ФЭНДОМ


Drach'nyen Daemonsword (прозрачный)

Драк’ниен — меч принадлежащий на данный момент Абаддону Разорителю, это могущественный артефакт с заточённым в нём одноимённым демоном, сам меч способен изменять форму, для наиболее эффективного уничтожения врагов.

История

Во время событий Ереси Хоруса Драк’ниен будучи ещё не заточённым в мече противостоял Кустодес, Сёстрам Тишины, Механикус и имперским рыцарям в попытке захватить паутину, изменяя свою форму и вселяясь в воинов и машины Империума. В определённый момент к битве присоединяется Император Человечества, который смог встать ненадолго с Золотого Трона лишь благодаря, жертве из 1000 псайкеров этому трону, в ходе битвы Драк’ниен ранит Императора и он используя свою силу превращает демона в меч и швыряет в своего кустодия по имени Ра Эндимион, тот принимает решение сгинуть в паутине, чтобы демон больше никогда не вернулся и не угрожал миру.

«Клинок пронзал тело Императора. Украшенный меч, настолько же из волшебной кости, насколько и из металла, оружие с корчащимися и вопящими лицами вырезанных в стали душ. Лица визжали, выпивая божественную жизнь Императора. Оружие начало извиваться, когда Император сжал его в руках. Оно было живым и голодным, а очертания колебались и размывались.

С криком Император вытащил меч, достав клинок из собственного тела. Он швырнул его, бросил в сторону с усиленной доспехами силой и сокрушительной телекинетической мощью.

Ра моргнул от удара, и почувствовал оглушительный треск в груди. Он сглотнул и понял, что не может дышать. Кровь текла изо рта, мешая воздуху.

Это был клинок, пронзивший его тело. Это был демон, заключивший его в объятия. Это была болезнь в крови, пожирающая кости. Это было и не было, всё и ничего.

Кустодий упал на колени, обхватив руками пронзивший его клинок. Ярость разочарованного демона посылала болезненные разряды молнии сквозь нервы его пальцев.
– Почему? – спросил Ра своего короля.

Император выпрямился и посмотрел на него сверху холодными глазами.

В этот момент Ра понял. Слова Императора, которые были произнесены словно вечность назад, вспыхнули в потемневшем разуме, наполняя мысли красным откровением.
“Для твоего просвещения, – сказал Император, когда они смотрели на былые чудеса и грехи галактики. – Ты будешь сражаться отважнее, когда поймёшь за что сражаешься”.

И теперь он понял. Ра Эндимион, единственная живая душа, увидевшая полноту мечтаний и амбиций своего повелителя. Цель просвещения заключалась не в войне, а… в этом. Знать правду, когда все остальные верили в тени и фрагменты, нести и страдать от этой правды, пока она не разорвёт его.

Ра встал на дрожащие ноги, опираясь на копьё. Меч исчез. Демон был внутри него, в темнице из плоти, связанный пропитанными муками волей. Он чувствовал, как щупальца демона обвивают его кости, выворачивают их, извиваясь в стремлении добраться до Повелителя Человечества. Существо, которое текло в его крови, никогда не остановится и никогда не умрёт. Его нельзя было уничтожить – только лишить свободы.

Кустодий не стал смотреть в глаза своего владыки. Ему не требовались извинения или объяснения. Ра родился служить, был воспитан повиноваться, и избран для величайшего просвещения, которое предшествовало тяжелейшему долгу. Внутри него бушевал зверь, которого даже Император не мог убить, демон, чьим предназначением являлось стать концом империи.

Каждый шаг от Императора отдалял демона от повелителя Ра, и ознаменовывал ещё один день, который Империум выстоит, несломленный.

У Императора всё ещё текла кровь, Он всё ещё прижимал руку в перчатке к раненой груди. Кровь покрывала Его губы:
– Когда останутся только пепел и пыль, – с трудом произнёс Он, – будь готов.

Меч поднялся и снова опустился. Прилив огня сорвался со смертоносного лезвия, сжигая всех на своём пути. Очищая путь. Нерождённых, попытавшихся наступать по пепельным останкам своих сородичей, ожидало такое же разрушение.

Император обратился к Ра в самый последний раз, отдал приказ, который не слышал больше никто:

+ Беги. +

Ра Эндимион, золотой тюремщик Драк’ниена, сын воровки воды, повиновался последнему полученному им в жизни приказу.

Он побежал.
»
– Аарон Демски-Боуден. "Повелитель Человечества. Война в Паутине"


Во времена Чёрных крестовых походов, меч неизвестным образом был обнаружен Абаддоном, который покорил заточного в нём Драк’ниена и использует этот меч и по сей день.

Black Legion - A Codex: Chaos Space Marines Supplement

Происхождение Драк’ниена остается загадкой, которую, возможно, не разгадал даже Абаддон. Демоны в страхе говорят об этом мече, называя его «занозой на теле реальности» или «осколком безумия». Это оружие существовало задолго до того, как человечество начало свое восхождение к звёздам, и без сомнений увидит печальный конец людского рода. В Драк’ниене покоится тёмная сущность, что питает меч силой, способной разорвать реальность подобно обычному клинку, проходящему сквозь дым. Перед оружием не устоит ни твёрдая кожа демонов, ни пропитанная варпом броня, ибо оно поглощает энергию Имматериума жадно и без остатка.

Ходят слухи, что Драк’ниен может принимать множество форм, а в руках Воителя он является миру как великий меч лишь потому, что Абаддон сам пожелал, чтобы оружие было могущественным клинком. По правде говоря, меч не имеет истинной формы или размера – ни единого параметра, какой мог бы уложиться в голове у человека. Почему оружие позволило Разорителю вынести себя из тихих покоев под Башней Тишины, до сих пор не ясно, однако лишь его рукам оно остаётся подвластно. Если другой воин наберется храбрости, чтобы поднять Драк’ниен, то меч просто выскользнет из его руки, словно сотворённый из воздуха, прежде чем разорвать вора на части с помощью энергии варпа. Никто не скажет наверняка, почему Драк’ниен слушается Абаддона, однако понятно, что это не сулит ни Императору, ни его последователям ничего хорошего.

Галерея

Источники

  • Black Legion - A Codex: Chaos Space Marines Supplement (Digital Edition), pp. 28-30
  • Повелитель Человечества (новелла) Аарон Дембски-Боуден
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.