Orks Icon.png
Зелёная волна.png
«Юдишки думают, што Галактику парвало надвое из-за богов Хаоса. Хаоситики и остроухие считают так же. А правда тут в том, што все ани ашибаюцца. Я прарок Waaagh!, и я гаварю вам: эта штука, што рвёт Галактику папалам, — бальшая и зилёная ухмылка Горка! А пачиму он ухмыляицца, парни? Патаму шта пришло наше время! Горк лыбицца, патаму шта настал час Орка — и мы растопчим все звёзды в лепёшку! Waaagh!»
– Газгкулл Трака

+++
<<пс:/миграции/вторжения>>
<<вд:/перемещения завоевателей>>

Госпожа инквизитор, по Вашему запросу я приложил все усилия и обобщил галактические данные о передвижениях зеленокожих. Даже принимая во внимание потенциальные неточности ввиду варп-потерь, бюрократических ошибок и малочисленности данных из-за пределов Цикатрикс Маледиктум, полагаю, Вы согласитесь со мной в том, что картина складывается мрачная. Позвольте мне повторить — как же я был неправ, сомневаясь в масштабах этой угрозы...

1. В то вреня как аномалии Эмпиреев расползаются по секторам Каликсида и Скарус, Великий деспот Дрегрука низверг Архидиктатора Гатрога. Неподтверждённые доклады предполагают, что этот правитель, в свою очередь, либо обьединился, либо пал от руки диктатора Крулдакки чей скоростной Waaagh! достиг важнейшего мира Вигилус.

2. Циркулирующие слухи ставят Ваздакку Гутсмека во главе Waaagh!, пробившегося опасно глубоко в северную часть сегментума Солар. Тот факт, что на перехват этому наступлению зеленокожих была послана грозная рать кустодианцев, говорит сам за себя.

3. Бурное расширение Мальстрима станет для мира-кузницы Риза либо спасением, либо гибелью, вынудив Waaagh! Ургока двинуться на штурм всеми силами, поскольку планеты в тылу орков жадно поглощает энергия варпа.

4. Открытие Великого Разлома повернуло войска Плохих Лун властелина войны Наздрега к галактическому северу. Заметьте, что опасность теперь грозит Вальхалле, Готу и Алариху.

5. Архиподжигатель Карадона стал одним из самых опасных великих военных диктаторов в Галактике. Его ватаги разбойничают от Ноктюрна до Шиндельгейста и дальше.

6. Туманные вести указывать, что самопровозглашённый Великий военный диктатор направил свои зеленокожие полчища на курс, ведуций к столкновению с Waaagh! Борка. Возможно, это даст соседним имперским мирам вреня укрепить оборону.

7. Как минимум четыре разных военных диктатора объявили себя Великим тираном Джагги. К нашему огромному несчастью, все они повели свои Waaagh! в разных направлениях.

Писарь-пенитенций третьего класса
Аллуишес Дант
+++

Примечание: Невозможно поверить, что Газгкулл Трака может находиться в нескольких местах одновременно, однако, если верить докладам, угрозу, которую сегодня представляет собой великий диктатор, нельзя недооценивать

Óрки (также называемые зеленокожими или зеленомордыми) — создания примитивные, но в этом их сила, а не слабость. Более культурно развитые расы Галактики не раз и не два недооценивали зеленокожих — и почти всегда это оборачивалось фатальной ошибкой. То, что другие принимают за тупость, на самом деле — полная сосредоточенность на цели и лишённое всяких предрассудков стремление драться и побеждать снова и снова.

Описание

На волнах непрерывно бурлящих войн и кровопролития зарождаются и падают всё новые орочьи империи. К счастью, большинство, из них держится недолго, быстро распадаясь в водовороте насилия, однако, если орки когда-нибудь по-настоящему объединятся, то сомнут всех. Неутолимая жажда битвы всегда становится причиной их поражения: как показывает история, больше всего времени орочьи племена проводят, сражаясь между собой в свирепых конфликтах, где выживает только сильнейший.

Но время от времени появляется лидер, достаточно могучий, чтобы одолеть соперников и сплотить враждующие народы. Его успех привлекает других, и вскоре возникает Великий Waaagh! — частью миграция, частью священная война, в ходе которой истребляется население целых звёздных систем. Если орки разбушевались, Галактике остаётся только трепетать, а в нынешние мрачные времена появляется больше Waaagh!, чем когда-либо прежде.

Зеленокожая угроза

«Зеленокожие как раковая опухоль в теле Галактики. Ибо на месте каждой шаткой империи, что мы сожжём дотла, возникнет новая, ещё больше и прочнее. Такова природа орков, и вот почему их расу так тяжело уничтожить. Их следует полностью искоренить, или они вернутся ещё сильнее, снова и снова, пока их не станет слишком много»
Император Человечества в разговоре с Хорусом о природе орков («Волк Пепла и Огня», Грэм Макнилл)

С первых дней исследования Галактики человечеству пришлось соперничать с бесчисленными чужими расами за господство над звёздами. Самыми упорными и назойливо агрессивными из всех рас оказались орки, и до настоящего дня это положение не изменилось. С зеленокожей угрозой сражались все, начиная от первых поселенцев на далёких мирах, ещё когда Империума не было даже в планах, до великолепных Легионес Астартес во время Великого крестового похода и неиссякаемой Астра Милитарум в последние годы 41-го тысячелетия. Причина этой нескончаемой борьбы проста и ужасна: орки живут только ради одного — ради драки.

Вся жизнь орков посвящена одной и только одной цели — войне. Каждый аспект их общества и культуры постоянно обращён только на войну. Не будет преувеличением сказать, что орки получают удовольствие от насилия в любом виде. У них существует физическая и эмоциональная потребность в войне: избивая насмерть другого орка в пустяшном споре или взрывая целый мир-кузницу, они лишь наслаждаются доброй дракой и ничего более. Здесь существует только одно ограничение: орки, если есть возможность, скорее ввяжутся в драку с кем-то не зеленокожим (но не откажутся настучать по голове и друг другу, если больше никто под руку не попался). К счастью для орков, в Галактике, где есть Империум Человечества, эльдар, тау и многие другие расы, в соперниках нехватки нет. Такой упор на насилие породил — а, может, и сам от него зародился, — отношение к жизни по правилу «cильный всегда прав».

Вот почему орки так опасны. Их сообщество работает вполне адекватно, несмотря на то, что оно такое неадекватное. Главный тот, кто самый большой и сильный, и все остальные согласны, что самый большой и сильный — это босс, и замечательно, потому что так на свете устроено, а если не согласен, то вождь вышибет тебе зубы. Станешь больше и сильнее и уложишь босса на лопатки — сам станешь главным. «Сильный всегда прав» — вот их единственный закон. На философию посложнее орки времени не тратят, потому что, по их мнению, любой другой способ организации просто не имеет смысла. Никто в здравом уме не станет даже слушать того, кто слабее.

Орки невероятно крепки и живучи, война их не изнуряет, а скорее наоборот — несёт процветание. Орки не сильно расстраиваются, когда их убивают — ведь это лишь часть возбуждения от битвы, и, чем дольше они остаются в живых, тем многочисленнее и сильнее становятся. Быть твёрдым, как железо, и получать полное удовольствие от того, что делаешь, — это заложено у орков в генах. В орочьей культуре нет понятия «лучше меньше, да лучше». Для орка — лучше больше, и с этим все согласны. Это понятие — тот крепкий фундамент, на котором зиждется раса зеленокожих, и оно же ключ к пониманию главной фундаментальной правды об орках.

Орки появились на свет задолго до Империума, и за тысячи лет люди узнали, что, когда Галактика становится всё более и более неспокойной, количество энергии Waaagh! в ней увеличивается. И сейчас, когда 41-е тысячелетие уступает дорогу концу времён, об этом говорят чаще, чем когда-либо. Строго говоря, измерить это невозможно, но можно заметить по увеличению числа возникающих Waaagh!. Орки считают это поистине добрым знаком и очередным шагом к легендарному великому Waaagh!.

Для Империума это страшная головная боль. Из Ока Ужаса хлынули легионы-предатели, готовые ринуться на штурм Терры, что для Империума будет словно удар ножом в сердце; флоты-ульи тиранидов жадно отъедают огромные куски на восточных и южных окраинах; пробуждаются некроны. Поэтому последнее, что нужно сейчас Империуму, так это орки, поднимающиеся, чтобы создать самую великую орочью империю на свете.

В сражении за Даснотский космопорт орки племени Зуглуга пустили в ход всё, что у них было. Чудилы, мехи и погонщики совместно поддерживали беспорядочный орочий штурм: выпускали разряды психической силы, обжигающие лучи энергии и орды обезумевших гротов, пробивая огромные бреши в имперской обороне и оставляя людей без защиты перед кровавой бойней

Будь зеленокожие простыми громилами, они бы не стали такой проблемой. Но у расы орков в генах заложена информация, которая проявляется в «необычных парнях». Это орки, которые от рождения знают, как создать что-нибудь такое, что поставит в тупик учёных и инженеров других рас, и это объясняет распространённость и эффективность зелёных разгильдяев. Механьяк может взять случайный набор механических предметов — хлама, как сказал бы любой другой — и сотворить из него чудо техники. Взять, к примеру телепорт. Орки сумели создать устройство для надёжного перемещения с планеты на планету, которое одним махом решило бы кучу разных проблем, но они используют его, чтобы телепортировать сопляков прямо во врага, получая взрывной и кровавый результат. Орочьи лечилы ничуть не лучше. Эти «доктора», если можно так выразиться, совмещая орочью физиологию и странную орочью науку, буквально «чинят» тяжело раненных бойцов; к примеру, приделывают обратно отрубленные головы по окончании битвы (и зачастую совсем к другим телам). С необычными парнями можно быть уверенным в двух вещах: всё, что они делают, даст невероятный результат и будет нацелено на победу в бою.

Одно то, что орки обладают врождёнными знаниями, совсем не означает, что они их понимают. Там, где другие расы добиваются чего-то изучением или ритуалами, орки всего-навсего «знают», как нужно сделать, и просто делают. Путь проб и ошибок при создании оружия и освоении тактических приёмов у орков весьма популярен. Смертность для них — очень зыбкое понятие: орков не заботит, что новая идея может обернуться катастрофой — если новая пушка взорвалась вместе с парнями, поправь пару мелочей и попробуй ещё раз!

Сообщество и экология зеленокожих настолько устойчивы, что могут существовать практически везде. Империум встречал орков и их сородичей, которые обитали — и даже процветали! — в таких экстремальных средах, как ядовитые миры смерти, новорождённые планеты с ещё не успокоившимися вулканами и разгерметизированные остовы заброшенных орбитальных станций. Встречались орочьи племена, обжившие дрейфующие льдины и пропитанные радиацией астероидные поля в опасной близости от активных звёзд. Их находили среди едких химических болот, в лишённых света кошмарных мирах, кишащих жуткими хищниками, и среди разбомбленных останков планет, подвергшихся экстерминатусу. Среди имперских вольных торговцев ходят слухи, будто поселения орков скрываются даже в Оке Ужаса.

