ФЭНДОМ


«Жизнь древних альдари представляла собой постоянно повторяющийся цикл рождения, исполнения желаний и спокойной смерти, ведь они знали, что их душа снова воплотится в материальном теле. Появление на свет их немезиды, тёмного бога Слаанеш, навсегда прервало этот круговорот событий.
Теперь же эти некогда великие покорители звёзд прячутся в тенях, слишком сильно боясь собственных страстей, чтобы принять весь спектр чувств. Это та судьба, которую они справедливо заслужили. В действительности не существует спасения от рока, на который они себя обрекли – по крайней мере не на этом свете. Судьба – особа жестокая и своенравная, и с ней нельзя обращаться плохо
»
– Ариман, главный библиарий Тысячи Сынов


Падение эльдар — общепринятое название ужасной катастрофы, почти уничтожившей расу эльдар и разрушившей их империю в начале 30-го тысячелетия. Это событие положило конец их господству над Галактикой и привело к появлению нового Бога ХаосаСлаанеш. Раса эльдар раскололась на несколько фракций — эльдар миров-кораблей, экзодиты и тёмные эльдар.

Распад и разрушение

Эльдар были наиболее могущественным разумным видом в галактике до основания Империума Человечества. Их древняя империя охватывала всю Галактику, а единственная разумная раса, которая могла бы бросить вызов им, некроны, находилась в стазисном сне в гробницах на окраинах галактики. Эльдар мастерски использовали Имматериум и могли творить настоящие чудеса. Когда человечество только начинало познавать железо и бронзу, эльдар уже имели свою огромную звёздную империю. Но падение этой империи произошло не по вине другого вида, а от внутренних распрей и морального падения самих эльдар. Технологии этой древней расы соответствовали могуществу их империи, поэтому многие эльдар вообще не работали. В какой-то момент 24-го или 25-го тысячелетия они начали формировать группы, известные как культы удовольствия. Цель этих культов была простой — испытать все возможные и невозможные ощущения, неважно, приятные или болезненные. Эмоции эльдар проявляются намного сильнее, чем эмоции любого другого вида, так сильно, что даже самые чувственные представители человеческой расы не могут себе даже представить.

Вдруг я заметил на улице жреца, облаченного в рясу золотистого, пурпурного и зеленого цветов. Он блаженно улыбался проходившим мимо и произносил слова любви, милосердия и надежды. Он говорил о пришествии нового бога, который поведет всех их к новому величию духа и личности, направит заблудших на путь истинный, подарит надежду потерявшим ее и принесет покой уставшим. Он поведет их к жизни простого бесконечного наслаждения.
Жрец говорил, и эльдары внимали медоточивости его голоса и речей. Я также слушал, но почему-то меня не покидала странная тревога. Мой народ находился на пике могущества, мы не ведали убогости, голода и ненависти. К чему эти слова? Мы жили в мире, где наши проблемы уже были решены, и теперь нас волновали только вопросы души, поскольку мы столкнулись со скукой безмятежного, счастливого бытия. До нас доходили тревожные вести о великих войнах среди прочих рас, однако нам не было до них дела.
И вновь все изменилось. Прошло время. Город более не выглядел таким же чистым и светлым. Он как будто потускнел. Повсюду царили тени, но не из-за катастрофы. Дело в том, что того возжелали обитатели города. Теперь им хотелось теней, укромных мест, где они могли бы курить трубки, лежать в объятиях друг друга и проводить время любыми угодными им способами. Среди них ходили жрецы в золотистых, пурпурных и зеленых рясах, одобрительно улыбаясь, успокаивая и призывая к терпимости, вдохновляя эльдаров в их погоне за все новыми и новыми наслаждениями.
Жизнь стала сладкой, и каждый стремился потакать своим прихотям. Опыт любого толка почитался за благо. Я слышал речи о скором приходе сияющего золотого бога, о том, как он промолвит слово и Вселенная преобразится в свете его явления. Я ощущал в проповедях какую-то лживость, она тревожила меня...
Прошло еще больше времени. Люди отвернулись от старых богов и толпились в храмах, посвященных новому богу, которому еще только предстояло родиться. Святыни опустели. Теперь никто не делал подношений. Жизнь странным образом изменилась. Эльдары забросили повседневные дела, забывшись в сновидениях и наркотических и галлюциногенных грезах.
Лишь немногие занимались делами днем, предпочитая появляться ближе к ночи, дабы веселиться и предаваться оргиям любви, наркотиков и распивания галлюциногенного вина. Теперь жрецы возглавляли кутежи и молились о явлении бога, а эльдары наблюдали и ждали, чувствуя, что скоро их мир изменится навсегда. В туннелях внизу возводились статуи нового божества, и они не походили на миролюбивых богов прошлого.
Большинство эльдаров остались, слишком одурманенные, чтоб шевелиться, слишком оглушенные усладами жизни, дабы заниматься чем-то другим, помимо участия в длительных ритуалах в храмах нового бога. Я ощущал над городом могучую ауру присутствия, которая дожидалась своего часа. В этом я оказался не одинок. Ощущение присутствия, сущности, которая предстанет в конце пути, повергало бражников в отчаянную ярость. Эльдары обращались к более темным усладам. По улицам потекла кровь, и не все жертвы насилия подвергались ему поневоле. Исчезли последние границы меры и сдержанности.

