ФЭНДОМ


«И голос крови брата возопит к нему с земли, требуя возмездия…»
– Автолингвистический перевод, астропатический канал Транс-Эпсилон Туле, передатчик Сол-Лорин


История

Война — это горнило, в котором мы закаляемся. В пламени битвы сгорает прошлое, и в языках огня рождается будущее. Не было в наши дни пламени более великого, чем три кровавых часа Резни на зоне высадки. В одной-единственной битве была потеряна надежда человечества на спасение, добытое Великим крестовым походом пущено по ветру, а сама Галактика брошена в пучину огня тщеславным самолюбием, злобой и безумием, воплотившимися по тёмному наущению кошмаров, что обитают вовне.

Имена павших с доблестью в тот день — Железных Рук, Саламандр и Гвардии Ворона — уже живут в веках, и с каждым мгновением легенды о них множатся. И так же преумножаются заслуженные бесславие и ненависть, что следуют тенью за именами предателей, их погубивших — Несущих Слово, Железных Воинов, Повелителей Ночи и Альфа-Легиона — но прежде всего самых первых среди перебежчиков — Пожирателей Миров, Гвардии Смерти и не по праву носящих своё имя Детей Императора. Но больше всех — Сынов Хоруса и самого кровавого Воителя, за которым тянется список убитых длиннее, чем за любым другим именем в долгой и кровопролитной истории человечества. Однако записи эти сделаны не для того, чтобы хулить грешников за их преступления или возносить почести верным воинам Империума, павшим от их руки, но для того, чтобы пролить гаснущий свет истинных воспоминаний на те страшные события.

Ересь раскрыта

На Терре весть, что Воитель и силы четырёх легионов стали изменниками, была встречена с одинаковым недоверием и яростью. Однако, несмотря на небывалую тяжесть подобного обвинения, Император остался совершенно недосягаем по собственному нерушимому приказу в глубине подземных сводов Императорского Дворца, и с ним никак нельзя было связаться. Поэтому бремя соответствующего разбирательства с небывалым предательством легла на плечи Рогала Дорна, как примарха и императорского чемпиона, и Малкадора, регента Терры. Дорн, таким образом, получил под своё командование ещё лояльные легионы, с которыми удалось связаться, и задание безжалостно и окончательно разделаться с Хорусом и его предателями. Примарх Имперских Кулаков без промедления начал собирать имперские войска на Терре для подготовки к грядущей войне — но эта задача немедленно столкнулась с трудностями. Продолжающиеся штормы в Эмпиреях нарушали и путешествия, и сообщение через варп, и многие имперские войска вне непосредственной близости к Терре были практически недосягаемы. На тайном совещании Малкадор озвучил свои подозрения, что в произошедшем замешаны злобные разумы варпа, и что сам Хорус мог оказаться одержимым или ради помощи заключил сделку с нечестивыми сущностями. Это, пожалуй, была более понятная причина, нежели прямая измена, и под влиянием судьбы Тысячи Сынов на Просперо посчитали, что тут будет проще сохранить лицо, чем прежде.

Неотложной была также необходимость сразиться с Хорусом и его легионами прежде, чем они смогут либо долететь до Терры и напасть, либо и в самом деле урвать себе кусок собственной империи (ибо их мотивация и цели на тот момент были неизвестны). Без непосредственного использования для взывания могущественных психических сил Императора, не было никакой возможности прорвать шторма, кроме как пойти на отчаянный риск: потратить огромное количество псайкеров для подпитки маяка Астрономикона и отправки астротелепатических передач ценой чудовищных жертв в их рядах. Так был прорван шторм и Терра смогла связаться с несколькими лояльными легионами через необозримые просторы, а также узнать от Железных Рук о вероломном нападении Детей Императора на их флот и бегстве Фулгрима. Со всего Империума начали поступать сообщения о мятежах и загадочных происшествиях, пропавших кораблях и умолкших сторожевых заставах. Стало ясно, что восстание, какого прежде нельзя было даже вообразить, беспрепятственно ширилось, угрожая всему, чего достиг Великий крестовый поход. Мятеж нужно было остановить, и остановить быстро.

Рогал Дорн сумел связаться с шестью примархами, тогда считавшимися лояльными, которые находились на расстоянии удара от Истваанской системы, где по сообщениям дальней разведки по-прежнему находились легионы предателей. Железные Воины, Несущие Слово, Повелители Ночи, Саламандры, Гвардия Ворона и Альфа-Легион были целиком отправлены в Истваанскую систему. Феррусу Манусу из Железных Рук было поручено тактическое командование, а легион последовал за ним вместе с израненным флотом. Основная масса Имперских Кулаков Дорна займётся обороной Терры и разберётся с тревожными сообщениями о восстании на самом Марсе. Правда, ударный флот легиона Имперских Кулаков был отослан на расследование доклада Гарро, и связь с ним была потеряна. Белые Шрамы, в далёких окраинах галактики, также были абсолютно вне досягаемости с Терры и, соответственно, не имели возможности вмешаться. Планы оставляли на их долю вызов на Терру в качестве резерва, как только это будет возможно. Приказы Рогала Дорна истваанской ударной группе были чёткими и не оставляли места для компромиссов: мятежники должны заплатить своей жизнью, для предателя не может быть пощады, а тела Хоруса, некогда Воителя, и его перебежчиков-примархов станут доказательством, что правосудие Императора свершилось. В кулуарах имперского двора нарастали сомнения в истинной природе развивающегося кризиса, но Дорн был уверен в победе, какой бы кровью она не достанется. Тут была простая арифметика: силы шести усиленных легионов превзойдут четыре Хорусовских, уже понёсших потери на Истваане III. Соотношение сил было подавляющим. Дорн окажется прав: соотношение сил, действительно, будет подавляющим, но правда об этом окажется слишком страшной, чтобы её изучать.

Вторжение

Высадка: минус 399 часов по терранскому времени

Первым из карательного имперского флота вырвался в реальный мир на окраине системы Истваан «Ад Темпереста», специально оборудованный варп-катер — наблюдательный корабль типа «Симфалия», принадлежавший легиону Гвардии Ворона. Немногие корабли на имперской службе лучше подходили для предстоящей задачи, чем «Симфалии», ограждённые защитными экранами от ауспиков и оснащённые сенсорными системами, с которыми не могли бы сравниться авгуры любого другого легиона, кроме, возможно, XX-го. «Ад Темпереста» вышел из Эмпиреев вдали от ядра системы и шёл по траектории, призванной скрыть его приближение. Для полёта использовались лишь гравитационные двигатели, на, казавшемся мрачной тенью во тьме корабле, были отключены все лишние системы и жизнеобеспечение. Небольшой экипаж Легионес Астартес и улучшенных сервиторов безмолвно ожидал в мрачных обледеневших коридорах и залах ауспиков. «Ад Темпереста» плыл вокруг звезды Истваана по широкой дуге, видя всё, но оставаясь незримым. Корабль ждал и наблюдал. Казалось, что в опустевшей системе остались лишь призраки погибших и затухающие отзвуки битвы. Истваан III, некогда густонаселённый людьми, и годы назад приведённый к Имперскому Согласию самой Гвардией Ворона, теперь был мёртвым миром, окутанным клубящимся чёрным пеплом, опустошённым злобой вируса «пожирателя жизни» и яростью орбитальной бомбардировки. Радиационное загрязнение и всё ещё остывающие обломки также свидетельствовали о пустотной битве вокруг третьей планеты, но не было видно ни следа преступников, казалось, что в системе вообще нет вражеских кораблей.

По крайней мере, изуродованный облик Истваана III подтвердил имеющуюся в распоряжении лоялистов искажённую информацию о том, что в системе свершилось великое предательство, и пролилась кровь тех, кто остался верным в легионах Сынов Хоруса, Детей Императора, Пожирателей Миров и Гвардии Смерти. Казалось, что лоялистов лишили возмездия, что предатели бежали с места преступления, но Гвардейцы Ворона были терпеливыми охотниками, которых не так-то просто сбить со следа. «Ад Темпереста» плыл всё дальше, следуя за отзвуками вокс-сигналов, усиливающимися на пути к пятой планете. Приблизившимся Гвардейцам Ворона открылась истина — под плотной верхней атмосферой Истваана V вихрем кружили закодированные вокс-передачи, мерцали наполовину замаскированные энергетические сигнатуры и пульс десятков тысяч Легионес Астартес. Там окопалась огромная армия. Там, на Истваане V, затаились предатели.

Когда переданная астропатами информация достигла приближающихся к системе лоялистов, то была встречена со свирепым пылом и предвкушением. Учитывая размах скрытой активности на Истваане V, было ясно, что враг возводил там грозную крепость, намереваясь сделать её штаб-квартирой Воителя в грядущем восстании и главным местом сбора. Отсутствие флота предателей вызвало беспокойство, однако его можно было легко объяснить срочным сбором ресурсов и припасов в далёких системах для подготовки к войне. Подобный дерзкий гамбит был вполне в духе Хоруса, если бы предатели не ожидали в ближайшее время мощной контратаки. Дальние пикт-снимки с «Ад Темпересты» показали, что над восстановленными древними укреплениями в развалинах Ургалла развеваются личные штандарты самих Хоруса и Фулгрима, а под ними неутомимо возводят редуты фигуры в силовых доспехах и машины предавшего Механикум. Эти изобличающие доказательства и определили грядущие события.

Важно отметить, что на раннем этапе великой войны ещё не открылся весь размах и ужас предательства Хоруса, его мотивации и глубины ужасных амбиций оставались неясными, тогда как в Империуме искренне верили, что обладают превосходством как в материальной силе, так и в инициативе. В легионах многие ещё не пришли в себя от возможных последствий вероломства Воителя. Пока карательный флот плыл через варп, чтобы уничтожить предателей, на частных советах осведомлённые люди, которых до сих пор было не так уж и много, говорили о психологическом надрыве или безумной мании величия Хоруса, а иногда даже о зловещей власти над ним ужасных ксеносов, таких как кхравы или поработители. Так они объясняли внезапное предательство. Независимо от истинной причины, возмездие Империума должно было стать быстрым и крайне жестоким, а втянувший четыре полных легиона мятеж Хоруса считался опасней любого из произошедших во времена Великого крестового похода восстаний. Однако многие считали, что Воитель удовлетворится созданием собственной империи, соперничающей с Троном. Теперь ясно, что это было ложное предположение, но в свете такой гипотезы обретал определённый смысл выбор Истваана, стратегически важной системы, которая находилась на пересечении нескольких стабильных варп-маршрутов, но при этом была далека от центра Империума, а также представлялась разумной немедленная атака до того, как предатели успеют закрепиться.

