ФЭНДОМ


«Этот мир принадлежит Омниссии. Предполагать иное — значит богохульничать и тем самым навлечь на себя обширную реконструкцию. Хвала Машинному богу!»
– Техновзыскатель Антра-9

Военный конфликт между силами Адептус Механикус и некронами династии Саутех за стратегически важный мир-кузницу Амонтеп II.

История

Линия фронта расчертила Амонтеп II — мир-кузницу, богатую загадочным минералом, который когда-то не давал потокам варпа захлестнуть эту планету и ещё сотню других. Совсем недавно Адептус Механикус узнали о залежах необычной руды в своих владениях и теперь пойдут на всё, чтобы забрать их себе. Правители Марса послали ударные кибервойска из неутомимых скитариев и Рыцарей типа «Оруженосец» под командованием доверенных техножрецов-доминусов, чтобы обнаружить этот необычный материал, защитить его даже ценой собственной жизни и уничтожить любого, кто посмеет помешать.

Но не всё так просто. Некроны, спавшие долгие тысячелетия под поверхностью Амонтепа II, проснулись. Гениальные криптеки, стремящиеся восстановить оборону своей империи, получили доступ к отрядам массивных самоисцеляющихся бессмертных, а также к каноптековым конструкциям, способным проходить сквозь физические преграды, как сквозь туман. Подобные схватки разворачиваются в сотнях других миров по всему Империуму, грозя вот-вот перерасти в полномасштабную войну, что определит судьбу не только Великого Разлома — разрыва в ткани реальности, протянувшегося через всю галактику, — но, пожалуй, и самого человечества.

Большое пробуждение

В галактике зреет новый конфликт между человеком и ксеносом — или скорее между сторонами, которые некогда соответствовали этим названиям, но давно превратились в созданий, намного более странных и смертоносных, чем существа из плоти и крови.

Важность Адептус Механикус для будущего человечества невозможно переоценить. Всё оружие и боевую технику, которыми пользуются армии Империума, производят, обслуживают и освящают техножрецы Культа Механикус. Без ревностно хранимых знаний и сокрушительной огневой мощи Адептус Механикус, колоссальное сооружение Империума Человечества, очень скоро рухнет под ударами неисчислимых врагов.

И тем не менее Адептус Механикус держатся особняком от бесчисленной людской массы, обитая на суверенных планетах, которые называются мирами-кузницами. Эти независимые оплоты поборников Бога-Машины представляют собой настоящие индустриальные муравейники, задыхающиеся от промышленных отходов и покрытые корой из скалобетона и металла. Миры-кузницы образуют государство внутри государства — гигантскую нерушимую паутину, которую скрепляют догмы и сокровенные данные. Высокопоставленные киборги, составляющие Культ Механикус, не делятся знаниями с простыми — неаугментированными — людьми, считая себя выше них, поскольку те подвержены слабостям плоти и душевным переживаниям. Потому-то механикусы ревностно прячут всякий клочок информации, как жадный богач прячет добытое золото. С тем же пылом последователи Омниссии защищают принадлежащие им миры. В период Становления, пока завоеватели и владыки Империума выбирали среди подходящих для жизни планет самые крупные и стратегически важные, техножрецы Машинного бога искали миры, богатые ресурсами — природными ископаемыми, рудными залежами, геотермальными источниками и прочими, ещё более редкими и экзотическими вещами. К несчастью, они не были первыми, кто оценил значимость таких миров.

Одним из загадочных материалов, которым Адептус Механикус решили найти применение, оказалось вещество под названием «ноктилит», на низком готике более известное как «чёрный камень». На всём протяжении истории Империума о его ценности даже не подозревали, пока к окончанию 41-го тысячелетия не стало понятно его значение. Возможно, если бы техножрецы Марса разобрались в нём раньше, открытие Великого Разлома можно было бы предотвратить и не дать галактике погрузиться в пучину бедствий.

Чёрный камень получают из гладкой тёмной породы, внешне похожей на обсидиан или оникс. При облучении волнами омниспика или прогноста камень проявляет целый ряд необычных свойств, а при внешнем осмотре ставит в тупик любого криптогеолога или террапеда. Это вещество находят только на определённых богатых ископаемыми планетах, раскиданных по всей галактике. Правда, найдена тесная связь между мирами, заселёнными механикумами — отцами-основателями Адептус Механикус, и мирами-каменоломнями, в которых этот минерал присутствует. В некоторых из них или явно вели его добычу, или там на поверхности встречаются крупные монолиты из чёрного камня, возможно, извлечённые и установленные какими-то забытыми деятелями ещё в доисторические времена.

Кадия, пожалуй, самый известный мир, где в огромных количествах был найден чёрный камень. До падения мира-крепости его пустоши были утыканы сотнями «пилонов», нижней частью врытых в землю, а вершиной нацеленных в небо. В кадийских пилонах обнаружили странные круглые отверстия и прочие гладкие проёмы, которые вели в разветвлённую сеть туннелей внутри. Когда в них задувал ветер с местных болот, возникал необычный мелодичный звук, вызывавший тяжесть в затылке. Когда бы Адептус Механикус ни посылали зонды, чтобы разведать и составить карты этих проходов, крохотные сервиторы выбирались наружу, теряя всякую ориентацию и давая сбои, — если вообще выбирались.