Орки клана Злых Солнц мчатся в бой по пыльным степям Асмасории II. Их атаку поддерживает боевой истукан, известный как гаргант

Но где бы и в каких количествах они ни встречались, зеленокожие — это всегда смертельная угроза, которая множится в геометрической прогрессии, если оставить их без внимания. В считанные недели мелкая шайка налётчиков может вырасти, словно при помощи какой-то загадочной алхимии, в кипучую орду, настроенную воевать и разрушать. У прочих рас Галактики есть немало предположений касательно того, почему численность орков увеличивается столь быстро, начиная от идеи о спонтанном делении и заканчивая заявлениями о посмертном выпуске спор, которые позднее разносит ветром. Знаменитая теория Вандермейста и вовсе гласит, что зеленокожие обитают в отдельном кармане реальности и просто вываливаются оттуда, полностью сформированные, там, где сражаются их сородичи.

Пусть многие из этих диких предположений явно нелепы, можно смело утверждать, что там, где появился один орк, новые не заставят себя ждать. А учитывая их неугомонную воинственность и свойство расти и крепнуть с каждой битвой, легко понять, как буйствующие орки так быстро справляются с обороной планеты. Голоштанная ватага зеленокожих, которой дали ускользнуть из обломков корабля и раствориться в подулье города, в считанные недели вернётся полчищем кровожадных дикарей, сметающих всё на своём пути и жаждущих завоеваний. Те, кого не убили, попадут в рабство, а то, что не уничтожено, будет разграблено. И очень скоро ещё один мир попадёт в лапы оркам: его города обратятся в руины, а жители в цепях станут горбатиться на своих свирепых зелёных властелинов.

Те, кто на собственной шкуре прочувствовал тяготы в поселениях орков (и каким-то чудом выжил), описывали их цивилизацию, как в высшей степени иерархичную. Жизнь зеленокожего определяется не положением или рождением, а его размерами и свирепостью. Самые крупные орки помыкают меньшими собратьями, которые, в свою очередь, силой заставляют прислуживать себе карликовую расу рабов, известных как гретчины. Таскать вещи, помогать мехам в постройке всякого, точить и подавать инструменты лечилам — на всё это нужно множество гретчинов. Если у зелёного парня заканчиваются патроны, то на грозный окрик тут же примчится грот с полными горстями запасных. У самых больших орков обычно на побегушках целая куча гротов. Хорошо вышколенный грот считается почти таким же полезным, как запасное рубило, и, хотя орк не очень расстроится, если тот помрёт, но, если другой орк пытается «позаимствовать» грота, это повод для хорошей драки. Сопливцы, или сморчки, — это родичи (ещё меньше размером) гретчинов. Крохотные, слабые и невероятно тупые, сморчки бы не выжили, если бы не врождённый дар ухаживать за сквигами, которые играют жизненно важную роль для общества орков. Сопляки также служат и готовым источником для развлечений, играя роль мишеней, боеприпасов и, если серьёзно голоден, еды.

Пропавшая раса

Многие более цивилизованные расы Галактики строят гипотезы о том, откуда эта, кажется, вездесущая орочья раса взялась. Легенды самих зеленокожих как правило передаются из уст в уста погонщиками, что занимаются разведением и обучением гретчинов, сопливцев и прочих сквиговых зверей. Легенды гласят о мифической касте зеленокожих, которые создали сегодняшних орков как расу воинов для собственной защиты. Трудно поверить, но эта древняя раса была предположительно высокоразумной и властвовала над остальными зеленокожими. Рассказывают, что размерами они уступали своим слугам и потому вывели орков сильными и свирепыми насколько возможно, чтобы защитить себя от хищников и захватчиков. Эти загадочные фигуры, которых в немногочисленных доживших до настоящего времени сказаниях называют «мозганами», якобы развили сказочные технологии и повели зеленокожих к звёздам. Однако, похоже, на них обрушилось великое бедствие, раз сегодня их не осталось (если они вообще были). Некоторые легенды орков повествуют о великой чуме, длившейся многие сотни лет, из-за чего «мозганы» вымерли или выродились. Другие мифы тщетно представляют их даже воинственнее слуг. Те, кто упорно в это верит, с жаром доказывают, что «мозганы» собрали самых крупных и лучших орков и отправились на грандиознейшую войну. Возможно, они и сейчас где-то там сражаются среди звёзд.

Какой бы ни была правда, погонщики рассказывают о том, на что пошли «мозганы», чтобы, насколько возможно, сберечь свои знания. Говорят, они применяли чудные науки, чтобы вложить чистое знание в тела и головы своих рабов. Удивительно, но данное мнение разделяют многие магосы генеторы, выдвинувшие теорию о том, что орки сохраняют столь относительно высокий уровень технологий именно благодаря тому, что навыки и знания заложены в них на генном уровне. Есть ли зерно истины в легендах погонщиков или теориях имперских учёных, не имеет никакого значения, по большому счёту. Орки — пусть невежественные и грубые — прирождённые выживальщики. Они изобретательны и живучи до крайности, и подавляющему большинству просто плевать, в чём кроется причина.

Простая жизнь

Одна и сильнейших сторон орков — их простое отношение к жизни. Для орка мироздание — абсолютно понятное и незатейливое место, свободное от душевных метаний и тревог, которыми так терзается большинство других рас. Орки не пытаются влиять на собственную судьбу и всего лишь сердятся, если всё идёт не так, как ожидалось. Они не ищут, на кого свалить вину (ну, может, разве что на ближайшего гретчина или ненавистное племя соперников) и уж точно не грузят себя раздумьями о недостатках в своём образе жизни. Если что-то не удаётся, орки пробуют снова, но уже по-другому, причём чаще всего оттого, что уже забыли, как делали в прошлый раз. Так, путём проб и ошибок, не считаясь с потерями, они добиваются удивительного прогресса. А прочие расы со своей высокой философией тем временем снова и снова наступают на одни и те же грабли, обречённые на застой и упадок, если, конечно, их прежде не одолеют орки.

Пока у среднего орка есть кто-то, с кем можно подраться, кто-то покрупнее, кто скажет, кого убивать дальше, и кто-то помельче, кого можно отлупить, он будет всем доволен. Орки обычно не испытывают голода, поскольку едят практически всё, даже гротов и сморчков или, на худой конец друг друга. В отличие от многих других рас, зеленокожие не чувствуют никаких угрызений совести, связанных с каннибализмом, поскольку для них в порядке вещей, когда более крупные выживают за счёт слабых. Так как война и убийства для орков — единственный настоящий мотивирующий фактор, материальные богатства и роскошь им не особенно интересны. Единственное исключение из этого — желание владеть пушкой и машиной покрупнее да погромче. Орк готов на всё, чтобы заполучить шмалялу покруче и багги побыстрее. И он будет гореть желанием их получить ровно до того момента, пока оно не сбудется, после чего тут же начнёт высматривать что-нибудь побольше...

Орк и его «жубы»

Роль денег в сообществе зеленокожих играют зубы, на них основана вся орочья экономика. Зубы, или «жубы», должны быть большими и острыми клыками цвета слоновой кости, чтобы иметь какую-то ценность. Поэтому слишком мелкие и жалкие зубы людей или альдари, к примеру, не стоят ничего. Орки теряют и заново выращивают зубы раз в несколько лет, поэтому количество зубов в обращении никогда не снижается до появления дефицита, и ни один орк не погрязнет в полной нищете очень уж надолго. Столь простой подход к проблеме, над решением которой безуспешно бьётся большинство цивилизаций, уходит корнями в незапамятные времена и весьма типичен для практичной расы оркоидов.

Оскал Горка

Ближе к концу 41-го тысячелетия чудовищная цепь варп-штормов протянулась через всю Галактику и почти расколола Империум Человечества надвое. Катастрофу эту вызвали деяния Абаддона Разорителя, величайшего из смертных поборников Хаоса. Однако подавляющее большинство зеленокожих не имело ни малейшего понятия как о событиях, вызвавших появление Великого Разлома, так и о его истинной причине. Всё, что они увидели — это чудовищную прореху, разорвавшую безбрежный космос и сжирающую всё, чего коснётся.

У орков два бога: Горк — жестокий, но хитрый, и Морк — хитрый, но жестокий. И, с точки зрения зеленокожих, было очевидно, что Великий Разлом — это на самом деле скалящаяся пасть Горка, раскрытая пошире, чтобы съесть звёзды. Да, из глубин этого обширного астрономического феномена хлынуло огромное количество отступников, демонов и прочих творений Хаоса, но самые догадливые орки в каждом племени быстро нашли этому объяснение, указав, что Горк явно не горит желанием глотать всякую противоестественную дрянь и поэтому отрыгивает потусторонние исчадия, чтобы орки могли сражаться с ними и побеждать. Да и те орочьи племена, чьи миры канули в ширящемся разломе, вовсе не обиделись на своего бога. Ведь ясно же: Горк решил, что племена эти малость «размякли», и потому закусил их планетами, дабы выгнать всех в космос и поставить на тропу войны.

Очень скоро многим предприимчивым ваиводам пришла в голову мысль: если Горк глотает и выплёвывает армии Хаоса, то же самое он с радостью проделает и с собственными парнями. И вот десятки зеленокожих армад сломя голову ринулись в Великий Разлом и погрузились в бурлящие варп-штормы, надеясь, что их вышвырнет к местам новых галактических завоеваний.

Собирая Waaagh!

«Орки несут бедствия от одного конца Галактики до другого своей бесконечной враждой и битвами. Эта раса настолько закоренела в войне, что мир для них — понятие абсолютно недоступное. С ними нельзя договориться, их нельзя купить ничем, кроме разве что оружия, которое они неизбежно повернут против того, кто пытался их подкупить. Я молю Императора, как только могу, чтобы случилась какая-нибудь великая катастрофа и уничтожила бы их, но, боюсь, что в конце концов именно они, а не мы, будут править Галактикой»
– Ксантий, Высший Лорд Терры

Орочий ваивода объявляет Waaagh!

Орки нуждаются в битвах точно так же, как люди нуждаются в еде и воде. Воинственная натура постоянно заставляет орков сражаться между собой или совершать пиратские рейды на ближайших врагов. Подобные конфликты, как правило, невелики и ограничиваются разрозненными вспышками насилия и грабежей. Однако, когда орочье население достигает критической массы, или его сгоняет с мест какое-то чудовищное событие, или баламутит особенно могучий лидер или пророк, то возникает полномасштабная планетарная миграция, известная как Waaagh! — крайне агрессивная военная кампания, которая прокатывается по звёздным системам вакханалией жестокости.

Waaagh! может зреть долго. Простой орк, которого посетило видение кровопролития, может дорасти до вождя племени, вбивая своё стремление к завоеваниям в головы подчинённым и нападая на другие общины. С каждой победой легенды о новом ваиводе растут, и всё больше последователей стекаются под его пропитанные кровью знамёна. Пока он дерётся с постоянным притоком соперников за сохранение главенства над увеличивающейся ордой, вести о его доблести расходятся всё шире, и вот уже ручеёк подкреплений превращается в зелёное половодье.

