ФЭНДОМ


«Если музыка питает душу, то что питают крики?»
– Конрад Кёрз, Ночной Призрак


Конрад Кёрз (в иных источниках «Конрад Курц»), «Ночной Призрак» — один из двадцати примархов, созданных Императором Человечества. Как и его генетический брат, примарх Сангвиний, Кёрз обладал способностью видеть будущее. Ночной Призрак и Великий Ангел были сильными псайкерами-оракулами.

История

Прозванный Ночным Призраком людьми его родного мира Нострамо, Конрад Кёрз с самых ранних дней имел мрачную славу. Возмужавший на улицах погружённого в ночь города, где властвовали преступники, а развращённые господа наслаждались красивой жизнью, Кёрз вершил своё собственное кровавое правосудие. Ночной Призрак навёл порядок на Нострамо, установив власть ужаса над тиранами и преступниками. Когда наконец прибыл Император, Кёрз уже предвидел свою жизнь, свою роль примарха и свою неминуемую гибель. Его сознание никогда не оставляли мрачные видения ужасов, которые вскоре захлестнут галактику.

Получив под командование VIII легион, который он назвал Повелителями Ночи, Кёрз принялся распространять свои исключительно грандиозные идеи порядка и правосудия по всей галактике. Мир за миром сдавались кровавым завоевательным кампаниям Ночного Призрака. Примарха так боялись, что одного упоминания о его прибытии часто было достаточно, чтобы подавить восстание и устранить неповиновение. Набор рекрутов из сильнейших представителей населения Нострамо наводнил ряды легиона убийцами, столь же жестокими, как и их примарх. Его завоевания всё больше были направлены не на избавление от предрассудков об ужасах Эры Раздора, а на пролитие крови тех, кто по его мнению этого заслуживал. Тем временем о предательстве Воителя стало известно потрясённому Империуму Человечества. Конрад Кёрз и его легион уже по сути были ренегатами и балансировали на грани осуждения самыми высокопоставленными чиновниками владений Императора.

Ночной Призрак и его мрачное семейство полностью скомпрометировали себя, раскрыв своё предательство в зоне высадки на Истваане V. Жажда правосудия Повелителей Ночи была оценена трагически неверно, когда они по приказу Императора высадились во второй волне легионов, которым было поручено призвать к ответу Сынов Хоруса, Гвардию Смерти, Пожирателей Миров и Детей Императора за их предательство. Кёрз уже сделал выбор в пользу Воителя Хоруса, и его жестокий гнев был направлен не на предателей, а на собственных братьев и их легионы. В середине развернувшейся резни в самый пик бойни, Конрад Кёрз лицом к лицу сошёлся со своим ненавистным братом Кораксом из Гвардии Ворона, и это был каприз судьбы, что смерть обошла стороной ещё одного сына Императора на проклятой земле Истваана V.

Ночной Призрак

«— Ты думаешь, что умеешь держать свой гнев под контролем, потому что один раз столкнулся с ним, стал бороться и победил. Может, ты прав, брат. Может, ты действительно подчинил монстра, который сидит во всех нас. Жиллиман с ним никогда толком не сталкивался. Его дорогая старушка Ойтен всегда была рядом и держала за ручку, когда он боялся. Он прятал страсть под пластом льда и расчетов, пока мамочка гладила его по голове. Хоть кто-нибудь позаботился о Ночном Призраке, когда он дрожал в темноте? Меня вышвырнули одного в темный ад. — Его голос звенел от эмоций. — Я испытывал нужду, которая тебя бы уничтожила. Я видел, как сильные истязают слабых. Насилуют, калечат, пожирают. И я бился, бился в ярости, я пытался, Сангвиний. — Он протянул к нему руку. — Я так пытался все это исправить. — Рука сжалась в кулак. — Пока не осознал, что сражаюсь против истинного порядка вещей во вселенной. Поняв, что не могу победить страдание, я также понял, что меня создали, чтобы я довел его до совершенства. Мы рождаемся, страдаем и умираем. Мы не можем это изменить и не можем выбирать, какими нам быть. Все было определено с самого начала, давным-давно. Как ты не понимаешь эту простую истину?»
– Ночной Призрак в диалоге с Сангвинием (Гай Хейли, «Фарос»)

Ребёнок, который впоследствии стал известен под именем Конрада Кёрза, впервые был замечен на месте крушения модуля на ночной планете Нострамо. В коре планеты находилось большое количество адамантия, который широко использовался в местной промышленности и приносил планете доход. Большая часть населения жила в крайней нищете, работая на шахтах; богатые, в то же время, беспощадно их эксплуатировали. Преступления оставалась без расследования, масштабно росло количество самоубийств, которые сдерживали чрезмерный рост населения.

