ФЭНДОМ


«— Железные Воины ждут твоего приказа, отец. Неважно, куда приведет нас судьба, неважно, с чем мы столкнемся и сколько времени это займет, — мы не подведем тебя.»
– Примарх Пертурабо даёт клятву Императору во время их последнего разговора на Терре (Грэм Макнилл, «Ангел Экстерминатус. Плоть и Железо»)
«Как ржавчина — железо, чувство вины пятнает и разъедает душу, постепенно проникая всё глубже, пока не выест самую структуру металла. Однако если весь мир будет ненавидеть тебя и считать тебя дурным, но ты чист перед собственной совестью, ты всегда найдёшь друзей.»
– Пертурабо («Жертвовать добровольно»)



Пертурабопримарх Железных Воинов, одного из двадцати первоначальных легионов космического десанта. Во времена Ереси Хоруса встал на сторону Хаоса, позднее стал демон-принцем Хаоса Неделимого. По характеру Пертурабо молчалив и мрачен, обладает невероятно высоким интеллектом. Он, как и его Железные Воины, обладал естественным родством с технологиями и логикой.

История

Взращённый в атмосфере войны и интриг, царившей в соперничающих дворцах Олимпии, Пертурабо был суровым воином и знатоком тайн техники, который пользовался логикой и математикой также мастерски, как и клинком. Братьям Железный Владыка казался почти вызывающе замкнутым: он предпочитал не делиться своими мыслями, даже когда ситуация этого требовала, и постоянно опасался предательства, в том числе и со стороны родственников. Немногие могли назвать его своим другом, но все признавали способность Пертурабо переломить ход любой вражеской кампании и предложить самый прямой путь к победе — и это несмотря на потери и постоянные испытания, которым в долгие годы Великого крестового похода подвергалась его верность. Слово его было также нерушимо, как железо.

В отличие от братьев, многие из которых поддержали крестовый поход Императора с ревностью фанатиков, Пертурабо видел в нём лишь задачу, решить которую он был обязан в силу клятв, принесённых отцу. Он одержал множество побед, и благодаря Железным Воинам к Империуму Человечества присоединилось множество миров; но за собой легион оставлял планеты разрушенные, поставленные на грань выживания в результате безжалостной, хоть и эффективной, стратегии примарха.

Пертурабо прибыл на Истваан V после кровавого усмирения Олимпии — кампании, которая, как многие скажут потом, подтолкнула и примарха, и его легион на пути к безумию и ввергла в пучину предательства; его тамошние действия оставили неизгладимый след в истории Империума. После Резни в Зоне Высадки Пертурабо покинул выжженую планету унося с Истваана V молот погибшего брата — оружие, ставшее символом его нового союза предателем Хорусом.

Молот Олимпии

Когда сынов Императора разбросало по Галактике, Пертурабо оказался на планете, называемой Олимпия. Эта древняя человеческая колония на окраинах сегментума Ультима, на противоположной от Терры стороне относительно галактического ядра, была одной из планет в регионе, густо заселённом в конце Тёмной Эры Технологий. Научные знания и индустрия Олимпии почти без потерь пережили Эру Раздора, но затем деградировали до доатомного уровня практически во всех сферах и в стагнацию, на фоне которой развилась сложная феодальная культура.

Планета была сравнительно богата органическими формами жизни и обладала разнообразными минеральными ресурсами, но большинство её запасов радиоактивных веществ и легкодоступных проводящих металлов ещё в древности стали объектом хищнической добычи и были вывезены на другие планеты, что стало дополнительным препятствием для технологического развития Олимпии. Гористый ландшафт, преобладавший на континентах, ещё больше усложнял ситуацию и делал невозможным масштабный рост городов и распространение сельского хозяйства. Эти уникальные условия создали столь же уникальную цивилизацию, которая породила мозаичное общество из сотен независимых городов-государств и подчинённых сатрапий, вовлечённых в переменчивую сеть интриг и войны. Между ними шла вечная борьба за наиболее плодородные горные долины, крупные плато и богатые низменности. Олимпийская культура, светская и корыстолюбивая, была ориентирована на достижение богатства, безопасности и власти, и свойственное ей искусство войны в своей эволюции достигло небывалых высот в мастерстве фортификации, осадном деле и строительстве. Власть на этой планете означала способность не только завоевать ресурсы. но и удержать их. Гористая местность, изобилие качественного камня и умение его использовать сделали неизбежным строительство сложных крепостей для охраны важных горных перевалов и цитаделей — для защиты накопленных ценностей и провизии. Искусно устроенные фортификации отличались убийственной хитроумностью и неприступной прочностью, и вскоре именно они стали определять величие самых крупных городов-государств и их правителей, из которых двенадцать самых могущественных по давней традиции называли «тиранами Олимпии».