Как раз перед тем, как силы Хаоса в невиданных прежде масштабах прорвались через Кадийские Врата, марсианский архимагос Велизарий Коул предположил, что существует какая-то связь между этими загадочными сооружениями и целями ударов Абаддона Разорителя — его Чёрных крестовых походов, что на протяжении долгих десяти тысяч лет оставляли рубцы на теле человеческого государства. Архимагос считал, что некое свойство чёрного камня, особым образом обработанного, укрепляет материальную вселенную и не пускает в неё эманации Хаоса. Структуры из чёрного камня могли удерживать и усмирять энергию Эфира, которая просачивалась в мироздание, стоило какому-нибудь необученному псайкеру впустить в себя демона, или которая бурной рекой текла во время варп-штормов, вызывая бедствия космических масштабов.

Опередивший своё время вывод Коула стал ключевым моментом в планах марсианских техножрецов. Открытие имело колоссальное значение: конструкции из чёрного камня могли предотвращать прорыв Эмпиреев или, другими словами, стать преградой на пути демонов, стремящихся пролезть через бреши в ткани реальности. С тех пор архимагос, как одержимый, рассылал своих агентов по всей галактике, чтобы раскопать как можно больше ноктилитовых месторождений. Первым таким агентом оказался магос-доминус Дентрекс Ологостион. Он получил приказ любыми путями заполучить эту породу или, в самом крайнем случае, охранять её залежи до тех пор, пока известия не дойдут до марсианского жречества и минерал не заберут, проведя надлежащие процедуры.

Но есть в галактике ещё одна сила, тоже желающая заполучить этот необычный ископаемый ресурс, чтобы, обработав, усилить его природное излучение настолько, что он превратится в могучий щит против энергии Хаоса. Прежде спавшие миры-гробницы некронов к концу 41-го тысячелетия постепенно просыпаются, и теперь в них ровными рядами выстраиваются бессмертные солдаты, которых миллиардами пробуждают каноптековые автоматоны, что прежде несли над ними долгое бдение.

Завоевания, которые ведут некроны, беспощадны и ужасающе результативны. В каждом сегментуме они вычищают жизнь из своих суверенных владений с тем же равнодушием, с каким сервитор-экстерминатор выжигает вредителей в портовом складе. И это не беспорядочные нападения, а чётко спланированные удары в самое основание галактической империи Адептус Механикус. На переднем крае новой войны шагают криптеки-техномандриты. Эти загадочные гении ведут фаланги металлической нежити и насекомоподобных каноптеков в бой против последователей Машинного бога на сотнях планет, богатых природными ресурсами. Вскоре после того, как магос Ологостион взялся за Амонтеп II, остановить его вышел техномандрит Агдахакс из династии Саутехов. По мнению Агдахакса, человечество, само того не ведая, решило захватить самое ценное из природных богатств, и теперь пора показать этим жалким смертным, где их место.

+++ Доктрина инициатус +++
Степень срочности: ультима.
Приказ Коула.

Всем фабрикаторам: назначить макроклады для изъятия предписанной породы:
Подссылка: Ноктилит (пс. чёрный камень, геомант. прил.).
Пустить в ход братство наших неусыпных скитариев, даже если придётся забрать всех подчистую с театров войны во внешних мирах. Последствия не имеют значения. Рекомендуется поддержка союзниками с оптимальными скоростью и огневой мощью в секунду:
Подссылка: оруженосец (пс. Таранисы, Рейвены, Красты, Вулкеры).
Требование: во главе экспедиций ставить техножреца в чине доминуса и выше.
Да пребудет с вами благословение Машинного бога.

+++ Доктрина терминус +++

Праведники Омниссии

Вооружённые силы Адептус Механикус объединяет непоколебимая вера в Бога-Машину, его живого пророка Омниссию и живительную энергию Движущей Силы. Война для них — это часть священного поиска, и такие воины вполне справедливо внушают страх.

На войну Адептус Механикус отправляет специальные соединения, известные как боевые конгрегации (тагматы). Каждая из них состоит из сервиторов, скитариев, шагоходов, техножрецов и автоматонов, к тому же обычно из одного мира-кузницы. Войска, доступные техножрецу-доминусу, отражают его статус в запутанной иерархии Культа Механикус. Однако положение на данный момент настолько отчаянное, а требования Коула к своим подчинённым на Марсе столь настойчивы, что войска, посланные отыскать и добыть чёрный камень, вместо обширных процессий поющих псалмы бойцов теперь разбиты на небольшие элитные отряды. Многим техножрецам, возглавившим такие поисковые партии, пришлось перейти на военную службу впервые за многие столетия: те, кто привык управлять скитариями из относительной безопасности на низкой орбите, теперь оказались на передовой древней войны, которую некроны уже выиграли эоны тому назад — и могут выиграть снова.

Ключевым принципом марсианской веры является идея о том, что плоть слаба: её легко повредить, она склонна к разложению и восприимчива ко всевозможному агрессивному воздействию. По мере роста члены Адептус Механикус стараются как можно дальше отходить от изначального человеческого облика. Как результат, чем влиятельнее представитель технодуховенства, тем больше у него кибернетики. Ведь благословенные стали и сплавы не стареют так, как стареет плоть, а каждый новый имплантат и хирургическая операция приближают верующего к Машинному богу. О том, что при этом техножрецы легко отбрасывают всё, что делало их людьми, никто особенно не задумывается. Для Адептус Механикус избавиться от немощей, страхов, сомнений и иррациональных чувств — цель весьма достойная. А то, что по дороге потеряются сострадание, смиренность, милосердие и свобода воли, — это, в общем-то, пустяки.