В отличие от многих примархов, Конрад Кёрз не был найден местными. Он был вынужден обеспечивать себя пищей, охотясь на диких зверей, выживая лишь благодаря сверхчеловеческой силе и выносливости. Множество животных как раз обитало в огромном заброшенном городе Нострамо Квинтус. Кёрза постоянно преследовали видения самого мрачного развития событий, которые стали его проклятием на протяжении всей жизни.

Во время молодости примарх быстро вверг себя в разрушительный цикл преследований и убийств, в основном преступников из числа населения Нострамо. Он начинал с малого, занимаясь расследованием событий, которые, по его мнению, были неправильными, но быстро переходил всякие границы и начинал жестоко преследовать всех сопричастных, а потом уничтожать их.

Позже пропало несколько высших коррумпированных чиновников, а следом за ними многие лидеры преступных организаций начали исчезать при схожих обстоятельствах. Некий жестокий садист разрезал тела преступников на части, и затем выставлял их на всеобщее обозрение. Вскоре трупов стало так много, что они перегородили городскую канализацию. Множество пострадавших были так сильно избиты и искалечены, что идентифицировать их не представлялось возможным.

В течение года количество преступлений около Нострамо Квинтус упало практически до нуля. Общество изменилось, большинство граждан добровольно стали законопослушными, а матери пугали своих детей-бандитов, что если они продолжал совершать преступления, то Ночной Призрак придёт за ними. Это прозвище стало общепринятым для обозначения тёмного создания, которое постоянно пребывало в городе и потрошило всех, кого считало порочным, острыми когтями.

Ночной Призрак принёс надежду на справедливость жителям своего мира, но в то же время был объектом постоянного страха и ненависти. Когда пришло время, он открыто явился аристократии и стал правителем города, Тёмным Королём Нострамо и Последним Судьей. Основной своей задачей Ночной Призрак поставил сбор знаний, и прослыл мудрым и великим правителем. Но спокоен он был лишь до тех пор, пока не слышал о какой-либо несправедливости. Тогда он восставал словно тень и преследовал преступников, жестоко лишая их жизни. Все жители планеты начали следить за соблюдением закона, опасаясь, что рано или поздно Кёрз прийдет за ними.

Прибытие Императора

Вскоре после прихода Ночного Призрака к власти, Великий крестовый поход достиг звёздной системы Нострамо. Прибытие Императора Человечества было предсказано в истории Нострамо. Местные жители верили, что его приход означает скорое падение планеты.

Император высадился на Нострамо и возглавил пешую делегацию, прибывшую в Нострамо Квинтус. Население Нострамо, привыкшее к постоянной и всеобъемлющей тьме, не могло даже посмотреть на сиятельного Императора. Люди страдали, когда Его великий свет отражался от луж и дождя, который вечно ниспадал на Нострамо. Но Ночной Призрак стоял у своего дворца, ничего не боясь, и ожидая, прибытия делегации. Когда же те подошли, на него накатило столь страшное и мощное видение, что в неподдельном страхе он возжелал выбить себе глаза, лишь бы не видеть ужасающее, внушающее страх жуткое видение, но Император остановил его. Подойдя к сыну Он назвал его Конрадом Кёрзом и успокоив сказал, что пришёл забрать его с собой.

