ФЭНДОМ


«Ты можешь надеяться на храбрость, но она покинет тебя, можешь полагаться на оружие, но его будет недостаточно. Беги, сражайся, прячься, молись, кричи или забейся в угол — не важно, ибо мы уже идём»
– Фафнир Ранн, первый Верховный Палач (магистр ордена) Палачей

Древний и гордый орден, который появился в исполненные хаоса века, последовавшие за Ересью Хоруса, Палачи — потомки благородного рода Имперских Кулаков.

История

Первым их магистром был Фафнир Ранн, по общему мнению — самый жестокий из капитанов Дорна, и, согласно собственным хроникам, орден был создан исключительно для поиска и уничтожения врагов человечества, а не ради оборонительных или стратегических целей. Палачи — воинственный и едва ли не варварский орден. Они презирают воинские регалии и покорность правилам, принятые среди таких непоколебимых и безупречных Астартес, как Ультрамарины, и их собственных предков — Имперских Кулаков. Однако орден обрел грозную славу за свою нерушимую стойкость и разрушительный гнев. Палачи видят свою цель и предназначение лишь в одном — безжалостно уничтожать всякого, кто осмелится посягнуть на власть Империума или угрожать человечеству. Они в буквальном смысле считают себя избранными палачами Императора, которые приводят в исполнение его приговоры. Хотя Палачи и ведут свой род от благородных Имперских Кулаков Рогала Дорна, кроме незыблемой чести и феноменального мастерства во владении оружием у них мало общего с культурой и традициями ордена-прародителя. Не стоит и упоминать, что они не поддерживают особо тесных отношений с другими Астартес, за исключением орденов, созданных из их генетического семени. По большей части их обычаи и верования основываются на традициях диких миров, на которых они издревле набирают рекрутов. Именно по этим причинам многие космодесантники считают Палачей всего лишь толпой дикарей и охотниками за головами с руками по локоть в крови, одним словом, не намного лучше отступников. Но придерживаться подобной точки зрения ошибочно. Благодаря боевому опыту и взвешенной хитрости, полученных дорогой и кровавой ценой, этот орден — нечто большее, чем просто орда варваров в обличье космодесантников, да и свидетельства их беззаветной преданности Империуму даже в часы темнейших смут говорят об ином.

Палачи — один из многих орденов Адептус Астартес, которые размещены на окраинах Империума, поэтому обычно они действуют в пустынных областях космоса на галактическом юго-юго-западе, на стыке сегментумов Пацификус и Темпестус. Естественно, за все время своего существования ордену не раз приходилось длительное время странствовать и скитаться покинутыми пространствами, в прошлом сражавшись едва ли не по всему Империуму. В конце М37 Палачи поселились на двойных планетах Стигия и Аквилон — ужасающих мирах льда и пламени, заключенных в эллиптическую орбиту вокруг медленно умирающего гигантского солнца на самом краю погруженной в бесконечную тьму южной галактической окраины. Крепость-монастырь ордена — огромная укрепленная астероидная база, известная как Тёмный Склеп, попавшая в гравитационную ловушку между двумя мирами. Именно из этой мрачной и грозной твердыни увенчанные черепами боевые корабли Палачей отбывают в бескрайний вековечный мрак на поиски новых жертв.

Согласно законам и традициям ордена, каждый Палач должен самостоятельно выковать себе путь славы и стать достойным упоминания в великих хрониках, которые сберегало не одно поколение капелланов, которые именуются «говорящие с мёртвыми». Во время священных празднеств и памятных церемоний в глубочайших катакомбах Тёмного Склепа говорящие с мёртвыми рассказывают обо всех побоищах, учинённых покойниками. Кроме того, им вменяется в обязанность поддерживать порядок в этом далеко не самом сплоченном ордене, из-за чего у Палачей необычайно большое количество капелланов — традиционно к каждой роте приписано трое говорящих с мёртвыми. Все они подчиняются верховному капеллану, также известному как повелитель говорящих с мёртвыми. Капелланы также обязаны хранить записи о битвах, в которых сражались их роты, дабы будущие воины ордена никогда не забывали уроки, извлечённые равно из побед и поражений. Лишь через кровопролитие и истребление врагов Императора Палач может заслужить честь занять место в хрониках, заработав тем самым не только уважение товарищей, но также новое звание и почести.

