ФЭНДОМ


«— Мы охотимся, потому что мы — охотники ... — Нет смысла говорить: «Вот оно, это конец, ты добился того, что собирался сделать». Мир вокруг тебя постоянно в движении. Ты движешься вместе с ним, или же тебя сметут.»
– Джагатай Хан (Крис Райт, «Шрамы. Легион разделился»)


Джагатай Хан, «Боевой Ястреб», был одним из двадцати примархов, созданных Императором для отвоевания Галактики в Великом крестовом походе. Его, как и остальных примархов, унесло с Терры и забросило на удалённый мир. Капсула Джагатая попала на дикий мир Чогорис (или Мундус Планус на готике). Это была планета, где кочевые племена находились в состоянии постоянной войны с соседями за ресурсы и землю необходимые для выживания. Хан одного из этих племён нашёл юного примарха и принял в свою семью, воспитывая как собственного сына. После смерти приёмного отца, а также превзойдя любого в силе и мудрости, Джагатай Хан возглавил племя и начал войну, не из жажды крови и бессмысленной жестокости, а ради объединения и мира. Так для Чогориса началась целая эпоха, которая спустя тысячелетия превратилась в легенду.

История

Джагатай Хан был неожиданной бурей, внезапным и разрушительным штормом, что приходил и уходил, когда ему было угодно. Среди всех своих братьев он нашёл Великий крестовый поход занятием на свой вкус: бесконечной охотой в тёмных уголках Галактики. Когда Великий крестовый поход бушевал по всей Галактике, Хан находился в его сердце, пребывая в постоянном движении, сражаясь и смеясь, когда убивал. И всё же Великий Хан не был простым берсерком, ибо даже в самой простой задаче искал совершенства, достигаемого путём дисциплины. Это была тихая компетентность мастера, который стремился не к признанию со стороны других, а лишь к удовлетворению, что можно найти в идеальном ударе или удачном слове.

Среди примархов Императора Хан слыл одним из наиболее нелюдимых, он связал свою жизнь с охотой и славой погони, а не с парадными плацами или залами Стратегиумов, и нередко оставался за пределами взора истории. Он не управлял великой империей, не написал ни одного великого трактата о войне, но его действия руководили ходом Великого крестового похода со спокойным умением, что всегда было отличительной чертой его легиона. Таким образом, когда Хорус разжёг в неоперившемся Империуме пламя гражданской войны, немногие обратили внимание на Хана: его преданность предполагалась теми, кто считал себя лучше него, и служила предметом борьбы тех, кого он когда-то считал своими друзьями. Когда Хан, в конце концов, сделал свой выбор, когда забытый легион избрал свой путь, их выбор сотряс сами основы Империума.

Хан Ханов

Or7Rbw3hQPk575989145690-

Джагатай Хан и Таргутай Йесугей (обложка романа Криса Райта «Джагатай Хан: Боевой ястреб Чогориса»)

Предание о ранних годах Джагатай Хана хорошо известно. Оно является предметом легенд и народных сказаний на его родном мире Чогорис, иногда упоминаемом на старых звёздных картах Империума как Мундус Планус. Именно эти широко распространённые приукрашивания затрудняют точную идентификацию большинства фактов, касающихся достижений Джагатая, поэтому автор сего труда решил воспользоваться версией рассказа, записанной Хорусом Луперкалем, которая до сих пор хранится в архивах Терры. Особый интерес представляют ранние заметки Хоруса о планете Чогорис, сделанные в скором времени после её открытия: «…богата как материальными ресурсами, так и удивительно стойкой и воинственной породой человечества. Неожиданная находка в этих районах Империума, самый настоящий приз». Всё это, отмечает примарх, резко контрастирует со многими из миров, приютивших других сыновей Императора, вынужденных столкнуться с враждебной окружающей средой или же с потерянными, порочными потомками рода человеческого. В отличие от многих других Джагатай был принят вождём — «ханом» одного из многочисленных кочевых племён Чогориса. Он столкнулся с теми же испытаниями, которые преследовали кланы табунщиков Чогориса на протяжении многих веков: бесконечные племенные набеги, междоусобные войны, а также сражения против работорговцев и охотничьих партий южных империй.