«Армия разом остановилась, все четверть миллиона солдат замерли в один миг. Четверо гигантов выступили вперед. Их возглавляло сияющее божество.
Первый полубог, облаченный в кованое золото, склонил беловолосую голову в величественном жесте признания. Король приветствовал равного себе.
— Я — Рогал Дорн, — произнес он.
Ночной Призрак не ответил. У него перед мысленным взором стояла сцена смерти гиганта. Его опрокидывала наземь сотня убийц в темном туннеле. Ножи и мечи были влажными от крови воителя.
На втором гиганте был узорчатый серый доспех, покрытый гравировкой из десятков тысяч слов, словно некий ученый исписал камень пером. Воин кивнул выбритой татуированной головой, также покрытой надписями — золотыми буквами на загорелой коже.
— Я — Лоргар Аврелиан, — сказал он. Голос Дорна был размеренным, величавым и требовательным, его же звучал, будто гимн. — Мы искали тебя, брат.
В его доброжелательных глазах была скорбь — скорбь при виде темного города, его болезненных жителей и свидетельств их бесцветного и изнурительного существования.
Ночной Призрак снова промолчал. Он видел, как воин кричит в пылающие небеса, увенчанный психическим пламенем.
На третьем из гигантов был клепаный черный доспех. Его руки были из твердого серебра, однако обладали таким рельефом и подвижностью, словно являлись живыми конечностями. Голос скрежетал сталью, словно недра завода.
— Я — Феррус Манус, — произнес он. Его глаза были темными, однако в них отсутствовала холодность.
Ночной Призрак продолжал хранить молчание. Он видел, как голову воина держат за пустые глазницы закованные в броню чужие пальцы.
Броня последнего колосса была раскрашена в фиолетовый цвет чужеродного заката. У воина были длинные серебристые и прекрасные волосы. Он был единственным, кто улыбался, и единственным, кто встретился с Ночным Призраком глазами с теплотой во взгляде.
— Я — Фулгрим, — сказал этот последний из властителей. — Рад, наконец, встретить тебя, брат.
Ночной Призрак все еще молчал. Он видел лишь мимолетный образ этого гиганта. Тот постоянно смеялся и ускользал, никогда не показываясь полностью.
Бог шагнул вперед, широко раскрыв объятия, и набрал воздуха, чтобы заговорить.
— К…
Первый же звук поразил Ночного Призрака, словно вонзившееся в сердце копье. Он рухнул на колени, судорожно силясь вдохнуть. На оскаленных зубах повисли нитки слюны. Кровь хлынула из разорванного сердца, равно как и из перерезанного горла. Сжимающиеся на шее руки не могли сдержать струю. Вся его жизненная сила хлестала наружу текучим потоком, который обжигал холодные пальцы. Изнутри на глаза обрушивались образы убийств.
Он ощутил, как на голову легла рука. По этому сигналу боль мгновенно прошла, и в миг милосердия к нему вернулся рассудок. Ему не перерезали горло. Сердце не разорвалось. Ночной Призрак взглянул вверх и увидел, как безликий и неподвластный времени золотой бог меняет облик на человеческий. Лицо человека-божества могло принадлежать любому мужчине с любого из миллиона миров. Оно одновременно принадлежало им всем. Апофеоз Человека.
— Успокойся, Конрад Керз. Я пришел, и намереваюсь забрать тебя домой.
Ночной Призрак поднял руку и отбросил с изможденного лица потные волосы.
— Меня зовут не так, отец. Мои люди дали мне имя, и я буду носить его до самой смерти.
Он поднялся на ноги, не желая стоять на коленях.
— И мне очень хорошо известно, что ты готовишь для меня.
»
– Аарон Демски-Боуден, «Принц Воронья»


Великий крестовый поход

Night Haunter 8th Ed

Конрад Кёрз (портрет из 8-й редакции)

После прохождения обучения у Фулгрима он возглавил Восьмой легион космического десанта, который Конрад Кёрз назвал Повелителями Ночи. Легион быстро отметился во многих битвах, и многим стало понятно, какой тактики придерживается примарх. Повелители Ночи использовали для достижения своих целей ужас и запугивание; там, где другие шли напролом, Повелители Ночи использовали тактику диверсий и психологической войны, нападая из тени и уволакивая во тьму одного врага за другим.

Конрад Кёрз поощрял желание своих сынов отметить броню символами, которые должны были внушить страх врагам. Подобная тактика оказалась крайне эффективной. Достаточно часто хватало одних лишь слухов о предстоящем прибытии на планету Повелителей Ночи, чтобы местные власти прекратили все преступления, уничтожили всех мутантов и предполагаемых изменников.

После обретения примарха Повелители Ночи восполняли потери рекрутами, которые отныне набирались из числа жителей Нострамо, но в отсутствие своего беспощадного правителя многие его обитатели вновь пали в преступность и деградацию, так сильно довлевшую над ними до прибытия примарха. Представители криминалитета были единственными, кто сохранял достаточную физическую силу и здоровье, позволявшие пройти возвышение в Легионес Астартес. Подобное положение вещей не могло не отразиться на духе легиона. Из-за падения дисциплины Конрад Кёрз начал терять над ним контроль, а вновь навалившиеся страшные видения, постоянно увеличивавшие давление и мощность, делали примарха все более отстраненным.

Узнав о том, что случилось с его родным миром, Конрад Кёрз сначала пожелал вверить его судьбу своим братьям, примархам, но он не был им особенно близок, и их реакция оказалась не такой, какой он ожидал. В гневе он напал на Рогала Дорна из Имперских Кулаков, намереваясь захватить Повелителей Ночи и приказать им лететь на Нострамо. Повелители Ночи прибыли и уничтожили ядро планеты, в результате чего та взорвалась, стерев Нострамо с лица галактики.

