ФЭНДОМ


«Я вижу крепости среди звёзд, круг из шести. Но они спят и должны быть разбужены. Лети же на штормах Хаоса, собери вокруг себя своих соперников. Неси раздор и ужас тысячам миров, Абаддон Разоритель, Воитель Хаоса! Найди Руку Тьмы, возьми Око Ночи. С ними крепости будут твоими. Хор миллионов будет кричать твоё имя в страхе и ненависти, а звёзды покраснеют от крови... Если у тебя хватит отваги... Воитель»
Мориана
«Я опасаюсь той бури, что придёт в Готический сектор. Мы ещё не готовы с ней встретиться»
– инквизитор Хорст

12-й Чёрный крестовый поход был масштабной военной кампанией Абаддона Разорителя и его Чёрного Легиона против Империума Человечества. Она началась в 139.М41 и длилась 21 год до 160.М41. Абаддон использовал редкостную возможность объединить под своим командованием раздробленные силы слуг Губительных сил под знаменем Хаоса Неделимого и повёл своих космодесантников и культистов из Ока Ужаса в реальное пространство. Там они напали на Готический сектор — стратегически важную часть Сегментума Обскурус. Конфликт состоял из сотен боевых столкновений флотов и планетарных штурмов, и закончился только тогда, когда Разорителя вынудили отступить в варп. В ходе сражений было уничтожено четыре Чернокаменных крепости и погибло много миллиардов имперских граждан. Особенностью похода было то, что все самые масштабные бои проходили не на земле, а в космическом пространстве. Это были величайшие сражения в пустоте со времён Ереси Хоруса.

Готическая война — это более частое название большего конфликта, вызванного 12-м Чёрным крестовым походом. Готическая война захлестнула целый сектор имперского космоса, отрезанный от подкреплений почти на десятилетие мощным варп-штормом. Миллиарды мирных жителей погибли, десятки кораблей были уничтожены, а многие важные имперские командующие был убиты или смертельно ранены. Что более важно, Готическая война раскрыла настоящее предназначение Чернокаменных крепостей. 

Главную роль в конфликте сыграл доблестный Линейный флот Готического сектора под командованием лорда-адмирала Корнелия фон Рейвенсбурга. Помимо основной угрозы — флотов Хаоса — были ещё и другие. Орки, пиратствовавшие в секторе, нападали на всех подряд без различия. Также периодически появлялся довольно большой флот эльдар. Позже силы Империума заключили с эльдар временный союз и общими усилиями победили.

Тьма опускается, 139-142.М41

Многие имперские историки полагают, что Готическая война началась за семь лет до момента, когда первые флоты вторжения вошли в cектор. После тщательной оценки прошлых лет, многие якобы не связанные между собой события могли быть увязаны вместе, предупреждая об надвигающейся тьме и кровопролитии.

Рейд на Аркс

Хотя костяк защиты вокруг Ока Ужаса расположен в области под названием Кадианские Врата, существует множество станций наблюдения по всему Сегментуму Обскурус. Эти аванпосты подвергаются постоянным нападениям со стороны врагов Империума, но во второй половине второго столетия 41-го тысячелетия количество нападений существенно возросло. Особо выделяют историки атаку на наблюдательную станцию Аркс. Из-за малой значимости, на станции был расквартирован лишь символический гарнизон Имперской Гвардии, в чьи обязанности входила защита небольшого числа техноадептов, необходимых для поддержания станции в рабочем состоянии. 

Horst

Инквизитор Хорст

В начале 139.М41 разведывательный фрегат «Вознесение» уловил слабый сигнал о помощи, посланный старшим астропатом станции Аркс в секторе Афина. О налётчиках информации не было, и когда через четыре месяца подкрепления прибыли, невозможно было определить даже природу нападавших. Имперские гвардейцы, расквартированные на планете, были истреблены. Они были ужасно искалечены, а изуродованные тела были оставлены диким собакам, единственным хищникам Аркса. Инквизиция направила своего агента, опытного инквизитора Хорста, но ему уже нечего было расследовать. Если бы Аркс был единственным аванпостом, атакованном в такой манере, рейд бы превратился в ещё одну интригующую загадку Вселенной, полной нераскрытых тайн. Но за последующие три года похожие нападения были зафиксированы в соседних системах и распространялись на смежные сектора. Инквизитор Хорст начал подозревать, что некий великий план пришёл в движение. Однако без подтверждения своих подозрений и информации о нападавших, он принял решение ждать и наблюдать, когда загадочный враг сделает следующий ход.

Чума Проклятия

Спустя год после рейда на Аркс несколько патрульных судов сделали ужасающие открытия в том же секторе. Несколько Имперских торговых и боевых судов, включая линкор класса «Император», дрейфовали в космосе. После абордажа было установлено, что вся команда погибла. Их распухшие от заразы тела устилали коридоры и палубы, некоторые лежали прямо на своих рабочих местах. Кожа была покрыта множеством язв, а кровь бледной и водянистой. Грибковые наросты найдены даже на головном мозге — это причиняло невыносимую боль ещё живым и влекло за собой агонию.