Правительство империи эльдар вскоре рухнуло. Падение их родных миров и колоний в бездну разврата продолжалось беспрепятственно.

Не все одобряли подобное времяпровождение. Не все принимали участие в кутежах. Появились другие жрецы, говорившие, что остальные чего-то не замечают, что грядет великое бедствие, что скоро наступит космический кризис, который раз и навсегда разрушит эльдарскую цивилизацию. Мало кто обращал на них внимание. Иногда тех, кто говорил это, находили забитыми до смерти либо накачанными наркотиками. Иногда я видел над их телами жрецов в золотистых, пурпурных и зеленых рясах.
Некоторые собирали пожитки и с семьями и уходили, сбегая на новые планеты или же направляясь к великим мирам-кораблям. Другие взялись за постройку огромного хранилища, в которое они могли добраться по паутине. Они начали экспериментировать с устройствами, способными отводить потоки энергий, чтобы изменять саму реальность.

Когда погоня за все более экстремальными ощущениями достигла своего апогея, на улицах городов царила смерть. Жрецы и пророки нового, ещё не сформировавшегося бога охотились на жителей и проводили кровавые ритуалы. Некоторые эльдар увидели, что взрастившее семена порчи Хаоса общество разрушает себя, и сбежали; эти беженцы позже поселятся в отдаленных колониях своей империи и станут известны как экзодиты.

Теперь дни и ночи проходили под бой огромных барабанов. Эльдары плясали и кутили под диссонансную музыку адских труб. Они носились обнаженными по улицам, их тела покрывали начертанные кровью или сплетенные из шрамов татуировки. Повсеместно приносились жертвы новому богу. Наконец исчезли последние остатки рассудка. Жрецы в золотистых, пурпурных и зеленых рясах бесстыдно веселились на улицах, возглавляя своры бражников, с еще большим рвением поглощая зелья, глаголя безумные откровения, которым с жадностью внимали алчущие слушатели. День явления стремительно приближался.
Проповеди становились все менее умеренными и все более разнузданными. Жрецы вместе с остальным населением занимались ритуальными песнопениями, осквернением статуй старых богов, созданием новых порочных идолов. Под покровом ночи выходили создания, которые напоминали эльдаров, но их конечности оканчивались острыми когтями. Они плясали на освещенных луной улицах в окружении ядовитых облаков, и всякий, кто их вдыхал, погружался во все более и более дикий разврат.
И вот день пришел. Небеса раскололись. Бог явился одновременно в тысячи миров, и посмотрел на своих людей, и улыбнулся. И они возопили, узрев то существо, которому они поклонялись, и ужаснулись. Их крики продлились всего мгновение, ибо новорожденный бог сделал вдох, и души разом оставили тела эльдаров[1]

Падение

Душа любого разумного существа в момент смерти переходит границу физического царства и попадает в варп. Как правило, такое «отбытие» не влияет на реальность, но не в случае эльдар. Души этой психически одаренной расы намного ярче и оставляют в варпе куда более заметный след.

