ФЭНДОМ


«Монета, которой мы расплачиваемся за наше золотое будущее — это смерть, смерть наших врагов, убитых в бою, и наших собственных людей, принесённых в жертву на алтаре прогресса. Каждая смерть — камень, что ложится на мою душу, рана, которую мой легион носит с гордостью, и наше бремя возвестит золотой век, который предвидел Император»
– Приписывается примарху Сангвинию, «Сборник Рассвета»
«В Хорусе все пребывает в гармонии, однако при этом каждая грань доведена до совершенства. Сангвиний такой же. Он затмевает своими добродетелями остальных из нас, ибо кто может сравниться с ним изяществом, милосердием, пониманием людей?»
– Лоргар Аврелиан (Аарон Демски — Боуден, «Предатель. Кровь Кровавому Богу»)


Сангвиний (также известный как Великий Ангел) был одним из двадцати примархов, созданных Императором на заре Империума, сразу же после окончания Эры Раздора. Его, как и остальных примархов, унесло с Терры и забросило на удалённый мир. Считался примархом с самыми чистыми сердцем и душой. Иногда Сангвиния посещали видения ближайшего будущего, которые позже сбывались, из этого можно сделать вывод, что примарх был псайкером-оракулом.

Во время Ереси Хоруса принял участие в обороне Императорского Дворца, где проявил себя как великий воин. Был убит Хорусом в поединке на «Мстительном Духе», но перед смертью повредил доспехи предателю. Жертва Сангвиния позволила Императору покончить с Хорусом и остановить Ересь.

История

Сангвиний, которого часто считают величайшим из его братьев, — бесподобный воин, искусный стратег и любимый герой Империума. Среди примархов было мало тех, кто плохо отзывался бы о нём, причем даже такие мрачные личности, как Пертурабо и Феррус Манус, неохотно восхваляли своего крылатого брата.

Многие из этого легендарного братства были удивлены, узнав, что Император выбрал Хоруса первым среди них, а не Сангвиния, и те примархи, кто выжил в Эру Тьмы, считают, что это была большая ошибка их отца. Несмотря на то, что войны Ереси Хоруса разорвали Империум и поставили даже самых благородных его братьев на тёмный путь, Сангвиний оставался незапятнанным и решительным, маяком надежды, который затмевал даже тьму того времени.

Дитя пустыни

Немногие из, неведомым образом украденных у Императора, юных примархов оказались в условиях, которые можно было бы назвать удовлетворительными, и всё же мало с кем удача обошлась столь же несправедливо, как с Сангвинием. Он очутился в далёкой системе Ваал — некогда процветающем сердце человеческих империй древности, по собственной глупости обратившейся морем радиоактивного пепла и пыли во время Древней Ночи. На второй луне, где и оказался брошенный на произвол судьбы Сангвиний, уцелели жалкие остатки человеческой расы — несколько воинственных племён пустынных кочевников, выживающих за счёт грабежей и того немногого, чем можно было разжиться в пустошах.

Ранние дни примарха прошли в глубокой пустыне, и о них известно немногое — ибо Сангвиний никому не рассказывал об этом. Несомненно, он столкнулся с испытаниями, которые погубили бы взрослого человека, убивал существ, служивших источником страха даже для племён пустыни, и выживал там, где рад-фаги Древней Ночи сжирали плоть смертного за считанные минуты. Никто не знает, сколь долго продолжались его странствия по пустыне, однако к тому времени, как его обнаружило одно из множества племён Ваала Секундус, Сангвиний предстал перед ними в облике юноши, практически достигшего совершеннолетия по меркам пустынных племён и одарённого крыльями, ставшими его отличительной чертой. Появились ли эти белые крылья под воздействием Ваала, или же являлись частью изначального замысла Императора — тайна, ответ на которую известен лишь Повелителю Терры.