Также каждый корабль нёс следы схватки и абордажа, но тел нападавших обнаружено не было. Пока Инквизитор Хорст ломал голову над новыми событиями, его многочисленные агенты и шпионы доставили новые вести. Среди капитанов Имперского Флота начали ходить слухи про древний, презренный корабль Хаоса, известный как «Чумной Коготь», управляемый последователями Нургла. Этот корабль был настоящим бичом для Империума на протяжении четырёх тысячелетий. Загадочная болезнь и возникновение «Чумного Когтя» сами по себе были более чем совпадением, а когда космодесантники Гвардии Смерти опустошили мир-улей Моргангаст, Хорст уже был уверен, что силы Хаоса планируют очередное крупномасштабное вторжение. Наблюдательные станции вблизи Кадианских Врат были приведены в режим готовности, а корабли со всего Сегментума Обскурус усилили патрулирование вокруг Кадии.

Анархия распространяется

В то время, как инквизитор Хорст расследовал факты активности Хаоса вокруг Аркса и близлежащих систем, события приняли ещё более зловещий оборот в Готическом секторе, за 2500 световых лет от Афины. Навигаторы из Навис Нобилитэ докладывали о сильных возмущениях варпа по всему региону, признаках надвигающихся варп-штормов. На многих планетах сообщение вызвало панику. Ситуацию осложняли многочисленные фанатики, возвещавшие, что Император был недоволен и наслал варп-шторма, чтобы очистить миры от нечестивцев. Это повлекло создание множества сект, чьи члены были напуганы приближением рока. Они добивались отчаянно стремились заслужить прощение Императора и дни подряд проводили, истязая свою плоть, осуждая богатство своих товарищей и призывая соседей очистится от богохульств. 

На некоторых планетах культы стали до такой степени сильны, что Экклезиархия (а иногда и губернатор планеты) были бессильны перед беснующимися ордами. По мере распространения истерии многотысячные толпы заполонили города-ульи и добывающие колонии в поисках нечестивцев. Костры и виселицы стали обычным делом по мере того, как отчаявшиеся люди погружались в объятья апокалиптических верований, преследуя свои друзей и родных за реальные или вымышленные грехи перед Иператором. И все эти потуги были безрезультатны. 

Под прикрытием распространившейся паранойи тайные культы и объединения проникли к руководящим позициям, вовлекая ещё больше людей в свои извращённые верования. Последователи Тёмных Богов открыто заявляли, что лишь Хаос способен спасти человечество, тогда как Император отвернулся от них. Тысячи и миллионы Имперских граждан были одурачены лживыми обещаниями, тогда как Инквизиция была перегружена, пытаясь искоренить все культы, отступников и еретиков. Мало того, по официальным данным несколько космических судов были уничтожены в доках в результате перегрузки реакторов и детонации боеприпасов. И хотя официальная версия заявляла о плохом уровне технического обслуживания, старых боеприпасах и прочих тривиальных причинах, многие без сомнений поверили в версию о саботаже и предателях в рядах офицеров Флота.

Рука Тьмы

В то время, как в Готическом секторе полыхали анархия и смятение, Хорст пытался узнать больше о планах еретиков. Когда до него дошёл слух о нападении предателей на Имперский мир Чистилище, инквизитор потребовал вылета в составе флота расследования. Кое-что выделяло Чистилище из дюжин похожих рейдов — устройство, известное под названием Рука Тьмы. Лишь считанные единицы среди высших чинов Инквизиции были осведомлены о существовании этого предмета. Рука Тьмы была необычайно древним артефактом, спрятанным глубоко под поверхностью планеты. Все попытки выяснить её предназначение оканчивались провалом, но старинные легенды, полученные от таких древних рас как эльдар, упоминали о Руке Тьмы со страхом и отвращением. Общепринятым мнением было, что Рука была оружием невиданной мощности, но истинное предназначение так и осталось скрытым покровом тайны. По прибытию худшие страхи Инквизитора подтвердились — артефакт пропал. Если последователи Хаоса нашли способ активировать это необычайно сильное оружие, то кто знает, какие беды им удастся обрушить на армии Империума?

Вторжение на Орнсворлд

Хорсту было известно и о другом артефакте под названием Око Ночи, по преданиям связанным с Рукой Тьмы и расположенным на планете ратлингов Орнсворлд. Пока инквизитор летел к планете на самом быстром из доступных кораблей, пришло сообщение о нападении. Небольшой отряд предателей высадился недалеко от места расположения Ока, которое было помещено в древнюю статую и обожествлялся местным населением в доимперские времена. После небольшой схватки, гарнизон Имперской Гвардии с вербовочной станции, расположенной недалеко от высадки сил Хаоса, смог отбросить нападавших. Однако уже через месяц ударные корабли Хаоса блокировали планету и началось полномасштабное вторжение. Беззащитные ратлинги не могли ничего противопоставить закованным в броню космодесантникам Хаоса и потери достигли астрономических цифр. Последователи Тёмных Богов обрушили на мир океаны огня и тысячи бомб. Горы черепов ратлингов устилали равнины, а дым от погребальных костров затмил свет солнца, по мере того как предатели систематично сметали всё на своём пути. 

