ФЭНДОМ


Ynnari logo
Ynnari text
«Они стремятся пробудить бога мёртвых, эти иннари, и таким образом стать повелителями смертных. Неужели уроки прошлого так быстро забываются?»
– Автарх Релетере из Алайтока
The Yncarne

Аватар Иннеада

Иннари — последователи Иннеада, Шепчущего Бога, самого молодого из пантеона богов эльдар.

Иннари пока только набирают силы в Галактике. Они верят, что эльдарскую расу можно оттащить от края пропасти забвения, доверившись Иннеаду, спящему богу мёртвых, цельная сущность которого образована душами всех почивших эльдар. Применяя странную духовную магию нарождающегося божества и забирая у недавно убитых энергию, иннари ведут судьбоносные войны с исключительной живостью и агрессией.

Многие эльдары носят при себе особые камни, чтобы после смерти сохранить в них свою душу и не угодить в пасть Слаанеш. Затем эти камни возвращают в искусственный мир, где спасённую душу выпускают в бесконечную цепь к другим духам. Порой камни душ вынимают из сердца мира-корабля и встраивают в боевые конструкции, такие как Призрачный Страж или Призрачный Лорд. Иннари, однако, наделены способностью выкачивать энергию из камней душ, что не очень нравится некоторым эльдар. Но наиболее проницательные понимают, что находятся на грани вымирания, а иннари предлагают способ, как этого избежать. Среди объединившихся под руной Иннеада есть и выходцы с искусственных миров, и актёры театров масок, и садистские убийцы из Комморры и даже призрачные воины, которым власть Иврайны над царством духов в полной мере вернула сознание.

Иннари намереваются исполнить древние пророчества, где говорится, что Слаанеш будет повержен, когда умрёт последний альдари. Тем не менее в их планы не входит полное вымирание собственного рода. Принимая внутрь себя души погибших эльдар, Перерождённые рассчитывают заморить Ту-что-жаждет голодом. Подобное противостояние обещает быть довольно длительным, но Иннеад наделён бесконечным терпением. Чего, однако, нельзя сказать о его почитателях. Многие представители каждой культуры альдари присоединились к иннари, но ещё больше их не приемлют. Среди друкари, например, в первую очередь их видение отвергают ковены гомункулов, издавна привыкшие забирать души мёртвых себе. Чемпионка гладиаторских арен, Лелит Гесперакс, наоборот, примкнула к Перерождённым вместе со многими другими членами культов ведьм, тогда как среди кабалитов реакция на появление учеников Иннеада весьма разнится. Арлекины, как всегда, находятся по обе стороны баррикад.

Знак Феникса

Ynnead rune
Пусть иннари — новейшая фракция в обществе альдари, они больше всего напоминают древних представителей их расы, тех ныне опустившихся звездоплавателей, что старше даже основателей Комморры. В свои ряды иннари принимают только других эльдар, ибо не намерены раскрывать секреты даже самому сведущему человеку.

Иннари преданы Иннеаду — зловещему повелителю мёртвых, который должен вот-вот проявиться в полной мере. И свою верность лидеры этого течения демонстрируют в том числе во внешнем виде: они носят роскошные одеяния и вычурные доспехи в бордовых тонах с чёрными и лиловыми элементами, что напоминает о чертогах призраков и мемориальных скверах древней империи. Присоединяясь к иннари, некоторые азуриане, арлекины и даже друкари закрашивают прежние цвета и перенимают те, что используют Иврайна и Визарх, дабы доказать приверженность культу, ведь эти двое видят единственный путь к спасению эльдарской расы в том, чтобы всецело посвятить себя проповедуемой ими вере.

Впрочем, среди тех, кто перешёл на их сторону совсем недавно, сохраняет прежние убеждения и идеалы или просто хочет оставить память о них, часто можно наблюдать всего лишь багровые ленточки, повязанные на предплечье или бедро. Подобная практика отсылает к похоронным обрядам древних альдари, которые надевали тканевые повязки в знак скорби о почившем родственнике или возлюбленном, давая тем самым понять, что они хотят горевать в одиночестве. Для иннари, однако, это символ решимости и достоинства. Они без колебаний отдадут жизнь, поскольку знают, что с каждой смертью их раса приобретает очередную бесценную крупицу силы для скорого триумфа над Слаанеш.

Руна Иннеада очень похожа на символ аватары Кхаина, разве что без высокой короны Кроваворукого бога. Вместо неё изображён знак бесконечности, который обычно можно увидеть на призрачных конструкциях, поскольку это символ бессмертного духа эльдар.

Новая ветвь эльдар

«Эти иннари суть проклятие нашего раздробленного народа, насмешка над предками альдари. Как мы можем вернуть минувшие дни, объединиться под предлогом ложного очарования утерянного превосходства, когда прихоти той эпохи оказались настолько безнравственными, что оставили шрам на теле Вселенной? Мы проложили путь, который увёл от нас края, испытанный и правильный. Те же, кто поведёт нас назад по настоянию фанатички, немого и Демона, введены в заблуждение настолько, что их следует отправить в объятия жуткого бога-тени, которому они служат»
– Мелиниэль, автарх Биель-Тана


Сколько тысячелетий стоит Империум, столько же вымирает раса эльдар, чья цивилизация пала жертвой высокомерия и самодовольства. Сейчас, когда настало Время Конца, величайшие эльдарские провидцы заглянули в будущее и увидели проблеск надежды. Спасение достижимо, но дорогой ценой, ибо, лишь умерев, можно переродиться...

Идут последние дни 41-го тысячелетия, и судьба Галактики висит на волоске. Силы Хаоса, которые так долго удерживал Империум Человека, наконец закрепились в материальной вселенной и теперь оскверняют, порабощают и уничтожают всё на своём пути. Империум, вычисляющий еретиков внутри и отбивающийся от предателей снаружи, переживает самые тёмные для себя времена.

Из теней между тем за повторением истории наблюдают эльдар: они тоже когда-то правили Галактикой и в итоге лишились всего по собственной глупости. Их империя, блестящий алмаз на небосводе, простиралась на всю Галактику, однако надменность, упадничество, самолюбование и полная удовольствий жизнь длиною в вечность низвергли древних альдари в бездну безнравственности и порочности. Моральное и духовное разложение сгубило их и стало причиной глобального катаклизма, оставившего зияющую дыру в реальности. Триллионы альдари умерли, и родился новый бог Хаоса — Слаанеш, Та-что-жаждет.