Сангвиний адаптировался к своей новой жизни столь же стремительно, как и остальные его братья, сила и выносливость юного примарха помогли ему быстро завоевать своё место в приютившем его племени, подобно всем остальным племенам Ваала известном под простым именем — «Народ Крови», или просто «Кровь». Здесь он и возмужал, обеспокоенный снами и дурными знамениями о смерти и крови, а также о пришествии мрачного короля внешних миров. Примарх сражался с мутировавшими тварями, бродившими по глубокой пустыне, и налётчиками из других племён с той же целеустремлённостью, с которой был предан своему новому народу. Тем не менее, в отличие от своих далёких родичей Сангвиний не начинал долгой войны за объединение Ваала Секундус, и славная завоевательная кампания, способная продемонстрировать достоинства примарха, так и не началась.

Легенда о крылатом воителе разлетелась по всему Ваалу — воителе высоком, красивом и таком непохожем на изувеченных радиацией людей. Яростный в бою и мудрый в мирное время, он казался призраком былой славы, вновь вернувшейся на Ваал, обещанием лучшего будущего, практически забытого племенем Крови. Несмотря на сопротивление примарха, он стал богом приютившего его народа, и воины со всей пустыни приходили биться под его началом. На протяжении нескольких лет, в самый разгар палящего летнего зноя, вокруг Ангела собиралось громадное войско, стремившееся учиться его слову и обрести защиту под его крыльями.

Таким образом, когда Император явился за своим утраченным сыном, когда космические корабли вновь появились в небесах над Ваалом, они нашли не короля битв и войн, а бога — бога, ставшего таковым вопреки своей воле. Давно предвидевший пришествие своего отца и множество последствий этого воссоединения, Сангвиний пришёл на встречу с Императором в одиночестве, обойдясь без громадных толп почитателей и присягнувших на верность бойцов. Придя один, он пал на колени пред Отцом и взмолился о сохранении жизней своих последователей, страшась гнева человека, поклявшегося сокрушить все религии. Увидев в крылатом примархе служителя редких талантов и исключительной преданности, Император выполнил его просьбу; Его Истина так и не коснулась Ваала, и ни один из имперских кораблей не смел приземляться на Ваале Секундус, кроме как по инициативе самого Сангвиния. Племя Крови продолжало жить так же, как и прежде, выступая в роли залога пакта Великого Ангела, в то время как сам Сангвиний покинул планету, чтобы начать свою службу Императору.

Ересь Хоруса

«Я клянусь на этом клинке, что наступит день, когда я встречусь с Хорусом и спрошу с него. У меня нет сомнений в том, что мой брат отвернулся от законного правления Императора и славного знамени Терры. Он объединился с чудовищами, чтобы поднять мятеж. Я не знаю причины, но это не остановит нас. Это может быть безумием, влиянием чужих или порчей в его сердце, но я узнаю истину, когда встречусь с ним лицом к лицу, — он с силой сжал меч. — А затем убью за предательство.»
– Клятва Сангвиния (Джеймс Сваллоу, «Где Ангел не решится сделать шаг, Падение Ангела»)
Sanguinius-0

Миниатюра Сангвиния от Forge World

Ужасные события Ереси Хоруса произвели самый ужасающий и тяготящий эффект на Кровавых Ангелов, больший, чем на другие верноподданные легионы. С тех пор трагическая судьба изменила их. Самый доверенный и возлюбленный Императором сын, Воитель Хорус, перешёл на сторону Хаоса, и так глубоко вонзил кинжал предательства в сердце Империума, что он до сих пор не оправился от его ужасного поступка.

Преданный Сангвиний

Воитель Хорус, командующий всеми армиями Императора, повелел примарху Сангвинию направиться в скопление Сигнус — тройную звёздную систему в сегментуме Ультима, расположенную неподалёку от края Галактики. Его легиону, Кровавым Ангелам, предстояло очистить планеты и спутники Сигнуса от чужаков-захватчиков и освободить людей от ярма их ксено-владык.

Сангвиний не имел причин не доверять Хорусу. Он глубоко восхищался Воителем и сражался рядом с ним во многих кампаниях. Примархи были настолько близки, что другие братья порой даже завидовали их дружбе. Теперь Кровавый Ангел наслаждался возможностью ещё раз доказать, что ценит эту родственную связь.

Воины IX легиона незамедлительно взяли курс на Сигнус, не подозревая, что их ждёт ужаснейшая ловушка. Сангвиний не ведал, что скопление поражено Хаосом и отныне им правит демоническое воинство великого демона Слаанеш Кирисса Развращённого.