По мере роста Waaagh! орочьи мехи из разных племён начинают сообща работать над чудными проектами, создавая всё более эффективные образцы военной техники и вооружения. Изрыгающие дым передвижные крепости и титанические боевые махины клепаются из простого металлолома пополам с повышенным энтузиазмом. Повышается число горканавтов и морканавтов, чьи пилоты лихорадочно рыщут в поисках назревающего Waaagh!. Целые оравы мехов возводят огромные рабочие леса, внутри которых начинают вырисовываться силуэты таптунов и даже гаргантов. Эти могущественные идолы войны разжигают в орках некое первобытное стремление, отчего приток энергии Waaagh!, которую они подсознательно генерируют, достигает высшего накала.

Несмотря на наличие общего вождя, на этой стадии ещё хватает соперничества между отдельными кланами и племенами, и каждый старается превзойти остальных, учиняя разрушения с помощью своих боевых машин. Те механы, кому не хватает ресурсов для постройки таптунов и гаргантов, создают оравы лязгающих банок-убийц и смертодредов или клепают бронефуры, на которых ваиводы ведут свои армии на войну.

Вскоре нарождающийся Waaagh! с нескольких континентов перекидывается на целые планеты. К этому моменту главного ваиводу — того самого орка, с которого всё началось, — подчинённые признают военным диктатором с соответствующей такому званию долей уважения и страха. Местных жителей обращают в рабство для производства боеприпасов. Сколачиваются примитивные корабли-фабрики и посудины для перевозки орочьих армий.

Когда соблазну грядущего кровопролития уже невозможно больше противиться, орду захлёстывает кровавый угар. Орочьи армии бурлят и вздымаются с рёвом, точно штормящие океаны, а небеса планет всей системы заполняют грубые и примитивные орочьи корабли.

Грандиозный всеобщий сбор, который предваряет полномасштабное орочье вторжение, — это зрелище, способное внушить благоговейный ужас. Когда орки собираются для битвы, дым из тысяч коптящих моторов вздымается до небес. Земля дрожит под огромными колёсами, гусеницами и ногами исполинских гаргантов. Армии зеленокожих тянутся за горизонт, реют знамёна, боевые кличи разносятся на многие мили вокруг. Колоссальные горканавты и морканавты, диковинные орудия и генераторы силовых полей пыхтят, лязгают и гудят среди зелёных масс. Армады ржавых колымаг вздымают бурлящие клубы пыли под самые облака, где дакка-истребители с рёвом оставляют за собой хвосты маслянистого дыма. Маньяки Скорости ревут движками, бойцы палят в воздух, а впереди армии раскатывается зелёный ковёр из гретчинов.

В конце концов поле брани почти целиком исчезает под безбрежным зелёным морем, но каждый орочий воин полон решимости перекрасить его в красный. На этом этапе мощь Waaagh! становится ощутимой волной чистой агрессии, и орки верят, что Горк и Морк с жадностью взирают сверху из варпа и ждут, как покажут себя их воины.

Затем, все как один издав гневный рык, орки бросаются вперёд — и ещё один мир погружается в пучину бесконечной войны.

Природа зверя

«Юдишки усе розавые и мяхкие, а не крепкие и зилёные, как мы. И все ани адного размера, паэтаму вечно спорят, хто главный, ведь без значков, формы и шмоток фиг разберёшь. Когда кто-то из них хочет покамандовать другими, то говарит: «Я сам весь особенный, так шо вы далжны мне пакланяться» или «Я знаю кое-шо, шо вы не знаете, так шо лучше растопырьте ухи». Самое забавное, шо одна половина этаму верит, а другая — нет, так што либо сё равно надо стукать, либо делать ноги. Слишком много возни, ящитаю. И пока они спорят друг с другом, хто главный, орки могут успеть харашенько навалять им»
– Неизвестный орк о человечестве и его недостатках

В мире Даника отступники решили сбросить с себя имперское ярмо. Разразившаяся гражданская война против 68-го полка Востроянских Первенцев только сыграла на руку появившимся оркам, которые со злобной радостью атаковали оба ожесточившихся друг против друга человеческих лагеря

Существует немало теорий о том, что орки совмещают в себе генетические черты и животной, и грибковой форм жизни, и что именно такой необычной биологии они обязаны своим удивительным телосложением. По мнению учёных, зелёная окраска орков объясняется неким видом водорослей, живущих в клетках кожи. Подобный симбиоз помогает расщеплять и исцелять повреждённые ткани с невероятной скоростью и отчасти отвечает за исключительный метаболизм орков. Исследователи, поддерживающие эту теорию, указывают на то, что отделённая от тела орочья голова ещё какое-то время продолжает жить. И действительно, операции по прикреплению головы скобками обратно к телу — конёк многих лечил.

Но несмотря на все эти вопросы без ответов, бесспорным остаётся одно — неугомонный и кровожадный характер зеленокожей расы. Имперские специалисты приравнивают вторжение орков к неизлечимой болезни. Стоит планете или целой системе один раз подвергнуться нападению зеленокожих, они будут разорять её снова и снова, пока она не обессилит и не погибнет.

Пока защитники планеты празднуют первую победу над орочьими захватчиками, в тёмных уголках «спасшегося» мира уже множатся новые племена зеленомордых. А те орки, что уцелели в битве, уже разносят по космосу весть о том, насколько хороша была драка на этой планете. И вскоре свежие силы орков, которым не терпится поучаствовать в заварушке зеленокожим из космоса начнут помогать дикие племена, выросшие на самой планете. Жители станут отдавать свои крепости одну за одной, утопая в растущем потоке остервеневших от крови зеленокожих.

И настоящая трагедия заключается в том, что чем сильнее будут отбиваться защитники, тем хуже будет их положение. Место каждого убитого орка займут два его рычащих собрата, а всякая отбитая дорогой ценой волна лишь привлечёт ещё больше восторженных зеленокожих. Так, некоторые миры могут невольно превратиться в центр притяжения Waaagh!, стоит только численности и исступлению орков, раз за разом кидающихся на оборонительные укрепления, достичь критической массы. В конце концов натиск захватчиков как снаружи, так и изнутри, окажется невыносимым, и у защитников останется два выхода: сражаться и погибнуть всем до единого или сбежать на том, что удастся найти, оставив поверженный мир в руках орков.

Открытие Великого Разлома лишило многие из тех планет, что подверглись вторжению орков, и этого сурового выбора. Обитателям миров, затерянных во тьме Империума Нигилус, бежать некуда и почти неоткуда ждать подкреплений. И теперь они могут только держать оборону, зажатые в собственных укреплениях и вынужденные вести войну на истощение без единого шанса на победу.

По всей Галактике кипят сражения между приспешниками Хаоса и разрозненными цивилизациями, и в некоторых особо горячих точках начинается полная неразбериха из-за внезапного прибытия орочьих Waaagh!. Воинственные зеленокожие с безрассудной яростью нападают на обе стороны конфликта, и без того напрягшие последние силы в попытке разгромить врага и не дать уничтожить себя. Последствия ужасающи — орки сметают всё на своём пути, из-за чего грандиозные стратегические планы рушатся в одночасье. Перекрываются линии снабжения, ранее отбитые с большим трудом, и захватываются державшие длительную оборону миры. Даже если воюющие стороны отнимают руки от глоток друг друга, чтобы совместно отбить нашествие орков, время, как правило, бывает уже упущено — и очень скоро зеленокожие варвары, подавив всякое сопротивление, принимаются разграблять всё, за что так упорно дрались их жертвы.

Орки в Галактике

«Мы ыдём, ыдём, ыдём,
Мы ыдём сквазь космас.
Мы ыдём, ыдём, ыдём,
Сквазь бесканечнасть.
Мы ыдём, ыдём, ыдём,
Без панятия куды,
Пака туды не придём
»
– Кричалка орков, обычно исполняемая при погрузке на космический скиталец

Орки населяют бесчисленное множество миров. На одних планетах они доминируют целиком и полностью, на других живут в состоянии непрерывной войны, на третьих — играют роль рабовладельцев, силой заставляя местное население подчиняться своей воле. Орды зеленокожих бороздят звёздные просторы на гигантских космических скитальцах, основывая по всей Галактике орочьи империи. С того дня, когда человечество впервые столкнулось с орками, прошли десятки тысяч лет, и всё это время люди ведут бесчисленные кровавые войны с этими свирепыми дикарями. И непохоже, что положение дел когда-нибудь изменится.

Когда-то с Терры был отправлен зонд на разведку за пределы Галактики. Даже сейчас, по прошествии 14 000 лет, от него доходят слабые сигналы, и, к ужасу имперских техножрецов, их отслеживающих, многие из них идентифицируются как орочьи. Единственный печальный вывод, который может сделать для себя человечество, заключается в том, что, куда бы оно ни направилось, весьма и весьма вероятно, что орки либо уже окажутся там, либо ждать их долго не придётся.

Орки расползаются по всей Галактике, словно зелёное пятно, и ни одной звёздной системе не удалось полностью избежать загрязнения ими. Некоторые учёные предполагают, что орки распространяются при помощи грибных спор, которые разносятся через пустоту космическими ветрами. Но на самом деле зеленокожие изобрели свои, типично для них простые, грубые и рискованные, средства для путешествий сквозь черноту космоса. И пусть чаще всего они крайне ненадёжные, большинство орков это нисколько не тревожит: им просто плевать, куда направляться, главное — чтобы там, куда они прибудут, нашёлся кто-нибудь, кого можно побить.

Известные битвы, кампании и события

«Мы, орки, никада не праигрываем. Если мы выигрываем, то выигрываем. Если умираем, то умираем в бою, а эта не считается паражением. Если мы бижим с поля битвы, то, значит, мы не умерли и ищо вернёмся, так што эта тоже не считается паражением, врубаешь?»
– Распространённый взгляд орков на войну

Орки угрожали Империуму с самых его первых дней, но ближе к 41-му тысячелетию наметился небывалый всплеск активности зеленокожих. Сейчас, когда сверху скалится Горк, подгоняя вперёд, а враги слишком глубоко увязли в пучине собственных войн, чтобы сдержать зелёную волну, — настал час Орка.

