ФЭНДОМ


Rb6-Commorragh

Комморра, Тёмный Город

В глубинах Паутины располагается Комморра, логово тёмных эльдаров; те, кто боится произносить это название, именуют её Тёмным городом. Комморра – это не просто огромный город, ибо даже крупнейшие имперские ульи выглядят по сравнению с ней как термитники на фоне высокой горы. Её размеры можно посчитать невозможными, если оценивать обычными мерками, а по численности населения город превосходит целые звёздные системы.

Вечный город

Если уж на то пошло, Комморру можно описать как огромную совокупность сателлитных царств и городов, связанных друг с другом бессчётными порталами и скрытыми путями. С одной стороны Комморра – это широкая система разветвлённых узловых пунктов, распростёршаяся по артериям Паутины подобно зловредному вирусу. Скопления подобных узлов разбросаны в реальности по всей Галактике, разделённые тысячами световых лет. Однако все эти места связаны между собой мерцающими пространственными проходами. Находясь внутри Паутины безмерные расстояния между каждым подцарством можно пересечь всего за один-единственный шаг.

Commorragh View

Порт Потерянных Душ - один из основных путей в Комморру

Commorragh Runner

Комморра

Комморра выглядит как сложная структура невозможных масштабов; мерцающее, противоречащее законам физики царство, измерения которого лишают рассудка тех, кто окажется здесь. Тысячи судов ежедневно причаливают среди распростёртых громадных шипов, так как тёмные эльдары намного многочисленнее, чем могут подозревать их сородичи с миров-кораблей. Но не только общество тёмных эльдар гниёт в недрах Паутины. В Комморре обитают многие разнообразные виды чужаков-наёмников, охотников за головами и предателей, и все они рискуют собственными душами в надежде претендовать на богатства Тёмного города.

Границы пространства вокруг Комморры прошивают сверкающие световые следы от кораблей, летающих туда-сюда между Тёмным городом и окружающими его порталами. Некоторые из этих проходов в реальное пространство имеют небольшие размеры и испускают тусклое свечение, тогда как главные порталы над крупнейшими полисами сияют божественным светом. Через каждый из них легко может пройти пиратский флот. Сосредоточить внимание на городе, которому служат эти порталы, практически невозможно, ибо по мере своего отдаления остроконечные вершины шпилей и звездоскрёбов становятся все выше, и всякий их край почти фрактален по сложности своей формы. Из каждого архипелага и башни выступает великое множество усеянных шипами рангоутных доков, все якорные стоянки которых занимают изощрённые космолёты, удерживаемые в сверкающих лучах электромагнитной силы. В Тёмном городе бурлит непрерывный поток растления, словно сама Комморра притягивает зло лишь затем, чтобы выплеснуть его обратно в пустоту.

Изначально Комморра являлась величайшим портовым городом Паутины из всех, способным транспортировать флоты к любой из наиболее важных планет империи эльдар. Ввиду доступа к далеким уголкам реального пространства, Комморра считалась важнейшим местом во всей Паутине. Она была слишком ценной для эльдар, чтобы целиком принадлежать какой-то одной составляющей их империи. Именно из-за своей независимости и того обстоятельства, что она находилась вне власти великих советов эльдар того времени, портовый город быстро стал привлекать тех, кто желал, чтобы их дела остались сокрыты от любопытных глаз. Царство Комморры неизменно расширялось по мере того, как благосостояние и влияние множилось в его пределах. Оно простерлось в пустоту, поглощая другие портовые города, частные участки и подцарства с каждым новым расширением, становясь крупнее и приобретая все более впечатляющий вид за счет награбленного богатства.

На конец М41, Комморра – это город бескрайних архитектурных контрастов и пространственных аномалий. Каждый её участок разросся до таких размеров, что пришлось направить их рост в вертикальную плоскость. Соперничающие регионы растут вверх, словно переплетения игольчатых растений, сражающиеся за толику солнечного света. Каждый шпиль и башня соединяются с другими такими же строениями тысячами изогнутых арок и дорог и увенчаны сложными серебристыми сооружениями, что светятся энергиями украденных звёзд. Эти громадные замки и дворцы растут вверх и вниз, уходя в глубины внутреннего пространства. С каждым проходящим годом паразитирующий город стремится поглотить всё больше пространства от скрытого измерения, где он расположен.

Сателлитные царства

City of Commorragh

Темный Город

Если путешественнику каким-то образом удастся пробить руническую защиту Комморры то в первую очередь он увидит окружающие её сателлитные царства, мерцающие и деформирующиеся. Одно время эти подчиненные владения будут мелькать вдалеке, а в следующий миг они окажутся так близко, что можно будет рассмотреть невооруженным глазом их дворцы и минареты. Попытка пройти через сателлитные царства без приглашения приведет к гибели. В этих тайных владениях тёмные эльдар проводят свои отвратительные ритуалы и разыгрывают подлые интриги. Происхождение сателлитных царств восходит к беспокойным временам, что предшествовали Грехопадению; когда культы невоздержанности стали разрастаться, частные царства в Паутине процветали как никогда прежде до тех пор, пока крупнейшие из их числа не стали достаточно могущественными, чтобы угрожать самой Комморре.

За свою многотысячелетнюю историю Комморра уничтожила часть подчиненных владений, а другие поглотила, связав великолепие разных подцарств при помощи древних порталов и врат. В позолоченных коридорах и ямах плоти мириадов подцарств веселятся те эльдар, которые вызвали крах собственной расы, смеясь над предостережениями своих унылых сородичей с миров-кораблей.

Украденные звезды

Высоко над сверкающими металлическими вершинами Комморры висят ильмея, или «чёрные солнца», - умирающие звезды, что пылают ядовитым светом, которых обуздали на пике расцвета империи эльдар. Несмотря на то, что они располагаются в отдельном подцарстве, почти бесконечные запасы ресурсов этого небесного феномена обеспечивают энергией весь Тёмный город. Сумеречный свет украденных звезд сверкает на корпусах гравимашин, которые стаями носятся от шпиля к башне, от арены к полю боя. Время от времени слабая вспышка на пленном солнце ненадолго освещает те ужасы, что творятся в Комморре. Каждая такая вспышка отражается от миллиардов граней кристаллов по всему Тёмному городу, однако кишащие массы горожан не обращают на это никакого внимания, потому как знают, что когти светила давным-давно затуплены и не представляют какой-либо опасности. Хотя несколько солярных культов все еще существуют в Комморре, большинство тёмных эльдар без уважения относятся к укрощенным звездам, для них это всего лишь очередной ресурс, который можно беспощадно эксплуатировать. Говорят, что ни одна звезда не может озарить своим светом тёмных эльдар без того, что бы они её не укротили, пролили кровь и, в конце концов, окончательно затушили.

Запустение нижней Комморры

Торговые районы старой империи окружают титанические центральные шпили Тёмного города. Даже самые нижние порты в прошлом представляли собой архитектурные шедевры, но разрушения гражданской войны не пощадили их облик. Сегодня Нижняя Комморра походит на мешанину из разрушенных руин и мусорного великолепия. Некогда величавые крепостные комплексы и торговые порты простираются во всех направлениях, и ныне чёрные и угловатые шпили меньших кабалов беспорядочно вырастают на их окраинах. Во внешних зонах настолько мутный воздух, что можно скитаться в их запутанных глубинах целый месяц, так и не увидев ни единого проблеска украденного солнца. Множество мест населяют падальщики и призраки – те, кто изменились до неузнаваемости во время колоссальных потрясений Грехопадения. В непроглядной тьме подземных пещер бродят куда более крупные и безобразные создания, чем тёмные эльдар, ибо в Нижней Комморре размножаются потерянные и дикие.

Внешние районы Нижней Комморры занимают настолько громадные территории и так сильно различаются между собой, что и времени целой жизни не хватит, чтобы обойти их все. Однако даже простая попытка посетить эти районы с целью составления их списка может стать фатальной ошибкой, ибо тёмные эльдар весьма строго относятся к нарушениям границ своей территории и стараются немедленно прикончить незваных гостей лишь бы скоротать время. Один из таких районов называется Спрятанный Клинок - выгодно расположенная крепость кабалитов, которая торчит подобно зазубренному ножу, воткнутому между лопатками порта Кармин и Звука Ночи Гулен. Ассиметричные цитадели Спрятанного Клинка ощетинены дезинтеграторами, и с каждого из бесконечного числа парапетов и шпилей свисают поверженные враги в разной степени расчленения. В ангарных пунктах стоят авиационные крылья реактивных истребителей «Острокрыл» и бомбардировщиков «Пустотный ворон», чьи пилоты с непреодолимым желанием дожидаются возможности уничтожить нежеланного гостя.

По своей жестокой репутации порт Кармин считается второй по счету после порта Заблудших Душ. Огромные, высокие рангоуты звёздного порта растут на мили, и каждый из них принимает флот изощренных на вид космолетов. В центральных доках порта Кармин можно стать свидетелем поразительного зрелища с участием двух крупных кабалитских флотов на полном якоре; здесь сцепились в бесконечной борьбе за превосходство кабал Разрезанного Глаза и кровожадные члены Похищенного Сознания. Именно в этом порту пират-предатель, известный как герцог Слискус, похитил флагман «Непрекращающаяся агония», что привело предыдущего владельца, кхенита Эриака Лекса, на грань неистового безумия.

Разрушенные войной руины вокруг порта Кармин известны как Трущобы. По их промозглым улицам скитаются «иссушенные» – мертвенно-бледные тёмные эльдар, которые впали в немилость и оказались на задворках общества. Эти ненасытные твари издали наблюдают за актами чрезмерного насилия и таким образом омолаживают свои истощенные тела, поглощая объедки после кровавых представлений или наслаждаясь жестокостью воздушных боев между крылатыми бичевателями или шайками геллионов на скайбордах. Всякий раз, когда случается битва, «иссушенные» собираются поблизости от места действия, словно замерзшие люди у костра. Иногда они утаскивают смертельно раненных в тёмные переулки, где сражаются друг с другом за остатки умирающей души.

Застройки сменяются сетью атриумов и шлюзов, по которым течёт ядовито-зеленая река Кхаидес. Скрытый подземной тьмой и покрытый туманом этот загрязненный поток протекает через внешние районы Главного Отрога и вокруг них. Над токсичной поверхностью реки дрейфуют жалкие грависуда, посреди увядшего великолепия каждого из которых живет заблудшая душа, что с трудом зарабатывает себе на жизнь, вылавливая трупы из Кхаидес и продавая их как еду для рабов.

