ФЭНДОМ


«Зверь, бронзовый зверь во тьме, шаги, он никогда не уставал, всё продолжал идти! У нас не было ни единого шанса... куда бы мы не направлялись, спасения не было, нигде не было!»
– Показания Гедрифа Блэйна, единственного выжившего в шахтёрской колонии Юра-17 на Ларше Терциус


Другие космодесантники издавна относились с подозрением и враждебностью к известным своей жестокостью Минотаврам. Более того, некоторые члены Ордо Еретикус подозревают этот орден в неизвестных связях с Высшими Лордами Терры, что, мягко говоря, беспокоит инквизиторов. Хотя большую часть летописей Минотавров о последних тысячелетиях можно проверить в общих чертах, просеяв мириады боевых докладов и военных архивов по всему Империуму, их прошлая истории не просто потеряна, а преднамеренно скрыта и запечатана такими эдиктами, которые даже инквизиторы не станут отменять или обходить без хорошей причины. Мало кто сомневается, что некогда существовал созданный в 21-ом Основании орден под названием «Минотавры», но нельзя сказать наверняка, что этот же орден принял участие в подавлении Махарийской Ереси в первых десятилетиях М41 и позднее сыграл кровавую ключевую роль в Бадабской войне.

История

Минотавры 21-го Основания быстро получили репутацию воинства с практически непревзойдённой яростью на поле брани. Во время сражений эти космодесантники избегали любых способов ведения боя, которые не позволяли как можно быстрее вцепиться в горло ненавистному врагу. Это своенравное, почти неуправляемое воинство прославилось способностью быстро отвечать на мольбы и сигналы бедствия осаждённых или оккупированных имперских миров, но также были известны тем, что отказывались становиться частью любого широкого стратегического плана. Обычно Минотавры объявляли о своём присутствии в зоне боевых действий началом всеобщей атаки на выбранную ими цель, они бросались на врага без мыслей о потерях, без подготовки и тем более без разведки. Излив свой гнев, космодесантники уходили столь же внезапно, как и появлялись, хотя в аналогичной тактической ситуации от нормального ордена можно было бы ожидать закрепления успехов или отступления для подготовки к контратаке. Обычно натиск Минотавров оставлял врага разбитым и сбитым с толку, но имперские командиры и другие ордена космодесантников считали их слишком непредсказуемыми и ненадёжными, предпочитая более уравновешенных союзников. Со временем склонность Минотавров плевать на приказы чужаков, их неравномерные поставки десятины генетического семени магосам Инвигила, а также разнообразные проклятия, которые словно преследовали другие ордена их Основания, вызвали мрачные подозрения о природе Минотавров и тайнах, которые они могут скрывать...

В разрозненных уцелевших записях генетическое семя ордена заклеймено химерическим. Сейчас это может звучать богохульством и означает, что геносемя взято из запретного источника, смешано, подделано или как-то самовольно изменено во время создания. Известно, что подобные тайные эксперименты проводились над многими отпрысками 21-го Основания, и эти примечания означают, что и Минотавры, скорее всего, входят в их число. Глупая гордыня магосов-биологис тех времён привела к гибели многих рождённых в 21-ом воинств, которые стали жертвами расширяющихся психологических изъянов или чудовищных генетических отклонений, что в последовавшие тысячелетия привело к роспуску или истреблению орденов. Вероятно, что следствиями проклятия в крови Минотавров являются еле сдерживаемая ярость и желание избегать тех, кого стоило бы называть соратником, хотя неизвестно, подчинили ли космодесантники свой изъян или стали его рабами. В любом случае после середины 38-го тысячелетия Минотавры практически исчезли из летописей, сведения об их подвигах и боевые наградах были скрыты или стёрты рядом указов и информационных чисток.