По своей природе боевые братья ордена неуступчивы, амбициозны и скоры на гнев, их учат, что любое попрание чести нужно смывать кровью, даже если кровь эта принадлежит товарищам. Но, в отличие от тех немногих орденов, где с подобным поведением мирятся и даже поощряют (например, Космические Волки или Мародёры), Палачи улаживают проблемы не в драке или шумной потасовке, но в поединке, который практически всегда заканчивается увечьями или даже смертью. Такова цена чести. Ещё одна странность в обычаях ордена — сбор трофеев с достойных жертв, вроде черепов, голов или оружия. Делается это не ради ритуала, но лишь для говорящих с мёртвыми, которые после боя составляют списки. Трофеи выбрасывают сразу после того, как они выполнят свое предназначение, если только их не сочтут ценными и сохранят в качестве реликвий, которые со временем могут украсить доспехи или снаряжение боевого брата. Те, кто знаком с Палачами, часто удивляются их религиозным верованиям, которые берут начало с времен, предшествовавших возвышению Министорума. По большей части они представляют собою анимизм и поклонение предкам. Хотя Палачи посвящают свой гнев и правосудие Богу-Императору, их мало волнует Экклезиархия со всеми ее святыми и «жалкими» суевериями, за исключением того, что эта организация — полезное орудие, связывающее разрозненный Империум воедино.

Как и большинство орденов, расположенных на дальних рубежах космоса, Палачи в высшей степени независимы в выборе целей, а потому войны с врагами человечества ведут лишь по своему усмотрению. Но при этом они не замкнулись в себе, как многие другие ордены Адептус Астартес, и все время поддерживают связь и неукоснительно выполняют договоры о службе и преданности с властями сегментума Темпестус на Бакке, Дракусе и Грифонне. Также в крайних случаях Палачи позволяют эксплораторам и флотам дальнего патрулирования останавливаться на базе Тёмный Склеп. Естественно, орден извлекает при этом всю возможную выгоду — им дарован доступ ко всем якорным и грузовым стоянкам флота сегментума. Благодаря договорам с Механикус Палачи получили множество видов снаряжения и тяжёлой техники, хотя, учитывая репутацию ордена, следует заметить, что большинство союзников решится вызвать его лишь в случае действительно крайней необходимости.

Долг Палачей

Палачи занимали в Бадабской войне сложное и уникальное положение: лоялисты не смогли предвидеть их сотрудничество с Люфгтом Гуроном и сепаратистами. Многие отчеты о боевых действиях совершенно неверно истолковывают роль этого ордена в Бадабской войне и Отступничестве. На самом деле он вступил в войну лишь ради исполнения долга тысячелетней давности, который Палачи могли оплатить лишь кровью, даже если бы это означало гибель всего ордена.

Хотя об этом эпизоде имперской истории практически никто ничего уже и не помнит, но в последние годы 39-го тысячелетия южная окраина подвергалась постоянным нападениям кочевых флотов орков, мигрирующих ксеновидов и странных психических феноменов, что не раз приводило к эпидемиям ведьмовских культов, атакам пришельцев и демоническим вторжениям. Кое-кто в Ордо Ксенос теперь видит во всем это предвестие прихода тиранидов, но в то время между подобными событиями не заметили связи, ибо у Империума было полно других проблем. После тяжёлых потерь в череде кампаний по защите границ Империума от орков, поработителей и ещё худших существ численность ордена сократилась почти до 300 боевых братьев, когда грянула беда — Стигия-Аквилон, их родные миры, оказались осаждены. Врагами выступила кошмарная ксеноформа червей-трупоедов, с которыми раньше никто не сталкивался. Они атаковали без предупреждения, оборонительные системы Тёмного Склепа не смогли обнаружить их дисковидные корабли до самого момента нападения, когда первый же залп призрачных лучей в мгновение прожёг десятки метров стальной астероидной массы, извергнув на нижние палубы волну истинного ужаса. В крепости-монастыре Палачей вспыхнули ужасающие битвы, и через какое-то время последние космодесантники уже обороняли внутренний санктум. Орден был на грани исчезновения.