Сегодня от эльдар, стоящих на грани вымирания, осталась лишь блеклая тень былого величия. Некоторые покаялись в грехах и теперь ведут аскетичную жизнь на борту миров-кораблей, тогда как другие смирились и с безудержной энергией нырнули в пучину разврата в недрах Комморры. Судьбою эльдар предначертано пасть, и Время Конца, по всей видимости, станет их финальной битвой за выживание. Но действительно ли это Рана Дандра, конец для расы эльдар?

Крах и катастрофа

Вознесение Слаанеш стало катаклизмом галактических масштабов. В одно мгновение психическая ударная волна, возникшая при рождении Тёмного бога, уничтожила большую часть эльдарской империи и подняла неутихающую бурю беспрецедентного размера. До сих пор этот шторм существует между реальностью и варпом в регионе, известном среди людей как Око Ужаса. В границах этого кошмарного царства находятся старушечьи миры — населённые призраками планеты, которые раньше считались драгоценными камнями в короне древней империи.

Подлинное проклятье эльдар, однако, приняло более зловещую форму. Как рассказывают сами эльдар, появление на свет Слаанеш нарушило их метафизический цикл реинкарнации, а некогда почитавшиеся ими боги оказались поглощены. В ожесточённой схватке Каэла Менша Кхаина — покровителя войны в эльдарском пантеоне — разбили на тысячи кусочков, а других, за исключением Смеющегося бога Цегораха, выследила и убила новорождённая Слаанеш. С тех пор души умерших эльдар съедает Та-что-жаждет, и подобная участь куда страшнее ледяного забвения, ибо обещает вечные муки.

Разобщённые фракции эльдар нашли собственные способы избежать столь незавидной судьбы или хотя бы отсрочить её. Последователи Азуриана, называющие миры-корабли родным домом, носят психокристаллы, служащие убежищем для их душ после смерти. Впоследствии эти камни встраивают в бесконечную энергоцепь искусственного мира, где души находятся в относительной безопасности и ведут блеклое существование в лимбе. Тёмные эльдар заставляют других страдать вместо себя, заключая дьявольскую сделку, которая лишь откладывает неминуемое поглощение. Поэтому нет ничего удивительного в том, как быстро многие эльдар из разных фракций уцепились за возможность как-то иначе спастись от Слаанеш и, быть может, даже навсегда покончить с угрозой со стороны тёмной богини.

Зёрна спасения

В культуре эльдар с искусственных миров издревле существует одно спорное философское направление, о котором снова заговорили стараниями известного мыслителя Кайсадураса Анахорета. Согласно этому учению, когда все эльдар умрут и попадут в бесконечные психоцепи, их души сольются воедино и обретут целостное сознание. Так они пробудят и напитают новую сущность, божество мёртвых, способное навсегда снять страшное проклятие Слаанеш. Одни эльдар верят, что когда Слаанеш будет побеждён, их раса наконец возродится, в то время как другие считают, что духовная свобода от Той-что-жаждет будет единственной наградой. Некоторые эльдарские провидцы и мудрецы утверждают, что время конца уже близко, но, по их мнению, необязательно погибать всем эльдар, чтобы вырваться из хватки Слаанеш. Во тьме якобы брезжит свет другой надежды. Главным сторонником этой идеи является Эльдрад Ультран, верховный ясновидец Ультве, чьи махинации привели к преждевременному пробуждению эльдарского бога мёртвых, Иннеада.

Среди кристаллических песков луны под названием Когерия Ультран привёл в действие грандиозный план, который должен был изменить судьбу его народа. Под прикрытием проводимых представлений арлекины из театра масок Полуночной Грусти — заклятых врагов Слаанеш и давних союзников Эльдрада — похитили кристаллизовавшиеся тела ясновидцев из купола Кристальных провидцев каждого мира-корабля, после чего переправили на Когерию, поскольку Ультран видел в этой луне средоточие колоссального психического потенциала.

Используя покрывающую поверхность Когерии кристаллическую крошку в качестве миниатюрных путеводных камней, Эльдрад намеревался провести обряд по одновременному вызову духов мёртвых каждого существующего мира-корабля, гиперпространственную связь с которыми должны были обеспечить украденные статуи ясновидцев. И хотя в процессе искусственные миры на какое-то время лишились бы энергии, что могло привести к серьёзными сбоям, Эльдрад рассудил, что жертва стоит того. С помощью столь огромного скопления духов покойных в одном месте верховный ясновидец Ультве рассчитывал пробудить Иннеада и обратить против немезиды эльдарского рода.

Вполне вероятно, что, если бы Эльдраду не помешали, его безумный замысел сработал бы, но судьба распорядилась иначе. Элитный отряд ксеноборцев Караула Смерти, долгие годы наблюдавший за деятельностью Ультве, под началом брата-капитана Артемиса, ведомого интуицией, неожиданно напал на Ультрана и его союзников в ходе проведения великого ритуала. Вынужденный защититься от обжигающего шара плазмы, верховный ясновидец утратил концентрацию, и спящий в бурлящих течениях варпа Иннеад — вернее сущность, что им станет, — пошевелился, но так и не проснулся.

Возвышение иннари

Вскоре после того, как Иннеада впервые потревожили во сне, крупица его силы и воли передалась единственной душе — Иврайне, Дщери Теней. Избранная судьбой, среди живых она оказалась ближе всех по духу к тем эльдар, что жили до возвышения Слаанеш. Покинувшая Биель-Тан после прохождения Путей воина и провидца, Иврайна познала все стороны эльдарского общества. Сначала она была изгоем, потом командиром корсаров, но после поднятия мятежа попала в опалу даже у самых плутоватых представителей альдари. Оставшаяся без богатства и униженная теми, кто раньше называл её госпожой, Иврайна сводила концы с концами на улицах Комморры, где едва не выродилась до состояния изнурённых существ, известных как иссушённые. Зубами и ногтями она выцарапала себе место в культе ведьм и со временем добилась большого успеха благодаря таланту и вероломству. Таковы оказались её навыки воительницы, что она поднялась до звания суккуба. И именно в ходе жаркой схватки на арене Иврайна переступила порог смерти и воскресла, насыщенная энергией Иннеада. Подобный поворот судьбы привёл к появлению нового вероисповедания, и в одно головокружительное мгновение Иврайна вдруг стала проводницей потусторонних сил, обладающей способностью управлять энергией душ и передавать свои загадочные навыки тем, кто присоединился к её жуткому религиозному течению.