Сигнус Демоникус

На протяжении бессчётных поколений скопление Сигнус являлось центром человеческой цивилизации. Огромные города усыпали планеты системы, гигантские производственные комплексы вгрызались в поверхность их спутников.

Но среди неисчислимых миллионов жителей Сигнуса рыскали нечестивые культисты Хаоса. Лазутчики, направленные туда Хорусом с Давина и иных языческих планет, внедрились в ряды местной черни и создали тайные ведьмовские ковены для призыва демонов. Получив сигнал от Воителя, они подняли яростное восстание и захватили власть в скоплении. Твари Хаоса отныне бродили по ульям и возводили мерзкие дворцы по всей системе. Порабощённое население стало пищей для прислужников Тёмных богов. Мощные заклятья призыва, сплетённые ковенами, позволили потусторонним гостям безраздельно править Сигнусом. Помимо того, они завладели телами тысяч псайкеров.

Скопление превратилось в царство Хаоса, владения демонов, где командовал Кирисс Развращённый. Всё и вся находилось в услужении у этого могучего чудовища и многочисленных орд его подручных. Им помогали козни культистов Хаоса: эти шайки безумцев открывали врата в свои миры для созданий варпа, сплетая действенные чары призыва, и по собственной воле становясь одержимыми. Прочих жителей Сигнуса обратили в рабство или уничтожили; кошмары Имматериума поглотили их всех. Целая система превратилась в склеп, бастион зла и прибежище демонов. В эту ловушку, устроенную Хорусом, и направлялись Кровавые Ангелы под началом ничего не подозревавшего Сангвиния.

Не было в истории столь омерзительного предательства, ведь примарх считал Воителя своим братом и никогда бы не поверил, что тот принесёт его в жертву нечестивым обитателям варпа. Войдя в скопление, флот Кровавых Ангелов немедленно подвергся атаке. Хищные энергии, пронёсшиеся через пустоту, обрушились на разумы пси-восприимчивых членов экипажа. В первые минуты погибли или стали калеками навигаторы и астропаты — тёмная злоба Хаоса выжгла им мозг. Космодесантники же уцелели при нападении лишь благодаря железной воле и тренировкам, хотя некоторых из них обуяло безумие. На кораблях распространялась паника, ведь ауксиларии Кровавых Ангелов и прочие люди впервые в жизни столкнулись с яростью Хаоса. Явившийся Сангвинию образ Кирисса заявил, что именно он правит Снгнусом во имя Слаанеш, и предложил попытаться отобрать у него систему. Пока на палубах выли тревожные сирены, примарх и его космодесантники брали ситуацию под контроль. Они быстро активировали пси-глушители и изолировали буйствующих членов экипажа. Затем несломленный Сангвиний и его старшие офицеры начали планировать контратаку. Несмотря на то, что Кровавые Ангелы впервые сражались с подобным врагом, они не сомневались в победе.

«Это поганое существо познает на себе мой гнев. Я низвергну его, я стану Ангелом Мщения!»
– Примарх Сангвиний


Кровопролитие на Сигнусе

За несколько коротких месяцев демоническое воинство Кирисса и союзные ему заблудшие культисты сокрушили многовековую цивилизацию. Они разорили целые планеты: сожгли дотла зелёные равнины Сколтрума, сравняли с землёй колоссальные мегаульи Холста, испарили океаны водного мира Та-Лок, полностью уничтожили Кол, Форус и Сигнус III. Пока демоны бесновались в системе, погибли миллионы людей, а миллионы других загнали в громадные концлагеря, где они ждали своей участи. На столичных ульях Сигнуса-Прайм возникли мерзкие руны Хаоса, так каждый из великих демонов пометил свои владения во имя своего бога.

Несмотря на тяжёлые потери, понесённые во время нападения, примарх и верные ему бойцы начали контрнаступление и провели серию атак на поверхности главного мира. Там, на равнинах Проклятых, грозные Легионес Астартес противостояли гигантским ордам беснующихся культистов и стаям чудовищных тварей. Сангвиний, поклявшийся лично сразиться с извращённым Кириссом и прикончить его, возглавил элитные роты для осады собора Знака, осквернённого дворца владыки демонов.

