ФЭНДОМ


Inquisitor Kryptman
«Невозможно учитывать судьбу одного человека, сотни или даже тысяч. Жизни миллиардов будут зависеть от наших действий, и мы не можем позволить себе роскошь подсчитывать их цену»
– Криптман, лорд-инквизитор Ордо Ксенос


Нет более противоречивой фигуры в рядах Инквизиции, чем инквизитор Криптман.

Его великие деяния начинаются с древних времен, и уважение всей Инквизиции он заслужил за предвидение и осуждение Махарийской Ереси. Но в истории имя Криптмана навечно будет ассоциироваться отнюдь не с еретиками, раскрытыми заговорами и уничтоженными культами...

В году 745.М41 инквизитор Криптман начал собирать информацию об аномалиях в дальних системах юго-востока Галактики. Адепты-исследователи смогли предоставить инквизитору лишь минимальное количество сведений по поводу потери связи с мирами, но собранные ими данные убедили инквизитора, что аномалии имели ярко выраженную тенденцию. И тенденция эта отчетливо указывала на «продвижение» неизвестного феномена к конкретной системе. Системе Тиран.

Именно Криптман, обратившись к Совету своих соратников, отбыл для расследования. Хоть он и опоздал, найдя опустошённую планету, но ему удалось прояснить ситуацию, завладев накопителем данных, обнаруженным в глубинах планеты. Он первым запротоколировал такое явление как «Тень в Варпе» и дал имя новой угрозе Империумутираниды.

Незамедлительно приступив к действиям, инквизитор использовал телепатическую матрицу с поглощенной тиранидами системы Тандрос. С красными от перенапряжения глазами, астропат отсылал в Ордо Ксенос запись с погибшей системы и отчет Криптмана, он принял приказ Лордов Ордо Ксенос — немедленно выдвинуться к планете Макрагг в системе Ультрамар для обнаружения и уничтожения флота тиранидов.

Несмотря на предостережения Криптмана, Марней Калгар, Магистр ордена Ультрамаринов, не был шокирован поглощением близлежащей планеты-сада Прандиум. В это же время инквизитором было выдвинуто предположение о наличии Совокупного Разума тиранидов.

Вся информация о деятельности Криптмана после победы на Макрагге либо отсутствует, либо в высочайшей степени засекречена. Также теряется след инквизитора во время вторжения флота-улья Кракен, хотя именно он предупредил о вторжении, после расследования на Мире Кендрика, однако нет никаких сомнений, что в это время именно Криптманом был произведен тщательнейший анализ собранных данных о контактах с вражескими флотами и связи генокрадов с тиранидами. Одна из немногочисленных сохранившихся записей свидетельствует об интенсивном взаимодействии Криптмана с инквизитором Чеваком с целью исследования особенностей эволюции тиранидов.

След инквизитора вновь обнаруживается в 997.М41, когда была потеряна связь с несколькими системами сегментума Темпестус. Задолго до того, как Ордо Ксенос обратил внимание на это происшествие, Лорд-инквизитор уже собирал слухи и все доступные крупицы информации о причастности к этому тиранидов. Сражаясь с пришельцами более чем две с половиной сотни лет, Криптман прекрасно осознавал способности тиранидов к адаптации и эволюции. Все эти факторы привели к печально известным Поискам Криптмана, великому астротелепатическому прорицанию, в ходе которого удалось установить связь со всеми задокументированными мирами на окраинах Империума. В процессе Поисков дюжины высокопоставленных астропатов буквально выжгли свой разум от перенапряжения в попытках связаться с широко раскинувшимися мирами, с некоторыми из которых связь не поддерживалась столетиями. По мере того как недели складывались в месяцы, список миров, не ответивших на зов, стал из частей головоломки выстраиваться в ясную картину, Криптман оказался в состоянии предсказать появление флота тиранидов, равного которому не было в истории Галактики — флота-улья Левиафан.

Эта картина погрузила обычно невозмутимого и хладнокровного инквизитора в мрачные раздумья. Была потеряна связь с мирами в сегментумах Ультима, Темпестус, Солар, что явно указывало на наступление галактических масштабов, которое уже поглотило миллиарды жизней. И самым опасным было то, что это наступление приходилось прямо по незащищенному «животу» Империума, а не по закаленному в боях Восточному Пределу.

Более того, флот такого масштаба отбрасывал в варпе Тень небывалой силы. Криптман понимал, что флот просто отрежет связь мирам, и силы, способные придти на помощь, просто не узнают о нападении. Венчала эту гору проблем самая чудовищная — Левиафан направлялся прямиком к сердцу сегментума Солар. Терре. Трону Бога-Императора.

Дальнейшие странствия Криптмана привели его в систему Тарсис Ультра, где он лично вёл в бой карательные команды. Древний инквизитор сыграл одну из ключевых ролей в защите планеты. Когда отряд Уриэля Вентриса захватил живого ликтора, именно член штаба Криптмана смог разработать генный яд, способный опустошить ряды тиранидов. Уриэль Вентрис лично возглавил Караул Смерти и доставил биотоксины в сердце вражеского флота — к королевам Норн, что привело к уничтожению сил пришельцев. И, в свою очередь, привело к снятию Тени с близлежащих систем.

Однако Криптман не мог находиться одновременно везде. С каждым поглощённым миром флот тиранидов набирался сил. К тому же, из-за передислокации сил Ультрамаринов, пограничные миры были захвачены орочьим Waaagh!, ведомым Архиподжигателем Чарадона.

Далее последовала цепь событий, по поводу которых имперские историки будут спорить ещё сотни лет.

