Warhammer 40000 Wiki
Advertisement
Warhammer 40000 Wiki
3305
страниц
«Истинное величие проявляется не тогда, когда выигрываешь славный бой при свете дня в окружении бравых товарищей, а когда мужественно сражаешься в одиночку в кромешной тьме, без надежды на подкрепление, сознавая, что канешь безымянным в забвение, и всё равно пренебрежительно плюёшь прямо в око ночи.»
– Лев Эль’Джонсон, примарх Тёмных Ангелов, «Отражения в зеркале войны», том III


Лев Эль'Джонсон — был примархом легиона Тёмных Ангелов, одним из двадцати «сыновей» Императора, которых тот создал на заре Империума, сразу после окончания Эры Раздора. После того как капсулы с примархами разбросало по Галактике, один из них оказался на мире смерти Калибан. Этот мир был полностью покрыт джунглями, которые кишели смертоносными хищниками и прочими опасностями. Там мальчика-дикаря и обнаружил Лютер.

История

Лев, сын Леса

Лев в лесах Калибана (фан-арт)

Большинству примархов повезло: их нашли и вырастили люди, населявшие планеты, куда волею судеб занесло капсулы. Судьба Джонсона сложилась иначе. Приземлившись в отдалённом уголке Калибана, он оказался в глухом лесу, за сотни миль от ближайшей крепости. Как Джонсон выжил в ранние годы, остаётся загадкой. По всем правилам он должен был погибнуть через считанные минуты после падения инкубационной колыбели, которое наверняка всполошило всех животных, правивших тем краем. Однако примарх не только уцелел на одной из самых опасных планет в Галактике, но и вырос необычайно высоким и сильным всего за несколько лет. Никто не знает, что он чувствовал в те времена, так как Эль'Джонсон никогда не рассказывал об этом. Точно известно только то, что юный примарх выживал так на протяжении десятилетия. Именно в таком полудиком состоянии примарх впервые встретил других людей.

Рыцари, нашедшие Джонсона, принадлежали к братству, которое называлось просто «Орден». Это объединение, известное своим кодексом чести и бесстрашием в битве, отличалось от других рыцарских собраний тем, что кандидатов туда отбирали по заслугам, а не по родословной. Кто угодно, даже человек низкого происхождения, мог вступить в Орден, и отряды его беззаветных бойцов странствовали по всей планете, оказывая помощь тем, кто в ней нуждался. В ходе одной такой вылазки рыцари и наткнулись на одичавшего человека. Решив, что перед ними зверь, воины уже хотели напасть на него, когда один из них, Лютер, остановил товарищей. Он почувствовал, что существо перед ними — не то, чем кажется на первый взгляд, и рыцари вернулись к цивилизации, взяв с собой рождённого в лесу незнакомца. Из-за внешнего вида и места обнаружения мальчику дали имя Лев Эль'Джонсон, что значит «Лев, сын Леса». Воинов поразило то, как легко Джонсон приспособился к жизни среди людей и как быстро освоил их язык, традиции и науки. Однако найдёныш так ничего и не поведал о том, что происходило с ним в прежние годы.

В стенах крепости-монастыря Ордена примарх влился в человеческое общество. Между ним и Лютером завязалась тесная дружба, несмотря на многие различия. Лютер был харизматичным, Джонсон — замкнутым. Первый действовал скоропалительно и легко менял своё мнение; второй, гениальный стратег, с чрезмерным упорством следовал намеченным планам. Но при всём различии их взглядов воины прекрасно дополняли друг друга, образуя несравненную команду.