Fracture of biel tan

Инкарна — аватара Иннеада и свидетельство его мощи — появляется на свет, вырываясь из разлагающейся психокости Биель-Тана. Её рождение символизирует одновременно надежду и отчаяние, поскольку, с одной стороны, наконец открылся Седьмой путь, сулящий светлое будущее для расы альдари, а с другой — искусственный мир Биель-Тан раскололся и, вероятно, его уже никогда не восстановить.

При поддержке таинственного мечника, известного лишь как Визарх, Иврайна с боем ушла от демонического нашествия, потрясшего Тёмный город вскоре после своего вознесения. Вместе с загадочным спутником она проделала путь до Биель-Тана — мира-корабля, где родилась, — и в процессе запустила цепь событий, которая привела к расколу искусственного мира на мельчайшие кусочки былого величия. Уничтожение бесконечной цепи Биель-Тана вызвало мощнейший выброс пси-энергии, из-за чего вокруг распадающегося мира-корабля образовались варповые вихри. Однако таким образом эльдарский бог мёртвых получил фокусную точку для воплощения в реальности. Так родилась Инкарна — создание в той же мере прекрасное, что и ужасное, и чья власть над силами смерти отражала сверхъестественные способности самого Иннеада.

С того рокового дня триумвират Иннеада доносил вести о скором пришествии нового бога до влиятельнейших искусственных миров, общин исшедших, самых удалённых корсарских флотилий и даже до тёмных и труднодоступных шпилей Комморры. Альдари и друкари всех мастей и убеждений, кроме самых закоснелых консерваторов, присоединились к их общему делу, ведь теперь речь уже не шла о какой-то абстрактной и малопонятной концепции. Все видели проявления мощи нового божества: Перерождённые обращались к заточенным внутри путеводных камней духам для улучшения своих способностей, выкачивали энергию убитых поблизости и обращали противников в прах с помощью диковинного оружия и ужасных психосил. Последователи Иврайны познали секреты усопших, что сделало их ближе к предкам и утраченному величию павшей расы.

Тем не менее многие считают, что иннари заражены демоническими сущностями, против которых сами же и выступают, тогда как другие заявляют, будто Перерождённые в действительности уже мертвы внутри. Вероятно, и то, и другое правда, ведь, хотя иннари стремятся перековать эльдарскую цивилизацию во имя Иннеада и вернуть вящую славу древних альдари, бесцеремонное обращение с судьбой их расы отвратило столько же эльдар, сколько объединило. Хуже того, опасность, которую они представляют Тёмным богам, вызвала бурную активность армий Хаоса, в особенности принадлежащих Слаанеш. Поднялось настоящее цунами дьявольщины, грозящее поглотить эльдар. Всюду по пятам иннари следуют смерть и разрушения, но одно можно сказать на их счёт наверняка — помимо надежды Перерождённые несут смерть, причём в большей мере.

Хотя каждый из избранников Иннеада сам по себе крайне опасен, вместе им под силу изменить судьбу Галактики. Во главе триумвирата величественно шагает Иврайна, верховная жрица Шепчущего бога; духи умерших альдари направляют каждое её движение, когда она лишает неприятелей жизни. Всегда рядом — Визарх, пример древнего великолепия, о возвращении которого несёт весть эта троица. Над ними обоими висит кошмарный ангел — Инкарна. Образованное из крупицы безграничной мощи Иннеада, повелевающего мёртвыми, это создание появилось с целью нести смерть и опустошение врагам своего покровителя. Пусть триумвират окружает леденящая аура загробных сил, его участники воплощают величайшую надежду расы альдари на полное перерождение.

История

«Перерождённые — единственная надежда нашего народа. Они стремятся объединить альдари — не просто собрать вместе всех обитателей миров-кораблей, но каждый осколок нашей расы, будь то изгои, экзодиты или жадные до душ друкари. Закинув галактический невод, Шепчущий бог оттаскивает всех нас от взора зла, и с его помощью мы сумеем перековать себя. Сумеем стать народом, смотрящим вперёд с упованием, а не назад в отчаянии. Последовав за иннари и избавившись от путеводных камней и страха, что они символизируют, мы вновь воспарим на ветрах судьбы»
– Латриэль, верховная ясновидица Биель-Тана

Альдари стали свидетелями бурных перемен, случившихся в самом конце 41-го тысячелетия, но для них, наделённых поразительными пси-способностями и истинным даром предвидения, случившийся катаклизм не стал неожиданностью. Как и всегда, они пытались распустить пряжу судьбы, чтобы сплести из неё новое будущее по своему усмотрению, и наибольшие усилия к этому приложил верховный ясновидец Ультве — Эльдрад Ультран.

На протяжении нескольких последних веков своей неизмеримо долгой жизни он замечал скопления духовной энергии всюду, где его сознание проникало в загробный мир бесконечных энергоцепей. Остаточные сущности почивших сливались воедино, пока однажды не появилась слабая, но вполне различимая пульсация, похожая на сердцебиение какого-то невообразимого великана, спящего в бездонных глубинах совокупной души альдари. То был нарожда ющийся бог мёртвых Иннеад, и, осознав его огромный потенциал, Эльдрад Ультран узрел проблеск надежды.

Вскоре после того, как следопыты Алайтока во главе с Илликом Ночным Копьём поведали совету Ультве о странной кристаллической луне Когерии, Эльдрад Ультран раскрыл её природу и запустил цепь событий, повлиявших на всю Галактику. Верховный ясновидец простёр свой разум к далёким звёздам и заручился поддержкой труппы из театра Полуночной Грусти. Ведомые зловещей фигурой по прозвищу Дух Инриама, арлекины входили в число альдари, веривших, что Хаос можно одолеть и что именно Иннеад поможет их расе избавиться от нависшего над ней рока.

