ФЭНДОМ


Salamanders icon
Salamanders text
«Вам многое пришлось перенести. Я знаю. Вы подошли к самому краю бездны и едва не оказались ей поглощены. Но теперь все изменится. Я ваш отец, генерал, повелитель и наставник. Я обучу вас, как смогу, и передам все накопленные знания. Честь, самопожертвование, вера в свои силы, братство. Это наше Прометеево кредо, и все мы обязаны следовать ему, если хотим преуспеть. Таков будет мой первый урок…»
– Примарх Вулкан во время речи перед выжившими воинами XVIII легиона на Антэме


Саламандры были XVIII легионом космического десанта, созданным Императором Человечества. Их примархом был Вулкан. Во время Ереси Хоруса, легион остался лояльным, но потерял большую часть своего состава в первой открытой великой битве, что ограничило их роль в дальнейшей войне. Нет никаких записей о смерти их примарха и по факту он просто считается пропавшим. Саламандры верят, что однажды они найдут Вулкана, который должен свершить нечто великое. Саламандры чрезвычайно выносливы и имеют одинаково сильное телосложение, силу воли и преданность человечеству. Некоторые считают, что легион Вулкана — тот идеал, к которому должны стремиться все космические десантники.

Замеченные стратегические предпочтения: максимально интенсивные или ассиметричные боевые действия, сражения в Зонах Морталис, операции по блокаде, освобождению и обороне планет, защита мирного населения.

Предыдущее название: официально отсутствует (подразделения Имперской Армии использовали неофициальное обращение Бесстрашные).

Примечательные владения: система Ноктюрн (Ноктюрн Прим, крепость легиона на луне Прометей), Кальдера (протекторат), боевая станция Герионова Глубь (система Атераксис).

Верность: Фиделитас Тоталис, сиречь Тотальная Верность.

История

«Если вы не в силах выдержать тот урон, что способен нанести вам противник, наступит время, когда вы потерпите поражение, и в своём поражении сделаете бесполезной жертву миллионов. Мы — Саламандры, и мы выдержим всё, дабы ни одна жертва, совершённая во имя той великой империи, которую мы стремимся построить, не оказалась напрасной.»
– Ксиафас Юрр, капеллан Саламандр
Salamanders

Символ ордена Саламандр

Многие деяния великой войны Ереси Хоруса, как подлые, так и доблестные, видели кровавые звёзды, и в центре вихря оказался легион Саламандр — преданный, поверженный, практический уничтоженный, но так и не склонившийся перед врагом. Мало какой легион заплатил столь высокую цену за верность и честь, как Саламандры. И ещё меньше тех, кто пошёл на это по своей воле и так же часто проливал свою кровь ради защиты человечества. Саламандры — именно такой легион, и хотя он не раз стоял на грани уничтожения, но снова и снова возрождался из пепла войны, становясь всё сильнее и твёрже, словно несравненные стальные клинки, выкованные в легендарных кузнях их родного мира: несломленные, непобедимые и верные своей цели.

Тень тайного создания

Саламандры

Космодесантник XVIII легиона до обнаружения Вулкана. Пикт датируется временем Седнийской кампании, в ходе которой контингентам из восьми легионов пришлось сражаться в кромешном мраке на поверхности построенного чужаками мира на самой границе Солнечной системы, после которой система окончательно перешла в руки людей

Как и в случае с информацией о некоторых других протолегионах на завершающих этапах Объединительных войн, данные, касающиеся основания и рекрутской базы XVIII легиона, остаются неизвестными. Даже если не учитывать привычную секретность и защиту, которыми Император окружил проект космического десанта, дабы уберечь новорождённых Легионес Астартес от враждебных действий и возможного шпионажа, в данных записях отсутствуют сведения о происхождении и ранних действиях нескольких генетических ответвлений легионов. Эта группа легионов формировалась отдельно от остальных, как считается, ради довольно специфических целей. Никто, кроме, возможно, горстки ближайших и доверенных лиц Императора, которые пережили те древние и кровавые дни, не знает всей правды о той тайне, которая, скорее всего, умрёт вместе с ними.

В состав этой группы протолегионов, кроме XVIII легиона, который позже станет известен как Саламандры, входили также VI и XX. Остальные лишь в самых общих чертах знали о существовании этого «Трилистника» протолегионов. Согласно эдикту Императора и его агентов, говорить о них открыто запрещалось. Таинственность, окружавшая троицу, отдалила её от других легионов, по крайней мере подсознательно, в разумах собратьев из Легионес Астартес, особенно из-за их первых рекрутских баз (вокруг которых витали тёмные слухи), что в дальнейшем послужило поводом для некоторого недоверия. По самым разным причинам недоверие будет лишь усиливаться в отношении тех, кто позже станет легионами Космических Волков и Альфа-Легионом, но исчезнет к Саламандрам после того, как к ним присоединится примарх Вулкан. Впрочем, в ранние дни всё обстояло иначе, и к этому времени многие успели забыть, что в начале Великого крестового похода репутация XVIII легиона была куда более кровавой и воинственной, чем стала впоследствии.

Во многом их судьбу предопределило первое крупное сражение, в котором они официально приняли участие — атака Буревых галерей в последние дни Объединительных войн на Древней Терре. Легион в одиночку одержал, казалось бы, невозможную победу и выжил, понеся при этом тяжелейшие потери. Активная боевая сила недавно введённого в строй легиона сократилась с 20 000 воинов до немногим более 1 000, но тем самым он заслужил особые почести и упоминание в наградных свитках Империума. Легион стремительно восстановил былую численность, а благодаря своей победоносной репутации он получал самое новое оружие и боеприпасы, нередко в обход других. Но даже несмотря на это, из-за вынужденной паузы ему не удалось принять участие в отбытии с Терры Экспедиционных флотов.

Veteran So'bak

Космодесантник Саламандр времён Великого крестового похода

Salamanders Tartaros Terminator

Космодесантник Саламандр в тактической броне дредноута типа Тартарос

В результате XVIII стали отправлять частями, по мере подготовки новых орденов, туда, где требовалось вмешательство космического десанта. Это означало, что в течение первых нескольких десятилетий Великого крестового похода легионеры XVIII были приписаны к различным боевым группам, вроде экспедиций вольных торговцев, в качестве подкреплений и специализированных подразделений и редко сражались как единое целое. В частности, их использовали, когда в мощи Легионес Астартес нуждались тактические группировки, отправленные разбираться с внезапно возникшими угрозами в тылу продвигающегося крестового похода, вроде смертоносных космических скитальцев, которые без предупреждения появлялись из эмпиреев, рейдов корсаров-ксеносов либо опасностей, появившихся уже после колонизации звёздных систем. В большинстве таких случаев воины легиона были единственным контингентом космического десанта, который принимал участие в конфликте, что вынуждало их тесно взаимодействовать с другими войсками (нередко в роли командования и авангардных сил) и неизбежно втягивало в наиболее кровопролитные бои на самых опасных театрах боевых действий.

Поэтому XVIII нечасто сражался на поле боя, которое выбирал бы сам. Хотя легион приводил к Согласию миры довольно редко, он обладал длинным списком боевых почестей, а также славился множеством поверженных врагов и одержанных побед. Таким образом, XVIII обрел противоречивую репутацию не только избавителя, но также провозвестника кровавых событий, отчаянного положения и сражений «последнего шанса». Приписанные к XVIII легиону подразделения Имперской Армии понимали, что близящаяся битва будет смертоносной, будь то прорыв осады, отражение контратаки или действия в обороне против наступления чужаков ради защиты мирного населения. Не существовало таких препятствий, которые бы ни преодолел XVIII легион, такой капли крови, которую он бы ни пролил, такой жертвы, на которую бы он ни пошел, чтобы послужить Великому крестовому походу и защитить человечество. Ассиметричный стиль сражений, ставший настоящим пристрастием легиона, стал поводом для различного рода сплетен и слухов среди их современников, и из-за этого доблесть XVIII начала казаться уже не героической, но самоубийственной. Независимо от истинности этого утверждения, было очевидным, что единственной достойной победой для XVIII был триумф, одержанный, невзирая на все обстоятельства. Даже в самых худших случаях, вроде легендарного Мантикорского катаклизма, XVIII и не помышлял об отступлении, пусть тактическое благоразумие твердило иное. Легион кровью расплачивался за негибкие стандарты доблести и долга. В определённых кругах Императорского Дворца и верховного командования их репутацией восхищались. Но некоторые, вроде лорда-командующего Актии из XIII легиона, которого опечалили события на Мантикоре, открыто заявляли, что XVIII несёт семя собственной погибели. По их словам, легион был столь же ненадёжен, как и идеалистический V, контролировать действия которого в Великом крестовом походе становилось всё труднее, или III, чьи недостатки генетического семени ещё не исправил найденный примарх.

Кроме приостановки в росте на легион также повлияло то, что из-за постоянного истощения его численность не возрастала, как у остальных, а потери на полях битв не давали даже достигнуть штатного состава согласно предписаниям имперского верховного командования. В то же время, из-за стечения обстоятельств и осознанного выбора, воины и офицеры XVIII оставались оторванными от собратьев из других легионов. К четвёртому десятилетию Великого крестового похода, после непрерывных потерь и ротаций состава, встал ребром вопрос — сможет ли легион выжить вообще?