В последующие годы Лев и Лютер заняли важные посты в Ордене, и деяния обоих рыцарей вошли в легенды: они охотились на самых жутких зверей Калибана, проводили славные поединки с самыми могучими противниками и показывали себя как блестящие полководцы на полях сражений в самых удалённых областях. Они вместе с Орденом находились на пике славы. Когда Орден разросся и обрёл могущество, Эль'Джонсон и Лютер решили, что пришло время для крестового похода против лесных чудищ — охоты, которая раз и навсегда очистит планету от мерзостных созданий. Благодаря ораторским способностям Лютера воины убедили великих магистров орденов и дворянство Калибана присоединиться к ним. Тем не менее именно несравненные организаторские способности Джонсона позволили провести десятилетнюю кампанию, в ходе которой мир был очищен от ужасных зверей, которые прежде властвовали в тех землях. Для обитателей некогда измученной планеты наступил золотой век.

В знак признания заслуг Эль'Джонсона в победе над монстрами ему пожаловали титул верховного магистра Ордена и всего Калибана. Хотя Лютер и не выразил открытого недовольства, но ничто человеческое не было ему чуждо, и доблестный рыцарь почувствовал укол зависти. Разве он сыграл менее важную роль в том походе? Так было посеяно первое зерно, из которого однажды разрастётся раскол внутри Тёмных Ангелов. Но всё это ждало в будущем, а пока народ Калибана наслаждался почти невиданными прежде миром и спокойствием.

Прибытие Императора на Калибан

Жители планеты не знали, что в то же время Император вёл Великий крестовый поход за объединение человечества. Разведчики, идущие впереди завоевательных армий, обнаружили Калибан, долго пребывавший в изоляции. Вскоре Император воссоединился с очередным потерянным примархом, и их встреча напомнила встречу отца с давно пропавшим сыном. Увидев, чего Джонсон сумел добиться на Калибане, Повелитель Человечества передал ему под командование Тёмных Ангелов — Легионес Астартес, созданных из геносемени Льва, и один из двадцати, произведённых Императором из генетического материала примархов.

В тот момент Эль'Джонсон увидел возможность принести надежду человечеству по всей Галактике. Калибан стал домом Тёмных Ангелов, и весь Орден вступил в их ряды. Достаточно молодые рыцари прошли имплантацию геносемени и переродились в космодесантников. Те же, кто был слишком стар, прошли частичную трансформацию. Хотя эти бойцы не могли сравниться в силе, проворстве и выносливости с настоящими Астартес, они заняли почётное место среди элитных воинов Императора. Первым членом Ордена, прошедшим такую операцию, стал Лютер, который сохранил пост заместителя Льва.

Великий крестовый поход и Ересь Хоруса

Лев Эль'Джонсон, примарх Тёмных Ангелов во время Великого крестового похода

Примарх и его Тёмные Ангелы вместе с Императором продолжили битву за господство человечества в Галактике. Однако после первых кампаний Лютера отослали на Калибан, готовить новое поколение рекрутов. Новые обязанности — безусловно, важные, — совершенно не подходили ему по характеру. Для Лютера возвращение на родину казалось чем-то вроде разжалования.

Множество войн против орков, альдари и более скверных существ отгремело во время Великого крестового похода. Даже некоторые человеческие планеты отказывались покориться Императору, поскольку не доверяли ему. Многие из них были населены достойными людьми с ошибочными воззрениями, но попадались и тираны, жадные до власти. Худшие из них внимали нашёптываниям из варпа и, поддаваясь воле демонов, выступали во имя Тёмных богов на битву против человечества. Легионы космодесантников боролись с бесконечными ордами врагов, но не ведали сомнений в победе, ибо Легионес Астартес были могучи, а их повелители — почти неуязвимы.

В ту тяжёлую эпоху примархи ступали по планетам, словно живые боги. Гремели чудовищные баталии и кровавые побоища, но находилось место благородным деяниям и надежде на лучшее. После долгой и тёмной Эры Раздора перед человечеством впервые забрезжило светлое будущее. Все легионы отлично показывали себя, но среди их командиров-примархов наибольшее расположение Императора заслужил Хорус. Хотя он считался первым среди братьев, были и другие, не уступавшие ему: Джагатай Хан из Белых Шрамов, виртуоз молниеносных ударов; ангелокрылый Сангвиний, чистый сердцем; Леман Русс из Космических Волков, неукротимый и смелый. И, разумеется, угрюмый Лев Эль'Джонсон, который скрывал за молчанием великую мудрость и в гневе не знал себе равных.