Когда в первый раз за тысячелетия Минотавры вновь появились во время подавления Махарийской Ереси, они были орденом, знакомым по репутации, но коренным образом изменившимся. Экипированные по самым высоким стандартам из тех, к которым может стремиться орден Адептус Астартес, они бились как цельное и очень гибкое войско и базировались на мощном флоте из более чем 30 ударных крейсеров. Минотавры были не менее жестокими, чем предполагала их древняя репутация, но при этом сражались более продуманным и контролируемым образом, чем том, что был описан в легендах Империума. Сначала Минотавры выставляли авангард, чтобы втянуть противника в бой, затем использовали быстрые подразделения, чтобы окружить его и предотвратить бегство, а затем обрушивали всю огневую мощь и технику ордена, чтобы безжалостно сокрушить врага. Они всё ещё были крайне независимыми и шли туда, куда хотели, но проявляли большую готовность действовать в рамках командования имперской военной машины, чем предполагала давняя история. Во время Махарийской Ереси и после в нескольких случаях орден быстро и без вопросов откликался на призыв Высших Лордов к оружию даже тогда, когда речь шла о наказании, аресте или истреблении бывших верных космодесантников, которых провозгласили отступниками или обвинили в предполагаемых прегрешениях. Этим орден заслужил скверную репутацию — особенно среди Ультрамаринов и их наследников, которые затаили великий гнев на Минотавров и отказываются сражаться с ними бок о бок после того, как те почти истребили орден Начинателей на Эвксине.

После возвращения ордена некоторые учёные Коллегии Муниторум, изучавшие действия ордена, заметили различия между прошлыми и нынешними Минотаврами как в организации и поведении, так и в таких сиюминутных вопросах, как цвет облачений. Впрочем, любые выводы носят по большому счёту спекулятивный характер, как и по вопросу генетического семени ордена — результаты осмотра десятины были засекречены на самом высоком уровне. Некоторые имперские командующие, имевшие близкие контакты с орденом после его возвращения, отмечают, что Минотавры оказались далёкими от воплощений чести и праведности мрачными и злобными воителями, которых окружает аура еле сдерживаемой злобы и гнева, вселяющая страх и опасения во всех, кроме самых сильных сердцем. Другие даже намекают на мелькающее в Минотаврах безумие и описывают защитные сооружения и меры предосторожности, которые космодесантники применяют, даже имея дело с предполагаемыми союзниками с усердием, граничащим с паранойей. Впрочем, возможно это и не удивительно, учитывая скольких врагов Минотавры нажили себе как вне, так и внутри военной машины Империума.

Похоже, что орден Минотавров не просто испытывает мало уважения ко всем, кроме Бога-Императора и Высших Лордов, к которым они демонстрируют фанатичную и бездумную верность, но и чувствует ко всем остальным сильную неприязнь. В отношениях с отдельными имперскими командующими и другими орденами Адептус Астартес Минотавры проявляли мало любви к вежливости или почтению, но с удовольствием испытывали свои способности на достойных врагах, из которых возможно лучшими они считают других Астартес. Наверняка именно это и было причиной одного хорошо задокументированного инцидента перед четырнадцатой осадой Антигона, когда капитан Минотавров намеренно спровоцировал на поединок капитана Ордена Генезиса, оскорбив имя Марнея Калгара и тех, кто «виляет перед ним хвостом, словно раб». Отношения между двумя орденами быстро накалялись, и кровавый конфликт предотвратило лишь прибытие новой волны орков из Октарийской Империи и возобновление тяжёлых боёв на фронте. С учётом любви испытывать себя на других космодесантниках неудивительно, что Минотавры откликнулись на запрос легата-инквизитора Фрэйна о помощи и вступили в Бадабскую войну. Астральные Когти и другие ордена сепаратистов по любым стандартам были достойными противниками, но, хотя победы Минотавров, в особенности прославленная победа над Плакальщиками при Оптере, оказали огромное влияние на исход событий, триумфы нисколько не сгладили пугающую репутацию ордена.

