«Русс стал большим фенрисийцем, чем они сами. Он пил мёд с берсерками и боролся с черногривыми на кровавом снегу, презрительно и весело хохотал в море звезд. Он позволил годи украшать доспех и гравировать мечи. Он избегал советов Жиллимана и Льва, и игнорировал каждого эмиссара Лоргара. Он делал именно то, что ему говорил Всеотец — стал оружием последнего выбора, самым верным из братьев, исполнителем грязных войн.»
– Крис Райт «Волчий Король»


Лéман Русспримарх VI легиона космодесанта, был одним из двадцати примархов, созданных Императором Человечества на заре Империума сразу же после окончания Эры Раздора. Его, как и остальных примархов унесло с Терры и забросило на удалённый мир.

История

Обложка книги «Леман Русс: Великий Волк»

Из всех примархов Легионес Астартес немногие были настолько загадочны и овеяны легендами, как Леман Русс, повелитель Космических Волков и владыка ледяного мира смерти Фенрис. Для одних он был всего лишь дикарём и жестоким вождём с силой бога, одним из «чудовищ» Императора, таким же ужасающим и по-своему нечеловеческим, как помешанный на страхе Ночной Призрак или кровавый берсерк Ангрон. Для других он был несравненным полководцем, безмерно свирепым, но также абсолютно преданным, непоколебимым и решительным на поле боя, и таким же бессердечным к врагам, как убийственный зимний мороз его мира. Возможно, обе точки зрения в определённой степени были верны, но никто не знал всей правды. Так как, несмотря на несомненную дикость Лемана Русса, на звериную сущность, отличавшую его от братьев, он, вопреки варварскому облику и самосознанию его легиона, также обладал мудростью, о степени которой мало кто догадывался, что делало его вдвойне опасным.

Волчье дитя

Примарха Космических Волков занесло в ледяной мир смерти Фенрис. Когда его инкубационная капсула врезалась в склон огромной горы, младенец выбрался наружу и столкнулся с матерью громовых волков. Казалось, он обречён, однако судьба приберегла для него иной путь. Найдя в маленьком дикаре родственную душу волчица не загрызла его, а вырастила вместе с остальными детёнышами.

Через несколько лет ребёнка обнаружили охотники из фенрисских племён. В ужасном бою мать-волчица и многие из её волчат были заколоты острыми копьями и стрелами. Примарх гневно сражался с людьми и убил дюжину из них голыми руками, чтобы защитить двух выживших братьев Фреки и Гери. И вновь судьба вмешалась в ход событий. В конце концов один из воинов признал примарха человеком и приказал соплеменникам опустить оружие. Оскалив клыки, окровавленный юнец не отступал, но затем оценил их мирный жест и унял ярость. Не совсем понимая, что с ним делать, охотники привели примарха и волчат — ибо тот отказывался идти без них — ко двору короля Тенгира из племени руссов. Стареющий правитель разглядел в мальчике большой потенциал и приказал, чтобы он жил при его дворе и, как подобает фенрисцу, рос воином. И хотя многих удивило решение короля, со временем Тенгир оказался как нельзя прав.

Когда примарх возмужал, он стал величайшим из воинов своего племени и вместе с другими завоевал тысячи побед. После смерти Тенгира Леман занял его место на троне руссов. Так Волчий Король стал живой легендой всего Фенриса. Оставалось только подождать, когда молва о нём дойдёт до того, кто отчаянно искал хоть каких-то вестей о пропавших сыновьях.

Великий крестовый поход и Ересь Хоруса

Леман Русс (портрет времён Великого крестового похода)

Во время Великого крестового похода, когда человечество объединилось под знаменем Империума, могущественные Легионес Астартес освободили тысячи человеческих миров по всей Галактике. Планета Фенрис, располагающаяся в северо-восточной части Галактики, была обнаружена на ранних этапах кампании, поэтому в Волчьем Короле быстро признали пропавшего примарха, и Император тут же спустился на поверхность холодного мира. По легенде, во время встречи с диким примархом Император понял, что лучшим способом завоевать его доверие была победа над ним в личной схватке. После невиданного столкновения двух богоподобных существ Леман с улыбкой пожал отцу руку и признал своё первое поражение. Вскоре после дуэли Император завещал Руссу возглавить VI легион космодесанта, который был сотворён на основе генокода сына.

