ФЭНДОМ


«Имя нам — легион. Крови нашей — океан. Мы не боги и не титаны. Мы солдаты. Мы не умираем. Мы отправляемся в ад на перегруппировку.»
– Комиссар Яррик
«Чилавеки все как один слабаки, достойные только топтания. Кроме Аднаглазого Яррика. Он один знает, как правильно нада драться»
Газгкулл Маг Урук Трака, пророк Waaagh!


Себастья́н Я́рриклорд-комиссар 4-го полка Стального Легиона, специалист в области изучения зеленокожих ксеносов, герой Армагеддона.

Ранние годы

Annandale YarrickImperialCreed

Себастьян Яррик в начале своей карьеры (обложка романа Дэвида Аннандейла «Яррик. Имперское Кредо»)

Рождённый на Таос III молодой Себастьян Ваарден остался сиротой в семилетнем возрасте. Опеку над парнем взял дед — бывший военный по материнской линии, проживавший в улье Нового Каэдона. В последующие три года под опекой сурового ветерана-сержанта Имперской Гвардии, юный Себастьян научился сражаться, ставить ловушки и хорошо прятаться. Когда орки вторглись в его родной мир, из всего населения он остался одним из единственных выживших, благодаря урокам своего деда.

Спасательные суда Империума вышли на орбиту Таоса III несколько месяцев спустя, и один из отрядов Астра Милитарум подобрал одинокого мальчонку, который назвался фамилией деда — Яррик.

После этого он был принят в Схолу Прогениум, по итогу обучения став комиссаром. Он обучился орочьему языку у одного налётчика, который был узником зеленокожих во времена вторжения Waaagh! в мир В'Рун. С тех самых пор он стал бурно изучать орков, став одним из самых выдающихся знатоков этих ксеносов в Империуме.

После окончания Схолы Прогениум его жизнь была насыщена событиями, поскольку он успел послужить в дюжине боевых зон, начиная от Некромунды и Лютер Макинитра и заканчивая Армагеддоном. Его окончательной задачей перед выходом в отставку стал запуск программы рекрутирования бойцов для восстановления Четвёртого полка Стального Легиона Армагеддона.

До Армагеддона

Айонос

Комиссар Яррик, как комиссар шестой роты 252-го полка, сражался с силами культистов на спутнике Айонос, у газового гиганта Килазма. По ходу сражений, полк был разделён. Из ряда рот уцелела лишь 10-я и 6-я. Командование всеми силами полка принял на себя капитан Марсек. Под его руководством выжившие смогли выбраться из окружения, устроенного еретиками, но сложившиеся условия заставили гвардейцев отступить в пирамиду неизвестного происхождения (судя из описания того, что было внутри пирамиды и кто в них был, Яррик, сам того не зная, побывал в катакомбах некронов), в которой было принято решение устроить засаду культистам, возглавляемым чумным десантником по кличке «Грабитель». Пара бойцов побежала дальше в катакомбы, а остальные силы стали ждать противника в соседнем коридоре. Когда вероотступники со своим господином прошли, гвардейцы бросились на противника, напав со спины. В итоге, почти все противники были перебиты, а легионеры отделались небольшими потерями. Однако Яррик быстро понял, что снаружи на помощь еретикам уже бегут подкрепления. И в этот раз все спрятались в другом проходе. Пробежав мимо, мятежники наткнулись на ксеносов, которые их убили «зелёными энерго-лучами». Как указывается, Себастьян самих чужаков так и не увидел. Марсек скомандовал уходить из пирамиды. Когда же все вышли на поверхность, на связь вышла выжившая рота сержанта Отто Ганосчека. За ним и его людьми ещё гнался противник. Марсек собирался начать спасать отряд сержанта, но комиссар Яррик выступил против — противников было в разы больше и они не были измотаны. В этот миг, капитан приказал Себастьяну убить его, или же позволить осуществить задуманное. С явной неохотой комиссар исполнил приговор.

«Вынести приговор тяжело, исполнить — ещё тяжелее. Про себя я проклял Марсека за то, что всю свою жизнь буду вспоминать этот момент. Я до сих пор его проклинаю. Тогда он поступил с нами нечестно. Он искал мученическую кончину в качестве искупления за свои неудачи. Капитан ушёл от принятия трудного выбора и заставил меня решать за него. Теперь это был мой трудный выбор и ещё более трудное его принятие.»