В те годы не велись записи о победах, одержанных Тёмными Ангелами, но известно, что Лев заслужил всеобщее признание благодаря своему тактическому гению и упорству легиона. Это приводило в ярость Лемана Русса, брата и соперника Эль'Джонсона: фенрисец не мог смириться с тем, что другой примарх превзошёл его по числу триумфов. Только один полководец достиг больших успехов — Хорус, повелитель легиона Лунных Волков. За такие заслуги он получил титул Воителя и стал главнокомандующим всех имперских армий, а также обрёл власть над всеми примархами. Слухи о героических подвигах Джонсона достигали и родного мира легиона, где Лютер выполнял свой долг, чувствуя себя обделённым славой. Роль планетарного губернатора казалась ему все более унизительной.

Тёмные Ангелы и Лев Эль'Джонсон во время Ереси Хоруса

Затем свершилось кошмарное предательство — Ересь Хоруса, гражданская война, грозившая разрушить новорождённый Империум. Перед тем как показать своё истинное лицо, примарх Лунных Волков приказал легионам, наиболее стойким в своей преданности Императору, отправиться на дальние театры военных действий. Вследствие этого Кровавые Ангелы, Ультрамарины и Тёмные Ангелы просто не имели возможности подавить мятеж в зародыше.

Бессчётные легенды сложены о тех временах потрясений, но ни одна из них не передаёт всего ужаса и паники, что охватили Империум. Восставали целые системы, и сложно было отличить друзей от врагов. До того, как варп-штормы нарушили связь, с Калибана поступило предупреждение о волнениях на планете. Пока Император бился с Хорусом на Терре, Лев Эль'Джонсон и Леман Русс, примарх легиона Космических Волков, предположительно сражались вместе вдали от колыбели человечества. И как только сведения о случившемся дошли до них, Лев, рассудивший, что в Тёмных Ангелах больше всего нуждаются на Терре, спешно направил свой флот на помощь Императору, и так оба генерала двинулись к Терре. Путь их пролегал через беспокойный эфир, западни демонов и предавших легионов, ибо половина войск Легионес Астартес восстала по наущению Хоруса. Добравшись наконец до орбиты Тронного мира, они поняли, что опоздали. Самое худшее уже свершилось. Армии Хаоса были повержены, но Империум лежал в руинах, а Повелитель Человечества получил смертельную рану.

Лев и Волк

Поединок Льва и Волка (фан-арт)

Несмотря на свою верность Империуму, космодесантники не всегда могут найти общий язык. Соперничество произрастает из проблемных областей и разделяет тех, кто раньше сражался плечом к плечу. Так стали соперниками Космические Волки и Тёмные Ангелы.

Во время приведения к Согласию, Тёмные Ангелы оказывали Космическим Волкам поддержку на одной из планет. Правитель планеты нанес Леману Руссу оскорбление, которое требовало от примарха лично покарать обидчика. Перед атакой, примархи договорились, что Волчий Король лично убьёт непокорного правителя на что Лев Эль'Джонсон согласился. Два легиона под предводительством своих примархов взяли штурмом башню, где и находился тот самый правитель. Примарх Тёмных Ангелов, не забывший свой договор с братом, решил не спешить разделываться с вражеским лидером и дождаться Лемана, который внезапно исчез среди битвы, никого не поставив в известность (поступило сообщение о мутации одного из воинов VI-го легиона в кровожадного зверя «вульфена», Волчий Король не хотел, чтобы об этом узнали Тёмные Ангелы и навлечь позор на свой легион). Решив собственное дело, Леман Русс ворвался в тронный зал и увидел, как не дождавшийся его Лев Эль'Джонсон обезглавил мирового лидера. В ярости от того, что Лев нарушил уговор, Волчий Король подошел к брату и нанёс ему удар в челюсть. Последовавшая за этим схватка продолжалась долгое время, пока Русс наконец не осознал, насколько по-детски выглядела их драка, и не начал смеяться. Лев подумал, что Космический Волк смеётся над ним и одним ударом нокаутировал своего противника, а затем покинул планету вместе со своим легионом.