В пылу сражения Око Ночи было сорвано с постамента и похитители скрылись среди звезд. Обладая Рукой Тьмы и Оком Ночи, силы Хаоса возможно, располагали мощью, чтобы разгромить Империум. Инквизитора Хорста мучил единственный вопрос: где будет нанесён удар? Ответ пришёл сам собой очень быстро.

Зарождение Бури

Инквизитор приступил к анализу разрозненных отчётов о всевозможных аномалиях на ещё большей территории чем раньше, и узнал о беспорядках, захлестнувших Готический сектор. Прибыв туда, Хорст получил ещё больше рапортов о контактах с боевыми судами Хаоса, что окончательно убедило инквизитора, что именно Готик будет целью грядущего вторжения. Через месяц и ровно три года с момента набега на Аркс по всему сектору разразился варп-шторм небывалых доселе масштабов, отрезав весь сектор от Империума. Чтобы ни случилось в будущем, корабли и солдаты встретят это одни и без надёжды на помощь.

Вторжение, 143.М41

Первые открытые стычки в Готическом секторе, начавшиеся в году 143.М41, подошли к концу. За первый месяц конфликта флот Хаоса нанёс массированные удары практически по всем военным базам Имперского Флота.

Первый удар

Сообщения о нападениях кораблей Хаоса затопили боевые сводки. По всей видимости, первая атака была тщательнейшим образом спланирована, поскольку флоты Хаоса скоординировано нанесли удары по дюжине ключевых флотских баз по всему сектору. Предатели напали внезапно и разрушительно, застав врасплох имперские корабли. Учитывая то, что флоты были разбросаны по сектору из-за общей напряжённости, сопротивление практически отсутствовало. На Бладене, у «Радамантины» все полётные палубы правого борта были практически снесены залпом торпед; на Черисе бомбардировщики класса «Роковой Огонь» с «Бездушного Опустошителя» так серьёзно повредили варп-двигатель «Лорда Сильвана», что на ремонт ушло почти два года. Всё это время у корабля не было возможности совершать варп-прыжки более чем на пять световых лет. Орбитальные станции также пали перед натиском сил вторжения, захваченные или разрушенные в суматохе битвы. Потеря многих орбитальных верфей была двойным ударом — не только Имперские корабли лишились возможности перевооружиться и произвести ремонт, но теперь враг использовал их для своих нужд. К счастью, флот Хаоса пока что не собирался вступать в длительные сражения, отдав предпочтение тактике болезненных молниеносных ударов и мгновенных отступлений.

Защита Орара

И всё же не везде флот Хаоса достигал таких успехов. В нескольких сражениях предатели понесли серьёзные потери, в частности при нападении на мир-улей Орар. Когда один из множества боевых флотов Хаоса под командованием Воителя Малефика Аркама напал на группу имперских судов, дислоцированных у Орара, они не смогли застать защитников врасплох. Только получив с одной из соседних систем запрос о помощи в подавлении восстания, боевая группа под командованием капитана Компела Баста на крейсере «Властный», готовилась уйти с орбиты. Уже находясь в состоянии полной боевой готовности, имперские корабли легко уклонились от первого торпедного залпа предателей и контратаковали. Лишённые возможности прервать атаку, корабли Хаоса пронеслись вперёд прямо на торпеды и залпы бортовых и орбитальных батарей. Залп орудия «Нова» пришёлся прямо по проклятому «Бездушному», разорвав судно в сполохе газа и обломков. Остальные корабли Хаоса оставили подбитое судно и начали отступление. Исторгая потоки огня из своего осквернённого корпуса, «Бездушный» наконец взорвался. Флагману Аркама, «Бичу Смертоносному», разнесло командный мостик залпом с «Железного Герцога» и, по слухам, Малефика был единственным, кто смог выбраться из обломков, вероятно находясь под защитой своих Тёмных Повелителей. Лишь несколько эскортных кораблей Хаоса вышли из схватки без повреждений. «Бич Смертоносный» с остатками флота ещё длительное время преследовали обуреваемые жаждой отмщения имперские командиры.

Невольные союзники

Gothic war orks

Атака орков Готического сектора

Орар был не единственным провалом для сил Хаоса на начальных этапах войны. В единичном инциденте небольшой флот Хаоса, включавший несколько кораблей сопровождения, направляющийся для рейда на Денерайр в Скоплении Циклопа, пали жертвой многочисленных банд местных орочьих пиратов. Перехваченные позже сообщения предателей проливают свет на картину произошедшего: использовав свою обычную тактику выжидания неосторожной жертвы в поле астероидов, орки вынырнули из засады и вклинились в центр вражеского флота. Лишённые возможности воспользоваться среди астероидов своей превосходящей врага маневренностью, все до одного суда Хаоса были безжалостно уничтожены. 
«Если бы Император не проклял этот сброд, я бы назначил их вожака своим флагманским командиром!»
– лорд-адмирал Корнелий фон Рейвенсбург


Позже он отрицал, что произносил нечто подобное. Такие происшествия были редкостью и зеленокожие были одинаково рады грабить как Хаос, так и имперские корабли.