Гравициклы и небесные колесницы проносятся сквозь извилистые сводчатые проходы и трубопроводы на головокружительной скорости, разрубая на части труполовов в ходе жестоких состязаний на скорость.

Ближе к центру располагается район наёмников Сек Мегра, более известный как Нуль-город - лачужный городок размером с целую страну, постоянно раздираемый гражданской войной. Зловонный и густой кордитный дым висит над крышами, и с каждой проходящей минутой тишину нарушают чьи-то очередные крики. Ночью по выжженным улицам разносится эхо от непрерывной стрельбы и трескучих плевков осколковых винтовок, когда какие-нибудь переговоры и заказные убийства оканчиваются неудачей. Изредка можно увидеть, как наёмники-ксеносы крадутся по нуль-улицам. По слухам, время от времени наиболее злобных из их числа даже приглашают служить в кабалы.

К Центру

Какими бы жестокими ни казались районы Нижней Комморры - это просто детские площадки по сравнению с внутренними кольцами, прилегающими к сердцу Тёмного Города. Здесь располагаются старейшие знатные дома. Широкие крылья их зданий и особняков увенчаны цитаделями, полными гордых аристократических воинов, каждый из которых произошел от творцов Грехопадения. Гора Скорби - крупнейший из полисов, чья родословная тянется до древних эльдар – располагается вокруг мыса, ведущего в регион, называемый Главный Отрог. Тринадцать поразительных статуй верховного владыки Аздрубаэля Векта стоят на страже Горы Скорби, каждая из них представляет одну из основ мести. Статуи служат постоянным напоминанием о том, что в прошлом самый могущественный знатный дом был целиком уничтожен благодаря одной лишь изобретательности.

1506173631150835864

...и пронеслись, как гравициклы над Комморрой...

Один из древних полисов Тёмного города некогда в буквальном смысле погрузился во тьму. Он называется Элиндрах - один из семи комморритских районов, которые существуют более чем в одном измерении одновременно. Тени здесь сгущаются и меняются словно живые, перетекая одна в другую и подползая к ногам тех, кто нарушил границы их территории. Посреди куполов величественных зданий находятся логова ужасных мандрагоров, купающихся во тьме. По слухам где-то в этой густой черноте существует портал, ведущий в мир демонов-теней, которые одним прикосновением могут заморозить душу.

Окраины Элиндраха сменяются Свалками Костей культов ведьм - районом, практически зарытым под грудами костей. Тут можно найти останки представителей каждой существующей разумной расы, замершие в различных позах, словно зловещие живые картины, и ведущие битву с несуществующими врагами. Миллионы разных скелетов, начиная по размеру с насекомых и заканчивая громадными колоссами, стоят в неестественных и мучительных позах по всему району Свалок Костей как подтверждение статуса тёмных эльдар в качестве главных хищников галактики.

Ниже этих внутренних районов простираются оружейные и пищевые заводы шокирующих размеров, уходящие глубоко в нижние шпили под Старым городом. Эти ненасытные заводы поедают миллионы рабочих и рабов каждый год. В расход идут люди, орки, тау и даже тёмные эльдар, ибо для последних циклическая монотонность и потеря чувств в ямах рабов представляют собой куда более страшное наказание, чем любая боль. За рабами присматривают подразделения жестоких надсмотрщиков, каждый из которых втянут в кровавое соперничество со своими соратниками. Именно этот мир под Старым городом позволяет Комморре вести свою беспрерывную войну против обитателей реального пространства, ибо без огромного объёма выпуска боевой техники Тёмному городу придется вскоре пожирать самое себя.

Башни верхней Комморры

Rogue Trader The Soul Reaver City in Flames MarkMolnar

Комморра с высоты полета бичевателя. Иллюстрация к Rogue Trader: The Soul Reaver City

Огромная часть вертикального массива Тёмного Города является провинцией воинских элит. Невероятно высокие сооружения из гладкого камня, сплава, смолы, плоти и стекла соревнуются в своей безумной грандиозности. Тысячефутовые идолы кабалитских архонтов и драконтов стоят незавершенными посреди спиральных звездоскребов, вершин которых даже не видно. С высочайших шпилей стекают потоки кровавого дождя. Рабы ползают подобно личинкам по фасадам колоссальных зданий, подвешенных в почти невидимой Паутине, трудясь над высечением титанического облика своих жестоких хозяев. Украшенные горгульями саблевидные шипы уходят высоко в небо, и шпили с иглообразными выступами, доходящие до плененных солнц, подобно кинжалу вонзаются в сердце тёмного огня.

Еще ближе к сердцу Комморры находится центральное скопление плотно расположенных башен, статуй и шипов, которые в совокупности образуют поле действия для межкабалитских войн. Антигравитационные транспорты проносятся мимо храмов с острыми выступами и громадных обсидиановых крепостей инкубов, где своих жертв поджидает жестокая смерть. Под сводчатыми арками крадутся наёмники и охотники за головами в дополненных призрачными пластинами доспехах, выслеживая тех, за чью голову обещана большая плата.

Хотя большая часть Верхней Комморры находится под железным правлением кабалитских глав, существует неподконтрольный им район боевых действий над самыми плотными зонами скопления шипов и изящными антеннами – мир вестников и ассасинов, называемых бичевателями, представляющих собой ужасных воздушных хищников, и пилотов молниеносных реактивных истребителей, которые охотятся на них ради развлечения. Живущие в Верхней Комморре считают себя благословленными и испытывают едва ли не презрение к тем, кто, как они с издевкой говорят, гниют в иннеалидх, «нижнем некрополисе».

Ещё ниже во мраке Комморры путешествуют одиночки на небольших летательных аппаратах, которые метаются по улицам города. Данные территории, которые называют Средитемьем, занимают геллионы. Эти бунтари на скайбордах летают в загрязненной атмосфере огромными стаями, незамедлительно атакуя неприятелей. Хотя члены группировок геллионов сумасшедшие и необузданные, они охотно объединяются с кабалами, когда ожидается налет в реальное пространство. А своей невероятной маневренностью и быстротой геллионы производят впечатление даже на гладиаторов культов ведьм.

Нож, удерживающий клинок

1e2df23ee891141cb175c4e79022a44dc66cb454 hq

Суровые трудовые будни эльдарской девушки. Ведьма на приемке рабов.

Культы ведьм исполняют весьма важную роль в обществе комморритов. Они устраивают ультранасилие на громадных аренах, встроенных в их городские цитадели и бритвенно-острые зиккураты, где жители Верхней Комморры наслаждаются убийствами и развратными умерщвлениями, возведенными до уровня искусства. Каждая арена представляет собой многоуровневое сооружение умопомрачительной сложности, внутри которого расположены сцены с шипами, где тысячи воинов и рабов встречают свой кровавый конец. Зрители арены восседают на витиеватых тронах или наблюдают за действом с лодок удовольствия, испивая боль с волнующе небезопасного расстояния.

На арене можно насладиться одними из самых сложных боевых представлений во вселенной. Каждая ведьма - это образец физического совершенства, а сирены и суккубы, которые управляют ими, - сверхъестественные профессионалы в том, как дарить смерть. Этим чемпионам нравится свой особый авторитет в обществе тёмных эльдар, ибо боль и ужас, что они вытягивают из своих пленных на аренах, омолаживают и насыщают зрителей. Многие культы ведьм пользуются покровительством одного или более кабалов, которые посещают самые впечатляющие гладиаторские бои, как правило, находясь в безопасности своих тронов. После удачного рейда в реальное пространство архонты зачастую одаривают союзные культы ведьм свирепыми инопланетными животными, элитными воинами низших рас и кабалитами, которые виновны в предательстве. Главы кабалов понимают, что без художественных представлений убийств, совершаемых на аренах ведьм, сообщество тёмных эльдар вскоре развалится и начнет самостоятельно утолять свою непреходящую жажду страданий. Практика регулярного кровопролития на сцене, устраиваемого для импульсивных воинов Верхней Комморры, известна среди архонтов как ллит'анту кхлав, «нож, удерживающий клинок».

Культы ведьм постоянно стараются превзойти друг друга в своих представлениях, которые часто переносятся на трибуны самым интересным и смертоносным образом, когда возбуждение достигает пика. Разбойники и геллионы сражаются с невероятно проворными атлетическими воинами, перемещение которых ограничено антигравитационными платформами с лезвиями; они кружатся, рубят и летают на опасном расстоянии всего в нескольких футах от зрителей так, что брызги артериальной крови дождем орошают восторженную публику. Атмосфера в амфитеатрах искрит от напряжения, каждый зритель сидит с широко раскрытыми глазами и застывшей на лице маской голодного хищника. Когда представление подходит к концу, тёмные эльдар расходятся по своим логовам и выглядят моложе и энергичнее, чем до того, как они пришли на арену.

Но у культов ведьм кроме того есть нечто большее, чем главные арены. Под изящными бушпритами и орудийными узлами внешней части каждой арены ведьм расположены академии и тренировочные комплексы, посвященные каждому из аспектов убийств в рукопашном бою. Тренировки на антигравитационных полусферах и в суровых «живых ландшафтах» гарантируют, что все до единой ведьмы будут находиться на пике своей физической формы. Каждый дом держит у себя обширный зверинец, пополняемый укротителями, которые бесконечно поставляют чужацких пленников и опасных животных. Различные культы ведьм практикуют собственные техники боя, нескончаемо обсуждаемые толпой зрителей на арене. Рука с Лезвиями, например, оттачивает искусство безоружного убийства (хотя они славятся размытием этих границ), в то время как культ Распри поддерживает принципы преобладания исключительной быстроты над силой.

Вокруг вершин домов ведьм располагаются тороидальные арены - замысловато изогнутые комплексы гоночных треков, славящиеся своими смертельными гонками. Участников состязаний называют разбойниками - это клики элитных пилотов гравициклов, обладающие столь острыми рефлексами, что сражаются на умопомрачительных скоростях на криволинейной внутренней поверхности каждой арены. Они уклоняются от изобретательных ловушек и движущихся лезвий каждого смертельного ландшафта, врезаются друг в друга на своих усеянных лезвиями летательных аппаратах и при помощи продвинутого вооружения выбивают из строя тех, кто находится рядом.

Дом ведьм обычно участвует в налетах в реальное пространство только по распоряжению суккуба. Эти рейды полезны не только тем, что можно собрать новых жертв для арен, но и тем, что ведьмам предоставляется шанс испытать свои навыки против лучших воинов низших рас. Многие тёмные эльдар считают рейды культов ведьм настоящим высоким искусством и готовы щедро заплатить, чтобы принять участие в нападении вместе с многочисленными гладиаторами, инопланетными тварями и скоростными воздушными акробатами, которых каждый суккуб обрушивает на жертв.