Легионы (и их одноимённые ордены) не забыли своего наследия и сохраняют напряженность в отношениях. Хотя ордены и сражались вместе много раз, клятвы, принесённые их прародителями, привели к возникновению традиции дуэлей. Каждый раз, когда два ордена встречаются, со стороны каждого из них выбирается по чемпиону, и они встречаются на дуэли, обычно не заканчивающейся смертью одного из бойцов.

Падение Калибана

После Ереси Хоруса выжившие лоялисты укрепили пошатнувшийся Империум. Тёмные Ангелы приняли активное участие в военной кампании, позже названной Великим Очищением. Преследуя мятежников, легион оказался поблизости от Калибана, который был отрезан варп-штормами с начала Ереси, и глазам Льва Эль'Джонсона предстал заключительный акт предательства.

Прошло много лет с тех пор, как примарх последний раз бывал на Калибане, и потому он очень хотел снова увидеть родину, но на орбите флот Тёмных Ангелов встретили шквалом огня защитных лазеров. Звездолёты взрывались и падали на поверхность, словно огромные кометы. Несмотря на внезапность атаки, Джонсон, обладавший сверхчеловеческими рефлексами, успел отвести остатки флота на безопасное расстояние. Ошарашенный произошедшим, Лев попытался выяснить, что случилось.

Экипаж захваченного торгового корабля вскоре дал ответы на интересующие вопросы. Как оказалось, за прошедшие десятилетия ростки зависти в сердце Лютера дали всходы. Распространяя свою злобу, воин отравил умы тех, кто находился под его началом, и разложил несколько поколений новобранцев. Его великолепный ораторский дар вселил в их сердца всепоглощающую ненависть к новому Империуму. Как и Хорус, Лютер был совращён: его уязвлённая гордость открыла путь для Тёмных богов.

Ярость Льва и уцелевших Тёмных Ангелов-лоялистов не знала предела. Они с боем прорывались через Галактику, но не успели спасти Императора. Тем не менее они думали, что Губительные Силы повержены, но обнаружили их в родном мире в обличье братьев, восставших против них. Понемногу осознавая весь ужас ситуации, Джонсон составил план боевых действий. Битва началась с массированного орбитального обстрела, который сокрушил оборонительные системы и загнал предателей в их крепости-монастыри, прикрытые энергетическими щитами.

Понимая, что один хирургически точный удар может закончить сражение, примарх лично возглавил штурм крупнейшей цитадели старого Ордена. Он знал, что найдёт там Лютера, и так два бывших соратника сошлись лицом к лицу. Хотя Лев обладал неимоверной мощью, шансы противников были равны, так как навыки Лютера многократно преумножились благодаря нечестивым дарам Тёмных богов. Закипела поистине титаническая битва. Когда неприятели обменивались ударами, монастырь содрогался, и обломки кладки рушились вокруг. Снаружи флот Тёмных Ангелов бомбардировал Калибан, и на месте других крепостей возникали кратеры диаметром в несколько миль. Из трещин в планетарной коре выплёскивалась раскалённая магма. Мир распадался под огнём Тёмных Ангелов, но ослеплённые гневом воины не видели, какое опустошение несут.