Битва при Чернокаменной IV

Первые нападения Хаоса имели целью ключевые места типа миров-кузниц Адептус Механикус и флотские базы. Из семнадцати баз сектора, шесть были основаны на Чернокаменных крепостях. После переоборудования имперскими защитными турелями и прочим вооружением, боевые способности Чернокаменных крепостей могли потягаться со станциями Командования Флота в системе Порта-Пасти. Особой гордостью линейного флота было то, что ни разу ни одна Чернокаменная крепость не была захвачена. Этому суждено было измениться в системе Рибо, где Чернокаменная IV защищала орбиту пятого мира системы. Флот Хаоса, возможно, ведомый самим Абаддоном, нанёс удар по Рибо V. Имперские корабли у станции подготовились к яростной обороне, но были сметены ошеломляющим численным превосходством противника. Двадцать крупных кораблей, включая два линкора класса «Разоритель» и бесчисленное количество кораблей сопровождения, прорезали внешнюю оборону Рибо V как раскалённый нож масло и обрушились на Чернокаменную IV. Битва была короткой и кровавой — как только флот Хаоса вошёл в область поражения, системы энергоснабжения Чернокаменной Крепости полностью отключились. Пушки молчали, массивные врата шлюзов не выпускали истребители наружу и весь персонал оказался беззащитным. Вскоре после того, как старший астропат станции передал эту информацию, нападавшие захватили Крепость. С Рибо вестей больше не поступало, и предполагалось, что выживших не было. Это оказалось одним из множества страшных ударов, сотрясших имперские войска в самом начале войны.

Смерть Сававена

Savaven

Уничтожение Сававена

В то время как Абаддон нанёс удар по Рибо, ещё одна катастрофа обрушилась на головы стойких защитников Готического сектора. В кардинальском мире Экклезиархии Сававен лишь горстка кораблей могла противостоять новому чудовищу, вынырнувшему из варпа. «Убийца Планет», монолитный корабль, ощетинившийся орудийными палубами, батареями излучателей и торпедными установками, вышел на орбиту Сававена.
«В центре «Убийцы Планет» мы зафиксировали огромное сосредоточение энергии. Некоторые части корпуса светились. И вдруг, со сполохом, затмившем солнце на наших сканерах, он выстрелил. Удар луча длился около получаса. Один Император ведает, как они смогли сгенерировать такую мощь! Мы связались с планетарными системами наблюдения. Луч прожёг километры породы и пробил мантию. Как только выстрел прекратился, магма рванулась из раны размером с материк, подобно крови из перерезанной артерии, разрывая Сававен изнутри. Моря испарялись в небеса, полярные шапки растаяли и целые континенты исчезли под приливной волной. После высвобождения такого неописуемого количества энергии Сававен сдвинулся с орбиты и перевернулся по своей оси. Я сомневаюсь, что кто-либо был жив к тому времени, но даже если и так, мучиться долго не пришлось. Будто раздавленный в кулаке пакет с пайком, Сававен просто раскрошился и распался на миллионы осколков. Там теперь поле астероидов, очень плотное, навигация почти невозможна. Там четырнадцать миллиардов человек жило. Четырнадцать миллиардов... погибли за один час.»
– Иеремия Солдаген, командующий силами орбитальной обороны Сававена


Солдаген и прочие спасшиеся испытывали страшные психические расстройства и нервные срывы от пережитого и за три месяца все прервали свои страдания, совершив массовые самоубийства. Когда стало известно о случившемся, боевой дух Имперских войск упал ниже нуля. Все слышали об Экстерминатусе циклонными торпедами и вирусными бомбами, но знать, что враг обладает властью уничтожать целые планеты… В то время как Имперский Флот трепетал от полученных новостей, Хорст гадал, был ли это результат использования Руки Тьмы или Ока Ночи. Если нет, то следовало ожидать ещё более дурных вестей.

Проблема с эльдар

Постоянной проблемой для лорда-адмирала Рейвенсбурга, командующего линейного флота Готического сектора, было присутствие большого количества эльдар, совершающих набеги из своего убежища в  близлежащей туманности. Считалось, что во время Готической войны в секторе присутствовал искусственный мир эльдар, несмотря на отсутствие официальных тому подтверждений. Не имея возможности отследить корабли эльдар до их баз и подозревая присутствие мира-корабля, Рейвенсбург мало что мог сделать, кроме как переложить задачу борьбы с ксеносами на командиров отдельных боевых групп.