Восстание Хоруса разорвало зарождающийся Империум на части и настроило космодесантников друг против друга после того, как примархи выбрали, на чью строну они пожелали встать. Вначале немногие заметили укоренившееся в душе Хоруса зло, а некоторые легионы и вовсе стояли в стороне, не понимая, что делать. Некоторые присоединились к Воителю из братских чувств, однако позже часть из них пожалела об этом. Но было уже поздно, ибо разум, тело и душа Хоруса заразились скверной. Он поклялся в верности Тёмным богам Хаоса, а в обмен получил силы, невообразимые для смертных и даже для примархов.

И хотя многие братья обернулись изменниками, Леман Русс сдержал клятву верности, которую он при первой встрече дал Императору, и поэтому во время Ереси Космические Волки яростно сражались на стороне Империума. Они приняли участие в одних из самых знаменитых битв, однако с тех самых пор прошло уже больше десяти тысяч лет, и многое позабылось. То было время легенд. Время войны. Сделанные записи не уцелели, и только через века летописцы начали рассказывать о кровавых событиях тех дней.

Согласно их записям, легион Космических Волков участвовал в одной из ранних кампаний по штурму и осаде родного мира легиона Тысячи СыновПросперо. На Просперо верность и дальновидность Лемана Русса были использованы против него махинациями Хоруса, в том момент бывшего Воителем и о предательстве которого ещё не знали, а через него, возможно, махинациями Тёмных богов. Последовавшие события стали одними из темнейших часов в истории Империума. Космодесантники сражались на смерть с космодесантниками. Сожжение Просперо стало конфликтом, который затмила только наступившая следом кошмарная гражданская война. Примарх Тысячи Сынов, циклопический гигант Магнус «Красный», как говорят, сражался с Леманом Руссом, пока остальные космодесантники его легиона пытались удержать позиции и защитить свой мир от разрушения. Леман Русс и возглавляемое им Обвинительное воинство в конечном счёте уничтожили Просперо. Перед лицом поражения, смертельно раненый, после боя с братом, Магнус принял покровительство Тзинча и бежал с остатками своего легиона. На Просперо Леман Русс и его Волки в итоге победили, но заплатили за это большую цену, оказавшись значительно ослабленными перед грядущим мятежом. И до самого конца войны их жребием станут беспрерывные битвы и ещё более горький удел. Именно при преследовании Тысячи Сынов Космические Волки потеряли свою 13-ю великую роту. С тех пор Космические Волки никогда больше не создавали 13-ю великую роту, и ни один волчий лорд более не брал себе символ Вульфена.

После Ереси Хоруса

VI легион не участвовал в битве за Терру. Леман Русс вернулся уже после осады Императорского Дворца, чтобы взглянуть на своего отца, подключенного к Золотому Трону. Потрясенный увиденным, примарх отправился мстить выискивая предателей по всей Галактике. Но вскоре ему пришлось вернуться, когда Робаут Жиллиман предложил свой Кодекс Астартес. Великий Волк в ярости отверг предложение раздробить свой легион. Он воспитывал своих воинов как единую неразделимую стаю и не собирался ничего менять.

Империум был на грани нового конфликта. Робаут прекрасно понимал, что не сможет убедить своего брата, но примарх Космических Волков проявил необыкновенную дипломатическую гибкость. Он официально объявил о разделении своего легиона на великие роты. Фактически не изменилось ничего, ведь и ранее великие роты легиона были вполне автономны, но это помогло избежать эскалации конфликта.

Также Леман Русс создал орден Волчьих Братьев. Он надеялся со временем использовать новоиспечённые ордена, чтобы окружить Око Ужаса и следить за силами Хаоса. План Великого Волка провалился, так как всех Астартес в новоиспечённом ордене поразили страшные мутации, и его распустили. Тем не менее, Высшие Лорды Терры впоследствии воплотили этот план собственными силами.