Для Ферруса Мануса отсутствие флотилий предателей было не столько причиной для подозрений, сколько возможностью, которую нельзя упустить. После неудачной попытки Фулгрима и Детей Императора переманить Ферруса Мануса на свою сторону, и бегства «Эйзенштейна» во время предательства на Истваане III, Империум узнал о заговоре Воителя задолго до того, как Архипредатель был к этому готов, и мрачный господин Железных Рук намеревался заставить врага дорого заплатить за ошибку. Теперь настало время ударить до того, как вражеские корабли вернутся, и сокрушить мятеж одним точечным ударом. Многие разделяли это мнение и считали, что застали предателей врасплох, прежде чем Воитель завершил размещение войск и укрепления. Враг был уязвим… или так казалось лоялистам.

От находившихся на планете предателей было бы невозможно скрыть выход в реальное пространство стольких мощных боевых кораблей, поэтому важны были скорость и ярость атаки. Саламандры, Гвардейцы Ворона и Железные Руки намеревались исполнить свой долг, тогда как на планете внизу с такой же решимостью их ждал самый страшный из когда-либо виденных врагов — собственные родичи. Уже скоро воины обнажат мечи против своих названых братьев, и кровь прольётся не только в рядах переметнувшихся воинств, но и целых легионов, готовых перебить друг друга. Грянет катаклизм, и начнётся истинная война Ереси Хоруса.

Собрание сильных

Рогал Дорн, действующий магистр милитум Империума, отправил на подавление мятежа Хоруса не меньше восьми легионов. В их число входили основные силы Повелителей Ночи, Железных Воинов, Саламандр, Гвардии Ворона, Несущих Слово и Альфа-Легиона, а также мощное флотское соединение Имперских Кулаков самого Дорна, отправленных расследовать тревожные известия Гарро, и что важнее, Железные Руки. Флот последних серьёзно пострадал от предательства Детей Императора, но примарх, Феррус Манус, также спешил в систему Истваан с воинами избранного клана Аверни. Из-за волнений в варпе Имперские Кулаки попали в штиль, и так и не достигли цели, но другие, благодаря благоприятным условиям и мастерской астропатической координации, направлялись к Истваану. Предвестниками мстительного воинства Императора стали бы Саламандры, Гвардия Ворона и сопровождающие их силы, а остальные летели прямо за ними.

В холодном свете ретроспективного видения такие, на первый взгляд, не связанные факты, как отсутствие флота Имперских Кулаков, лёгкий путь остальных или порядок появления легионов в системе Истваан, приобретают зловещий характер. Теперь в этих событиях мы можем увидеть влияние пришедших извне тёмных сил, о которых человечество когда-то пребывало в блаженном неведении, за что и заплатило страшную цену.

План атаки

«Я видел, как мой лорд Феррус, не моргая, держит расплавленное железо, придаёт ему форму пальцами словно глине и подчиняет своей воле, даже не задумываясь, что такое не под силу смертным людям. Не сомневайтесь, что эти же руки принесут предателям возмездие, не сомневайтесь, что пятно на нашей чести будет смыто их кровью так же, как пламя очищает раскалённый клинок.»
– Сотворённый Железом Оржар, клан Аверни Железных Рук, перед самой Резнёй в Зоне Высадки


Решение о немедленном и всеобщем наступлении на позиции предателей было принято Феррусом Манусом. Мрачный и скорбящий примарх Железных Рук, старший военачальник среди примахов первой волны, не собирался терпеть задержек. Некоторые уцелевшие свидетельства подтверждают, что когда Феррус потребовал согласия, то отмахнулся и от призыва Вулкана дождаться остальных сил, и от сомнений сдержанного и молчаливого Коракса. Также достоверно известно, что Феррус Манус начал составлять планы немедленного наступления ещё до прибытия в систему Истваан, его воинственный разум уже сформулировал сотни возможных сценариев атаки и обороны, которые были отточены на основе собранных «Ад Темпереста» разведданных. Проведённый лазутчиком Гвардии Ворона подробный осмотр позволил установить, что основная активность предателей на планете сосредоточена в зоне, опознанной имперскими картографами как регион Ургалла, состоявший из обширного вулканического плато, которое разделяло быстро понижающееся ущелье, известное как Ургалльская низина. На краю ущелья, где оно пересекало плато, находилась неровная гряда скалистых холмов и ложбин, там же имперские картографы десятилетия назад обнаружили обширную крепостную сеть дочеловеческого происхождения. Именно в этих доисторических руинах дальние авгуры корабля Гвардии Ворона обнаружили очаг активности предателей, которые возвели на выветренных стенах чужаков свежие бастионы и линии укреплений, присвоив былые твердыни.

Крепости, позади которых возвышалось вулканическое плато, а по бокам тянулся опасный лабиринт теснин, утёсов и ложбин, были надёжной защитной позицией. Единственным маршрутом приближения и наземной атаки являлась Ургалльская низина: скалистая, выщербленная пустошь, покрытая вулканическим песком и редкими кустарниками. В самой широкой точке её диаметр достигал двадцати километров, тут и там возвышались плоские холмы и тянулись теснины из пемзы и базальта. Естественные преграды были усилены сетью траншей и укреплений, чей точный размах нельзя было определить с орбиты. В регионе были замечены и другие небольшие аванпосты, в частности у дальней стороны плато, приблизительно в тридцати километрах от основной линии укреплений, в пещерах особенно глубокого отвесного ущелья был обнаружен ряд защищённых реакторных сигнатур, которые авгурные мудрецы Механикум сочли признаками дремлющих в укрытии линейных титанов.

Высадка: минус 7 часов по терранскому времени

По назначенному астропатическому сигналу корабли двух могущественных линейных флотов Легионес Астартес, Гвардии Ворона и Саламандр, вышли из варпа на пути к Истваану V почти в унисон благодаря несравненному мастерству их навигаторов, а во главе их летел «Феррум», линкор Ферруса Мануса и его элиты легиона Железных Рук. Армада космодесантников вышла как можно ближе к планете на сходящемся атакующем курсе и немедленно, на полной скорости, ринулась к цитадели предателей.

Ответом стала буря сигналов с планеты и ослепительное сияние энергетических сигнатур — системы раннего оповещения предупредили предателей о внезапном вторжении, и они готовились к бою. Орбитальные ракеты выходили на стартовые позиции в скрытых пусковых шахтах на пустынных равнинах Истваана V, взмывая ввысь на огненных столпах, спешно собирались защитные эскадрильи. Яростный шквал огня мог бы остановить рейдерскую эскадру, даже случайную боевую группу, которой подвернулся шанс отомстить предателям, или хотя бы задержать наземную атаку, но был бессилен против всей мощи двух возглавляемых «Феррумом» флотилий Легионес Астартес и не нанёс атакующим никаких потерь.

Линкоры лоялистов прорывались сквозь бессильный обстрел к верхней атмосфере планеты, среди них были как покрытые дикарскими бронзовыми украшениями и зелёные, словно змеи, корабли Саламандр, так и непроницаемо чёрные, чернее самой пустоты, крейсера Гвардии Ворона, а во главе, словно брошенное рукой безжалостного мстительного бога копьё, летел железный шип — «Феррум». Им предстояла не бомбардировка с орбиты, не безжалостное истребление врага из холодной пустоты, но вторжение, зачистка. Легионеры встретят врага лицом к лицу, клинок к клинку, и прольют кровь предателей, чтобы смыть ею пятно с чести, требовавшей как открытой битвы, так и безоговорочной победы. Рогал Дорн приказал казнить блудных сынов Императора за их преступления, и ничто, кроме их изломанных тел, не стало бы достаточным доказательством.

Надрывая свои двигатели, следом за линкорами космодесантников летели корабли сопровождения легионов: транспорты Имперской Армии, макротягачи, полные боевых машин и артиллерии, эскортные корабли, боевые баржи механикумов и кроваво-красный ковчег Легио Атарус, соединившийся с флотом несколько дней назад. Даже в разгар завоеваний Великого крестового похода столь грозное воинство редко собиралась для атаки на одну планетарную цель, но ожидались ещё большие силы. Эмпирей-регистраторы армады уже рассчитывали время подлёта других четырёх ожидаемых легионов ударной группы, находившихся не более чем в нескольких часах пути.

Первая волна

«Всех нас когда-то обжигало. На дне кострищ или во время клеймления в солиториумах — все мы когда-то касались пламени. Оно всегда оставляет шрамы, даже на нас. И мы носим их с гордостью и честью. Но шрамы, полученные в тот день, в том сражении, мы несём лишь со стыдом и горечью. Они — летопись на плоти, физическое напоминание обо всём, что мы потеряли, ожог, который даже огнерождённым доставляет боль.»
– Артелл Нумеон, капитан Погребальной Стражи


Высадка: ноль часов по терранскому времени

Обрушившаяся с небес ярость разорвала атмосферу Истваана V, словно кожуру перезрелого фрукта. Планета содрогнулась, когда разом заговорила дюжина боевых барж и грандкрейсеров. Небеса над крепостями Ургалла стали морем огня и фосфоресцирующих молний, когда сокрушительные удары излучателей и кассетных боеголовок обрушились на ряды потрескивающих, рушащихся пустотных щитов и силовых полей, установленных над укреплениями. Даже такие невероятно прочные, созданные тайными науками, барьеры не были несокрушимыми, и раскалывались тут и там, оставляя беззащитной землю под ними. Стонала земля, дрожал песок, а горы и скалы в обстреливаемой зоне раскалывались и осыпались. Однако атакующие не знали, что за считанные дни ныне служащие Воителю Тёмные Механикум, вместе с мерзким Фулгримом, создали настоящее чудо фортификации. Основные силы предателей укрылись за куртинами или глубоко под прочными вулканическими скалами, но так было не везде. На пустынных равнинах были сметены пытавшиеся передислоцироваться или перезарядиться мобильные пусковые установки, на месте их гибели в небо поднялись огромные раскалённые облака пепла. Также были сокрушены несколько меньших аванпостов и субтвердынь, приговорённых к смерти во время безмолвной стражи «Ад Темпересты», их укрепления были гораздо слабее, чем в крепостях линии Ургалла.

