Warhammer 40000 Wiki
Advertisement
Warhammer 40000 Wiki
3317
страниц


История

В 970.M41 система Драшин подверглась вторжению тиранидов. Она находилась менее чем в ста световых годах от Терры, таким образом, хищным ксеносам было буквально рукой подать до сердца Империума. По зову долга и приказу Владимира Пуха, магистра Имперских Кулаков, все ударные силы ордена, включая задействованные в крестовом походе Грома, были призваны для противостояния этой новой угрозе. Войну с орками пришлось отложить.

Высадка

Прибывшая к Драшину «Буря Гнева» обнаружила практически погребённый под огромными роями тиранидов мир. Корни заражения были видны даже с орбиты, миллионы тёмных панцирей сливались в бродячие озера, уничтожавшие всё на своем пути, оставляя позади себя лишь голые скалы и пустоши.

Хорошей новостью было отсутствие кораблей-ульев на орбите, на ауспиках боевой баржи не отобразилось ни одной отметки биокораблей тиранидов, лишь прямоугольный ковчег Механикус, несколько транспортов Имперского Военного Флота, да силы флота самих Имперских Кулаков — среди них однотипное с «Бурей Гнева» «Копьё Мщения». Они висели над небесами Драшина с молчащими орудиями, в то время как на поверхности бушевала битва. Довольно быстро Дарнат Лисандер узнал причину этого бездействия. Горячие шторма с молниями, заполнявшие атмосферу Драшина, делали связь с защитниками на поверхности планеты ненадёжной, сводя её до неприемлемого уровня. Однако со связью между кораблями дела обстояли иначе, и капитан «Копья Мщения» кратко обрисовал Лисандеру тактическую обстановку.

Космический скиталец

Кризис на Драшине разразился несколько недель назад, когда из варпа вывалился безымянный космический скиталец и устремился к планете. Судя по грубым внешним украшениям, последними командирами скитальца были орки, громада не подавала никаких признаков жизни, кроме заметного торможения, корабль прорубил себе дорогу сквозь сторожевой флот Адептус Механикус и врезался в планету. Корабли Механикус сильно повредили скитальца, ещё больше его сгорело в плотной атмосфере планеты, но того, что уцелело, хватило, чтобы вызвать на поверхности катастрофу. От удара планета слегка сдвинулась с орбиты, в воздух взметнулось столько твёрдых частиц, что они закрыли солнце. Кора Драшина была невероятно хрупкой, поэтому удар уничтожил сразу же целый континент, разбросав обсидиановые плиты с зазубренными краями по бурлящему океану магмы. Но худшее было впереди. Когда вокруг корпуса скитальца образовалась корка из остывающих скал, со всех бортовых щелей полезли тиранидские рои. Океаны магмы, расстилавшиеся вокруг места столкновения, могли мало что предложить изливающейся биомассе, но джунгли, лежавшие дальше к западу, были более лакомой добычей. Прежде чем прибыла помощь, стая, пожравшая предыдущих владельцев скитальца, разрослась в несколько раз.

Ликтор атакует катачанцев из засады

В таких обстоятельствах самым лучшем решением была бы орбитальная бомбардировка, или даже Экстерминатус. Но у сил освобождения был однозначный приказ — тираниды должны были быть уничтожены с минимальным ущербом планете. Капитан «Копья Мщения» не знал о причинах приказа, но, по его данным, распоряжение поступило с самой Терры. Впрочем, это не имело значения, Лисандер и сам догадывался о причинах. На северном полюсе Драшина находился археологический лагерь Адептус Механикус, он был там ещё до того, как капитан совершил своё непреднамеренное тысячелетнее путешествие в варпе. Чтобы там ни искали служители Омниссии, они явно не желали случайно утратить это, даже в столь тяжёлой обстановке как сейчас. За подобные ограничения пришлось довольно быстро заплатить. Даже после прибытия Катачанского 31-го миллионы граждан Империума погибли, и ещё столько же были в шаге от могилы, решительные джунглевые бойцы замедлили продвижение тиранидов, но ценой потери ещё двух городов и тысяч собственных воинов. Тираниды проникли вглубь самого большого континента Драшина, а защиту полярной базы обеспечивали только титаны Легио Магна и отряд Имперских Рыцарей дома Краст.