Верховный ясновидец и арлекины планировали провести на Когерии грандиозный обряд с целью создать межмерный канал между искусственными мирами и пси-резонирующими кристаллическими песками на поверхности луны, после чего перенаправить из бесконечных психоцепей души умерших, чтобы те оказались в одном месте в одно время и таким образом пробудили Иннеада раньше естественного срока.

Подобная затея была сопряжена с большим риском, поскольку в результате все миры-корабли погрузились бы во тьму, что, вполне возможно, привело бы к их духовному разрушению. Тем не менее существовала вероятность того, что живые и мёртвые представители альдари объединятся ради одного славного мгновения, и, как следствие, Слаанеш будет навсегда повержен, а его сила пущена на возвышение эльдарского рода, а не на уничтожение. По мнению Ультрана, игра стоила свеч. Последствия такого предприятия, однако, оказались чудовищными.

Луна Когерия находилась под контролем Империума, пусть и считалась малозначимой и практически бесполезной в сравнении с планетой, вокруг которой вращалась. Поэтому, чтобы отвлечь внимание от настоящей цели, войска Ультве по указанию Эльдрада напали на Порт-Демеснус и предсказуемо навлекли на себя гнев людей: Империум собрал со всей системы все доступные ресурсы, чтобы укрепить оборону этого важного мира. Однако в их среде нашёлся тот, чьи инстинкты подсказали ему, что это уловка.

Капитан Артемис из Караула Смерти, опытный охотник на ксеносов, привёл свою истребительную команду на Когерию в кульминационный момент ритуала. Пока песчаные пустыни вокруг гудели от психической энергии несчётных духов альдари, обе стороны конфликта проливали кровь, и в итоге союзные провидцу арлекины были убиты. Когда на шута смерти, того самого Духа Инриама, наставили дуло болтера, он спросил капитана Артемиса, неужели тот не в состоянии забыть на время о ненависти к чужаку ради нанесения сокрушительного удара куда более опасному общему врагу — богу Хаоса Слаанеш. Вместо ответа арлекин получил только болт в лоб.

Голоса умерших, которые должны были пробудить Иннеада, эхом разнеслись в пустоте, но рассредоточено, поскольку Эльдраду пришлось драться против ксеноборцев, чтобы покинуть Когерию живым. Так процесс, столь близкий к завершению, пошёл крахом.

Ночь откровений

Амбициозный замысел потерпел фиаско, но с одной оговоркой — крупица потустороннего разума пересекла космос и проникла в Тёмный город Комморру. Когда это случилось, на арене «Крусибаэль» встретились знаменитая Лелит Гесперакс и восходящая звезда — суккуба Иврайна, поднявшаяся из низов на самый верх под покровительством известной аристократки леди Малис. До того далеко разошлась молва об этой гладиатрисе, что посмотреть на неё и её кровавых невест прибыли не только богатые корсары и изгои, но и целая труппа арлекинов. Кое-кто утверждал, будто Иврайна по навыкам не уступает самой Королеве Ножей, а подобные громкие заявления, как правило, означали смертный приговор для любого опытнейшего воина, так как госпожа Гесперакс была настолько одарённой в искусстве ближнего боя, что мало кому удавалось выстоять против неё и несколько секунд. И всё же в новой светской конкурентке все видели нечто особенное.

Той ночью Иврайна сражалась с другими ведьмами, геллионами и даже с инкубами. Ей пришлось задействовать все свои способности, чтобы сразить пленённого тирана улья, ставшего результатом скрещивания тиранидов породы Кракена и Левиафана, похищенных с планеты Валедор. Обратив зверей-стражников в пыль ловкими взмахами иссушающего клинка, Иврайна в личном поединке одолела и их громадного вожака. Когда гладиаторский бой перешёл в решающую стадию, началась долгожданная дуэль с Лелит Гесперакс, но вскоре Иврайна обнаружила, что уступает, и, получив смертельное ранение из-за непростительной оплошности, была брошена умирать медленно и мучительно от потери крови, как недостойная жертва. Но в конце концов судьбу её предопределило короткое противостояние с тощей как щепка, но элегантной жрицей Морай-Хег.

Новая соперница, вооружённая спицами и затянутая в замысловатый наряд из чёрного шёлка, носила на лбу знак давно сгинувшей богини-старухи Морай-Хег. Подобное облачение Иврайна видела прежде лишь на статуе в саду родного Биель-Тана — это было церемониальное одеяние древней жрицы времён существования эльдарской империи.

Спицы метнулись вперёд, и несколько секунду Иврайне приходилось держать оборону, как будто сразу против двух умелых фехтовальщиков. Неудивительно, что эта жрица заработала право выйти на сцену. Впрочем, в любой другой вечер Иврайна разделалась бы с ней, даже не вспотев. Но сейчас она была тяжело ранена, и ею завладевало волнение от того, что она чувствовала, как силы покидают её и каждый удар становится слабее предыдущего.

Именно в этот момент через реальность помчалась крупица загробной силы, так и не проснувшейся в ходе обряда, проведённого Эльдрадом Ультраном. Не больше осколка метеорита, но обладающая невообразимым потенциалом, частица сущности Иннеада пронеслась по Комморре в направлении «Крусибаэля», словная падающая звезда, и врезалась в Иврайну точно тогда, когда одной ногой она оказалась уже в могиле — только так пробуждающийся бог Иннеад мог достать её и наделить своей мощью.

Вероятно, она была избрана Иннеадом лишь по той причине, что в то мгновение оказалась во власти смерти, а может, потому что прошла многими путями в подражание далёким предкам, чьи души переживали реинкарнацию и начинали всё заново. Так или иначе, соприкосновение с божественным вывело её на совершенно иной уровень. И хотя она получила в дар всего-навсего толику истинной мощи зарождающегося повелителя загробного царства, Иврайна всё равно имела отныне куда больше сил, чем любой из современников эльдар. Она стала первой и самой могущественной представительницей иннари.

Этот неожиданный поворот судьбы привёл к тому, что колизей захлестнула волна смертоносной энергии, поднятой Иврайной, которая вдруг оказалась проводником потусторонних течений и обрела способность не только управлять отголосками душ, но и передавать этот необычный навык своим приверженцам. Так в Галактике возникла новая высшая сила и появилась на свет её главная поборница, что послужило отправной точкой для возникновения жуткой религии, которая насчитывает уже тысячи последователей.