Их спасли Астральные Когти — при поддержке крейсеров линейного флота Темпестус они прорвали осаду Тёмного Склепа, когда оставшиеся Палачи уже приготовились дать последний бой. Многие Астральные Когти полегли на том поле брани, и среди них был сам магистр ордена, Акас Сенека. Горстка уцелевших Палачей поклялись в долге крови перед Астральными Когтями, огласив, что если те когда-либо окажутся в беде, они обязательно придут на помощь. Палачи восстановили свои силы лишь через полтора столетия и никогда не забывали о данной клятве. И вот, спустя тысячу лет, они ответили на зов Люфгта Гурона.

Организация

Возможно, это покажется необычным для ордена, который пользуется славой невежественных варваров, но в вопросах структуры и организации Палачи очень строго придерживаются учений Кодекса Астартес, не считая нескольких незначительных изменений в общепринятых доктринах, отражающих их предпочтение к огневому контакту на близких дистанциях и безжалостному ближнему бою. Братья ордена предпочитают подобные действия из-за того, что в них можно лучше проявить себя, нежели в стрельбе издалека или при использовании тактики «ударил-отступил».

В плане ведения боевых действий подобный уклон наиболее явственно проявляется в том, что в ротах заменяют одно из одобренных Кодексом отделений опустошителей на отделение арьергардных ветеранов. И наоборот, Палачи презирают обычные и штурмовые мотоциклы, предпочитая использовать для разведки «Лендспидеры», а для штурма и разведки боем, по возможности, тяжелую бронетехнику. Хотя в случае необходимости Палачи способны идти на хитрости, они предпочитают добывать победу и славу, атакуя врага с максимально близкого расстояния — боевые братья ордена не опасаются битв на истощение или взаимное истребление, ибо верят в свою способность выдержать любой удар врага и ударить в ответ ещё сильней. Со временем подобный подход перерос в настоящий изъян, из-за которого орден нередко ввязывался в сражения, когда можно было найти лучшее решение, не проливая при этом собственную кровь. По слухам, этот недостаток они получили в наследство от прародителей.

Каждый капитан Палачей считается независимым командиром, которому дарована значительная свобода действий. Хотя магистр ордена, ещё известный как Верховный Палач, и обладает всей полнотой власти, он всё же должен прислушиваться к мнению ротных капитанов, которые вместе с главным библиарием ордена, магистром кузни и лордом говорящих с мёртвыми входят в военный совет. Этот совет может сместить магистра, если в глазах всех его членов тот покажется недостойным или неподходящим для должности. В отличие от большинства орденов Адептус Астартес, борьба за право командования Палачами может решаться кровавым путем — любой капитан, если пожелает, имеет право выйти на бой за титул Верховного Палача.

Известные битвы и кампании

Вторжение на Нова Сулис, Чума Неверия (302.М36)

Во время войн, положивших начало Чуме Неверия, Палачи стали одними из первых космических десантников, которые открыто выступили против новоявленной империи кардинала Бухариса с центром на планете Гаталамор. Известно, что во время этого полномасштабного конфликта они сражались вместе с Космическими Волками, Ангелами Очищения и Гвардией Ворона. В те времена наиболее известным их деянием стало грандиозное вторжение на мир-улей Нова Сулис. Корыстолюбивые водные бароны Сулиса были ярыми приверженцами Отступничества, принявшие награбленные богатства кардинала в обмен на поставки боеприпасов, производимых в улье-мануфакториуме, которые впоследствии использовались при осаде Фенриса, родного мира Космических Волков. Палачи вторглись на Сулис мощью всего ордена, обрушившись на жертв подобно пылающей комете. От военных кораблей почернели сами небеса, они извергали смерть на земли баронов и их дворцы-склады, в то время как бронетанковые войска двигались по мануфакториуму, подобно косе, стирая с лица земли всех, кто осмеливался встать у них на пути, пока большая часть планеты не лежала в руинах. Тем, кому удалось пережить тот час гнева, позже говорили, что пощаду даровали лишь тем, кто сразу пал ниц перед бронированными великанами в тёмном, а всякий, кто посмел поднять оружие на Палачей, не важно, был то гвардеец, жрец, дворянин или бандит из улья, погибал самой жестокой смертью. Когда Палачи опустошили Нова Сулис и пресекли поставки боеприпасов предателям, то тут же отбыли, оставив после себя вдоль разрушенных городских улиц отрезанные головы врагов. Правительство в буквальном смысле было обезглавлено, планетарная инфраструктура лежала в руинах, а неконтролируемые пожары и вторичные взрывы от нанесённых разрушений ширились, подобно чуме, на протяжении ещё долгого времени.