Вскоре на связь вновь вышел Ганосчек, из его слов было ясно, что есть спуск вглубь подземных ходов, где происходит какое-то движение. Яррик отдал приказ всем его людям спускаться вниз и добыть победу любой ценой. Сержант исполнил приказ, пожертвовав собой ради победы. По прибытии на корабль, отряд комиссара стал зачищать коридоры звёздного судна от вероотступников. После нескольких часов, Себастьян и его люди дошли до лечебной части корабля. Оказалось, что предатели унесли всех раненых и больных. Вскоре Яррик нашёл помещение, в котором предатели уже принесли в жертву пленных и вызвали отродье варпа. Недолго думая, Себастьян взял у одного из своих бойцов мельтавзрывчатку и бросил в отсек с предателями. Сам же комиссар отмечает, что когда он это делал, в его голове звучал голос (то, о чём именно этот голос говорил не уточняется), но Яррик сумел совладать с собой и отправить еретиков в открытый космос.

Молосс

Yarrick-3-large

Изображение одного из комиссаров, выдающееся за портрет Себастьяна Яррика в молодости

Планета-улей Молосс отправила сигнал о помощи, на который откликнулся 252-й полк Стального Легиона. Яррик, по прибытии на планету, первым делом встретился с губернатором Хартвигом. По заявлениям правителя ни он, ни его люди никаких сигналов не посылали. Яррик же заметил, что рядом с Хартвигом ходит инквизитор. Асконас (а именно так звали служителя Инквизиции) во многом управлял губернатором. Когда же Яррик и Артура Бренкен зашли в обитель планетарного правительства, они переговорили и решили начать тайное расследование о причинах присутствия Инквизиции в этом мире. После обсуждения порядка действий уже с командуюущим СПО, 252-й полк отправился в подулей города Пирр. Как позже оказалось, на Молоссе произошло восстание, причин которого на момент разговора с Асконасом никто не знал. Когда Яррик добрался до главной военной ставки, он стал искать того, кто мог отправить сообщение. Яррик узнал, что пропал один боец — Ганс Леднек. Он покинул свой пост и был позже найден убитым в подулье. Рассмотрев данные про него, комиссар понял, что почти все сведения стёрли. Найдя же квартиру Лединека, Себастьян нашёл ещё несколько инфопланшетов. Но и в них сведения были удалены. Тогда комиссар просмотрел книги и в одной из них нашёл заметки, написанные мелким почерком. Это были числа — координаты различных точек города. Отмеченные уровни улья оказались рядом с ядром города — перерабатывающим комплексом. По всей видимости, Лединек чувствовал, что обязан разузнать что-то, а затем погиб. Себастьян вышел из дома и оказался на передовой. Найдя Бренкен, он и его полк начали медленно продвигаться по подулью, уничтожая мятежников. Ближе к концу сражения, Стальные легионеры перешли в рукопашную. Все бойцы чувствовали себя как дома в Пирре, который многим был похож на Тартар Армагеддона. В заброшенной шахте отряд Яррика и Артуры нашёл нескольких инквизиторов, расстреливающих предателей, коих было очень много. Комиссар принял решение обвалить потолок, дабы уничтожить толпы идущих противников. Как только улеглась пыль, комиссар и его люди поняли, что инквизиторы куда-то скрылись. Дождавшись подкреплений, рота пошла дальше. В одном из туннелей, бойцы обнаружили зомби. Шеренги легионеров стали стрелять по заражённым. Волны метрвецов погибали, но их наплыву не было конца. Отступая, Яррик нашёл один из проходов по которым мог бежать инквизитор. Пройдя по ним, он вышел к управлению перерабатывающего комплекса, по которому ходили сервиторы. Немного позже, комиссар услышал голоса инквизиторов. Когда те засекли Яррика, они нацелили на него своё оружие. 

Асконас смотрел на меня глазами, полными сдержанного, снисходительного презрения.

– Чем это вы, по-вашему, тут занимаетесь, комиссар? — поинтересовался он.

– Помимо прочего, становлюсь свидетелем изменнического безрассудства.