Видение мрачного будущего: проклятие предвидения Повелителя Ночи

Конрад Кёрз был проклят даром предвидения. Во снах, видениях и образах пророчеств он мог увидеть, как суждено умереть другим, как будет полыхать будущее, и как всё сущее обратится в руины. Это было не простое понимание причин и следствий, но немилосердное прикосновение пророчества. Он видел проблески будущего, погружаясь в них в кровавых снах и видениях наяву. Путь между настоящим и будущим был скрыт от него, подобно далекому острову ужаса на горизонте времени. Смерть и разрушение тревожили его взор: смерть друзей, братьев и сыновей, кипящих в крови и пламени. Он видел собственную смерть и знал, что умрёт от руки отца. Кёрз вполне успешно скрывал своё проклятие, и до нас дошло лишь то, что случайно проскальзывало в рассказах других, в том числе Фулгрима, которому Кёрз доверял. Можно предположить, что именно отсутствие надежды толкнуло его на путь предательства.

Сколько его преследовали видения, столько он стремился к пониманию. В частности, его занимало нострамское гадание на картах; в бесконечных раскладах он высматривал путь между настоящим и будущим, которое он видел.

Правда в том, однако, что воссоединение примарха с легионом стало первым витком спирали, по которой Повелители Ночи падали всё глубже в бездну ужаса и нигилизма. После отбытия Кёрза Нострамо сбросила навязанный мир, вернувшись к беззаконию. С этого момента Нострамо питала Восьмой легион не самыми лучшими из лучших своих юнцов, а подонками, пропитанными кровью и жестокостью. Некоторые утверждают, что они начали отравлять легион, извращая его цели и превращая Повелителей Ночи в простых убийц, наделённых силой полубогов. Это утверждение преднамеренно упускает из виду некоторые факторы, не последним из которых было предводительство Кёрза. Скорее всего, со временем он начал презирать своих сыновей — но он всё ещё был их повелителем. Вместо того чтобы сдерживать легион, он вёл его, неся мир посредством насилия от планеты к планете. Временами казалось, для таких методов были причины, но часто единственным объяснением децимаций, свежевальных ям и распятия целых городов было то, что Повелители Ночи просто наслаждались этим. Они перестали быть чудовищами, потому что это необходимо, и стали просто чудовищами.

Очевидно, что у Императора были опасения насчёт действий Восьмого легиона, и явной нестабильности его примарха, но неясно лишь то, что было сделано для сдерживания Кёрза и его сыновей. Были слова, приказы, быть может, даже угрозы, но никаких действий. Не было руки правосудия, чтобы пресечь преступления Повелителей Ночи. Почему так было, вопрос, на который сейчас не найти ответа, и нам остаются только последствия. Серия зверств росла в течение десятилетий, пока Кёрз окончательно не обратился против Императора, подобно пути, уводящему всё глубже в неминуемую тьму. В самом деле, из всех легионов и их примархов Повелители Ночи были самыми зловещими и подозрительными, будучи осуждёнными за резню и чудовищные преступления, совершённые на службе Императору. Они были созданиями тьмы, марионетками своего отца, разбитого жаждой правосудия и дурными предсказаниями. Какой ещё могла бы быть их судьба, кроме как погрузиться обратно в ночь, из которой они и вышли?

Многие были удивлены, когда на призыв нанести удар по Хорусу и четырём легионам-отступникам ответили Повелители Ночи. Многие годы Восьмой легион ходил по границе недозволенного, ведя свои собственные войны ужаса, подобно теням в рядах сил Великого крестового похода. Столь велико в те времена было отчаяние, что мало кто усомнился в помощи Кёрза, а те, кто испытывали сомнения, возможно, помнили стремление Повелителей Ночи наказать тех, кто отринул свет. Как показало предательство и Резня в Зоне Высадки, Восьмой легион отверг связь не со всеми участниками Великого крестового похода, и их жажда возмездия превратила их в тех же самых предателей и отступников, коих они некогда презирали.