Рождённые в огне

Nocturne

Ноктюрн и Прометей
Примечания: Обширная тектоническая активность, эндемическая вулканическая нестабильность и мегафауна альфа-класса классифицируют планету как мир смерти. Уровень полезных ископаемых экстремис/карабус. Основной спутник Прометей: крепость-станция легиона Саламандр, оборонительные сооружения класса «Максима»

Примарх Вулкан нашелся в мире под названием Ноктюрн. Там он вырос, повзрослел и, как в случае с братьями-примархами, познал себя, и это знание впоследствии было передано его легиону. Ноктюрн — мир смерти, нестабильная вулканическая планета, которую раздирают огонь, радиационное излучение, а также разрушительные приливы, вызванные его спутником Прометеем. Ноктюрн очень богат полезными ископаемыми, особенно драгоценными камнями и металлами, но климат крайне непостоянен, а органическая флора скудна, из-за чего мир едва пригоден для человеческой жизни. Еще одну опасность на Ноктюрне представляют многочисленные формы развитых и адаптированных хищников и представителей мегафауны, закаленных местной средой обитания и постоянной борьбой за выживание. То, что за время Эры Раздора люди вообще сумели выжить на Ноктюрне без посторонней помощи, свидетельствует об их исключительной стойкости и лишний раз подтверждает истинную силу человечества.

Жители Ноктюрна, спланированно или в ходе естественной эволюции, сохранив генетическую стабильность, обрели феноменальную выносливость, заметную стойкость к резким изменениям климатических условий, гравитации и космическому излучению, которые многократно превышают человеческую норму. Во время Древней Ночи ноктюрниане регрессировали до доиндустриального уровня, но им удалось сберечь культурные особенности и социальную сплоченность, а характерными чертами этого племенного народа стали такие добродетели, как стоицизм, непреклонность перед лицом невзгод и, превыше всего, мужество. Обитатели смертоносного Ноктюрна считали свою планету «Наковальней» — бедствием, на котором выковывались люди, в первую очередь в гибельное «Время Испытаний», когда спутник Прометей находился в ближайшей точке орбиты к планете. В это время землю сотрясали бури, землетрясения и извержения вулканов, а в глубинах Ноктюрна пробуждались исполинские звери, дабы утолить свой голод.

Младенец Вулкан, подобно пылающей комете, упал среди закаленных и выносливых людей Ноктюрна, и оказался в городе-поселении Гесиод, в доме местного «кузнеца» — мастера по металлу, — который взял его приемным ребенком. Вулкан быстро повзрослел как телом, так и разумом, и впитывал культуру, в которой рос, работая в кузнице отчима и охотясь на великих ящеров и иных зверей, потревоженных пламенной натурой планеты. Позже Вулкан стал легендарным чемпионом, который защитил родной мир от намного более опасных противников — «сумеречных призраков», как их называли на Ноктюрне. На самом деле те существа были наиболее развратным и мерзким видом поработителей-эльдар, кошмарными созданиями, которые буквально питались болью и резней, и время от времени, просто для развлечения, устраивали охоту на закаленных обитателей Ноктюрна. Чтобы противостоять этой угрозе, Вулкану пришлось измениться, и легенда о нем разлетелась по всему миру. Он стал «огненнорожденным» — непобедимым воителем, который сверхчеловеческой силой обрушивал баржи поработителей с небес и десятками сокрушал ксеносов, его гранитная плоть выдерживала удары отравленных клинков. В конечном итоге Вулкан прогнал сумеречных призраков с Ноктюрна.

Прибыв на Ноктюрн, Император узрел, что его сын стал не яростным полководцем, королем-завоевателем или внушающим ужас чудовищем, но могучим защитником, отказавшимся от короны, которую мог взять силой, и для которого власть ради самой власти ничего не значила. Проверив своего сына в череде ритуальных ноктюрнианских испытаний, Император счел примарха достойным и раскрыл ему свой истинный облик. Вулкан отказался покинуть Ноктюрн, ибо он не мог оставить людей без защиты, но Император объяснил, что долг примарха был не перед одной, но многими планетами, также познавшими ужас тьмы и владычества кошмарных чужаков, и что сам Ноктюрн отныне навеки будут охранять его сыны — XVIII легион, рожденный от крови Вулкана.

Обновление на наковальне войны

Massacre Salamander

Легионер Саламандр во времена Великого крестового похода

Считается, что после того как Вулкан был найден, он не воссоединялся со своим легионом на протяжении ещё нескольких лет. Всё это время примарх оставался подле Императора и учился у него, об этом не сообщали остальному Империуму (за исключением других примархов, которых уже успели найти). Вулкан с пугающей скоростью и пониманием обучался искусству войны, истории и науке, показывая невероятный ум, а также мудрость и сострадание, не подобающее тому, кому было предназначено стать генералом и сокрушителем миров. Он сражался рядом с Императором — колоссальный безымянный воин в чешуйчатых изумрудных доспехах, словно дракон из древних терранских мифов — и прилежно учился в кузницах-арсеналах Марса вместе со своим братом-примархом Феррусом Манусом, найденным ранее. Когда пришло время воссоединиться с XVIII, которое диктовалось скорее обстоятельствами, нежели осознанным выбором, Вулкан уже был подготовлен к стоящей перед ним задаче, и начал перековывать легион.

Вулкан явился своему легиону в час величайших испытаний. XVIII, которым командовал лорд-командующий Кассиан Войн, был вынужден уйти в оборону на колонизированных мирах у Тарасского Раздела, защищаясь от волн орков-мародёров. Большинство Легионес Астартес сражались либо в Экспедиционных флотах, прорывавшихся к Восточной Окраине, либо были отозваны в резерв для отражения ужасного вторжения Рангды из Звёзд Гало, что на галактическом севере, поэтому XVIII был единственным из легионов космического десанта, способным дать отпор врагу. Невзирая на сложные обстоятельства, легион, насчитывавший около 19 000 Легионес Астартес, собрал местных защитников и держался на протяжении стандартного года. Они провели череду манёвренных сражений против миллионной армии орочьих налётчиков, рассредоточенных на сотнях кораблей-развалюх, астероидах-булыгах и десятках скитальцев. Легиону удалось эвакуировать население трёх планет Тарасской системы, хоть и страшной ценой. Командующий получил тяжёлое ранение, а остатки XVIII оказались загнанными в ловушку на мёртвом мире Антэм, став громоотводом, притягивающим к себе орков. Тарас находился вдали от линии фронта расширяющегося Великого крестового похода, и на помощь других легионов рассчитывать не приходилось, но, впрочем, XVIII ни о какой помощи не просил, ибо был решительно настроен победить в одиночку или же погибнуть, зная, что обескровив флот орков-мародеров, он спасёт множество человеческих жизней. Узнав об их бедственном положении, примарх решил не оставаться в стороне и сдвинул планы по своему присоединению к легиону.

Вулкан прибыл во главе 3 000 инициатов — первых воинов легиона, набранных на Ноктюрне, — а также с большим количеством новых военных кораблей, бронетехники и оружием, созданным по чертежам самого примарха. Его воинство обрушилось на орков-мародёров подобно грому средь бела дня. Сокрушив крупнейший скиталец на орбите Антэма, Вулкан повёл своих воинов на абордаж, огнём зачищая громадное скопление мусора и камня, а затем установил сейсмические заряды, чтобы разрушить его. Воодушевлённые неожиданной помощью остатки XVIII с удвоенной яростью бросились на осаждавших их орков. Легионеры уничтожали и рассеивали ксеносов, не обращая внимания на тающие боеприпасы и людей, не оставив даже резервов на случай поражения. Оказавшись между безжалостным молотом и наковальней, орда обратилась в бегство, но выживших безжалостно преследовали и выжгли пламенем.

После битвы две половины XVIII встретились на безжизненных коралловых равнинах Антэма. Когда их спасители сняли шлемы, терранские легионеры узрели лица братьев и генетического отца, то сразу поняли, кто они и что за ними явился их примарх. Говорят, выжившие воины XVIII легиона тут же преклонили колени, но Вулкан велел им подняться, сказав, что все его сыны равны, а он не мелочный король, который нуждается в знаках почёта. Вместо этого он сам опустился на колени, дабы отдать дань уважения тем жизням, которые спасли воины, и цены, которую они заплатили. Затем, отыскав смертельно раненого лорда-командующего Война, примарх официально принял свой легион, преподнеся павшему воину оторванную силавую клишню орочьего ваиводы. Войн разломал её, дабы закрепить договор между Вулканом и легионом — отныне они будут сражаться за него, но и он в свою очередь будет сражаться за них.

После сражения за Антэм Вулкан приступил к перековке и воссозданию легиона, желая при этом сохранить и почтить дух самопожертвования Империуму, а также проявленную легионерами отвагу. Но примарх был решительно настроен сделать его более дисциплинированным и мудрее в способе ведения боевых действий. Первым делом Вулкан собрал разрознённые отряды и объединил их в единое целое, при этом не забывая об обязательствах легиона, вроде содержания постоянного гарнизона в «Гэрионской глуби» на случай возвращения мантикор.

Собрав войска, Вулкан вернулся с легионом на Ноктюрн, где под его руководством на Прометее возвели могучую твердыню, не уступавшую любой крепости других легионов в Империуме, которая стала служить штабом и арсеналом. Сам же Ноктюрн с этого времени превратился в источник большинства рекрутов. Здесь легион был реорганизован, перевооружён, и, что главнее всего, Вулкан дал ему единую цель и верование. Для этого он воспользовался не только тем, чему научился у Императора и что узнал про имперскую военную машину, но и культурой и глубокими воинскими и мистическими традициями Ноктюрна, на которых вырос. Вулкан поступил мудро, не став отказываться от бесценного опыта терранских ветеранов, и выказал им должное уважение, а также высоко оценил их свершения. Показательным решением стало то, что он перенёс геральдику XVIII в реформированный легион, а лучших воинов определил в Погребальную Стражу, своих преторианцев — элитный отряд магистров орденов, которые будут служить ему в качестве телохранителей, как воплощение стандартов, которые он установил для легиона. Для первого повелителя XVIII, Кассиана Война, Вулкан собственноручно изготовил уникальный саркофаг дредноута, «Железный Дракон», дабы Войн служил кастеляном и протектором Прометея, а также являлся символом для будущих легионеров.