В этом неспокойном обществе война была сложной игрой, складывающейся из политических интриг, заказных убийств и открытого применения силы.

Бесконечные военные действия велись армиями профессиональных наёмников, гренадёров и канониров; в осадах участвовали ползучие танки со стальной обшивкой, лязгающие паровые мортиры и грузные разведывательные дирижабли, поднимавшиеся в воздух благодаря летучему газу. Верность военачальников, командовавших этими армиями, зависела только от кошельков самых богатых из тиранов Олимпии — тех, чья власть зиждилась на имущественных правах, взяточничестве, фаворитизме, политиканстве и страхе. Ко двору одного из этих тиранов, Даммекоса из города-государства Лохоса, и был доставлен юный Пертурабо.

Подробности того раннего периода в жизни примарха до сих пор окутаны тайной: имперские итераторы получили немногие сведения об этом времени только годы спустя, и даже тогда информация не могла считаться достоверной из-за влияния постоянных для Олимпии интриг. Самые надёжные данные говорят о том, что стража тирана нашла Пертурабо в дикой гористой местности за пределами городов-государств. Стражники проверяли слухи об удивительном мальчике, который странствовал от одного отдалённого поселения к другому, от одной общины изгнанников к другой. Этот мальчик зарабатывал себе на жизнь то в качестве наёмника, то как ремесленник, отличавшийся, несмотря на юность, небывалым талантом; подолгу он нигде не задерживался.

Слухи о мальчике достигли лохосского двора, и Даммекос, правитель хитроумный и прозорливый, настолько заинтересовался этими историями, что отправил своих людей проверить их истинность и, если рассказы окажутся правдой, выяснить, какую выгоду из этого можно извлечь. Увидев мальчика собственными глазами, Даммекос подверг его испытаниям, в результате которых оказалось, что в бою тот может справиться с воинами в два раза крупнее него и в несколько раз старше, а также способен решить любую загадку, заданную ему учёными тирана. Заинтригованный Даммекос предложил мальчику место среди своих придворных. Тиран заключил с ним договор: верность и преданность юноши Даммекосу в обмен на покровительство и защиту, а также доступ к лучшему образованию в науке и воинском деле, какое только могли обеспечить ресурсы тирана.

Версии о дальнейших событиях разнятся. Одни представляют того мальчика как вундеркинда, наделённого потрясающими, поистине нечеловеческими способностями, который проводил дни в бесконечных военных тренировках и жадно поглощал все знания, которыми с ним делились или которые он сумел обнаружить сам. Другие истории указывают, что быстро взрослеющий юноша был холоден и замкнут и не желал участвовать в сложных социальных взаимодействиях придворной жизни, хотя явно неплохо в ней разбирался; он отвергал любые проявления привязанности, которые выказывали ему домочадцы тирана и семья, в которую его приняли согласно законам и традициям олимпийской аристократии. Единственным исключением была дочь Даммекоса — умная и дальновидная Каллифона, которая называла молодого Пертурабо ласковым именем «Бо» и мнение которой хоть что-то для него значило.

Некоторые из придворных побаивались того недоверчивого, неестественно сильного и умного ребёнка, и, возможно, были те, кто даже замышлял убить его. История умалчивает о том, что случилось с этими ранними врагами и их планами; известно лишь, что их интриги провалились, а мальчик рос и мужал при дворе тирана, с каждым годом обретая всё большую физическую и интеллектуальную силу.