Загадочную трансформацию, случившуюся с Иврайной, можно сравнить с камнем, брошенным и скользящим по ровной поверхности воды. Зыбь разрушений, разошедшаяся от этого события, вызвала варпотрясение, называемое Разобщением, или Разъединением. Апофеоз новоиспечённой верховной жрицы Иннеада вызвал разрыв полуреальности Тёмного города, в результате чего из бреши хлынули адские твари. Так вместе с загадочным персонажем, именующим себя Визархом, который с мечом в руках проделал к ней долгий путь, Иврайна пробилась через бушующую публику «Крусибаэля» и в условиях полной неразберихи разразившегося демонического вторжения покинула Комморру, оставив за собой абсолютный хаос.

Battle of hymnos

В ледяном мире Клайсус, который у альдари известен под названием Привал Ультанаша, последователи Иврайны объединились с войсками Империума против несметных полчищ Абаддона. Это поворотный момент в истории и людей, и эльдар, ведь без этого хрупкого альянса воскрешение примарха Робаута Жиллимана никогда бы не произошло.

Последующее странствие по Паутине завело иннари на планеты исшедших, в несколько искусственных миров и даже во владения эльдарской империи старины в Оке Ужаса. Где бы ни объявлялась Иврайна, всюду распространялись разлад и инакомыслие, но нигде это не проявилось столь отчётливо, как в её родном Биель-Тане, где она призвала неизвестное доселе создание — аватару Иннеада. С тех пор для многих азуриан Иврайна — предвестница беды, однако никто так остро не хотел погасить её пламя, как Верховный властелин Комморры, бережно поддерживаемое которым положение вещей в городе она столь основательно порушила. Асдрубаэль Вект посылал своих приспешников разобраться с ней раз и навсегда, наняв для этой цели даже воинство во главе с мастером клинков Дражаром. Для других Иврайна — символ надежды, и тысячи альдари примкнули к ней, в том числе лорд-феникс Джайн Зар. Нити судьбы постоянно переплетались, и никто из ясновидцев не мог с уверенностью указать оптимальный путь через лабиринт причинных связей. Будущее было туманно, и от этого становилось ещё тревожнее.

Пора восходящей смерти

Возвышение, падение и снова возвышение иннари изменили курс истории — и не только для альдари, но также для тех, кого они считают союзниками. Пока звёздное полотно рассечено Великим Разломом, требуются всё воинское мастерство и навыки предвидения, чтобы спасти от бедствия судьбы смертных рас.