Обновлённый легион был назван в честь величайших хищников Ноктюрна — древних и смертоносных ящеров, чья кровь была пламенем, а шкура столь же прочна, как изумрудная сталь. Легион получил имя — Саламандры. Выбор Вулкана имел двойной смысл, ибо саламандры — не только невероятно сильные монстры с огромным тотемным значением для местных жителей, они также проявляли непоколебимую преданность родне и потомству и были наиболее свирепы, когда защищались. Именно выбеленный череп одного такого зверя — Касара — украшал наплечник примарха, и легион с готовностью принял новый символ.

Когда легион Саламандр спустя пару лет в полном составе покинул Ноктюрн, он занял место в авангарде Великого крестового похода, сокрушая империи чужаков и приводя потерянные миры в лоно Империума. Хотя ему никогда не достигнуть численности таких легионов, как Тёмные Ангелы или Железные Воины, его мощь и боевые умения были неоспоримыми, а ведение боевых действий — образцовым. Легион был закалён в сражениях и не раз доказал свою ценность, сумев сохранить бесстрашие и яростный дух Вулкана, которые теперь контролировались и держались в узде стоицизмом, отсутствием гордыни и взвешенной решимостью. Вулкан даровал своему легиону сосредоточенность, цель и мудрость. Больше о Саламандрах не говорили, что они скоры на гнев и слепо бросаются в бой, но когда всё же решали дать выход гневу, он был неодолим и грозен, как вулканическая ярость тёмного мира, который Саламандры теперь называли родным домом.

После того, как Вулкан реорганизовал Саламандр, говорят, что эта организация до сих пор сохраняется в ордене: 7 рот, каждая из которых набирается из 7 великих поселений Ноктюрна и находится под управлением капитана из этого поселения. Точное количество орденов, из которого состоял легион во времена Великого крестового похода, неизвестно, но их было как минимум 34.

Ересь Хоруса

«Кризис есть истина, что очевидно и не оспаривается. Это также ясно и кузнецу, и архитектору; ни один клинок не может считаться надежным, пока не скрестится с другим в бою; ни одну башню нельзя назвать прочной, пока на нее не обрушится буря. Так же и с людьми – в ужасе, в страшных невзгодах, во тьме разрухи и отчаяния, только тогда ты узнаешь им цену, только тогда увидишь, кто они на самом деле»
– Из «Книги девяти криптографов», автор неизвестен, М7

Роль Саламандр во время Ереси Хоруса не очень хорошо известна имперским учёным: точно известно лишь, что легион вместе с Железными Руками и Гвардией Ворона был частью первой волны атаки в битве на Истваане V. После того, как стало известно о предательстве Хоруса и уничтожении Истваана III, Император приказал семи легионам космодесанта атаковать войска своего сына и бывшего друга. Однако, среди этих семи легионов четыре оказались предателями.

Приземлившиеся силы первых трёх легионов вступили в жесточайшую битву, и через некоторое время, несмотря на свои боевые навыки, были вынуждены отступить к зоне высадки для перегруппировки, которую к тому времени уже укрепили четыре легиона предателей, составлявших вторую волну атаки. И тогда силы второй волны открыли огонь по измотанным войскам отступавших космодесантников. Три лояльных легиона попали между молотом войск Хоруса и наковальней укреплений зоны высадки. Несмотря на их героизм, они были почти полностью уничтожены, и лишь горстке боевых братьев удалось спастись в этот роковой день.

После этого поражения Саламандры и два преданных легиона уже не могли выполнять какие-либо поручения Императора и провели большую часть Ереси, восстанавливая свои силы.

Известные битвы и камапании

За тысячелетия, которые минули с темных времен Ереси Хоруса, Саламандры сражались в бессчетных войнах и стяжали великую славу за мудрость и упрямую решимость в бою. Справедливо замечено, что Саламандры никогда не поднимут оружие и не станут нести разрушение без веской на то причины, но если они все же решают выплеснуть свой гнев, то становятся стремительной и ужасающей силой, подобной вулканической ярости их родного мира.

Объединительные войны

  • Штурм Буревых галерей — одна из первых кампаний легиона. XVIII протолегион, ценой практически полного уничтожения, выполняет задачу поставленную Императором Человечества.

Великий крестовый поход

  • Седнийская кампания — вместе с семью другими легионами, XVIII сражался в полной темноте на поверхности рукотворного мира, построенного ксеносами на самом краю Солнечной системы. Победа в этой битве ознаменовала то, что теперь вся материнская система человечества вновь полностью перешла под контроль людей, впервые с начала Эры Раздора.
  • Война в Тарасском Разделе — во время кампании легион спасает найденный примарх.
  • Освобождение скопления Шоксуа — сражаясь совместно с легионом Железных Рук в составе 184-го Экспедиционного флота, Саламандры во главе с Вулканом очистили скопление от зеленокожей заразы. Сражение оказалось гораздо более жестоким, чем ожидалось, вплоть до того, что примарх Феррус Манус в шутку сказал, что его рука устала от убийства стольких орков, на что Вулкан ответил: «Плоть слаба, но деяния вечны». Эта фраза настолько понравилась Горгону, что со временем стала девизом его легиона.
  • Приведение к Согласию мира 154-4 (Ибсен/Кальдера) (ок. 001.M31) — Саламандры во главе с Вулканом совместно с легионами Железных Рук и Гвардии Смерти, возглавляемых собственными примархами, проводят военную кампанию на диком мире Ибсен, населённом экзодитами и одичавшими человеческими племенами. При дальнейшем изучении выяснилось, что местное человеческое население было потомками жителей Ноктюрна, похищенных тёмными эльдар и освобождённых затем их сородичами с миров-кораблей. В благодарность за спасение бывшие пленники стали поклоняться своим спасителям. В ходе боевых действий Вулкан совместно с братьями уничтожил сеть врат Паутины, раскинутых по планете, и истребил всех эльдар на ней. Однако, обеспокоенный порчей ксенопоклонничества, завладевшей местными племенами, примарх Саламандр с тяжёлым сердцем отдаёт приказ сжечь Ибсен дотла, вместе со всем населением. После этого мёртвый мир переименовали в Кальдеру и заселили новыми колонистами. Долгие годы после этого борьба между чувством вины и долгом мучает Вулкана.
  • Приведение к Согласию мира 154-6 (Хараатан) (ок. 001.M31) — вскоре после завершения кампании на Кальдере Саламандры во главе со своим примархом приняли участия в операции по покорению мира, известного как Хараатан. Действуя совместно с Повелителями Ночи, возглавляемыми Конрадом Кёрзом, а также при поддержке нескольких полков Имперской Армии и титанов из Легио Игнис, XVIII легион достаточно быстро привёл 154-6 к Согласию. Однако крайняя жестокость и садизм, демонстрируемые Ночным Призраком и его легионерами, возмутили Вулкана. Чаша терпения примарха Саламандр была переполнена, когда по приказу Кёрза Повелители Ночи истребили мирное население целого города, для устрашения остальной планеты. В результате произошла короткая стычка примархов, которая посеяла семена вражды между ними.