Волчьи Стаи

Не только эльдары охотились на транспорты и торговые корабли Империума. Банды пиратов, предателей из Ока Ужаса и даже корабли прочих рас чужих активизировали свою активность. Прозванные офицерами Флота Волчьими Стаями, разбушевавшиеся банды небольших кораблей охотились на все и всех. Дойди дело до прямого столкновения, шансов против орудий имперских кораблей у них не было бы. Но пираты были хитры и избегали крупномасштабной битвы всеми силами. Стаи преследовали конвои по пятам, отгрызая один транспорт тут, торговое судно там, а их любимой тактикой было нападение из астероидных поясов или с мёртвых лун, где их практически невозможно обнаружить и ещё труднее выкурить. Каждый месяц количество сообщений об атаках пиратов всё возрастало, а Флот был не в состоянии выделить с фронтов достаточное количество кораблей для сопровождения конвоев.

Имперской флотилии пришлось сражаться сразу с несколькими врагами одновременно: флотами вторжения Хаоса и орочьими, эльдарскими и людскими пиратами, которые были вечной проблемой для Имперских кораблей ещё до Готической Войны. Повсюду имперские силы ушли в глухую оборону, теснимые от мира к миру, от системы к системе. Потери росли и верфи со станциями вели ожесточённую битву за снабжение и людские ресурсы.

Тьма опустилась на Готический сектор, и казалось, что свет никогда больше не вернётся...

Абаддон и крепости, 144.М41

Империум осаждали множество флотов Хаоса, возглавляемые различными полководцами Хаоса (от восьми до двадцати и больше). Каждый представлял серьёзную угрозу для любой боевой группы, которую мог выставить против врага лорд-адмирал Рейвенсбург. И самую большую угрозу представляла флотилия, ведомая лично проклятым Абаддоном.

Станция Лакитар

Убоявшись нависшей над ними угрозы «Убийцы Планет» Абаддона, множество имперских миров капитулировало без боя. Лоялисты теряли контроль субсектор за субсектором, отдавая врагу ценнейшие верфи и орбитальные доки. С возрастающей проблемой починки судов постройка новых стала практически нереальной. Своими разрушительными внезапными ударами по критическим точкам Хаос, похоже, выиграл войну ещё до её начала. Однако у Имперского Флота оставался проблеск надежды. На пустынной луне газового гиганта в системе Лукитар располагался исследовательский комплекс Адептус Механикус. Техножрецы усердно постигали мудрость своих предшественников в надежде раскрыть древние секреты создания более мощного оружия, более быстрых двигателей, генераторов щитов и прочего. Несколько Имперских кораблей были оборудованы этими улучшенными системами, но результаты испытаний удовлетворительными не были. Если улучшались орудия, то страдали системы связи; увеличивалась мощь двигателя и энергии не хватало на поддержку генераторов щита. Поиски продолжались, раз от разу выдавая всё более приемлемые результаты. Когда армада Абаддона прибыла, командующий 202-й эскадрой из четырёх фрегатов класса «Меч», Вандез, был одним из первых, узревших Разорителя с момента его нападения на Чернокаменную IV:

Сообщения со сторожевых станций оказались верными. Наши анализаторы уловили импульс энергии необычайной мощности. Команда перешептывается про «Убийцу Планет», но его последний раз видели в Спасителе, за 65 световых лет отсюда. Направились на полном ходу для разведки...
Даже видя это собственными глазами, я всё ещё не могу поверить! Несколько крупных боевых кораблей предателей направляются вглубь системы, сопровождаемые дюжинами кораблей сопровождения. И с ними Чернокаменная Крепость! Будь прокляты мои глаза, но это правда! Она выглядит иначе, более органичной; живой в некотором смысле, если такое было бы возможно. Наши разведчики распознали несколько орудийных систем, не являющиеся Имперскими по конструкции. Как им удалось пробудить зверя? О кровь Императора, они генерируют энергию для удара, даже на таком расстоянии...
Мы оставили позади то, что осталось от станции Лакитар. Захваченная Чернокаменная крепость оказалась неуязвима для наших орудий, точнее для тех из нас, кому удалось пробиться к ней на расстояние выстрела. Её вооружение отличается от всего виденного мной, даже сражаясь с эльдарскими пиратами или преследуя фра’альских налётчиков в Бхейн Морр. Крепость разнесла станцию на куски, подготовившись к залпу за считанные минуты. Отсюда всего семь световых лет до Бригии, где находится Чернокаменная VI. Мы на максимальной скорости направляемся к Бригии, чтобы предупредить их о нападении, так как по моим предположениям предатели предпримут попытку захватить ещё одну Крепость. Молюсь Императору, чтобы нам удалось остановить врага...

Даже после предупреждения Вандеза, для защиты Чернокаменной VI выделили лишь малую горстку кораблей. Как и в битве при Сававене, последователи Хаоса обладали возможностью контролировать крепости на расстоянии, отключая системы энергоснабжения и превращая огромную станцию в смертельную ловушку для всех находящихся внутри. Бригия пала перед армадой Абаддона через четыре месяца после атаки на Лакитар.