Организация и тактика

В плане широкой организации Минотавры следуют предписаниям Кодекса Астартес как в структуре, так и на уровне отделений, но на тактическом уровне сильно отличаются в общем подходе к ведению боевых действий. Орден предпочитает действовать как единое целое или по-крайней мере как можно меньше делить свои войска на любом театре войны, концентрируя и тем самым максимизируя свою разрушительную мощь. Такая стратегия позволяет Минотаврам преуспевать как в осаде, так и в битвах против чудовищных противников, которых они могут завалить числом, если потребуется.

В отличие от большинства орденов Минотавры допускают использование больших боевых потерь в ограниченной зоне боевых действий в некоторых ключевых тактиках, и похоже, что командующие этого ордена меньше беспокоятся о судьба отдельных боевых братьев, пока победа обеспечена. Помимо готовности жертвовать своей плотью и кровью для достижения целей в излюбленном методе войны Минотаврам помогают два фактора. Первый — превосходные запасы тяжёлого вооружения и боевых машины, а второй и, возможно, даже более важный — подозрительно быстрый приток новых боевых братьев взамен продолжающихся потерь. Точный источник боевых материалов неизвестен, хотя Минотавры замечены в использовании обширных и возобновляемых запасов танков и тяжёлых машин, что позволяет ротам ордена превосходно использовать «Хищники» и «Поборники» как тактическую вспомогательную технику. Есть и свидетельства широкого доступа боевых братьев к запасам продвинутых силовых доспехов Мk.VIII, а большая часть 1-ой роты обычно выходит на поле брани как терминаторы.

Составленные о Минотаврах после их участия в обороне Антигона инквизиционные доклады указывают, что скорость перехода между неофитом, скаутом и полным посвящённым в этом ордене велика по сравнению со многими другими. Это объясняется свидетельствами использования крайне высокого уровня программного психокодирования и нервномозговой хирургии. Эта программа ускоряет развитие рекрутов и продолжается во время операций, как постоянная обработка для усиления проводимого апотекариями ментального кодирования. Подобные техники при настолько частом использовании не являются по определению еретическими или запретными, но являются нежелательными и несут большой риск нанести пациенту физический и психологический вред. Хотя бы поэтому так обычно поступают редко, поскольку большинство орденов считает более продуманное обучение рекрутов на поле боя полным почти религиозной важности для осознания своего места на службе ордена и ключевой частью закалки души воина.

Известные битвы и кампании

Подавление Махарийской Ереси и Эвксинский инцидент (приблизительно 053 — 077.М41)

После смерти лорда-командующего Солар Махария покорённые им во имя Императора обширные территории погрузились в гражданскую войну и анархию, и когда ордена Адептус Астартес обнажили меч в споре и гневе друг на друга, Высшим Лордам пришлось действовать решительно. Так они и поступили, призвав несколько волн свежих орденов положить конец смуте путём истребления еретических сил и вернуть порядок в регион. Одним из действующих под указом Высших Лордов воинств были Минотавры, о которых уже на протяжении тысячелетий почти ничего не слышали. Базирующийся на флоте, полностью снаряжённый и находящийся на пике силы орден бился как единое целое, подобно топору жестокого палача обрушивался на источники смут и расколов и быстро заслужил себе кровавую репутацию, исполняя приказы Высших Лордов без вопросов и неудач. Именно Минотавры во время подавления стали клином боевой группы, расколовшей жалкую империю изгнанного полковника Лириаса из 11-го Бронетанкового Корпуса Каду, и их «Лендрейдеры» взорвали на ледяных полях Кироса Прайм знаменитые танки кадусинской элиты, «Бессмертных». Также они исполнили приказ об Экстерминатусе мира-улья Дювал и королевств меча в скоплении Надежды. А на океанической планете Нерей Минотавры выследили в лабиринтах подземных пещерных городов и истребили одержимые ксеносами остатки 4-ой роты Имперских Паладинов, отравив моря некогда полного жизни аграрного мира.