Istvaan V Initial Assault Phase Resized.png

Орбитальный удар не смог пробить основные крепости, но свою задачу выполнил: отвлёк врага, не дав ему остановить следующий шаг. Сразу за макроснарядами и энергетическими лучами на Истваан V пришли космодесантники. Вначале на планету обрушились сотни десантных капсул и штурмовых таранов, падавших словно стальной град, и первым упал смертоносный груз «Феррума». С первой волной пришёл сам Феррус Манус, жаждущий крови тех, кто предал его отца. Наполовину ослеплённые и оглушённые орбитальным обстрелом, и последовавшей бурей помех и радиации, системы ПВО сильно ослабели и медленно реагировали, но такой была буря штурмовых кораблей, что немногие выстрелившие установки не могли промахнуться и часто попадали в цель. В стратосфере расцвели новые взрывы, а падающие, словно кометы, раскалённые обломки знаменовали гибель воинов, которые никогда не ступят на чёрные пески Истваана V. Но стремительность и скоординированность первой атакующей волны была такой, что на каждый сбитый во время высадки «Штурмовой коготь» или десантную капсулу приходился десяток других, достигших поверхности и изрыгнувший свой груз прямо во внешнюю линию укреплений предателей.

Тщательно разработанный Горгоном план атаки привёл Астартес прямо на край защитных укреплений крепости, вдали от задуманных зон поражения, которые предатели с такой тщательностью готовили в холмах. Небеса ещё выли от стального града, земля содрогалась от сотен ударов, а бойня уже началась: предавшие Легионес Астартес вышли из траншей и бункеров только лишь для того, чтобы обнаружить, что мстительные враги уже среди них. Начался ближний бой, столь же яростный и безжалостный, как и любой когда-либо виденный во времена Великого крестового похода. Брат сражался против брата, сверхчеловек против сверхчеловека, никто не просил и не давал пощады. Болтеры грохотали, раскалывая керамит выстрелами в упор; выли цепные мечи, их зубья высекали искры из пластин брони или вгрызались глубоко в швы и шейные сочленения; хлестали фонтаны крови. Сразу же стало понятно, что это будет битва, невиданная до сих пор космодесантниками, ведь даже сильно различающиеся характером и традициями Легионес Астартес были примерно равны в отношении вооружения и способностей. В первые же минуты, в кровавой жестокой бойне погибли сотни, от численности штурмующих лоялистов и вооружения было немного толка, и все понимали, что победа достанется лишь самым свирепым и возлюбленным удачей.

Artellus Numeon

Артелл Нумеон ведёт в бой Саламандр на Истваане V

Яростный натиск авангарда сделал своё дело, и войска лоялистов воспользовались полученной передышкой: всё больше десантных капсул, шаттлов и десантно-штурмовых кораблей спускались в Ургалльскую низину, высаживая основные силы Гвардии Ворона и Саламандр — десятки тысяч космодесантников в боевом порядке. Быстро перестраивающиеся легионы лоялистов шли в бой через выросший между ними и линией фронта лес пустых десантных капсул, а тяжёлая бронетехника и артиллерия в небесах ожидали приказа высадиться в опустевшую зону высадки.

Высадка: плюс 0,7 часов по терранскому времени

«Я сразил много врагов, выиграл много битв и скажу вам, что моих противников не спасали ни великие тайны военного успеха, ни изящные стратегические уловки. Я нахожу врага, атакую при первой возможности всеми силами, что есть в моём распоряжении, разрываю его солдат, сокрушаю крепости, оставляю позади себя только трупы, а затем двигаюсь дальше. Так меня учил мой примарх, и я нахожу, что его мудрость показала себя стоящей на сотне полей боя.»
– Кхарн «Кровавый», капитан 8-й штурмовой роты Пожирателей Миров

Меньше чем за час, обе стороны, предатели и лоялисты, полностью вступили в бой, и с яростью обрушились друг на друга. Штурмовые подразделения лоялистов успешно выстроились в соответствии с подготовленным Феррусом Манусом планом. Перед ними возвышались недавно укреплённые стены крепостной линии, покрытые десятками огневых позиций и амбразур, орудийных гнёзд и батарей тяжёлого вооружения, а скрытые в убежищах и за земляными валами супертяжёлые танки предателей добавляли свою огневую мощь к обрушившемуся на лоялистов смертельному обстрелу. Ещё дальше солдат Имперской Армии, верных Воителю, безжалостно использовали как поглощающие пули живые щиты. Их сотнями гнали из укреплений на орудия лоялистов, где солдаты погибали, их разрывали на части очереди болтеров или превращали в горячий пепел волькитовые лучи. Жизни предателей ценились дёшево и отдавались без особого прока.

Istvaan V Assault png

На севере крепостной линии, левом фланге лоялистов, наступали собравшиеся войска легиона Саламандр. Там топография поля боя обеспечивала самый ровный проход к крепости, но здесь же, для предотвращения этого, было возведено больше всего пересекающихся траншей и редутов. Укрепления защищали сотни ожесточённых и упорных Гвардейцев Смерти, и Саламандры были вынуждены сражаться за каждую пядь земли. Возглавляемые примархом Вулканом Саламандры затопляли одну траншею за другой реками пламени, но Гвардия Смерти отвечала им собственным ядовитым огнём. А над траншеями нависала гораздо более страшная угроза — «Диес Ирэ», титан класса «Император» Легио Мортис, одна из самых могущественных боевых машин из когда-либо созданных людьми. Апокалиптически мощные орудия, окружённого разведывательными «Гончими» титана, превосходили по огневой мощи и дальнобойности всё на поле боя, каждый выстрел поглощал сотни верных легионеров и угрожал даже зонам высадки, с презрительной лёгкостью разнося «Громовые Птицы» и «Громовые Ястребы», что низко летели, чтобы высадить легионеров и технику.

На правом фланге находился лабиринт изломанных груд камней, стоячих скал и внезапных обрывов более чем четырёхкилометровой ширины, которые выбрали собственной зоной поражения несколько рот Сынов Хоруса и укрепили линиями эгид, переплетениями колючей проволоки и заранее созданными бастионами. Хорошо знавший об их маневренности и гибком подходе к войне, Феррус Манус, согласно своему плану, направил туда основные силы Гвардии Ворона, и в этой части поля боя шла своя битва — безумная анархия налётов и отступлений, стремительных ударов Гвардейцев Ворона из теней, внезапной ярости и жестокости стай Сынов Хоруса. Коракс и его штурмовые роты, словно хищные птицы, пикировали в лабиринт каньонов и зон поражениях, обезглавливая и потроша врагов, но сыны Архипредателя сражались с жестоким высокомерием и совершали смертоносные контратаки.

В центре фронта, где вражеский огонь был яростнее всего, наступал несокрушимый и кричащий от ярости Феррус Манус. Горгон вёл широкий клин терминаторов клана Аверни, насчитывавший в начале атаки тысячу воинов, а вокруг них сплотились выжившие из авангарда и шесть направленных для поддержки манипул боевых автоматонов легиона Железных Рук. Примарх убивал голыми серебряными руками, разрывая врага в нечеловеческом холодном гневе, перед которым не могли устоять даже Легионес Астартес. Где на врага обрушивался Горгон, там отступали и Сыны Хоруса, и Дети Императора. Разгневанный примарх наступал, а облачённые в тёмное железо легионеры шли за ним сквозь непрерывный обстрел, словно люди, встречающие лицом бурю. Железные Руки расстреливали и крушили всё в пределах досягаемости.

Ближе к крепостной линии вражеское сопротивление ожесточилось, а воины Горгона впервые встретили легионеров Детей Императора, с которыми произошли шокирующие и ужасающие изменения. Их некогда совершенные доспехи были изуродованы и осквернены, человеческая кожа свисала словно жуткие украшения, изувечившие собственную плоть Дети Императора выли от экстаза, даже когда их разрывали на части. Среди них были и другие воины, несущие странное звуковое оружие, негармоничные аккорды которого рвали землю и воздух, убивая даже легионеров в несокрушимых терминаторских доспехах. Даже такие странные и ужасные враги не могли остановить Железных Рук, которые наступали всё дальше, хотя их ряды таяли с каждой минутой.

Drop Site Massacre 2

Бронетехника Железных Рук ведёт наступление на Истваане V

Но неутомимое наступление Ферруса Мануса и его воинов не прошло даром. Позади Железных Рук, позади добытой их кровью земли, собравшаяся бронетехника второй волны построилась и выступила на помощь войскам, посылая над головами лоялистов залпы ракет «Вихрей» и снарядов «Василисков» в стены самой крепости, а тем временем орбитальная поддержка прекратилась, из опасности попасть по своим. Наступление принесло новые плоды, когда собравшийся клин из тридцати «Лендрейдеров» и «Спартанцев» легиона Саламандр сконцентрировал огонь лазпушек, окутав «Диес Ирэ» сетью ослепительного света. Огонь был таким яростным, что грозный титан «Император», чья броня раскалилась докрасна, был вынужден частично отступить в тень твердыни ксеносов, чтобы перезарядить пустотные щиты, и оставить позади обломки одного из «Псов войны».