  • Загробное знамение: в Сокрытой палате Ультанаш Шельве дух Эльдрада Ультрана покидает тело и оказывается среди почивших, населяющих цепь бесконечности его мира-корабля. Среди шороха несчётных миллиардов голосов он различает нарастающую пульсацию, похожую на далёкое и приглушённое сердцебиение. Он обретает надежду и запускает цепь событий, потрясших цивилизацию альдари до основания.
  • Пророчества провидца: Кайсадурас Анахорет, уединившийся в психокостной келье, предсказывает пробуждение бога мёртвых. Он говорит загадки и полуправду, и совет провидцев Ультве обсуждает толкования его слов до тех пор, пока не отделяет единственную нить будущего, обладающую колоссальным потенциалом. Только одному из них хватает смелости проследовать ею. Найдя общие интересы с арлекинами Полуночной Грусти, Эльдрад привлекает на свою сторону труппу Духа Инриама и совершает вместе с ней череду изобретательных, но кощунственных преступлений.
  • Похищение кристальных провидцев: последователи Смеющегося бога посещают искусственные миры один за другим с новой постановкой о Грехопадении. Если традиционное исполнение завершается танцем без конца с участием Слаанеш и Цегораха, то в современном изложении появляется эпилог, намекающий на то, что кто-то ещё должен присоединиться к ним и одолеть Ту-что-жаждет. Актёры театра Полуночной Грусти, однако, поражают своими трюками не только на сцене. На следующий день после представления и ухода труппы из купола Кристальных провидцев неизменно пропадает одна сверкающая статуя, хотя мало кто способен пробиться сквозь иллюзорную завесу на её месте.
  • Смертельный обряд: войска Сайм-Ханна и Ультве появляются из давно спрятанных лощин и подземных ниш, минуя кордоны, делающие планету Порт-Демеснус цитаделью Имперского Военного Флота. Как только чужаки атакуют населённые пункты, Империум посылает подкрепления, увеличивая число защитников в десять раз. Только капитану Артемису из Караула Смерти удаётся разглядеть уловку, к которой прибегли Эльдрад Ультран и его единомышленники, чтобы спокойно заниматься своими делами на спутнике планеты. Украденных кристаллических провидцев располагают на Когерии в нужном порядке, чтобы каждый образовал гипермерный канал, ведущий к миру-кораблю, откуда его похитили, — а точнее к цепи бесконечности соответствующего мира-корабля. Обряд близок к завершению, и души умерших альдари со всех подключённых к этой сети искусственных миров переносятся через реальность, но не в путеводные камни, а в кристаллическую крошку, устилающую поверхность луны. Благодаря такому огромному количеству духов в одном месте, сущность Иннеада начинает просыпаться от их яркого призрачного света, и в какой-то момент кажется, что божество загробного царства проснётся раньше предсказанного срока. Тогда же появляется оперативная группа Караула Смерти. Капитан Артемис убивает Духа Инриама и срывает замысел Эльдрада Ультрана за считанные мгновения до его претворения. Уцелевшие эльдар вынуждены бросить всё и спасаться бегством.
  • Вечер откровений: после того как альдари заставили Иннеада пошевелиться во сне, пробуждённая частица его сознания пересекает пустоту в направлении Комморры, где проходит схватка между чемпионами гладиаторских боёв. На арене Крусибаэль крупица бога мёртвых врезается в Иврайну и превращает её в верховную жрицу новой религии.
  • Побег из Комморры: согласившись на временный союз с загадочным Визархом, Иврайна и её кровавые невесты сбегают со стадиона, где воцарилась анархия, в квартал наёмников Сек Мегра. Там она находит давних знакомых, начиная от корсарских принцев и заканчивая обезображенными ведьмами, и с их помощью организует побег из Тёмного города. Забравшись на борт «Ланатриаллы», базировавшейся в Сек Мегре, Иврайна напоминает членам своей прежней пиратской команды обо всех старых долгах, чтобы те выиграли для неё время. Пока меньшие суда отвлекают остроконечные корабли, отчалившие от ближайших пристаней по указанию Векта, Иврайна держит курс на артериальный портал Паутины, расположенный над портом. Её флагман, слишком крупный, чтобы пройти через врата, вгоняет туда нос вместе с рубкой. Когда корабль загорается и кабалиты раздирают его на куски, словно кровакулы, набрасывающиеся на больного левиафана, Иврайна и её соратники выбираются из носовой части по ту сторону портала и углубляются в лабиринтное измерение.
  • Смертельный танец: в коридорах Паутины на Иврайну снова нападают, но в этот раз не приспешники Векта, а бледные и ужасные демонессы. Герольд Тёмного Принца, известная как Маска Слаанеш, узнала о возвышении Дщери Теней и решила подстроить западню. Она гипнотизирует иннари и заставляет их пуститься в безумный пляс с демоницами и трупами охотников-друкари, которых те уже убили. Альдари не в силах рассеять колдовство, и кажется, что погибель вот-вот настигнет их, как вдруг на помощь приходит труппа арлекинов — та самая, что явилась посмотреть выступление Иврайны на арене. Пока солитер бьётся с Маской, иннари сбрасывают чары и возобновляют атаку. Демоны изгнаны, и путешествие продолжается.
  • Разразившаяся буря: предсказания совета Биель-Тана, подкреплённые словами членов театра Полуночной Грусти, приводят Ветер Мечей в некогда прекрасный мир исшедших Урсулию, разорённый варп-штормами. Там демоны Слаанеш намереваются взломать древние врата, открывающие путь непосредственно в Биель-Тан. Силы альянса Маски Слаанеш и высшего демона Кхорна по имени Скарбранд вступают в бой с Бахжахайном посреди бушующего эмпирейного шторма. В кульминационный момент сражения Скарбранд разбивает топором паутинный портал, тем самым позволяя Маске добраться до Биель-Тана. Спрыгнув из портала на корме мира-корабля, словно искатель жемчуга, ныряющий к морскому дну, Маска приземляется на поверхность и отравляет цепь бесконечности, запуская туда потусторонних тварей в таком количестве, что внутренняя система защиты психокостной мегаструктуры не справляется. Медленно, но неотвратимо психоконтур разлагается по мере того, как в него проникает всё больше демонических сущностей, от которых, предполагалось, он должен был стать прибежищем.
  • Необъяснимое спасение: в то время как биель-танцы всеми силами стараются изолировать свой дом и вычистить из него демонов, из Паутины появляются иннари. Иврайна, атакованная ордой демонесс, выдыхает холодный серый туман и те с ужасающими криками растворяются в нём. Между обитателями Биель-Тана и иннари возникает напряжение, поскольку среди новоприбывших есть воины в латах друкари. Присутствие Джайн Зар, выступающей с речью в поддержку Иврайны, выигрывает для верховной жрицы достаточно времени, чтобы провести тайный ритуал.
  • Инкарнация Иннеада: Иврайна погружает руку в психопластиковый скелет мира-корабля, словно в воду, и вытягивает зарытый там старушечий меч. Бесконечная психоэнергоцепь, и без того перенапряжённая, выходит из строя, и из вырвавшейся из неё энергии образуется ураган неимоверной мощи. Из этого вихря возникает Инкарна — аватара бога мёртвых. Однако её воплощение обходится дорогой ценой — пусть загробный ветер Иннеада выдул всех демонов, Биель-Тан ломается на части. Что ещё хуже, неистовый смерч психической силы проносится через пустоту и усугубляет эмпирейный разлад, вызванный несколькими другими катаклизмами, в результате чего образуется крупный участок Великого Разлома. Биель-Тан спасён, но вместо него заплатить приходится самой Галактике.
  • Суд провидцев: провидцы Ультве открывают межпространственный канал из своего купола Кристальных провидцев в такой же на Биель-Тане, ради этого жертвуя бесценными и незаменимыми душами нескольких усопших ясновидцев. Так они выводят иннари из Биель-Тана, прежде чем посеянные теми семена раздора привели бы к гражданской войне на борту мира-корабля. Им приходится держать ответ перед советом провидцев Ультве, равно как и Эльдраду Ультрану, поскольку его самонадеянность и бесцеремонное обращение с душами целых поколений почивших эльдар вышли за любые рамки. Неожиданно прибывшие посланники Альтансара говорят в его защиту, заявляя, что именно нарождающийся Иннеад помог их искусственному миру выдержать многотысячелетние тяготы в глубинах Ока Ужаса. Обстановка накаляется, и вежливые переговоры перетекают в обмен завуалированными угрозами, а затем и вовсе в открытые проявления враждебности и даже в ментальные атаки. Лишь вмешательство самого Кайсадураса Анахорета, которого не видели несчётные годы, предотвращает трагедию. Иннари, а также симпатизирующих им представителей Ультве и альтансарцев отпускают при условии, что они рискнут войти в Око Ужаса и никогда не вернутся.
  • Изгнание в Оке: чтобы проверить слухи об оставшихся мечах Старухи, иннари отправляются через Око Ужаса к старому миру Велиалу IV. Его некогда прекрасные города давно разрушены приливами Хаоса, поскольку планета находилась в самом сердце империи альдари на момент Грехопадения. Участникам похода грозит самая страшная участь в когтях у Слаанеш, но Иврайна считает, что риск стоит того, ведь, если верить легендам, когда будут найдены все пять мечей, сила Иннеада возрастёт безмерно. И хотя многие из Перерождённых погибают по пути к планете — и ещё больше после приземления от рук демонов, рыщущих по адскому ландшафту, именно войска гемункулов останавливают их. Посланные Вектом и его союзниками свершить жестокую месть над Иврайной, ковениты применяют всевозможные пугающие технологии, чтобы убить иннари. Резня притягивает слаанешистских охотников на душ, и в трёхсторонней битве Иврайна и её верная паства оказываются зажаты и терпят большие потери. Ключ к победе, однако, совсем рядом — где-то поблизости закопан мифический меч Старухи. И когда посреди сражения благодаря энергии смерти проявляется Инкарна, она взмывает из-под земли, сжимая клинок, и переламывает ход битвы.
  • Спасённые на грани: брошенные руны судьбы сообщают провидцам Ияндена, что поворотный момент в истории должен случиться на Велиале IV. Войско, возглавляемое призрачным рыцарем, приходит на помощь иннари как раз тогда, когда полчище миньонов Слаанеш уже почти затянуло петлю на их шее. Хорошо ориентирующиеся на местности из-за вылазок в старушечьи миры за путеводными камнями, иянденцы проводят иннари через спрятанный портал в родной мир-корабль, где вовсю идёт война.
  • Пламя Азуриана: по всей Галактике войска Хаоса вырываются из Великого Разлома и совершают дерзкие налёты. Беда не обходит стороной в том числе Иянден. В то время как соблюдающие разумную осторожность правители Ияндена держат Иврайну за «почётного гостя» (а по сути, пленника), искусственный мир подвергается атаке флотилии Нургла. Из своей роскошной каюты Иврайна посылает ментальное сообщение ближайшей пиратской армаде, и через несколько дней та присоединяется к битве. Вместе с Королевской армадой Ияндена под руководством принца Ириэля прибывшие корсары не даёт кораблям почитателей Нургла приблизиться к миру-ковчегу. Прославленный автарх идёт на абордаж вражеского флагмана, колоссального космического скитальца, прозванного альдари «Порождением Огхантотира», где загоняет копьё Сумерек в самое сердце прогнившей громадины, таким образом уничтожая засевшее внутри демоническое создание. Но за триумф принц расплачивается собственной жизнью, которую отнимает князь демонов Нургла Гара'гугуль'гор.
  • Смерть и воскрешение: Бездыханное тело принца Ириэля возвращают на Иянден для погребения, однако труп его оказывается заражён страшной болезнью, которая в перспективе может свалить всех жителей искусственного мира. К счастью, провидица духов Иянна Ариеналь разрешает Иврайне войти в мавзолей, где покоится герой. С помощью энергии смерти та выжигает инфекцию, а после, схватив копьё Ириэля — четвёртый из искомых мечей Старухи, — воскрешает принца силой перерождения. К тому времени ход истории Ияндена меняется навсегда. Местные ясновидцы кидают руны, но сжимающиеся нити вероятностей, которые, казалось, душили их будущее, теперь разматываются, высвобождая дюжину различных вариаций грядущего.
  • Предопределённая луна: после возрождения Ириэля собирается совет старейшин, на котором обсуждается новое бедствие, явившееся в Галактику. После долгих споров присутствующие заключают, что, лишь предоставив огромным массам человечества шанс оттеснить орды Губительных Сил, можно отвратить нависшую погибель, иначе их раса будет страдать невообразимо, пока не вымрет. Иннари, пополнившие свои ряды за счёт крупного контингента с Ияндена, снова отваживаются идти по отколотым рангоутам Паутины. После трудного пути, на котором они столкнулись с легендарным Азеком Ариманом и его големами из Тысячей Сыновей, Перерождённые в конце концов добираются до луны Клайсус — того самого промёрзшего шара, что имел большое значение в видениях провидцев. Там эльдар встречаются с имперцами под началом инквизитора Грейфакс и архимагоса-доминус Велизария Коула. Заключив пакт, они все вместе устремляются на Макрагг с намерением воскресить полубога, что поведёт за собой человечество в его самый тёмный час.
  • Центр конкурентной империи: по достижении крепости Геры на Макрагге Иврайна убивает примарха Робаута Гиллимана и тем самым наконец развеивает тень коварного предательства его брата Фулгрима. После она оживляет командира Ультрамаринов, вливая в него силу Иннеада. И хотя Иврайне не удаётся сплотить расу альдари, как она планировала, зато возрождение Гиллимана объединяет людей в критический момент, что даёт надежду всей Галактике.