Пока планета разваливалась на куски, противостояние Джонсона и Лютера достигло апогея. Обессилев от долгой схватки, изменник пошатнулся и открылся для удара. Однако, несмотря на всю свою злость, Лев не смог нанести решающий удар бывшему другу. Пока он колебался, Лютер провёл сокрушительную психическую атаку, от которой смертельно раненый примарх рухнул на колени. Когда умирающий Лев из последних сил пытался подняться, с глаз Лютера словно спала пелена: он понял, какую роковую ошибку совершил. Он был повинен в тройной измене: он предал друга, Тёмных Ангелов и Императора. Правда оказалась невыносимой для разума Лютера, и он упал рядом с изнемогающим Эль'Джонсоном, испустив вопль ужаса и отчаяния, который эхом отозвался в варпе.

В тот миг боги Хаоса поняли, что их замыслы снова разрушены. Они издали отчаянный вой, и каждый псайкер в Галактике повалился на колени. Так силен был этот крик, что он разорвал ткань реальности, и разыгравшийся варп-шторм поглотил руины Калибана. Всех «Падших» Тёмных Ангелов, что служили Лютеру, затянуло с разбитой поверхности планеты в Эмпиреи и разбросало по времени и пространству. Мир, ослабленный непрерывной бомбардировкой, окончательно разлетелся на куски во взрыве апокалиптической мощи.

Только одна часть Калибана уцелела в вихре, затащившем обломки планеты в Имматериум. Полуразрушенный монастырь, укрытый древними энергетическими щитами, одиноко дрейфовал в космической пустоте на массивном фрагменте скальной породы. Тёмные Ангелы высадились на этот обломок и содрогнулись от ужаса, увидев, что сотворили с родным миром. В центре безжизненной пустоши они нашли Лютера, окровавленного, скорченного и лишённого памяти; воинам так и не удалось вырвать хоть какие-нибудь ответы из того, кто когда-то был лучшим другом Эль'Джонсона.

Лютер снова и снова твердил одни и те же слова: примарха забрали Смотрящие-во-тьме, и однажды он вернётся, чтобы простить Лютеру его страшные грехи. От могучего Льва Эль'Джонсона не осталось и следа.

Снаряжение

Lion El'Jonson (Great Crusade).png

  • Меч Льва — именно этим мечом Лев сражался с Лютером. Тогда он был сломлен пополам и вынесен с гибнущего Калибана Сайфером, который хранит его и по сей день. Некоторые из Тёмных и Падших Ангелов верят, что если принести меч к Золотому Трону, то два фрагмента воссоединятся, и это будет означать что Император простил Падших Ангелов за события тех дней.
  • Волчий Клинок — чёрный матовый цепной меч, который Лев нашёл в недрах древней крепости рыцарей Ордена Альдураха на Калибане. Меч был безымянным, но примарх решил нарекнуть его «Волчьим Клинком». Этим мечом Эль'Джонсон сразил огромное количество врагов и монстров на Калибане. А когда прилетел Император, примарх взял меч с собой в Великий крестовый поход. Несмотря на то, что он пользовался чаще другим оружием, «Волчий Клинок» всегда был рядом.
  • Львиный Шлем — древний артефакт, принадлежавший, по слухам, самому Льву Эль'Джонсону. Как и обо всех унаследованных реликвиях, связанных с могучим примархом Тёмных Ангелов, о ней заботятся Смотрящие-во-Тьме. Шлем создает мощное силовое поле, защищающее Верховного великого магистра ещё с той поры, когда Тёмные Ангелы были легионом. Надеть этот шлем — значит взять на себя полномочия Льва и повести Тёмных Ангелов к победе, или же погибнуть на пути к ней.

Галерея

Источники

Лоялисты ВулканДжагатай ХанКорвус КораксЛеман РуссЛион Эль'ДжонсонРогал ДорнСангвинийФеррус МанусРобаут Жиллиман
Предатели АльфарийАнгронКонрад КёрзЛоргарМагнусМортарионПертурабоФулгримХорус
Advertisement