Достигнув совершеннолетия, юноша-найдёныш выбрал себе имя, под которым его будут знать во взрослой жизни. Вопреки традиции он не стал брать какое-либо имя из славной генеалогии принявшей его семьи, чем выказал бы ей почтение; вместо этого он выбрал древнее имя, которое ему давно нравилось, и обнаруженное, как некоторые считают, в забытом тексте, датируемом эпохой до падения человечества. Перевести данный текст удалось лишь этому не по годам развитому юноше, и отныне он стал называть себя Пертурабо, не поясняя, однако, что это имя означает.

Затем молодой Пертурабо целиком посвятил себя военному делу, в котором для него нашлось много работы. Даммекос был могущественным тираном, но его царство со всех сторон окружали соперники и мстители, которые стали врагами и для Пертурабо в силу данной тирану нерушимой клятвы. Получив под командование вначале небольшие отделения, он пугающие быстро поднялся по ступеням военной иерархии в армии своей приёмной семьи. Он одерживал одну победу за другой, и слава его росла — равно как и число наёмников и военных строителей, переходивших на сторону Даммекоса ради успеха и наживы. Но Пертурабо дал Лохосу не только триумф в бою: с самого начала его гений был не только военным, но и изобретательским. Со сверхчеловеческой проницательностью усвоив всю систему научных и промышленных знаний Олимпии, он вскоре превзошёл её на всех уровнях. Пертурабо стал источником бесконечного потока открытий и инноваций, включавших как революционные проекты новых механизмов, так и трактаты об архитектуре, методах производства и даже новаторские работы по медицине и астрономии.

Но успехи именно в военном деле стали основой для зловещей славы Пертурабо, породившей легенду о Молоте Олимпии. Пертурабо создавал новые виды оружия, боеприпасов и невиданные осадные машины, и всего за несколько лет эти изобретения, а также его умелое командование в качестве военачальника на службе тирану Даммекосу, превратили Лохос в самое сильное и грозное государство Олимпии. Сотня других городов-государств оказались у него под игом, и множество других из страха подчинялись де факто.

Однако череда побед, одержанных Пертурабо, принесла Лохосу власть, но не мир: росла угроза внутреннего сопротивления, как в виде клинка наёмного убийцы, так и в виде поцелуя отравителя. В этот период, как полагают историки, на жизнь лохосского Железного Владыки неоднократно покушались: за этими покушениями стояли как проигравшие тираны, справедливо считавшие, что без Пертурабо могущество Лохоса исчезнет, так и мнимые родственники и друзья, которые втайне боялись его и, завидуя, ненавидели. Повзрослевший примарх превосходил их всех как силой, так и умом, но совершенно не интересовался политической суетой и лицедейством придворной жизни. Замкнутый, гордый и с обоснованным подозрением смотревший как на друга, так и на врага, Пертурабо всё чаще изображался как военачальник, излишне жестокий даже по меркам Олимпии, который не знал пощады и на любое оскорбление отвечал безжалостной силой. Стальная маска палача и древняя геральдика «Кавеаткос», обещающие кару обидчику, стали символами и печатями Пертурабо, и они сулили суровое наказание его подчинённым, не оправдавшим ожидание, и смерть — врагам.

Следует отметить, что Пертурабо имел возможность свергнуть своего «хозяина» Даммекоса и сместить его с позиции тирана, однако этого не сделал. Примарх, судя по всему, не хотел первым нарушать данное им обещание, а Даммекос при всём своём корыстном тщеславии не торопился давать ему повод. Возможно, в отсутствие провокаций Пертурабо из верности клятве позволил бы стареющему Даммекосу умереть своей смертью, которая не заставила бы себя ждать из-за распущенности тирана; после этого и Лохос, и вся Олимпия перешли бы во власть примарха.

Но можно только гадать, какая судьба была бы уготована планете в этом случае, ибо события развивались иначе. На небосклоне появилась новая звезда: Император пришёл за своим потерянным сыном.