В мрачных глубинах

93a6d38d6c2bc0081d3eadc37f1323e4

Башня плоти гемункулов

На дне Комморры, если можно так выразиться, стоит почти столько же величественных строений и шпилей, сколько и наверху, и они располагаются вместе в хаотическом порядке. Многие из них внутри полые из-за проведения управляемых разрушений для создания пещерообразных логовищ. Подземный мир Комморры - особо опасное место. Это владения гемункулов - безумного братства мучителей и чудовищ столь древних и погрязших в пороках, что их длительное существование зависит от ежедневных неописуемых пыток пленных.

Гемункулы занимаются совершенствованием тел, дистилляцией наркотиков и созданием эликсиров красоты, хотя истинный источник их могущества проистекает в другом. Рано или поздно каждый член общества комморритов оказывается в положении, когда просит их о помощи, ибо гемункулы - мастера плоти, будь то живой или мёртвой. Они имеют жуткий вид, высокий рост и тонкую фигуру, хирургически измененную под эстетику чужаков, которая больше опирается на сумасшествие, чем на красоту. Многие гемункулы считают себя не иначе как божественными созданиями, ибо смерть для них - всего лишь несущественное беспокойство.

Гемункулы со схожими взглядами объединяются в ковены, каждый из которых занимает под центром Комморры громадное поместье с камерами для пленных и лабораториями. Здесь эти дьявольские создания проводят свои ужасные эксперименты, соединяя плоть тех, кто попал к ним в руки, и, получая такое же наслаждение от боли, какое гурман испытывает от превосходного блюда. В искусстве гемункулов есть что-то от алхимиков, но они предпочитают относить себя к деятелям искусств. Для них каждое нападение в реальное пространство не столько военное действие, сколько демонстрация своих талантов. Бытует мнение, что гемункулы настолько древние и изнуренные, что каждый день им требуется немыслимое количество энергии боли, чтобы их душа вконец не лишилась сил. Однако боль – совсем не тот ресурс, в котором гемункулы испытывают недостаток в своих потайных подземных темницах.

Большинство ковенов гемункулов располагаются в спиралевидных ямах под Центром. Их узкие и извилистые дорожки освещаются лишь тусклыми лампами, вшитыми в глазницы неосторожных посетителей, жалкие тела которых выстроены вдоль стен и объединены в суперструктуру. Старейшие и наиболее мерзкие из гемункулов обитают в центре каждого спирального лабиринта, где наслаждаются грандиозных масштабов извращениями, придуманными собственнолично. Перейти дорогу гемункулам или их слугам - развалинам, когда те занимаются выполнением жутких поручений, считается самым безрассудным из всех проступков в Тёмном городе. Хотя последствия подобного поступка могут проявиться через долгое время, но это непременно произойдет, и, когда это случится, гемункулы отыграются на провинившемся страшно длительным и изобретательным способом.

Свободное царство

Все описанное выше - это всего лишь часть сюрреалистических достопримечательностей и пейзажей, рассеянных по всей ужасной Комморре. Столбы из костей, стоящие от края до края разлома Умершей Надежды, образуют импровизированный мост в Бледную крепость. В Городе Титанов громадные скульптурные произведения обыгрывают исторические убийства и перевороты с пугающей реалистичностью. Стеклянная Громада до отказа наполнена грудами стеклянных частей тел, которые распределены на разные панорамы из конечностей, туловищ и голов. В холодной пустоши Железного Шипа удушающие облака красного смога возвращают к жизни трупы проклятых. Циклопические врата потрескивающего нефритового огня, охраняемые самыми бдительными воинами, соединяют одно царство с другим, а в Саду Дьявола из выложенных в виде мозаики мертвецов растут зловонные висячие сады могильных лотосов.

Глубинам Тёмного города нет конца и края, равно как и нет границ ужасающей извращенности его детей.

История

М18–М35 — ТЁМНОЕ НАЧАЛО

М18 — Порт Комморра Комморра упрочняет свой статус главного узлового порта Паутины, разрастаясь с каждым десятилетием. Расположенная в лабиринтном измерении и, следовательно, не подпадающая под юрисдикцию советов альдари, Комморра привлекает тех, кто желает избежать лишнего внимания.

М18 — М20 — Сумеречные культы Те, кто принял новые принципы полного попустительства личным желаниям, получают всё больше признания и власти, в результате полностью отделяясь от реального измерения. Они обретают постоянную обитель в Паутине, в которой могут испытать всю глубину греховности без воплей пуритан и слабаков. Со временем их суверенные владения превращаются в целые подцарства, каждое из которых питается энергией украденных солнц. Солнечные системы погружаются во тьму из-за эльдарских звездокрадов, угасая и умирая в леденящем холоде пустоты, но альдари на это наплевать.

М19 — М24 — Умирающий пантеон Почитание традиционных богов начинает ослабевать по мере того, как новые секты и сообщества приходят к власти. Тёмные музы, многие из которых являются синонимом плотских пороков и грехов, становятся негласными символами нового миропорядка.

М25 — М30 — Тьма пробуждается Моральное разложение альдарской расы достигает новых ужасных глубин. Культы удовольствия и боли расцветают в тайных пределах Паутины, и даже центральные миры империи становятся одержимы всё возрастающими актами невоздержанности. Когда размываются грани между поиском наслаждений и откровенным злом, в варпе зарождается новая сила.

М30 — М31 — Исход Предчувствуя приближающийся конец, часть альдари создаёт или переделывает свои звездолёты в миры-корабли — гигантские живые суда, способные вместить население целой планеты. Один за другими они бегут от порчи, что разъедает общество. Сотни миров-кораблей отправляются в плавание по океану звёзд, ища хоть какой-то безопасности среди безграничной пустоты.

М31 — Грехопадение С рождением нового бога — Слаанеш, Тёмного Князя — цивилизация альдари рушится: его крик при рождении вырывает сердце империи, оставив на её месте чистый Хаос. Ударная волна при его появлении погружает громадную область реального пространства в варп. Большинство миров-кораблей эльдар уничтожается психической отдачей. Выживают лишь экзодиты, эльдар самых удалённых миров-кораблей и те, кто скрылся в подцарствах Паутины. Раса альдари за один апокалиптический миг раздроблена навсегда.

М31 — М32 — Восход Комморры После Грехопадения нераскаявшиеся эльдар, что скрылись в Паутине, объединяют силы. В следующем тысячелетии портовые города и независимые царства лабиринтного измерения неуклонно увеличиваются в размерах и влиянии, и Комморра расширяется. Тёмный город процветает под жестоким правлением знатных домов, затаившихся в его сердце.

М32–М37 — ВОСХОЖДЕНИЕ ВЕКТА

М32 — Начало наследия Раб-полукровка, известный лишь как Вект, клянётся, что однажды будет править Тёмным городом, даже если на это уйдёт целая вечность. Вект создаёт культ Чёрного Сердца, ставший первой организацией, которая открыто назвала себя эладрит иннеас или друкари, что значит «тёмные эльдар» и «тёмные альдари» соответственно. Заложены тринадцать основ мести — запутанный кодекс бесчестия, который примет общество Тёмного города в последующие столетия. Итоги прихода Векта к власти будут эхом отдаваться на протяжении всей дальнейшей истории Комморры.

М33 — Война солнца и луны Культы, контролирующие украденные солнца Тёмного города, приобретают всё больше власти и влияния, пока в конце концов не объявляют войну знатным домам, которые желали бы видеть Комморру погруженной в бесконечную ночь. Война в небе бушует столетиями, но в конечном счёте аристократы выходят победителями. В это непростое время культ Чёрного Сердца трансформируется в первый настоящий кабал и способствует окончательному поражению культов старины в Битве семи саванов.

М35 — Переворот в Верхней Комморре Асдрубаэль Вект устраивает серию опустошительных налётов на территорию Империума, спровоцировав тем самым масштабную контратаку трёх орденов Адептус Астартес через Дезадерийский залив. Вект манипулирует вторжением, подрывая политическое влияние знатных архонтов, и в результате занимает их место во главе Верхней Комморры. Вскоре Дезадерийский портал умышленно схлопывают, что приводит к мощному взрыву, который уничтожает имперские звездолёты, собравшиеся для проведения второй атаки.

М35 — М36 — Возвышение кабалов Аристократия Комморры обесчещена. Вскоре её сменяет система кабалитов, основателем которой становится Вект и его кабал Чёрного Сердца. Тщеславие и возможность убивать вытесняют общественные привилегии и статус. Многие старейшие знатные дома перестраиваются в кабалы, хотя они так никогда и не простят Векту узурпацию их власти.

М37 — Прорыв Вект добивается рассекречивания и открытия порталов Паутины, что соединяют между собой подцарства и портовый город, и строит возле них Великие врата — огромные строения, которые постоянно охраняются элитными инкубами Векта и гарнизонами воинов-кабалитов. Одно за другим сателлитные царства и независимые полисы Паутины завоёвываются кабалом Чёрного Сердца и его культами-вассалами. За несколько тысячелетий гражданской войны и яростных раздоров Комморра вбирает в себя эти некогда самостоятельные регионы, пока они не становятся единым целым с Тёмным городом. За исключением города Шаа-дома, господство Векта над сообществом друкари становится абсолютным.

М35–М41 — ЭПОХА БОЛИ

745.М35 — Битва за Таксарский разлом Почитающие Хаос пираты и отступники, имеющие свои логова в Таксарском разломе, становятся настолько могущественными, что превращаются в серьёзную проблему для кабала Отсечённых, чьи флоты желали бы грабить разлом без помех. Вместо открытого противостояния архонт Ариенсис решает действовать по-хитрому. Имперский флот, получив таинственное послание с точными координатами местонахождения базы ренегатов Хаоса, за которыми охотился, медленно приводит в движение неповоротливую военную махину и уведомляет о своих намерениях Адептус Астартес. Таксарские войны превращаются в тяжёлую и безвыходную мясорубку, которая длится шесть лет до того момента, как территорию объявляют потерянной и подвергают выборочным Экстерминатусам, чтобы ликвидировать остатки предателей. Тёмные эльдар всё это время следят за спектаклем и набираются опыта. Пока догорают обречённые миры, Отсечённые нападают всеми силами и уничтожают выжившие имперские корабли, оставшиеся в системе для несения патруля. После они без труда захватывают Таксарский разлом, чтобы грабить и убивать.