В те неспокойные и тревожные времена Космические Волки, которые увидели в Палачах родственные души, пусть более тёмные и мрачные, начали называть орден «смеющимися секирщиками» на древнем фенрисийском наречии. Шутка имела ироничный подтекст, но также символизировала то уважение, которое Космические Волки испытывали к братьям по оружию. За свой вклад в войну с предателями и отступниками во время Чумы Неверия Палачам оказали редкую честь — создать в следующем Основании на базе своего генетического семени новый орден, Железных Чемпионов.

Преследование Гектора Реввокана (137.М40)

Гектор Реввокан был последним представителем угасающего, но всё ещё могущественного рода вольных торговцев, восходящего к временам Эры Отступничества. И когда смерть пришла за ним под конец его неестественно долгой жизни, растянутой при помощи запрещённого ксенознания и чёрной науки, он обратился к Тёмным Богам, дабы те даровали ему бессмертие, и тем самым обрёк себя на вечное проклятье. Реввокан стал совершать нападения на пограничные миры Империума, чтобы ритуальными жертвоприношениями утолить жажду своих повелителей, став настоящим бичом южных секторов сегментума Темпестус. Эпоха ужаса, длившаяся пятьдесят семь лет, завершилась лишь тогда, когда объединённые силы эксплораторов Механикус, имперского флота и ордена Палачей блокировали его разношёрстный флот в системе Мира. Посреди масштабного космического сражения штурмовые тараны Палачей смогли высадить абордажные группы на флагман Реввокана, «Ночную Ведьму», после чего корабль скрылся в варпе. Те Палачи, которые попали на борт, оказались отрезанными от остальных боевых братьев, на них беспрерывно нападали превосходящие численностью омерзительные рабы Реввокана и банды берсерков из Пожирателей Миров, которые поклялись тому в верности. Палачам было некуда отступать, поэтому они сражались с безумным фанатизмом и постепенно, отсек за отсеком, брали корабль под свой контроль, пока, наконец, не убили Реввокана и его потомство каннибалов, после чего в сиянии эфирного пламени «Ночная Ведьма» вырвалась в реальное пространство. После боя Палачи оставили себе корабль в качестве трофея. С помощью мастеров-архимагосов с Грифонны IV они очистили его от порчи и переоборудовали по стандартам ордена. За это магосам разрешили извлечь некоторые древние технологии из корабля и дали свободный доступ к хранящимся в его информационном храме знаниям.

Битва за Кэррион Дип (899.М41)

Откликнувшись на серию панических сигналов о помощи с дальних имперских аванпостов, вторая рота Палачей оказалась втянута в отчаянную схватку с недавно пробудившейся угрозой, которая обреталась на мёртвых мирах возле Скрытого Региона на окраине сегментума Темпестус. Поначалу на имперских наблюдательных станциях Палачи не обнаружили ничего, кроме руин и опустевших укреплений, но затем попали в засаду среди развалин пограничной базы на мёртвом мире Кэррион Дип. Нападавшими оказались удивительные металлические призраки, чье оружие с легкостью пробивало даже самую прочную броню, и которые воскрешались и восстанавливались даже после того, как их разрывало на куски. Окруженные превосходящими силами бессмертных врагов, Палачи сумели выжить лишь благодаря отважному командованию и хитрости верховного капеллана Тулсы Кейна. Вчитавшись в древнюю хронику ордена, Тулса Кейн повел оставшихся Палачей в яростную контратаку в слабое место во вражеских рядах. Космодесантники вступили в яростный ближний бой с чудовищными металлическими врагами, где их скорость и напор могли сыграть решающую роль. Сам Тулса Кейн сразился с их командиром, парящим воплощением смерти, облачённым в потемневшее золото и изорванные одеяния. В титаническом столкновении, от которого Крозиус Арканум Кейна сломался пополам, а сам он потерял правый глаз, ему удалось повергнуть противника, дав боевым братьям возможность отступить. И хотя те желали сражаться до последнего, капеллан был непреклонен.