Смерть миллиардов эльдар чрезвычайно болезненными или приятными способами и следующее после этого путешествие души имело катастрофический побочный эффект — беспокойные души эльдар образовывали яростные варп-штормы, делавшие межзвёздные перелёты невозможными. Однако было и нечто куда более страшное. Каким-то образом эти души начали сливаться в одно целое — нематериальное воплощение разврата и морального падения. Чем больше эльдар умирало, тем сильнее становилась эта сущность, а варп-штормы усиливались.

В начале 30-го тысячелетия существо осознало себя. Всего за несколько лет до его полного рождения эльдар теряли рассудок от неконтролируемых психических энергий. Немногие сохранившие крупицы благоразумия покинули империю на огромных космических кораблях, забирая с собой растения, животных и любые части культуры старой империи. Позже они станут известны как эльдар миров-кораблей.

FalloftheEldar
Наконец, сущность внезапно ожила и «сделала свой первый вдох»; этот вдох мгновенно убил подавляющее большинство эльдар, остававшихся на руинах империи. Число погибших было настолько огромным, что энергия варпа прорвалась в физическое царство, создавая постоянный разлом между Материумом и Имматериумом. Око Ужаса. Даже бежавшие из империи почуствовали этот удар — многие экзодиты и обитатели миров-кораблей погибли. Псайкеры других рас сходили с ума из-за мощи рождённого существа. Эта новая сущность стала четвертым Богом Хаоса, Слаанеш, Принцем Удовольствия, а империи эльдар больше не было.
Когда земля задрожала, Иллиатин приподнялся и присел. Вначале он предположил, что это была ударная волна от взрыва, однако дрожь все не унималась. Небеса все темнели, а пятно, уже давным-давно заволокшее солнце и звезды, разрасталось и все ниже нависало над домами. Сперва он решил, что буря одолевает лишь Эйдафаерон, но затем в ужасе осознал, насколько он был не прав. Шторм обуял огромную часть космоса, охватив центральные миры и системы вокруг них. Погибель пришла за всей эльдарской империей.
Неподалеку послышались чьи-то крики и вопли, преисполненные горя и невыносимой боли.
Он опустился на колени и слезно закричал, вытянув руки к небу в надежде утихомирить бурю, что несла с собой смерть. Иллиатин почувствовал на губах вкус крови, текущей из носа, и провел по ним пальцем. 
Еле-еле он поднялся на ноги и прохромал пару шагов по дрожащей земле, покачиваясь из стороны в сторону. В отчаянии он остановился посреди улицы. Рядом шла горстка эльдар, которые, не обращая друг на друга внимания, заворожено таращились на бушующие небеса.
Иллиатин посмотрел наверх, и внезапно у него закружилась голова. Разрушенные башни повисли над ним, и ему казалось, будто он смотрел в бездну, на дне которой мерцал свет. В оцепенении он наблюдал, как этот свет подбирался к нему ближе и ближе, и защурился, когда он стал слишком ярким. 
Земля колыхнулась и свалила Иллиатина с ног. Он сильно ударился головой и заработал себе рану, из которой мгновенно полилась кровь. Иллиатин вяло перевалился на спину. Свет засиял из разбитых окон и засочился из проемов, окутывая всю планету.
Свет проник и в его голову, резко подняв давление. До этого его разум был свечой, а сейчас он превратился в пылающий костер, который желал вырваться из оков его воли. 
По улице прокатилась волна криков, да таких громких, будто испущенных каким-то зверем.
...
Все утихло. Земля успокоилась, а свет продолжал заливать каждый уголок. Всепроникающее сияние размыло весь мир перед его глазами.
Затем под звук раскатистого и оглушительного грома раскололись небеса. Свет забил из разинутого рта и глаз девушки. Пульсирующий злато-серебряный ореол волной исходил из нее, поднимаясь вверх, словно поднятые ветром пылинки.
Другие тоже застыли лицом кверху, пока души сияющим потоком вырывались из их тел. По всему городу, всей планете, всей империи души эльдар выдирались из них.
Духовная эссенция сгустилась и обернулась бурлящим облаком психической энергии, которая рвала, жгла и кричала внутри головы Иллиатина, как будто он одновременно был частью бури и наблюдал за ней со стороны. Что-то чудовищное извивалось и выло в самом сердце того облака, рыча и с силой прорываясь на свободу.
Вдруг духовный поток испарился. Пустые оболочки сокрушенных эльдар свалились на землю, словно куклы, брошенные непомерно сильным ребенком. Иллиатин стоял столбом, в бескрайнем ужасе ощутив смерть миллиардов своих сородичей. Отдаленный психический хор жизни, который он слышал с рождения, внезапно утих.
Все остальные исчезли. 
И тогда вселенная разорвалась на части.'[2]