677.М36 — Подарок Векта Асдрубаэль Вект хитростью заставляет своего потенциального соперника архонта Келитреша открыть ларец, который вручает якобы в качестве десятины. В коллапсирующем поле шкатулки содержится нестабильная субстанция чёрной дыры. Всё царство Келитреша погружается в колоссальную зияющую воронку.

724.М36 — Чёрное завоевание Йелиндры Йелиндра из Почерневшей Слезы, прибегнув к своим исключительным познаниям в области искусства Шаимеша, отравляет жителей целого мира-улья. Когда от всего населения Тибора III остаются только иссушённые оболочки, впечатлённый Асдрубаэль Вект дарует ей право выбрать себе вознаграждение. Она решает взять личный шпиль в Верхней Комморре, где затем основывает культ Ламеи и тренирует армию смертоносных куртизанок.

926.М36 — Эпидемия стекла Известный комморрит Джалакслар открывает выставку своих последних работ — ряд поразительно реалистичных изображений тёмных эльдар в чёрном стекловидном кристалле. Джалакслар получает шумное одобрение своих покровителей, ибо ему удаётся превосходно запечатлеть выражения ужаса и потрясения в каждой из скульптур. Соперничающий дом нападает на галереи Джалакслара в тот же вечер, круша рабочие лаборатории и раскрывая его секрет. Оказывается, скульптор выделил вирусную спираль, которая быстро превращает живую материю в кристаллическое стекло. Вирус, уже попавший в атмосферу, распространяется с пугающей скоростью. Он превращает тысячи комморритов в стекло, прежде чем ковен гомункулов, известный как Сглаз, берет ситуацию под контроль и выпускает антивирус. Позднее вирус используют в военных целях.

345.М37 — Мучительная смерть Грега Кабал Ядовитого Языка вступает в конфликт с флотом орков-флибустьеров, базирующихся на Греге. Леди Аврелия Малис приходит в ярость от того, что какие-то варварские пираты смеют не повиноваться её воле. Лично захватив могучего орочьего ноба, Малис приказывает своим ламеянкам-отравительницам подготовить сюрприз для зеленокожих Грега. Кабал леди Малис высаживается на планету несколько недель спустя, пробивает себе дорогу в центр столицы орков и насаживает полуживого пленника на остов недостроенного гарганта, прежде чем растаять в ночи. Труп начинает выпускать в воздух миллионы спор, каждая из которых несёт груз страшных отравляющих токсинов. Споры поражают репродуктивный цикл орков, и население Грега становится всё слабее и слабее. Когда Малис возвращается, ей остаётся лишь дорезать выживших.

579.М37 — Война в Паутине

Ковен чернокнижников Космодесанта Хаоса из легиона Тысячи Сыновей проводит грандиозный ритуал в Паутине в надежде получить доступ в Комморру. В момент кульминации ритуала среди них из невидимого портала выскакивают сотни тёмных эльдар, ведомые труппами танцующих арлекинов. Битва усиливается, когда тзинчистские колдуны проводят контратаку, но тонкая ткань Паутины разрушается. Похожие на кровеносные сосуды стены Паутины начинают съёживаться и лопаться, и результирующая отдача забрасывает сражающихся в пузырь разрушенной реальности, из которого нет выхода. Говорят, что они все ещё сражаются там, запертые до конца времён в бесконечном цикле войны и перерождения.

796.М37 — Башня Плоти Возводится цитадель гомункулов, известная как Башня Плоти — живая дышащая крепость, сотворённая из тел тех, кто бросил вызов ковену Тринадцати Шрамов. Космодесантник-предатель Фабий Байл проходит обучение тёмным искусствам в её блестящих от крови залах. Байла сопровождает не кто иной, как Люций Вечный, которого гостеприимные хозяева из ведьмовского культа Высвобожденной Ярости называют невероятно зрелищным бойцом как на арене, так и вне её.

984.М37 — Клинок Векта Подцарство Шаа-дом неуклонно наращивает влияние и могущество, пока архонт Эль'уриак, самопровозглашённый император Шаа-дома, не заявляет, что больше заслуживает быть правителем, чем Асдрубаэль Вект. Вект публично клянётся, что весь Шаа-дом почувствует остроту его клинка, к вящему увеселению отлично экипированных и подготовленных войск Эль'уриака. Тремя днями позже над сателлитным царством внезапно открывается варп-разлом, и из него выпадает пылающий имперский линкор, который глубоко вонзается в скрытое сердце города, прежде чем его варп-двигатель взрывается. Дворец-крепость Эль'уриака разносит на куски. Варп-разлом позволяет демонам всех мастей наводнить город, и за одну неделю терзаемое дьявольскими сущностями царство Шаа-дом обращается в пепел. Как говорят, Вект позволил себе редкую улыбку в момент падения города.

182.М38 — Последнее деяние Лорда Коршта Трижды отмеченный Ордо Ксенос лорд-инквизитор Коршт предсказывает налёт тёмных эльдар в индустриальный мир Димуайн. Когда кабал Отринутого Бессмертия внезапно прорывает реальное пространство над столицей планеты, он встречает не только огневую мощь шести сотен квадропушек и лазпушек «Икар», но и всю ярость роты Караула Смерти. Друкари отступают с пустыми руками через несколько минут после появления. Во время «разбора полётов» остро ощущается отсутствие Коршта, и проводится обследование подземного крепостного комплекса лорда-инквизитора. Его останки обнаруживают тонко размазанными по каждой странице каждого оккультного тома его библиотеки.

227.М38 — Вааагх! Зоггита Орочий босс Зоггит, известный тем, что убивал каждого глупца, осмелившегося предположить, что в нём, вероятно, есть что-то от орка-чудилы, объявляет о начале Вааагх! в ярко-алый космический разлом, наползающий на мир Зогг-Дис. Со своими парнями он появляется в комморрском рангоутном порте Чёрная Кровь, к огромному удивлению населяющего его кабала. Разразившаяся буря насилия разбрасывает сотни тысяч орков по извилистым малоизученным уголкам Комморры. Война разрастается, когда Тёмный город обращает своё внимание на вторжение орков, систематически изолируя каждую армию зеленокожих, чтобы уничтожить её по частям. Кабалы настолько увлекаются попытками извлечь выгоду из неожиданного вторжения, что орки причиняют вреда куда больше, чем любой из архонтов мог предположить. Несколько ярусов Комморры рушатся вниз и сжигаются дотла идущими одна за другой волнами ревущих орков. В итоге их загоняют в угол, и более десяти тысяч зеленокожих попадают в плен в районах ведьм. Получившаяся в результате оргия насилия держит арены ведьм почти две недели забитыми под завязку.

717.М38 — Отброшенная красота Новые веяния охватывают шпили Комморры, и вскоре каждый представитель знатных домов готов заплатить за собственное уродование. Внезапно оказавшиеся на пике востребованности гемункулы считают, что этот год будет очень удачным, но мода предсказуемо недолговечна. Период Исправлений оказывается даже более выгодным, но полным подозрений.

799.М38 — Предательство Пандаймона

Трансмерное сателлитное царство Пандаймон объявляет о своей независимости от Комморры, мгновенно спровоцировав великую войну между архонтом Цюем, Властелином Железного Шипа, и кабалом Чёрного Сердца. Цюй готов к нападению Векта, но не к предательству собственной дочери, оказавшейся одной из куртизанок Векта. Гражданская война бушует несколько недель, но в конечном счёте царство Пандаймон возвращается под власть Векта.

933.М38 — Страшный урок Во время затянувшейся кампании в мире под названием Братская Могила Кадийский 121-й элитный полк, известный всему сегментуму Ультима как «Убийцы эльдар», исчезает в полном составе без единого сигнала. Несколько недель спустя тысячи стонущих, спотыкающихся и наталкивающихся друг на друга безголовых и безруких человеческих тел с татуировками в виде имперского орла появляются бесцельно блуждающими вдоль сводчатых улиц Подземельного района Комморры, пока их страдания не прекращают охотничьи шайки гелионов.

616.М39 — Похитители из ледяного тумана На скованной льдом планете Фенрис во время Одиночной охоты начинают пропадать новобранцы Космического Десанта. Каждому кандидату вживляют геносемя Лемана Русса, и лишь сильнейшие обладают достаточно железной волей, чтобы не дать семени разрушить тело и навсегда превратить человека в зверя. Волчьи жрецы замечают исчезновение беспрецедентно большого числа кандидатов, и после безуспешного прочёсывания дикой местности Асахейма они сосредотачивают своё внимание на околопланетном пространстве. Конечно же, обнаруживается флот тёмных эльдар, расположившийся у полярных шапок соседней планеты Мидгарден. Космические Волки проводят молниеносное нападение на полярный район Мидгардена. Их «Громовые ястребы» снижаются на языках пламени, чтобы вызвать ксеносов на битву. Космические Волки сражаются с яростью бури, но вскоре ковены гемункулов, размещённые здесь, исчезают в тумане, слышно лишь как тает вдали их издевательский смех. Космические Волки обнаруживают цепочки замаскированных под снежным покровом входов в пещеры, ведущие глубоко в недра планеты. Ни в одной из них не обнаружено следов жизни, если не считать заключённых в цилиндрические капсулы безмозглых зверюг, покрытых буграми мышц и шерстью, некоторые из которых напоминают самого примарха Русса. Космические Волки до сих пор не говорят об этом дне.

272.М39 — Конец отчаянию Пограничная планета Отчаяние невольно сеет семена собственной погибели, отправив астропатическое сообщение, в котором подробно изложены данные о вторжении демонических отродий. В действительности Отчаяние избрано в качестве сцены для своих новейших творений Детьми Кости, кликой гемункулов, специализирующихся на создании особо крупных гротесков. После опустошения городов планеты гемункулы исчезают с голоснимками своих жутких творений за работой. Годами позже имперские корабли, появившиеся на орбите Отчаяния, устанавливают, что местные жители безвозвратно погрязли в ереси, ибо теперь они почитают Детей Кости вместо Императора. Местные сражаются с неистовым упорством, ибо боятся Детей Кости куда сильнее, чем имперских армий, тем не менее мир очищается в течение недели.

117.М40 — Тьма внутри света Осуждаемый всеми криптоучёный Ворш доводит до совершенства технологию, которую называет фотонным перевоплощением. Он превращает себя в живой луч света и путешествует меж звёзд исключительно ради того, чтобы доказать свою гениальность. В конце концов он оказывается в призме-ловушке у кабала Чёрного Солнца, который отныне использует технологию Ворша для организации масштабных террористических атак на миролюбивую Республику Наяда.

