку к тому времени большинство кустодиев отбыли на свои золотые корабли, и захватили три огромных транспорта. Воспользовавшись тем, что флот рассеялся по всей орбите, судна проскользнули мимо крейсеров Империума и устремились к границе звёздной системы, возможно, планируя спрятаться там до прибытия помощи. Эсминцам лоялистов удалось перехватить один из этих кораблей, но два других так и не найдут, скорее всего, они легли в безмолвный дрейф где-то среди звёздного мусора во внешней системе, но поскольку они не были оборудованы варп-двигателями, целенаправленных попыток выследить их не предпринималось.

Теперь, когда последнее известное подразделение Тысячи Сынов покинуло Просперо, Леман Русс отбыл из разрушенного мира, став последним воином Империума, который ушёл с поверхности, как он и поклялся в начале сражения. Когда примарх достиг орбиты, началась вторая бомбардировка, опустошившая ранее сожжённую планету так, что даже если кому-то и удалось спастись от клинков Космических Волков, то они не выживут, чтобы порадоваться своей пустой победе. Затем, усеяв орбиту Просперо неконтактными минами и вокс-маяками, транслирующими постановление, по которому мир внизу объявлялся «Пердитус Максимус», запретной территорией в соответствии с имперским законом, Обвинительное воинство ушло, оставив за собой лишь безмолвный, испепелённый труп планеты.

Битва за Просперо закончилась, но её наследие будет тревожить Империум ещё много тысячелетий.

Наследие Просперо

Насчёт последних секунд битвы вокруг Пирамиды Фотепа остались десятки вопросов, на которые нет ответов. Даже сейчас, когда пепел Ереси Хоруса успел остыть, и мы ведём речь о восстановлении Империума, нам не понятно очень многое из того, что же там случилось на самом деле. Просеяв различные записи о том бое, мы можем с уверенностью предположить, что внутри Пирамиды Фотепа нашло укрытие близко 3 000 выживших воинов Тысячи Сынов, вместе со схожим числом солдат Просперинской Стражи, в основном из полков храмовников и дервишей, а также где-то около 10 000 мирных жителей, набившихся в нижние катакомбы. Все они исчезли в считанные мгновения, не оставив после себя ни следа, ни даже подпалин и хлопьев пепла, которые могли быть вызваны термитным оружием либо биогенными фагами. По приказу Вальдора было проведено полномасштабное прочёсывание разрушенного города вокруг и под пирамидой, чтобы убедиться в том, что никто не сбежал через потайные ходы, а адепты аннигиляции из Чёрной Чистки изучили сам труп пирамиды, дабы определить, какое оружие могло причинить подобные повреждения. Ни одно из этих предприятий не принесло ответов на загадку окончания битвы за Просперо: как почти 20 000 отступников и беженцев скрылось от имперского правосудия, и что произошло с сынами Магнуса и трупом их отца?

Конечно, за последние годы мы узнали некоторые тёмные истины касательно данного вопроса. Во-первых, Магнус пережил битву за Просперо и по-прежнему жив, и, во-вторых, в дальнейшем Терру будет штурмовать намного больше воинов, чем та горстка Тысячи Сынов, что исчезла с Просперо, и оба эти факта повергли новых повелителей Терры в ошеломление. Хотя сами по себе эти сведения вряд ли помогут нам понять, как отступники совершили свой побег, они, однако, доказывают, что у них это всё же как-то вышло. Самое распространённое объяснение основывается на том, своим последним заклинанием смертная и не осквернённая оболочка Магнуса Красного перенесла выживших легионеров на далёкую планету — деяние, невозможное не только для любого из известных нам псайкеров, но также технологических чудес марсианских Механикум. Определённо, с помощью психических способностей можно совершать короткие телепортации между двумя конкретными точками, но они редко когда позволяют перемещаться на расстояния больше пары километров, а переход посредством физического пробивания варп-пространства с использованием технических средств требует громадного количества энергии, мощного экранирующего оборудования, а зачастую и много времени. Если Магнус в самом деле воспользовался колдовством, чтобы спасти свой легион, это значит, что он псайкер огромнейшей мощи, превосходящей даже способности его отца. В ходе последних исследований, проведённых служащими недавно реформированной Адептус Астра Телепатика в целях написания этой работы, были обнаружены некоторые интересные аномалии в развалинах Тизки, посещение которой ныне запрещено для лиц без специального допуска.