Ему это не понравилось — на щеках вспыхнули неровные пятна румянца. — Вы не представляете, о чём говорите.

– Правда? — я кивнул в сторону двери. — У вас там по крайней мере один проклятый. Будете мне рассказывать, что это не вы принесли чуму на Молосс?

– Нет, не буду, — с гордостью ответил Асконас. Его убежденность в собственной праведности оставалась прочной. — Отрицание наших действий будет предполагать, что мы стыдимся их. Мы заняты здесь великим трудом, и вы не можете ставить его под вопрос.

После разговора, Яррик понёсся к управляющим приборам комплекса. Завидев это, инквизиторы открыли огонь, но в итоге случайно попали по управляющим сооружениям. Включились аварийные системы: управление перерабатывающего завода решило, что на нём произошло какое-то бедствие. Сердце Пирра было под угрозой, и смерть этого органа способна была погубить миллионы. Комиссар нажал кнопку, и бедствие на заводе стало вполне явным. Яррик бросился к выходу. Хотя инквизиторы и открыли огонь по отступающему, Себастьян всё-таки сумел добраться до выхода. Нагнав его, Асконас стал объяснять Яррику, что тот пытался сделать. По мере разговора, комиссар понял, что инквизитор заражён чумой. Когда Асконас попытался схватить своего врага, комиссар убил его точным выстрелом из болтера в голову. Найдя свою роту и выйдя на поверхность, 252-й продолжил борьбу с мятежниками. Вскоре восстание было окончательно подавлено.

Абидос

После освобождения Абидоса, Яррик вместе с полками Стального Легиона, начал зачищать планету от тех, кто примкнул к чужакам во время войны. Устраивая прилюдные казни для всех предателей и пришельцев, Себастьян наводил порядок и благочинство на планете. Самым громким случаем было убийство губернатора. Местный житель с помощью ружья круута убил правителя точным выстрелом в шею. Через пару минут предполагаемого убийцу схватили и привели к комиссару Яррику. После непродолжительной беседы, Себастьян понял, что среди знати зреет заговор. Проведя долгое расследование, Себастьян обнаружил истинного убийцу, в лице наёмницы Коваль — её нанял высокородный Шрот, для получения бóльших прав на правление планетой. Наёмница во время стычки с комиссаром сильно его ранила своей булавой, однако, Яррик смог найти в себе силы, чтобы достать цепной меч и дать отпор врагу. В итоге, с помощью хитрости, он обвалил пол под ногами преступницы. После этого Себастьян расправился со Шротом, хотя позже его смерть была объявлена несчастным случаем. После долгих чисток, Яррик вместе со своим полком вернулся на Армагеддон.

Вторая война за Армагеддон

Yarrick i Ugulhard

Яррик убивает Угулхарда

Когда началась Вторая война за Армагеддон, Яррик был изгнан в улей Гадес Германом фон Штрабом — некомпетентным планетарным губернатором, после того как отдал астропатам приказ запросить помощи у остального Империума. Фон Штраб был описан Куртизом Маннгеймом, принцепсом прим легиона титанов «Железные Черепа», как «величайшая растрата плоти и костей, появившаяся на свет за пять последних столетий». Постепенно, шаг за шагом, волна зеленокожих отвоёвывала пространство, пока наконец не достигла улья Гадес. Здесь командовал комиссар Яррик, вдохновлявший своих людей сражаться как одержимых. Имперская оборона была настолько непреодолимой, что Газгкулл лично руководил осадой города.

В битве за Гадес комиссар Яррик сошёлся в поединке с вождём орков Угулхардом; поначалу, ваивода отрубил Яррику руку и выбил глаз, показав комиссару своё превосходство, но мгновенье спустя Себастьян схватил свой цепной меч и отсёк орку голову, а затем и силовую клешню на руке.

