ФЭНДОМ



Некромундамир-улей Империума.

Necromunda by ANARKYMAN

Ульи Некромунды

Шпили и башни ульев Некромунды, пронзая ядовитые облака, подобно отвесным горным пикам возвышаются над зловонными трущобами и свалками. Являясь для миллионов своих жителей полностью самодостаточным миром, каждый улей полностью изолирован от соседних. Никто не может сказать точно, насколько стары ульи Некромунды. Их титанические размеры сами по себе свидетельствуют о многих тысячелетиях роста и вширь и ввысь над загрязненной поверхностью планеты.

Самые нижние, древнейшие уровни находятся глубоко под землей, они заполнены ветхими руинами и трущобами. Эти части улья давным-давно покинуты, и сейчас представляют из себя мрачное и опасное место, населенное исключительно мутантами — больными и сумасшедшими продуктами деятельности бессчётного количества химических заводов. Фундамент улья, из которого растут многомильные шпили, похожие на горные пики, в диаметре от края до края может достигать десяти миль. Выветренные адамантиевые стены вздымаются ввысь сквозь фосфоресцирующие облака, полные кислотной пыли и испарений, которые подобно савану полностью покрывают поверхность планеты. Вершина улья купается в солнечном свете, пробиваясь в небо, сквозь призрачный покров планеты. Множество стен и башен улья, возвышающиеся над этим отвратительным покровом, сливаются в единый, величественный острый шпиль, усеянный миллионами огней. Расположенный почти вертикально и покрытый бесчисленными армопластовыми пузырями всевозможных форм и размеров этот шпиль стремится возвыситься над болезненно-светящимися облаками к звёздам. Купола надёжно защищают искусственные сады от воздействия сухого воздуха. Тонкие и элегантные башни дворцов выделяются на фоне общего стремления к функциональности, а их выступающие на сотни метров террасы становятся фундаментом для новых и новых конструкций и зданий. Стены шпилей увешаны широкими округлыми посадочными платформами, которые связаны с космопортами улья протяжёнными тоннелями.

Начиная с нижних уровней, и заканчивая сверкающими вершинами, так же, как и большинство миров-ульев, разбросанных по просторам Империума, Некромунда — обособленный, автономный комплекс. Человек, рождённый на срединных уровнях улья, может прожить всю свою жизнь, так никогда и не увидев небес Некромунды или невероятного фундамента своего родного улья, вкалывая на заводах, принадлежащих гильдиям, или занимаясь торговыми делами своего клана. Именно такая судьба ожидает большинство людей — положить свои жизни в стремлении ещё больше увеличить и без того впечатляющее благосостояние своего мира.

Однако не все готовы прожить отпущенный им срок в простом служении. Есть и такие, что мечтают о чём-то несбыточном, невозможном. Эти люди страстно стремятся к богатству, власти или хотя бы избавлению от вечной нищеты. Иные ищут способ обойти ограничения, введенные гильдиями или идиотские порядки Домов и администрации улья. Именно поэтому не переводятся авантюристы, готовые поставить всё на один единственный шанс добиться могущества, престижа и богатства.

История. Две Аранейские войны

Миры Аранейской Непрерывности — это цепочка планет недалеко от Солнечной системы, которые поддерживали связи друг с другом благодаря системе древних варп-порталов неизвестного происхождения. Управляемая кастой технодворян с планеты Араней Прайм, у которой располагались центральные варп-ворота, Непрерывность стала царством железа и жадной до ресурсов промышленности. Океанические миры Алгала кормили планеты, не знавшие естественной растительности уже тысячи поколений. Шахты вгрызались всё глубже в кору десятков планет, а заброшенные и начисто очищенные от ресурсов луны покрывали пепел и загрязнения. Большинство технодворян продолжали цепляться за сосредоточия своей промышленной власти, живя в башнях, которые на километры возвышались над цепями железных гор мировых городов.

Встреча Империума с этим человеческим анклавом произошла случайно. Потерявшаяся эскадра возвращалась из Гехениальского Преследования и была выброшена варпом в одну из периферийных систем Непрерывности. Прежде чем они успели прыгнуть назад в эмпиреи, их окружили, взяли на абордаж и сокрушили кибернетически улучшенные воины. Крики астропатов эскадры эхом разнеслись по Имматериуму. Далёкий Империум услышал и обратил свой взор на Аранейские миры.