Ересь Хоруса

«Я видел тьму, смотрел на неё в своих снах. Я стою на краю бездны. Мне не спастись, моя судьба мне известна. Ибо таково будущее, и ничто не может его предотвратить. А потому я делаю шаг вперёд и приветствую черноту»
– Конрад Кёрз, Ночной Призрак
The Night Lords and Konrad Curze

Повелители Ночи, Трамасский крестовый поход

Ужасающие деяния Повелителей Ночи разложили души космодесантников и сделали их восприимчивыми к зову Хаоса. Действия Повелителей Ночи становились всё менее законными, кампании устрашения оставляли за собой множество разрушенных миров по всей галактике. Легион больше не вел Великий крестовый поход во имя Императора, но продолжал сражаться ради удовлетворения собственных садистских наклонностей. Император был вынужден отозвать Конрада Кёрза с фронта, так как на действия Восьмого легиона поступало слишком огромное количество жалоб. Но, прежде чем Повелители Ночи вернулись на Терру, начался новый кризис.

В то время, как Ересь Хоруса вскрылась, словно воспалённый нарыв, Ночной Призрак присягнул Воителю Хорусу. Предательство Кёрза открылось во время Резни в Зоне Высадки, когда его легион атаковал верные Императору силы Гвардии Ворона, Саламандр и Железных Рук. Во время битвы Кёрз и Лоргар сражались с Кораксом. После резни Кёрз захватил в плен Вулкана, но не смог убить его. После применения всех возможных пыток тот смог избежать предательства.

Спустя два года после резни Кёрз столкнулся с Львом Эль’Джонсоном в серии кратких молниеносных сражений. В конце концов Кёрз бросил вызов верному примарху на планете Тсагуальса. На ней он раскрыл будущее Льву. После этого между примархами и их легионами началась страшная битва. В ходе битвы Кёрз смог ранить брата в горло, но получил удар в спину от Тёмного Ангела Корсвейна. В следующий раз братья встретились, когда Тёмные Ангелы организовали засаду против Повелителей Ночи и Лев самолично нанёс двенадцать страшных ран, смертельных для Легионес Астартес, но не для примарха. Кёрз выжил, хоть и впал в бессознательное состояние. Во время его отсутствия Севатар принял на себя командование над легионом, разделив его на 6 флотов, каждый из которых имел своего командира. Во время разделения Тёмные Ангелы снова атаковали Повелителей Ночи, но Севатар успел привести в сознание своего примарха. Кёрз проник на их корабль начав распространять террор. Он скрывался там неопределённо долгое время, несмотря на все попытки Льва его выследить.

После поражения в битве за Терру Повелители Ночи не бежали, как и все прочие легионы предателей. Они продолжили воевать с Империумом, но от их тактики ощутимо несло саморазрушением и крайним отчаянием. Ночной Призрак продолжал терять самоконтроль и в последние дни впал в абсолютное безумие, оставившее от его разума разрушающееся тленное тело, прорывавшееся садизмом, непоследовательностью и злобой. Сам Император, желая прекратить существование Повелителя Ночи, направил половину воинов храма Каллидус, чтобы уничтожить Конрада Кёрза.

Смерть

«— А что насчет Кёрза?
Талос резко шагнул вперед. Могучие мышцы Повелителя Ночи вздулись буграми под темно-синей броней.
— Ты не смеешь произносить его имя с таким неуважением, Абаддон.
— Ты думаешь напугать меня, червь?
— Я думаю, что называю твоего примарха Воителем, несмотря на его поражение. Ты должен говорить с равным почтением о владыке моего легиона, который сохранил достоинство даже в смерти.
»
– Талос Валкоран в диалоге с Абаддоном Разорителем (Аарон Десмки-Боуден, «Ловец Душ»)

Ночной Призрак был убит ассасином по имени М'Шен. Говорят, что он позволил ей прибыть в его дворец на Тсагуальсе, так как в пути она не столкнулась с охраной на пути к его тронному залу. Встретившись со смертью, примарх сказал: «Это прибытие — не неожиданность для меня, капюшонник. Я знал, что твой корабль прибыл на Восточную Окраину. Отчего я не повелел убить тебя? Оттого, что твоя миссия и то, что ты собираешься сделать, лишь доказывает, что я всегда был прав. То, что ваш Император хочет прикончить меня — мелочь. Смерть ничто по сравнению с оправданием всей жизни».

На видеомонтаже видно, как М’Шен затем направилась к примарху, после чего запись обрывается. Его последние слова считаются одной из главных загадок в истории Империума.

Галерея

Лоялисты ВулканДжагатай ХанКорвус КораксЛеман РуссЛион Эль'ДжонсонРогал ДорнСангвинийФеррус МанусРобаут Жиллиман
Предатели АльфарийАнгронКонрад КёрзЛоргарМагнусМортарионПертурабоФулгримХорус
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.