Весь Сигнус-Прайм омылся в крови. Жизненная влага верных Легионес Астартес, тысячами погибавших от рук нечестивых орд Кирисса, смешивалась с алыми соками истребляемых толпами культистов, изменнических союзников новых повелителей системы, и тошнотворными останками изгнанных тварей варпа. На пылающих равнинах Проклятых воины Сангвиния продвигались в самое сердце демонического царства. Там, среди сомкнутых рядов предателей, рыскали стаи порождений Хаоса, обрушивающиеся на окружённые группы Кровавых Ангелов. Твари с победным воем разрывали космодесантников на куски, но и сами вопили от страха, когда их разносили в клочья свирепо контратакующие легионеры.

Сангвиний приказал своим воинам прорываться к собору Знака, где он сам вышел бы против Кирисса и, покончив с ним, вернул бы планету во власть Императора. Космодесантники, демоны Хаоса и безумные культисты увязли в жестоком бою. И здесь, на поле битвы за Сигнус, примарх увидел Ка'Бандху, великого демона Кхорна. Могучий Жаждущий Крови возвышался перед изуродованным и осквернённым собором Знака.

«— Зачем ты бьёшься против нас, так называемый ангел? Может, тебе и удастся одолеть меня, но Хаос ты никогда не победишь. Мой господин Кхорн могущественнее, чем ты в силах вообразить. Твой Император слаб и глуп, даже сейчас он прячется от нас. Что, он боится драки?
— Изыди, демон! Я буду иметь дело лишь с твоим владыкой, Кириссом. Изыди, или я сражу тебя.
— Кирисс мне не владыка, ангелочек. Я подчиняюсь лишь Кхорну! Кровь для Кровавого бога! Ты не представляешь, насколько мы могучи. Хорус, наш верный союзник, приготовил для тебя эту западню, а сейчас готовится атаковать Терру со своими легионами. Ты такое же творение крови, как и я, так объединись со мной, объединись с Кхорном! Ты станешь его самым возвышенным чемпионом. Вместе мы одолеем извращённого Кирисса и будем править этими мирами во имя Кровавого бога!
— Хорус — твой союзник? Но это не может быть правдой, ведь он Воитель и мой друг. Я не верю твоей лжи, демон. Никакие увещевания не заставят меня преступить клятву верности Императору. Я истреблю тебя и весь твой поганый род!
»
– Ка'Бандха пытается склонить к предательству Сангвиния


Разъярённый насмешками чудовища и страшась, что его заверения правдивы, ангельский примарх бросился на громадную тварь. Рядом с ним сражалась элита IX легиона: ветеранские роты, дредноуты и отделения терминаторов. Демона же окружала многочисленная орда кровопускателей, гончих и фурий. Так закипела битва двух воинств. Бой вышел свирепым и ожесточённым, резня — тошнотворной. Адские клинки рассекали броню и кости, клыки тварей пронзали плоть космодесантников, искрящие сгустки плазмы испаряли кровь демонов, силовые мечи разрубали им черепа. Жаждущий Крови отступал под градом ударов, обрушиваемых на него Сангвинием. Размахивая увесистым топором, он отражал выпады огромного клинка примарха. Лязг от их столкновения разносился над полем сражения, будто звон поминального колокола. Ангел захватил инициативу, поскольку Ка'Бандха не ждал от него подобного неистовства. Меч его вонзился демону в грудь, где оставил зияющую рану. Колоссальная тварь, взревев от боли и гнева, хлестнула кнутом и связала ноги примарха. Кости треснули, и Сангвиний на мгновение потерял равновесие. Тут же Жажущий Крови поверг его на землю ударом топора, развёрнутого плашмя. Ошеломлённый крылатый герой беспомощно лежал перед яростным демоном. Когда его зрение прояснилось, примарх увидел, что могучее чудовище возвышается над ним.