Сначала прибыл посольский флот, и ему позволили вернуться с ответом Непрерывности на требование вассальной верности Императору. Технодворяне не только не поверили словам послов о том, что их империя больше Аранейской и отказались склониться перед Императором, а наоборот, предложили Империуму стать их данником. Империум отреагировал на предложение отправкой Имперских Кулаков.

Доля вести войну выпала Хашину Йоннаду, командующему 39-м Братством Инвита. Йоннад — воин огромного опыта, он родился на одном из величайших вассальных миров Инвитского скопления, прежде чем оно стало частью Империума, и многие считали его величайшим стратегом Империума. Его неоднократно призывали как командующего флотом или магистра осады, а его планы всегда отличались тщательной проработкой и исполнялись с жесточайшей быстротой. В обычной для себя манере он с высочайшими заботой и осторожностью приступил к развёртыванию и подготовке войск. После нескольких месяцев сосредоточения сил флот Йоннада навсегда покинул место сбора у Талларна — тысячи кораблей, перевозившие двадцать тысяч Имперских Кулаков и миллионы солдат Имперской Армии и Механикум, скользнули в варп.

С ошеломляющей мощью все силы Йоннада ударили одновременно по единственной периферийной системе Непрерывности. Прежде чем в Непрерывности смогли хотя бы понять, что произошло, войска Йоннада уже двигались дальше. Он узнал о сети варп-порталов от послов, отправленных в карманную империю, и увидел в ней средство нападения. Захватив первый портал, войска разделились, разбившись по плану на отдельные группировки, которые наносили удар через определённые ворота. Прибыв в новую систему, они должны атаковать, захватить портал и ждать столько, сколько потребуется для укрепления своих владений, а затем прыгнуть в очередную систему. Флоты Непрерывности пытались контратаковать, но всякий раз нанося удар, они обнаруживали, что ворота находятся под защитой, и сколькими бы жизнями не пришлось заплатить имперским войскам, воины Непрерывности переплачивали эту цену в несколько раз.

За два месяца владения Непрерывности уменьшились до центрального мира Араней Прайм. Окружавшая его империя рухнула и однажды технодворяне, всматриваясь из железных башен в ночные небеса, увидели, как тьма уступила свету имперских кораблей. Они сдались, и когда на следующий день встало солнце, очередная империя была приведена к Согласию.

Война — цепь случайностей и неудач, по крайней мере, так утверждают некоторые. Мало кто сомневался в этом утверждении в тот день, когда первые миры недавно приведённой к Согласию Аранейской Непрерывности пали. Их уничтожили именно в тот день, когда летописцы ступили на планеты и недавно принявшие Согласие жители Непрерывности просыпались к новой жизни. Странные ксено-корабли изливались из варп-ворот, маленькие чёрные корабли кружили вокруг раздувшегося корабля-бегемота. Что за враг атаковал с такой яростью и без предупреждения? Почему они решили напасть именно сейчас? Даже тогда все пребывали в неведении, теперь же нам остаётся только гадать. В некоторых отчётах говорится о тьме, глубже пустоты, о живой молнии и хроме, объятом пламенем. Нам известно только одно — они пришли не завоёвывать, а уничтожать. Сгорели шесть систем, их звёзды раскалялись до ужасающей жизни, а затем превращались в остывшие угли.

Системы гибли, а имперские корабли мчались впереди разрушительного шторма, словно извещавшие о его прибытии герольды. Только что завоёванные владения исчезали и Йоннад увидел, что он или защитит часть или потеряет всё. И что даже если он победит, то цена победы будет ужасающей. Он решил заплатить эту цену. Сквозь оставшиеся варп-порталы помчались корабли, неся его приказы тем, кому предстояло их исполнить. Уничтожавший систему за системой неизвестный враг встретил Имперских Кулаков. Защитники знали, что у них не было шансов выжить, но выживание и не было условием победы. Когда прибыли основные силы врага, они подорвали установленные у врат боеголовки. В космосе и варпе свет взорвавшихся порталов пылал с яркостью новорождённого солнца.

Лишившись врат, неизвестные враги просто исчезли. Возможно, они растворились в пустоте или погибли в смертоносном огне порталов. В любом случае их наступление на Араней Прайм удалось остановить. Цена, заплаченная Имперскими Кулаками и их вассалами, была достаточна и правомерна. Уцелела всего одна система Непрерывности и благодаря жертве тысяч Имперских Кулаков и миллиардов людей Араней Прайм выжил, но и только. Уничтожение центральных варп-врат и группа кораблей ксеносов, которые сумели прорвать оборону Имперских Кулаков, изменили сам облик планеты. Чудовищный огонь расколол её поверхность, мировой город разрушился и превратился в пыль и пепел, из которого сломанными зубьями торчали разрушенные основания огромных башен.