Вскоре высадились последние из тяжёлых транспортов Имперской Армии, и вперёд устремились целые бронетанковые роты «Малкадоров» и «Гибельных клинков», некоторые из них присоединились к обстрелу крепостной линии, а другие отделились, чтобы атаковать вторичные цели на склонах утёсов Ургалльской низины. От грохота и стольких взрывов в замкнутом пространстве содрогалась земля, поднимая клубы чёрной пыли. Стоял такой жуткий грохот, что десятки закалённых войнами Великого крестового похода смертных солдат просто падали на колени от ужаса или сходили с ума, отчего их приходилось казнить надзирателям, чтобы защитить товарищей. Медленно, но неуклонно линия предателей начала опасно прогибаться…

«Штурм зоны высадки был адом, невиданным мной раньше. Подозреваю, что такого раньше не видел никто. Легион впервые сражался с легионом, нашим врагом были мы сами в худшем виде. Наши собственные грехи пришли забрать нас.
Моё отделение одним из многих получило честь стать частью контингента Гвардии Ворона в первой волне штурма, авангарде. Нашу высадку возглавлял сам Феррус Манус, нашей целью были защитные линии на правом фланге у подножия укреплений, ещё ближе и нас бы размазало о пустотные щиты. У нас была одна задача — штурмовать укрепления, занять врага, пока основные силы высадятся позади, сфокусировать на нас их внимание, сфокусировать все их орудия. Эта не было задание с высоким шансом на выживание, но мы — все мы — вызвались сами, так что самому лорду Кораксу пришлось бросать жребий, чтобы решить, кто из нас будет сражаться в авангарде, а кто высадиться с основными силами легиона.
Я уже сражался в тридцати трёх высадках во враждебных условиях, но такой не была ни одна: ни орки на Бельфагоре, ни диссиденты-терократы на Люксе Майорис. Истваан встретил нас самой страшной яростью, мы словно падали на огненную стену даже тогда, когда перед нами летел орбитальный обстрел. Не знаю, сколько десантных капсул было сбито с небес до приземления, но без «Вихрей смерти» мы не пережили бы и шага.
Из-за обстрела капсула моего когтя сбилась с курса, приземление было жёстким, мы наполовину погрузились в боковую стену траншейного редута и оказались под огнём прежде, чем отстрелились двери. Стреляя очередями, мы вырвались в огненный вихрь болтов и спустя мгновения оказались среди них… Детей Императора, но не таких, каких я помнил. Изменённых, искажённых. Вымазанные сажей и засохшей кровью доспехи, на некоторых ожерелья из костей и трофеи, словно у диких охотников за головами. Они кричали, смеялись даже тогда, когда мы прорывались сквозь них, и этот… смех было слышно даже сквозь рёв выстрелов, он был как-то усилен шлемами и звучал неправильно… безумно.
Потом было лишь убийство и выживание, никаких манёвров, никакой тактики. Их доспехи были как у нас, оружие одинаковым, кровавая баня, никаких преимуществ, никакой передышки, никакой пощады, только смерть. За считанные минуты кончились снаряды, и нам осталось только грабить убитых и продолжать стрелять.
Мой коготь прорвался: пять убитых, пять осталось в строю. Мы, выжившие, направились к увиденным с орбиты зенитным батареям — защищённым щитами, но не с земли, не от нас… всё остальное было неважно, а время было против нас, мы расшевелили осиное гнездо. Мельтаганы в упор, бронебойные гранаты, мы взорвали три сторожевых орудия, сломали батарею «Икар», но этим всё кончилось, они бросились на нас, хлынули из бункеров, излились из туннелей в траншеи. Солдаты Имперской Армии… когда-то, наполовину обезумевшие, а с ними легионеры, кажется Сыны Хоруса, гонящие их кнутами как рабов.
Я приказал отступать, мой сержант был мёртв, а следующим в цепи командования был я. Ударь и исчезни — такими были наши приказы, путь нашего легиона. Небо почернело от десантных кораблей и транспортов, мы сделали что могли. Орда обрушилась на нас словно потоп. Мой коготь увидел штурмовой клин Железных Рук, а затем нас захлестнуло пушечное мясо предателей.
Я тонул, размахивая направо и налево кулаками, круша черепа, ломая кости, но их было так много, так чертовски много. Доспех содрогался, кровь и осколки забили сочленения, один ткнул в лицевую пластину стаббером и выстрелил, авточувства вырубились. Они тянули меня вниз, меня били сто кулаков, скрежеща клинками, ища слабое место.
Затем пришёл огонь. Это были Аверни, Железные Руки. Аверни сожгли их, выжгли их с наших спин. Пламя омыло меня, обожгло в сотне мест, где был пробит доспех, но я выдержал, а люди — нет. Пепел их тел покрыл меня, словно засохшая грязь, прилип. Когда я встал, он треснул и осыпался словно шелуха. Мне никогда не забыть этот звук. Я слышу его во сне.
Мой доспех был выведен из строя, мне пришлось снять блок питания и вернуться в тыл, чтобы перевооружиться. Так я и выжил. Затем я сражался в авангарде, чтобы защитить зону высадки, и прорвался с лордом Кораксом. Из штурмовавших в конце крепостную линию не уцелел никто. Из всего когтя выжил лишь я, я последний.
Пламя огнемёта Аверни сплавило дисплей хроногорафа моего доспеха. Я заметил это лишь потом. Семь минут. Всё, что я вам рассказал, произошло за семь минут, столько смертей за такой короткий срок, и столько их последовало за этим…
»
– Извлечение из показаний, данных под присягой Жакосом Занаком, назначенным в авангард при штурме Истваана V, 5-ый ударный коготь, 19-я боевая рота, легион Гвардии Ворона


Высадка: плюс 1,3 часа по терранскому времени

«Воина судят по тому, каких он повергает врагов. Мы годами тупили свои клинки о низших существ и примитивных дикарей, но теперь эта война, этот славный катаклизм, дала нам шанс увековечить своё совершенство на арене сражений против самых грозных врагов, которых мы когда-либо видели, наших братьев-легионеров, и за это мы скромно отблагодарим его — отца, давшего нам своё имя.»
– Фулгрим, примарх Детей Императора, открытое вокс-обращение перед зверством на Йаран Луксоре

Словно чувствуя, какой опасный оборот набирает наступление лоялистов, предатели ринулись в контратаку, и предавшие примархи вышли на поле боя. Ангрон, жаждущий крови и ревущий подобно зверю из ужасных забытых времён, возглавил вылазку, которая,словно вбитый молотом клин, разделила Железных Рук в центре и Гвардию Ворона на правом фланге, а затем повёл своих Пожирателей Миров на воинов Коракса. Резня была ужасной, в лабиринте каньонов бесчинствовали забрызганные кровью терминаторы, убивая всех без разбора на своём пути, примотанными цепями к рукам, силовыми топорами. На левом фланге в траншеи хлынули густые облака ядовитого газа, который проникал сквозь малейшую трещину в доспехах и растворял плоть. Задушенные крики умерших такой жуткой смертью возвестили приход Жнеца — Мортариона.

Широкими взмахами косы примарх Гвардии Смерти прорубал себе путь через Саламандр, и даже доблесть и самопожертвование отважных Огненных Змиев могла лишь задержать его, а не остановить. Наступление лоялистов замедлялось, а всё новые предатели вступали в бой. Элита Сынов Хоруса, налётчики и юстаэринские терминаторы, во главе с грозным Абаддоном, с непревзойдённой яростью ринулась в контратаку. Отделения тяжёлой огневой поддержки занимали позиции на внешних холмах низины, чтобы организовать смертельный перекрёстный огонь, и встречались с атакующими звеньями штурмовых спидеров «Дротик» и «Штормовых Орлов». Супертяжёлые «Глефы» Саламандр занимали позиции на флангах лоялистов, чтобы выбить врага из укрытия испепеляющими лучами волькитовых карронад. Штурмовые корабли, высадившие свой груз, совершали отчаянные и часто самоубийственные заходы, на бреющем полёте летя сквозь огненную бурю и ведя шквальный огонь в надежде изменить ход боя, но многие падали с небес, словно пылающие метеоры.

Высадка: плюс 1,6 часов по терранскому времени

Когда битва на линии фронта зашла в тупик, где под шквальным огнём продолжалась бойня, в очистившейся, от десантных кораблей легионов, зоне высадки начали высаживаться флотские ауксилии. Подразделения Имперской Армии, полки тяжёлой пехоты, артиллерийские роты и отделения тяжёлых танков — высаживалось всё, но путь между зоной высадки и линией фронта преграждали завалы из горящих обломков и изувеченных тел, а напор был таков, что все долетевшие туда вражеские снаряды или ракеты находили цель. В этот момент смятения и разлада в тыловых эшелонах лоялистов был подан сигнал, и у них под ногами открылись скрытые бункеры и редуты, откуда вырвались отделения самоубийц Гвардии Смерти и Пожирателей Миров, чтобы сеять хаос. Там, где они сталкивались со ждущими легионерами или тяжёло катящимися бронетанковыми подразделениями, засады причиняли ограниченный урон, но если террористы оказывались среди солдат Имперской Армии, то начиналась кровавая бойня. Ни обучение, ни экипировка не могли помочь обычным людям, беспомощным, как дети против голодных волков.

Высадка: плюс 2,2 часа по терранскому времени

Если одна сторона отступала в одном месте, то наступала в другом, линяя фронта смещалась вновь и вновь, никто не мог получить преимущество среди неописуемого разрушения. Чёрные пески покраснели от крови. Десятки тысяч космодесантников погибли меньше чем за три часа, что было кошмаром, невиданным доселе в открытом бою, и десятки тысяч изнурённых и раненых воинов продолжали сражаться.

Во многих местах поля боя сражающиеся не могли получить припасы из-за яростной схватки, непрерывного обстрела и контробстрела. Там ломались цепные мечи, кончались гранаты, и тогда воины обеих сторон вырывали из окровавленных рук убитых оружие, чтобы продолжать убивать, или просто избивали друг друга руками и ногами, колотили врагов опустевшими болтерами, ставшими искорёженными дубинками. Повсюду была смерть, но никто не желал отступать. Битва продолжалась.