Дарнат Лисандер

Как выяснилось, оперативная группа Владимира Пуха, состоявшая примерно из 4-х рот Имперских Кулаков, прибыла всего за день до «Бури Гнева». Пух знал о случаях заражения скитальцев генокрадами со времен инцидента с «Грехом Проклятия» четыре сотни лет назад, но очень редко встречались записи о полноценных роях тиранидов на борту подобных кораблей. Пух решил, что искромсанный корпус скитальца скрывал минимум одну королеву Норн, хотя то, каким образом мать роя сумела забраться на корабль, было неясно, в любом случае, магистр ордена избрал целью атаки сердце роя. Чтобы избежать приземления десантных капсул в покрытые магмой окрестности упавшего космического скитальца, Пух решил провести высадку с «Громовых Ястребов». Прошло полдня, но десант ни разу не вышел на связь. Не медля более, Лисандер поклялся отправиться за Пухом, чтобы оказать помощь магистру ордена, если тот ещё жив, или отомстить за него, если он пал. Вновь передав командование тактическими отделениями Тору Гарадону, Лисандер с центурионами и дредноутами погрузился на борт «Громового Ястреба» и отбыл на планету.

Сердце роя

«Громовые Ястребы» крестового похода встретились с противником уже в верхних слоях атмосферы. Крылатые твари с визгом носились в небесах, распыляя кислотные яды из хитинового оружия. Жидкость шипела и прожигала обшивку «Громовых Ястребов», так что пилотам приходилась закладывать умопомрачительные виражи уклонения. Тираниды меньшего размера стаями кружились вокруг снижающихся десантных кораблей. Их выстрелы едва царапали корпус, но зато хрупкие тела забивали внутренности турбин двигателей.

С визгом перекручивающегося металла «Громовой Ястреб» Гарадона рухнул с небес, избежав столкновения с землёй лишь благодаря исключительным навыкам пилота. Упавшая на одну из плит носовая часть сломала шасси. Корме же повезло меньше, она почти сползла в магму, грозя забрать с собой бесценный груз. Вновь достойно проявил себя пилот «Громового Ястреба», выжав из умирающих двигателей достаточно мощи, чтобы удерживать корабль до тех пор, пока пассажиры не выгрузились в забитый спорами воздух. К тому моменту как двигатели всё же сдались, десантный отсек был пуст. Погиб только пилот «Громового Ястреба», соскользнувшего в горящее море, его жизнь была малой ценой, которую он с готовностью заплатил за то, чтобы его боевые братья могли продолжить сражаться.

Тор Гарадон во время крестового похода Грома

Воины Гарадона избежали смерти, но она продолжала идти за ними по пятам. Скалистые островки кишели тиранидами, и ближайшие чудовища, без видимых усилий перепрыгивая каналы магмы, уже направились к ним, чтобы атаковать. Взревевшие болтеры превратили первую волну гаунтов в облако ихора, но Гарадон понимал, что залп выиграл им лишь немного времени. Он видел, как более крупные твари начали выдвигаться в их сторону, и понял, что удерживание позиции приведёт к поражению. Внезапно термальные испарения разорвали споровый туман, и сержант мельком увидел знамена 7-й и 9-й рот, гордо реявшие над ближайшей вершиной. Задержавшись лишь для смены обоймы в болт-пистолете, Гарадон отдал приказ о наступлении.

Освобождение Мрачного хребта

Тем временем капитан Джонас, стоявший на скале, которую разорванный на куски душителем капеллан 7-й роты успел окрестить «Мрачным хребтом», готовился погибнуть с честью. Перед ним лежали обломки 3-х «Громовых Ястребов», позади него находился уходивший ввысь борт скитальца. Несколькими часами ранее Пух повёл 1-ю и 5-ю роты в щель в шкуре левиафана, приказав капитанам Джонасу и Тереллу удерживать позиции в качестве арьергарда.

Первоначально совокупной огневой мощи 7-й и 9-й рот было более чем достаточно для сдерживания тиранидов, но буквально час назад атаковавшие их рои сильно возросли в численности, а их натиск стал отчаянно свирепым. Джонаса не волновали причины, он знал лишь то, что будет стрелять, пока не закончатся боеприпасы, а потом будет рвать врагов голыми руками, пока силы не оставят его. Капитан Терелл не мог даже этого, поскольку кислотный выброс очередной бестии ослепил его, но он гордился своими боевыми братьями и подбадривал их одобрительными выкриками. Тот факт, что это были резервные роты, значения не имел, в этот день они сражались столь решительно, что посрамили бы ветеранов сотни других младших орденов.