+++ Дата коррелятус +++
Степень срочности: оптима.
Мироисточник: Урдеш, Восс, Металлика, Воринт, Унверрдт IX, Драконов Конец, Аурос IV, Беллус-Прайм, Амонтеп II
(идёт автообновление списка)
Пс: Неоклассификация
Прил: класс «сигма» [миры-каменоломни]

Все перечисленные миры подвергаются внутреннему (подземному) вторжению ксеносов. Совпадения в архиве жизненных форм: подссылка: Некроны; подссылка: Святилище-101; подссылка: Мир-механизм.
Пусть магосы чётко уяснят, что из-под священной почвы выходят некроны.
Волей Омниссии мы обязаны их всех уничтожить.

Смерть миров восстаёт снова

На протяжении шестидесяти миллионов лет некроны спали в своих мирах-гробницах, заполненных спящими армиями и отключёнными боевыми машинами. Сейчас же они просыпаются, как будто от смутно запомнившихся кошмаров, и галактика трепещет, узнав об их возвращении.

Confrontation Adeptus Mechanicus and Necrons

Диспозиция сил Адептус Механикус и некронов по состоянию на начало 42-го тысячелетия

Если Адептус Механикус однажды в полной мере осознают, кем когда-то были некроны, то, вполне вероятно, они почувствуют пугающее родство. Обе цивилизации, испытывая презрение к хрупкой плоти, обратились почти к неизменному металлу. Обе пошли на крайние меры ради собственных всепоглощающих потребностей, сделав ужасные технологии, в которых едва ли разбирались, критически важными для своего существования, и в итоге целиком приняли бездушный и жуткий облик. Ни те, ни другие не признаются, что путь, вымощенный благими намерениями, завёл их в дебри самых суровых решений и страшнейших наказаний, возложенных на самих себя. Более того, обе расы в настоящее время ищут один и тот же материал для одинаковой цели — удержания приливных волн Хаоса, которые угрожают накрыть всю галактику.

+++ Эпистола интрастеллар +++
Источник: Марс
Атропатический канал: Терра-Прайм

Фабрикатор-генерал, доклады о воскрешениях ксеносов вызвали необходимость перераспределить наши военные ресурсы, что привело к потере нескольких десятков зон боевых действий. Данная стратагема была введена в действие по повелению Велизария Коула, утверждённому Вашей печатью и печатью примарха Жиллимана.
Я обязан спросить: разве миры-кузницы Адептус Механикус построены на руинах какой-то совершенно другой империи? И, если эта империя возрождается, хватит ли нам сил её одолеть?
Пребывающий в сомнениях ваш покорный слуга
(Удалено)

+++ Приписка: источник сообщения ликвидирован +++

Отголоски войны

Засада в дюнах

Магосу доминусу Вракийского мегакомплекса на Амонтепе II были отданы строгие распоряжения выявить, исследовать и взять под охрану самые крупные в его владениях залежи чёрного камня. Но не успели скитарии обнаружить искомое, как песок расступился — и появились некроны, нисколько не намеренные расстаться с той же добычей.

Skitarii Soldier

Скитарий-егерь

Красные пески Амонтепа II тянулись до самого горизонта, мутного от копоти. Для скитариев, перебиравшихся через Вракийский хребет, едкий химический запах далёких заводов казался самым сладким ароматом. Поверхность планеты очень напоминала священный дом — Марс, и это радовало душу.

Пейзаж, открывшийся с верхней точки долгого подъёма, больше походил на обширный и неглубокий пыльный котёл, через который вдаль уходила широкая цепочка следов, оставленных дозорными «Оруженосцами». От неприятностей стихии котловину защищали покатые плечи высоких барханов, с вершин которых ветер сдувал в небо струйки песка. Альфа-егерь Каппик-Сколендт-33 разделил панораму на четыре квадрата, отправил данные краткой тирадой на лингва-технис собратьям и назначил по одному скитарию из своего отделения на дистанционный анализ каждого участка. Если гипотеза магоса доминуса Дентрекса Ологостиона верна, то экспедиция должна обнаружить богатые залежи искомого минерала где-то в этих окрестностях.

Милостью Омниссии омниспик егеря Алакридда-8 обнаружил совпадение с указанными в задании данными, когда тот обшаривал взглядом пыльную котловину. Торжествующий звон прибора прозвучал в ушах скитариев райской музыкой. Встроенные прицельные комплексы озарил бегущий поток данных, и, не проронив ни слова, солдаты начали стягиваться к указанной позиции. Позади двигался сам магос Ологостион, жадно впитывая информацию и постепенно ускоряя шаг. Месторождение чёрного камня, захватить который так требовал архимагос Коул, нашлось, и к тому же очень богатое.

Не прошло и часа, как вызванный Ологостионом десантный челнок «Беллерофобос» модели «Квадрус» добрался до места, но не для эвакуации личного состава — своего основного предназначения, а чтобы струями выхлопов из поворотных двигателей сдуть верхний слой песка. В обычных условиях подобные неразборчивые и спешные методы раскопок техножречество посчитало бы кощунством, но срочность приказа не оставляла другого выбора. По прошествии ещё часа была освобождена верхняя часть необычных ноктилитовых структур — правильных обелисков и плит с настолько ровными углами и гранями, что стало ясно: это доимперская культура.