Невиданная мощь

В то время как лорд-адмирал Рейвенсбург решал многочисленные навалившиеся на сектор военные и логистические проблемы, прибыл инквизитор Хорст. О чём была беседа — не записано ни в одном источнике, но большинство историков пришло к выводу, что преподобный инквизитор сообщил адмиралу про Руку Тьмы и Око Ночи. План был составлен с таким расчётом, чтобы перезахватить крепости скрытными путями, а не в открытом бою.

Однако прежде чем план начал приносить видимые результаты, начали поступать новости о новом нападении флотилии Абаддона, на этот раз целью была Чернокаменная I в системе Фуларис. Флот Абаддона напал по другую сторону Фуларис II, а значит, им пришлось бы пройти по всем орбитальным и планетарным защитным системам, чтобы добраться до Чернокаменной. Орудия на Фуларисе II были только-только обновлены и переоборудованы и командование Флота сомневалось, что даже с двумя крепостями враги смогут выжить.

Две Чернокаменные расположились в 20000 км друг от друга и в около 300000 км от Фулариса II. Сенсоры «Мстительного» зафиксировали всплески энергии — нечто наподобие обмена зарядом между этими кораблями. Колонна света связала две крепости вместе. Всплески энергии становились всё сильнее, а свет всё более ярким. Сдвоенный луч протянулся к планете. «Мстительный» попал под самый удар, его щиты перегрузились в мгновения, внешний корпус испарился по мере прохождения по кораблю энергетической волны. Фуларис II позже обнаружили без атмосферы, а поверхность планеты оказалась выжжена до состояния каменистой равнины. Следов Чернокаменной I обнаружено не было.

Война продолжается, 144-149.M41

По всему Сектору Готик бились флоты Хаоса и Империума. На протяжении пяти лет не утихали сражения и потери с обеих сторон исчислялись миллионами. Планеты переходили из рук в руки, флоты попадали в засады, базы подвергались нападениям и всё это происходило на фоне изоляции Сектора.

Бойня меж звёзд

От Бездны Молотоглава до Скопления Циклопа имперские корабли отчаянно сдерживали просачивающиеся в Готический сектор суда Хаоса. В некоторых областях войска Императора были отброшены свирепостью напавших врагов, в иных же, защищенных более опытными и закалёнными в боях командирами боевых групп, войска выстояли перед стремительностью первой атаки Хаоса. Невозможно точно отследить пиковые моменты битв и периоды затишья, так как некоторые миры переходили из рук в руки по четыре, пять, а то и шесть раз в моменты яростнейших сражений.

К началу 147.М41 субсектор Лисадес был практически полностью захвачен, и корабли Хаоса закрепились в дюжине систем, окружавших Порт-Пасть. Однако в Скоплении Циклопа орки оказали флотам предателей упорное сопротивление и Имперскому Флоту удалось развернуть множественные контратаки с промежуточных пунктов в Квинроксе, задержав продвижение Хаоса на многие месяца.

Одна из самых яростных битв Готической войны разгорелась в субсекторе Канал Квинрокса. Обладая большим количеством миров-ульев и добывающих колоний, Канал являлся основным источником материалов для постройки и починки кораблей, и обе стороны несли существенные потери в попытках захватить подсектор. В одной только системе Корилия, известной больше как Кладбище кораблей, покоятся останки тринадцати крупных судов Империума и Хаоса, и более двух дюжин эскортных. Само Кладбище стало очагом битв, поскольку силы имперцев и предателей старались извлечь как можно больше из некогда могучих кораблей. Квинрокс стал местом дерзких рейдов и раем для мародёров. И сейчас среди дрейфующих обломков корабли пиратов поджидают в засаде неосторожных торговцев и путешественников.

Пока Имперский Флот и предатели бились меж звёзд, участились набеги орочьих, эльдарских и людских пиратов. Не чувствуя на себе внимания Имперского Флота, занятого более насущными проблемами, бандиты оказались практически хозяевами в системах. Конвои перехватывались, отряды налётчиков разоряли города, а на десятках миров миллионы людей погибали от болезней и голода. Те же конвои, которым посчастливилось остаться невредимыми, обнаруживали по месту прибытия курсирующие вражеские корабли, перехватывающие все суда на подходе к осаждённой планете. На мире-улье Странивар, где были три города-улья с населением почти в сто миллиардов человек, вспыхнули бунты из-за нехватки питьевой воды. Лишившись внешнего источника снабжения, местные центры утилизации не были в состоянии покрыть нужды людей, и прежде чем следующий конвой смог прорваться сквозь блокаду Хаоса, четыре пятых населения погибли от обезвоживания. Доки и верфи часто страдали от недостатка снабжения, и корабли, прошедшие ремонт и перевооружение, нередко отправлялись в бой с половиной боезапаса.