Но больше всего бесчестья во время Махарийской Ереси Минотавры стяжали, когда практически уничтожили два сражавшихся имперских ордена — Обрекающих Воинов и Начинателей. Во время крестового похода они были союзниками, но из-за вопроса чести дошли до ударов и погрязли в затяжной войне с заранее установленными правилами в системе Эвксин. Поскольку оба ордена не обращали внимания на призывы прекратить битву и помочь в усмирении, Минотавров отправили разнять их и прекратить раздор.

Нисколько не заботясь о причинах и правах, Минотавры атаковали в полную силу и застали участников сражения врасплох, первый же удар стал децимацией обоих орденов. Сломленные и превзойдённые силой Обрекающие Воины почти сразу же начали едва организованное бегство, но Начинатели оказались заперты на Эвксине перед гневом Минотавров, поскольку львиная доля их боевых кораблей была уничтожена или захвачена на орбите. Безжалостные и целеустремлённые Минотавры окружили и постепенно уничтожали уважаемый орден Второго Основания, пока последние Начинатели не были принуждены к постыдной капитуляции. Инцидент на Эвксине пережило меньше сотни боевых братьев, а Минотавры забрали с тел павших много реликвий для своих оружейных и взяли как военный трофей флагман разбитого ордена — служивший Начинателям со времён их основания штурмовой транспорт эры Великого крестового похода. Для многих прослышавших об этом орденов стало шоком то, что столь древний и почитаемый близкий отпрыск Ультрамаринов может быть практически истреблён с молчаливого согласия Высших Лордов. За злодеяния Минотавров порицали по всему Ультрамару, и им запретили пересекать границы владений повелителя Макрагга. С тех пор другие из рода Жиллимана поклялись отомстить ордену, если подвернётся возможность и честь позволит это сделать.

Осада Казобона, оборона Герметики (760.М41)

«Почтенный лорд, боюсь, что тайное расследование ордена Минотавров после их вмешательства в недавние события на Герметике в прямом смысле загубили — мой агент Салко убит неизвестными во время попытки достать засекреченные боевые доклады из цитадели писцов.
Как вы уже знаете, моё официальное расследование местный имперский командующий задержал достаточно долго, чтобы корабли ордена успели покинуть орбиту. Что же до губернатора и его прозорливости, то я понял лишь то, что он боится — сильнее боится того, кто приказал мне помешать, чем моего символа полномочий. Тревожная перспектива, если не сказать больше.
Это даёт нам лишь подтверждение того, что прошлые расследования о Минотаврах Инквизиции и Министорума были остановлены, а запросы отклонены на высочайшем уровне... Хотя дальнейшие доказательства и не нужны. Учитывая смерть Салко, я решил, что след остыл, и вероятно для меня больше небезопасно здесь оставаться. Также я вручил копию доклада запасному курьеру на случай новых «инцидентов» и остаюсь вашим старым другом.
Д.
»
– Расшифрованный информационный осколок, обнаружен среди обломков торгового корабля «Гордость Йови» в 023.769.М41

В 759.М41 на полный жизни мир-улей Герметику, столицу сектора Хонма в сегментуме Солар, обрушилась исчисляющаяся миллионами орда мутантов под руководством воинств Несущих Слово тёмного апостола Лейяка Пожирателя. Вторжение Хаоса вырвалось из открывшегося на окраине системы варп-разлома на борту исполинского космического скитальца, названного «Кошмарным Парадоксом». Герметика была хорошо укреплена, но из-за эффекта неожиданности и масштаба нашествия внешние укрепления системы были быстро сокрушены, и сами трансконтинентальные ульи планеты превратились в поля сражений, на которых защитники отчаянно сопротивлялись приливу проклятых ужасов. Орден Минотавров стал первой внешней силой, откликнувшейся на сдавленную мольбу о помощи. Используя для прикрытия огневую мощь флота, космодесантники отрезали силы вторжения от орбиты и вскоре начали контрудар по главному плацдарму Хаоса на планете в улье Казобон, чьим центром была базилика святого Лесора Анахорета. Наступающие Минотавры крушили всё на своём пути без разбору, и после мощной бомбардировки посадочных зон они прорвались через площади и храмы кафедрального округа, наплевав на потери среди штурмовых колонн своей тяжёлой техники. Продвижение ордена было невозможно остановить, Минотавры разносили на части любое обнаруженное хорошее укрепление и гнали врага вперёд вместе с тысячами пойманных в ловушку гражданских, что спасались от резни. Но бежать было некуда.