Canoptek Wraith

Каноптековый призрак

Отделение Каппик-Сколендта вооружилось виброножами, чтобы взять пробы ноктилита, как вдруг дюна на западе задрожала и потекла ручейками в стороны. Не успел Ологостион разослать охранительный приказ, как из-под высокого мегалита выскочила троица массивных насекомоподобных существ и, рассекая сегментированными лапами воздух, метнулась в сторону скитариев. Омниспик Алакридда-8 вывалился из онемевших пальцев, когда один из когтистых каноптековых призраков с брызгами крови снёс ему верхушку черепа. Магос Ологостион выпустил испепеляющий луч из волкитного бластера: выстрел был настолько точным, что оттеснил бестелесных созданий от их добычи стеной ослепительного пламени. Духи замерцали и на миг выпали из реальности. Опешившие солдаты попытались собраться с силами, но тут уже на востоке из песка стали подниматься механические мертвецы; с металлических рёбер и широких плеч стекал красный песок. Отряд бессмертных поднялся на ноги и открыл огонь: одни дали залп по «Беллерофобосу», заставив челнок отлететь, остальные же скосили пару ближайших скитариев, окатив их разлагающей на атомы гаусс-энергией. Оба скитария сначала обратились в статуи из почерневшей плоти, затем — в сияющие скелеты, а после — в ничто. Раздался пронзительный вопль Ологостиона, и закипела настоящая битва.

Угроза обнаружена

Высвободив сооружения ксеносов из-под вракийских дюн, Адептус Механикус сталкиваются с издревле спавшим там противником. И когда из могилы поднимается вожак сторожевого отряда некронов, скитариям приходится несладко. Успеют ли их рыцарские союзники вернуться, чтобы переломить ход битвы?

Knight Squire

«Оруженосец» типа «Глефа» с цепным мечом «Жнец» и тепловым копьём носит цвета дома Рейвенов. На доспехе изображена шестерня Адептус Механикус, поскольку дом Рейвенов присягнул им на верность

В пыльной котловине воцарился настоящий бедлам. Похожие на обсидиановые, ноктилитовые обелиски отражали слепящие лучи голубой и зелёной энергии, с треском рвущие клубы поднявшейся пыли. Ещё не затих скрежет призывного псалма Ологостиона, как скитарии с боем сомкнули оборонительный периметр вокруг своего господина и чёрного камня, который тот обозначил как главную цель задания. Но с каждой минутой этот периметр становился всё тоньше: некроны не сбавляли натиск. Каноптековые призраки метались между странными чернокаменными дольменами, сбивая скитариев с ног ударами похожих на плети отростков, пока бессмертные сжимали кольцо вокруг непрошеных гостей.

Вскоре, однако, раздался треск гальванических ружей — правоверные Омниссии взяли на мушку ближайших нападающих. Когда их пули нашли цель, некронов-бессмертных окутала шипящая пелена электричества, и вся их энергия израсходовалась за один мощный взрыв. К ужасу скитариев, трое из обугленных автоматонов поднялись на ноги, шатко распрямились и снова ринулись вперёд, паля из гаусс-бластеров. Аркебуза, которую Каппик-Сколендт-33 приказал установить на перемычке поверх двух стоячих камней, издала хлопок — и один из стальных гигантов получил прямое попадание в голову. Трансурановый снаряд начисто снёс металлический череп с плеч, выбросив сноп зелёных искр. В этот раз труп некрона замерцал и исчез.

Затем одни из дольменных врат низко загудели, и под перемычкой вспыхнул обжигающий глаза свет. Из сияния возникла внушительная фигура командира некронов, которого нёс на спине семенящий каноптековый робот. По бокам от него ступали грозные лич-стражи с гиперфазовыми мечами, сомкнувшие рассеивающие щиты, образовав таким образом барьер из чуждого металла и незримой силы. Техномандрит Агдахакс высоко воздел свой посох света и, бросив величественный взгляд, повёл витиеватым жезлом, очерчивая линию марсианской пехоты. Там, куда указывал конец посоха, облачённых в красное скитариев окутывало пламя, и от воплей несчастных, перемежаемых помехами, леденела кровь.

Скитарии открыли ответный огонь. Те стрелки, кто оказался ближе всех к новоявленным выходцам с того света, посылали плотные залпы в лич-стражей, шагавших к ним, но пули лишь отскакивали от мерцающих полей, что окружали некронов. Одна даже срикошетила обратно и ударила кибернетического бойца точно между глаз. Скитарии уже ударились бы в панику, если бы бинарный приказ Ологостиона не придал им сил. Пехотинцы с рёвом бросились в атаку и принялись вколачивать прикладами бессмертных в песок и стягивать каноптековых призраков вниз голыми руками. Но ряды их таяли слишком быстро. Неприятель превосходил скитариев числом, и бежать было некуда.