Пиратский рай

В то время как силы Рейвенсбурга противостояли армадам воинов Хаоса, Имперскому Флоту удалось достичь существенного прогресса в борьбе с другим смертельным противником. Конфедерация из почти двух дюжин пиратских банд собралась в Канале Квинрокса. Собрав более пятидесяти кораблей сопровождения, захваченный крейсер класса «Готика» и два восстановленных крейсера класса «Лунный», мародеры стали серьёзной угрозой для навигации в субсекторе. Лорд-адмирал Рейвенсбург, не обладая возможностью отвлечься от сдерживания вторжения Хаоса, отдал приказ адмиралу Флота Морндарку положить конец пиратской проблеме любыми доступными способами. Морндарк собрал корабли со всего сектора, включая «Меч Ориона», «Опустошение», «Юциэль», «Стойкий» и устрашающий «Кипра Пробации». Использовав как приманку конвой из пустых транспортников, Имперский флот контратаковал рассчитывающих на богатую добычу пиратов. Морндарк специально позволил уйти одному судну налётчиков. С помощью старшего нивигатора адмиралу Флота удалось отследить выживших бандитов до их логова в системе Варварус Коста. Уверенные, что в своём укрытии они в безопасности, пираты почти не думали о защите. Имперская атака оказалась внезапной и после сражения Морндарк отметил в своём рапорте Лорду Рейвенсбургу:

«Мы обрушились на них, как гончая на дичь. Они сделали попытку сбежать и забиться по своим норам, но мои корабли сопровождения уже ждали бандитов. Один только «Кипра Пробации» зафиксировал пятнадцать уничтоженных кораблей в тот день, а общие потери пиратов по оценкам превышают тридцать судов. Многие бежали на Варварус III, рассчитывая, что смогут укрыться он наших орудий. Как же они ошибались. Мы выпустили плазменные торпеды, модифицированные Магос Урилум из Адептус Механикус, по полупустынному миру, выжигая налётчиков. Только три корабля вышли из боя, прося о пощаде. Наши орудия оказали им милость Императора!»
– Морндарк в своём докладе командованию


Разделавшись одним ударом с огромным количеством пиратов, Рейвенсбург снова мог сконцентрировать свои силы на отражении ударов флотов Хаоса.

Переломный момент, 150-151.М41

На протяжении семи лет Готической войны Империум вёл оборонительные действия по всей протяженности фронта. В начале 151.М41 лорд-адмирал Рейвенсбург принял решение перенести боевые действия на территорию врага и вырвать из его когтей захваченные территории.

Битва при Гефсимании

Зная, что хотя флот Хаоса был многочисленнее в целом, но разделён на множество небольших флотилий, Рейвенсбург решил обрушить всю мощь линейного флота на каждый из них по отдельности. Это являлось крайне рискованной затеей, поскольку концентрация боевой группы таких размеров ослабит сопровождение конвоев, внутрисистемные патрули и эскадры борьбы с пиратами. Рейвенсбург изложил свои соображения инквизитору Хорсту.

«Эти тёмные времена требуют решительных действий. Если мы не станем действовать мужественно и с верой в Императора, мы истечём кровью в течении десяти лет и весь Сектор падёт в когти Хаоса. Решающий удар не только уничтожит вражеские суда, но и пошлёт весть сражающимся имперцам и предателям — Империум не собирается сдаваться без боя»
– инквизитор Хорст


После множества отменённых нападений и ложных наступлений Рейвенсбург увидел первый реальный шанс в середине 151.М41, когда разведчики доложили об крупном флоте Хаоса, выдвинувшимся к системе Гефсимании. Отдав приказ экспедиционному корпусу выступать со всей доступной скоростью, лорд-адмирал лично принял командование на «Божественном Праве». Командуя семнадцатью крупными боевыми кораблями (включая два линкора и два линейных крейсера) и двадцатью кораблями сопровождения, Рейвенсбург последовал за врагом в пространство Гефсимании. Внезапно осознав своё положение, силы Хаоса снова направились из системы, стараясь уйти дальше от звезды для варп-прыжка. Адмирал выделил для преследования самые быстроходные суда и на протяжении двух недель имперские силы под командованием адмирала Блита не отставали от флота предателей. В то время, они как преследовали отступающего врага, стали поступать сигналы об ещё одном приближающемся флоте Хаоса. Усиленный двенадцатью кораблями, вражеский флот начал разворот. Уклоняясь от последующих атак, Имперский Флот потерял три эсминца и четыре фрегата в серии мелких стычек. Вражеские потери составили по меньшей мере пять кораблей сопровождения и вероятно всего около десяти кораблей. Имперцам не оставалось ничего другого, как бежать. Охотники стали дичью.

Блит со своей боевой группой направился в зону досягаемости главного флота Рейвенсбурга, но даже тогда силы Хаоса серьёзно превосходили имперцев в огневой мощи. На протяжении трёх дней два флота кружили и уклонялись друг от друга в системе, но ни один командующий не решался напасть, не имея точных данных о расположении вражеского флота. Через три недели после прибытия в систему, флот Рейвенсбурга и армада Хаоса сошлись в битве.