Тёмный Принц

Первым действием Слаанеш после рождения была попытка выследить и уничтожить других богов эльдар, которые также существовали в Варпе. Как и в случае со Слаанеш, психически одарённые эльдар, ещё в древние времена, создали пантеон богов из своих коллективных желаний и убеждений. С внезапной смертью практически целой расы эти боги были резко ослаблены. Слаанеш воспользовалась этой слабостью и уничтожила почти всех, поглотив их энергию. 

Однако среди смертей и разрушений выжили несколько из первоначальных богов. Говорят, что бог войны, Каэла Мэнша Кхейн, сражался со Слаанеш, и в битве этой не было победителя. Некоторые рассказы и древние мрачные истории говорят, что Кхорн, Владыка Резни, вступился за Кхейна, так как считал того своим представителем в пантеоне эльдар. Неизвестно, что было дальше, но в результате Кхейн был разбит на множество частей и помещён в сердца некоторых искусственных миров в виде огромных статуй — аватаров.

Другой бог эльдар, Цегорах, Смеющийся Бог, скрылся в Паутине и там существует до сих пор. Иногда он возвращается на войну, доставляя проблемы Слаанеш и спасая души арлекинов от поглощения Той-Что-Жаждет. Иша, богиня жизни, возможно, была спасена Нурглом и находится в его Садах.

После рождения Слаанеш и смерти богов эльдар немногие выжившие эльдар наконец поняли, что они натворили. Они оказались разбиты на фракции и были вынуждены искать способы защитить себя от Слаанеш, ибо теперь любая незащищённая душа в момент смерти доставалась именно Великому Врагу. Новые фракции — эльдар миров-кораблей, тёмные эльдар, арлекины, и экзодиты — все нашли свой способ скрываться от взора Той-Что-Жаждет.

Последствия

Падение эльдар было важным событием. Империя эльдар угасла, оставив после себя адскую область, называемую Оком Ужаса. Хаос приобрели ещё одного могущественного покровителя в виде Слаанеш, и Губительные Силы стали ещё большей угрозой существованию смертных; однако вмешательство Кхорна в поединок Кхейна со Слаанеш вызвало вражду между Богами Хаоса и является одной из причин, по которой два бога и их последователи до сих продолжают оставаться врагами.

Эльдар, бывшие главной силой в галактике, фактически мгновенно стали вымирающим видом, состоящим из относительно небольших групп, борющиехся за выживание и сохранение своей культуры. Различные фракции эльдар заслужили себе плохую славу за свою склонность к манипуляциям и получению выгоды за счёт благополучия других рас.

Единственным полезным побочный эффектом рождения Слаанеш стало освобождение галактики от варп-штормов, связанных с эрой непосредственно перед её рождением. Это позволило возобновить межзвёздные перелёты и связь; лидер, известный как Император Человечества, воспользовался этим и объединил человечество, положив конец Эре Раздора и начав свой Великий крестовый поход

Эльдар учились на своих ошибках. Некоторые ясновидцы заметили медленный рост нового божества, Иннеада, Бога Мёртвых, в Бесконечных Круговоротах миров-кораблей. Эльдар надеются, что когда Иннеад обретёт достаточное могущество, он выйдет на бой со Слаанеш и победит её раз и навсегда.

Примечания

  1. «Крестовый поход Махария», Уильям Кинг
  2. «Азурмен: Рука Азуриана», Крис Райт
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.