«— Атакуй меня вновь, демон! Рискни ощутить второй поцелуй моего клинка!
Ка'Бандха посмотрел сверху вниз на раненого противника.
— На сей раз я пощажу тебя, человечек. Твои ноги исцелятся, но эта рана будет терзать тебя вечно
»
– Ангел Сангвиний сражается с Ка'Бандхой на Сигнусе-Прайм


После этих слов Ка'Бандха издал громогласный рёв и помчался на Кровавых Ангелов. Взмахами громадного топора он проложил широкую просеку в их рядах, разрубив многих на куски. Пять сотен космодесантников погибли жуткой смертью. Психический всплеск, рождённый внезапной гибелью столь многих сынов Сангвиния, обрушился на примарха и лишил его сознания. Легионеры остались без лидера, и судьба их была неясной.

Ангел Сангвиний

Сигнус-Прайм превратился в склеп. Захватившая его демоническая орда поработила или перебила местных жителей, миллионы трупов которых лежали на улицах некогда процветавших городов и поселений. Теперь эту картину немыслимой бойни дополняли тысячи тел Легионес Астартес Кровавых Ангелов, угодивших в задуманную Хорусом ловушку. Ещё худшим событием для легиона стало низвержение Сангвиния, его ангельского повелителя. Крылатый примарх сражался в яростной воздушной дуэли с могучим демоническим владыкой, пока его воины противостояли армии тварей на земле. Сын Императора нанёс врагу страшную рану, но в ответ Ка’Бандха сломал ему ноги, низверг с небес и, завывая, вырезал почти пять сотен Кровавых Ангелов, после чего оставил поле битвы. Сангвиний, поражённый столь жестоким деянием, лишился сознания. 

Войско обычных людей после таких событий, несомненно, было бы вскоре разгромлено. Легионеры, однако же, не были обычными людьми и не дрогнули. Напротив, космодесантники с удвоенными усилиями ринулись на демоническую орду. Преисполненные мстительной ярости, они сражались как никогда прежде. Кровавые Ангелы превратились в берсерков, которые в неистовстве смели неприятелей. Легионеры практически уничтожили воинство варпа на Сигнусе-Прайм. Охваченные безумным гневом Легионес Астартес, не обращая внимания на раны, пронеслись по миру, истребляя на своём пути всех демонов, мутантов или культистов. Из-за жестокого деяния Ка’Бандхи в душах сынов Сангвиния пробудилось нечто тёмное — жажда крови, которая не ослабевала, пока они не стёрли с лица планеты заразу Хаоса. Воины Сангвиния были неудержимы, и вражеские орды, не в силах противостоять им, гибли от их рук.

После очищения мира ярость Кровавых Ангелов утихла. Их неистовство погасло, и легионеры начали постепенно осознавать, что одержали великую победу. Они полностью искоренили захватчиков из варпа и их союзников-культистов, а уцелевшие демоны бежали обратно в Имматериум. Удалось изгнать даже могущественного Кирисса, слугу Слаанеш и самопровозглашённого владыку Сигнуса. Оправившийся от ранений в бою с Жаждущим Крови, примарх изгнал мерзкого демона обратно в варп. Кровавые Ангелы освободили скопление от поработителей, но почти не радовались триумфу. Цена победы оказалась намного выше, чем хотелось бы воинам. Сотни и сотни космодесантников были убиты в бою, а испытанная легионерами ярость легла мрачной тенью на их души.

Через несколько дней Ангел полностью выздоровел. Телесную боль он переносил спокойно, однако сердечные муки не уходили. Пока в ноги примарха возвращалась сила, а нытьё в сломанных костях медленно ослабевало, он замечал изменения в своих космодесантниках. Впервые очнувшись от комы, Сангвиний нашёл легион в мрачном настроении: воины были угрюмы и полны отчаяния. Теперь же, несмотря на недавний тяжёлый удар, к Кровавым Ангелам вернулось хладнокровие и оптимизм. Примарх счёл, что они, верно, изображают подобный настрой, желая помочь ему, ведь мысли самого Сангвиния были темны. Но, что бы ни ожидало его в будущем, про себя Ангел поклялся отомстить демону Ка'Бандхе.

Кровавые Ангелы полностью осознавали, в каком опасном положении находится Империум. Начавшаяся война должна была решить судьбу Галактики, и все понимали, что в грядущих упорных сражениях прольётся ещё больше драгоценной крови легионеров. Но Сангвиний и его воины желали скорее покинуть Сигнус — здесь для них не осталось ничего, кроме мрачных воспоминаний, и космодесантники жаждали принести возмездие тем, кто устроил легиону эту западню.