Забытая эпоха (М15-М31)

  • Загадка, стёртая временем. Зеленокожие не хранят никаких записей о своей истории, разве что в устных преданиях, и не забивают голову вопросом, откуда они взялись. Наверное, Горк и Морк в какой-то момент сотворили мозганов, чтобы те, в свою очередь, сделали расу орков. О возникновении зеленокожих имперским учёным удалось собрать крайне мало информации — в основном, из переводов альдарских текстов, в которых прослеживается связь между сотворением орков и мифическими древними. Как бы там ни было, можно с уверенностью сказать, что в этот период некая чудовищная катастрофа лишила зеленокожих их ведущего сословия и обрекла на варварское существование в цикле бесконечной войны. Те разрозненные записи, что пережили Тёмную Эру Технологий, упоминают орков как примитивную и разбойную расу ксеносов, чьё поведение так удручающе знакомо имперским командующим 41-го тысячелетия.
  • 999.М30-000.М31 — поражение на Улланоре. На пике Великого крестового похода Император Человечества ведёт огромную армию против занимающей целый сектор орочьей империи Улланора — самого крупного средоточия зеленокожих из встреченных людьми. Урлакк создал настолько колоссальную империю, что потребовалась вся мощь легиона Хоруса при поддержке невообразимого числа солдат Имперской Армии, чтобы сокрушить её. Эта масштабная кампания запомнилась как Улланорский крестовый поход. Во время сражения примарх Хорус Луперкаль вступает в поединок с грозным военным диктатором Урлакком Ургом и повергает чудовищно огромного орка. Смерть Урга разобщает орду, её оборона рушится, и поражение не заставляет себя ждать. Конечно, те события происходили, когда Империум ещё мог себе позволить выставить 100 000 воинов Астартес на одно поле боя и рассчитывать на помощь таких могучих защитников, как примархи. И всё равно окончательной победы удалось добиться только после продолжительной и напряжённой войны. Благодаря победе Хоруса на Улланоре и объединённых усилий Легионес Астартес в других местах, орочью угрозу удалось значительно снизить, по крайней мере на время. Однако орки всегда быстро восстанавливают силы.

Эпоха Зверя (М31-М32)

  • Появление нового Waaagh!. Орочий диктатор, известный только по прозвищу Великий Зверь, побуждает зеленокожих множества имперских секторов к действию. Реакция человечества, наслаждающегося столетиями мира после завершения Ереси Хоруса, на новую угрозу запаздывает, и ксеносы теснят Империум по всем фронтам.
  • Луны-разрушители. Пока Империум с трудом сдерживает орочью волну, зеленокожие пускают в дело громадные боевые станции размером с планетоид. Эти чудовищные махины, предназначенные для пустотной войны, сеют невообразимый раздор среди имперских защитников, и в конце концов одна из них повисает в небе над самой Террой. Когда против неё объявляют крестовый поход веры, потери Империума вырастают колоссально, но орки всё равно остаются на орбите над колыбелью человечества.
  • Возвращение на Улланор. Человечество стоит на грани исчезновения, и кажется уже несомненным, что орки установят своё владычество над всей Галактикой. Однако, выяснив, что вторжения зеленокожих берут начало на планете Улланор-Прайм, Империум собирает величайших солдат и создаёт самые первые истребительные команды Караула Смерти, которые вместе наносят последний, отчаянный ответный удар. Череда яростных сражений с Великим Зверем и его чудовищными подручными в итоге завершается победой Империума. Орки снова терпят поражение: их самые грозные за тысячи лет вожаки погибли, а силы распылены. Но, как и всегда, зеленокожие ещё вернутся, чтобы изводить Империум.
  • Постоянная бдительность. По результатам войны с Waaagh! Великого Зверя Империум понял, что нельзя позволять оркам настолько набирать силу. С тех дней тысячи лет Оффицио Ассасинорум, Адептус Астартес и Милитарум Темпестус занимаются успокоением зарождающихся Waaagh!, ликвидируя вероятных орочьих диктаторов прежде, чем те снова окунут Галактику в пламя войны. Агенты Ордо Ксенос тщательно выискивают следы набирающего ход Waaagh!, чтобы успеть вовремя его задавить. Подобные действия сопряжены со смертельной опасностью, и немало ассасинов было забито насмерть своей потенциальной жертвой. Память об ордене Обсидиановых Глеф, полностью уничтоженном при попытке остановить растущий Waaagh! орочьего диктатора Грукка Парви-Морду, показывает, насколько дорого обходится борьба с орочьей угрозой.

Эпоха войны (М33-М41)