«— Загрузку — на максимум! — радостно объявил Ологостион. Его первой реакцией на то, что он увидел мифических некронов собственными глазами, стал мощный выброс авто-адреналина. Магос всегда испытывал особенный трепет, встречая какой-то новый источник информации. Это была одна из немногих доступных ему радостей. Мало кто в Культе Механикус знал о невероятно древнем народе некронтир — даже для доминусов эта тема была закрытой. Втайне Ологостион всегда мечтал изучить их — тщательно и скрупулёзно разобрав по косточкам. И вот они явились.
Слева навис исполинский скелет и сбил магоса с ног ударом крепкого, как железо, щита. Доминус с дребезгом прокатился по земле, вскинул волкитный бластер, но косой удар силового клинка рассёк пополам питающий кабель. Достопочтенный техножрец уже начал думать, что, похоже, это он закончит свои дни на пыточном столе, когда ощутил спиной, как дрогнула земля. Кривая ухмылка изогнула уголок сухих как бумага губ: магос почувствовал, как вокруг быстро растёт температура — верный признак выстрела мельты.
Лич-страж уже воздел свой клинок для последнего удара, когда вспышка света и нестерпимого жара испарила его на месте. Ологостион похлопал по одежде, сбивая пламя, и поднялся на ноги. Мимо него прошагал длинноногий великан, выпустивший ещё один обжигающий луч в некронов, выходящих из дольменных врат.
Два врага испарились в ослепительном сиянии, а те, кто держался к ним близко, обратились в лужи расплавленного металла.
Мельта-оружие подействовало отлично, — хмыкнул Ологостион. — дом Рейвенов представить к награде.
Второй из пары «Оруженосцев» «Глеф», отозванных из разведки, всей массой врезался в троицу каноптековых призраков. Один из них замерцал и проскочил сквозь Рыцаря, вспыхнув зелёным пламенем, но два других попали под широкий взмах цепного меча. От удара оба затряслись и распались на части, брызжа изумрудными искрами и чёрной жидкостью.
— Поправка: к высокой награде, — добавил магос.
»
– Имперские Рыцари приходят на помощь Механикус


Восстающий некрополь

Теперь, когда Адептус Механикус всё сильнее пытается захватить ископаемые богатства Амонтепа II, суровая правда, спрятанная под поверхностью планеты, начинает выходить наружу. Масштабы присутствия некронов становятся очевиднее, но у Адептус Механикус есть вера, а вера, как известно, способна сдвигать горы...

Tech-Priest Researcher

Сражение между киборгизированными воинами и металлическими скелетами бушевало вовсю, когда вокруг прокатился могучий стон и скрежет. По краям котловины начала трескаться и проваливаться земля; окружающие дюны, стоявшие высокой стеной, стали таять; песок, тёкший сначала ровными струйками, вскоре превратился в настоящий потоп. Из бесформенной песчаной массы появились чёрные грани и углы — очертания давно ушедшего под землю города становились всё чётче по мере того, как дюны, опрокидываясь вниз, превращались в песчаные реки. Земля тряслась всё сильнее и сильнее — скитарии вместе с некронами еле держались на ногах. Их мотало из стороны в сторону, но сражение не прекращалось. Шпили заводских соборов, прежде пунктиром чертившие линию горизонта, постепенно исчезали из виду за поднимающимися из земли чёрными как смоль башнями и зиккуратами. За какие-то несколько чудовищных минут котловина превратилась в широкую рукотворную площадь из чёрного камня, окаймлённую зубцами могучих строений.

Адептус Механикус с трудом боролись с желанием застыть в ужасе и восхищении: то, что они считали древними развалинами из чёрного камня, оказалось на самом деле венцом зарытого в песок огромного города ксеносов. Хуже того, из мерцающих порталов, открывшихся по бокам крепости, хлынул её гарнизон. Шеренга за шеренгой выходили бессмертные, похожие на серебряные скелеты. Некоторые уже открыли огонь, выпустив разряды в «Оруженосца», который рубил некронов в центре чернокаменной площади.

Магос Ологостион, разрывающийся между страхом и восторгом, обнаружил, что разум его начинает сбоить от масштабов новоявленного откровения. Был ли этот прежде столь знакомый мир наводнён ксеносами с самого начала? Неужели Адептус Механикус, отстоявшие планету для себя больше десяти тысяч лет назад, сами того не ведая заселили мир, который уже принадлежал более старшей империи? Как эта огромная правда оставалась сокрытой всё это время?

Ологостион вытряхнул из головы шквал обуявших его сомнений. Испустив ноосферную скороговорку, магос доминус подозвал уцелевших сервиторов поближе и отправил пакет с координатами через инфопривязь, которая соединяла его с «Беллерофобосом». Отстранённо разнеся очередью из макропулемёта подлетевшего призрака в клочья, Ологостион послал срочный запрос дозорным «Оруженосцам». Отклик пришёл почти мгновенно: огромный цепной меч ближайшего из двух исполинских шагоходов вгрызся в верхушку огромного обелиска. Вожак некронов, стоявший в его тени, издал режущий уши вопль, и «Оруженосец», окутанный вспышкой света, рухнул как подкошенный. Тем не менее поставленную перед ним задачу он выполнил.

Магос доминус торопливо засеменил вперёд, подхватил механодендритами выпавший кусок чёрного камня и сунул его под рясу, после чего дал скитариям команду сомкнуться вокруг него. Образец получен. Магос послал ещё один приказ, огненными буквами отпечатавшийся в сознании его воинов, и те начали с боем отходить к месту посадки, координаты которого получил космический челнок. Некроны превосходили скитариев числом, но после многомиллионнолетнего стазиса движения их были ещё довольно дёрганными, в то время как поборники Омниссии двигались чётко и уверенно. Ологостион спасётся хотя бы сам, а образец дойдёт до Коула в срок.