835.М40 — Охота на охотников За герцогом Слискусом охотятся Грёвийские Изверги, элитный отряд рептилоподобных охотников за головами, которые славятся тем, что расщепляют свои цели на атомы. Слискус даёт указание своим агентам на грёвийском флагмане «Последний шанс» разместить внутри корпуса корабля устройство, изобретённое лично герцогом. Когда Слискус как раз собирается пройти сквозь древний портал Паутины, кажется, что игра окончена: следом из газового облака, паля из всех орудий, появляется «Последний шанс» и следует за ним в Паутину. Корабли герцога выходят над родным миром грёвийцев в полной боевой готовности для высадки. Флагман «Последний шанс», навигационное оборудование которого выведено из строя устройством, установленным внутри корабля, выходит из Паутины прямо в пылающее ядро солнца Грёвии.

226.М41 — Кинутая перчатка Лелит Гесперакс бросает вызов Тёмному городу. Любого, кто найдёт обитателя реального пространства, который будет под стать ей на арене, Гесперакс обещает удостоить такой чести, что ему и не снилось даже в самых диких мечтах. В Комморре немедленно разгорается острое соперничество невиданных масштабов. Архонты со своими войсками устраивают налёты по всей Галактике, всякий раз возвращаясь с новыми могучими чемпионами и смертоносными монстрами. Однако Гесперакс без особых усилий расправляется с каждой жертвой, которую ей приводят, будь то разъярённые тираны ульев, орочьи вожди с громадными топорами или пребывающие в праведном гневе герои-космодесантники. Наконец архонт Кхаргиель из Братства Блеклых Душ находит для комморрской Белладонны подходящего противника. В ходе особо дерзкого и дорогостоящего рейда Кхаргиель похищает брата-капитана Кадулона из капитула Космодесанта «Железные Рыцари». Кадулон, известный как Святой Клинков, был исключительно одарённым мечником, дважды победившим в соревновании Пира Клинков. Как только Лелит встречается с ним взглядом на арене, то понимает, что перед ней по-настоящему достойный соперник. С хищническим оскалом на лице Белладонна Тёмного города принимается за дело. Её клинки звонко ударяются о меч Кадулона, выбивая снопы искр под безумный рёв толпы. Схватка длится больше шести часов, пока Кадулон в итоге не падает замертво, нанеся Гесперакс всего один порез на голой талии. Когда неожиданно воцаряется тишина, архонт Кхаргиель спрыгивает на арену, чтобы получить свою награду. Однако ликование на его лице тут же улетучивается, когда Лелит, пнув к его ногам меч погибшего космодесантника, объясняет, что величайшая честь, которую она может даровать, — это смертельный поцелуй её ножей. К всеобщему удивлению зрителей, Кхаргиелю удаётся продержаться целых шесть минут...

248.М41 — Переворот демонов Тщеславный архонт Исклит из Когтя Кириикс восстаёт против тиранического правления Векта и его запрета на знания Старой империи. Расшифровав древние надписи, начертанные в криптах под своим дворцом, он узнает, как можно контактировать с демонами варпа и подчинить их своей воле. Хотя на осуществление его планов уходит почти столетие, Исклит ведёт восстание против Векта с ужасающей и непреодолимой силой. Под парящими неболётами его кабала движется прожорливое адское воинство, уничтожающее все живое на своём пути. Прежде чем полчище смогло причинить слишком большой ущерб, Вект активирует древнее защитное устройство и наглухо запечатывает отрог Когтя Кириикс, изолируя его от остальной Комморры. Вскоре после этого архонт Исклит осознает, что его власть над дьявольскими союзниками не столь абсолютна, как он предполагал.

312.М41 — Разграбление Гармоса Имперские силы системы Гармос ведут войну с орками Вааагх! Смертолома. Во время конфликта ковен Тёмного Кредо и Кабал Режущего Лотоса проводят рейды против тех и других. Они искусно склоняют чашу весов то в одну, то в другую сторону, умышленно растягивая конфликт, чтобы собрать как можно больший урожай страха и страданий.

327.М41 — Пляшущие мертвецы Полоумная архонтесса Тиндрак из Кабала Предсмертной Ненависти совершает налёт в мир-улей Причуда Тамантры. В ходе свирепой схватки между кабалитами и пехотинцами Талларнского 8-го полка архонтесса насильно уводит губернатора-тирана и всё его садистское семейство. Через сутки несчастных пленников сковывают невральными ограничителями, одевают в немыслимые и причиняющие муки наряды, а после размещают в прозрачных камерах жизнеобеспечения, встроенных в потолок громадного танцевального зала архонтессы Тиндрак. Теперь она по желанию может спускать на пол клетки с агонизирующей знатью, чьё присутствие окутывает всё помещение аурой боли и страданий, что комморриты находят освежающими. Поэтому неудивительно, что новые игрушки леди Тиндрак приходятся всем по вкусу: её гости танцуют и резвятся с хныкающими людьми под издевательский смех сородичей.

394.М41 — Добыча воронов Кабал Обсидиановой Розы терпит непозволительное поражение, разбившись о бронетанковую армию Кадийского 364-го полка «Железные головы» на горнодобывающей планете Серая Звезда. Дабы сохранить лицо, архонтесса Хромис приказывает провести диверсионные атаки в ключевых локациях по всей планете. Пока бушует сражение, одна эскадрилья «Пустотных воронов», по такому случаю лично отобранных Хромис, незаметно проникает в главный ствол шахты северного полярного рудника. Летя по узким тоннелям и петляя меж громадных промышленных установок, «Пустотные вороны» спускаются на самую глубину шахты. Здесь в опасной близости от расплавленного ядра планеты они сбрасывают три пустотные мины, которые запускают катастрофическую цепную реакцию. Пока бомбардировщики возвращаются, войска Обсидиановой Розы скрываются в Паутине вместе с рабами и награбленным. После их отхода Серая Звезда разрывает себя на части; миллиарды людей погибают вместе с планетой ради удовлетворения чувства мести Хромис.

399.М41 — Трансформирующая чума Несравненный нарцисс, архонт Вэйн Кайарк из Чёрного Мириада выпускает вирус доппельгангера на планете Флогистон VI — трансформирующую чуму, которая перестраивает лица всех живых существ этого мира по образу и подобию их инопланетного завоевателя.

421.М41 — Стальной Клык Безымянная посланница вырезает Внутренний совет искусственного мира Лугганат с помощью осколков разбитой ей статуи Кхаина. Скрывшись в Паутине вместе с голозаписью своего деяния, молодая воительница, называющая себе Стальным Клыком, прибывает в Тёмный город, где её приветствуют культы ведьм. Вскоре она создаёт собственный культ, а её учение искусству боя импровизированным оружием становится популярным на аренах Комморры.

462.М41 — Боязнь теней Кабал Чёрного Сердца нападает на мир-улей Лапрадус, но обращается в беспорядочное бегство, когда в бой вступают титаны Легио Кастигатум. Днями позже принцепс Гендат, вырвавший победу, был убит в собственной командной рубке. Чёрные шипящие твари протекли в его капсулу с амниотической жидкостью и покромсали принцепса на куски, а затем исчезли так же внезапно, как и появились, оставив только талую массу крови и трещины в бронестекле.

346497.М41 — Прямо за дверью До Асдрубаэля Векта доходят вести о странных возмущениях у врат Кхаина. Что-то или кто-то медленно, ритмично, пугающе стучит с другой стороны. В качестве меры сдерживания Вект ставит пятьсот инкубов сторожить врата. Он платит баснословные суммы каждому, чтобы тот хранил бдительность, причём все инкубы набраны им только из тех братств, что препятствовали или противостояли его планам в прошлом. Для подстраховки Вект располагает в самой камере несколько из наиболее тайных и странных орудий в его арсенале. В число изобретательных средств противодействия входят мины, влияющие на временной поток, Седьмой осколок и трёхпризмовые пространственные зеркала, отправляющие всё, что отразится на их поверхности, прямо в сердце солнца.

518.М41 — Скрытая война Ведьмы культа Красной Скорби вступают в бой с воинами мира-корабля Сайм-Ханн после расторжения союза. Битва проходит на головокружительной скорости в облачных архипелагах планеты Стратос, где почти нулевая видимость, и даже малейшая оплошность грозит неминуемым падением в океан пустоты внизу. Воюющие стороны в конечном счёте вынуждены прекратить сражение из-за начала обширного сверхшторма. Отплатить по счетам не получается, и между ними вспыхивает долгая вражда.

543.М41 — Чогросский урожай Кабал Сломанной Печати проводит серию налётов в реальном пространстве на дикую планету Чогрос. Громадные и звероподобные огрины, живущие там, всегда были популярными противниками на ведьмовских аренах и считались превосходным сырьём для ковенов гомункулов. После недолгой и ожесточённой битвы тёмные эльдар собирают и загоняют на борт транспортных судов тысячи недолюдей. Имперская Гвардия, использовавшая Чогрос в качестве призывного пункта для собственных войск ауксилариев, приходит в ярость и отправляет катачанские, элизийские и катонские полки для поиска и уничтожения противника. Конфликт перерастает в мировую войну. И хотя люди храбро сражаются, в итоге они терпят поражение. Выживших берут в плен и продают ведьмам. На протяжении многих ночей арена «Крусибаэль» до отказа заполнена зрителями, которые с удовольствием наблюдают, как пленённым гвардейцам приходится сражаться не на жизнь, а на смерть с теми самыми огринами, которых они так стремились спасти от друкари.

601.М41 — Враг извне Инкубы, стоящие на страже врат Кхаина, докладывают о новых и тревожащих изменениях Асдрубаэлю Векту. Помимо неспешного и непрекращающегося стука врата стали вибрировать на микроуровне. Что ещё необычнее, те, кто стоит к порталу ближе, сообщают о том, что слышали шепчущие голоса. И хотя внешне Вект не показывает никакой озабоченности, он продолжает составлять новые планы.

620.М41 — Охота в тенях Кабал Зловещего Взора и культ Высвобожденной Ярости, прибегнув к продолжительной электромагнитной бомбардировке, нарушают инфраструктуру промышленного мира Дурондас II. Далее культ высаживает огромные стаи охотничьих зверей: кхимер и когтистых извергов, которые, вприпрыжку пересекая тёмные улицы, разрывают на части защитников планеты. Погружённые во тьму и лишённые оружия и транспортных средств из-за электромагнитных бомб противника, напуганные солдаты Астра Милитарум и гражданские постоянно отступают. В конце всех выживших загоняют в район Великого храма в столице Дурондаса. Здесь тёмноэльдарские укротители совместно спускают с привязи своих диких питомцев и устраивают жуткую бойню, которая длится несколько кровавых дней и ночей. Ни один человек не выбирается живым.