Исчезновение Русса

«Из всех примархов судьба Лемана Русса является самой таинственной, ибо сказано, что он исчез без следа десять тысяч лет назад. Одним из краеугольных камней верования Космических Волков является вера в то, что их примарх вернётся для того, чтобы сражаться бок о бок с ними в финальной битве предшествующей концу вселенной.»
– Бальтазар вон Хеппель, адепт Министорума


Никто не знает, что случилось с Леманом Руссом. Одни говорят, что он исчез в Оке Ужаса, пока искал своего старого друга и соперника, примарха Льва Эль'Джонсона. Кое-кто утверждает будто он выполнял секретное поручение от самого Императора, но погиб в битве с Королем Демонов, и его дух затерялся в варпе. Другие молвят, якобы и по сей день, сокрытый от чужих взглядов, он ступает среди людей, наблюдая за ними и защищая от сил Хаоса. Наверняка известно лишь одно: Леман пропал во время пира в честь Вознесения Императора, почти через 200 лет после восхождения отца на Золотой Трон.

Каждые 1 000 лет могучий и древний дредноут, Бьорн Разящая Рука, просыпается от своего сна. Он собирает всех рунных жрецов ордена и пересказывает им все древние саги, проверяя их знание своего наследия. Нижеследующий текст является прямым переводом одной из саг, касательно исчезновения Русса, записанной в 662.М35.

«Пир в честь Вознесения Императора был самым лучшим из всех, что видели Космические Волки. В честь финальной победы Императора над Великим Злом, сотни его сынов присоединились к весёлому разгулу. Факелы вдоль стен горели как звёзды, наши души воспаряли к самому потолку от счастья. Зал дрожал от весёлого смеха и песен. Во главе стола в окружении вернейших друзей сидел сам Волчий Король, Леман Русс.
Великий примарх ещё раз поднялся на огромный стол, тот же самый, на котором он некогда сражался с самим Императором, века назад. Один за другим замолкали другие голоса. Речи Русса были легендарны.
Проходили секунды. Затем минуты. Все глаза были обращены к Руссу, и зал был тих, как могила.
Но примарх не говорил ни слова, и его тело оставалось в неподвижности. Мы, те кто сидели близко к нему, могли видеть что его взгляд был затуманен, а тело сведено спазмом. Медленно тихий шёпот раздался в естественном амфитеатре, все спрашивали, что, во имя глаза кракена, происходит. Наверное, это какая то шутка? Несомненно, в этой тишине, наш примарх громогласно и со смехом потребует ещё эля? Это вызов в каком то роде, или что хуже? Мы не могли сказать, и никто не отважился спросить.
Неожиданно, Русс с грохотом рухнул на колени, погрузив зал в тишину ещё раз. Он повернул голову к своим самым верным соратникам, и тихим голосом, который даже я не мог слышать, отдал приказы. Казалось, что его лицо состарилось, когда он обратился к толпе воинов, и его печальные слова кинжалом вонзились в сердце каждого Волка. Как один, примарх и его свита покинули зал, только я, самый молодой из его приближённых, был оставлен позади.
»
– Из воспоминаний Бьорна


Никто не знает, куда отправился Леман. Космические Волки ждали его возвращения, поэтому каждый год они ставили его стул у огромного стола и наполняли его рог на случай, если он вернётся. Годы шли, а отец так и не подал никакого знака.

Через 7 лет выжившие волчьи лорды собрались и избрали Бьорна своим лидером, наградив его титулом Великого Волка. Он собрал всех своих воинов в зале Клыка и объявил Первую великую охоту. Люди Русса хотели отыскать своего повелителя, даже если бы это заняло всю их оставшуюся жизнь. Таким образом, 12 великих рот сели на корабли и отправились в плавание по морю звёзд, разбредясь по разным направлениям.