Тиранид-воин

У подножия Мрачного хребта начала собираться новая волна термагантов, и Джонас стал готовиться к вылазке для зачистки склона, как он делал уже дюжину раз с тех пор, как занял высоту. Тираниды-воины и карнифексы перемещались неподалеку, и он хотел расчистить местность прежде, чем они доберутся до его позиции. Капитан высоко поднял силовой меч, но прежде чем он отдал приказ, болтерные снаряды с западного направления прошили споровый туман, и 3-я рота обрушилась на рой гаунтов. Гарадон вёл атакующих, капеллан Марков шёл сразу за ним, громко читая литанию гнева. Спустя мгновения над Мрачным хребтом гордо возвышались три стяга, и следующей волне тиранидов повезло ничуть не больше, чем предыдущим. Занимая позиции среди потрёпанных отделений 7-й роты, воины 3-й посылали залп за залпом в тиранидских воинов, позволив опустошителям 9-й сосредоточить огонь тяжёлых орудий на крупных монстрах ниже по склону.

Тиранофекс

Всё же тираниды продолжали штурмовать Мрачный хребет, болтеры неустанно ревели. В воздухе стоял свист от проносившихся выстрелов плазменных винтовок и ракетных установок, но рой продолжал упорно атаковать линию обороны Имперских Кулаков. Вперёд выступили тиранофексы, они обрушили на космодесантников ливень телоточцев прежде, чем лазпушки уничтожили их. На самом хребте взорвались споровые мины, убивая и калеча космодесантников. Лежавший в тылу Терелл, игнорируя жгучую боль в глазницах, продолжал подбадривать своих боевых братьев. Дрожащим от ненависти к кишащим у подножия тварям голосом Джонас продолжал отдавать приказы. Однако всё чаще защитники хребта прислушивались к спокойному голосу Гарадона, тридцатилетний боевой опыт которого, отточенный наставлениями Лисандера, помогал ему эффективно управлять огнём. Затем вперёд выступил биотитан, и Гарадону стало ясно, что хребет потерян. Он уже приготовился отдать приказ об отступлении внутрь космического скитальца, когда сверху раздался оглушительный грохот.

Центурион-опустошитель Имперских Кулаков

«Громовому Ястребу» Лисандера повезло при спуске на поверхность больше, чем машине Гарадона, но не намного. Столкновение по касательной с харриданом отправило его в штопор в сторону от битвы. В итоге они жёстко сели примерно в восьмидесяти милях от позиции Гарадона, и Лисандеру оставалось лишь с бессильной яростью наблюдать за тем, как брат Каразан пытается восстановить израненный корабль. Небеса над ними были относительно чистыми, благодаря «Грозовым когтям» из эскадрильи «Мечи Полукса», уничтожавших любых летучих тварей, подобравшихся слишком близко. Теперь же, после томительной задержки, «Громовой Ястреб» Лисандера присоединился к битве за Мрачный хребет. «Громовой Ястреб» открыл шквальный огонь турболазерами и ракетами «Адский удар», нанося биотитану значительный урон. Иерофант ответил яростным рёвом, и стал прицеливаться биопушкой в нового врага. Залп лазпушек с Мрачного хребта, оторвав начисто одну из его передних лап, заставил гиганта покачнуться. Прежде чем монстр успел прийти в себя, турболазеры «Громового Ястреба» разорвали его череп, и биотитан рухнул в озеро лавы. На бреющем полёте корабль прошёлся над полем битвы, отыскивая синаптических тварей и обрушивая на них залпы крупнокалиберных снарядов. Тирандский рой вздрогнул, как единое целое существо, когда обратная связь докатилась до Разума Улья. Едва атакующие отпрянули, «Громовой Ястреб» сел на Мрачном хребте, и Лисандер повёл в бой центурионов. Выслушав доклады Гарадона и Джонаса, Лисандер приказал своим дредноутам присоединиться к обороне хребта, а сам повёл центурионов в недра космического скитальца.