Чудовищная затея

В конце 41-го тысячелетия ведьмовский культ Седьмого Горя поднимается к власти в районах арен после проведения серии дерзких налётов в реальное пространство и возвращения с выводком хитиновых монстров, прежде невиданных в Комморре. Ведьмы Седьмого Горя становятся ведущими знатоками боевых тварей, что наводнили восточную часть Галактики, существ, которых человечество называло тиранидами. Придя к заключению, что флоты-ульи притягивает к богатым биомассой мирам, Седьмое Горе добавило в серую массу облаков над имперской планетой Эвридикс-Секундус высокодисперсные метастероиды, которые постепенно превратили жителей улья, употреблявших местную воду, в уродливых гигантов. Конечно же, тиранидский флот-улей взял курс на Эвридикс-Секундус, высадил авангардные организмы, и уже через неделю планета кишела тиранидами. Когда имперские войска начали давать отпор, культ Седьмого Горя появился из укрытия облаков и присоединился к битве. Резня накалялась, и всё больше и больше агрессивных тиранидских тварей появлялось на поле боя. Культ Седьмого Горя захватил множество чужеродных монстров в рунические гексаклетки, прежде чем исчезнуть в Паутине. Оставленный Эвридикс-Секундус подвергся тиранидоформингу и был поглощён флотом-ульем.

824.М41 — Войны за Панацею Чтобы выполнить задание Асдрубаэля Векта, леди Малис вместе со своим Кабалом Ядовитого Языка нападает на планету Вердигрис IX, где, по её сведениям, находится СШК под названием «Панацея», способное спасти от ядов и болезней миллиарды людей. Используя тактику коротких ударов, Малис заманивает орочью Вааагх! на поверхность хорошо защищённого мира-кузницы, чем вызывает катастрофические разрушения. Пока зеленокожие сражаются с имперцами, архонтесса направляется туда, где расположен её приз, убивая любого, кто оказывается у неё на пути. Вырвав СШК из огрубелых пальцев большого мека, который украл «Панацею» прямо у неё из-под носа, леди Малис возвращается в Тёмный город, оставляя Вердигрис в огне. Впечатлённый её успехом, Вект приглашает архонтессу Ядовитого Языка отужинать вместе с ним.

842.М41 — Восставшая знать Потомки правителей аристократических семей, когда-то давно свергнутых Вектом, архонты Кселиан, Крайллах и Иллитиан решают устроить переворот. Они успешно воскрешают древнего архонта Эль'уриака, бывшего императора Шаа-дома и последнего тёмного эльдар, который был способен пошатнуть верховенство Векта. Однако всё идёт не как запланировано, и в итоге Тёмный город вступает в эпоху невиданного раздора, чего не случалось уже тысячи лет. Вызванное их деяниями мощное демоническое Разъединение сотрясает Комморру до самого основания, и только решительные действия, предпринятые силами Асдрубаэля Векта, не дают городу соскользнуть в пропасть забвения.

864.М41 — Зверства на Вандреде Архонт Фиск ведёт свой Кабал Кровавого Шторма в феодальный мир Вандред, откуда набирают рекрутов космодесантники ордена Ангелов Сангиновых. Спустя дни на планету высаживается ударная группа Космодесанта, что, однако, на руку архонту. Фиск выпускает искусственно выведенную чуму, дорого приобретённую у гемункулов из ковена Изменённых. Вирус высвобождает страшное генетическое проклятие сынов Сангвиния. Понимающие, что с ними происходит, но не в состоянии это остановить, Ангелы Сангиновые безжалостно забивают и выпивают кровь тех, кого пришли спасти, а после бросаются друг на друга, в то время как тёмные эльдар наслаждаются агонией, ужасом и отчаянием.

891.М41 — Долгая полночь Предсмертная Ненависть разоряет мир-улей Персия в долгой шестицикловой осаде, используя таинственные технологии, чтобы накрыть тьмой крупнейшие ульи, и отправляет мандрагор и ур-гулей в их пределы. Многие рабочие улья сходят с ума от ужаса, но их всё равно забирают в Комморру. Говорят, якобы во время осады Кхерадруакх Обезглавливатель отобрал беспрецедентные семь черепов для своей макабрической коллекции. 990.М41 — Тёмные откровения войны Тау, обороняющие планету Вигос от флота-улья Кракен, совершают фатальную ошибку, заключив союз с Уриеном Ракартом. После первых совместных военных успехов тау начинает тревожить требование Ракарта провести «культурный обмен». В конечном счёте они отваживаются дать отпор, когда он превращает их бывших сородичей в чудовищных гротесков и начинает требовать в качестве платы за его услуги священных эфирных. Тау собирают резервы с планеты Рубикон и намереваются нанести удар, однако обнаруживают, что флот Ракарта уже исчез, оставив только голограммы и сенсорные призраки. Спустя часы с беззащитного Рубикона приходит сигнал бедствия. В сбивчивых докладах оттуда рассказывается о скрюченных бледнокожих захватчиках, называющих себя Пророками Плоти. Однако уже слишком поздно, чтобы идти на помощь, и всё что остаётся тау — слушать предсмертные крики соседнего мира.

ЭПОХА ИЗОБИЛИЯ

К концу 41-го тысячелетия Галактику раздирают войны, как никогда прежде. Безумие и беспорядки поглощают целые звёздные системы, что позволяет жителям Тёмного города чаще проводить налёты. Но есть те, кто шёпотом утверждает, будто даже Комморре не выстоять перед теми ужасами, что грядут.

994.М41 — Речь Векта Взглянув на разрываемую войнами Галактику, Асдрубаэль Вект заявляет, что наступает эпоха изобилия. Беды и напасти одна за другой сыплются на расы реального мира. Их цивилизации бьются с нескончаемым потоком врагов, каждый из которых чудовищнее предыдущего. Вект даёт указание своим помощникам с выгодой использовать ухудшающееся положение в Галактике, нападать везде, где силы низших созданий слишком рассеяны и не смогут предотвратить грабежи. Рабы и сокровища рекой текут в Комморру, и тёмные эльдар наслаждаются собственным несравненным могуществом. Однако всё это делается ради отвлечения внимания, пусть и в невообразимо огромных масштабах. Пока приспешники Векта забивают трюмы своих кораблей несчастными обитателями материального измерения и смотрят совсем в другую сторону, их правитель продолжает вершить свои тёмные дела.

995.М41 — Неожиданный союзник Мир-корабль Йанден, ведущий тяжёлую борьбу за выживание после пирровой победы над флотом-ульем Кракен, дабы предотвратить очередное нападение, вынужден вступить в бой с Вааагх! Крушикулака. В ходе начальных сражений империи зеленокожих наносится критический урон, но орки контратакуют значительными силами. У Йандена не остаётся другого выхода, кроме как тревожить посмертный сон всё большего и большего числа почитаемых предков и помещать их камни души в могучих воинов-призраков, чтобы воспрепятствовать вторжению. Когда уже кажется, что всё потеряно, Кабал Призрачного Рода и культ Освежёванной Руки появляются из портала Паутины на задворках мира-корабля. Сражаясь вместе с аспектными воинами Йандена и их воинами-призраками, тёмные эльдар отбрасывают орков и уничтожают флот их военачальника, а самого Крушикулака убивает принц Ириэль. На вопрос совета провидцев Йандена к тёмным эльдар, почему они вмешались, те отвечают, что посчитали попытку охваченного страхом Йандена покуситься на мир некромантии чрезвычайно занимательной. Тёмные эльдар уходят, забирая с собой тысячи пленных орков, что нисколько не трогает их светлых собратьев.

996.М41 — Незримая угроза В Подцентре феномены, связанные с вратами Кхаина, стали проявляться отчётливее. Многие из стражников странного портала сошли с ума из-за шепчущих голосов, которые теперь наполняют камеру врат. Те, кто не зарубил друг друга клэйвами или сам не отнял у себя жизнь, начинают вырезать на стенах надписи «впустите нас», а некоторые выцарапывают эти тревожащие послания на своей коже. В воздухе мелькают полуреальные фигуры, а мандрагоры и теневороны стекаются в окружающие врата тоннели всё в больших количествах. Властелин Вект по-прежнему любыми способами скрывает всякую информацию на этот счёт и одновременно втайне перемещает свои ресурсы и базы в спрятанные подцарства за множеством хорошо охраняемых порталов. Некоторые архонты, которые считали, что их кабалы попали в немилость, приходят в восхищение, когда Вект в качестве жеста примирения дарит им лучшие территории Кабала Чёрного Сердца, расположенные прямо над центром.

998.М41 — Кладовая Ракарта Уриен Ракарт видит сходство между бешеным разграблением реального пространства и днями кровавого безумия, что предваряли Грехопадение, которое смутно помнит этот немыслимо древний гомункул. Давние воспоминания подталкивают Ракарта принять меры предосторожности; хотя его нисколько не волнуют ни выживание собственной расы, ни судьба обитателей реального мира, он понимает, что без живых материалов, которые и те, и другие предоставляют для его личных изысканий, развращённому веселью наступит печальный конец. Поэтому он начинает запасать подходящее, на его взгляд, сырьё, проводя налёты по захвату огромного количества рабов, которых он уводит в кандалах в свои темницы. По мере разрастания масштабов его рейдовых операций Ракарт заручается поддержкой нескольких могущественных ковенов, в числе которых Чёрное Схождение, ковен Двенадцати и Пророки Плоти. Эти чудовищные клики захватывают новые подцарства внутри Паутины и начинают заполнять их стазисными капсулами, бесконечные ряды которых тянутся на мили во мрак. Внутри каждой заключают живое существо, похищенное из реального пространства с целью обеспечить гомункулов запасами в грядущие трудные времена.

924999.М41 — Варп-всплеск Мощный грозовой фронт проходит через варп-пространство, неистовствуя у границ лабиринтного измерения. Артериальные каналы неуправляемо содрогаются, пока меньшие, более повреждённые их ответвления разрываются или коллапсируют. Несколько мгновений врата Кхейна сияют ярко-белым светом, и одна из массивных цепей, что опоясывает их, рвётся со звуком, похожим на удар грома. В тот же момент каждый портал Тёмного города угасает, а затем снова вспыхивает, заточая сотни тысяч тёмных эльдар или разрывая их на части при переходе. Вскоре в Комморре поднимаются волнения, и всё громче раздаются требования, чтобы Верховный властелин Вект принял меры для предотвращения полноценного Разъединения. В организации подрывной агитации Вект подозревает леди Малис, но его поиски доказательств обрывают труппы арлекинов, которые появляются, словно из ниоткуда, чтобы убить агентов Векта или похитить его информаторов.