Список их деяний слишком длин, чтобы полностью зачесть его даже во время кануна Всезимья, когда рунные жрецы собираются вместе, дабы поведать великие саги. Воины искали Русса во многих местах и на многих планетах: прошли через невероятные бои с чужаками и побороли злобных демонов, рыскали по реальному и потустороннему измерениям, но так и не нашли ни намёка на местонахождение отца. В конце концов воины были призваны на Фенрис, куда они вернулись лишь с рассказами о своих приключениях. Так Первая охота окончилась неудачей.

С тех пор прошло немало великих охот: время от времени Русс появлялся в видениях Великого Волка или рунного жреца и говорил, что время настало. Тогда орден отправлялся в море звёзд в поисках потерянного отца, и начинался новый период бесстрашных подвигов и небывалых приключений. И хотя всякий раз удача отворачивалась от сынов Лемана, воины, вышедшие на великую охоту, наносили решительный удар по врагам человечества. Во время Второй великой охоты Волки заполучили артефакт, который, по слухам, является силовым доспехом Русса; четвертая ознаменовалась раскрытием Кореллианского заговора, имевшего целью кровавое свержение Администратума; девятая привела к уничтожению заражённых генокрадами миров системы Геенна; в период Тринадцатой великой охоты была уничтожена банда космодесантников-предателей, называвших себя Потерянными.

Похоже, когда дух Русса является своим сынам, у него всегда припасено для них какое-то важное задание. Однако никто никогда не знает, что они должны будут исполнить в следующий раз.