  • 344.М41 — Туска Демоноубивец. Великий босс Туска, пристрастившийся к дракам с демонами, направляется прямо в Око Ужаса, собрав по пути Waaagh! из таких же, как он, безумцев. Waaagh! Туски разоряет бесчисленные демонические миры, прежде чем на них наконец обращает внимание Кровавый бог Кхорн. Хотя приспешников Туски одолели и перебили нескончаемые полчища демонов, Кхорн переносит орков в своё царство, где, перерождаясь с каждым кровавым рассветом, они теперь вечно сражаются с самыми великими генералами Повелителя Битв, услаждая его взор.
  • 797.М41 — зелёная волна над Ультимой. В сегментуме Ультима случается всплеск нашествий и восстаний зеленокожих. Многие отдалённые миры гибнут, и лишь неустанные усилия Марнея Калгара и его Ультрамаринов уберегают сегментум от более серьёзных разрушений.
  • 815.М41 — война Дакки. Ваивода Грог Железножуб ведёт могучий Waaagh! против растущей Империи Тау, собирая всю дакку, какую возможно, чтобы противостоять огневой мощи более продвинутых врагов.
  • 831.М41 — Waaagh! Газбага. Газбаг, военный диктатор Маньяков Скорости, известный упорной решимостью вкупе с мастерством навигации, ведёт свой Waaagh! против скопления по большей части беззащитных райских миров. Мстительные азуриане с мира-корабля Биель-Тан обрушиваются на захватчиков с сокрушительной яростью, однако орки оказываются слишком многочисленным и смертоносным противником. После того как пожар войны превращает некогда зелёные равнины девственных миров в дымящиеся руины, альдари в итоге вынуждены отступить, оставив в руках вождя Газбага новую империю.
  • 844.М41 — недооценённая опасность. На планете Гефастина вольный торговец Максимиллиан Траск находит археотеховое оружие времён Тёмной Эры Технологий. Отражая атаки местных племён зеленокожих, Траск готовится перевезти добычу на свой флот, однако на орбиту выходит ударный отряд лорда-инквизитора Шаеля и требует у Траска отдать вышеуказанный археотех. Когда вольный торговец, отбивая теперь уже почти беспрерывные атаки нарастающего числа зеленокожих, отвечает отказом, инквизиторские войска высаживаются, чтобы захватить оружие. Борьба между силами вольного торговца и штурмовиками Инквизиции нарастает, привлекая всё больше и больше орков, которые подбирают трофейное оружие и вскоре превращаются в настоящую кровожадную орду. Однако обе группировки продолжают игнорировать ксеносов, больше интересуясь собственной вендеттой. После более чем трёх месяцев боевых действий Шаель начинает полномасштабное наступление против засевшего в районе раскопок Траска, однако, когда два заклятых соперника скрещивают клинки, джунгли оглашает боевой клич сотен тысяч орков. Со всех сторон лагерь захлёстывает волна зеленокожих под предводительством огромного таптуна, который пробивает оборонительный периметр и вмешивается в поединок. Обе имперские группировки уничтожаются подчистую, а оружие, за которое они дрались так упорно, орки разбирают на запчасти.
  • 855.М41 — Waaagh! Хрука. Выдающийся вождь Змеекусов Хрук Жуболом порабощает всё население своих прежних охотничьих угодий — двойной системы Корва. Заставив пленников построить себе космолёт достаточно просторный, чтобы вместить весь его любимый мегазверинец, Хрук захватывает девять храмовых миров Марлисканта и устраивает в базилике Императора-Майорис загоны для разведения знаменитых своим недержанием сквигготов.
  • 862.М41 — захват Ралефоса. Великие библиотеки архивного мира Ралефос захватывает могучее орочье вторжение. Зеленокожие сжигают всё, за одну ночь уничтожив знания, накопленные неисчислимыми тысячелетиями.
  • 886.М41 — конец «Надежды». Инженеры касты Земли тау из септа Ке'лшан с гордостью показывают новый громадный звездолёт для основания колоний. Это монолитное судно, способное бороздить космос, получает название, которое с языка тау переводится как «Свет Надежды». В первый же вылет корабля с более чем тремя сотнями тысяч колонистов и воинов тау на борту, его берёт на абордаж орочий флот мегабосса Моркрога и уничтожает весь экипаж. В последующие десять лет на септ Ке'лшан обрушиваются свирепые рейды нового трофейного корабля Моркрога «Таубивец».
  • 898.М41 — бригада баивых фур Могучего Кромсалы. Могучий Кромсала с Борка запускает свой Waaagh! во главе огромной бригады баивых фур. Каждая машина невероятно бронирована, и когда бригада на марше — под ней дрожит земля. К отчаянию имперских армий, отправленных на перехват, Могучий Кромсала оправдывает своё имя. Waaagh! Борка сокрушает оборону Вурдалачьих Звёзд и захватывает огромную область на галактической окраине.
  • 907.М41 — растущая угроза. Командующие сегментумов по всему Империуму с тревогой сообщают о нарастающей активности орков. Им приходится сражаться с большим числом Waaagh!, чем когда-либо прежде.
  • 928.М41 — катастрофа на Трассосе. Waaagh! Дрегдакки вклинивается в скопление Адранса, чиня неописуемые разрушения. На планете Трассос объединённые силы Адептус Астартес из орденов Железных Рыцарей и Освободителей пытаются остановить каток орочьего наступления. Орду зеленокожих, включая самого Дрегдакку, заманивают на огромную очистительную платформу, после чего технодесантники уничтожают все мосты, соединяющие платформу с материком. Истребительные команды космодесантников отправляются в колоссальное сооружение с заданием уничтожать попавших в ловушку зеленокожих и убить самого Дрегдакку. Однако Адептус Астартес, к своему сожалению, недооценивают противника: зеленокожие окопались и отражают нападения с неожиданной стойкостью. Убив тысячи орков, гибнет более 300 космодесантников, а их товарищей сметают зеленокожие с новых кораблей, хлынувших в систему. Теперь позиции военного диктатора Дрегдакки, на трофейном шесте которого болтаются свежедобытые шлемы космодесантников, воистину неоспоримы. Его Waaagh! в течение года захватывает всё скопление Адранса.
  • 934.М41 — восход Чудного Waaagh!. На захолустной планете Зурк занимает видное положение чудила Змеекусов по имени Зогворт. По венам Зогворта, рождённого в гнезде кровогадюк, струится их яд, а лохмотья драной одежды кишат шипящими змеями. Однако слушаться парней из его племени заставляет совсем не это, а необычайная способность Зогворта накладывать на своих врагов проклятие и превращать их в удивлённых сквигов. Так, «сквиганув» вождя племени, Зогворт берёт власть в свои руки и даёт старт не совсем обычному Waaagh!. После замены правящей касты нобов на чудил-дружков и призвания под знамёна тысячи необычных парней странная но бесспорно могущественная орда покоряет одну планету за другой и не выказывает никаких признаков замедления.
  • 941.M41-943.М41 — Вторая война за Армагеддон. Орочий диктатор-провидец Газгкулл Маг Урук Трака вторгается на Армагеддон во главе массированного Waaagh!. Только огромный боевой опыт и лидерство комиссара Яррика не дают планете пасть в лапы зеленокожих в первый же месяц конфликта. Подкрепления космодесантников постепенно переламывают ход войны, и Газгкулл отступает в сектор Голгофа зализывать раны.
  • 977.М41 — Waaagh! Планетокрушилы. Большой мех Смерточерепов, Фарграк Планетокрушила, даёт клятву, что превзойдёт всех Смерточерепов, утащив целый мир. С помощью тягловых лучей, таранных кораблей и реактивных ускорителей размером с город он сдвигает третью луну Таврабракса с орбиты и направляет её на курс столкновения с родительской планетой. Катастрофа приводит к вымиранию всей жизни в некогда цветущем имперском мире-улье: материки раскалываются, океаны испаряются, а атмосфера воспламеняется, отчего Таврабракс в конце концов превращается в дрейфующие обломки. Удовлетворённый своей работой, большой мех Планетокрушила выбирает самые лучшие астероиды, прикрепляет к ним движки, ставит силовые поля и орудийные батареи и создаёт целый флот булыг, с помощью которого распространяет хаос уже по всей системе.
  • 978.М41 — пропавший Waaagh!. Известный клептоман, орочий диктатор Гризгуц отправляется со своим Waaagh! в систему Морлок. Используя варп-перелёт, чтобы добраться до цели, Гризгуц со своей оравой нечаянно совершает путешествие во времени и появляется из бурлящего хаоса Эмпиреев незадолго до собственного отлёта. Диктатор выслеживает и убивает своего двойника, здраво рассудив, что таким образом можно заполучить запасную копию своей любимой пушки. В результате возникшей путаницы Waaagh! теряет ход.
  • 979.М41 — новое оружие. Наздрег, военный диктатор Плохих Лун, известный своим богатством и вкусом, пинками заставляет мехов устраивать всё более сложные и чудные эксперименты. Несмотря на несколько неприятных «провалов», начиная от спонтанного возгорания и заканчивая спорадическим обращением силы тяжести, мехи Наздрега с каждым разом улучшают конструкцию телепортов. Диктатор отдаёт новую технологию Газгкуллу в обмен на заключение союза.
  • 979.М41 — большая пушка Граборка. Большой мех Граборк и его орава механов находят космический скиталец «Вечное Отчаяние», явившийся из глубин пустоты. Действуя по наитию, Граборк и его парни разбирают скиталец на части и собирают заново, но в другой конфигурации, соединив воедино десятки судовых реакторов и сняв детали с сотен макропушек, чтобы создать колоссальное психошоковое орудие. Большому меху не терпится испытать новое оружие, и он нападает на планету Фратарн, осыпая её с орбиты окаменевшими от ужаса сморчками. Когда сопливцы заканчиваются, Граборк начинает швырять в машину орков. Одному из мехов Граборка такой поворот дел перестаёт нравиться, он переключает пушку в обратную сторону, и орудие засасывает внутрь «Вечного Отчаяния» целую планету. Получившийся взрыв уничтожает и скиталец, и планету, создав астероидное поле в миллион километров в поперечнике.
  • 980.М41 — разломный Waaagh!. Новая варп-аномалия распускается тошнотворным цветком в секторе Кантарак. Сам по себе разлом невелик, но мощные эманации приводят в возбуждение местное зеленокожее население по всему сектору. Доведённые до бешенства, они начинают один Waaagh! за другим, пока весь Кантарак не превращается в разорённые войной руины.
  • 981.М41 — великое похищение титана. Тиранидский флот-осколок оставляет мир-кузницу Канто II сильно ослабленным, и военный вождь Кровавых Топоров Мардруг отправляет отряд коммандос и мехов, чтобы посреди послевоенной неразберихи украсть титан «Гнев Касеопеи» типа «Властелин войны». Коммандос с боем пробиваются на борт титана, и сопровождающие их меки умудряются в аварийном режиме запустить реактор. Однако справиться с возмущённым машинным духом «Гнева Касеопеи» у орков не получается, и дезориентированный и впавший в ярость титан отправляется крушить всё подряд, пока его реактор не перегревается. Задание коммандос проваливают, однако важный мир-кузница получает серьёзные повреждения, что ухудшает снабжение многих имперских военных зон.
  • 982.М41 — ну и кто главный? Во время яростного сражения в мире Исшедших Лиритар босс Загструк принимает на личный счёт то, что его легко обходят быстрые как молния дикие всадники Сейм-Ханна. Потеряв от ярости дар речи, когда соперники трусливо отступают в Паутину, Загструк включает свой реактивный ранец и пускается в погоню во главе отряда из самых верных штурмавиков. Портал закрывается позади Загструка, и в следующий раз Босяру видят только через десять месяцев, когда он приходит в лагерь вождя Голгрота. Он убивает пару десятков трафейщиков и возвращает свою украденную истрибила-бомбилу. Ни у кого не хватает смелости спросить у Загструка, где он пропадал, но все замечают связку новых красно-белых альдарских шлемов у него на поясе.
  • 982.М41 — беспокойная добыча. Карсар Дакбад Огнепых притязает на огромный живой корабль, найденный дрейфующим в пустоте. Орочьи пираты гарпунят создание и оттаскивают его на базу толстенными ржавыми цепями. По пути биокорабль выпускает тучи тиранидов: генокрады и хормагаунты ползут по цепям в сторону орков. Дакбад со своими парнями долгое время развлекается, расстреливая тиранидов из палубных орудий крузера, пока карсару наконец не надоедает это занятие. Он отцепляет гарпуны и оставляет биокорабль дрейфовать на границе густонаселённой имперской системы.
  • 985.М41 — ошибка Ширрека. Архонт кабала Отсечённой Надежды Ширрек ищет способ направить зелёные полчища Waaagh! Кувалдарука на таутянскую колонию Корвесса. Используя тактику булавочных уколов, флот Ширрека заманивает большие силы орков, но в силу своей надменности друкари совершенно недооценивают зеленокожих. Используя телепорты ближнего действия, несколько крузеров Кувалдарука короткими прыжками настигают обидчиков, окружают и отрезают от Паутины. Силы архонта сражаются как черти, чтобы выскочить из стягивающегося кольца орочьих кораблей, но сопротивление друкари заканчивается, когда Кувалдарук и его свита меганобов телепортируются прямо на борт флагмана Ширрека и ревущими пилами разрезают архонта на части.
  • 987.М41 — сотни и сотни зубов. Waaagh! Оздакки бушует в системах Хелшрайка: миллионы орков ведёт за собой легендарный Оздакка — всем боссам босс из клана Плохих Лун. Разрушения, которые устраивает Waaagh!, настолько велики, что целые планеты разносит в пыль и затягивает внутрь звёзд. Адептус Терра отправляет ассасина-виндикар, чтобы убрать Оздакку и его самых могущественных нобов. Жесточайше эффективный безымянный убийца пробирается по полям сражений Хелшрайка, выцеливая орков из сумрака и чиня страшное опустошение среди боссов Оздакки. В приступе ярости ваивода предлагает сотни и сотни зубов — больше, чем многие орки могут сосчитать, — за голову невидимого убийцы. Весть о награде разлетается, привлекая под знамёна Оздакки ещё больше орков, и его Waaagh! разрастается до невиданных, размеров. Но вождю не удаётся насладиться разрушениями, устроенными им в секторе Хелшрайк: последний выстрел убийцы сносит Оздакке голову с плеч перед тем, как имперского агента разрывает на части орава Плохих Лун, горящая желанием получить невообразимую награду.
  • Кальверна. Архиманьяк Кальверны пришёл к власти после завоевания мира-кузницы Магнос-Майорис — железного сердца системы Кальверна. Хилый и старый вождь Смерточерепов закрепил свою власть навеки, заставив подключить себя к всемогущему центральному процессору мира-кузницы и превратившись в самого большого киборка на свете. И хотя этот весьма крутой шаг сделал Архиманьяка практически неуязвимым, бесконечный поток данных, вливающихся в крошечный мозг, превратил его в настоящего психа. Оттого орки Кальверны многочисленны и прекрасно оснащены танками и оружием, однако их нападения носят случайный характер и мало поддаются логике и понятной стратегии.
  • 989.М41 — Waaagh! Снагрода. Снагрод, Архиподжигатель Карадона, объединяет орочьи племена сектора Локи, в результате чего ближайшая имперская колония Пристань Погибели гибнет, несмотря на доблестную оборону у Крюгерпорта. Вмешательство Багровых Кулаков лишь даёт Снагроду новую цель — планету мир Ринна, где после титанической битвы сокрушительный взрыв обращает крепость-монастырь ордена Адептус Астартес в пыль. В конце концов орков прогоняют с планеты, но эта победа не даёт уже ничего, поскольку от некогда гордых Багровых Кулаков остаётся лишь жалкая тень.
  • 994.М41 — марш Горка. Лязгающая стая из нескольких сотен горканавтов выходит из Империи Борка, начав разрушительный поход, который станет известен как «Марш Горка». Продвигаясь от мира к миру, громоздкие махины крушат всё на своём пути, а из каждой машины, которую они ломают, мехи делают новый горканавт, пока стая не превращается в практически неудержимую лавину ржавеющего металла.
  • 996.М41 — волна растёт. Орочьи Waaagh! по всему Империуму достигают уровня эпидемии. Силы Адептус Астартес и Имперской Гвардии, уже находясь под невыносимым натиском мириад угроз, оказываются растянуты ещё сильнее, будучи вынуждены отражать одно нашествие орков за другим. Многие вторжения просто невозможно остановить — и кровожадная орда зеленокожих подминает под себя бесчисленные миры.
  • 999.М41 — Третья война за Армагеддон. После пятидесяти лет планирования и подготовки Газгкулл возвращается на едва оправившийся имперский мир во главе ещё большим Waaagh! и развязывает новую большую и кровавую войну. Однако спустя несколько месяцев перемалывающего всё и вся конфликта планета по-прежнему держится. Империум шлёт бесконечные подкрепления на Армагеддон, где их встречают бесконечные орочьи полчища — начинается кампания на истощение, конца и края которой в обозримом будущем не предвидится.

Великий Waaagh! (М41)

Отголоски Великого Waaagh! слышны по всей Галактике. В эпицентре событий находится один орк — самопровозглашённый пророк Горка и Морка, Газгкулл Маг Урук Трака, утверждающий, что следует видениям, которые посылают ему боги орков. Невероятные разрушения, устроенные им ранее, могут оказаться всего лишь началом конца.