Drop Site Massacre 3

Железные Руки идут в атаку под прикрытием титана на Истваане V

У крепостной линии бушевала невообразимая бойня, а вдали, в Ургалльской низине, медленно опускался огромный красный корабль, и противовоздушный огонь высекал на его цилиндрических бронированных стенах почерневшие отметины. То был макротранспорт, несущий боевую манипулу Легио Атарус, «Разжигателей», и их прибытие встретили расцвётшие тепловые сигнатуры собратьев, наступавших сквозь бушующие на равнинах песчаные бури. Приближался Легио Мортис, и у исполинских ног их титанов мчались десятки «Хищников», а также эскадроны охотников и гравициклов из легионов Сынов Хоруса и Пожирателей Миров. Авгурия показала, что Легио Атарус превосходят как числом, так и огневой мощью: два «Налётчика» и три «Гончих» Разжигателей против «Полководца», двух «Налётчиков» и «Ночного Упыря» при поддержке двух разведывательных титанов у «Голов Смерти». Против быстро приближающейся бронетехники и быстрых штурмовых подразделений предателей у Легио Атарус был лишь ковенант союзного Легио Кибернетика и эскадрон вспомогательной бронетехники Механикум. Холодный расчёт оценил шансы на выживание меньше чем в 13% процентов, о чём Легио Атарус и сообщил в закодированном вокс-сообщении Горгону, одобрившему их решение прямо атаковать врага, а не пытаться защищаться и быть опрокинутыми.

Для Легио Атарус возможность атаковать бывших собратьев из Легио Мортис была не только желанием верных покарать предателей, но и результатом давно тлеющей вражды, тянувшейся уже десятилетиями. И поэтому с праведной яростью титаны «Разжигателей» завыли и ринулись на врага, став первым из верных легионов титанов, сразившихся с предавшим Легио в войне Ереси Хоруса. Последовала короткая, но жестокая битва, Легио Атарус ударил в центр врага в полную силу, стремясь нанести как можно больший урон, а не получить тактическое преимущество или хотя бы выжить. В этом они преуспели, уничтожив «Полководца» Легио Мортис «Дыхание Грома», причём «Налётчик» самого принцепса Маракару «Красный Наг» нанёс вражескому титану смертельный удар силовым кулаком прежде, чем его реактор был пробит мстительным огнём Легио Мортис. Последовавший взрыв испепелил «Красного Нага» и десяток оказавшихся поблизости вражеских танков.

Ценой собственного уничтожения Легио Атарус нейтрализовал вторичный контингент Легио Мортис, вынужденный отступить с тяжёлыми повреждениями и больше не участвовать в битве. Задержавшееся и понёсшее тяжёлые потери обходное соединение предавших легионов затем систематически уничтожили группы покорителей Железных Рук, которые не могли пробиться к фронту через обломки, и поэтому были передислоцированы в зону высадки с приказом её охранять. Бронетанковые роты быстро расправились с нападавшими врагами, зажатыми между орудиями и бушевавшей в пустыне после гибели титанов атомной бурей. Последние гравициклы предателей, ошеломлённые натиском Железных Рук, пытались скрыться среди пылающих обломков, но были повержены на землю и разорваны обгоревшими боевыми автоматонами Легио Атарус, неумолимыми в гневе и верными даже после смерти своих хозяев.

Передышка. Высадка: плюс 2,8 часов по терранскому времени

К исходу третьего часа битвы масштаб боевых потерь начал вынуждать обе стороны разойтись. Потери и предателей, и лоялистов ужасали, и по среднебоевым оценкам достигали 40%, а поскольку тяжёлые орудия верноподданных были высажены и вели плотный огонь, то даже Мортарион и Ангрон были вынуждены прекратить открытую атаку. Тем временем Саламандры и Гвардейцы Ворона начали отступать с линии фронта, чтобы перестроиться и пополнить боеприпасы, исчерпанные в яростной схватке. Лишь Феррус Манус и остатки Железных Рук не отступали, не желая отдавать ни пяди земли, за которую проливал кровь их легион.

Размах бойни был невероятным, а все тактики стали бесполезны, достаточные для покорения целых звёздных систем войска сражались в пространстве не более двадцати километров в диаметре, забитом развалинами, обломками и изувеченными трупами. Но чего добились лоялисты? Да, они зачистили зону высадки и пробили огромные бреши в укреплениях предателей, они прогнали врага из окружающих холмов и остановили фланговую атаку Легио Мортис, но стратегических целей не добились. Крепостная линия ещё стояла, враги по-прежнему удерживали позиции, а их орудия до сих пор не умолкли.

В рядах предателей творилось нечто странное: занимали позиции огромные зловещие боевые машины неизвестного происхождения, горбатые существа в обносках и лохмотьях, и воины в облачениях предавших легионов, чьи покрытые кровавыми трофеями, обитые шипами и заклёпками доспехи были так же чужды, как и любой встреченный Великим крестовым походом враг. Битва угрожала вылиться в резню. Каждый воин знал, что его ждёт безразличная и спокойная Смерть, ведь здесь, словно истребляющие ангелы, ступали полубоги, здесь была высвобождена ярость всех кровавых искусств человечества. Все знали, что какой бы невообразимой не была бойня, худшее ещё впереди.

И тогда пришли они…

Резня

«Я был в Ургалльской низине, когда против нас обратилась вторая волна. Когда Несущие Слово открыли по нам огонь, я стоял ошеломлённый, казалось бы, целый час, хотя на самом деле прошли считанные секунды. За эти несколько мгновений, мгновений, что навсегда всё изменят, вокруг меня погибло моё отделение. Каким-то чудом снаряды и лазерные лучи не задели меня, оставив стоять посреди изломанных, обожжённых и разорванных мертвецов..
Затем заклятье разрушилось, гром предательства ворвался в моё сознание, болтерный снаряд рассёк мне висок, залив глаза кровью. А дальше началось убийство.
»
– Легионер Дисон Гри, 3-й штурмовой батальон, Легионес Астартес Гвардия Ворона, Записи о Резне в Зоне Высадки на Истваане V, 019.М31


Высадка: плюс 3,4 часа по терранскому времени

«Битва давно закончилась, и враг уже был вне досягаемости нашего оружия, но большинство из нас так и не вернулось с Ургалльской низины. Даже те немногие, кому удалось вырваться, — даже они её не покинули. Они там до сих пор. Все мы там до сих пор — сражаемся за свою жизнь.»
– Неизвестный легионер, выживший в резне на Истваане V

И небо вновь почернело, когда сотни орбитальных транспортов, «Громовых Ястребов», «Громовых Птиц» и «Когтей смерти» спускались сквозь измученную атмосферу на огненных столбах. Мерцающие словно синее море, мрачные словно полночь, гранитно-серые, багряные и цвета полированной стали — воздушная армада принадлежала ожидаемым Железным Воинам, Повелителям Ночи, Несущим Слово и Альфа-Легиону. Мощь четырёх легионов, уже ставших в годы Великого крестового похода грозными легендами, обречёт одну сторону и спасёт другую. Скоро откроется жестокая правда.

Новоприбывшие развёртывались со скоростью и отточенным умением, доступным лишь Легионес Астартес, вперёд выдвигались подразделения, пока основные силы легионов возводили вторую зону высадки к югу от первой. Казалось, что Альфа-Легион намеревался укрепить левый фланг, а Несущие Слово — правый, тогда как Повелители Ночи рассредоточились и заняли периметр военной зоны, а Железные Воины высадились прямо за позициями Имперской Армии на краю равнины. Они немедленно начали возводить собственные бронированные бастионы и защитные линии, пугающе быстро соединяя в неприступные укрепления собственные модифицированные транспорты и осадные машины. Вторая появившаяся крепость, покрытая клёпаными пластинами брони, смотрела на окутанную дымом громаду на склонах Ургалла. Они зажали между собой лоялистов. Свежие волны легионов, рассредоточивающиеся позади и вокруг цитадели, словно из страха перед новорождённым стальным чудовищем, готовились к бою в третичных зонах высадки.

Некоторые считают, что после прибытия четырёх свежих легионов Коракс, обычно немногословный примарх Гвардии Ворона, первым призвал отступить и дать место новоприбывшим. Его легион понёс в бою серьёзные потери, как и все сражавшиеся, и Коракс не намеревался попусту тратить жизни в бессмысленном истощении, когда в бой могли вступить более сильные, и ещё не участвовавшие в нём, войска. За объединение сил был и Вулкан из Саламандр, ведь его воины участвовали в самых жестоких и беспощадных боях с Гвардией Смерти. Тёмные орудия XIV-го легиона нанесли им страшные потери, и почти все из сражавшихся сынов Вулкана были ранены, у них кончались боеприпасы.

Но Феррус Манус ничего не желал слушать. Отступление для него было немыслимо, и хотя вокруг примарха собирались лоялисты, его Железные Руки в ходе боя оказались опасно отрезанными от остальных сил. Феррус Манус приказал своим воинам не просто удерживать позиции, но и наступать, даже когда Коракс скомандовал своим воинам отступить в зону высадки и дать место новоприбывшим, а за ним медленно и неохотно последовали Саламандры. Есть неподтверждённые свидетельства, что в этот критический момент неудержимый гнев Горгона вызвало зрелище Фулгрима, примарха Детей Императора. При виде насмешничающего предателя, бывшего друга, ставшего ненавистным врагом, взбешённый Феррус Манус покинул ряды, чтобы сразиться с братом-примархом, убить Фениксийца и отомстить любой ценой. Немногие выжившие рассказывают, как два богоподобных воина обменивались сокрушительными ударами на горе мёртвых и умирающих, а насмешливый хохот Фулгрима, до невозможности ясно, доносился сквозь грохот битвы. О последовавших событиях точно известно немногое, кроме того, что когда дело предателей казалось потерянным, огромная ракета взмыла над чёрной твердыней Воителя и окутала поле боя мерцающим кровавым сиянием. Ловушка захлопнулась, был нанесён самый жестокий удар.