Триумвират Иннеада

Triumvirate of ynnead

Триумвират Иннеада

Иннеад — божество мёртвых, зарождающееся по мере гибели каждого представителя эльдарского народа. Как бы странно это ни звучало, но оно также олицетворяет величайшую надежду на выживание для расы эльдар. Главенствующее положение среди иннари занимает Иврайна, посланница Иннеада и Дщерь Теней. Хотя на свет она появилась в мире-корабле, во мрак смерти она упала на арене Комморры, после чего переродилась как верховная жрица эльдарского божества мёртвых. В нынешнее Время Конца её первостепенная миссия заключается в том, чтобы объединить под своим началом всех эльдар и таким образом поспособствовать рождению Иннеада. В этом непростом деле ей помогает внушительного вида безмолвный воин, известный как Визарх — совокупный образ древних альдари, служащий современникам постоянным напоминанием о том, кем они когда-то были. Над остальными возвышается Инкарна, ужасающее психическое воплощение коллективного духа эльдар — аватара Иннеада. Объединив усилия, этот могучий триумвират намеревается возродить эльдар в былом величии.

Иврайна 

Она — холодная Дщерь Теней. Пережиток далёкого прошлого в изысканных и пышных одеяниях из древних времён. Она — обещание светлого будущего, воительница и вместилище новорождённого бога. Кто верит шёпоту провидцев, тот видит в ней Убийцу Биель-Тана, своевольную ведьму, коей было предначертано расколоть его сердце из призрачной кости. Кто внимает молве арлекинов, тот считает её спасительницей и разрушительницей в одном лице — погибелью искусственного мира, но надеждой для всей расы. Кто слушает печальные баллады эльдарских менестрелей, тот знает, что она ступала по Пути воина и Пути колдуна. Она отплывала в изгнание с Круасесом и обнажала клинки на арене Крусибаэль в Комморре. Само её присутствие дарует избавление: благословлённые Шепчущим богом души её последователей минуют жадную пасть Слаанеш. На поле битвы её окружает ореол незримых духов, нимб из жизненной силы павших и безверных. В её изящной руке сжат один из мечей Старухи — Кха-вир, клинок Скорби, касание которого обращает жертву в бездушный прах. Она — Иврайна, посланница бога мёртвых и последняя надежда эльдар.