Ересь Хоруса

После Ереси Хоруса

Salamanders Tactical Marine

Тактический космодесантник ордена Саламандр

  • М35 — рейд на Комморру.
  • М36 — Война огней. Саламандры, более обеспокоенные безопасностью мирных жителей, чем исполнением предписаний Имперского Культа, вызывают гнев правой руки тирана Гога Вандира, архи-кардинала Периньо. Именно он объявляет Прометеев культ еретическим. В последовавшей за этим войне пять рот Саламандр были выслежены и атакованы в мире Нью Фолли тремя орденами Адепта Сороритас, действующими при поддержке огромной армии верующих. Сначала сражаясь только для того, чтобы защитить себя, Саламандры начали яростно контратаковать, когда жертвами фанатиков стали ни в чём не повинные мирные жители городов-ульев планеты. К счастью, вскоре приходит известие о казне Периньо Инквизицией, и армия Экклезиархии спешно отступает.
  • 793.М40 — участие Саламандр в сражении на Орбулаке.
  • М41 — после убийства планетарного губернатора на дождливом мире Вапорис и последовавшего восстания, Саламандры были направлены в помощь 135-му полку Фаланкса для отвоевания Афиума, столицы планеты.
  • М41 — Саламандры сражались с восстанием на шахтерском мире Стратос. Однако восстание было всего лишь отвлекающим манёвром, скоординированным Воинами Дракона под предводительством колдуна Нихилана с целью кражи артефакта, известного как «десайфрекс» с летающих городов планеты.
  • 878.М41 — отец кузни Ге'стан в личной схватке убивает Тразина Неисчислимого, после того как некрон попытался выкрасть копьё Вулкана для персональной коллекции.
  • 941.М41 — Вторая война за Армагеддон. Под предводительством магистра ордена Ту'Шана, вступившего на этот пост всего тремя годами ранее, Саламандры сражались без тени сомнения. Кроме всего прочего, они смогли защитить мост через реку Стигия от многочисленной армии Культа Скорости и предотвратили разрушение очистных сооружений на реке, и тем самым спасли Улей Темпестора от медленной смерти от обезвоживания. К сожалению, улей через некоторое время пал, но действия Саламандр позволили эвакуировать его жителей до его захвата орками. Саламандры сражались во многих великих войнах, но даже их самые достойные свершения померкли перед стойкостью, которую они показали во время Второй войны за Армагеддон. В то время как Кровавые Ангелы нацелились на уничтожение орочьей орды, а Ультрамарины выделили свои силы на защиту уцелевших городов-ульев, Саламандры взяли на себя необходимую, но грязную работу по защите конвоев снабжения и колонн беженцев, сражаясь в арьергарде с орочьими силами. Они были настолько успешны в выполнении этой трудной задачи, что все людские защитники Армагеддона признали их как надёжных и отважных союзников — репутация, которой не могут похвастаться другие, более непредсказуемые ордены.
  • 943.М41 — Токранский крестовый поход. Тразин Неисчислимый заявляет, что нашёл Песнь Энтропии — один из пропавших артефактов Вулкана, — что выливается в десятилетнюю войну между Саламандрами и некронами Солемнейса. Как выясняется, Тразин блефовал, чтобы заманить Ге'стана в ловушку при наступлении на Токран и вновь попытаться прикончить отца кузни с целью заполучить желаемое копьё Вулкана. По колено заваленные останками противников, космодесантники 6-й роты сражаются спиной к спине, не переставая отстреливаться от окружающих некронов из болтеров и огнемётов. За всё время битвы погибает 40 боевых братьев, но в итоге Ге'стан снова побеждает Тразина.
  • 955.М41 — восстание Килленета.
  • 966.М41 — Протеанский инцидент — Огнедышащие Драконы Саламандр попали в засаду Повелителей Ночи во время исследования заражённого генокрадами космического скитальца. Несмотря на то, что в ходе битвы было убито несколько терминаторов, Огнедышащие Драконы непреклонно наступали и в конце концов уничтожили обе угрозы.
  • 975.М41 — защита Ноктюрна.
  • 980.М41 — война Прометея.
  • 988.М41 — кампания Огня и Стали.
  • 989.М41 — сожжение Мизы.
  • 995.М41 — крестовый поход Кровавой Чумы.
  • 998.М41 — 5-я рота была направлена на операции по поиску и уничтожению на несколько миров субсектора Геркулес, которые подозревались в том, что являлись мирами-гробницами некронов.
  • 999,М41 — Третья война за Армагеддон. Когда Газгкулл начал свою новую атаку на имперские силы на Армагеддоне, Саламандры были одними из первых орденов, ответивших на запрос о помощи, послав семь полных рот под руководством магистра ордена Ту'Шана с его Огнедышащими Драконами. В дополнение к 70 Саламандрам 6-й роты под командованием сержанта В'рета, направленных в Улей Адский Предел для поддержки Чёрных Храмовников, Саламандры осуществили несколько контратак на каменные форты орков, приземлившиеся вдоль реки Хемлок. Предпочитая ближние бои в лабиринтах грубо прорытых туннелей Глыб дальнобойным перестрелкам в пустыне, Саламандры заставили орков заплатить высокую цену за их дерзость. К Сезону Огня как минимум девять Глыб были уничтожены атаками Саламандр, убивших бесчисленные тысячи грязных зеленокожих. Многие ордены сражались во имя Императора или ради персональной славы. Из более чем двадцати орденов лишь Саламандры сражались за людей Армагеддона. По слухам, между Ту'Шаном и капитаном Виньяром из ордена Зловещих Десантников дошло до драки, когда последний приказал расстрелять лагерь беженцев, в который пробрались орки. Говорят, что Виньяр оставил мирных жителей на смерть, так как у него «не было времени» защищать их — точка зрения, которая сильно разозлила магистра Саламандр. После Сезона Огня лишь две роты были оставлены для защиты основных населенных пунктов, а технодесантники ордена занялись восстановлением уничтоженной инфраструктуры. Ту'Шан также оставил отделение Огнедышащих Драконов с Кровавыми Ангелами в качестве почётного караула павшего капитана Тихо.
  • Дата неизвестна — осада Ксароса — почти стодневная битва войск Саламандр и Имперской Гвардией против некронов из династии Саутех на пробуждённом мире-гробнице Зикорак. В конце концов, штурмовой отряд Ультра ордена Саламандр сумел уничтожить владыку некронов Арамаха.

Огни Фэистос Осириса (533.М39) 

Из всех войн, в которых за минувшие тысячелетия стяжал славу орден Саламандр, именно оборону важного кардинальского мира от орков чаще всего преподносят как ярчайший пример роли Адептус Астартес в защите Империума. История той великой битвы со временем обросла мифами и легендами, но ее неустанно продолжают описывать как в трактатах по тактике, так и восхвалять в церковных проповедях. Долгое время, предшествовавшее этому великому испытанию, Фэистос Осирис был одиноким маяком человеческой цивилизации и центром власти всей северной части сегментума Ультима, который на галактическом северо-востоке граничит с варп-вихрем, который известен как Шторм Гнева Императора. Этот бесспорно важный кардинальский мир был и остается столицей Осиранского сектора, здесь находятся повсеместно известная базилика святого Тота Заступника, а также главная Схола Прогениум сектора. Поэтому он и являлся центром духовного и светского контроля Империума в этом всеми забытом регионе. В 533.М39 путь огромного орочьего Waaagh! под началом ваиводы Змеекусов Рукриппы пересекся с Фэистос Осирисом, угрожая погрузить весь Осиранский сектор в первобытный мрак. Когда три гигантских смерть-скитальца Рукриппы появились в системе Осириса после опустошения десятков удаленных аванпостов и колонизированных миров, орки обнаружили, что их уже ждет весь орден Саламандр, да еще и не один. Так как орков удалось обнаружить заблаговременно, орден возглавил целую армию дисциплинированных солдат, набранных из учеников Схолы Прогениум, и сотен тысяч паломников-ополченцев, которые взялись за оружие в ответ на проповеди священников базилики. Все они в едином порыве встали на защиту мира, слишком важного для того, чтобы попасть в руки врагов, не говоря уже о миллиардах человек, которые в случае их поражения будут обречены на мучения и смерть. Но защитники Осириса все равно ужаснулись, когда миллионы орков и целые боевые стада сквигготов из смерть-скитальцев принялись спускаться на самодельных десантных кораблях и «падающих капсулах» на священную землю планеты.

Возглавив сопротивление, Саламандры возвели сложные эшелонированные укрепления, которые не позволили бы врагу воспользоваться ресурсами планеты. Они решили использовать тактику «выжженной земли» — отступать из внешних планетарных зон, попутно оставляя ловушки, протяженные минные поля и засады, чтобы сломить и рассеять армию вторжения, прежде чем она сможет перейти в полномасштабное наступление. Гражданские, которые не могли сражаться — старики, калеки и дети, спрятались в убежищах огромного комплекса базилики и множестве священных зданий осиранских храмов-городов, и от этого решимость паломников-ополченцев укрепилась еще больше. Когда неисчислимая орда орков, которая уже впала в ярость от того, что враг избегал открытых боев, принялась раз за разом накатываться на городские стены, подобно ревущей гибельной волне, Саламандры начали разить врагов пламенем и яростью, усиливая оборону в самых опасных местах и с нерушимой волей повергая жестоких и бесчеловечных орков. Мудрые и стойкие Саламандры обращали убийственную ярость зеленокожих и их слабую дисциплину против них самих же — заводили в заранее подготовленные огневые мешки, выслеживали и уничтожали командиров, после чего в воцарившемся смятении уничтожали бессчетное число врагов. Им удалось отразить первое широкомасштабное наступление, не потеряв ни одного храма-города, хотя ради этого пришлось пожертвовать жизнями многих защитников. Именно тогда Саламандры приступили ко второму этапу своего плана.

Используя для скрытного передвижения фазу «затмения» осиранского солнца, корабли Саламандр при поддержке эскадр боевого флота Ультимы вступили в яростный бой со смерть-скитальцами Рукриппы. Медлительные огромные космические скитальцы не могли прицелиться в приближающиеся с низкой орбиты корабли, поэтому вскоре были окружены флотом и беспощадно обстреляны и торпедированы. Размеры и вес смерть-скитальцев были таковы, что даже столь мощная бомбардировка сумела оставить на их поверхности всего лишь незначительные повреждения, но под прикрытием беспрестанной канонады избранные отделения терминаторов Огненных Змиев предприняли отчаянные телепортационные рейды и разместили в глубинах космических скитальцев сейсмические заряды. Цепочки атомных взрывов разорвали смерть-скитальцы на части, и миллионы тонн металла и камня начали постепенно разваливаться, а среди обломков, подобно вспышкам молний, расцветали вторичные взрывы.

Небеса Фэистос Осириса внезапно подернулись бурями и окрасились огненными метеорами падающих с орбиты обломков. Орки, основная масса которых принадлежала к суеверному клану Змеекусов, очень встревожились, посчитав это дурным предзнаменованием от самого Горка (а может и Морка) за то, что они не смогли захватить ни один храм-город, и вскоре между ними завязались драки. Рукриппе пришлось взять дело в свои руки — он собрал все свои войска, подобно стиснутому кулаку, и нанес удар по Санктису, величайшему храму-городу, поклявшись перед своими нобами и чудилой захватить его либо погибнуть. Даже фанатичным защитникам города пришлось отступить, когда десятки гигантских сквигготов выбили ворота и растоптали баррикады. Волна озверевших орков растеклась по священному городу подобно кровавой реке, круша и убивая все на своем пути. Но лишь первые яростные Зубы Кибоара добрались до ступеней базилики, как Саламандры захлопнули последнюю ловушку, и город поглотило пламя.