Высадка: плюс 3,9 часов по терранскому времени

«Могилой герою станет вся галактика.»
– Из «Мемориального руководства Имперской Армии», написанного летописцем Кха’рхи Ракалем

После того тёмного дня выдвигались противоречивые утверждения о точном ходе событий, о том, кто из предателей первым открыл свой замысел и нанёс вероломный удар. Однако свидетельства немногих выживших на поверхности планеты лоялистов подтверждают, что воины Гвардии Ворона подошли достаточно близко к Несущим Слово, чтобы узнать их и вызвать по связи, прежде чем началась бойня. Все до единого новые легионы поклялись в верности врагу и отринули клятвы Трону Терры, а о предательстве своём объявили грохочущим голосом сотен тысяч орудий. Началась настоящая бойня.

Drop Site Massacre

Ничего не подозревавших легионеров Саламандр и Гвардии Ворона расстреливали в упор те, кого они считали братьями. То тут, то там в рядах лоялистов подбитые танки и дредноуты, пережившие три часа самых ужасных боёв в истории Легионес Астартес, взрывались под бурей ракет и лазерных лучей своих предполагаемых союзников. С неба пикировали штурмовые корабли Повелителей Ночи, сбрасывая град фосфексовых и кассетных снарядов, а следом за ними падали вопящие рапторы. Без предупреждения Альфа-Легионеры ворвались в наспех созданные в тылу апотекарионы, безжалостно убивая раненых, а тем временем их мобильная бронетехника и механизированные отделения окружили Саламандр, а затем рассекли их ряды с хирургической точностью. Из-за стальных укреплений Железных Воинов заговорила прославленная артиллерия IV-го легиона, смертоносные «Вихри» модели «Скорпиос» и осадные орудия «Минотавр» истребляли ошеломлённые батальоны Имперской Армии и разрушали зоны высадки первой волны, а танки, «Церберы» и «Тифоны», на ближней дистанции уничтожали супертяжёлую бронетехнику. Феррус Манус пал, сражённый Архипредателем Фулгримом, и из древней разбитой крепостной линии донёсся триумфальный вой. Псы Воителя вновь вышли на поле боя: берсерк Ангрон и, подобный призраку смерти, Мортарион вновь повели своих воинов навстречу кровопролитию. Наконец, из тёмной твердыни вышел и сам Хорус, во главе своих воинов обрушившийся на остатки клана Аверни мёртвого примарха. Возвышающийся над всеми «Диес Ирэ», пронзительным воем боевых сирен возвещающий погибель лоялистов, вновь наводил орудия на ранившие его танки, чтобы отправить навстречу забвению.

У преданных, оказавшихся в меньшинстве и ловушке лоялистов не было надежды на спасение или победу на Истваане V. Тысячи пали в первые мгновения бойни, но тысячи остались, и сердца выживших Саламандр, Гвардейцев Ворона и Железных Рук наполнила свирепая ярость. Они сражались отважно, до последнего болта и последней капли крови, словно легендарные герои прошлого, и не колебались, но это теперь это была не битва, а истребление. Вместо спланированного наступления началась безумная бойня, где в кровавой рукопашной разрывали, расчленяли и оскверняли тела, а предатели обрушивались на выживших подобно разъярённым зверям, словно желая повеселить жаждущих богов.

Облачённый в багровые доспехи авангард Несущих Слово превратился в кошмарных, ужасающих существ, когда обрушился на лоялистов, неся с собой порчу варпа, пока Пожиратели Миров бушевали, не заботясь, кого они убивают. И враги, и союзники, оказавшиеся у них на пути, становились мясом в жатве собранных голов.

Железных Воинов, словно презиравших работу мясников, похоже тоже не заботило, кто погибает под их орудиями, и они вели ковровую бомбардировку, уничтожая основные цели, пока непрестанный обстрел наступающих стальных разорителей выкашивал бегущих имперских стрелков. Плазменные разряды наступающих эскадронов «Хищников-Палачей» Несущих Слово взрывались среди десантных кораблей Гвардии Ворона, словно крошечные звёзды, а за ними мчалась гранитная орда легионеров. Не обращая внимания на открытую местность и потери от слабеющего огня лоялистов, возглавляемые сияющим Лоргаром воины смертоносным потоком захлестнули зону высадки. Там Лоргар Аврелиан, посреди изувеченных тел Несущих Слово, и встретил Коракса, доведённого до отчаяния и безумия тем, что выпало его легиону.

Там, после яростного обмена ударами, за которыми не смог бы уследить ни один смертный или Астартес, Лоргар пал на чёрный песок, уже впитавший столько крови. Аврелиана спасло лишь неожиданное вмешательство Конрада Кёрза, примарха Повелителей Ночи, отогнавшего обезумевшего Коракса, которого больше не видели. Что же до Вулкана, то в конце он и Саламандры собрались для отчаянного последнего боя и, вероятно, последними пали под шквальным огнём в окружении тысяч врагов. Первым из бойни вышел Альфа-Легион, завершив задание, добившийся целей. Говорят, что Сыны Гидры отступили после неслышного приказа, и совершенно неподвижно наблюдали за последовавшим жестоким осквернением, когда умолкло оружие Железных Воинов, а другие предатели увлеклись сбором трофеев, тёмными ритуалами и истинным безумием.

На чёрных песках остались лежать более 200 000 мёртвых легионеров, примарх погиб, а два других пропали и считались убитыми, а их легионы были практически истреблены. С ними умерла мечта Императора о владычестве человечества среди звёзд.

Смерть Железной Руки

Феррус Манус, отец Железных Рук, первым из примархов стал жертвой Ереси Хоруса, и гибель его ещё трагичней от того, что смертельный удар нанесла рука брата и бывшего друга. С того тёмного дня на Истваане V эта судьбоносная смерть обросла слухами и легендами, ведь факты были скрыты анархией и разрушением на поле боя, а также ложью врагов, чей сокрушительный контрудар захлестнул примарха и его телохранителей. Конкретные факты о погибели Горгона сложно отсеять от полуправды, догадок и откровенного обмана — естественного потомства воистину великих событий. Из паутины выдумок можно вычленить следующее: Феррус Манус безжалостно сражался в авангарде при начальной десантной высадке на крепостную линию Ургалла, он и его клан Аверни приняли на себя ответный натиск предателей и не дрогнули, и, вероятно, в первую очередь это было вызвано богоподобной силой примарха Железных Рук. Горгон был воплощением силы, его доспехи казались несокрушимыми, а несравненная ярость ужасала. Особо стоит отметить последний фактор: задолго до Истваана V было известно о неистовом гневе, притаившемся под железной волей примарха, но до сих пор он руководствовался холодным рассудком. Теперь нам ясно, что в зоне высадки предательство друга и брата Фулгрима затуманило разум Горгона и переполнило его яростью. Поэтому, когда все были ошеломлены контратакой и предательством легионов второй волны, вероятно появление на поле боя самого насмехающегося Фулгрима обрекло Ферруса Мануса и окружавших его воинов на гибель.

Не выжил никто из соратников Горгона, сражавшихся в кровавом последнем бою, но даже полученные из уст врагов свидетельства о поединке между двумя примархами наполнены благоговейным страхом. Одни утверждают, что гибкий Фулгрим бился похищенным молотом Ферруса Мануса, «Сокрушителем наковален», другие говорят о странном адском клинке, который выл и смеялся, рассекая воздух, тогда как Горгон бился собственными руками, способными расколоть укреплённый керамит как тающий лёд, и чью хватку вряд ли выдержали бы даже плоть и кости сверхчеловека, примарха. Говорят, что поединок братьев был жестоким и кровавым. Один, гибкий и быстрый как молния, атаковал со смертельной скоростью и ловкостью атакующей птицы, а другой, воин с невероятной физической силой, был подобен нечеловеческому бастиону — неутомим, непреклонен и нечувствителен к боли. Они обменивались ударами, подобным раскатам грома, земля под ногами тряслась, воздух выл, а вокруг сражались и умирали легионы. К концу поединка каждый получил раны, способные десятки раз убить величайших воинов из Легионес Астартес, но никто не желал уступать, а вокруг горел мир. Наконец, Фулгрим нанёс смертельный удар и поверг брата-примарха. Это один из немногих достоверно известных фактов об ужасной битве, но, по некоторым свидетельствам, Фулгриму помогло победить лишь коварство или, как позднее в свете участи проклятого примарха Детей Императора поверили многие, вмешательство Губительных Сил Варпа.

Вымыслом и легендами окутана не только смерть Ферруса Мануса, но и судьба его останков. Многие верят, что после бойни Фулгрим принёс Хорусу голову Ферруса Мануса, а другие утверждают, что посланники Тёмных Механикум получили в дар или, возможно, украли остальное тело, чтобы создать собственный легион искажённых Астартес из его генетического наследия. Есть и те, кто верит, что позднее всё тело или его часть отбили Сыны Медузы, а некоторые отпрыски Железных Рук до сих пор ищут останки Ферруса Мануса.

Положение легионов предателей на Истваане V перед атакой лоялистов и тактика ведения боя во время Резни в Зоне Высадки

Сыны Хоруса

На поверхности Истваана III легион увяз в боях, и, по подсчётам, за время сражения погибло или пропало без вести около 30 000 легионеров Сынов Хоруса.

Согласно теориям аналитиков, в результате изначальных сложностей с очищением рядов легиона от терран, а также неожиданно высоких потерь личного состава и техники, Воитель с сознательной осторожностью задействовал свой легион в ходе Резни в зоне высадки. Считается, что тем самым он надеялся сохранить как можно больше Сынов Хоруса для планируемого продвижения к Терре, либо же, возможно, хотел, чтобы и другие умылись кровью лоялистов ради его цели.

Во время первой волны атаки контингент Сынов Хоруса оборонялся, ограничившись лишь основными и наиболее укреплёнными бастионами, и гоня на орудия лоялистов Имперскую Армию. Впрочем, исключение составляли их роты штурмовиков и Налётчиков, которые в лабиринтах ущелий и обвалов, у стен Ургалльской низины, противостояли подразделениям Гвардии Ворона. Но когда ход битвы переломился, Сыны Хоруса, возглавляемые самим Воителем, всеми силами атаковали дрогнувших и израненных лоялистов.