Не прошло и часа, как «Беллерофобос» уже добрался до орбиты, тогда как внизу пылал Вракийский котёл. Трудная победа досталась Адептус Механикус страшной ценой: теперь, с повреждёнными ноктилитами, Амонтеп II стал уязвим. В вышине неба блеснула злобно-жёлтая трещинка, завихрилась и стала расти...

Переправка чёрного камня

Из глубоко спрятанных гробниц в мире-кузнице Амонтеп II поднимаются некроны. Магос Ологостион получил задание добыть образцы чёрного камня для дальнейшего анализа и должен вывезти драгоценный ресурс с планеты прежде, чем некроны успеют забрать его обратно.

«Ствол волкитного бластера светился от извергнутого жара. Магос доминус Дентрекс Ологостион выпустил ещё один луч тепловой энергии в подступающих некронов, и жадное пламя окутало двоих воинов: один исчез в тошнотворно-зелёной вспышке света, а второй с трудом снова поднялся на ноги — его повреждённые конечности восстанавливались прямо на глазах. «Крайне занимательно», — отметил про себя магос; его инфочерепа записывали всё для последующего анализа.
Просеменив к сервотягачу на глухо постукивающих металлических лапках, Ологостион скороговоркой бинарного кода велел примитивному машинному духу двигаться дальше. Тягач откликнулся с замедлением: груз чёрного камня явно превышал дозволенную нагрузку. Ологостион сделал расчёт времени, которое потребуется транспорту, чтобы добраться до посадочной площадки, и, когда на сетчатке глаз появились результаты, подумал: «Слишком долго». Вероятность успешного исхода задания была крайне мала.
Техножрец сгорбился, заметив промелькнувшие дуги изумрудной энергии, что захлестнули нескольких скитариев и швырнули их, искалеченных, на землю. Ксеносы приближались неспешно, но число их непрерывно росло, а натиск становился всё упорнее. Ауспик показал, что чужеродные конструкции начали обходить еле ползущую изъятельную группу Ологостиона с флангов.
Любопытно, но некроны не стреляли по сервотягачу, и это дало магосу положительный прогноз — обычный человек назвал бы это надеждой. Если подкрепления архимагоса Коула доберутся до Ологостиона вовремя, то, возможно, им удастся вывезти более крупный образец чёрного камня, отколотый от одного из монолитов Амонтепа II.
Неожиданно земля под Ологостионом задрожала, и в окружающую ноосферу потекли свежие данные. Долгожданные военные силы наконец прибыли. Через пелену помех донеслись гимны, распеваемые во славу Омниссии. Силы Коула были уже совсем рядом, и магос доминус повторно запустил программу прогнозирования, пока сам воздух кричал, сгорая в гаусс-огне.
»
– Магос доминус Ологостион просчитывает возможность переправки чёрного камня с Амонтепа II


Прибытие Коула

23525

Велизарий Коул

Некроны быстро приближались, и Велизарий Коул взял командование вывозом чёрного камня на себя. Небольшая часть его сил добралась до цели — их можно было поставить на охрану гальванического сервотягача, но большинство скитариев растянулись вдоль главной дороги, толкаясь вперемешку с техножрецами Культа Механикус, чтобы занять позиции среди развалин. Расстановка сил оказалась довольно беспорядочной, но обстоятельства другого выбора не предоставили. Коул приказал «Глефам» дома Рейвенов держать фланги, а Рыцарю типа «Странник» охранять точку эвакуации, пока скитарии будут встречать некронов лицом к лицу. Вдалеке было видно наступающих ксеносов: их шеренги перекрыли горизонт между зданиями с востока. С юга подходила фаланга воинов некронов при поддержке бессмертных и лич-стражи. Её замыкала троица командиров и грозный осколок К'тан. С севера доносился глухой гул: фланкирующий отряд некронов из быстроходных «Могильных клинков», преторианцев триархов и распалённых ненавистью уничтожителей готовился к броску на растянутые силы скитариев.

Отход под прикрытием пыли

Necron-warrior in battle
C50eda3e5f832ebdc779b71146d7c323

Катафрон-прорывник

Когда войска Адептус Механикус начали отход от наступающих некронов, на них внезапно обрушилась пылевая буря, ослепившая сенсоры и лишившая многих возможности целиться в ксеносов, уже подошедших на опасно близкое расстояние. Как только сервотягач с рёвом прополз вслед за магосом Ологостионом, отряд катафронов-прорывников перекрыл за ним дорогу и обрушил шквал огня на пришельцев. Все войска Адептус Механикус получили приказ стрелять по ксеносам, опознаваемым как лич-стражи, и тем, кто мог их видеть и стрелять по ним, почти удалось уничтожить один из перешедших в атаку отрядов. Некроны между тем невозмутимо двигались дальше. На северном фланге «Внутренняя Чистота» открыла огонь по каноптековым призракам, но сумела разнести на атомы только одного из них. Прочие некроны остались в безопасных пределах пылевой бури, не давая возможности дюнному ползуну Люмин-Гравекс-531 прицелиться.