  • 990998.М41 — великая цель. Видения являются Газгкуллу всё чаще, пока его последнее вторжение на Армагеддон буксует на месте. Образы сопровождает страшная головная боль и слепящие вспышки зелёного света — недовольный рёв Горка и Морка грохочет у Газгкулла в черепе. Оставив своих генералов руководить войной, Газгкулл убирается на командный корабль «Убойный Крушила», чтобы подумать. Военный диктатор окружает себя оравой варпоголовых в надежде, что безумные орочьи мистики помогут ему разобраться в видениях. Однако озарение в конце концов нисходит на него самого. Он понимает, что амбициями его масштаба не обладает ни один другой орк. Для остальных зеленокожих славной драки, как на Армагеддоне, хватит утолить жажду крови, и только сам Газгкулл способен увидеть за этим нечто более великое. Обуянный внезапным порывом, вождь приказывает «Убойному Крушиле» покинуть орбиту. Собрав разномастную флотилию из орочьих кораблей, оказавшихся поблизости, Газгкулл направляется к границам системы. Он не имеет ни малейшего понятия, что ищет, только знает, что на Армагеддоне этого нет.
  • 999998.М41 — смертельная погоня. Отбытие Газгкулла не остаётся незамеченным. Авгурные станции дальнего действия опознают «Убойного Крушилу», уходящего из Армагеддонской системы. Верховное командование получает уведомление, и комиссар Яррик с маршалом Хелбрехтом из Чёрных Храмовников решают устроить погоню. Оба героя Империума улетают с Армагеддона несколькими днями позже, забрав с собой все военные корабли, какие можно. Империум однажды дал Газгкуллу сбежать, и это обошлось ему очень дорого. Яррик клянётся не повторить эту ошибку дважды.
  • 189999.М41 — загнанный зверь. Несмотря на большую фору, преследователи неумолимо нагоняют Газгкулла. Более быстрые имперские космолёты настигают орочий флот через несколько недель после ухода с Армагеддона. В мёртвой области космоса, известной как Залив Привидений, корабли Газгкулла разворачиваются для последней отчаянной атаки прямо на жерла имперских пушек. В космосе становится светло как днём от копий лэнс-излучателей и ослепительных бортовых залпов, когда орочьи корабли с грохотом врезаются в гущу врагов, хотя шансов у них почти никаких. Оркам удаётся повредить несколько имперских крейсеров, но их корабли разлетаются на части один за другим. Яррик и Хелбрехт готовятся взять на абордаж «Убойного Крушилу», чтобы раз и навсегда покончить с Газгкуллом, однако пока они готовятся к штурму, корабль окутывает зелёное пламя, и он пропадает без следа.
  • 189999.М41 — великая задача Газгкулла. В то время как его флот разрывают на куски, Газгкулл с грохотом вышагивает по мостику корабля и рыком отдаёт приказы. Великий военный диктатор пылает яростью, охваченный видением столь сильным, что вокруг него щёлкают зелёные дуги молний. Сопровождающие его варпоголовые, чьи мозги затопил этот внезапный всплеск энергии, бьются в конвульсиях и все как один начинают выть и нести бред. Ореол зелёной энергии вокруг головы Газгкулла бьёт разрядами в орочьих псайкеров, и тех окутывает зелёное пламя, глаза лопаются, кожа чернеет. Изрыгая эктоплазму, варпоголовые раскрывают пасти, и их голоса сливаются в единый могучий рык Горка и Морка, который Газгкулл слышал долгие месяцы. Все орки в пределах слышимости валятся на колени в благоговейном ужасе, когда боги говорят Газгкуллу, что его время умирать ещё не пришло. Они сообщают ему, что по всей Галактике должно прогреметь эхо орочьего рёва. Они ставят перед Газгкуллом задачу собрать такой Waaagh!, какого ещё не бывало, — Waaagh! самих, Горка и Морка. Для этого он должен победить всех остальных вождей, собрать под свои знамёна всех орков до последнего и повести их в крестовый поход, который утопит звёзды в кровопролитной войне. Газгкулл должен организовать этот Великий Waaagh! и тем самым вызвать к жизни Горка и Морка, чтобы те возглавили парней в величайшей битве, которая будет длиться вечно. Доставив послание, чудилы лопаются, осыпав всё вокруг влажными внутренностями, и в стороны от них катится зелёная энергетическая волна, выжигающая все системы на корабле Газгкулла и повреждающая звездолёты преследователей. «Убойный Крушила» мгновенно проваливается в варп-пространство и возникает где-то в совершенно другом месте (и времени). Там, откуда исчез Газгкулл, появляется и быстро ширится пространственная аномалия, от которой участникам погони приходится бежать со всех ног. Буквально за несколько дней она раздувается в бушующий варп-шторм, который сливается с рядом других аномалий — и Великий Разлом начинает рвать Галактику пополам.
  • 694999.М41 — Великий Waaagh!. «Убойный Крушила» выпадает из варпа посреди широко раскинувшейся территории, контролируемой орочьим военным диктатором Ургоком Убивцем. Газгкулл оживает, и его глаза загораются новой целью. Флагман направляется прямо к могучей космической крепости Ургока. Понимая, что на его стороне только неожиданность, Газгкулл активирует телепорт на корабле и в ревущем луче света переносится с оравой самых крутых нобов прямо в тронный зал Ургока. Тот в ужасе смотрит, как Газгкулл прорывается через его телохранителей, словно через строй тощих гротов, а затем, перешагнув через изувеченные трупы, с ещё дымящимся пулялом нависает над съёжившимся соперником и «предлагает» ему присоединиться к Великой Waaagh!-йне. Большинство парней Ургока с радостью присоединяются к Waaagh!, а тем, кто ещё не понял, куда ветер дует, быстро разъясняют с помощью тумаков. За несколько недель вести о новом Waaagh! Газгкулла разлетаются во все стороны, легенда о здоровенном вожде достигает ушей в сотнях световых лет, рождая первые искры орочьей миграции таких масштабов, каких не видели никогда прежде. С абсолютно новым Waaagh! и личным подхалимом Ургоком под рукой, Газгкулл обращает взор на галактический юго-восток, где лежит Империя Октариус. Чтобы всю Галактику охватило пламя войны, Горку и Морку требуется намного больше орков для их Waaagh!. К тому же Газгкулл решает показать правителю Октариуса, как выглядит настоящий верховный изверг...

Эпоха орка (М41-М42)

  • Оскал Горка ширится. Великий Разлом разрывает Империум надвое. Флоты отступников, бандформирования предателей и опустошительные демонические вторжения терзают планеты от одного края Галактики до другого. Войны множатся как никогда прежде, и зеленокожие оказываются в центре событий. Чудил охватывают видения орочьих богов. Оскал Горка пожирает целые империи зеленокожих, пробуждая невообразимо огромные Waaagh!, которые ставят на колени бессчётные миры. Из остатков раздробленных племён собираются тронутые варпом ватаги карсаров. Орочьи армады устремляются в «завертухи» по всей границе Великого Разлома. Кто-то, конечно, пропадает навсегда, но намного больше флотов Горк выплёвывает обратно — прямо в самую лучшую в жизни драку.
  • Мощное отхаркивание. Чудной Waaagh! старого Зогворта затягивает в хвост варп-шторма Абхорраксис. Несколько недель спустя имперским астропатам в системе Морроугрим является нечестивое видение орочьего бога Морка, который громогласно чихает, заливая соплями столичную планету Морроугрим-Прайм. Вскоре после этого прибывает Чудной Waaagh! Зогворта, боевые корабли которого вырываются из Эмпиреев, покрытые светящейся зелёной эктоплазмой. Заряженные под завязку тошнотворным благословением своего божества, полчища Зогворта уничтожают защитников Морроугрима без остатка.
  • Заманчивый приз. Злой док Гротсник ведёт ватагу лечил, киборков и особым образом переделанных банок-убийц в атаку на оказавшийся в одиночестве ударный крейсер ордена Серебряных Храмовников. Дурдоку удаётся захватить живьём нескольких космодесантников-примарис. Что с ними собирается делать чокнутый орк — лучше даже не думать.
  • Везде и сразу. Противоречивые сообщения имперских стратегов о местонахождении Газгкулла вызывают ужас в высших эшелонах Муниторума. По докладам великий диктатор находится в Империи Октариус, где ведёт огромную армию зеленокожих против тиранидов и имперских сил, и в то же время его замечают при разграблении Кантиссы, на полях смерти Аурохты в Империуме Нигилус и в боях за мир-кузницу Риза. Дисциплинарные казни прореживают командный состав, ответственный за отслеживание перемещений Газгкулла, пусть даже официально замечается, что зеленокожие Великого Waaagh! используют варп-штормы для «судоходства» по Галактике и причиной путаницы можно считать сильное растяжение времени в Эмпиреях.
  • Триумфальное возвращение. После семи лет ожесточённых сражений и отчасти благодаря прибытию нескольких рот ордена Ловчих Разлома войска Империума наконец одерживают победу над Хаосом в Звёздах Баргейста. Устраиваются пышные торжества, парады и чествования военных охватывают десяток лояльных миров. В самый разгар празднеств объявляется военный диктатор Грукк Парви-Морду во главе свежеиспечённого Waaagh!. Прежде чем объятые ужасом имперские защитники успевают собраться с силами, его зеленомордые друзья наводняют планеты Тремендикс и Апозия и втягивают истерзанные Звёзды Баргейста в новую кровавую войну.
  • Зилёный Кулак. Когда варп-аномалия, напоминающая колоссальный зелёный кулак, сжимается вокруг мира Айзенфел, к нему стекаются ватаги карсаров на своих убойных крузерах, желая посмотреть, как лапа Горка раздавит «хаосицких гадов». Однако гравитационные колебания аномалии затягивают карсаров внутрь и швыряют в войну с отступниками, правящими планетой. Так начинается отчаянный и безумный конфликт в мире, который медленно крошится под напором стихии.
  • Самый стрелючий босс. После коротких переговоров с карсарами Бадрукка в системе Тругрук военный диктатор Наздрег разворачивает свой Waaagh! в сторону анклавов Зоркого Взгляда. Могучий вожак Плохих Лун, наслушавшись историй про войну Дакки, твёрдо намерен доказать, что его парни гораздо «стрелючее», чем какая-то «кучка скользких пиратишек». Кроме того, Наздрег узнаёт об артиллерийском шагоходе «Нагон» и собирается переделать один такой в таптуна. Вскоре командующий Зоркий Взгляд и его последователи обнаруживают, что их планеты осаждает новоиспечённая угроза.
  • Ложное убежище. Во тьме Империума Нигилус собирается Антонийский крестовый поход. Сокрушив орков на Антонис-Дельта и оставив от их прежней мощи жалкие крохи, имперские войска отправляются отвоёвывать Антонис-Энигма, -Фараксис и -Гемини. Однако прибытие нескольких банд легиона-предателя Повелителей Ночи склоняет чашу весов не в пользу сил крестового похода. Отступив в надёжную гавань Антонис-Дельта, руководители кампании с ужасом обнаруживают, что города и крепости планеты захвачены возродившимися племенами орков. Зажатые между космодесантниками-предателями и ордами зеленокожих верхом на сквигготах, имперские войска терпят полный разгром.
  • Грубое пробуждение. В попытке стырить древние сокровища некронского мира Смерточерепа из Waaagh! Зорта случайно запускают реанимационные протоколы гробницы. Тысячи каноптековых конструкций окружают зеленомордых нарушителей спокойствия, что, однако, ничуть не пугает орков, даже наоборот, они приходят в восторг. Откручивая и хапая всё, что плохо лежит, орки на скорую руку создают орды киборков и морканавтов, а также немыслимые супер-орудия, и благодаря похищенным дольменным вратам некронов волна за волной переправляют свежие подкрепления. К тому времени как просыпается владыка Фанптек Великолепный, чтобы взять под командование свои легионы, первым, что он видит, оказывается кучка злобно ухмыляющихся механов, стоящих над его саркофагом с недобрым блеском в глазах и гудящими инструментами в руках.
  • Отмщение за мир Ринна. Получившие пополнение в лице боевых братьев-примарис Багровые Кулаки объявляют крестовый поход возмездия против всей орочьей расы. Военные диктаторы нескольких Waaagh! перенацеливают свои войска в надежде на поистине апокалипсическую драку.
  • Негаданные спасители. Имперский мир Яхтор стоит на грани захвата космодесантниками Хаоса из Рыцарей Черепа, когда огромная орда Кровавых Топоров вываливается из варпа и сокрушает войска отступников, после чего орки оттягиваются к границам системы. Выжившие имперские защитники поначалу приходят в крайнее замешательство, но затем с ужасом понимают, что идущие на выручку подкрепления, вызванные астропатами почти месяцем ранее, обеспечат орков тем, что те называют «норм драчкой». Через варп летят отчаянные послания в надежде заставить флот с подкреплениями отвернуть, но в Эмпиреях разыгрывается сущее безумие — и послания теряются. Несколько дней спустя прибывают войска Космических Волков и Востроянцев — и орки снова бросаются в битву.
  • Нападение Крулдакки. Диктатор Крулдакка обрушивается на имперский мир Вигилус на галактическом севере во главе невообразимого Скоростного Waaagh!. Обширную застройку ульев планеты защищают силовые поля, благодаря чему имперские защитники отбивают первый штурм зеленокожих с относительной лёгкостью. Ничуть не удручённые, орки сооружают обширные города из хлама в безводной глуши Вигилуса и устраивают смертельные гонки по пыльным пустыням планеты. По космосу расходится молва, что нашлось новое отличное место погонять — и на Вигилус еженедельно начинают стекаться свежие полчища зеленокожих. Когда появление Великого Разлома схлопывает силовые поля Вигилуса, последующее вторжение зеленокожих приводит к настоящей катастрофе.