Вскоре сам кафедральный комплекс был окружён и разбомблен: километровой высоты шпиль поверг перекрёстный огонь турболазеров авиабригад «Громовых Ястребов». А затем в бурю пепла и обломков ринулись во главе с самим великим магистром терминаторы и штурмовые отделения, чтобы истребить выживших. Астерион Молок, пробившийся в глубины склепов базилики, перебил омерзительных одержимых демонами телохранителей Лейяка и нанёс смертельный удар их похожему на огромную жабу хозяину. Но прежде, чем великий магистр успел добить тёмного апостола, тот воспользовался своим тёмным искусством и сбежал в варп.

Целое море выродков продолжало сражаться, но теперь они были лишены руководства, и поэтому тварей удалось отбросить и сдерживать до тех пор, пока не прибыла 17-ая боевая группа и подразделения Имперской Гвардии с Некромунды, которые очистили мир от порчи Хаоса. Сбитый с курса ударами нова-пушек ныне безмолвный скиталец блуждает по карантинной орбите во внешних пределах звёздной системы, ожидая детального досмотра Серыми Рыцарями и Адептус Механикус.

Инцидент у «Перунова Креста» (992.М41)

О наиболее тревожном за последние годы инциденте с участием ордена Минотавров известно немногим, кроме высших эшелонов имперской Инквизиции, Серых Рыцарей Титана и лордов-милитантов сегментума Пацификус. Речь об уполномоченном уничтожении ордена Адептус Астартес Ночные Жнецы и его последствиях.

Действовавших в основном у окраин Лаанских разломов Ночных Жнецов приговорили к крестовому походу за свои действия в ходе неудачной обороны Спасения-Гамма в годы Иконоборчества Константина. Их преступлением стало нарушение долга, когда, столкнувшись с масштабным контрударом дюжины привлечённых мятежом Иконоборца группировок, а также неисчислимых полчищ выродков-мутантов с окраин сектора, Ночные Жнецы бросили храмовый мир, поскольку сочли его непригодным для обороны и имеющим «ничтожную стратегическую значимость». Ночные Жнецы не позволили миру пасть — они обратили собственные орудия на базилики-города и даровали «милосердный конец» укрывшимся там беженцам и пилигримам. Безграничный гнев Экклезиархии обеспечил ордену порицание Высших Лордов Терры. Лишённые мира-крепости и приговорённые к опасной и неблагодарной задаче по усмирению окраин разломов, Ночные Жнецы отнеслись к наказанию с мрачной бесстрастностью и без особых возражений, по крайней мере так казалось. Однако в течение десятилетия связь с орденом, издавна славившимся безжалостной эффективностью, независимостью и техническим мастерством, начала ухудшаться. Скоро официальный контакт прервался, а сообщения из вторых рук начали указывать на всё большие отклонение от Кодекса Астартес в доктринах, тактике и используемом снаряжении.