Самая примечательная из них заключается в том, что в Пирамиде по-прежнему остаётся мощный психический заряд, свидетельствующий о расходе значительных запасов энергии — по всей видимости, вследствие принесения в жертву множества душ, — феномен, хорошо знакомый скованным псайкерам Адептус Телепатика. Эта жертва, скорее всего, стала метафизическим катализатором психопортационного события подходящего к данному случаю масштаба, а высокий процент психической одарённости среди уроженцев Просперо и инициатов Тысячи Сынов сделал бы их идеальными кандидатами для подобного деяния. Тем не менее, из-за требуемого количества жертв такой ритуал кажется неосуществимым — проекции, основанные на доступных данных, говорят о том, что даже если бы большинство из тех, кто находился внутри пирамиды, пожертвовали эфиру, они обеспечили бы энергию, достаточную для переноса всего нескольких человек, а возможно и вовсе одного. Однако это никак не соотносится с тем, что через десять лет на Терре появится демилегион, по размерам схожий с Тысячью Сынов, ведь небольшая группка выживших вряд ли смогла бы провести процесс имплантации и обучения нового поколения неофитов за столь короткое время. И даже если все 3 000 известных выживших легионеров перенеслись бы через всю галактику в некую секретную крепость, их всё равно не хватило бы, чтобы объяснить свыше 10 000 участвовавших в битве за Терру Тысячи Сынов. В действительности ни одна из более-менее правдоподобных теорий и близко не в состоянии объяснить все неизвестные детали побега и последующего появления Тысячи Сынов. Таким образом, у нас остаются самые маловероятные гипотезы, вроде вмешательства ранее не принимавшихся во внимание сущностей варпа, так называемых «богов Хаоса», однако расследование по данной линии не санкционировано нынешними правителями Империума.

Некоторые из тех, кто разбирается в этих вопросах, к которым автор данного труда не относится, высказывали мнение, что за спасение легиона в ответе не только Магнус. Хотя он мог хотеть того всем сердцем, даже примарх не обладал достаточными для подобного деяния силами. Но на его мольбу о помощи ответила иная сущность, некая великая сила изменений, что обитает в бездонном море эмпиреев. Эта сущность выбрала всего одного человека из его легиона, которого сочла достойным служить себе, и перенесла его в безопасность, поглотив в процессе остальных выживших. Согласно этой теории, все прочие легионеры Тысячи Сынов, которых видели впоследствии, не более чем копии, сотворённые и наделённые энергией этой изначальной силой изменения для непредставимого замысла грандиозных масштабов, и достаточно реальные, чтобы, быть может, обмануть даже этого единственного настоящего выжившего и заставить его поверить, что они — его товарищи, а также хитростью заставить провести какой-то ритуал, необходимый данной сущности. Из всей Тысячи Сынов только один человек кажется достойным подобного внимания — Азек Ариман, когда-то глава колдунов своего легиона, однако подобная история звучит слишком сказочно и невозможно, чтобы считать её в какой-то мере правдивой. Скорее всего, настоящая судьба Тысячи Сынов навсегда останется для Империума загадкой.

Кровавый счёт правосудия

По всем имеющимся данным, в ходе исполнения решения Императора погибло свыше 30 миллионов человек, большинством из которых к времени прибытия флота были граждане Империума на Просперо. В официальных источниках число выжившего населения равняется нулю, и хотя в действительности ещё несколько тысяч человек могло быть раскидано по всей галактике, или спастись с планеты вместе с одной из банд Тысячи Сынов, как представители просперинской ветви человечества они отныне прекратили своё существование. Что касается Тысячи Сынов, в служебных записях до 014.М31 легион более не числится, предполагая, что он был целиком истреблён до начала Осады Терры. И вновь, правда на самом деле несколько иная, однако потери, понесённые Тысячей Сынов на Просперо, все равно оказались для них практически тотальными, а выжившие рассеялись по галактике.

Некоторые подразделения, сражавшиеся в Великом крестовом походе в других местах Империума, были уничтожены союзниками прежде, чем тех достигли вести об уничтожении Просперо: 2 000 легионеров под началом Сентора Рама из Девятого братства вырезали прямо в своём лагере Ультрамарины, которые входили в состав той же группы, а 300 ветеранов Седьмого братства бросили на верную смерть при штурме Мактора VIII Имперские Кулаки — самые яркие тому примеры. Что касается крупных контингентов Тысячи Сынов в галактике, известно, что имперского правосудия избежало только два — Четвёртое братство, всего около 5 000 Легионес Астартес, которые покинули Великий крестовый поход, едва только узнали об атаке на Просперо, и отряд Шестого братства примерно в несколько тысяч воинов, стоявший гарнизоном на Жао-Аркаде в соответствии с соглашением между легионом и этой удалённой загадочной кузницей. Ещё большим ударом для легиона стало то, что уничтожение Просперо и статус отступников лишили их поддержки и убежища внутри Империума, а также средств пополнения припасов и рядов, за исключением пиратства.