«Повсюду наши войска отступали, один за другим гибли ульи. Но когда орки дошли до улья Гадес, Яррик уже ждал их там. Осада улья началась с атаки орочьих сквигготов, которых вёл за собой босс Змеекусов. Превосходя силы защитников улья втрое, орки заставили их отступить вглубь города, практически повсюду бой шёл уже врукопашную. В этот переломный момент орочий босс и Яррик встретились друг с другом. С диким рёвом зеленокожий бросился на комиссара, и я с ужасом увидел, как орк своей боевой клешнёй оторвал Яррику руку до самого локтя. Но недолог был триумф босса. Игнорируя невыносимую, как я думаю, боль, Яррик взмахнул своим цепным мечом и отрубил противнику голову. Как будто не веря в случившееся, тело орка застыло на мгновенье, заливая всё вокруг кровью, а затем с грохотом рухнуло на землю. И люди и орки затихли, ожидая, что сделает Яррик, и он не разочаровал нас. Он спокойно наклонился и отрезал боевую клешню военачальника, после чего поднял её над головой так, чтобы видели все. Воодушевившись, мы начали наступление и опрокинули орков. Только после этого я увидел, как герой выходит из Гадеса.»
– Показания очевидца, участвовавшего в битве за улей Гадес


Yarrik

Фан-арт, посвящённый обороне Гадеса

Газгкулл попытался прорвать оборону всеми силами, которые он мог собрать, но Яррик и его люди отражали все атаки. Но всё же, в конце концов отважный комиссар был вынужден приказать начать отступление: благодаря способу боя «удар и отступление» (более извествое как «бей и беги») силам Империума удалось вырваться из западни зеленокожих. При отступлении Яррик был серьёзно ранен, но выжил благодаря своей железной воле. Выделяется случай во время осады, когда орочий военачальник послал в подулей бойцов коммандос. Прознав об этом, Яррик собрал всё отребье города, после раздал им оружие ближнего боя с психотропными веществами и бросил новоиспечённых бойцов навстречу оркам. Ни один коммандос не выжил. После решающего штурма Гадеса орками, они одержали над Стариком Пиррову победу; позже Кровавые Ангелы нашли едва живого Яррика, который лежал на огромной горе трупов людей и зеленокожих.

Раны, которые Яррик получил в битве за улей Гадес, сломили бы многих, но только не его. Зная природу орков, он ухватился за их суеверность и играл на их первобытных страхах. События того дня создали Яррику ужасающую славу среди орков, которая постепенно выросла в веру, что комиссар не может быть убит в бою, а любого орка он может умертвить одним своим взглядом. Позже, техножрецы смогли переделать боевую клешню так, чтобы Яррик мог её носить. С помощью такой боевой награды он наводил страх на зеленокожих. Кроме этого, левый глаз комиссара стал бионическим и теперь мог излучать мощный лучевой заряд — если орки думают, что Яррик может их сглазить, то, во имя Императора, он сможет! Себастьян пообещал, что не оставит службу Императору до тех пор, пока Газгкулл жив.

Голгофа

Битва на Голгофе

Схема битвы на Голгофе

Исполняя свою клятву, Яррик отправился в погоню за своим заклятым врагом, играя с ним в кошки-мышки в течение десяти лет. Газгкулл всеми силами пытался спасти остатки своих войск, только по необходимости нападая войсками походной охраны. Себастьян попытался закончить противостояние одним махом, вынудив своего противника высадиться на некогда имперский мир Голгофа. Сначала показалось, что победа комиссара близка, однако из-за недальновидности полковника, внезапно оказалось, что Голгофа была ловушкой: в ключевой час силы Империума получили удар в спину от второго, меньшего Waaagh! из Гоффов, возглавляемых лично Газгкуллом. Следом за этим, космический скиталец орков вышел из-за луны Голгофы, дабы выгнать имперские суда с орбиты. В течение битвы орки использовали два бронепоезда, один из которых был уничтожен, второй стал причиной поражения сил Имперской Гвардии. Газгкулл и его зеленокожие с такой яростью обрушались на защитников Империума, что даже сам героический комиссар не смог противостоять ему: его силы были рассеяны, а сам Себастьян попал в плен.

Очнувшись на космическом скитальце, Яррик оказался лишённым своей клешни и глаза и был подвешен на цепях над ямой. Газгкулл, ожидавший когда комиссар окончательно придёт в себя, сбросил его в жёлоб, под смех других орков. Попав в мусоропровод скитальца, Яррик оказался среди множества сквигов, убиравших мусор. Оправившись от разочарования, Себастьян начал охоту на обитателей этой мусорки, используя их иглы в качестве ступеней для строительства лестницы, позволяющей ему добраться до жёлоба. Когда, спустя несколько дней, ему удалось выбраться со дна ямы, Яррик с удивлением обнаружил, что Газгкулл ожидает его, будто ваивода знал, что человек выживет; после этого орк приказал своим подчинённым бросить комиссара к людям-рабам, находящимся на борту скитальца.