Планета пережила погребальный костёр и, глядя на её обугленные остатки, Империум дал ей новое имя, имя мира, который оказался на пороге смерти, но всё-таки выжил.

Они назвали его — Некромунда.

Великие Дома

Lord Gerontius Helmawr

Лорд Геронтиус Хелмор, глава Дома Хелмор

Только Семь главнейших домов планеты имеют право именоваться Великими. Они безраздельно владеют самыми верхними уровнями и пронзающими облака шпилями ульев. Великие Дома держат под неусыпным контролем все финансовые потоки ульев. Их торговые представители есть во всех ульях Некромунды и во всех мало-мальски значимых уголках необъятного Империума. Они ведут бесконечную, кровопролитную войну друг с другом за богатство и власть, постоянно выискивая способы подорвать позиции конкурентов. Постоянная грызня, интриги и страх за собственные жизни — вот верные спутники членов правящих семей.

Могущественнейший из них — это имперский Правящий Дом Хелмор. Его владения — самые желанные для всей окружающей части ульев — верхушки Шпилей. Лорд Хелмор — глава Дома, самый могущественный человек на планете, в его руках сосредоточена власть Адептус Терра, управляющих жизнедеятельностью Империума Человечества. Вся Некромунда находится в полном его распоряжении. Главы Великих Домов и их гильдии готовы разорвать друг другу глотки за толику внимания лорда Хэлмора, и всегда готовы исполнить любые его прихоти, чтобы приобрести его благосклонность, которая сулит победы на различных тендерах, выгодные торговые лицензии и льготные режимы налогообложения. И в то же время, за спиной Дома Хелмор остальные Великие Дома плетут свои собственные интриги в надежде на то, что когда-нибудь один из них сможет сместить Правящий Дом и занять его место на вершине улья.

Ulej-Primus

Расположение Домов Некромунды

Итак, семь Великих Домов Некромунды — это Дом Хелмор, Дом Кэталлус, Дом Тай, Дом Уланти, Дом Грейм, Дом Ран Ло и Дом Ко’айрон. Остальные Дома непосредственно не участвуют в подульевой борьбе, которой посвящено это повествование, но, тем не менее, их участие также немаловажно.

За адамантиевым барьером, называемым просто Стеной, находятся владения оставшихся шести Домов Некромунды. Рядовые Дома лишены привилегий и статуса Великих Домов. Им приходится ютиться в стенах грязных городов-ульев. Ульеры проводят всю свою жизнь в тусклом свете ламп лабиринтов улья, вдыхая многократно переработанный и загаженный воздух. Не подозревая о лучшей доле, большинство из них посвящает свои никчемные жизни изнурительному труду на фабриках, складах и иных предприятиях, принадлежащих Домам и различным гильдиям, формирующим основу бизнеса ульев.

Дома производят основную массу всевозможной продукции, поставляемой ульями, начиная с продуктов питания и заканчивая оружием. Великие Дома, в свою очередь торгуют с ними, и таким образом, товары, произведенные на Некромунде, могут оказаться в любом уголке вселенной. Торговая система планеты основана на жесткой конкуренции между Домами, как производителями товаров, и Великими Домами, выступающими их торговыми агентами и дилерами за пределами родного мира.

Общение между простыми членами Домов невозможно, так как границы между владениями Домов тщательно охраняются от всех посторонних. Обладая своими собственными традициями, уходящими корнями в глубину веков, Дома тщательно охраняют свой уклад жизни и гордятся своей уникальностью.

Хотя столкновения между силами Домов там, где соприкасаются границы их владений, случаются очень редко, каждый из них старается найти слабые места в сторожевых сооружениях соседа. Отношения между ними постоянно накалены до предела, поэтому в любой момент может разразиться конфликт, причем поводом для него может послужить как простая случайность, так и целенаправленное вторжение или саботаж. Например, конфликты случаются, если один из Домов совершает попытки уничтожить фабрики на территории соседнего, с целью сорвать исполнение определенного крупного контракта. В случае успеха такой акции, пострадавший Дом с большой вероятностью понесет крупные убытки, в виде неустоек и пени за неисполнение условий контракта или даже потеряет выгодный контракт, который может достаться другому Дому или же Дому-агрессору. К тому же, войны между двумя Домами часто на руку остальным четырем, поэтому обычно никто из них не прикладывает никаких усилий, для того чтобы остановить кровопролитие. Тем не менее, Великие Дома крайне негативно относятся к таким междоусобицам, так как они способны нанести вред их деловым интересам. Случалось, что они ставили воюющим Домам ультиматум, о прекращении с ними всяких торговых отношений и размещении заказов у более надежных компаний, не втянутых в уличные войны.