Обвинительное воинство отделалось немногим легче, в целом потеряв 49 000 человек, а также намного больше израсходованных боеприпасов и уничтоженной либо брошенной на Просперо бронетехники. Увлекаемые холодной яростью примарха в самые кровавые схватки кампании, Космические Волки понесли тяжелейшие потери, потеряв в сражении около 25 000 воинов, а ещё несколько тысяч, в основном из Тринадцатой великой роты, пропало без вести. Это была значительная часть от общей численности Космических Волков, и до начала Ереси Хоруса всего пару стандартных месяцев спустя им так и не представился шанс восполнить свои ряды. Не менее серьёзным для Космических Волков стал и расход боеприпасов и снаряжения — они бились на Просперо с таким рвением, что сильно истощили свои резервы, из-за чего на ранних этапах Ереси легион мог вести лишь ограниченные боевые действия. Подразделения Имперской Армии, прикреплённые к Обвинительному воинству, хотя и были ауксиларными, пострадали в боях не меньше, потеряв 23 000 человек. Следует сказать, что некоторые из них понесли настолько значительные потери, что по возвращении на Терру их просто распустили либо слили с другими подразделениями. В отличие от прочих, Легио Кустодес и Безмолвное Сестринство перенесли бои сравнительно легко, хотя, принимая во внимание относительную малочисленность их контингентов, их потери тоже можно считать тяжёлыми. Намного более ощутимым стал урон, нанесённый мифу о неуязвимости Легио Кустодес в умах обывателей — во время битвы на Просперо некоторые их отряды проигрывали обыкновенным космическим десантникам, о чём многие Легионес Астартес будут помнить в последующие годы. И, тем не менее, от более здравомыслящих Легионес Астартес не укрылось, с какой лёгкостью кустодии расправлялись с их братьями, и те задались вопросом, не создавали ли их как раз для подобных целей?

Семена Ереси

«Многие называют войну единственным призванием Легионес Астартес, но эти узколобые глупцы не в состоянии разглядеть в великой ошибке войны инструмент, поскольку всякий раз, уничтожая одно зло, она порождает ещё большее»
– Выдержка из «Книги Магнуса», Приложение девять: Размышления о будущем


Бои на Просперо закончились, и Обвинительный Флот вернулся на Терру под началом Константина Вальдора, сам Леман Русс отказался от этой чести и повёл свой окровавленный легион на поиски новых конфликтов. В малоизвестных исторических хрониках, написанных лично Вальдором в последующие годы, говорится о том, что Лемана Русса глубоко потрясла схватка с братом, ибо хотя он принял свой долг делать то, на что другие легионы и примархи могли не согласиться, от этого ему было не менее больно. Вальдор донёс до нас последние слова, которыми он обменялся с Волчьим Королём перед тем, как их пути разошлись: «Царь не приглашает окровавленного палача на победный пир, поскольку подобному человеку нет места в палатах мира и достатка. Пока существуют кошмары, которые можно убить секирой, меня будут восхвалять издалека, а когда их больше не станет, меня просто забудут».

Возвратившихся воинов встретили торжествами и парадами, но в записях Имперского Двора говорится о не столь радостном приёме их Императором, для которого утрата Магнуса представляла серьёзную проблему и предвещала более болезненную жертву. Были изданы официальные указы, вычёркивавшие Тысячу Сынов из анналов Империума, объявлявшие об отчуждении их владений и имущества, а также признававшие их соглашения ничтожными, и многие представители Двора сочли вопрос исчерпанным. И, тем не менее, это был далеко не конец наследия Просперо.

В первую очередь уничтожение целого легиона по обвинениям, которые некоторым вассалам Империума показались опасно необоснованным, привело к определённым дипломатическим инцидентам. Несколько миров, приведённых к Согласию XV легионом либо служивших центрами набора его рекрутов, выдвинули Двору официальные претензии касательно данного вопроса, а из-за угрозы потенциального сепаратизма в некоторые из них для обеспечения верности пришлось даже ввести части Имперской Армии.

Мир-кузница Жао-Аркад, который издревле держался в стороне от имперской политики, оборвал все контакты с властями Империума и Механикум, поставив себя тем самым на волосок от открытого сепаратизма и мятежа. Имперский Двор обвинил Жао-Аркад в укрывательстве врагов Империума и призвал генерала-фабрикатора Марса наказать его должным образом, и только начало Ереси Хоруса вместе с предшествовавшими ей тайными политическими интригами не позволили разыграться вооружённому конфликту между Жао-Аркадом и Империумом. По владениям Императора ползли слухи и опасения, что если Он указал перстом и уничтожил один из миров-крепостей космического десанта, то такая же участь могла ждать кого угодно. Более того, атака Просперо была организована по прямому распоряжению Императора в обход Его военного регента, новоназначенного Воителя. То, что Император продолжал вести Свои войны у него за спиной, едва ли способствовало поднятию авторитета Хоруса, и некоторые из его соперников шептались, будто новое звание на самом деле было скорее пустой формальностью, чем несло в себе реальную политическую власть, в то время как его союзники пришли к выводу, что это действие стало предательством доверия их повелителя и жестоким оскорблением со стороны отца. Сам Хорус хранил молчание, однако ни от кого не укрылось, что после Просперо он перестал бывать на Терре, занимаясь своими делами на окраинах имперского космоса вдали от отца. В единстве зарождающегося Империума появилась опасная трещина, которую многие связали с позднейшим началом Ереси Хоруса.