Commissar

Комиссар Яррик возглавляет войска Имперской Гвардии во время защиты планеты

Быстро оценив обстановку, Яррик принялся готовить восстание среди человеческих рабов. Поскольку рабочие использовались орками в качестве рабской силы, которая работала на всём корабле, людям удалось составить примерный чёртёж большей части скитальца. Яррик хотел напасть на огромную конструкцию в виде головы орка, полагая, что там располагается храм их богов, а соответственно, и Газгкулл, но другие заключённые уговорили его попытаться бежать и предупредить Империум. С большой неохотой Себастьян согласился, и когда настало время, одна из рабочих братий взорвала большой склад оружия орков; увы, побег почти сорвался, так как нужный им для побега корабль был в процессе «улучшения» механьяком. Столкнувшись с этой трудностью, пилот отряда совершил самопожертвование, но запустил космический корабль, что привело к ещё одному огромному взрыву, но позволило Яррику бежать.

Не имея другого выбора, оставшиеся на скитальце люди были вынуждены напасть на храм орков (хотя, на самом деле это был мостик космического скитальца) и каждый член отряда, в свою очередь, пожертвовал собой, дабы Себастьян достиг вершины строения и своего ненавистного врага. Но это не увенчалось успехом: когда Яррик добрался до мостика, то обнаружил только нескольких механьяков. С орочьей погоней за спиной, комиссар был вынужден прибегнуть к последнему средству: включить разом все устройства корабля, дабы произошёл сбой и само судно развалилось на части. Яррик увидел, что с одной стороны скитальца вспыхивают разрушения и приготовился отдать душу Императору, так как думал, что погибнет.

Но спустя несколько дней, Себастьян очнулся изумлённый и со вновь установленным глазом и клешнёй. Выйдя из комнаты, он был встречен сотнями орков, которые стали подбадривать его. Недоумевающий, комиссар проследовал под конвоем зеленокожих в ближайший залив, где уже его ожидал Газгкулл рядом с челноком. Яррик ожидал, что ему придётся сражаться, однако, Газгкулл просто отошёл в сторону, заявив, что это был хороший бой (отмечается, что Газгкулл говорил на чистом готике — из этого понятно, что орки способны вменяемо разговаривать), а тот теперь должен вернуться на Армагеддон и подготовиться к возвращению орка, ибо скоро разгорится новая битва.

Возвращение на Голгофу

Газгкулл, отпустив Яррика, заявил изумлённым подчинённым, что «хорошего врага надо ещё найти», подразумевая, что желает насладиться своим противостоянием с комиссаром и не хочет, чтобы всё закончилось так просто. Яррик, прибыв на Голгофу, вскоре вернулся с силами, предоставленными Адептус Механикус и огромным орудием, известным как «Ординатус Голгофа» и выбил орков с этого мира, но Газгкулл вновь бежал. К началу Третьей войны за Армагеддон, Голгофа была вновь захвачена силами орков.

Третья война за Армагеддон

Yarrick 0

Себастьян Яррик ведёт солдат в бой (обложка романа Дэвида Аннандейла «Яррик. Погребальный костёр Армагеддона»)

Через пятьдесят лет после окончания Второй войны за Армагеддон, Газгкулл Маг Урук Трака предпринял новую попытку захватить мир-улей. Эта Третья война оказалась наиболее трудной в жизни комиссара Яррика, который вернулся на её поверхность за две недели до начала вторжения. Орочий военачальник первым делом уничтожил Улей Гадес ударом с орбиты, явно бросая вызов своему старому врагу-комиссару. Яррик согласился взять под свой полный контроль все силы планетарной обороны планеты: его первый приказ — все военно-воздушные войска Империума на Армагеддоне обязаны уничтожить как можно больше орочьих сил в воздухе, не дав им коснуться земли. В конце концов орки высаживались на булыгах — крепостях из полых астероидов. Яррик лично возглавил отделение касркинов из Кадийских ударных частей при нападении на одну из булыг. Оставшуюся часть войны Аднаглазый руководил силами Астра Милитарум на Армагеддон Прайм, убив тогда немало зеленокожих. Когда же конфликт перешёл в «войну на истощение», Газгкулл бежал. После того, как силы Адептус Астартес приготовились начать погоню за орками, Яррик попросил верховного маршала Хелбрехта дать ему возможность присоединиться к погоне, на что магистр согласился.