Во тьму

Лисандер довольно быстро потерял ощущение времени, блуждая по изъеденным коррозией коридорам скитальца. Капитан, возможно, шёл часы, дни, недели, он понятия не имел сколько, да его это и не волновало. Значение имело только то, что его прежняя рота и магистр ордена где-то во тьме впереди. Он всё ещё не мог установить контакт с Пухом или кем-нибудь из 1-й роты, хотя его сенсоры регистрировали несколько терминаторских доспехов где-то в отдалении. Лисандер не обращал внимания на тварей, которых убивал, продвигаясь по запутанным коридорам космического скитальца. Горгульи визжали во тьме, бешено молотя крыльями по воздуху. Генокрады выпрыгивали из отсеков, атакуя воинов когтями. Все нападавшие погибли, размазанные по палубе ударами Кулака Дорна, или разорванные на куски залпами центурионов.

После жаркой рукопашной схватки, в которой щёлкающий тригон убил двух центурионов, ударный отряд Лисандера обнаружил действующий транспортер, доставивший их в глубины корабля с феноменальной скоростью. Сойдя с транспортера, космодесантники обнаружили стены, поглощённые некой пульсирующей органикой, плевавшейся кислотой и атаковавшей их рудиментарными усиками. Рваные куски плоти валялись на полу коридора — останки сфинктер-порталов, изрубленных цепными кулаками воинов 1-й роты. Панцири крошечных существ хрустели под ногами, бурлящие жидкости стекали с восковидных стен, собираясь в складках и полостях. Теперь Лисандер мог слышать эхо битвы в коридорах, а туманные очертания его братьев в броне терминаторов стали чётко отображаться на сенсорах. Натиск тиранидов нисколько не уменьшился, но Лисандер был слишком близок к цели, чтобы отступить.

Страж улья

Пробившись через стаю стражей улья, Лисандер наконец ворвался в помещение, где сражались его потерянные братья. Это было невероятное по размерам пространство, большее, чем Великая Базилика на Терре, где установлен Столп Костей. Это была не часть одного из кораблей, составляющих корпус скитальца, а гигантский карман, образовавшийся между двумя корпусами, плотно сжатыми друг с другом невероятным давлением. Откуда-то сверху сочились ручейки лавы, напоминая Лисандеру о том, насколько глубоко внутри корабля они находятся. Прямо перед ним 1-я и 5-я роты сражались посреди бурлящего моря тиранидов, их решительности хватало на то, чтобы противостоять накатывавшемуся валу визжащих тварей, но было очевидно, что дальше им не пройти. Там и здесь Лисандер видел тела в жёлтой броне, заваленные останками тиранидов; слишком много пало боевых братьев, а цель ещё не была достигнута. Иногда раздавались звуки выстрелов штурмовых болтеров, но большинство орудий молчали, их обладатели были вынуждены сражаться кулаками и боевыми клинками. И всё же цель была близка. Там, в самом центре зала, висела в паутине мускул и хитина отвратительная мерзость — королева Норн.

Тиран улья (фан-арт)

Пока отряд Лисандера пробивался сквозь рой, капитан отыскал глазами Пуха, который как раз готовился к новому броску вперёд. Тиран улья преградил магистру ордена путь, и последний отлетел назад в брызгах крови, но Пуха нельзя было остановить так просто. Встав на ноги, Пух ринулся снова вперёд, энергетические поля вокруг Руки Правосудия затрещали. Первым ударом Пух оторвал монстру ногу, вторым — прикончил. А высоко над бурлящей битвой из родильных мешочков королевы вырвалась новая стая генокрадов и стремительно поползла вниз по стенам.

Трагедия и триумф

Три терминатора прокладывали себе путь вперед, потрескивающими громовыми молотами отшвыривая толпы гаунтов прочь. Карнифекс с ходу атаковал их, таранным ударом отбросив двоих и когтями пробив броню третьего. Но это вмешательство подарило Пуху немного времени. Стиснув в кулаке Руку Правосудия, магистр ордена встал над телом тирана улья и нанёс сокрушительный удар, промяв хитиновую броню головы карнифекса и вырвав монстру глаз. Чудище отшатнулось от боли, и у центурионов появился шанс прицелиться. Залп лазпушек пробурил в теле карнифекса зияющую дыру. Однако булавидный хвост бьющегося в агонии монстра разбросал телохранителей Пуха и сбил магистра ордена с ног.