Визарх

Визарх отказался от смертного имени, и теперь личность воина определяют его титулы. Он — чемпион Иврайны, Клинок Перерождённых, Меч Иннеада. Прежняя жизнь этого мастера фехтования скрыта в тумане прошлого: он пожертвовал ею ради служения посланнице Шепчущего бога. Как и все Перерождённые, он связан с тенями предков, слышит их пророческие речи и загробные песни. Духи, заключённые в теле Визарха, при необходимости одаряют его своими умениями и на время овладевают его смертной оболочкой в потусторонней гармонии. Эта благотворная одержимость наделяет воина силой и ловкостью давно павших героев из тех времён, когда империя эльдар находилась в зените славы. В бою он сражается Азу-варом, мечом Беззвучных Криков, найденным среди обломков призрачной кости Биель-Тана. Это оружие, высасывающее жизни врагов, — один из пяти мечей Старухи, который подарила Визарху сама Иврайна. Со смертью каждого неприятеля кровь воина быстрее струится по жилам, и с каждой отобранной жизнью укрепляется его душа. Такова суть Перерождённых.

Инкарна

Эльдар уже видели, как их боги шагают вместе с ними в битву, ибо в сердце каждого мира-корабля формируются аватары Каэла Менша Кхаина, Кроваворукого бога. Теперь же к их пантеону присоединяется новая эфирная сущность — пробуждающийся Иннеад, предречённое божество мёртвых. Инкарна — аватара этого новоиспечённого бога, рождённая из прогнившей психокостной сердцевины расколотого искусственного мира. Биель-Тан умер, чтобы Инкарна смогла появиться на свет. Многие эльдар с почтением отзываются об этой жертве, тогда как ещё больше считают случившееся кощунством. Если аватара Кхаина источает потусторонний жар, то от Инкарны веет загробным холодом. Она возникает в вихре шепчущих духов и подпитывается энергией каждой жизни, что обрывается под её взором. В своей морозной хватке инкарнация бога сжимает старушечий клинок Вилит-жар, меч Души, выкопанный из осквернённой почвы Велиала IV, мира, который когда-то находился в самом центре эльдарской империи. Тем, кому хватает безрассудства испытать на себе её ледяную ярость, Инкарна предстаёт демоном резни, воплощением воли Шепчущего бога. Для эльдар же она одновременно олицетворяет и перекованную надежду, и худший кошмар. Ни одна ведьма и ни один колдун не знают, чем же на самом деле обернётся для расы эльдар пробуждение Иннеад — спасением или страшнейшим проклятием.

Поборники Иннеада

Шепчущий бог обрёл многих добровольных последователей среди альдари помимо тех, кто примкнул к его пророчице Иврайне. Называющие себя Перерождёнными показывают свою приверженность Иннеаду разными способами. После раскола Биель-Тана и открытия Великого Разлома альдари из всех слоёв общества начали вставать под знамёна Иврайны. Корабельники плечом к плечу бьются с комморритами, корсарами и арлекинами впервые за долгие века. 

Связанные душами

Ядро войска Иврайны составляет сплочённая группа грозных убийц, в число которых входят одни из самых преданных воинов, что сражались с ней, когда она ещё была гладиатором. Другие сопровождают её с тех пор, как Иннеад впервые пошевелился во сне: вместе с ними Дщерь Теней пробила себе путь из тёмного сердца Комморры, чтобы найти родственные души в искусственном мире Биель-Тан. С тех дней Связанные Душами побывали в адском измерении варпа и выбрались оттуда сильнее, чем были прежде. Столь тесны стали их узы дружбы, единения, которое олицетворяет Иннеад, что они установили взаимопонимание на ментальном уровне не только друг с другом, но и с духами предков. Связанные Душами формируют авангард иннари и черпают на поле битвы жизненные силы из окружающих, чтобы укрепить собственные тела и души. Так они добиваются сверхъестественной скорости и устраивают одну бойню за другой.

Клинковое воинство альдари

Воины иннари не боятся смерти, ибо во многих смыслах являются переродившимися наследниками древних альдари. Члены клинкового воинства, что бьётся во славу Иннеада, телом и душой едины в этом мнении. Полные решимости, они с хмурым видом бросаются в бой, прыгают и скачут с исключительной проворностью, обрушиваясь на жертв ураганом клинков. Будь то выходцы с миров-кораблей, актёры странствующих по Паутине театров масок или бывшие гладиаторы с арен Комморры, эти опытнейшие мечники научились не только отнимать, но и делиться потусторонней энергией, которую они высвобождают при каждом убийстве и благодаря которой так стремительно ведут наступление. Когда они действуют сообща, на противника буквально сыплется град ударов: буря клинков набирает темп с каждой очередной победой, одержанной во имя бога мёртвых.

Тенета Иннеада

В оплетающие звёздный небосвод тенёта Иннеада неизбежно попадают все живые существа. Рано или поздно сети стягиваются, и удушающие нити из душестали и лунного света отнимают жизненную силу. Именно этим про-тирающимся на весь космос неводом вдохновляются гравициклисты в воинствах Иннеада. Пока основные силы иннари сближаются с противником, опытные наездники кружат на флангах и в арьергарде и поражают ключевые точки вражеской обороны, выжимая всю мощь из своих молниеносно быстрых реациклов. Затем, когда в воздухе громко зазвучит мелодия смерти, тенёта Иннеада сжимаются со всех направлений. Сюрикенные катапульты и осколковые винтовки шинкуют тела неприятелей на мелкие кусочки, пока возглавляющие формирование колдуны вырезают саму их душу. Из сетей Иннеада поистине не выбраться — ни при жизни, ни после смерти.

Чертоги шепчущих призраков

Чертог шепчущих призраков представляет собой ни на что не похожее собрание призрачных конструкций, вокруг которых мечутся завывающие фантомы, от голоса которых холод пробирает до костей. Пока почившие эльдарские герои неумолимо шагают в битву, сопровождающие их бестелесные духи атакуют врагов, ныряя прямо в их тела и вызывая мороз по коже, предвещающий неотвратимую смерть. В отличие от воинов-призраков искусственных миров души неумерших солдат, что бьются за правое дело Иврайны, навсегда переселились в психокостные оболочки, вернувшие им остроту чувств и сосредоточенность, какими они обладали при жизни. Власть Иннеада над загробным миром такова, что даже давно погибшие эльдар заново рождаются для противостояния врагам своего народа.

Галерея

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.