978999.М41 — Краденная пустота Кабал Чёрного Сердца и ведьмовский культ Распри устраивают масштабный налёт на якорную стоянку Имперского Военно-Космического Флота у Бакки. Атака приводит к огромным разрушениям и оставляет целую полосу в космосе Империума открытой для дальнейших рейдов, однако это лишь побочный результат нападения Векта, за которым скрывается другая цель. Пока основная часть войсковой группировки тёмных эльдар ведёт бой с Имперским ВКФ, небольшое формирование под руководством самого Векта, сопровождаемого Лелит Гесперакс, уходит под прикрытием продвинутых ночных щитов. Эта малая армия отправляется на штурм инквизиционной крепости, спрятанной за третьей луной Бакки. В последовавшей битве Чёрное Сердце успешно похищает горстку специализированных членов персонала — мутантов, обладающих антипсихическими способностями. Само присутствие этих так называемых «нулей» усмиряет потоки варпа и невыносимо для демонов Хаоса. Нулей тайно перевозят в глубины Тёмного города, где помещают в гротескные машины, расставленные вокруг Подцентра. И хотя этих несчастных переправляют в обстановке строжайшей секретности и с величайшей осторожностью, действия Векта не проходят незамеченными, ибо у леди Малис везде есть глаза и уши.

995999.М41 — Великое Око открывается Из Ока Ужаса вырываются воинства Тринадцатого чёрного крестового похода, противостоять которым со всего Империума прибывают разные армии. Кабалиты проводят тысячи рейдов в реальное пространство, чтобы поживиться за счёт царящих беспорядков, однако теперь война перекидывается и на сам Тёмный город. По своим тайным каналам леди Малис узнает о развитии ситуации вокруг врат Кхейна. Опасаясь, что Вект планирует намеренно их открыть и утопить своих соперников в море демонов, архонтесса Ядовитого Языка активизирует свои силы по всему Тёмному городу. Волны эмпирической энергии, исходящие от Ока Ужаса, прокатываются по Комморре, схлопывая подцарства и проламывая порталы. В это же время банды кабалитов, ведьм и арлекинов, преданные Малис или Векту, ведут всё более ожесточённые схватки возле Подцентра, не догадываясь об иронии ситуации, ведь обе фракции сражаются ради одной цели. Между тем, когда в камере, наполненной клубящимися миазмами безумия, по всей поверхности врат Кхейна начинают расходиться трещины толщиной в волос, сидящие в клетках Нули заходятся в крике...

Падение вечного города

Тёмные эльдары получают подпитку от страданий. Их души, проклятые с появлением Той-что-жаждет, медленно, но верно чахнут, и лишь созерцание чужой боли позволяет им забыть о ноющей пустоте. Чем старше тёмный эльдар, тем более страшные зверства ему необходимы для поддержания себя в тонусе.

Именно поэтому тёмные эльдары проводят гладиаторские бои в колизеях в центральных районах Комморры. Величайшим из всех колизеев Комморры считается «Крусибаэль», находящийся во владении ведьмовского культа Распри и являющийся, по сути, суверенной территорией Её превосходительства Лелит Гесперакс. На этой арене билось несчетное количество легендарных личностей, включая лорда-феникса Воющих Баньши Джаин Зар, которая продемонстрировала высочайшее мастерство владения клинком. Учитывая, что трибуны вмещают более миллиона зрителей, проводимые здесь еженощные представления поражают как масштабом, так и прибылью. Немалая её часть достаётся непосредственно Лелит, ибо Королева Ножей правила здесь дольше, чем помнят даже её старейшие соперницы. Каждый день она съедает несчётное количество душ и пойдёт на все ради сохранения своей поразительной красоты. И вот, в так называемую Ночь откровений, на «Крусибаэле» готовилось новое "выступление", за которым наблюдал сам правитель Комморры - Аздрубаэль Вект.

После того как культ Распри провёл рейд в мир Валедор, «Крусибаэль» получил поистине ценные экземпляры для гладиаторских схваток. Когда-то известная как Дюриель, планета Валедор подхватила болезнь: она была заражена присутствием человеческого рода. Впоследствии она оказалась на грани катастрофы из-за вторжения не одного, а сразу двух тиранидских флотов-ульев, Кракен и Левиафан, после чего её добил альянс тёмных эльдар и их сородичей с миров-кораблей, которые принесли с собой устройство судного дня под названием «Огненное сердце». Прежде чем Валедор настиг апокалиптический конец, ведьмовской культ Распри поймал большие рои тиранидов и стал заниматься их разведением для боев на арене.

Среди суккубов была одна, которая поднялась из низов на самый верх под покровительством известной аристократки леди Малис. До того далеко разошлась молва об этой гладиатрисе, что даже труппа арлекинов прибыла посмотреть на неё и её Кровавых Невест. Некоторые даже называли её достойной выступить в личной схватке против самой Лелит. В Комморре она прославилась как Дочь Теней. Корсары, которые некогда почтительно обращались к ней «повелительница», знали её по имени Амарок. А жители искусственных миров, среди которых она жила какое-то время, называли её Иврейн.

И вот, ведьмы закружились в вальсе смерти: клинки их двигались с такой точностью и экономией сил, что это вызывало дикий восторг у публики – даже находящиеся на стадионе арлекины возбуждённо вскочили с мест. Лелит билась с холодной и расчётливой беспристрастностью; она имела превосходство в мастерстве, и обе соперницы это знали. Иврейн, напротив, распаляла сконцентрированная ярость: гнев придавал ей уверенность и мощь. Время от времени искусным шлепком или ударом по средоточию нервов Лелит показывала, что играется с оппоненткой. У многих из присутствующих на трибунах упало сердце, когда они заподозрили, что равная схватка, на которую они надеялись, в действительности не более чем симуляция. И как раз в тот момент нож Иврейн резанул по предплечью Лелит. Толпа одобрительно заревела, но, как часто бывает в темноэльдарском обществе, ошибка Комморрской Белладонны тоже была притворством. Леди Гесперакс умышленно оставила одну руку открытой и позволила клинку соперницы пройтись по коже, чтобы ещё больше запутать зрителей. Как и ожидалось, Иврейн вскоре допустила ошибку, потеряв осторожность в схватке, и Лелит воспользовалась этим, воткнув кинжал в грудь Дочери Теней. Решив, что с противницей покончено, леди Гесперакс ринулась в поисках следующей жертвы, а Иврейн, веером прикрыв свою рану, попыталась продолжить сражаться, но уже с другими противниками. Пробившись через реку хормагаунтов и застрелив из пистолета трёх геллионов, Дочь Теней обнаружила, что её кровь привлекла внимание ещё одного врага. К ней направлялась тощая как щепка элегантная воительница с длинными спицами в руках. Её мертвенно-бледное тело было затянуто в сложный сетчатый наряд из чёрного шёлка, а на лбу был нарисован знак давно сгинувшей богини-старухи Морай-Хег. После непродолжительного боя, исход которым стала смерть обеих дуэлянток, в следующий же миг из песков арены поднялся крошечный шар, который поглотил обеих. Нечто громадное вылезло на поверхность после смерти старушечьей воительницы и захлестнуло душу Иврейн подобно приливной волне. Противиться этому было невозможно.

Внутренним взором Иврейн увидела Иннеада. Он предстал пред ней звездой, вылетающей из кристальной луны, а затем сияющим созвездием из триллионов бусин света, которые в совокупности образовывали серьёзное лицо. Неизмеримо огромные глаза бога мёртвых уставились на Иврейн и, хотя веки его были едва приоткрыты, понимание, что он смотрит именно на неё, было невыносимым. Одного его испытующего взгляда хватило, чтобы раскрыть её душу. В тот момент она целиком и полностью стала принадлежать Иннеаду. Затем звёздный мираж выдохнул всего одно слово; он произнёс его шёпотом, но с такой мощью, что божественный голос оглушал. «Дочь».

От тела Иврейн, поднятой невидимой рукой, пошли желтоватые ударные волны таинственной энергии. Они трещали, как электромагнитные импульсы, и направлялись через западную четверть арены в сторону ошеломлённой публики. Загадочная энергия при соприкосновении с плотью мгновенно высушивала несчастных эльдар и в считанные секунды превратила целые толпы зрителей в полчище окровавленных скелетов. Крупнейшие из тиранидов, замедленные, но не убитые, ворвались на трибуны и устроили бойню. Когда произошёл всплеск насилия, вернорождённые кабалиты открыли огонь из тёмных копий и осколковых пушек; некоторые стреляли по злосчастной суккубе, что убила их хозяев, но каждый луч и снаряд отскакивал от распростёртой в воздухе Иврейн. Она поднималась выше и выше, окружённая аурой неземной силы. Белый огонь затягивал её раны и излечивал. Восстановилась даже отрубленная по запястье левая рука: из ослепительной энергии на её месте сформировалась латная перчатка, выполненная в архаичном стиле. Лелит Гесперакс с насекомьей скоростью ухватилась за отклонившийся от курса гравицикл и унеслась в ночное небо. Напоследок она обернулась и блеснула во мраке жемчужными зубами, а пирамида, в которой сидел Аздрубаэль Вект, взмыла в небо и устремилась в сердце Центрального Пика. Тираниды вырвались за пределы «Крусибаэля» и начали сеять смерть и разрушение в Комморре.