Заметив, что транспорт, гружёный чёрным камнем, уходит дальше по дороге, немесор Мафдет приказал подчинённым усилить натиск. Неутомимые воины Саутехов тяжело выдвинулись вслед и выпустили дуговой залп расщепляющей атомы энергии по авангарду скитариев на уцелевшей стене неподалёку, тем самым уничтожив всех до единого. Тесладеструкторы аннигиляционных барж тоже показали отличный результат, легко разобравшись с катафронами-прорывниками, заграждавшими дорогу. Путь был свободен.

Дальше к северу ударивший с фланга отряд Мафдета делал успехи. Адептус Механикус отступали, и владыка приказал всем своим войскам атаковать «Оруженосца» — техномандрит Агдахакс заранее предупредил, насколько опасными могут быть эти машины. Однако, когда пыль рассеялась, шагоход по-прежнему стоял на ногах. От гнева у Мафдета засбоили протоколы.

Клещи Саутехов начинают сжиматься

Adeptus Mechanicus surrounded by necrons

Велизарий Коул велел кастеланам и катафронам-прорывникам выдвинуться вперёд, чтобы задержать наступление некронов. Однако успеха они почти не добились, уничтожив всего нескольких вражеских воинов, тяжело шагающих по дороге. Коул издал бинарный эквивалент приглушённого ругательства и приказал вступить в бой сикарийским лазутчикам и фульгуритам, чтобы хоть как-то задержать часть ксеносов, пока сервотягач ползёт дальше. Неожиданно одна из аннигиляционных барж взорвалась, обдав всё вокруг градом живого металла. Коул развернулся и увидел дымный след от ракеты «Икара», выпущенной дюноходом Тунор-Апекс-661. Магос сделал мысленную пометку благословить машину и её экипаж по окончании эвакуации. На северном фланге, слева от него, дела шли не так хорошо. Рыцарь типа «Оруженосец» «Внутренняя Чистота», вопреки приказам, вместо того, чтобы отступить, бросился в атаку и сейчас бился с парой едва различимых призраков.

У владыки Мафдета в металлической голове мелькнул протокол, и он приказал фланкирующему отряду нанести удар всеми силами. Северного «Оруженосца», уже хромого и полыхающего, свалил выстрелом триархический охотник и добили «Могильные клинки». Тем временем преторианцы завязли в отчаянной схватке с электрожрецами: умирать не собирались ни те, ни другие. Не обращая на них внимания, уничтожители атаковали ближайший дюнный ползун, огнём из гаусс-пушек сняли с него броню слой за слоем, а затем металлическими руками разорвали на куски экипаж. Мафдет порадовался успеху и приказал своей фаланге двигаться дальше. Его воины повредили автоматонов, охраняющих дорогу, но повергнуть никого из них не смогли. Рассердившись, Мафдет выпустил осколок К'тан, и тот вдоволь насытился жизненной силой ближайших врагов. Сам же Мафдет удовольствовался тем, что сразил нескольких людей с руками-клинками, и продолжил наступление.

За марсианами пришла смерть

Пока сервотягач со скрежетом полз мимо войск Адептус Механикус, Коул отправил ещё одну волну солдат наперерез некронам. «Оружносец» под названием «Всегда Бдительный» загромыхал в сторону неприятеля в окружении сикарийских лазутчиков, чьи протоколы были выставлены на нанесение максимального урона. Они разнесли на куски так много некронов, что несколько последних растворились в зелёном сиянии. Коул удовлетворённо кивнул, хотя и знал, что отправил «Оруженосца» на верную смерть. Обернувшись на север, магос увидел уничтожителей, засевших среди обломков «Онагра». Послав вереницу бинарного кода, он приказал инфокузнецу Кибернетики сменить у автоматонов-кастеланов протокол «Защитник» на протокол «Завоеватель». И пока инфокузнец копался в поисках нужной инфопластины, автоматоны и ближайшие сервиторы обрушивали на уничтожителей всю свою огневую мощь. Коул понадеялся, что некронов без жалости разберут на запчасти, однако ауспик показал обратное...

Осознав, что фаланга дрогнула, владыка Мафдет запустил ещё один улучшенный реанимационный протокол, заставивший повреждённых уничтожителей вновь оторваться от земли. Их тела из живого металла срослись прямо на бионических глазах у противника. Взмыв в воздух, адепты разрушения двинулись на перехват груза, пока остальной фланкирующий отряд наступал в центр порядков Механикус. Потеря воинов некронов привела Мафдета в ярость, но он был уверен, что лич-стража — снова в полном составе — справится с громадным шагоходом. Владыка осенил бессмертных своей железной волей, и те расчистили разрядами путь от разбегающихся людей. После он взглянул на осколок Несущего Ночь. Частица бога превратилась в настоящий смерч разрушения: с её пальцев срывались струи чёрного пламени, пожирая всё вокруг. И когда осколок К'тан обратил свой взор на вражеского командующего, Мафдет вспомнил, каково это — улыбаться.