С мрачной решимостью, Криптман отдал приказ о создании галактического кордона. План заключался в эвакуации пограничных миров и вывозе всех доступных материалов, имея целью оставить флот тиранидов без достаточного количества ресурсов. Инквизитор надеялся выиграть время для подхода Боевых Армад Солар и Темпестус. Все миры, находящиеся под атакой в пределах действия кордона на момент высадки основных сил тиранидов, должны быть подвергнуты Экстерминатусу. Криптман тем самым вынудил тиранидов терпеть колоссальные потери и тратить огромные усилия на захват мира для того лишь, чтобы после высадки на планету быть испепелёнными циклонными торпедами и вирусными бомбами. Этим решением Криптман обрёк на сожжение миллиарды. Так, одним росчерком пера, был совершен величайший акт геноцида со времен Ереси Хоруса.

Решение оставить сотни миров перед вторжением инопланетян в Экклезиархии было встречено яростным осуждением. Множество влиятельных инквизиторов требовали отлучения Криптмана и немедленного объявления его предателем. Когда оставленные миры были заняты орками, противники инквизитора объявили его сверхрадикалом, отступником и глупцом.

Был издан эдикт Карта Экстремис, лишавший Криптмана всех титулов и вынудивший его скрываться, будто закоренелого преступника. Действия инквизитора могут быть спорными, но нельзя опровергнуть очевидное — скорость продвижения Левиафана снизилась до черепашьей, и даже менее.

После эвакуации мир Тесла Прим, ранее находящийся под контролем Адептус Механикус и служивший полигоном для испытаний новейшего оружия, пал перед ордами орков. Сполохи и взрывы были видны даже из космоса, когда зеленокожие развлекались со своими новыми, но не всегда надёжными, «игрушками».

Когда же огромные биокорабли обрушились на Тесла Прим, то обнаружили больше, чем рассчитывали. Картины яростной битвы между тиранидами и орками были переданы оставшимися верными Криптману астропатами. Обе расы чужих несли катастрофические потери, выжимая соки друг из друга. Эта информация оказалась жизненно важной для дальнейших действий инквизитора.

Несмотря на разрыв контактов с Инквизицией, Криптман не мог бросить миры, находящиеся на пути следования тиранидов, на произвол судьбы. Битва при Тесле Прим и захват живого пришельца убедили инквизитора, что всё же существует способ замедлить, а может быть и совсем остановить продвижение Левиафана без огромных человеческих потерь.

Криптман и оставшийся преданным ему отряд Караула Смерти выдвинулся на путь следования флота тиранидов. Их цель состояла не в защите атакованных миров или нападении. Инквизитор осознавал, что флот таких размеров не остановить даже совместными усилиями Боевых Армад секторов.

Целью был мир Карпатия, уже объявленный Потерянным инквизиторами, назначенными на место Криптмана. Там Караул Смерти предпринял чрезвычайно опасную операцию по захвату выводка генокрадов в стазисное поле и доставке их на корабль. Древний инквизитор лично вёл своих воинов в бой и, несмотря на значительные потери, отряд вернулся на ударный крейсер со своим смертельным грузом.

Неделей позже, космический скиталец «Гибельное Пламя» вышел из варпа прямо на пути следования «Левиафана». Криптман высадил захваченных генокрадов глубоко в скитальце, с безопасного расстояния отключив стазисное поле. Использовав телепортеры, инквизитор переправил мегатонны взрывчатки в центр близлежащей луны под названием Гейст. Произведённый взрыв не только расколол луну, но и изменил курс космического скитальца таким образом, что теперь его путь лежал прямиком в систему Октариус, в которой широко раскинулась империя орков. Варварская империя была вечной занозой для Империума и своими размерами не уступала Ультрамару.

Прошло немного времени и мародёры орков, в попытках разграбить космический скиталец, были атакованы генокрадами. Назад они вернулись с более чем необычными трофеями. Генокрады процветали в кишащей жизнью местности, заражая захваченные орками города-ульи. Хотя изначальный выводок был истреблён озлобленными дикарями, зараза успела расползтись практически по всей империи орков.

Выводки уничтожались, но психический сигнал был такой силы, что, к великому облегчению имперского командования, изголодавшийся флот-улей Левиафан изменил направление движения.

Война между орками и тиранидами бушевала по всему сектору, и даже по сей день ей не видно ни конца ни края. Две расы инопланетян вцепились друг другу в глотки в бойне астрономических масштабов.

Но среди Инквизиции присутствовали и те, кто осознавал далеко идущие последствия этой авантюры. Хотя план Криптмана увенчался успехом, и чужаки озабочены лишь взаимным истреблением, обе расы живут войной. Существует вероятность того, что Левиафан выйдет из конфликта во много раз сильнее, поглотив огромное количество биомассы орков, а те, в свою очередь, станут больше, сильнее и хитрее. Однако этим суждениям ещё предстоит подтвердиться или быть опровергнутыми. Сейчас же ясно одно: усилиями древнего инквизитора Империум выиграл самый важный из ресурсов — время, а орки с тиранидами лишь истощают друг друга в не затухающей ни на секунду войне. Сейчас имя Криптмана прочно ассоциируется с тиранидами и никто не может оспорить утверждение, что нет во Вселенной существа, более разбирающегося в этих предельно чуждых человеческому разуму творениях, чем древний инквизитор.

И только история сможет рассудить, кем был инквизитор Криптман — величайшим преступником, погубившим миллиарды жизней, или спасителем Империума, избавившим человечество от участи быть сожранным вечно голодными пришельцами.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.