Это было не столь явно, но битва за Просперо принесла в царство реальности доселе невозможное — на поверхности той планеты космические десантники впервые бились против других космических десантников. Немыслимое получило свой прецедент, сделало реальным тот простой факт, что случившееся однажды произойдёт и снова, и жертвой мог стать любой из оставшихся семнадцати легионов. Не избежали своей порции гнева и Космические Волки, поскольку именно они нарушили негласное табу, и неважно, что они сделали это по приказу Самого Императора. Больше того, из всех легионов только Космические Волки имели опыт реальной войны с Легионес Астартес, и этот опыт они вскоре воплотили в книге по тактике и стратегии для помощи в сокрушении других легионов, если Император когда-либо прикажет уничтожить кого-то из них. Этот «Кодекс Омега» представлял прямую угрозу всем прочим легионам, и его содержимое открыли только Сынам Хоруса и самому Воителю, ошибка, которую Волчий Король осознает лишь намного позже. Практически все остальные легионы попросили Императора уничтожить «Кодекс Омега» и покарать Космических Волков за его создание, кроме Повелителей Ночи, Альфа-Легиона и Железных Рук, которые вместо этого потребовали поделиться им с другими легионами. В течение нескольких коротких месяцев, предшествовавших Ереси Хоруса, некоторые из легионов провели ротацию гарнизонных войск и обновили межлегионные соглашения, чтобы упрочнить оборону и закрыть потенциальные слабости, если их постигнет такая же участь, что Тысячу Сынов. Как и в случае с остальным Империумом, падение Просперо разрушило некогда знаменитое единство Легионес Астартес, а там, где когда-то восемнадцать великих легионов стояли одним несокрушимым воинством, теперь семнадцать обособленных и уязвимых армий ждали, кто из них умрёт следующим.

Вряд ли теперь уже кто-то скажет, было ли случившееся результатом спланированных интриг Хоруса Луперкаля, но момент проведения атаки и её отголоски столь явственно сыграли ему на руку в ранние годы Ереси Хоруса, что всё это не кажется простым совпадением. Больше того, последствия Просперинского крестового похода оказались таким идеальным моментом для мятежа, поднятого Хорусом несколько месяцев спустя, что вероятность того, будто это не он стоял за всеми событиями, кажется ничтожной. Уничтожение Просперо, которое должно было стать триумфом правосудия Империума во имя защиты его будущего, вместо этого по праву увенчало корону восстания Хоруса, ибо на самом деле именно там были посеяны семена Ереси, и только теперь мы можем в полной мере осознать ужасные плоды его деяний.

Источник

Ересь Хоруса, книга 7 — Пекло

Ересь Хоруса
005 - 006.М31 Сожжение ПроспероПредательство на Истваане IIIВойна внутри Паутины • Ловушка на Сигнусе • Марсианская Схизма • Битва за Диамат • Резня в Зоне ВысадкиПервая битва за ПарамарЗавоевание Коронидских Глубин
007 - 008.М31 Битва при Фолле • Битва в Вороньем гнезде • Битва в туманности Алакксес • Осада Идеальной Крепости • Кампания на Чондаксе • Вторая битва при Просперо • Первая осада Гидры Кордатус • Битва за «Яростную Бездну»Битва за КалтБитва за АрматуруТеневой крестовый поход • Кампания на Прецептон • Кампания на Йидрис • Трамасский крестовый походБитва за Ванахейм • Вторая битва за Парамар • Битва за Констаникс II • Осада Эпсилон-Странивара IX • Порт Мо - Предательство • Manachean War • Кампания на МезоаБитва за Бодт • Двелльский инцидент • Битва за Молех
009 - 010.М31 Вторжение на КсануБойня на Мороксе • Санграальская кампания • Освобождение Нуминала • Битва при Ариссаке • Битва за Пердитус • Битва за Соту • Очищение Звезды Гильдена • Битва за Ниркон • Битва за Талларн • Битва за Ноктюрн • Солнечная война • Битва при Плутоне
011 - 014.М31 Малагантский конфликт • Битва за Каталлус • Битва на Ануари • Вторая битва за Давин • Битва на Бета-Гармон • Битва за ТерруВеликое Очищение
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.