Джагатай встал на путь завоеваний после одного из таких набегов, ставшего кульминацией мелкой межплеменной борьбы былых времён. Вражеское племя, чаще всего именуемое в исторических отчётах Курайедами, напало на его приёмного отца и расправилось как с ним, так и с его Кешиком, что в соответствии с законами чогорийской кочевой культуры требовало возмездия. В прежние времена сын погибшего хана отправился бы в свой собственный поход, расправился с несколькими воинами соперничающего клана или увёл взятых в качестве трофея лошадей, увековечив тем самым бесконечный цикл вражды. Джагатай избрал иной путь, и за одну-единственную ночь кровопролития и резни положил конец и вражде, и Курайедам, не оставив ни единого человека из этого рода в живых. В результате этого деяния родилась его репутация воина исключительной жестокости и мастерства, не отличающегося при этом особым милосердием — в скором времени слава Джагатая гремела по всей Пустой Четверти, как с давних пор называли суровые и слабозаселённые западные равнины.

Молодой хан проводил кампанию подчинения среди своего народа, нападая на каждое из племён по очереди и предлагая им простой выбор: смерть или жизнь под его правлением. Услышав о том, как Курайеды стали пиром для стервятников, немногие решались противостоять ему, и в своей мудрости Джагатай был милостив по отношению к тем, кто склонился добровольно: многих из них ожидало возвышение до воинов его собственного Кешика для дальнейших войн на его стороне. Под властью Хана племена были консолидированы, их объединили или же разделили, дабы укрепить единство и положить конец вражде, веками душившей каждое из них. Джагатай наполнил свой собственный Кешик талантливыми мужчинами и женщинами со всех равнин, продвигая способных и верных единству вместо кровных уз и застарелой вражды, и в течение нескольких коротких чогорийских десятилетий кочевые племена объединились под его контролем, называя своего вождя Каганом — или, иначе говоря, Ханом Ханов.

С давних пор — дольше, чем любой старейшина кочевых племён мог вспомнить — большей частью Чогориса управляла одна империя, империя устремлённых ввысь городов и надменных принцев, лежавшая далеко к востоку от Пустой Четверти. Земли табунщиков, какими бы бесплодными и негостеприимными они не казались, всегда были ниже её внимания, за исключением охотничьих угодий скучающих вельмож, стремящихся утолить свою жажду крови. Одна роковая охотничья экспедиция избрала Хана Ханов в качестве своей цели, однако их засада быстро обернулась бойней, когда Джагатай убил каждого из несостоявшихся охотников, включая сына Палатина — императора огромной нации на востоке. В отместку Палатин направил свою армию дисциплинированных тяжёлых пехотинцев и закованных в броню копейщиков в Пустую Четверть, дабы положить конец племенному союзу. Там Каган встретил его во всеоружии с единым воинством из разных племён и уничтожил армию Палатина, всецело используя мобильную тактику и скорость, которые в дальнейшем задействует при переформировании легиона Белых Шрамов.

Эта победа станет первым шагом на пути к завоеваниям, благодаря которым Джагатай превратится в коронованного повелителя всего Чогориса. Он использовал ту же стратегию, которой овладел в боях с кочевыми племенами, однако на сей раз в более широком масштабе. Каждому городу и каждому народу, с которыми сталкивались его непобедимые армии, Хан предлагал выбор: служить или умереть, и с каждой победой и покорностью росла его сила. С хорошо заметными всем его подданным жестокостью в одной руке и щедростью в другой Джагатай покорил всю планету и подчинил её своим прихотям. Он положил конец терзавшим Чогорис войнам, сохраняя мир угрозой полного уничтожения тех, кто нарушал его простые законы. Никто так никогда и не узнает, что мог создать Каган в изоляции от очагов цивилизации на Чогорисе, ибо в скором времени после его восхождения на престол явился Император Человечества, навеки изменивший судьбу великого завоевателя.

Следы в истории Империума

291157

Джагатай Хан продолжил использовать свою любимую тактику ведения боя в войнах по всему Империуму. На своей родине он использовал лёгкую конницу, которая быстро атаковала и быстро уничтожала противника. С использованием новых технологий ничего не изменилось. Белые Шрамы стали самыми быстрыми в Империуме.

Но Великий Хан привёз с родной планеты не только тактику и стратегию. Он остался кочевником, и его легион перенял культуру племён пустошей Чогориса. Они украшали лица шрамами и придерживались своих понятий о чести, не обращая внимания на мнение окружающих.

А для жителей Империума примарх Белых Шрамов и его воины стали варварами. Их не понимали. И в результате Джагатай Хан стал отщепенцем. Он практически не общался со своими братьями. Исключением были трое: Хорус Луперкаль, Магнус Красный и Сангвиний.

Примарх Тысячи Сынов был таким же отверженным, как и Хан. А Хорус поддерживал Джагатая и разделял его любовь к молниеносным атакам. Белые Шрамы и Лунные Волки практически постоянно сражались вместе на полях битв Империума. Они даже разработали специальные совместные тактики.