После долгой погони Яррик и Хелбрехт смогли, наконец, догнать Газгкулла и загнать в угол его судно «Мираубивец». Однако после битвы в Призрачном заливе вожак смог бежать в варп, начав свой «Великий Waaagh!». Когда Яррик увидел, что упустил орочьего воеводу, он осунулся, зная, что его побег принесёт всему свету только боль. Несмотря на это, Себастьян не окончил свои попытки догнать орка. Крестовый поход Яррика, охота на Зверя Армагеддона, продолжается по сей день.

Если бы не безустанные усилия комиссара, огромный промышленный мир и сопредельные области несомненно бы оказались во власти войск Газгкулла и тот давно бы рванул к Святой Терре

Находился ли Старик на Армагеддоне во время его «Искажения», после падения Кадии, неизвестно. Однако на планете в то время был ещё один орочий «Waaagh!!!», поэтому, есть основания предполагать, что комиссар Яррик находился там, когда шло нашествие туч демонов и их слуг в лице предателей — Пожирателей Миров.

Вооружение

Силавая клишня

Specskelet

В боях за улей Гадес Яррик сошёлся в поединке с орочьим важаком Угулхардом. Хотя зеленокожий и оторвал Яррику руку, комиссар сумел убить чужака и забрать его «силавую клишню». Техножрецы переделали орочье оружие, также снабдив Себастьяна сервоустройством, благодаря которому он и может складно управлять таким грозным оружием. В перерывах между боями, Яррик снимает клешню и ходит без неё.

«Дурной глаз»

Многие орки считали и считают, что Яррик умеет убивать одним своим взглядом. После потери глаза, комиссар решил воспользоваться такими суевериями; техножрецы установили ему новый, рабочий глазной прибор, способный стрелять лучевыми зарядами, с мощностью пробивного лазпистолета.

Штурмовой болтер

Хотя военачальника Астра Милитарум, комиссарам и священникам Министорума позволено носить штурмовые болтеры, управиться с ними может далеко не каждый смертный. Яррик же обращается с ним как с обычным оружием, подобно тому, как сержант Харкер использует «Расплату».

Прочее вооружение: силовой меч, болт-пистолет, панцирная броня, силовое поле.

Интересные факты

  1. Комиссар Яррик — единственный из неорков, кто носит силовую клешню.
  2. Яррик — единственный человек, которого поистине боятся и в то же время уважают орки, для них этот комиссар живая быль.
  3. В настольной игре Warhammer 40,000 до 8-го издания способность Яррика «Железная воля» воскрешала его. Из-за этого, в некоторых кругах был шуточно назван некроном, а так же у части игроков настольного вархаммера были шутки на тему того, что «Яррик не умирает, а ложится спать» из-за порядка его «воскрешения», заключавшаяся в том, что его модель надо было сначала положить на бок, а после выкинуть нужное число на костях.
  4. В некоторых кругах русскоязычного сообщества соотносится с шуткой про Ярика и бачок. 
  5. Есть шуточное мнение, что если Яррик всё-таки убьёт Газгкулла, то орки станут поклоняться именно комиссару и провозгласят его новым пророком «Waaagh!!!».
  6. Комиссар Яррик спокойно носит штурмовой болтер одной рукой, несмотря на то, что он не был подвергнут каким-либо улучшениям.
  7. Имя Яррика может отсылать к христианскому Святому Себастьяну (в русско-православной традиции Севастиан или Севастьян), на что указывают многочисленные отрывки книг и кодексов (например, ряд отсылок на библию, начиная от названия мира "Голгофа" и заканчивая неестественной живучестью Яррика, напоминающей житие Святого Севастьяна, которого долго пытались убить).

Галерея

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.