Великий крестовый поход

Великий крестовый поход достиг тогда своего наивысшего размаха, и Пертурабо, набрав из жителей Олимпии новых Астартес для легиона Железных Воинов, провёл молниеносную кампанию против близлежащего мира — Скалы Справедливости, и ещё одну — против еретиков из секты Чёрных Судей. Новые рекруты показали себя с лучшей стороны, и их триумфальное возвращение было с размахом отпраздновано в Палимодес Фреско, о котором и воспоминаний уже почти не осталось — лишь разрозненные обрывки голо-записей.

Ведомые Пертурабо, Железные Воины были невероятно эффективны в осадной войне. Будучи прекрасными инженерами, дополнительно обученными техножрецами Марса, они быстро укрепили свою и без того весьма высокую репутацию. Железные Воины, как и все воины космического десанта, были созданы, чтобы преданно служить человечеству и Императору, но всё же участь их была незавидной и одной из самых суровых. Осада по природе своей состоит из долгих периодов однообразного изнурительного труда, которые прерываются самыми жестокими и безжалостными схватками, какие только можно вообразить. Люди, даже космические десантники, не могут вечно переносить этот ад, и постепенно сердца Железных Воинов ожесточились. Существовала традиция, что, когда кольцо осады смыкалось, осаждённым предлагали сдаться или погибнуть в бою. С каждой проведённой кампанией Железные Воины всё чаще выбирали второй вариант. Битва стала для них единственным достойным завершением долгой жизни в окопах. Это было на руку Хорусу, так как позволило ему быстрее склонить Пертурабо к Хаосу.

Хорошо известно, что Пертурабо завидовал Рогалу Дорну и постоянно раздражался из-за его напоминаний о необходимости укрепления обороны на Терре. Другие примархи опасались Пертурабо из-за его невероятного уровня технологических знаний, какими не владел ни один другой примарх.

Ересь Хоруса

Angel-exterminatus-art-01

Пертурабо в ярости атакует Имперских Кулаков (иллюстрация к роману «Ангел Экстерминатус. Плоть и Железо» Грэма Макнилла)

Пертурабо возглавлял Железных Воинов в военной кампании по очищению катакомб хрудов на Гуганне, как вдруг получил сообщение, что на его родной планете, Олимпии, произошло восстание. Даммекос умер, и народ, пошедший на поводу у демагогов, поднял мятеж. Мысль о том, что он — единственный примарх, который не владеет своим родным миром, потрясла его. Хорус начал падение, подарив Пертурабо молот по имени «Крушитель Кузниц», символ подписания договора меж ними. Пертурабо очищал Олимпию от города к городу, строил боевые крепости и не щадил никого. Когда война закончилась, 5 миллионов олимпиан были убиты, а остальные стали рабами. Пламя пожарищ горело всю долгую олимпийскую ночь, и вскоре Железные Воины наконец осознали, что они сотворили. Еще совсем недавно они были героями человечества, а теперь устроили геноцид. Во время штурма дворца Лохоса Пертурабо натолкнулся на постаревшую Каллифону, сидевшую рядом с могилой своего отца. Женщина обвинила своего названного брата в том, что случилось с Олимпией, сравнив его с раздражённым ребёнком с комплексом мученника. В приступе ярости примарх  задушил её, а когда осознал, что сделал — зарыдал. Пертурабо был похож на человека, вышедшего из алкогольного ступора, который вдруг видит на своих руках кровь и лишь смутно представляет, как она могла там оказаться, но тем не менее весь подавлен чувством страшной вины. Он понял, что этого преступления Император ему никогда не простит.

Эти события происходили в то время, когда смутные сигналы о Ереси Хоруса и очередные приказы приходили с самой Терры. Леман Русс и Космические Волки напали на Просперо, родной мир Магнуса и Тысячи Сынов. Хорус объявил войну Императору, вместе с ним воспредательствовали и его Сыны. Империум был на грани гражданской войны. Новый приказ повелевал соединиться с другими шестью легионами, после чего встретить Хоруса и его воинство на орбите Исствана V. Результатом стало то, что Железные Воины, Повелители Ночи, Несущие Слово и Альфа-Легион присоединились к Хорусу и почти полностью уничтожили три лояльных легиона во время кровавой резни.