Сангвиний немедленно отдал своим офицерам приказы о подготовке к эвакуации с поверхности. Тела всех Кровавых Ангелов доставили на корабли: павших ждало почётное погребение на склонах горы Сераф на Ваале Секундус. Примарх распорядился не оставлять никаких следов о пребывании легиона ни на Сигнусе-Прайм, ни на других планетах системы или их спутниках. Ничто здесь не расскажет о случившемся с IX: ни мемориал, ни мавзолей, ни надгробная плита с памятной надписью. Немногочисленных выживших из числа местных жителей Легионес Астартес переправили в ближайшие человеческие миры.

В точках варп-переходов были установлены маяки, предназначенные для будущих случайных визитёров; в их сообщениях запрещалось ступать на поверхность планет или спутников. Погибшему Сигнусу предстояло гнить во тьме.

Так Сангвиний и Кровавые Ангелы вернулись к свету Империума.

Битва за Терру

«Бедный Сангвиний. Я предлагал ему власть и место рядом со мной. Он мог бы восседать по правую руку от бога. Увы, Ангел решил остаться на стороне проигравших. Выбора у меня не оставалось, пришлось убить его. Голыми руками я выдавил из Сангвиния жизнь»
– Воитель Хорус рассказывает Императору, как убил брата
Sanguinius by noldofinve

Идеализированный портрет Сангвиния, изображенного в качестве имперского святого

Извращённые и злобные силы смогли подчинить себе Хоруса, и принудить половину примархов повернуть против их собственного отца и наставника, самого Императора. Кульминацией этих событий стала атака объединённых сил Воителя Хоруса на Императорский Дворец. Космический десантник сражался с космическим десантником, предатели бились с верными до тех пор, пока укрепления божественного величайшего памятника Терры не пали. Хаос брал верх. Те, с кем объединился Хорус, дали ему невероятное могущество взамен его бессмертной души.

Сангвиний увековечен в великолепных стеклах витражей Санктус Претория. Император, запечатленный бьющимся в небе с демонами настолько могущественными, что могли одним своим словом свести с ума даже великих героев. Он в одиночку отбивался от орд грязных демонов, пытающихся ворваться в священные покои Императорского Дворца. Записи говорят о бесстрашии и беспримерной стойкости Кровавых Ангелов при обороне космического порта Стены Вечности. Хотя сотни Кровавых Ангелов погибли в бою, они сумели отогнать такие орды нечистых, каких не видел ещё никто. Рассказывают, что яркий свет окружал сыновей Сангвиния, когда примарх повергал в небесах очередного демона своим мощным огненным мечом. И вот, появился корабль Хоруса, где Сангвиний должен был выполнить свой священный долг. Хорус был самодоволен — он одерживал победу, наблюдая битву с мостика своего искаженного левиафана. Он хотел собственноручно повергнуть Императора, поставить его на колени, перед тем как уничтожить душу Отца Человечества. И когда его войска, наконец, пробили оборону и ворвались в коридоры и залы Дворца, Хорус намеренно ослабил психическую защиту корабля, дабы убить Отца до прибытия имперских подкреплений в Солнечную систему. Со скоростью мысли Император и Сангвиний проникли на борт дьявольского корабля. Когда Император телепортировался на борт боевого корабля Хоруса, Сангвиний был с ним, но они разделились, и примарх был вынужден один сражаться с Архипредателем.

1467728840155469774

Сангвиний в поединке с Хорусом на борту «Мстительного Духа»

Даже на борту проклятого и мутировавшего боевого корабля Хоруса Сангвиний попробовал повлиять на Хоруса словами, используя в качестве средства давления свою старую дружбу. Хорус не был согласен ни с одним его словом, и в тронном зале шли дебаты, в которых каждый пытался склонить другого на свою сторону. В итоге всё кончилось поединком, и Сангвиний был убит Хорусом, сам же он смог только немного повредить броню падшего брата. Однако, именно через это повреждение в доспехах Хоруса Император позднее смог нанести свой удар.

После поражения сил Хаоса тело Сангвиния было возвращено на его родную планету. Там он был с почестями похоронен в глубине огромной гробницы, двери же были закрыты большой статуей ангела, сделанной в честь павшего примарха.