Из ловушки удалось вырваться менее трети воинов. Одно лишь это можно было считать чудом, и, кроме того, выжившие Палачи предоставили Империуму один из первых подтверждённых и подробных докладов о пробуждающейся древней угрозе, которую позднее назовут некронами. По имперскому указу Кэррион Дип всё ещё остается на карантине.

Участие Бадабской войне

Закрытый архив Ордо Еретикус

Материал Ордо Еретикус
Доступ исключительно для членов Ордо Еретикус
Под страхом смерти запрещено показывать или позволять увидеть данную запись любому несанкционированному персоналу
Некрораспознавание, считывание с коры мозга

Номер образца: 778.199.754.637//357
Считывание начато: [1v1//35/S.102] 933.М41

Серебряно-свинцовые небеса Аквилона содрогались от раскатов грома, в промежутках между ревом яростно сверкали пурпурно-белые молнии. Подбитые железом ботинки верховного капеллана ритмично гремели по гранитному полу, его сшитый костяной иглой плащ хлопал на ветру, который врывался сквозь арочные окна высотой с разведывательный титан. Он едва ли обращал внимание на гром и бурю снаружи, Тулсу Кейна, верховного мортиурга и лорда говорящих с мертвыми занимали другие, куда более мрачные мысли.
Магистр ордена Аркаш Хаккон ждал Кейна в широком округлом дуэльном склепе. Командира ордена Палачей освещали факелы, и в их подрагивающих огнях тускло поблескивали бессчетные вмятины и зарубки на его доспехах. Верховный капеллан одобрительно осмотрел своего повелителя. Палачи никогда не удаляли следы, оставленные теми, кто сражался против них, ибо каждый означал поверженного врага и выигранную схватку. На доспехах же и мрачном лице Лорда Палача красовалось множество подобных шрамов. Все они — напоминание о битвах на службе Богу-Императору, о поверженных чудищах и отнятых головах, но вот пришел Кейн, его верный слуга, дабы поведать о враге, которого невозможно было победить одной лишь силой или опытом.
Кейн без предисловий гневно бросил на плитчатый пол перед магистром сверток из синего шелка, из которого вылетело его содержимое. По полу с грохотом покатились обломки прекрасного силового меча, украшенного платиной и золотом, чье навершие было выполнено в виде ревущей львиной головы, а перекрестье увенчано сверкающим сапфиром.
— Значит, слухи оказались правдивы — Тиран выступил против них? — спросил Хаккон.
— Так точно, и увел за собою остальных Стражей, — прорычал в ответ Кейн. — Восемь стандартных часов назад в доке Темного Склепа пришвартовался варп-курьер, а прибывший на его борту самодовольный пес вручил мне вот это. Твое решение?
— Принять сторону одного означает предать другого, но клятва есть клятва. Трон или избавитель, кровь взывает к крови. А мы чтим свои долги, — мрачно произнес Хаккон.
— Даже если они сулят нам погибель?
— Мы — палачи Его-на-Терре, Сыны Дорна, рожденные ради битвы и смерти. К чему мысли о погибели или роке? Мы должны немедленно помочь Тирану, дабы утолить его жажду крови, но Мальстрим при этом вскоре ею умоется.
— Ванир Гекс готовит своих братьев, а «Ночной Ведьме» не терпится выйти из дока в поисках добычи. Капитан ждет лишь твоего приказа, — подтвердил Кейн.
Хаккон мрачно хохотнул, и звук этот был далеко не из приятных.
— Ты ведь и так уже знаешь мой ответ, старое чудище.
— Я хорошо тебя обучил, — ответил Кейн.
— Достаточно хорошо, дабы понимать, что этот грех мне предстоит нести в одиночку. Я предприму путешествие во внешний мрак, чтобы своей жизнью расплатиться за грядущее прегрешение. Пусть лишь я за все отвечу. Собирай секиры и веди наш орден к Бадабу, Тулса Кейн, мой верховный мортиург, и да не будет у нас нового Верховного Палача до тех пор, покуда мы не исполним свою клятву крови, дабы кроме меня ни один повелитель не был отмечен этим грехом.
Кейн преклонил колени перед своим магистром и принял из рук Хаккона Жнец Жизней, силовую секиру с черным лезвием, которая являлась символом власти магистра ордена.
— Если же это станет нашим концом, то сделай так, чтобы вопли врагов донеслись до самого Трона, — прошептал Хаккон, прежде чем исчезнуть в буре.
Наполовину омертвевшее лицо Тулсы Кейна скривилось в чем-то, напоминающем улыбку.