Из множества водосточных труб и раскрытых пастей горгулий на церквях разом выплеснулись тысячи галлонов прометия, выкачанные из резервуаров глубоко под городом, и вспыхнули, когда давно установленные огненные заряды уничтожили жилые блоки, а орудия на великой базилике открыли огонь зажигательными снарядами. Город загорелся, а вместе с ним и орки. Обезумевшие от неконтролируемого огня сквигготы затоптали сотни орков и расстроили всякий порядок, который еще оставался в орде зеленокожих. И когда рушились святыни и галереи, а небеса полнились пеплом, Саламандры пошли в последнюю контратаку, ступив на адское поле боя, которое было для них родным домом. Вышедшие из катакомб и убежищ воины открыли огонь из мельт и огнеметов, усиливая бушующий кругом пожар. Вместе с ними в битву ринулись фанатики из искупителей. Одеяния самоубийц вскоре воспламенились от обжигающего воздуха, но они продолжали идти, даже при смерти распевая гимны и ниспровергая врагов раскалившимися добела клинками и горящими плетьми. Честь нанести сокрушительный удар даровали Огненным Змиям, которые спустились из небесной тьмы — пилоты «Громовых Ястребов» и штурмовых таранов, прошедшие тренировки в вулканическом небе Ноктюрна, с легкостью облетали горящие обломки, дабы доставить роту ветеранов в ад, который царил на поверхности планеты.

Рукриппа погиб подле алтаря великой базилики. В одних докладах упоминается библиарий Саламандр с мечом из огня, тогда как в других историях говорится о том, что чудовище пало от руки пламенного воплощения самого святого Тота. Какой бы ни была истина, со смертью Рукриппы его Waaagh! умер вместе с ним. В последующие недели войска истребили остатки сил зеленокожих, а обломки уничтоженных на высокой орбите смерть-скитальцев сформировали кольца вокруг планеты. Вести о столь великой победе мигом разлетелись, и вскоре уже по всему Империуму ходили легенды об «Огнях Фэистос Осириса». Ради уничтожения орков ордену пришлось пожертвовать храмом-городом Санктис, но великая базилика все же уцелела, хотя ее шпили стали полуночно-черного цвета от копоти. В торжественной обстановке благодарные кардиналы и командиры Фэистос Осириса преподнесли Саламандрам боевое знамя, сшитое из посмертного одеяния самого святого Тота, на котором изображен окутанный пламенем силуэт великой базилики. Знамя до сегодняшнего дня остается почитаемой реликвией ордена.

Очищение лун Имгарла (754-756.М41)

С появлением тиранидов, которые угрожают существованию самого Империума, с некоторой долей шока стало понятно, что коварные генокрады, долгое время терзавшие человеческие миры, в некотором роде присоединились к этой новой, куда большей опасности. Согласно указу Высших Лордов Терры действия против заражения генокрадов приобрели высший приоритет. Саламандрам, которые принимали участие в этой кампании по ксеноциду, поручили трудновыполнимую задачу — навеки очистить от генокрадов луны Имгарла. Эти падшие существа обитали там испокон веков, и, полагают, именно оттуда они и произошли. С помощью магосов биологис из Адептус Механикус Саламандры составили детальный план штурма — при помощи санкционированного использования химического оружия они выжгут большую часть атмосфер и уничтожат густые джунгли на поверхностях, лишив тем самым подлых врагов кислорода и укрытий, а затем высадятся и очистят древние туннели, которые испещряли луны.

Саламандры продвигались в непроглядном мраке вслед за буровой установкой «Термит» Адептус Механикус, пока паукообразные сервиторы разведывали путь в лишенном света подземном мире, методично зачищая туннель за туннелем. Генокрады имгарлской ветви были ужасными чудищами, способные адаптироваться к любым противникам и достаточно сильные, чтобы без труда одолеть даже космического десантника. Когда из тьмы на Саламандр с шипением ринулась волна нечеловечески быстрых существ, они вступили в бой, который могли надеяться выиграть лишь Адептус Астартес. Саламандры продвигались все глубже и глубже, сталкиваясь по пути с огромными безглазыми мутантами и невероятно сильными повелителями выводков, чьи когти одним ударом могли разорвать терминатора. Потери среди космических десантников стремительно росли, но каждую атаку генокрадов они встречали штормом огня или сокрушали громовыми молотами и, несмотря на часы отчаяния и безысходности, Саламандры оставались непоколебимыми. Кровавая кампания продлилась почти два года, прежде чем магосы биологис не огласили, что Имгарл теперь свободен от древней угрозы, хотя его темное наследие будет и дальше жить в тенях бессчетных холодных трюмов кораблей, темных космических скитальцах и на обреченных мирах.

Участие в Бадабской войне (906.М41)

Впервые Саламандры открыто приняли участие в Бадабской войне в 906.М41, хотя многие годы они с растущей тревогой следили за событиями Бадабского раскола. Ноктюрн находится на значительном удалении от зоны Мальстрима, но Саламандры не раз здесь бывали и принимали участие в местных конфликтах, благодаря стабильному варп-пути через регион Тусклых Звезд. Нежелание ордена вмешиваться в войну усиливалось тем, что Саламандры относительно недавно сражались вместе с Астральными Когтями и Огненными Ястребами в кампании в Ликантском Течении в 810-х М41. Орден очень беспокоился из-за зарождающегося конфликта и отказывался принимать чью-либо сторону, несмотря на прямые призывы как Астральных Когтей, так и Огненных Ястребов на ранних этапах конфликта. Это продолжалось до тех пор, пока инквизитор Фрэйн не представил доказательства того, что орден Гурона отринул все свои древние соглашения, поэтому Саламандрам в конечном итоге пришлось вступить в войну. К сожалению, большая часть ордена была занята в других конфликтах, поэтому Саламандры быстро собрали все доступные войска, которые возглавил капитан потрепанной боями 2-й роты Пеллас Мир'сан. Этот воин в будущем сыграет важную роль в войне и ее последствиях. По большей части группировка состояла из Саламандр 2-й роты, которые восстанавливали силы и перевооружались после тяжелой войны с Железными Воинами в туманности Головы Смерти. К роте присоединились резервные части из гарнизона Ноктюрна, а также несколько ветеранов-инструкторов и около 30 Огненных Змиев, которые служили почетной стражей Мир'сана. Они были обеспечены кораблями, транспортом и оружием из хранилищ на Прометее. Саламандры так разгневались на Тирана, что группировку усилил Гекстад Древних: 6 почтенным дредноутам ордена, некоторые из которых не просыпались уже более четырех столетий, предстояло делиться вековечной мудростью с Мир'саном и изливать свой гнев на врагов ордена. Группировка Саламандр, хотя и была относительно небольшой по сравнению с некоторыми контингентами лоялистов, до самого конца войны принимала активное участие в космических и наземных сражениях. Орден сыграл ключевую роль в некоторых важнейших событиях Бадабской войны, например, в Ангстромском инциденте, вторжении на Шаприас и отделении ордена Палачей от остальных сепаратистов, последовавшем за событиями «Красного Часа» и финальной осады Бадаба.

Численность легиона перед Ересью Хоруса

Перед началом Ереси Хоруса большая часть легиона Саламандр перевооружалась и получала новое снаряжение на Ноктюрне после продолжительной кампании по искоренению ксеносов близ галактического ядра. Поэтому они ответили на призыв отправиться к Истваану V, послав большую часть своих сил. Хотя после Резни в Зоне Высадки все данные уже невозможно проверить, считается, что вместе с примархом на Истваан V высадилось около 83 000 космических десантников, которые во время боевых действий понесли фактически тотальные потери, в некоторых источниках достигавшие 98%.

Тем не менее у легиона имелись другие подразделения, которые не отправились в систему Истваана, и тем самым избежали кровавого катаклизма. Наиболее многочисленными среди них были полностью укомплектованный и автономный гарнизон на «Герионской глуби», а также войска кастеляна Прометея, насчитывавшие 2 000 и 3 000 воинов соответственно, не учитывая полнокровного резерва из неофитов, которые проходили обучение на Прометее, а также несколько линейных рот, развёрнутых в других местах. Суммарно с силами, высадившимися на Истваане, они составляли активную численность легиона Саламандр, которая к окончанию Великого крестового похода исчислялась приблизительно в 89 000 Легионес Астартес, что делало его одним из самых малочисленных легионов. Свидетельством несгибаемой стойкости, духовной и психологической силы Саламандр, невзирая на потери на Истваане — которые для легионов того времени считались фатальными, — было то, что легион сумел сохранить единое командование и восстановить силы, не упав в пропасть забвения и превратившись в кровавый шип в боку предателей до конца войны Ереси. Кроме того, восстав из пепла, легион стал важной составной частью обороны Империума от предателей и отступников в последовавшие тёмные времена.

Бронетанковые войска легиона

Поскольку Саламандры отдавал предпочтение схваткам на ближней дистанции и использованию сокрушительной мощи против вражеских твердынь, они содержали обширный парк транспортных средств. Зачастую они на временной основе приписывались к ротам, и нередко перебрасывались, чтобы наилучшим образом соответствовать нуждам текущей кампании. Как и все прочее снаряжение Саламандр, машины проектировались и создавались по улучшенным чертежам, нередко превосходя свои СШК, считаясь при этом настоящими произведениями искусства.