Боевая техника Сынов Хоруса

Во время расправы на Истваане III Сыны Хоруса понесли неожиданно большие потери, которые угрожали лишить легион возможности атаковать Терру, как того требовали планы Воителя. Судя по свидетельствам, это вынудило легион обороняться в ходе операции в зоне высадки, чтобы уменьшить риск для бронетанковых резервов и позволить остальным легионам выдержать основную тяжесть штурма лоялистов. Лишь когда ловушка окончательно захлопнулась, на поле боя в полном составе выехали бронетанковые клинья Сынов Хоруса, истребляя остатки окружённых авангардных сил лоялистов.

После спешной переброски на Истваан V, у легиона даже не было времени провести хотя бы поверхностный ремонт множества единиц боевой техники, поэтому на них остались шрамы тех боев, а также грубые символы убийств, произошедших от отметок чести, которые использовались дикими бандами Хтонии.

Дети Императора

Легион Фулгрима «Просветителя» вступил в битву за Истваан V в сильно ослабленном, однако преображённом виде. Подобно, так часто встречающемуся в философии и геральдике легиона, фениксу из терранских легенд Дети Императора словно возродились из пепла Истваана III, и уже превращались в нечто, чего в те времена мы не могли даже представить.

Нет надёжных сведений о потерях, полученных легионом во время истребления верных, однако, предположительно, они были весьма велики. Что ещё хуже, Фулгрим вернулся со встречи с Феррусом Манусом, примархом легиона Железных Рук, не убедив Горгона примкнуть к Воителю, и тем навлёк на себя гнев Хоруса.

Свидетельства указывают, что по прямому указу Воителя приготовления к обороне кратера Ургалла были поручены примарху Детей Императора, а его легиону приказали занять центральную внешнюю линию укреплений, где при начальной атаке лоялистов будут самые жестокие бои. Неясно, должно ли это было стать оскорблением или наказанием, однако нельзя не признать скорости, коварства и мастерства, вложенных в изматывающее восстановление развалин древней крепости. Когда началась атака, то лоялисты встретили не просто укреплённые развалины ксеносов, но и пересекающиеся огневые поля, смертельные зоны поражения, переплетения траншей, тайные подходы и всевозможные военные хитрости. Что же до засевших в укреплениях легионеров, то, пусть со времени битвы на Истваане III прошло не так много времени, воины уже поддались психологическим изменениям, стигматам и самоизуверству, возвещающему грядущий ужас.

Боевая техника Детей Императора

Дети Императора потеряли огромное количество бронетехники в затяжных межлегионных битвах, последовавших за гибелью Истваана III. По этой причине на Истваане V легион был вынужден использовать все доступные силы и бросить на оборону кратера Ургалла технику самых разных типов, классов и моделей.

Учитывая излюбленные Детьми Императора ритуалы битвы, наибольшее применение нашли бронетранспортёры, которые позволяли легиону проводить молниеносные контрудары и обходы, атакуя загнанных лоялистов там и тогда, когда они меньше всего ожидали. Техника других типов, в частности сверхтяжёлые танки и мобильная артиллерия, была распределена на уровне батальонов и миллениалов для использования командирами так, как они сочли бы нужным в свете быстро изменяющейся ситуации.

Гвардия Смерти

По примерным оценкам легион Мортариона потерял в жестоких боях на Истваане III более 25 000 легионеров, как верных до конца терран, отправленных умирать в покрытых пеплом развалинах, так и посланных истребить их сынов Барбаруса.

Предположительно, затяжные бои во время предательства на Истваане III дорого стоили бронетанковым дивизионам Гвардии Смерти, значительную часть которых составляли предполагаемые лоялисты легиона. Вероятно, позднее предатели вывезли с планеты часть техники, но у них было недостаточно времени, чтобы полностью подготовить её к бою. Однако произошедшие в зоне высадки битвы хорошо подходили легиону, со склонностью к войне на истощение и ближнему бою пехоты. Есть свидетельства, что основные силы легионеров Гвардии Смерти расположились на одном фланге сети укреплений Ургалла в лабиринте траншей, бункеров и туннелей, быстро, но тщательно подготовленных или улучшенных легионом. Это как обеспечило их лучшей защитой от бомбардировки, так и скрыло численность.

В бою Гвардия Смерти широко использовала внезапные атаки со скрытых позиций, мины, алхимическое оружие и непрерывный обстрел, особенно против Саламандр, и была встречена решимостью и яростью легиона Вулкана, что привело к высоким потерям с обеих сторон.

Боевая техника Гвардии Смерти

На Истваане V легион Гвардии Смерти применил большое количество бронетанковых машин всех классов. Предположительно, что используемая для поддержки пехоты техника, согласно стандартной боевой доктрине, составляла весь уцелевший бронетанковый резерв легиона. Многие танки были либо размещены на тактических резервных позициях в глубине кратера Ургалла среди древних развалин ксеносов, либо скрыты в возведённых земляных укреплениях для защиты от орбитальной бомбардировки флота лоялистов.

Едва предварительный обстрел закончился, и началась высадка, как подразделения бронетанкового резерва Гвардии Смерти открыли ответный огонь, а затем вышли из укрытий и начали наступать широкими дугами или идти на прорыв, истребляя пехоту лоялистов и блокируя наступление бронетехники, война охватила весь кратер Ургалла. Танковые войска Гвардии Смерти участвовали в бою на протяжении всего жестокого трёхчасового сражения, и вновь понесли тяжёлые потери, что серьёзно ослабило способность легиона к бронетанковой войне.

Пожиратели Миров

По cбору Пожирателей Миров на Истваане V можно было сделать много предположений о том, что ждёт этот самый кровавый из легионов. По большинству оценок, именно Пожиратели Миров понесли наибольшие потери среди легионов, которые сражались на Истваане III, очищая свои ряды от лоялистов. Считается, что с обеих сторон погибло значительно больше 35 000 легионеров. Зафиксировано, что помимо множества раненых, были те, кто в ходе длительного боя полностью поддался безумной жажде крови, и их пришлось принудительно обездвижить и вернуть на флот Пожирателей Миров для заключения.

Теперь представляется очевидным, что когда Хорус разрушил узы верности Ангрона Императору, он выпустил зверя, который, сорвавшись с цепи, не признавал ничьей воли, включая волю самого Хоруса. Даже на том раннем этапе стало ясно, что Ангрон и его легион будут сами себе законом, а не верными солдатами. Они следовали собственным убийственным припадкам в той же, если не в большей степени, что и тактическим и стратегическим задачам восстания.

Во время Резни в Зоне Высадки Пожиратели Миров провели несколько жестоких контратак на плацдармы лоялистов, снова и снова отдаляясь от полосы укреплений предателей, и каждый раз их останавливали лишь тяжёлые потери или же глухая завеса огня артиллерии. Они глубоко врубались в основные ударные силы Гвардии Ворона и клана Аверни Железных Рук, а затем, когда ловушка предателей сработала, развернулись смертоносной волной, не заботясь о том, кого убивают.

Боевая техника Пожирателей Миров

Считается, что Пожиратели Миров отправили в бой на Истваане V всю боевую технику, имевшуюся в их распоряжении, и применяли ее в обороне так агрессивно, как того и требовала воинственная репутация легиона. Примечательно, что многие командующие легиона ценили в машинах под своим командованием два качества: скорость и огневую мощь.

Первое позволяло максимально быстро сближаться с врагом, а второе позволяло закончить дело — подавить и быстро уничтожить противника.

Подтверждением этого обстоятельства служит факт, что многие экипажи техники Пожирателей Миров полностью израсходовали боезапас за первый час сражения, что во многих случаях вызывало необходимость отступить и перевооружиться, однако порой танки Пожирателей Миров превращались в примитивные тараны, которые атаковали танки и пехоту лоялистов, неся при этом тяжёлые потери.

Пепел Истваана V

Записи, что уцелели с тех мрачных времён, гласят, что, когда на следующий день после побоища Резни в Зоне Высадки взошло солнце, союзные Воителю механикумы вышли из своих укреплений в сопровождении огромной процессии тяжёлых автоматонов. При свете дня исполинские землеройные машины с огромными отвалами расчистили место в центре низины, а из груд погибших с обеих сторон насыпали вокруг высокий вал. Ещё вспыхивал и гас гвалт сражений — находились островки выживших лоялистов — и дорого продавали свои жизни, сражаясь с победившими предателями; корабли сновали в небесах, ещё пылающих обломками погибших и умирающих судов, но работа продолжалась как ни в чём ни бывало. Подогнали тысячную когорту пустоглазых техноневольников, чтобы те подготовили площадку, и вскоре из центра пропитанной кровью земли выросла исполинская железная вышка. Её назначение пока оставалось неведомым.

К исходу третьего дня тяжёлым трудом механикумов был возведён гигантский амфитеатр. В его основание легли перемолотые кости и битый керамит, а полом стало стекло, в которое обратилась земля от жара плазмы. Из его центра, в увитые дымом небеса, вознёсся двухсотметровый многоярусный столп. За кольцом из мертвецов на обширном поле битвы Ургалльской низины теперь шло мародёрство, где победители рылись в поисках снаряжения и машин, а иногда и не столь нормальных трофеев, и с не столь нормальными намерениями. Целый день предатели собирались перед этим грандиозным возвышением, возвращаясь из погони за уцелевшими лоялистами, вдоволь набрав трофеев, а иногда и откладывая орудия пыток, которыми терзали попавших в плен. Рота за ротой, орденом за орденом, легион за легионом — сотни тысяч Легионес Астартес, кто сражался на стороне Воителя против своих братьев, собрались возле колоссальной железной башни. Когда всё было готово, подожгли внешний вал из трупов — пламя ринулось в стороны из одной точки, так что в считанные минуты всю сцену окружила пылающая стена огня. Серые небеса осветились оранжевым, и на землю посыпалась метель из пепла, которая не стихнет ещё много недель. Сейчас был триумф Хоруса; сейчас был момент его победы и его прославление.