Физиология орков

Орк из клана Смерточерепов

У орков философия одна: кто сильнее, тот и прав. Они считают, что слабый обязан терпеть власть сильного. За все бесчисленные тысячи лет, что зеленокожие ведут свои войны, ни один орк ни на секунду не усомнился в этом правиле. Это твёрдое убеждение, вероятно, самая опасная их черта, ибо зеленокожие ни за что не успокоятся, пока не утопят Галактику в пучине вечной войны.

Варварская цивилизация орков управляется железной рукой. Эти уродливые и беспощадные создания — доминирующая форма жизни одного большого вида, к которому также относятся меньшие подвиды гретчинов и снотлингов. Орки считают себя самыми крутыми из обитателей Галактики, гораздо сильнее людей, альдари или тау. И чтобы доказать свою правоту, они всегда готовы перебить всех, кто станет поперёк дороги.

Тело у оркоида настолько крепкое, что способно вынести чудовищный урон. Орк на удивление слабо чувствует боль даже при самых тяжёлых повреждениях, что позволяет ему драться, будучи страшно израненным, а то и чуть дольше после того, как его, по сути, уже убили. Те, кто занимался изучением этих зверюг, пусть и издалека, полагают, что этим, в некоторой степени, объясняется крайне жестокое чувство юмора зеленокожих. Орки плохо представляют, что такое боль и страх, поэтому реакция более слабых противников, когда их рубят на куски, и пронзительные вопли ужаса, так контрастирующие с низким горловым ворчанием самих орков и злорадным хихиканьем их меньших собратьев, вызывают у зеленокожих крайнее любопытство и веселье.

Процесс регенерации у орков настолько стремителен, что разрубленного на части зеленокожего достаточно сшить обратно — и он готов сражаться снова, пусть и немного сбитый с толку. Ничто, кроме самых страшных ран, не может уложить орка надолго, и, пожалуй, единственный способ избавиться от них с абсолютной уверенностью — это сжигать дотла.

Типичный орк исключительно мускулист, плотно скроен и ростом не превышает человека, хотя был бы гораздо выше, если бы стоял прямо и не горбился. Руки длинные и перевитые мышцами, кулаки при ходьбе почти касаются земли, а пальцы с острыми когтями могут запросто разорвать противнику глотку.

Шкура у орка зелёная и крепкая, как дублёная кожа, тело обычно усеяно шрамами, рубцами, оспинами и паразитами. Удивительно прочный череп способен выдержать удар, который человеку проломил бы голову. Тяжёлый лоб нависает над кроваво-красными глазками, в которых пылает жажда убийства. Из мощной нижней челюсти, вполне подошедшей бы более крупному хищнику, торчат кривые клыки, из-за которых орк говорит медленно и хрипло брызжа слюной и гортанными ругательствами. Поэтому разговоры у орков всегда короткие, жёсткие и строго по делу.

Культура зеленокожих

«Орки — это венец творения. Для них великая битва уже выиграна. Они развились в сообщество, которому неведомы нервное напряжение или душевные муки. Кто мы такие, чтобы судить их? Мы, альдари, что потерпели неудачу, или люди, находящиеся на пути к собственному краху? А всё почему? Потому что мы искали ответы на вопросы, которые орк даже не потрудится задать! Мы видим перед собой сильную культуру, но при этом презираем её за простоту»
– Утан Извращённый, эльдарский философ

Истоки орочьей культуры (или кулютуры, как они её называют) теряются в далёком и тёмном прошлом. Вполне возможно, что сейчас это искажённая версия той культуры, которая была прежде, но в общем и целом она работает прекрасно. Вероятно, потому, что главный принцип орочьего общества — кто сильнее, тот и прав — настолько прост, что понятен даже куриным мозгам последнего сморчка.

Иерархия орков

Орки инстинктивно подчиняются тому кто крупнее, при условии, что он правильного зелёного цвета: большинство орков скорее сдохнет, чем склонит голову перед не-зеленокожим. Правят орочьими племенами так называемые варбоссы, или ваиводы, и, за исключением поистине могущественных межплеменных вождей — военных диктаторов, — это самые сильные орки из всех. Эти сущие машины для убийства горой возвышаются над своими шестёрками, а мускулистые туши делают их в плечах шире космодесантника в полном доспехе. Хотя часть боссов добивается высокого положения с помощью подлости и коварства, большинство захватывает власть грубой силой. Вожак племени гребёт под себя всё, что видит, и легко вытрясет душу из любого, кто вякнет что-то против. Решения босса исполняет правящее сословие нобов. Они крупнее, богаче и агрессивнее обычных орков, о чём никогда не преминут напомнить.

Отправляясь на войну племя разбивается на группы, известные как оравы. Оравы, в свою очередь, входят в более крупные орды — ватаги, каждую из которых ведёт младший вождь со своими нобами. Ватаги Гоффов, особенно славящиеся тем, что могут выставить на войну огромное множество парней, нередко превосходят противника числом в несколько раз.

Орки по натуре своей ленивы и забывчивы, и только война и подготовка к ней по-настоящему пробуждают в них врождённые таланты. Хотя орки побольше и позлее спихивают дела на зеленокожих поменьше и послабее, даже от уступчивого орка мало толку, когда речь заходит о задачах, не предусматривающих хорошую драку. Поэтому большая часть быта сообщества орков возложена на гретчинов, в чьи обязанности входит готовить еду, передавать сообщения, перетаскивать добро, организовывать что-нибудь или просто быть поблизости, когда орк желает кого-нибудь пнуть. Это даёт оркам кучу свободного времени, чтобы расхаживать с важным видом, ввязываться в переделки и придумывать новые методы вышибать дух из всяких гадов.

Гретчинов по большому счёту, такое положение дел вполне устраивает. Обид на старших они не держат, поскольку орки для них — это просто данность жизни. А сомнения в этом обычно приводят к подзатыльнику и ни к чему больше. Отдельные гретчины могут наслаждаться относительно комфортным существованием, предоставляя ценные услуги своим хозяевам. Фактически гретчины создали собственную культуру предпринимательства внутри орочьего сообщества, и многие из них имеют мелкий незаконный бизнес на стороне: продают грибное пиво, жарят сквигов на вертеле, принимают ставки, когда вспыхивают драки, а после мордобоя обшаривают свежие трупы.

Жизнь — война

Орки проявляют отличные способности к военному ремеслу как на персональном уровне, так и в галактических масштабах. Война управляет всем сообществом, техническим прогрессом и даже личным ростом орков.

Продолжительность конфликта напрямую влияет на размеры и силу орка, и те зеленокожие, кто провёл в боях несколько лет, заметно выше и крупнее тех, кто оказался лишён подобного стимула. Грубо говоря, чем дольше кампания, тем крупнее становятся её участники. Говорят, что на пике десятилетней Waaagh! властелина войны Тогза в секторе Дюрос многие орки-ветераны стали почти вдвое больше обычного человека.

Когда нет врагов, орки принимаются испытывать свою отвагу на местных хищниках, а если нет хищников, то друг на друге — чисто забавы ради. Столкновения между орками происходят чуть ли не каждый час, когда нет общего противника. Именно в такие времена авторитету ваиводы может бросить вызов какой-нибудь из его нобов.

Такая борьба за власть разрешается разными средствами: от какой-нибудь подлянки до мощной взрывчатки, но первое место прочно держат ритуальные поединки в яме. Такие схватки пользуются всеобщей популярностью, поскольку служат развлечением для всей ватаги и помогают выявить бесспорного вожака. Действующий босс либо разбирается с кандидатом на его место, либо его свергают (и обычно в придачу убивают). Для этого в каждом поселении орков есть бойцовская яма, которую используют и для разрешения прочих обид и споров. Таким образом, драки в яме служат оркам грубой, но эффективной системой правосудия.

Ещё одним испытанием отваги, широко распространённым в культуре орков, служат соревнования по поеданию сквигов, где оппоненты пытаются слопать сквига-лицееда, прежде чем тот откусит им морду, а также бешеные гонки на разволюхах вокруг лагеря. К стрельбе по сопернику в таких заездах в целом относятся с неодобрением, по крайней мере, на первом круге.

По достижении зрелости орк начинает участвовать в более крупных и жестоких конфликтах: от пограничных стычек до полномасштабной войны. Орки сосредотачиваются на том, что приносит удовольствие, и восторг, который они испытывают на поле битвы, приводит к тому, что в течение особенно эпичного заруба зеленомордый пристращается к определённого рода боевым действиям.

Соплеменники с одинаковыми привязанностями обычно находят друг друга и формируют специализированные отряды. Испытавший бурную радость от уничтожения вражеского танка или шагохода может вступить в ряды танкобоев, тогда как орк, который не может перестать поджигать всё вокруг, вскоре начнёт тусоваться с местными поджигателями. Однако самой крупной и популярной из этих субкультур остаётся Культ Скорости.