Вспомогательную технику легиона развернули на полях Истваана V в огромном количестве, но, насколько известно, не уцелело почти ничего. Единственное известное исключение — «Громовой Ястреб» под названием «Охидоран», который прорвал заслон эскадрильи «Штормовых Орлов» и «Примарис-молний» предателей и приземлился на медицинской площадке лояльных легионов. Его загрузили тяжелоранеными воинами, очень сильно превысив максимальную вместимость. Затем «Охидоран» вновь взлетел под управлением раненого легионера Гвардии Ворона Кирхана, потерявшего правую ногу до колена от залпа автопушки и эвакуированного на медицинскую площадку. Он занял место убитого пилота и посадил корабль на крейсер «Чернокнижник». Несмотря на тяжелые повреждения, «Чернокнижник» был одним из немногих кораблей Саламандр, которому удалось спастись от флота предателей и скрыться из системы Истваана. Девять месяцев спустя крейсер достиг имперского аванпоста, везя на борту 38 раненых Саламандр, 17 Гвардейцев Ворона и 3 Железных Рук, выживших в резне.

Осадная группа Саламандр «Магнор»

Как и многие другие легионы, Саламандры часто формируют бронетехнику в крупные соединения особого назначения. Осадная группа «Магнор» была одним из таких подразделений, созданным на основе осадных танков «Тифон» при поддержке полнокровных рот танков «Хищник-Разрушитель» и новых «Сикаранов» в качестве авангардных сил. В отличие от большинства других групп Саламандр, которые считались временными отрядами, созданными для одного задания или кампании, а затем реорганизовывались соответственно новым требованиям Великого крестового похода, группа «Магнор» под командованием центуриона Магнора Ха’кена действовала на постоянной основе. Раз за разом группа доказывала свою эффективность, применяя грубую огневую мощь, чтобы Саламандры могли избежать дорогостоящих наступлений пехоты.

Группа «Магнор» высадилась на Истваан V позже других сил и не была развёрнута на переднем крае наступления лоялистов, вместо этого войдя в состав резерва Саламандр, который располагался недалеко от зон высадок лоялистов. После предательства легионов, составлявших вторую волну атаки на Истваан V, группа «Магнор» попала в окружение и была отрезана от примарха и остальных Саламандр. Вместо того чтобы закрепиться или попытаться вырваться из Ургалльской низины, центурион Ха’кен из своего танка «Тифон» «Абраксус» отдал приказ всей группе контратаковать. При помощи двух других уцелевших сверхтяжёлых танков «Тифон» Ха’кен стал прокладывать путь через окружившие их силы Альфа-Легиона, пытаясь добраться до Вулкана. След разрушения, который оставляли за собой танки Саламандр, оборвался лишь тогда, когда по ним дал огненный залп предательский титан типа «Император» «Диес Ирэ», уничтожив при этом множество подразделений Альфа-Легиона вместе с танковыми ротами самих лоялистов.

Структура подразделений и войсковых соединений во времена Великого крестового похода, Ереси Хоруса и во времена после окончания Ереси

Ещё до того как Вулкан унаследовал легион, XVIII за относительно короткий промежуток времени после отбытия с Терры и начала Великого крестового похода успел проявить собственный уникальный характер. В целом он следовал инструкциям и предписаниям, которые были изложены в «Принципиа Белликоза» Имперского военного командования, но рассредоточенность и склонность к ассиметричным боевым действиям (отличавшие его от других легионов) послужили причиной изменений в его структуре и тактике.

Отряды уровня рот, имеющие штатный состав от сотни до двухсот Легионес Астартес под началом капитана, были основным подразделением стратегических действий и материально-технического обеспечения, необходимость же в более крупных формациях, вроде батальона и ордена, возникала довольно редко. Высшее командование легиона считалось своего рода тяжёлым стратегическим резервом, который применялся только там, где был наиболее необходим, и обычно занималось распределением подкреплений по многочисленным фронтам. Но во время сражений обстоятельства в сочетании с характером вынуждали легион действовать на относительно малых дистанциях, на которых он мог одолеть превосходящего врага, используя преимущества замкнутого пространства или штурма.

Благодаря физической силе, выносливости и неукротимой ярости космические десантники наносили несоизмеримый урон практически любому врагу, хотя зачастую высокой ценой. Подобная тактика естественным образом привела их к использованию опустошительного оружия ближнего радиуса действия, например, огнемётов, волкитных излучателей и мелта-оружия. Такой тенденции способствовало также то, что ещё до обретения Ноктюрна глубокие технические познания легиона позволяли и обычным воинам использовать, а также собственноручно создавать продвинутое вооружение, даже когда легионеры оказывались рассредоточенными по разным контингентам с нарушенными линиями снабжения.

Первым делом Вулкан объединил рассеянный легион и положил конец его временной стратегической организации, устроив всё таким образом, чтобы по возможности сохранить у составных подразделений XVIII дух автономности и самодостаточности, в чём примарх видел благо, если только закалить его общей целью. На стратегическом уровне Вулкан разделил легион на семь «Царств», каждое из которых названием и духом было связано с одним из семи городов-поселений Ноктюрна. Во главе каждого из них он поставил лорда-командующего, носящего титул протектора, которые дали клятву, что будут не только сражаться за Императора, но и оборонять города-поселения во время нападений (лорд-командующий 1-й роты считался протектором Гесиода, и так далее). Города-поселения служили центрами набора легиона и средоточием его власти, таким образом привязывая легионеров к людям, ради которых они сражались. В конечном итоге каждый город оказал своё уникальное влияние на развивающиеся традиции легиона.

Крепкие узы между Саламандрами и народом Ноктюрна быстро связали преданностью и дружбой ряды каждой роты. Неизбежное соперничество между ротами только сильнее подпитывала природа этих отношений, которая, поумеренная учениями Вулкана, подвигала воинов к новым вершинам героизма и свершений. Всё это нашло отголосок в культуре Ноктюрна — там конфликты надлежало решать чередою нередко опасных ритуальных испытаний и состязаний, дабы отделить достойных от недостойных, а праведников от грешников. Благодаря подобной системе общество только усиливалось, не ослабевая от внутренних распрей, предательства и мелкой вражды. Следует отметить, что набор рекрутов на Ноктюрне имел и обратную сторону, ибо легион слишком медленно наращивал свою численность.

Хотя часть новобранцев продолжала поступать в легион с Терры и ближайших к ней миров, их было недостаточно, чтобы повлиять на решение проблемы, к тому же Вулкан не принял технику быстрого инициирования, как поступили некоторые легионы в позднейшие годы. Невзирая на небольшую численность, жители Ноктюрна были закалёнными людьми, сильные телом и психологически устойчивые, и являлись превосходными субъектами для принятия в легион с очень низким уровнем отторжения имплантатов.

Вулкан заставил легион изменить отношение к ассиметричному способу ведения войны, который ранее практиковал XVIII, умерив стремление воинов к самопожертвованию пониманием того, чем оно может обернуться в более долгосрочной перспективе. Кроме того, благодаря железной дисциплине и неустанным тренировкам, а также превосходному снаряжению, легионеры в совершенстве освоили сражения на близкой дистанции и проведение операций в зонах морталис. Именно под руководством Вулкана Саламандры прославились искусными мастерами, создающими великолепное оружие: начиная болтерами, состоящими на вооружении у обычных воинов, и заканчивая беспощадными орудиями разрушения, которые несли в бой дредноуты легиона. Каждое оружие являлось воплощением смертоносной красоты, а также образцом формы и функциональности. Соответственно, Саламандры имели в составе большое количество подразделений, оснащённых специализированным вооружением. Особенно это касалось огнемётных отделений, включая уникальную элиту воинов-пирокластов, которые были вооружены прототипами высоко адаптированного оружия огневого проецирования. Также стоит упомянуть о легионерах, закованных в терминаторскую броню, которая считалась одной из мощнейших среди всех легионов. Владелец таких доспехов собственноручно украшал и модифицировал их, а еще Саламандры одними из первых стали использовать штурмовые щиты.

Также легион Саламандр содержал значительный арсенал тяжёлой техники и других машин войны, который по численности и разнообразию мог сравниться с иными, куда более крупными легионами. В арсенале был заметен уклон в сторону танков, бронированных таранов, боевых кораблей и мобильного оружия поддержки вместо статичной артиллерии, легких скиммеров и быстрых атакующих машин, хотя недостатка в них Саламандры также не испытывали. Причина заключалась в том, что легион в тактике не отдавал особого предпочтения войне на истощение, но и не ценил скорость превыше прочности. Пустотный флот легиона также не отличался особой численностью, но лучшим образом о характере Саламандр говорило то, что каждый корабль, будь то фрегат или боевая баржа, представлял собой настоящее произведение военного искусства, был оснащён множеством технологичных и мощных орудий и систем, а также зачастую превосходил другие корабли того же типа.

В последние годы Великого крестового похода, когда Саламандры были на пике своей мощи, имперское верховное командование из-за определённого сходства в способе ведения боевых действий, но совершенно разных характеров, нередко сравнивало их с Гвардией Смерти. Оба легиона специализировались на сражениях в самых сложных и опасных условиях, и оба были способны нести полное и беспощадное уничтожение. Но там, где один легион карал огнём, оставляя после себя выжженный мир, впрочем, способный в будущем стать частью владений человечества, другой осквернял и заражал, не оставлял за собой ничего, кроме токсичной пустоши. В результате, пути этих двух легионов и их примархов редко пересекались, если только иного не требовали обстоятельства, и между ними царила определённая неприязнь. События Ереси Хоруса покажут, как она расцвела в ожесточённую ненависть.