Вышку окружали собственные сыны Воителя — его легион, теперь ставший преторианцами для нового Императора: знак нового разделения и новых предпочтений, уже, наверное, замеченный с затаённой злобой кое-кем из зрителей. Перед Сынами Хоруса встали ровными квадратами легионы, которые бросили жребий вместе с Воителем: Дети Императора, Пожиратели Миров и Гвардия Смерти. Тут были и те, кто лишь недавно примкнул к ним, и чьё предательство принесло смерть их бывшим братьям, которые лежали сейчас погребёнными в обожжённом чёрном песке под ногами: Железные Воины, Альфа-Легион, Несущие Слово и Повелители Ночи. Здесь были представлены все — почти половина воинства Легионес Астартес.

Ряд за рядом заполнялись концентрические круги подиума, пока наконец перед лицом своих собравшихся сынов, во всей славе, не встали предатели-примархи, ожидая лишь появления самого Воителя. И тогда Хорус, облитый багрянцем в пламени факелов, появился на самой вершине подиума. Когда солнце уже опустилось за горизонт, над головами собравшихся с рёвом пронёсся строй из множества ударных кораблей, и боевые горны собравшихся титанов предателей, грозно нависавших из тьмы, заревели так громко, что земля дрогнула — и стеклянная поверхность пошла трещинами. Точно бог, он глянул на них сверху и, точно демагог, приветствовал их, провозглашая им славу и славу их победам, хотя и то, и другое было лишь тенью его собственной славы. Его речи в тот страшный день запретны для этих записей, однако можно не сомневаться, что в сердцах многих, кто слышал эти слова, они зажгли новый огонь тщеславия, жажды битвы и тёмных дерзаний. Но были и те, в ком слова эти упали на безблагодатную почву, которую сделали бесплодной горечь и подозрение, грехи давно зревшие, и теперь взявшие верх. Одно можно сказать наверняка: Хорус, Воитель и виновник Резни в Зоне Высадки, обещал им быструю победу. Но будет по-другому: война, которая близилась, станет настолько изнурительной и кровавой, что никто не мог и представить. И исход её останется неясным до самого конца.

В то время, как на Истваане жгли победные факелы, дабы помазать кровавыми отсветами лоб Воителя, щупальца войны уже потянулись из этого места через звёзды, и страшный конфликт начал разворачиваться. Как лесной пожар или чумное поветрие, война расширялась, идя к Трамасу и Ультрамару, к Сигнусу и Мороксу. Но первый удар падёт на Фолл и Парамар, и здесь появятся первые намёки на то, что не всё пойдёт так, как планировал Воитель, что зверь войны, однажды спущенный с поводка, не слушается уже никого, даже самого прославленного Хоруса. Здесь, на Истваане V, удача также неожиданно отвернётся от предателей, и побег оттуда, где уже просто выживание становилось бесценной победой, бросит долгую тень на грядущее.

Последствия

«Рука предателя бьёт с силой легиона.»
– Воитель Хорус, после резни на Истваане V

Сколь бы сокрушительной не была победа предателей в Резне в Зоне Высадки, вскоре стало ясно, что она не была безоговорочной. Понявшие, что всё потеряно, небольшие группы выживших смогли прорваться из захлопывающейся ловушки, либо улетев на штурмовых кораблях в хаосе битвы, либо скрывшись в вулканических ущельях и среди чёрных песчаных бурь пустынных равнин. Частично этому поспособствовали сами предатели, спешившие поделить добычу, недоверие и иногда даже презрение, которое примархи-отступники испытывали друг к другу уже тогда.

В небесах над Иствааном V были преданы и атакованы линейные флоты лоялистов, и здесь, несмотря на разницу в численности, битва не стала таким односторонним избиением, как бы хотелось предателям. Находившиеся в зоне боевых действий корабли были готовы к бою, их пустотные щиты были подняты и полностью заряжены, и поэтому после начальной атаки открыли ответный огонь, многие из лоялистов пострадали, но отнюдь не погибли от внезапной атаки предполагаемых союзников. Последовавшая пустотная битва длилась гораздо дольше, чем бойня на земле, и некоторые корабли лоялистов упорно сражались, не желая бросать оставшийся на планете легион на произвол мрачной судьбы, за что заплатили страшную цену. Другие, сильно повреждённые, либо были отогнаны, либо отступили, осознав тщетность усилий после возвращения флотов первых предавших легионов. Преследуемые гончими врага, уцелевшие легионеры бежали из системы, вынашивая горькую жажду мести в сердцах.

Битва за Истваан V закончилась. Вероломный Воитель победил. Так была посеяна буря галактической войны, и тёмные боги пожнут годы последовавших ужаса и кровопролития.

+++Отрывок из записи допроса 234//3581132045+++
+++Временная ссылка: 233//556//287//[Отредактировано]+++
+++Фигурант: Амирик Кел +++
+++Должность: технодесантник-оружейник +++
+++ Принадлежность: Легионес Астартес Несущий Слово +++
+++ Диспозиция: Трэйторис Пердита//казнь отложена на время процесса извлечения информации по приказу [Отредактировано]+++
+++ Место проведения дознания: [Отредактировано]+++
+++ Дознаватель: [Отредактировано] +++
+++ Метод извлечения: Экстремис//Психохимия//Умерщвление плоти//Уровень XV+++
+++Примечание: отрывок описывает допрос приговорённых об их участии в «Резня в зоне высадки» на Истваане V, фигурант находится в частично помутнённом состоянии из-за процесса умерщвления плоти+++

+++ Начало отрывка+++

Дознаватель: Каким было твоё имя и должность во время инцидента на Истваане V?
Осуждённый: Я не знаю об инциденте… знаю?
Дознаватель: О ставшем позднее известным как «Резня в Зоне Высадки»? Ты раньше говорил, что был там? Это не так?
Осуждённый: Да, да… я был там… мы все были там… все, избранные, но не избранные.
Дознаватель: Объяснись.
Осуждённый: Возмездие, откровение, или, и… первое, последнее.

+++Ссылка: проведение дальнейшей психохимической стимуляции +++
[Пауза]
Дознаватель: Повтори. Объясни своё присутствие в зоны высадки.
Осуждённый: Мой орден легиона, мы тогда были Блеклой Дароносицей — до изменения — и были назначены нашим любимым Аврелианом в группировку истваанской операции, поворота клинка. Мы принесли смерть служителям ложного бога во имя ис… истины. Потом были избраны другие, избраны для Калта, для мести, но я, я сражался на чёрных песках, нанёс удар.
Дознаватель: Каким было твоё назначение?
Осуждённый: Бронетанковое подразделение, у нашего ордена было бронетанковое подразделение; тогда мы ещё носили серое, серый гранит лжи. Боевые танки «Сикарийцы», недавно выпущенные, ещё безымянные: первая кровь. Хорус всегда заботился, чтобы его сторонники получали все лучшие игрушки… задолго, задолго до того, как пролилась первая кровь лживых.
Дознаватель: Скажи мне, что ты делал, что ты видел.
Осуждённый: Ты знаешь, что мы делали, мы убивали, убивали вас, глупцов, мы убива…

+++Ссылка: проведение дальнейшего умерщвления плоти, потеря фигурантом тканей и нервов достигает 63% прежде, чем возобновляется допрос+++
[Пауза]
Дознаватель: Повтори?
Осуждённый: Проклятье, что ещё вам надо? Мы высадились в «Громовой Птице», прямо позади, когда они отступали. Они считали нас друзьями, союзниками. Когда мы выступили, ближе всего к нам были Саламандры, небольшая группа, они сделали из наполовину разорванного «Носорога» транспорт для раненых и как-то заставили его ехать. Они почти могли прикоснуться к нашему корпусу, когда пришёл сигнал, вспыхнул, словно великое око, знамение. Я отдал приказ, отдал его с удовольствием, понимаете? Ускорительные пушки разорвали их словно бумагу, так близко мы не могли промахнуться. Я так отчётливо всё помню… словно я мог ощутить их шок, их ужас, предательство… невозможность всего этого, чистота, опьяняла. Мы раздавили их останки гусеницами и двинулись дальше, круша, убивая; им негде было спрятаться, некуда бежать, любой, кто пытался сопротивляться, лишь погибал быстрее, нас было много, а их мало. Это было не просто убийство, вам не понять… это была молитва.

+++Конец отрывка+++

Источники

Ересь Хоруса
005 — 006.М31 Сожжение ПроспероПредательство на Истваане IIIВойна внутри Паутины • Ловушка на Сигнусе • Марсианская Схизма • Битва за Диамат • Резня в Зоне ВысадкиПервая битва за ПарамарЗавоевание Коронидских Глубин
007 — 008.М31 Битва при Фолле • Битва в Вороньем гнезде • Битва в туманности Алакксес • Осада Идеальной Крепости • Кампания на Чондаксе • Вторая битва при Просперо • Первая осада Гидры Кордатус • Битва за «Яростную Бездну»Битва за КалтБитва за АрматуруТеневой крестовый поход • Кампания на Прецептон • Кампания на Йидрис • Трамасский крестовый походБитва за Ванахейм • Вторая битва за Парамар • Битва за Констаникс II • Осада Эпсилон-Странивара IX • Порт Мо - Предательство • Manachean War • Кампания на МезоаБитва за Бодт • Двелльский инцидент • Битва за Молех
009 — 010.М31 Вторжение на КсануБойня на Мороксе • Санграальская кампания • Освобождение Нуминала • Битва при Ариссаке • Битва за Пердитус • Битва за Соту • Очищение системы Гильдена • Битва за Ниркон • Битва за Талларн • Битва за Ноктюрн • Солнечная война • Битва при Плутоне
011 — 014.М31 Малагантский конфликт • Битва за Каталлус • Битва на Ануари • Вторая битва за Давин • Битва на Бета-Гармон • Битва за ТерруВеликое Очищение
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.