Постепенно Иврейн понимала, в какой опасности находится. Она не только устранила сотни влиятельнейших граждан Тёмного города, но и стала одержима некой зловещей силой, и к тому же, судя по дрожащей под ней земле, до основания сотрясла целый район. Инкубы покажутся меньшей из проблем, когда гемункулы сделают свой ход. Без сомнения, они уже планируют, как бы разобрать её на мельчайшие кусочки. Гладиатриса вынырнула из-за трупа тираннофика и подняла свой иссушающий клинок, валявшийся на песке. Меч, равно как и сама Иврейн, претерпел трансформацию. Изящное оружие отреагировало на её касание: держа его в латной перчатке, заменившей левую руку, Иврейн ощутила, как от него исходит великая сила. Дочь Теней выкрикнула приказ оставшимся Кровавым Невестам и с иссушающим клинком в одной руке и с веером в другой побежала туда, где толпа казалась наименее многочисленной. Рубя и коля направо и налево, Иврейн вместе с двумя дюжинами ведьм пробилась к краю арены так быстро, как только могла, а когда путь ей преградили отряды кабалитов, из её глотки вырвался вопль настолько яростный, что противники повалились наземь, словно опрокинутые привидениями. Их соратникам это показалось чересчур; подобные способности напоминали проявление психических сил, что было строго-настрого запрещено в Комморре из-за опасения привлечь ненужное внимание Слаанеш и, соответственно, вызвать катастрофическое Разобщение во всём городе. В тот момент лишь немногие из присутствовавших догадались, что страшное событие уже началось, и что прямо у них под ногами разворачивалось крупномасштабное демоническое вторжение. Покинув пределы колизея, который стал местом ужасной бойни, Иврейн и её Кровавые Невесты, расправившись с группой геллионов и инкубов и получив себе нового союзника в виде Визарха, смогли покинуть Комморру на бывшем флагмане Дочери Теней «Ланатриалла».

Когда Тёмный город потрясло Разобщение, подземелья поблизости от врат Кхаина обрушились и убили запертых в клетках психических нулей, которые не давали образоваться дыре, ведущей в Варп. После их гибели врата раскалились добела, а затем со страшным треском раскрылись. Тысячи адских отродий хлынули наружу, злобно гогоча и вонзая клинки, когти или клыки во всех несчастных, кто попадался им на пути. Короткие конфликты стали перетекать один в другой, когда кабалы, культы ведьм и даже ковены гемункулов внезапно для себя обнаружили, что их атаковали всевозможные дьявольские твари. Вект, в свою очередь, вместе со своим кабалом уже скрылся в укромном месте, давно заготовленном в тёмном уголке Паутины. Комморра была поистине огромна, так что, несомненно, пережила бы даже подобное нашествие. Зная, что демоны принесут разорение, верховный владыка специально всё подстроил так, чтобы основной удар пришёлся именно на его конкурентов. Когда они израсходуют все доступные ресурсы на борьбу с потусторонними силами, Вект вернётся в Тёмный город и снова поставит всех на колени.

Во время демонического вторжения, труд Кхерадруакха по сбору черепов наконец был окончен: последним черепом в коллекции оказался череп Архонта Черного Сердца Валлосиана Ситрака, полученный во время Разобщения. После того, как череп занял положенную ему нишу, Обезглавливатель открыл портал в измерение Мандрагор, который распространил сферу тьмы на десятки миль по территории Комморры. В результате Кхерадуракх стал некорнованным королём всех Мандрагор, попутно защитив Комморру от демонического вторжения и закрыв брешь во Вратах Кхаина, через которые начали просачиваться демоны. На десятки миль вокруг престола Обезглавливателя Комморра стала морем живой тени, способной поглощать даже демонов.

Врата ада распахнулись

Становление Иврайны сосудом воли жуткого божества сотрясает саму основу Тёмного города. Из неё неконтролируемо изливается психическая энергия, что приводит к гипермерному землетрясению. Миллионы погибают от первой же ударной волны, и, пока толчки продолжаются, врата Кхаина, продержавшиеся тысячелетия, в конечном счёте с грохотом распахиваются. Долгие месяцы демонические сущности лезут из пролома, алчно пожирая души друкари, и, тогда как знатные комморриты стараются сдержать прилив демонов, Асдрубаэль Вект таинственным образом исчезает. Лишь когда армии воинов и рабов Тёмного города стоят на грани полного разгрома, Верховный властелин наконец разыгрывает свою карту. Вект обращается с призывом к инкубам, напоминая им о старинных договорах и невыплаченных долгах, и телохранители каждого архонта, находящиеся в Комморре, оставляют текущую службу ради противостояния демонам. В одной ожесточённой битве за другой они вместе с мириадом прочих бойцов загоняют исчадий преисподней в подцарство, где зияет дыра, которая прежде была вратами Кхаина. Затем это подцарство отсекают от остальной Комморры, сбрасывая в адскую бездну, получившую название Пропасть Невзгод. Тем не менее демоны не перестают наседать, поднимаясь из колоссального гнойника на теле Комморры. По этой причине на съедение Пропасти приходится сбросить ещё несколько подизмерений Тёмного города, а вместе с ними и легионы солдат и невольников в попытке не дать порождениям Хаоса снова добраться до самого сердца Комморры.

Новая эпоха

Схожие нашествия Хаоса, разорившие Тёмный город, случаются по всей Галактике, когда открывается Великий Разлом. По реальному пространству и лабиринтному измерению прокатывается рябь, раскалывающая несчётные порталы и врата, ведущие в Комморру. Целые участки Паутины смещаются, в результате чего из щелей в этом промежуточном плане бытия выползает ещё больше демонов. Между тем челюсти варпа перекусывают Империум Человечества надвое, и одна его половина — Империум-Нигилус — погружается во тьму, где практически не действуют межзвёздные коммуникации и почти нет возможности путешествовать. Каждый изолированный во тьме мир держится в одиночку, когда приспешники Губительных Сил начинают свою кампанию резни. Обитатели Комморры усматривают в данной ситуации удобную возможность грабить подобные планеты, но прежде им необходимо справиться с катаклизмами в Паутине и Тёмном городе. Те налёты, что совершаются в Империум-Нигилус, безмерно жестоки, но, по сути, отражают только малую толику ужасающего потенциала друкари.

Убийство Векта

Пока все инкубы-телохранители в Комморре задействованы в борьбе с демонами, давно отложенная вражда между элитами Тёмного города выливается в безумное кровопролитие. Заказные убийства случаются одно за другим, и угроза масштабной гражданской войны становится всё реальнее. Однако, когда граждане Комморры уже готовы растерзать на куски и себя, и свой город, случается немыслимое. От рук мандрагоров, подосланных неизвестно кем, погибает сам Верховный властелин Асдрубаэль Вект. Более того, в тот же миг уничтожается каждый сосуд, где находился фрагмент его сущности, что гарантирует невозможность его воскрешения гомункулами. Междоусобные распри, чуть ранее изводившие Тёмный город, быстро сменяются тревожным затишьем, как перед бурей, поскольку все комморриты бросаются заключать альянсы. Если уж убили даже Векта, кто тогда из друкари вообще может рассчитывать на выживание?

Великое прощание Арлекины Скрытого Пути готовятся проститься с Асдрубаэлем Вектом на арене Нхексус, принадлежащей ведьмовскому культу Проклятого Клинка. Многие начинают подозревать, что за убийством Верховного властелина стоит Проклятый Клинок, тогда как другие полагают, что дело не обошлось без вмешательства леди Малис, так как она и её кабал Ядовитого Языка отплыли из Комморры в отколовшиеся рангоуты Паутины. Лицезреть Великое прощание приходят огромные толпы народа как из числа преданных Векту друкари, так и его злейших врагов, прибывших позлорадствовать, прежде чем приступить к силовому разделу его владений. Когда наступает кульминация церемонии, на трибуны пускают мощный галлюциногенный газ, и арлекины обрушивают всю свою ярость на присутствующих архонтов. К актёрам Скрытого Пути присоединяются ведьмы Проклятого Клинка, а также Пророки Плоти и воины из Чёрного Сердца самого Векта. Пока кровь повелителей кабалов течёт рекой, из центра арены под звуки симфонии боли и ужаса поднимается Асдрубаэль Вект. Его тело идеально, а глаза полны гнева. Когда бойня завершается, архонтов, сохранивших верность Верховному властелину, возрождают Пророки Плоти, а также некоторых его противников — хотя воскресают они уже в виде скрюченных монстров, чья единственная цель существования сводится к тому, чтобы насыщать Верховного властелина своими страданиями. Масштабная отбраковка высших эшелонов власти Тёмного города делает господство Асдрубаэля Векта практически нерушимым, и он объявляет себя живой тёмной музой.

Цена красоты Крупномасштабный рейд в мир-улей Ворган, находящийся на территории Империума-Нигилус, заканчивается поимкой сотен тысяч пленных. Изучив добытые живые экземпляры, гемункулы Сглаза приходят к выводу, что им попались представители культа генокрадов. Гибридов вычленяют из общей массы и накачивают гормонами роста, что приводит к бурному цветению дремавших в их плоти мутантных генов. Как только по городу расползается молва, среди сливок общества возникает мода на трансплантацию чужеродных выростов. Ворганцы, как стали называть этих прекрасных особ, сплачиваются в клики в шпилях Верхней Комморры, наслаждаясь своими телесными модификациями. Более того, все без исключения они становятся одержимы Лефидией — наводнённой тиранидами планетой, что висит на орбите Тёмного города с тех пор, как её затянули в Паутину.

Обсидиановое кольцо В ходе рейдов на планеты, одновременно удерживаемые и некронами, и Адептус Механикус, обнаруживается тёмная стеклянистая субстанция. Вскоре ковены гемункулов обнаруживают, что с помощью данного материала можно прогонять демонические сущности. После проведения ещё ряда налётов в миры некронов и Адептус Механикус награбленный чёрный камень укладывают вокруг постоянно углубляющейся Пропасти Невзгод. Захваченных в ходе таких нападений пленников бросают в эту подпространственную бездну, и их мучительная смерть питает души тёмных эльдар.

Искажённый престол После очевидного похищения нескольких кустодианских стражей инквизиторы Ордо Ксенос выходят на след ковена Кривой Спирали, ведущий к луне в глубинах межзвёздной пустоты. Надежда на поимку злодеев быстро улетучивается, однако в лунной пустыне инквизиторы находят нечто похожее на Золотой Трон, только покрытый кровью и внутренностями. Едва они успевают сообщить о своей жуткой находке, как появляется Кривая Спираль и безжалостно вырезает имперских агентов.

Единые в ненависти

Огромное количество азуриан с разных миров-кораблей, а также арлекины и жители Тёмного города объединяются под знамёнами Иврайны, которая стремится раз и навсегда покончить с Той-что-жаждет. Это первый раз за долгие тысячелетия, когда у разобщённой расы альдари складываются такие тесные военные связи. Впрочем, далеко не все разделяют мнение посланницы Иннеада. Так, в своём роскошно обставленном шпиле в Верхней Комморре Высочайший властелин и по совместительству новый тёмный идол Асдрубаэль Вект разрабатывает план, как разделаться с Перерождённой пророчицей...


Источник

Codex: Dark Eldar (5th Edition)

Codex: Dark Eldar (7th Edition)

The Gathering Storm 2: Fracture of Biel-Tan