После Ереси Хоруса

Примарис Саламандр

Агрессор примарис, 3-я рота

Хотя Саламандры изменили организацию своих отделений, дабы соответствовать Кодексу Астартес, они в то же время сохранили большую часть своей первоначальной организационной структуры. Некоторые говорят, что это стало возможным, так как их было слишком мало для их дальнейшего разделения на новые ордены. Официально у Саламандр нет наследников, хотя некоторые из имперских ученых отмечали сходство с Саламандрами в обозначении отрядов и тактической доктрине Штормовых Гигантов и Чёрных Драконов. Возможно, что эти ордены были созданы позднее из запасов геносемени, но, как бы то ни было, Саламандры отрицают родство с другими орденами.

Саламандры всегда считались одним из самых маленьких легионов, вдобавок к этому они понесли ужасающие потери во времена Ереси Хоруса. Это, да ещё и их строгий отбор и длительное обучение, сделало восстановление численности легиона очень длительным процессом, но привело к тому, что их численность осталась в приемлемых для одного кодексного ордена рамках. В соответствии с изначальной реорганизацией легиона, проведённой Вулканом, орден Саламандр состоит лишь из 7 постоянных рот, каждая из которых немного превышает дозволенную Кодексом численность в 100 Астартес. Как бы то ни было, сыны Вулкана смогли выковать себя заново, и их сталь, как и прежде, служит защите Империума Человечества.

В отсутствие Вулкана магистром ордена считается капитан первой роты. Эта позиция считается скорее регентской, так как Саламандры верят, что однажды они воссоединятся со своим примархом.

Командная иерархия легиона

Легион Саламандр под командованием Вулкана провёл ряд обширных реформ структуры, и самой значительной и долгосрочной из них было разделение легиона на семь царств во главе с протекторами, в состав которых вошли многочисленные линейные роты, насчитывавшие около 120 космических десантников каждая. За исключением специалистов, легион придерживался обычных терранских полевых званий — капитан, лейтенант, мастер-сержант, сержант и легионер. В случае необходимости старшинство при равных званиях определялось сроком службы. За пределами поля боя в легионе прививалось равноправие, а формальности и строгая иерархия не были распространены, в отличие от таких легионов, как Ультрамарины и Дети Императора.

Кроме этой упрощённой, но сплачивающей системы, подкреплённой культурой дисциплины, верности и надежды только на себя самого, которую продвигал Прометеев культ, ширилось также использование разнообразных прославленных титулов и сфер влияния. Они представляли собой послужные списки деяний и достижений, которыми воина награждали его собратья, нередко за мастерство в некоем ремесле, а также за особый подвиг во время боя. Некоторые титулы, вроде «Властитель Кузницы», «Испытанный Бурей» или «Мудрый Щит», часто наносились на доспехи их обладателя в форме стилизованных ноктюрнианских глифов и выжигались на плоти. В легионе они несли особое значение, и хотя некоторые из них считались уникальными, некоторые, вроде «Огненного Дракона», даровались элитным воинам легиона и символизировали командную должность, а также несли ритуальное и почётное значения.

Огненные Драконы, названные так в честь великих ящеров-саламандр, по слухам обитавших под горой Смертельного Пламени, были лучшими и опытнейшими воинами легиона. Дабы получить столь почётное звание, одного воинского мастерства было недостаточно, воину следовало доказать безупречную храбрость и, что не менее важно, полный самоконтроль. Избранные из их числа входили в Погребальную Стражу — верную свиту самого примарха.

Каждое из семи царств обладало собственным контингентом Огненных Драконов, которые являлись командирами и служили примером для подражания — у них была особая обязанность наставлять остальных как словом, так и делом. Для этого они специально обучались таинствам Прометеевого культа у примарха и игниаксов, Огненных Драконов, отобранных за свою мудрость и преданность духовным аспектам культа, которые впоследствии стали капелланами Саламандр, когда эта концепция получила распространение в легионах космического десанта.

Организация ордена

1-я рота
рота ветеранов
«Огнедышащие Драконы»
1-2-SCo
Магистр ордена Ту'Шан,
Регент Прометея

Отец кузни Вулкан Ге'стан

отделения ветеранов

Дредноуты
«Лендрейдеры»
Арсенал
Icon-arm
Апотекарион
Icon-apo
Реклюзиам
Icon-rec
Библиариум
Icon-lib
Аргос, магистр кузни Дра'нерр, магистр апотекариона Эсар, магистр святости Вел'кона, старший библиарий
технодесантники
сервиторы
танки
«Лендрейдеры»
штурмовики
боекостюмы
апотекарии капеллан Конн

капелланы
эпистолярии
кодиции
лексикании
аколиты
Роты
Боевые роты
2-я рота
«Защитники Ноктюрна»

1-2-SCo
3-я рота
«Пирокласты»

3-SCo
4-я рота
4-SCo
капитан Н'келм, «магистр дозора» капитан Адракс Агатон, «магистр арсенала» капитан Ксав, «магистр флота»
• 2 лейтенанта
знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 7 линейных отделений
• 3 отделения огневой поддержки
• 2 отделения ближней поддержки
• 7 линейных отделений
• 3 отделения огневой поддержки
• 2 отделения ближней поддержки
• 7 линейных отделений
• 3 отделения огневой поддержки
• 2 отделения ближней поддержки
• Дредноуты
• транспортная техника
• «Лендспидеры»
• мотоциклы
• Дредноуты
• транспортная техника
• «Лендспидеры»
• мотоциклы
• Дредноуты
• транспортная техника
• «Лендспидеры»
• мотоциклы
Резервные роты Рота скаутов
5-я рота
5-SCo
6-я рота
6-SCo
7-я рота
7-SCo
капитан Мулцебар, «магистр обычаев» капитан Нер Ур'венн, «магистр реликвий» капитан Сол Ба'кен, «магистр рекрутов»
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 8 линейных отделений
• 4 отделения огневой поддержки
• 4 линейных отделения
• 8 отделений огневой поддержки
• 12 отделений авангарда
скауты
• Дредноуты
• транспортная техника
• «Лендспидеры»
• мотоциклы
• Дредноуты
• транспортная техника
• «Лендспидеры»
• мотоциклы
• мотоциклы
• транспортная техника
• «Лендспидеры»

Геносемя

SalamanderDW

Космодесантник Саламандр без шлема

Особенности геносемени – не просто побочное явление у Легионес Астартес, а часть грандиозного замысла Императора. Различия в строении генов и влияние генотипов примархов при трансформации людей в трансчеловеческих Легионес Астартес, не говоря уже о других факторах, отличают между собой легионы космического десанта. В случае с Саламандрами фактор проявился не только в их характере, но и во внешности. Особо следует отметить прочность телосложения полностью сформировавшихся Саламандр, превосходящую и без того сверхчеловеческие нормы космических десантников в отношении стойкости к экстремальным температурам, сопротивления радиационному излучению и сверхбыстрому клеточному восстановлению. Стоит подчеркнуть, что последний фактор сильнее всего был развит у легионеров Гвардии Смерти, что позволяло их организмам перерабатывать и сопротивляться воздействию ядов.

У генетического семени Саламандр имеются некоторые необычные внешние проявления, первое из которых, заметное еще после первого набора XVIII с Терры — «угольковая» биолюминесценция глаз, а также склонность кожи к пигментации, и ее потемнение в ответ на длительное облучение как биологический защитный механизм. В результате она зачастую принимала неестественный гранитный или обсидиановый оттенок.

Такие визуальные эффекты в сочетании с мощью Легионес Астартес сделали внешность легионеров довольно пугающей. Один их вид вселял страх и суеверное почитание при первом контакте с другими людьми. Например, племена скаверов с Проксималя, куда Саламандр отправили подавить восстание в ранние годы Великого крестового похода, назвали их «дьяволами во тьме». Следует отметить, что Ноктюрн, будучи миром экстремальных температур и крайне необычного радиационного феномена, еще больше усугубил физиологическую реакцию как базировавшихся на планете легионеров-терран, так и местных соискателей. Это, как ничто иное, помогло создать в легионе чувство единства и индивидуальности, что Вулкан, наделенный такими же чертами, только поддерживал.

Культура

«В нашей природе творить вещи, которым суждено пережить нас. Поэтому мы стремимся, мы создаем, мы строим, мы созидаем, и мы боремся и не сдаемся. Ибо в каждом хрупком человеческом теле скрывается воля объять звезды и пройти этим путем в саму вечность»
– Книга Вулкана

Так как в раннем возрасте Саламандры обучаются ремеслу кузнеца, каждый из них способен поддерживать в рабочем состоянии и производить мелкий ремонт своего оружия и брони, что даёт ремесленникам ордена свободное время для создания новых продуктов технологии и металлургии. В результате вышеуказанного, у Саламандр имеется необычайно высокое количество мастерски сработанного оружия, модернизированной брони и даже тактической брони дредноута. Орден также предпочитает использовать «Лендрейдеры» модели «Искупитель».

Переменчивая гравитация Ноктюрна наложила свой отпечаток и на тренировки Саламандр. В таких условиях использовать «Лендспидеры» и мотоциклы довольно трудно, поэтому орден их почти не использует, предпочитая отделения терминаторов или опустошителей. Саламандры никогда не сдаются и не отступают, они могут продолжать сражаться, даже если все их отделение уже убито, удерживая позиции долгое время. Это является одним из самых значительных эффектов Прометейских доктрин, оказываемых ими на психологию ордена. Перед каждой битвой Саламандры получают маркировочное клеймо, наносимое жрецом-маркировщиком. Это символизирует их уважение к ордену. Ветеранам наносят клеймо даже на лица.

Прометеев культ

Хотя Саламандры следуют Кодексу Астартес, они также являются последователями доктрин своего собственного Прометеевого культа.