После Истваана Железные Воины словно сорвались с цепи. Освободившись наконец от бремени своих проклятых миссий, они были охвачены ужасной энергией. На дюжинах миров кузнецы войны Железных Воинов заняли место законных губернаторов, и население было вынуждено влачить жалкое существование под тенью мощных крепостей.

Perturabo

Большое число Железных Воинов сопровождало Пертурабо на Терру, где он руководил бомбардировкой и осадой Императорского Дворца. Пертурабо получил извращённое удовольствие, уничтожая оборону, созданную Рогалом Дорном.

После отступления от Терры, воспоследовавшего за смертью Хоруса, Пертурабо использовал случай, чтобы отомстить Имперским Кулакам, устроив ловушку на Себастии IV. Ловушка получила название Вечной Крепости, в радиусе 20 километров вокруг неё находились бункеры, башни, минные поля, траншеи, средства против танков и места для нахождения пехоты. Услышав об этом, Рогал Дорн заявил, что возьмет штурмом крепость Пертурабо и вернёт его на Терру в железной клетке.

Рогал Дорн рассчитывал, что свершится честный бой, но вышло иначе. Сначала Пертурабо хитростью отделил четыре части армии Имперских Кулаков от их орбитальных укреплений, после чего уничтожил их поодиночке. Некоторые Кулаки прорвали линию Пертурабо и ворвались в центр Вечной Крепости — вот только в ней не было центра, всего лишь новая линия обороны. Крепость была приманкой, не содержала ничего ценного — двадцать километров мёртвого камня. В шестой день осады космодесантники Имперских Кулаков сражались отдельно, используя тела павших братьев как прикрытие.

Осада Вечной Крепости (получившая впоследствии название «Инцидент Железной Клетки») продолжалась ещё 3 недели. Развязка пришла в виде Робаута Жиллимана и Ультрамаринов, которые победили Железных Воинов, однако осада сломила Рогала Дорна и лишила его легион возможности сражаться в течение 19 лет. Генетическое семя более 400 десантников было принесено злодеями в жертву Тёмным Богам, в результате чего Пертурабо получил почётный сан демон-принца Хаоса Неделимого.

После этой победы Железные Воины отправились в Око Ужаса и получили новый, демонический мир под названием Медренгард, страшный мир-крепость, где солдаты демона-примарха несут вечную службу в огромнейших башнях. Крепость Пертурабо, Крепость Ненависти, — самая мощная из всех миров-крепостей. Сейчас Железные Воины преисполнены лояльности к Пертурабо, не желая быть принесёнными в жертву именем его.

После Ереси

Pert

Демон-принц Пертурабо

В отличие от других демонических примархов, Пертурабо не включился в «Великую Игру» Богов Хаоса, а с получением новых сил стал активно противостоять Империуму.

Так в 400.M32 он в одиночку всего за 8 дней уничтожил мир-кузню Тойл, с помощью сил Нургла заразив «машинной чумой» всю технику на планете (что превратило фабрики планеты в ходячих чудовищ — демонические машины). 

Согласно событиям 10-го Чёрного крестового похода примарх активно помогал Абаддону Разорителю в битве против Железных Рук.

После появления Великого Разлома, Пертурабо совместно со своими Железными Воинами начал атаку на миры-святыни, но встретил достойного противника в лице Мортариона и его Гвардии Смерти.  Дуэль между братьями продолжалась в течении 7 часов, в результате неё Мортарион одержал верх над Железным Владыкой. Пертурабо был вынужден остановить своё продвижение, напоследок организовав серию взрывов на поверхности планеты.    

Галерея

Лоялисты ВулканДжагатай ХанКорвус КораксЛеман РуссЛион Эль'ДжонсонРогал ДорнСангвинийФеррус МанусРобаут Жиллиман
Предатели АльфарийАнгронКонрад КёрзЛоргарМагнусМортарионПертурабоФулгримХорус
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.