Считывание закончено: [1v1//35/S.102] 933.М41

Савант-некрораспознаватель: Ребека 2026 (ликвидирован)
Савант-автосчитыватель: Доег 1332 (ликвидирован)

Во время Бадабской войны Палачи сражались на стороне сепаратистов. Однако то, что они примкнули к силам Люфгта Гурона — уникальное наследие долга крови, который орден более тысячелетия назад задолжал Астральным Когтям. Орден Палачей дважды вступал в войну — первый раз ударная группировка состояла из усиленной третьей роты под командованием капитана Ванира Гекса, которая базировалась на крейсере дальнего радиуса действия «Ночная Ведьма». Этот корабль, некогда принадлежавший вольным торговцам, обладал куда большей дальностью полета и скоростью в варпе, чем любой другой в распоряжении ордена, и потому он без промедления под конец 904.М41 прибыл в зону Мальстрима. В то же время остальной орден Палачей собирался в Тёмном Склепе для подготовки к длительной кампании вдалеке от своей операционной базы. Другая армия состояла практически из всех сил ордена, за исключением второй роты (которая ещё не оправилась после событий на Кэррион Дип) и половины десятой роты, оставшихся в гарнизоне Тёмного Склепа. В целом в их группировку входило 7 рот, которых доставили в бой на смешанном флоте из 1 боевой баржи, 3 ударных крейсеров, 2 авангардных крейсеров и 2 крыльев по 5 фрегатов класса «Меч» в каждом. Палачи, которыми командовал верховный капеллан Тулса Кейн, полностью вступили в Бадабскую войну в начале 907.М41.

Хотя поначалу Люфгт Гурон и его союзники приняли их радушно, все понимали, что Палачи будут поддерживать Астральных Когтей лишь на собственных условиях. К своим союзникам Тулса Кейн не выказывал ничего, кроме сдержанного презрения, отношения Палачей с сепаратистами стремительно ухудшались, так что вскоре все взаимодействие между ними стало согласовываться через посредников. Палачи полностью втянулись в боевые действия, но при этом отказывались стоять в гарнизонах, захватывать новые территории для сепаратистов или атаковать гражданские объекты. Невзирая на подобные самоограничения, орден быстро заработал среди лоялистов грозную славу, особенно после разгрома Воющих Грифонов на Кхимаре. Со временем Палачи превратились в самый мобильный и функциональный контингент налетчиков в распоряжении сепаратистов — они уничтожали аванпосты, организовывали засады на флотилии, а также вынуждали лоялистов распылять свои войска, чтобы не дать Палачам перерезать снабжение или оказаться у них в тылу. Особенно стоит упомянуть «Ночную Ведьму» под командованием Ванира Гекса, которая стала настоящим кошмаром для грузовых и боевых кораблей лоялистов, так как в поединке один на один она могла уничтожить даже крейсер Военно-космического флота и была достаточно быстрой, чтобы вырваться из любой ловушки, которую ей могли приготовить вражеские силы. Несмотря на оказанную сепаратистам бесценную помощь, к 909.М41 Гурон устал от их выходок, в особенности оттого, что после выполнения поставленной задачи Палачи не добивали выживших и даже позволяли врагу с честью сдаваться. Поэтому он старался держать Палачей в неведении о своих планах и махинациях и поручал собственным верным войскам заканчивать за ними дела. Но после ухудшения положения, Гурону, тем не менее, приходилось всё сильнее полагаться на Палачей в боях за зону Мальстрима. В конечном итоге это решение окажется катастрофическим и обернётся тем, что Палачи поднимут оружие на Астральных Когтей после событий, последовавших после сдачи боевой баржи Саламандр «Костёр Славы», когда Палачи воспротивились попыткам апотекариев Астральных Когтей собрать геносемя погибших Саламандр. Тулса Кейн объявил, что клятву крови, которой его орден был связан с Гуроном, попрали, и тёмное пятно позора, брошенное на них Астральных Когтями, можно смыть только рекой крови.