Снаряжение

Ульрик Убийца в волчьем шлеме Лемана Русса

  • Волчий шлем Русса — боевой шлем примарха. Каждые сто лет чемпионы Космических Волков устраивают состязания, победитель которых завоёвывает для своей великой роты право носить шлем примарха.
  • Доспех «Элавагар» — боевой доспех Русса представляет собой уникальную силовую броню, чьё происхождение восходит к таинственному периоду ожесточённых войн, скрывающим много из истории легиона в те десятилетия, когда примарх принял командование легионом, и который сейчас описывается в хрониках легиона странными метафорами и зловещими аллегориями, непостижимыми для чужаков. Внутри оболочки доспеха находятся генераторы необычного экзотермического поля, более неизвестного в арсенале технологий Империума. При запуске генераторы выкачивают энергию, особенно тепло и кинетический потенциал, из окружающей среды, создавая вокруг примарха ауру смертельного холода. Этот эффект дал доспеху его фенрисийское имя — «Элавагар», что означает волна убийственной стужи.
  • «Презритель» — некогда обычный болтер легиона «Презритель» был переделан не кем иным, как примархом Вулканом в очень большой, но идеально сбалансированный пистолет, подходящий руке Волчьего Короля. Хотя Русс и его легион в ходе Великого крестового похода держались в стороне от своих товарищей, к этому дару, полученному после совместной ожесточённой кампании на Сан-Катосе, примарх относился с почтением, придерживаясь высокого мнения об оружии и его дарителе.
  • Меч «Горестная Ночь» — меч Русса был известен под многими именами. Для летописцев Великого крестового похода это древнее таинственное оружие звалось «Горестная Ночь» — производное от «Маледика Ноктерум» на высшем готике. Тёмная легенда из Эры Раздора гласила, что в те времена этот клинок переходил от одного полководца и тирана к другому. Но для Волков Фенриса оно всегда было «Мьялнаром» — клыком Волчьего Короля — взятым в битве в качестве купленного кровью приза победы. Меч «Горестная Ночь» — оружие неизвестного происхождения, от этого кровавого и ужасного клинка не могла защитить ни одна броня. Серебристо-белое лезвие меча необъяснимо темнело после каждого убийства, становясь сначала тёмно-красным, а затем непроницаемо чёрным.
  • Дионисийское копьё — копьё, подаренное примарху Повелителем Человечества. На этом копье командиры легиона приносили клятвы верности Волчьему Королю и Императору. Тем не менее, сам Леман Русс не любил копьё, так как считал, что оно приведёт его к собственной смерти, постоянно пытался потерять его или оставить где нибудь, но примарху всегда возвращали подарок. Во время Ереси Хоруса, Леман Русс осознал свой вирд (судьбу) и истинную силу, заключённую в копье Императора, после чего напал на Хоруса и ранил предателя. Рана полученная от копья позволила мятежному примарху, на время, вынырнуть из пучины безумия и вспомнить, что он Хорус Луперкаль — сын Императора, а не марионетка Хаоса. Впрочем, Губительные Силы, через какое-то время, вновь завладели Воителем и окончательно лишили Императора шансов спасти его душу.
«— Где ваше? — спрашивает Вальдор. Его голос хрипит от изнурения. Даже для него произошедшее подобно медленной смерти. Он не может забыть увиденное на «Мстительном Духе», как и то, что было утрачено на тех переполненных Нерожденными палубах.
Русс фыркает.
— Я говорил тебе, что никогда не пользовался им.
— Я вручил вам его лично. Здесь. Перед вашим отбытием.
— И оно сделало то, что ты сказал мне. — Русс смотрит прямо на Вальдора. — Только мой клинок просвещает тех, кого поражает, а не руку, которая направляет его. Был ли от этого какой-то толк? Я не знаю. И теперь никогда не узнаю.
Вальдор опускается, присев на сведенных судорогой мышцах.
— Он ничего не делал без умысла. Семя может расцвести спустя века после насаждения. Я видел это своими глазами.
Русс помрачнел.
— Ты никогда не прекратишь, — пробормотал он. — Даже сейчас, даже здесь, ты продолжаешь повторять эти прописные истины.
— Не стоит так опрометчиво списывать Его…
— Он мертв, Константин! — заревел Русс, наконец, растормошив себя и стряхнув пыль со шкуры. — Все его планы также мертвы. Мы словно псы помочились на них, и теперь галактика смердит нашим следом. Оглянись. Попытайся увидеть этот мир, как его видят те, у кого есть душа. Попытайся, хоть на миг, разозлиться.
Вальдор пытается. Он потакает Повелителю Фенриса и пытается. Но все, что он слышит — это голоса убитых.
— Вы не можете избавиться от него, — тихо произносит кустодий, осознавая опасность своих слов. — Поймите. Когда вы взяли его, на Серафине, вы стали принадлежать ему точно так же, как оно — вам. Оно будет и далее возвращаться. Последует за вами сквозь время, так как его создали для вас и никого иного. Некоторые вещи вечны. Оно одно из них.
Русс опускает плечи. Глубоко вздыхает, и пятна кровавой кислоты пачкают его одежду.
— Ты всегда мирился со своей судьбой, — говорит примарх. — Но я не мог. Я считал, что именно по этой причине Он создал меня таким, какой я есть. Теперь я просто думаю, что мы все порченные. И больше ни в чем не уверен.
По какой-то причине эти слова что-то пробуждают в Вальдоре. Словно из далеких катакомб он слышит эхо голоса, который никогда больше не заговорит.
«Переменчивость и постоянство».
— Вы не изменитесь, — говорит Вальдор. — Как и я. И это не случайно.
Русс больше не слушает.
— Величайший грех на Фенрисе, — бормочет он. — Подвести своего ярла.
А затем Вальдор делает нечто, настолько несвойственное ему, что сам удивляется. Но ведь это время конца одной эпохи и начала другой. И такой момент не сможет взволновать только самую черствую душу.
Кустодий кладет руку на плечо примарха и немного сжимает в знак утешения.
— Еще не все потеряно, Волчий Король, — говорит Вальдор со всей теплотой, на которую способен. — Еще есть место сагам.
»
– Крис Райт «Два метафизических клинка»


Галерея

Источники

Лоялисты ВулканДжагатай ХанКорвус КораксЛеман РуссЛион Эль'ДжонсонРогал ДорнСангвинийФеррус МанусРобаут Жиллиман
Предатели АльфарийАнгронКонрад КёрзЛоргарМагнусМортарионПертурабоФулгримХорус
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.