Сангвиния считают самым честным из всех примархов. Он пожертвовал собой, чтобы позволить уничтожить Хаос и Архипредателя Хоруса, поэтому имя его почитается простыми гражданами Империума. Число храмов Сангвиния не уступает числу храмов Императора. Великий праздник в его честь носит название Сангвиниаля, а служители Сангвиния по всей Галактике носят красный знак примарха.

Чёрная Ярость

Известно, что Сангвиний обладал даром провидца, способного видеть будущее. Его душа была чиста, и то о чем он говорил, несомненно, сбывалось. И поэтому, несомненно, он знал, что обрекает себя на погибель, начиная бой с Воителем. Был ли этот поступок продиктован безысходностью или верностью Императору — это до сих пор обсуждается в кругах слабых верой теологов Империума, но невозможно сомневаться в воспоминаниях Кровавых Ангелов. Они свидетельствуют, что он пошёл прямо в пасть чудовища, подчиняясь долгу и предвидя итог. Только Кровавые Ангелы знают подробности судьбы примарха. Жертва, принесённая их прародителем, закралась в душу каждого из них, породив сжигающие её видения смерти Сангвиния. Эта память поколений настолько сильна, что иногда Кровавые Ангелы переходят в состояние, известное как Чёрная Ярость, в котором они испытывают ужасающие видения и чувствуют боль, которую испытывал Сангвиний.

Известно, что с возрастом, чем больше битв и кровопролития видит Кровавый Ангел, тем ближе он становится к началу Чёрной Ярости. Капеллан Лестралио, великий мученик Кровавых Ангелов, стал отцом метода, позволявшего тем несчастным, кто впадал в Ярость во время путешествия в космосе, продолжать службу. Процедура Лестралио заключает в себе передачу несчастного сангвинарным жрецам, после того как все попытки приостановить действие Чёрной Ярости провалены, и вокруг нет врагов, которых жертва Ярости могла бы повергнуть, стремясь к героической смерти. Добровольца обуздывают, заковывая в адамантий, порой ценой смерти многих слуг ордена, и переносят в Апотекарион. Здесь, в глубине корабля, ему помогают рассказывать о том, что он видит вокруг глазами Сангвиния внутри боевого корабля нечестивого Хоруса.

Снаряжение и некоторые способности

  • Клинок «Энкаррин» — мощный меч с широким лезвием, принесший славу Сангвинию на сотнях миров во время Великого крестового похода.
  • Копьё «Телесто» и Лунный клинок — копьё «Телесто» было излюбленным оружием Сангвиния в штурмовых атаках, когда он летел с небес, держа копьё в воздухе, сокрушая врагов одним пронзающим ударом. Также известно, что он носил серебряный длинный меч мастерской работы, подаренный Сангвинию его братом примархом Рогалом Дорном и изготовленный из того же сплава, что и корпус «Фаланги».
  • Сверкающие доспехи — считается, что они были изготовлены лично Императором, богато украшенные золотые доспехи Сангвиния были разработаны с учетом физиологии примарха, позволяющие ему свободно двигаться в полете, обеспечивая при этом превосходную защиту. Крылья Сангвиния также являются настолько естественным продолжением его тела, что он может использовать их с большим преимуществом в бою, уворачиваясь от выпадов противника.
  • Великие крылья — единственного из Своих примархов Император счел нужным благословить признаком истинного ангела из древних мифов. Сангвинию, способному свободно летать с помощью этих крыльев, они дают огромную скорость и мощь.
  • Ангельское присутствие — вид Сангвиния на поле боя вдохновляет всех его сынов и их союзников на совершение подвигов героизма, которые превосходят все ожидания.
  • Провидец — лорд Кровавых Ангелов входил в число тех немногих примархов, кто обладал даром увидеть отблески грядущих событий, кусочком таланта, доставшимся им от отца — Императора Человечества.
Лоялисты ВулканДжагатай ХанКорвус КораксЛеман РуссЛион Эль'ДжонсонРогал ДорнСангвинийФеррус МанусРобаут Жиллиман
Предатели АльфарийАнгронКонрад КёрзЛоргарМагнусМортарионПертурабоФулгримХорус
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.