В последующий год орден превратился в непредсказуемый элемент — он сражался, только когда на него нападали, и вёл личную войну с бывшими союзниками, пока в 911.М41 не договорился о капитуляции и выходе из зоны боевых действий.

Пеллас Мир'сан, капитан Саламандр, командовавший «Костром Славы» и считавший, что после «Красного Часа», когда Палачи выступили на стороне Саламандр против Астральных Когтей, у Саламандр перед Палачами появился долг чести, который не так просто искупить, был поручителем при капитуляции Палачей.

Корсиранская резня

Кое-кто считает Корциранскую бойню «потерянной страницей» истории Бадабской войны, правда о которой никогда не откроется. Все, что известно об этом инциденте, обнаружил патруль лоялистов в 339910.М41. Среди руин старой контрабандистской базы в пыльных пустошах Корциры II были найдены следы жестокого сражения между суб-ротами Палачей и Кархародонов. Эти два ордена, каждый из которых по-своему славится дикостью и неуступчивостью, сражались друг с другом до взаимного истребления, уничтожая при этом саму базу и растаптывая ее бывших обитателей среди пыли. На телах многих воинов с обеих сторон были видны признаки того, что они продолжали сражаться, невзирая на ужасающие раны, отрубленные конечности и обширные травмы, которые были смертельными даже для Адептус Астартес. Некоторых нашли сцепившихся в смертельных объятиях, словно перед гибелью они продолжали сражаться со своими врагами. Кем был последний испустивший дух воин — Палач или Кархародон — так и останется под завесой мрака, ибо, по словам обеих сторон, живым оттуда не выбрался никто.

Суд и наказание

После разрушения Бадаба Примарис уцелевшие Астральные Когти, Палачи, Воины-Богомолы и Плакальщики были переданы в руки специально созванного консисторского суда, состоящего из других космических десантников, на котором предстояло решить их участь. Несмотря на попытки легата-инквизитора Фрейна полностью передать дело под юрисдикцию Инквизиции, пять магистров орденов, не принимавших участие в конфликте, собрали конклав, дабы вершить правосудие в соответствии с традициями Астартес. Перед судом стали давать показания те, кто сражались по обе стороны баррикад. Особенно достойны внимания были свидетельские показания капитана Мир'сана из Саламандр, который красноречиво выступил в защиту чести ордена Палачей, хотя не оправдывал их действия. К ордену Палачей отнеслись с большим снисхождением, вместо полного отчуждения их двойные миры передали на попечение Саламандр и наследников, которые обязались вернуть их, как только орден успешно завершит столетнее покаяние.

Из тех, кто сражался на стороне сепаратистов, Палачам, возможно, повезло больше всех. Они сражались с честью и умирали во имя исполнения своих клятв. В качестве наказания ордену приказали выплатить репарации и покинуть родную систему на сто лет без права набора инициатов. Всё это время Палачам придётся вести искупительный поход, дабы смыть с себя пролитую ими кровь лоялистов.

Известные Палачи

  • Фафнир Ранн — первый магистр ордена.
  • Тулса Кейн — верховный капеллан Палачей. Командующий орденом во время Бадабской войны.

Известные корабли

  • «Ночная Ведьма» — во время Бадабской войны печально известная «Ночная Ведьма» стала настоящим бичом для кораблей лоялистов. Некогда этот корабль был флагманом дома вольных торговцев Реввокан, но после того, как он предался Хаосу и был уничтожен, орден Палачей забрал судно себе в качестве трофея. Быстрая и тяжело вооруженная «Ночная Ведьма» была не только превосходным рейдером, но и одним из мощнейших кораблей в распоряжении ордена. За всю Бадабскую войну ей удалось уничтожить и захватить судов больше, чем любому другому кораблю сепаратистов.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.