В 989-м году 41-го тысячелетия, через 6 лет после последнего контакта, Ночных Жнецов объявили Excommunicate Traitoris, когда судебная экспертиза найденных в поясе Гайатиса обломков выявила неопровержимые свидетельства причастности ордена к уничтожению торгового флота барона Стросса Йюеня. За этим последовал ряд налётов и инцидентов, к которым предположительно приложили руку объявленные отступниками воины, но эти обвинения остались без доказательств, а несколько отправленных на поиски Ночных Жнецов экспедиций бесследно исчезли. Первыми космодесантниками, ответившими на призыв найти и покарать Ночных Жнецов, стали Мстящие Сыны, которые послали в разломы контингент из 4-х рот при поддержке Имперского Флота. Ответившие на сигнал тревоги с имперского аванпоста на Сварга-Уэлс, Ночные Жнецы перехватили Мстящих Сынов и обратили в позорное бегство, нанеся горе-охотникам серьёзные потери, захватив один из ударных крейсеров и повредив второй. Неудача Мстящих Сынов, которую они списали на использование Ночными Жнецами неизвестных «изрыгающих варп-пламя» орудий, обошедших пустотные щиты, вынудила Высших Лордов принять соответствующие меры. Два ордена космодесантников в полном составе, Красные Храмовники и Минотавры, при значительной поддержке флота и сил самообороны близлежащих секторов отправились выполнять порученное им задание — покончить с угрозой Ночных Жнецов прежде, чем она станет маяком для отступников и недовольных в и без того беспокойном регионе.

На истребление Ночных Жнецов ушло ещё 3 года постоянных сражений, в которых противник раз за разом отступал с боем. В этой кампании Красные Храмовники, будучи экспертами в поисково-истребительных операциях и погонях, стали гончими, а обладающие грубой силой и агрессией Минотавры превратились в охотников, готовых нанести смертельный удар. Преследуемые имперцами Ночные Жнецы отчаянно сопротивлялись, и кровавые битвы бушевали в десятке звёздных систем и в пустоте. Скоро выяснилось, что отринувшие власть Императора Ночные Жнецы искали преимущества в инновациях, их технодесантники адаптировали для своих целей ксенотехнологии оружия проклятых и вымирающих хеллграмитов, а их командиры заключили сделки с прислужниками Архиврага.

Это позволило им какое-то время сдерживать натиск, но неукротимые охотники загнали выживших Ночных Жнецов в «Перунов Крест» — космическую развалину дочеловеческой эпохи, достаточно большую, чтобы за века у неё появилась своя тонкая атмосфера и паразитическая жизнь. Ночные Жнецы проложили себе путь на километры в глубину древнего искусственного ядра станции в поисках оружия, которое, как они верили, позволит им избавиться от имперцев. Что произошло в переломный момент осады до сих пор неясно, однако известно, что во время кульминации атаки Минотавров на орбиту «Перунова Креста» прибыл ударный крейсер «Клинок Равноденствия» с ударной группой Серых Рыцарей во главе с братом-капитаном Даником. Войдя в зону поражения, Серые Рыцари приказали имперским войскам подчиниться их власти и отступить, что, однако, не распространялось на Минотавров. Отступление верных войск позволило брату-капитану начать телепортационный штурм недр станции, пока вокруг бушевала битва. Неизвестно, что же именно произошло дальше, но затем прогремели гигатонные взрывы и «Крест» начал разваливаться на части. Гибель «Перунова Креста» привела к потере всей ударной группы Серых Рыцарей, неизвестной, но весомой части ордена Минотавров, а также тяжёлым повреждениям «Клинка Равноденствия» и гибели всех на борту.

Известно, что Астерион Молок пережил инцидент, поскольку несколько месяцев спустя был вновь замечен во главе Минотавров, в то время как владыки Титана и Ордо Маллеус хранили необычное молчание о потерях. Что же до ордена Ночных Жнецов, то считается, что уничтоженная инопланетная станция стала погребальным костром для некогда верного ордена и всех окутывающих его тайн.

Орфейская война (992.М42)

Минотавры входят в боевую группу Милитарис Темпестус «Спасение», направленную в Орфейский сектор для защиты оставшихся под контролем людей территорий от вторжения некронов. На войну с ксеносами орден отправился в полном составе и понёс тяжёлые потери во время катастрофической битвы за столицу сектора, Амару-Прайм.