Культ, изначально возникший как учение примарха Вулкана, изложенный в письменной форме и в виде различных обрядов, сформировал основу доктрины, упорядочивавшую и продвигавшую дух и культуру, которые примарх желал передать легиону. Этот глубокомысленный и аллегоричный труд основывался на философских мыслях и воинском искусстве Древней Терры, а также на богатой культуре и мифологической истории Ноктюрна, на которой был воспитан Вулкан. Фундамент его учений основывался на том, что Легионес Астертес были созданы для единственной и неизменной цели: защиты и освобождения всего человечества, и что каждый из них был грозным оружием, обретшим физическую и духовную форму сугубо ради достижения этой цели. Они были живым инструментом, выкованным и закаленным на наковальне разрушения и молотом войны, словно клинок, который принимает форму в огне кузницы. Учение культа основными добродетелями провозглашало уверенность в себе, верность, долг, терпение, понимание, самопожертвование и, превыше всего, дисциплину и выносливость. Из культуры Ноктюрна был взят символ огня, который означал созидание и разрушение, а гербом культа стал знак молота и наковальни.

Неумолимая решимость и способность переносить любые невзгоды высоко ценились в учениях Прометеевого культа, а в обучении и совершенствовании духовной дисциплины частыми явлениями стали испытания на выдержку и силу, которые отмечались ритуальным шрамированием или прижиганием. Эту практику наряду с мистическими элементами верований Саламандр некоторые недоброжелатели расценивали как варварство и считали Прометеев культ не более чем суевериями и ложью, противоречащими Имперской Истине. Того, что культ не проповедовал поклонение каким-либо богам и ставил во главу угла превосходство человека в космосе, оказалось достаточно, чтобы отразить подобные нападки. Стоит упомянуть кое-какие теории, согласно которым эти верования послужили своеобразной прививкой от козней Несущих Слово, эмиссары которых никогда не удостаивались чего-то большего от легиона и его повелителя, нежели вежливого безразличия. У Саламандр так и не появилось ни одной воинской ложи, которые распространяли бы яд Воителя.

Ритуалы Прометеевого культа

  • Горящая Тропа — древний ритуал испытания, член культа проходит Горящую Тропу во время одинокого паломничества в обширные Огненные Пустыни Ноктюрна. Этот путь обычно выбирают старые, умирающие или покалеченные члены культа, предпочитающие закончить свои дни в огне. Некоторые Саламандры проходят эту Тропу для того, чтобы успокоить свой дух или погибнуть, пытаясь. На сегодняшний день известен лишь один Саламандр, вернувшийся с Горящей Тропы — апотекарий Фугис из 3-й роты.
  • Ритуалы Погребения и Вознесения — когда убивают капитана Саламандр, проводится церемония в память об ушедшем и в честь его преемника. Ритуал включает в себя возложение останков павшего на большую покрытую керамитом плиту из черного мрамора. После этого, плиту опускают в лаву, бурлящую в озере из вулканического камня. Плиту опускают два избранных Астартес в традиционных одеяниях ноктюрнских металлургов с помощью огромных цепей с выбитыми на них символами кузницы — огня, молота и наковальни. Когда цепи от жара лавы раскаляются докрасна, эти символы намертво впечатываются в их руки. Оба Астартес должны держать цепи крепко, ведь любое нарушение равновесия или отклонение исказит печати, что послужит знаком великого позора. После этого Ритуала Погребения идет Ритуал Вознесения. Новый капитан раздевается догола, оставляя на себе лишь пояс и клеймится знаками капитана на грудь и правое плечо. Затем возносящийся вступает на помост и подвергается вспышке огня, окружающей его на несколько секунд огненным столбом. После завершения этой процедуры к вознесшемуся обращается регент Прометея со словами: «Огонь Вулкана бьётся в моей груди», на которые вознесшийся отвечает «...с ним я сокрушу врагов Императора». После чего регент позволяет капитану подняться.
  • Перед началом новой кампании, каждый Саламандр сам строит свой погребальный костёр, отдельно от своих боевых братьев, зажигает его и уходит, возвращаясь, когда он достигает своего максимума. В одиночестве они смазывают свою броню и повторяют ключевые молитвы Прометеевого культа.
  • После смерти Саламандра, если тело нельзя вернуть на Ноктюрн и предать ритуальному сожжению в Кострище под горой Пламя Смерти, его братья могут принять решение о кремации тела на месте. В таком случае, пока павший сгорает, его боевые братья погружают свои руки в пламя погребального костра. Это очень личный ритуал и потому в нём иногда допускаются некоторые изменения. В некоторых случаях воины могут петь погребальную песнь или же товарищи павшего могут произнести короткие прощальные речи. Ритуал проводится отдельно для каждого павшего, с отдельным погребальным костром, при котором присутствуют ближайшие братья убитого и его отделение.

Родной мир

Саламандры проживают на суровом и горячем мире Ноктюрн, а также на его луне, Прометее. Луна расположена на переменчивой орбите, что вызывает сезоны сильной тектонической активности и постоянную смену погоды на Ноктюрне. Каждые 15 земных лет, луна проходит настолько близко от планеты, что пробуждаются тысячи вулканов и клубы пепла застилают небо, заслоняя солнце, землю сотрясают постоянные землетрясения и наступает зима, вызванная пеплом в атмосфере. Эти периоды известны как Время Испытаний, и большая часть поверхности Ноктюрн в это время становится крайне непригодной для жизни.

Награда для тех, кто пережил Время Испытаний, велика: тектонические сдвиги выбрасывают на поверхность руду и материалы большой ценности, а изменившаяся в результате география показывает новые богатые месторождения ресурсов. Благодаря этому, Ноктюрн довольно богат по имперским стандартам и это означает, что пища и то, что сами Саламандры не могут построить, может быть выменяно у Адептус Механикус и других имперских структур.

Крепость-монастырь ордена расположен на гигантской луне, Прометее, и работает в качестве орбитального дока для их космических кораблей. Она постоянно загружена работой, но многие из Саламандр в свободное от работы время отправляются на Ноктюрн, выступая там в качестве старшин поселений, из которых они произошли. Саламандры поддерживают близкий контакт со своими корнями. Наблюдать и защищать жителей своего родного мира и всего Империума — часть их долга.

Девять регионов Ноктюрна

На Ноктюрне есть девять обитаемых «царств» — семь важнейших городов-убежищ, а также два других места огромной духовной и ритуальной важности для местного населения:

  • Гесиод — Трон Королей;
  • Фемида — Город Воителей;
  • Эпитемус — Город Драгоценностей;
  • Гелиоса — Город-маяк;
  • Этонион — Огненный Зубец;
  • Климен — Торговая Станица;
  • Скарокк — Драконий Хребет;
  • Гора Смертельного Огня — источник жизни и смерти;
  • Игнея — хладный лабиринт подземного мира.

Известные Саламандры

Salamanderslib

Библиарий Саламандр

Во времена Ереси

  • Вулкан — примарх Саламандр.
  • Кассиан Войн/Кассиан Дракос — лорд-командующий легиона, позже — дредноут.
  • Номус Ри'тан — лорд-капеллан.
  • Артелл Нумеон — первый капитан и командир Погребальной Стражи.
  • Неметор — капитан 15-й разведывательной роты.
  • К'Госи — капитан, пирокласт 21-й роты.

После Ереси

Известная техника Саламандр

Космические корабли

  • «Огненнорождённый» — флагман примарха, линкор класса «Глориана».
  • «Костер Славы» — боевая баржа.
  • «Серпентин» — ударный крейсер.
  • «Протеанец» — ударный крейсер (уничтожен примерно в 900.М41).
  • «Молот Горна» — ударный крейсер.
  • «Огненный Лорд» — фрегат.
  • «Кузнечный Молот» — ударный крейсер.
  • «Молот Кузни» — фрегат класса «Нова».
  • «Гнев Вулкана» — боевая баржа (М35).
  • «Обсидия»  — авангардный крейсер.

Воздушные суда

  • «Извечный» — личный «Громовой Ястреб» магистра Ту'Шана, его корпус выполнен в форме дракона с когтистыми крыльями. Даже дула орудий стилизованы под клыкастые пасти.
  • «Огненная Виверна» — «Громовой Ястреб».
  • «Копье Прометеуса» — «Громовой Ястреб».
  • «Непримиримый» — «Громовой Ястреб».
  • «Инферно» — «Громовой Ястреб».
  • «Адская Буря» — «Громовой Ястреб».
  • «Калдера» — «Громовой Ястреб».

Машины

  • «Огненная Наковальня» — «Лендрейдер «Искупитель»
  • «Молот Ноктюрна» — «Носорог», старейший из существующих
  • «Вулканус» — «Поборник»
  • «Огнедышащий Дракон» — «Лендрейдер «Крестоносец»
  • «Прометеец» — «Лендрейдер «Искупитель»
  • «Ноктюрнеанец» — «Хищник-Разрушитель» (уничтожен примерно в 980.М41 на Хелетине)
  • «Бессмертная Наковальня» — «Хищник-Разрушитель»
  • «Сила Ксавье» — «Хищник-Разрушитель»

Галерея

Лояльные I. Тёмные Ангелы • V. Белые Шрамы • VI. Космические Волки • VII. Имперские Кулаки • IX. Кровавые Ангелы • X. Железные Руки • XIII. Ультрамарины • XVIII. Саламандры • XIX. Гвардия Ворона
Предательские III. Дети Императора • IV. Железные Воины • VIII. Повелители Ночи • XII. Пожиратели Миров • XIV. Гвардия Смерти • XV. Тысяча Сынов • XVI. Сыны Хоруса • XVII. Несущие Слово • XX. Альфа-Легион
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.