Но сильнее всего Джагатай Хан повлиял на Империум не на поле боя. Это случилось на собрании в мире Никея. На этом собрании решалась судьба Либрариумов легионов. Император хотел решить вопрос того, как лучше использовать псайкеров на службе человечеству.

Благодаря Таргутаю Есугеи, библиарию Белых Шрамов, была предложена система обучения библиариев и использования талантливых псайкеров на службе Империума. Но из-за необдуманных слов и действий Магнуса, Император запретил библиариям состоять в легионах. И ввёл вместо этого должность капелланов, которые должны были следить за чистотой помыслов Астартес и нести слово Императора.

Ересь Хоруса

«И вот я сражаюсь за Отца, которого никогда не любил против некогда любимого брата. Защищаю империю, которой никогда не был нужен, против армии, которая приняла бы меня без промедления.
И все же клятва была дана, и ее нельзя нарушить.
»
– Джагатай Хан о восстании Хоруса, Крис Райт «Путь Небес»

По-настоящему легион Белых Шрамов прославился во время Ереси Хоруса. В отличие от некоторых других примархов, Джагатай Хан никогда не думал предавать Императора. Он не мог поступиться честью и нарушить свою клятву служения Империуму.

Когда Хорус начал свое восстание, примарх Белых Шрамов со своим легионом охотился на орков в системе Чондакс. В это время Лемана Русса обманом натравили на Магнуса Красного и Тысячу Сынов. И именно примарха Космических Волков обвинили в предательстве.

Хорус, как Воитель, приказал Джагатай Хану подавить восстание Русса. В то же время примарх V легиона получил сообщение от Рогала Дорна, собиравшего силы для защиты Терры. Белые Шрамы отправились на Просперо, чтобы разобраться, где истина и где ложь.

Там они встретили Лемана Русса, сражавшегося с Альфа-Легионом. Несмотря на то, что Космическим Волкам требовалась помощь, Рогал Дорн приказал Хану отправится на Терру, а Руссу увести флот Альфа-Легиона подальше от Терры. Доподлинно известно, что Белые Шрамы защищали Императорский Дворец совместно с Кровавыми Ангелами и Имперскими Кулаками. Воины Хана убили немало космодесантников Хаоса и провели несколько удачных рейдов, охотясь на отступающих хаоситов.

После Ереси Хоруса

Когда Хорус был повержен Императором, Джагатай продолжил преследовать предателей. Спустя 7 лет после окончания Ереси, во время реформ, начатых Робаутом Жиллиманом, Хан принял Кодекс Астартес. Белые Шрамы позволили разделить себя на несколько орденов.

Джагатай Хан со своим орденом вернулся на Чогорис с миссией по его охране. Там примарх узнал, что за время его отсутствия мир подвергся нескольким атакам тёмных эльдар, похитивших тысячи жителей. И снова Хан отправился мстить за своё племя.

В течение семидесяти лет он охотился на тёмных эльдар, пока в 084.М31 не пропал без вести, преследуя некоего эльдарского военачальника — предположительно, это был сам Тёмный Отец, глава инкубов. Примарх Белых Шрамов отправился в Мальстрим, огромный варп-шторм, второй по размерам после Ока Ужаса, и исчез в Паутине, преследуя врагов.

Больше о Джагатай Хане не было никаких вестей. Но Белые Шрамы верят, что их примарх до сих пор охотится на просторах Галактики и однажды вернётся. А до того времени они будут сражаться с врагами во славу своего Хана.

Снаряжение и некоторые способности

  • Доспехи «Дикого Огня» — доспехи Кагана, созданные в равной степени эстетически приятными и прочными, прекрасно дополняли его быстрый и бескомпромиссный стиль ведения боя, а также обладали рядом уникальным систем для улучшения его и без того непревзойдённых рефлексов.
  • Пустотный мотоцикл модели «Содзюцу» — ранний прототип реактивного мотоцикла, предшествующий куда более распространённому «Скимитару», широко используемому в Легионес Астартес. Во время первоначальных испытаний его двигатели оказались способны обеспечить достаточную тягу для ограниченных периодов истинного полёта и даже некоторую маневренность в открытом космосе, в связи с чем Логистикэ Империалис классифицировали данную модель в качестве сверхлёгкого истребителя, а не реактивного мотоцикла.

Галерея

Лоялисты ВулканДжагатай ХанКорвус КораксЛеман РуссЛион Эль'ДжонсонРогал ДорнСангвинийФеррус МанусРобаут Жиллиман
Предатели АльфарийАнгронКонрад КёрзЛоргарМагнусМортарионПертурабоФулгримХорус
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.