Уровень потерь критический

Пока Адептус Механикус отчаянно пытались оторваться от наступающих некронов, разразилась ещё одна пылевая буря. Истекая уже неузнаваемыми жидкостями и с разбитыми бионическими конечностями, Велизарий Коул отступал перед нависающим над ним ужасом, которым стал Несущий Ночь. В этот момент «Странник» «Несгибаемая Воля» с грохотом преодолел городские развалины и с размаху обрушил свой цепной «Жнец» на чужеродную богомерзость, прорубив её насквозь и отправив в небытие. Коул взглянул на волочащийся мимо сервотягач и приказал Ологостиону охранять груз, пока он ремонтирует себя и одновременно — ближайшего автоматона-кастелана. Где-то сзади на дороге раздался взрыв, отметивший кончину «Всегда Бдительного», и некроны снова двинулись вперёд — одновременно с востока и с севера. Коул сверился с ауспиком и ощутил всплеск эмулируемой радости: значки, обозначавшие присутствие некронов-уничтожителей, наконец-то погасли.

Чёрный камень, который Мафдет уже почти держал в руках, ускользал. Без уничтожителей помешать киберлюдям удрать с добычей было почти некому. Потеря драгоценного осколка злила ещё больше. Запахнув мантию вокруг металлического тела, владыка исчез вместе со своими бессмертными и материализовался на другом конце дороги, преградив путь гальваническому транспорту.

Техномандрит Агдахакс продолжил наступление по следам немесора. Городские развалины озарили сполохи выстрелов из гаусс- и тесла-оружия, каждый разряд был направлен в Рыцаря, занявшего позицию на перекрёстке. Исполинскую машину шатало от попаданий, но она продолжала стоять. Агдахакс восхитился её конструкцией — столь выносливой при такой неказистости. Взмахом он послал лич-стражу в атаку, однако гиперфазовые клинки и косы воинов оставили на боевой машине лишь пару царапин.

Отчаянная победа

Пока всюду кружились тучи пыли, Коул приказал повреждённой «Несгибаемой Воле» отступить от лич-стражи и принялся чинить машину, а та открыла огонь по грозной элите некронов. Взрыв тепловой энергии испарил отряд, вооружённый боевыми косами, и оставшиеся от некронов куски наконец-то больше не пошевелились. Катафроны взяли на прицел появившуюся на горизонте «Гибельную Косу» и пробили в её корпусе несколько дыр в надежде взорвать её. Однако машина ксеносов явно успела исправить урон, который нанёс ранее Тунор-Апекс-661. Коул рискнул бросить взгляд на благословенный «Онагр» и увидел, как тот осыпает точку эвакуации шквалом ракет и снарядов из автопушки, отчаянно пытаясь уничтожить неожиданно появившихся там некронов. Зелёные всполохи отмечали успешные попадания дюнохода.

Немесор Мафдет, владыка династии Саутехов и правитель Амонтепа II, кипел от ярости, пока его бессмертные распадались на атомы. Агдахакс не прекращал натиск, как было приказано, однако гигантская боевая машина ещё оставалась в строю, как и четырёхногий танк, что преградил ему дорогу. Собрав все оставшиеся силы, Мафдет скомандовал в первую очередь убить техножреца, укравшего чёрный камень, однако облачённый в красное человек отказывался умирать, несмотря на разгоревшийся вокруг него пожар изумрудного гаусс-пламени. Разгневанный Мафдет в итоге атаковал «Онагр» и превратил его в груду обломков. Мгновение спустя землю сотряс колоссальный взрыв: Агдахакс наконец-то добил Рыцаря типа «Странник». Но было уже поздно: контейнер с грузом чёрного камня с рокотом исчезал вдали. Мафдет дал клятву отомстить.

«Магос доминус Дентрекс Ологостион спрятал перебитую бионическую руку под одежду и повернулся к владыке некронов, стоящем перед грудой железа, некогда бывшей дюнным ползуном «Онагр». Кто-то из экипажа попытался выползти из горящих обломков — владыка небрежным взмахом энергоклинка снял скитарию голову. У Ологостиона создалось впечатление, что, несмотря на бесстрастный взгляд, за металлической маской полыхает ярость, которую не так-то легко подавить.
Магос рискнул посмотреть некрону за спину, но даже его усиленные органы зрения не смогли различить за бурлящей пылью грузовик, перевозящий драгоценный чёрный камень. Инфопривязь магоса затрепетала, пытаясь собрать ноосферные данные. Владыка некронов шагнул вперёд, прямо в обломки, не обращая внимания на пламя, лижущее ему ноги. Магос доминус переключил ауспик и глянул на датчики ближнего радиуса. Ничего. Переключил датчики на дальнюю дистанцию. Там что-то было — как в тумане, но точно было. Магос направил в инфопривязь всю энергию до капли. Отражающее поле замерцало и погасло. Владыка выступил из пламени, сверкая металлическим телом. Ологостион проверил заряд волкитного бластера: батареи выгорели. Он снова сверился с ауспиком — и наконец из клубов пыли к нему метнулся поток ноосферных данных. Как выяснилось, груз чёрного камня был подобран атмосферным челноком и уже находился в воздухе. Магос выполнил свою задачу. Теперь настало время подумать о самосохранении.
Голос, похожий на скрежет гранитной плиты по гравию, прервал его раздумья:
— Ваша раса вечно путается под ногами. Вы понятия не имеете, что здесь натворили.
Ологостион поднял голову и, встретив взгляд пылающих зелёным глаз, взмолился Омниссии, чтобы личный телепортатор сработал, а затем нажал на кнопку…
»
– Встреча магоса доминуса Дентрекса Ологостиона и владыки Мафдета на Амонтепе II
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.