Участие в Бадабской войне

В 907.М41 Минотавры прибыли, чтобы принять участие в Бадабской войне в ответ на прямой призыв легата-инквизитора Фрэйна о присоединении новых космодесантников на сторону лоялистов. К тому времени шёл уже четвёртый год открытых боевых действий между орденами, и Минотавры направили на войну все свои силы: примерно 10 рот и 11 превосходных кораблей разных типов. Орден координировал свои действия с сетью командования лоялистов, но в основном действовал независимо в южной зоне Мальстрима и наносил удары в пограничных регионах Тусклых Звёзд и Звёздного Течения Дене. В этих битвах быстро росла пугающая репутация Минотавров как безжалостных к любому сопротивлению воинов, и она осталась неоспоримой до прибытия диких Кархародонов. В те времена Минотавры одержали ряд важных побед, практически уничтожив войска сепаратистов на Киро и Мире Воронов, и они же наконец-то взяли ключевую планету Вьянья. Количество убитых при их нападениях было превзойдено лишь в последней битве за Бадаб Примарис. Но действием, после которого их слава вылилась далеко за пределы конфликта, несмотря на кампанию Инквизиции по сокрытию информации о ходе войны, стал полный разгром ордена Плакальщиков в космической битве за систему Оптера в последние дни 908.М41. Барк Плакальщиков был выведен из строя, орден сепаратистов уже понёс в ходе войны значительные потери, и поэтому отпрыски Сангвиния значительно уступали числом и не смогли сбежать, когда Минотавры обрушились на них в полную силу. Плакальщики были вынуждены сдаться после неистовой семнадцатичасовой битвы, в ходе которой десятки отдельных абордажных действий и противодействий вылились в сражение на поверхности планеты, а обе стороны понесли кошмарные потери.

Несмотря на это Минотавры продолжали сражаться, до конца войны контролируя южную зону Мальстрима. Когда для участия в последних этапах войны прибыли свежие ордена, Минотавры провели несколько карательных кампаний против бывших мятежных миров, они уничтожали аванпосты отступников и противостояли налётам Палачей. Также на завершающих этапах войны были использованы их знаменитые навыки осадного дела. После падения Бадаба Примарис в 913.М41 Минотавры покинули зону Мальстрима, забрав с собой несколько бывших кораблей Плакальщиков, чтобы восполнить свои потери. Судя по астропатическим записям, орден последний раз был замечен, когда летел в сегментум Пацификус, вероятно направляясь к идущим на западной окраине галактики войнам.

Бронетехника Минотавров

A Macragge Pattern Land Raider Prometheus of the Minotaurs

Специализированный командный вариант «Лендрейдера», взятый из арсенала ордена и приписанный командованию Амрафельской тактической группы перед атакой на сооружения некронов на пустынной луне Гатист в 995.М41. Использовался как штурмовой транспорт терминаторами во время безуспешного боестолкновения, после которого тактическая группа отступила с серьёзными потерями

Орден Минотавров привлекает внимание тем, что имеет в своём распоряжении обширный арсенал, отличающийся как качеством, так и разнообразием снаряжения, оружия и боевых машин. Предположительно, это объясняется связями с Высшими Лордами, что даёт Минотаврам доступ к производствам многих кузниц Солнечной системы, а также службой карателями и палачами других орденов, которые взбунтовались или были объявлены отступниками. Последнее позволяет Минотаврам разорять арсеналы жертв и забирать оружие поверженного врага.

Богатые парки боевых машин Минотавров подверглись серьёзному испытанию во время вторжения некронов в Орфейский сектор. Даже лучшему оружию Империума было трудно тягаться с древними технологиями некронов, и орден понёс тяжёлые потери на всех этапах падения Орфея. Лишь сверхчеловеческая выносливость и воинский дух Минотавров, а также превосходное владение оружием позволили им устоять против неживых врагов и победить во многих сражениях, пусть и дорого заплатив за это.

Галерея

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.