Однако если судить в целом, города-ульи — достаточно мирное место, и его жители трудолюбиво и мирно трудятся на благо своих Домов, и получают свою скудную долю в этом бизнес-котле.

Гильдия Торговцев

Улей Примус — богаче и производительнее подавляющего большинства планет Империума. Именно этот улей поддерживает могущество лорда Хелмора, главы Великого Имперского Правящего Дома, контролирующего финансы всей Некромунды. Всевозможные товары день и ночь циркулируют в улье. Импортные товары и некоторые виды сырья постоянно стекаются вглубь улья к бессчетному количеству фабрик, а другие материалы и товары поднимаются ввысь к Шпилям, чтобы занять место в трюмах транспортов и навсегда покинуть планету. В центре всех этих потоков стоит Гильдия Торговцев, контролирующая всю торговлю между Домами. Гильдия Торговцев — наиболее богатая, многочисленная и важная организация на планете, ни один из Великих Домов не сможет сравниться с ней по этим показателям.

Семьи, входящие в Гильдию Торговцев, называются Гильдиерами. Они ведут очень замкнутый образ жизни, тщательно соблюдая все обряды и традиции Гильдии. Многие стороны их жизни и бизнеса засекречены. Большинство ульеров считают очень странными их поведение, обычаи и внешний вид. Между собой они общаются на специальном, секретном языке, сильно отличающимся от общепринятого языка.

Несмотря на могущество этой организации, у Гильдии нет собственной территории в ульях. Они живут там, где ведут свои дела, и даже проживая на территории одного из Домов, часто переезжают с места на место. Безопасность гильдиеров гарантирована суровыми законами Домов и самих ульев. Что интересно, те же законы запрещают гильдиерам иметь владения в самом улье или в Шпиле, таким образом, все необходимое для ведения бизнеса, будь то склады, торговые посты или иные помещения предоставляются им Домами.

Не все гильдиеры одинаково уважаемы и богаты, живут в Шпилях и контролируют огромные торговые империи, управляющие невероятным товаропотоком между ульями и Великими Домами. Существуют также и одиночки — мелкие торговцы, зарабатывающие себе на хлеб торговлей на дне улья, постоянно рыщущие по тёмным лабиринтам в надежде отыскать неразведанную жилу, остатки металла или же древний заброшенный склад. Этих безрассудных авантюристов можно частенько встретить на нижних уровнях ульев в сопровождении проводников и телохранителей. В нижних секторах им приходится нанимать гангстеров для защиты от беглых уголовников и мутантов.

С помощью специальных защищённых счетов гильдиеры могут хранить большое количество денег, абсолютно не опасаясь их потерять, и только таким способом они расплачиваются с обитателями дна. В случае гибели все деньги, деловые контакты и соглашения переходят его наследнику (самое интересное заключается в том, что такой способ оплаты одновременно является и обеспечением обязательств гангстеров-телохранителей по охране члена Гильдии, т.к. в случае гибели нанимателя горе-охранники не получат ни гроша). Тем не менее, гильдиеры расплачиваются и наличностью, например, в качестве авансов, премий и подарков. Купюры большого достоинства представляют из себя прямоугольные кусочки керамита с нанесённым на них номиналом купюры. Более мелкие купюры находятся в свободном обороте и могут быть использованы в повседневной жизни.

Все гильдиеры носят специальную эмблему — монету на массивной цепи. Причем, размер и украшения эмблемы, могут сильно отличаться в зависимости от поста и богатства носящего ее гильдиера. По ним слуги опознают его в момент прохождения через контрольные посты Дома. Однако, эмблема — не только отличительный знак члена Гильдии Торговцев и пропуск, это еще и основной рабочий инструмент, содержащий в себе все коды доступов к счетам, регистрационным записям, бухгалтерии и кредитному рейтингу. Этот знак гарантирует исполнение гильдиером соглашений от имени Гильдии Торговцев, и может использоваться как печать Гильдии.