Кланы орков

В то время, как орк принадлежит племени, он также является частью клана. Племена постоянно меняются, разваливаются и формируются заново, клановые узы же стабильны и прочны. Орочий клан — это не столько общественная группа, сколько общий стиль мышления, представляющий различные черты орочьего характера. У каждого клана есть свои цвета, обозначения, характеристики и стиль ведения войны.

Вполне возможно, что предрасположенность к определённому клану у орков является генетической, так как члены одного клана могут иметь схожие физические характеристики, отличающиеся от других кланов. Например, у орков клана Плохих Лун наиболее быстро растут зубы.

Орочье племя обычно включает в себя орков из разных кланов, поэтому когда племена воюют друг с другом, орки часто оказываются врагами с представителями своего клана. Это считается вполне нормальным явлением, так как орк верен в первую очередь своему ваиводе. Несмотря на это, межклановое соперничество особенно интенсивно.

Хотя было замечено множество орочьих кланов, реально больших и значимых среди них всего шесть:

Орк из клана Гоффов

  • Плохие Луны — богатейший клан, во многом благодаря тому, что их зубы растут быстрее. Это наиболее близкий аналог торговцев, который есть у орков. Они чаще всего становятся пиратами (карсарами). Клановый цвет — жёлтый, приносящий богатство.
  • Кровавые Топоры — любят использовать «не-орочью» тактику, такую как камуфляж (довольно яркой расцветки), планы битвы, отступление и т.д., отчасти перенятую у солдат Империума, за что и пользуются недоверием со стороны других кланов. Иногда торгуют и заключают сделки с людьми, но чаще всего оборачиваются против нанимателя, как только получат награду за выполненную работу. Орки этого клана — самые хитрые.
  • Смерточерепа — известные мародёры и мусорщики. Они могут украсть всё; если что-то пропало — в первую очередь подозрение падает на них. Очень суеверны и покрывают себя и свою технику синей краской с ног до головы, веря, что этот цвет приносит удачу. В этом клане самые умные и хитрые гретчины, а также много несунов.
  • Злые Солнца — воплощение любви орков к быстрым и громким машинам, среди этого клана очень много Маньяков Скорости и механьяков. Клановый цвет — красный; орки верят, что покрашенные в этот цвет машины ездят быстрее.
  • Гоффы — специалисты ближнего боя. Предпочитают примитивную тактику закидывания пушечным мясом, ближний бой и чёрный цвет. Считают себя самыми каноничными орками, а остальных — разряженными клоунами, набравшимися всякой дряни у низших рас.
  • Змеекусы — твёрдые традиционалисты, которые не доверяют многим формам технологии. Охотники, ведущие в бой огромных сквигов — сквигготов.

Даже по орочьим стандартам, некоторые орки настолько анархичны, что не могут ужиться ни в одном клане. Такие орки обычно собираются в свободные орды, примечательными примерами которых являются:

  • Карсары — пираты, бороздящие просторы космоса, изгнанники из их первоначальных кланов и племён.

Орочьи гонки

  • Культ Скорости — в то время как большинство орков предпочитают взрывы и убийства, некоторым больше всего нравится быстрая езда. Такие сумасшедшие орки собираются вместе в свои собственные толпы и банды, с полным набором мотоциклов и прочего транспорта. Большинство машин красят в красный цвет, в соответствии с распространённым орочьим поверьем «красная тачка ежает быстрее». Маньяки полагаются на мехов, которые могут починить их машины или собрать новые, и иногда такую банду возглавляет большой механьяк, а не ваивода. Одержимость скоростью может поглотить любого орка, поэтому в культе можно встретить орков из различных объединений, хотя большинство происходит из Злых Солнц.
  • Дикие орки — примитивные орки, отрезанные от остального орочьего общества.

Необычные парни

Если бы все орки были просто безмозглыми машинами для убийств, они были бы опасны, но не могли бы поддерживать уровень технологий, необходимый для межзвёздных путешествий. Хотя гретчины, регулярно избиваемые, становятся послушными, они недостаточно изобретательны, чтобы обслуживать вооружение, которым обладают орки или лечить серьезные ранения. Таким высоким требованиям соответствует каста орков, называемая необычными парнями.

Язык

Основная статья: Язык орков

Орки разговаривают на своём собственном языке, довольно грубом и включающем в себя множество диалектов. Часто встречаются заимствованные слова из других языков, включающих имперский готик. Письмо не под силу большинству зеленокожих, но они используют определённое количество пиктограмм и символов для различных сообщений, в том числе и для составления грубых карт.

Музыка

Музыка орков происходит от игры на сквиговых волынках и ритмического пения, используемых в сражении. Древняя и традиционная музыка орков все еще исполняется вопящими хорами орков. Кричащий хор включает тысячи орков, которые для достижения наилучшего акустического эффекта собираются в долине или каньоне. Хор организован в клановые и семейные подразделения. Каждое подразделение кричит одиночное слово, типа «Waaagh!» или «Орки!», в специфической октаве. Гретчины и снотлинги используются, чтобы достичь высоких тонов, а множество орков — низких. Дирижер, часто эксцентричный чуднабаец или безумбаец, управляет «музыкой». Он стоит посреди хора и указывает каждой группе кричать их фразу в свою очередь. Получившуюся «музыку» можно слышать на расстоянии многих миль, поскольку эхо разносит ее, многократно отражаясь в пространстве.

Военачальники орков иногда используют эту музыку, чтобы ужаснуть врагов перед сражением, таким образом, создавая у них впечатление, что армия орков раз в десять больше чем на самом деле, или что в пути находится поющее марши подкрепление. Существует легенда, гласящая, что стены вражеской цитадели обрушились под звуками кричащего орочьего хора. Некоторые композиторы орков даже включили звуки орудийного огня в свои композиции.

Прогрессивная музыка — в значительной степени область механьяков. Они обладают техническими средствами и аппаратами для записи, опробования, синтезирования, и смешивания. Они делают записи боевых криков, верещания сквигов, кричащих хоров, и звуков сражения. Механьяки с музыкальными склонностями смешивают эти звуки в собственные композиции, затем транслируют их через мощные динамики для развлечения и удовольствия их товарищей орков. Такие популярные события известны как «канцерты». Стиль музыки, находящийся в настоящее время в моде у большинства мехов известен как «рок». Наиболее прогрессивные механьяки в области музыки орков — мехи из клана Гоффов, которые специализируются на жутких звуках «гоффик-рока». Этот стиль включает в себя использование инструментов, близких к электрогитарам. Другой популярный стиль включает звуки оборудования, орудийного огня, и звуков работы гаргантов; этот стиль известен как «яжелый металл». Большие военачальники часто нанимают известных музыкантов-мехов. Многие из этих музыкантов зарабатывают значительную сумму зубов за свои композиции, также как — и за продажи записей. Механьяки также создают миниатюрные наборы из наушников и переносных воспроизводящих устройств так, чтобы орки могли слушать «музыку» в походах.

Орки имеют много других странных музыкальных инструментов в дополнение к сквиговым волынкам. Сквиговые волынки надуваются воздухом и сжимаются, чтобы произвести громкий звук. Другие инструменты включают ксилофоны, которые состоят из ряда черепов разного размера. При игре костяными палочками, такой ксилофон производит странный, «полый» звук. Музыкальные сквиги различных размеров используются, чтобы делать сквиговые органы, которые производят резонирующие, вопящие звуки (метод прост — сквиги разного размера прикрепляются к доске, а орк-музыкант прищемляет им хвосты; сквиги орут с разной высотой и продолжительностью звука). Барабаны делаются из растянутой высушенной кожи, натянутой на череп больших размеров (например, череп огрина).

Монументальное искусство

Также как настенные росписи, орки делают и монументальные скульптуры. Они часто представляют собой колоссальные статуи богов войны орков, или знаменитых военачальников. Эти массивные статуи кропотливо вырезаны группами гретчинов из лучших материалов — обычно камня или каменного дерева.

Статуи установлены в землю в вертикальном положении и используются, чтобы обозначить границы доменов орков. Пары статуй также используются, чтобы расположить их по бокам ворот цитаделей, и часто размещаются на холмах вокруг поселений — как знак территории орков. Следуя за вторжением орков, скульптуры устанавливаются на завоеванных территориях, чтобы запугивать и подавлять подчиненные расы.

Искусство орков не ограничено зданиями и знаменами — оно проявляется в их боевых машинах и космических кораблях, в форме иероглифов, скульптур литого металла, знамен и знаков отличия. Интерьеры космических кораблей, принадлежащих кочевым военачальникам — столь же вероятно будут украшенными как цитадель, построенная на твердом грунте.

Известные орки

Властелины войны

Самые знаменитые и успешные вожаки, называемые «властелинами войны» или «военными диктаторами».

  • Газгкулл Маг Урук Трака — великий военный диктатор Гоффов, известен за три его вторжения в систему Армагеддон.
  • Наздрег Уг Урдгруб — военный диктатор Плохих Лун.
  • Архидиктатор Гатрога
  • Великий деспот Дрегрука
  • Архиманьяк Кальверны
  • Великий изверг Октариуса — правитель орочьей Империи Октариуса.
  • Ургок Неостановимый
  • Великий вождь Вакуны
  • Великий тиран Джагги
  • Могучий Рубака Борка
  • Вождь Алсанты
  • Архиподжигатель Карадона
  • Гаршул Разрушитель — (одержим демоном).
  • Горгутц Охотник за головами — известен тем что 4 раза объявлял Waaagh!.

Другие

  • Бадрукк — один из самых известных карсаров всех времён.
  • Гротсник — известный лечила, сделавший Газгкуллу операцию, после которой тот начал слышать Горка и Морка.
  • Зогрод Вортснага— известный погонщик гретчинов, сделавший трусливых карликов грозными убийцами.
  • Зогворт — могущественный чудила.
  • Сникрот — вожак орочьих коммандос.
  • Загструк — босс штурмавиков.
  • Ваздакка Гутсмек — легендарный орк-мотоциклист.
  • Грукк Парви-Морду — получивший, по слухам, благословение самого Горка, безжалостный вождь Грукк не проиграл ни одной битвы, круша всё на своём пути от одной планеты к другой в поисках большой драки.
Orks, skul - icon.png Войска орков Orks, skul - icon.png
Командование ВаиводаГрохотуныОрочий властелин войныМеганобыНобы
Необычные парни МеханьякЛечилаПогонщикЧудила
Элита КиборкиЛётчегиОрочьи мотоциклисты
Специалисты КоммандосЛутазыПоджигателиТанкобоиШтурмавики
Пехота ГретчиныПарниКрутые парни
Техника Баивая фураВарбаггиГрот-танкиГрузавозыИспепелилаКормушечные сквигобаггиМегагусеничный ракетомобильОрочьи мотоциклыПогружалоСмертолётТрафейная фура
Шагоходы Банка-убийцаСмертодредГорканавты и морканавты
Тяжёлые шагоходы ГаргантСтомпа
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.