Терминатор Имперских Кулаков

Генокрады добрались до Пуха в одно мгновение, их когти начали терзать керамит брони. Воины 1-й роты ринулись вперёд, возглавляемые исполняющим обязанности капитана Юлием, но последнего отправил в забвение удар когтя тригона, а свежие силы генокрадов задержали спешащих на выручку своему лидеру воинов. Пух раз за разом пытался подняться на ноги под градом ударов, но врагов было слишком много. Рука Правосудия сверкнула последний раз, и магистр ордена исчез в ощетинившейся клыками массе, разорванный на куски.

Издав мучительный вопль ярости, Лисандер пробился сквозь рой, отбросив генокрадов от тела павшего магистра ордена. Вслед за ним шли центурионы и уцелевшие воины 1-й и 5-й рот, тяжкая утрата придала им новых сил. Хотя они смогли отбить у врага место, на котором лежало растерзанное тело Пуха, дальше им было не продвинуться. Высоко над ними вскрывалось всё больше родильных мешочков, выбрасывавших орды всё более крупных тварей, сразу же присоединявшихся к сражению. Лазпушки теперь обстреливали королеву, но без видимых результатов. Возможно, пилокулак или громовой молот могли бы пробить её панцирь, но она висела на такой высоте, что нечего было и думать добраться туда.

В сложившейся ситуации Имперским Кулакам следовало отступить, чтобы не быть уничтоженными. Но ни Лисандер, ни Хаген не были готовы принять столь бесславное поражение, за которое пришлось заплатить столькими жизнями боевых братьев. Понемногу Лисандер начал понимать, что ужасная бойня в пещере всё больше напоминает ему ситуацию, в которой он оказался на Таладорне. Вновь он был в окружении численно превосходящего противника, и если не отдать приказ об отступлении — потери возрастут ещё больше. Пух был прав, капитан осознал, что бездумное упрямство служит хорошую службу лишь врагам Империума. И всё же Лисандер не мог заставить себя отступить так просто, даже посреди бушующей вокруг битвы он искал альтернативы. Капитан осматривал пещеру, пока взгляд его не остановился на сочащейся сверху лаве. Какое-то мгновенье он просто смотрел туда, чувствуя, что решение плавает в его разуме. Затем, ухватив идею, он приказал центурионам перенести огонь с тиранидов на тускло светящийся ручеек магмы.

Лазпушки дали залп, но ничего не произошло. Второй и третий залпы тоже не дали результатов. Наконец четвёртый залп пробил брешь, и густой поток магмы потёк вниз на тиранидский рой. Центурионы продолжали стрелять. Брешь расширялась, и поток становился мощнее. Королева Норн зашипела и завизжала от боли, когда расплавленная порода добралась до её панциря и начала прожигать его, но высвободиться из своей органической паутины она не могла. Магма начала заполнять пещеру, и Имперские Кулаки, наконец, отступили, унося с собой павших на верхние уровни, откуда пришёл Лисандер. С ужасным грохотом потолок пещеры рухнул, и королева упала в ширящееся лавовое озеро. Она уже издыхала, внутренности её были выжжены расплавленным камнем, но тварь продолжала упорно сражаться за свою жизнь, она бешено молотила лапами по магме, пока, в конце концов, полностью не погрузилась в огненное озеро.

После гибели королевы Норн подохли и все синаптические существа в радиусе сотен миль, убитые откатившейся им агонией матери стаи. На Мрачном хребте некоторые стаи бежали в поисках укрытий, поддавшись инстинктам самосохранения, другие — бездумно пожирали всё вокруг. Все они погибли, если не моментально, то в последующие дни, когда прибыли остальные силы Имперских Кулаков, и началась тщательная зачистка планеты. Осаждавшие отдалённые города Драшина стаи сумели пережить гибель королевы, отступили и растворились в джунглях и пещерах, ещё долгие годы терзая население планеты. И хотя Имперские Кулаки заплатили громадную цену, Драшин был спасён.

Источник

Кодекс: Адептус Астартес (6-я редакция). Дополнение к кодексу: Стражи Терры

Advertisement