Крысокожие

Крысокожие живут в развалинах Нижнего улья с тех пор, как существует само Время, и относятся они к этому месту как к собственному древнему жилищу. Эти дикари не знают практически ничего о мире прямо у них над головами или же внизу, под муравейником. Крысокожие замкнулись в своем отшельничестве так давно, что у них выработался собственный язык, и лишь те немногие из них, что иногда посещают поселения Нижнего улья, чтобы поторговать, учат обычный для населения улья диалект.

Чувства жителей руин прекрасно приспособлены для условий Нижнего улья. Их зрение необыкновенно остро, и считается, что эти существа способны неплохо видеть в кромешной темноте. Нос крысокожего способен учуять мельчайшие изменения в составе воздуха или навести его на след любого, кто бродит в тоннелях под городом, будь то человек или зверь. Их слух также прекрасно адаптирован к жизни в улье. Самые тихие звуки способны сообщить им, где может находиться тот или иной обитатель улья; чист ли этот туннель, или же в нем скрывается хищник.

Крысокожим абсолютно плевать на город-улей или тех его обитателей, что спускаются к ним. Они не понимают безумия, охватывающего жителей этого муравейника при виде каких-то обрезков металла или горсти блестящих камней. Больше всего их раздражает та глупость, с которой поселенцы едят ядовитые лишайники, валятся в ямы, забредают на крутые уступы и вообще ведут себя наиболее бессмысленным и опасным способом из всех возможных.

Несмотря на то, что обитатели поверхности удивляют, а порой даже злят их, крысокожие придерживаются мирной по отношению к жителям улья позиции — до тех пор, пока они не будут совать нос не в свои дела. Вместе с тем, немногочисленные авантюристы — выходцы из этого племени — торгуют с обитателями города, а иногда даже нанимаются к ним в качестве проводников или следопытов, они являются очень самодостаточным и гордым народом, которым ничего ни от кого не надо.

Крысокожие знают окрестности Нижнего улья лучше, чем кто бы то ни было. Они знают о главных тоннелях, о крошечных лазах, о периодически затопляемых участках и о путях, что лежат целиком под водой. Они знают пути вокруг и вглубь Нижнего улья, которые его обитатели никогда и не замечали. Они могут найти входы в каверны, для обычных людей не то что недоступные, а просто несуществующие. Крысокожие идут через улей, легко и таинственно, исчезая как по волшебству и возникая из ниоткуда.

Дух улья

Для крысокожих Нижний улей — жилище, населённое священными духами. Это место, с которым они находятся в природной гармонии, место, радующее их глаз. Эти дикари относятся к муравейнику как к могучему божеству, щедрому в своей милости и безжалостному во мщении. По их мнению, жители Нижнего улья часто гневают их покровителя, вызывая обвалы или копаясь в тоннелях со своими неуклюжими раскопками. Иногда жители заходят чересчур далеко, вторгаясь в заповедные места или отравляя естественные водоемы.

Поселения крысокожих

Крысокожие живут небольшими общинами, скрытыми от поселенцев и исследователей. Они разводят споры тростника, который служит им как едой, так и строительным материалом. Также они охотятся на крысиные стаи, в огромном количестве водящиеся в городских катакомбах. В основном они избегают неразумных пришельцев, чьи языческие действия часто раздражают духов, большинство их вскоре становится жертвой хищников, ядовитых мхов, крутых обрывов и многих других, обычных для этих мест опасностей. Все это прекрасно демонстрирует, что терпение улья к тем, кто не выказывает духам должного почтения, очень ограниченно.

Крысокожие и жители

Некоторые крысокожие нанимаются как проводники или следопыты, а отдельные даже становятся почти цивилизованными, благодаря длительным контактам с жителями улья. Их можно найти и нанять в крупных поселениях, таких как Пылепады, Славная Дыра и Проход в Тупик. Редко можно встретить экспедицию, которая бы собиралась в неисследованные места, не имея при себе следопыта из этого народа.

К сожалению, некоторые крысокожие находят привлекательными странный образ жизни в улье, и пробуют наркотики или азартные игры, или просто впадают в неудержимое буйство. Эти неспокойные личности шатаются по окрестностям города до тех пор, пока жители не теряют терпение и не вышвыривают их в пустошь. Банды таких крысокожих-отступников — это головная боль, как для жителей улья, так и для сородичей бандитов. Их репутация кровожадных чудовищ ни в коей мере не является незаслуженной.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.