Gethsamaine battle

Битва при Гефсимании

Использовав прикрытие пылевых облаков, шесть фрегатов класса «Огненный шторм» обнаружили флот Хаоса вблизи Гефсимании II. Лорд-адмирал направил в атаку весь свой флот. 
Стройными рядами корабли Военного Флота двигались к месту битвы: семнадцать тяжелых кораблей, включая два линейных крейсера и два линкора, одним из которых был флагман «Божественное право»; с флангов, рядом с дивизионами крейсеров, летели двадцать фрегатов и эсминцев. Командовал флотом сам лорд-адмирал Рейвенсбург. Такого мощного соединения, пожалуй, не собиралось со времен Ереси Хоруса.
«Махарий» занял место в строю рядом с другими прославленными кораблями линейного флота Готического сектора. Тут были знаменитые линкоры «Божественное право» и «Кардинал Борас». Был тут и линейный крейсер «Властный». Говорили, что его легендарного командира Компела Баста побаивается сам Эрвин Рамас. Рядом с ним летели крейсера «Железный герцог», «Минотавр», «Решительный», «Молот правосудия», «Меч Ориона», «Мьоллнир», «Ромул» и «Сириус».
Были тут и введенные в строй за последние несколько лет и пока почти никому не известные корабли, заменившие погибшие в начале войны. Впрочем, некоторые из них, например крейсера «Владетель Дар», «Йотунхейм», «Непобедимый» и «Кипра Пробации», уже успели отличиться в сражениях.
«Мы увидим свои имена в учебниках по истории, — стоя на мостике, думал Семпер, — если только останемся сегодня в живых…»
Имперский флот много дней охотился по всей звездной системе Гефсимания за кораблями Хаоса, пытаясь навязать им бой. Наконец их удалось выкурить из непроницаемой для систем наблюдения тени второй планеты.
Экипажи имперских кораблей прекрасно понимали, как много зависит от исхода грядущего сражения. До настоящего времени Боевой флот Готического Сектора терпел поражение за поражением, с трудом сдерживая натиск противника и постоянно отступая. Иногда у врага удавалось отбить тот или иной мир, и тогда имперская пропаганда начинала трубить о том, что это — очередной семимильный шаг к победе, ни слова не говоря о десятках миров, уже захваченных Абаддоном, и о том, с какой скоростью Разоритель захватывает все новые и новые территории.
— Победа обязательно должна быть за нами! — сказал Семпер своим офицерам, собрав их перед боем. — Мы впервые выследили такое многочисленное вражеское соединение и вынудили его принять бой, собрав для этого невиданное количество наших кораблей. Победа в этом сражении не равнозначна победе во всей войне, но мы нанесем противнику болезненный удар и покажем ему и нашим согражданам, что можем побеждать.
Семпер говорил то же самое, что сам слышал несколько часов назад от Рейвенсбурга на борту «Божественного права».
«Если же мы потерпим поражение, то потеряем большинство наших кораблей, и противнику уже ничто не помешает выиграть войну. В сегодняшнем бою мы решим судьбу всего Готического Сектора, а рассчитывать в нем мы можем только на самих себя…»
Когда эти слова сорвались с уст Рейвенсбурга, Семпер поднял голову и взглянул прямо в глаза инквизитору Хорсту, стоявшему за спиной лорда-адмирала среди его многочисленной свиты. Через несколько мгновений Хорст с печальным видом опустил взгляд.
«Неужели все было напрасно?! — подумал тогда Семпер. — Неужели люди на Стабии умерли зря?!»
Теперь, на капитанском мостике «Махария» Семпер поднялся из кресла и встал по стойке «смирно». Его примеру тут же последовал весь экипаж корабля. Заработали громкоговорители. С борта «Божественного права» уверенным и насмешливым голосом говорил лорд-адмирал Корнелий фон Рейвенсбург.
— Господа, мы начинаем! Нас ждут огонь и смерть! Да поможет нам Император!
Эта краткая речь, которую впоследствии историки Империума перепишут так, чтобы она звучала красноречивей и благородней, послужила сигналом к началу битвы. К флоту противника устремилась туча торпед. Их было так много, что от их совокупного энергетического излучения на мгновение ослепли системы наблюдения многих кораблей.
Корабли Хаоса все еще маневрировали, строясь перед боем. Уклоняясь от торпед, они бросились врассыпную. Заполыхали взрывы. Не менее десяти торпед достигло цели.
Затем корабли противника открыли огонь по соединениям императорского флота.
Несмотря на дистанцию в десятки тысяч километров, отдельные вражеские энергетические лучи уже достигали его кораблей. «Владетель Дар» и «Дракенфельс» содрогнулись от прямых попаданий, но не получили особых повреждений, потому что были обращены в сторону противника бронированными носами.
Экипажи торпедных отсеков имперских кораблей трудились в поте лица, заряжая аппараты тридцатиметровыми торпедами. На боевых постах офицеры не сводили глаз с показаний дальномеров и в сотый раз проверяли боеготовность артиллерии, энергетических излучателей и лазеров.
Летевший в первом ряду линейный крейсер «Властный», не дожидаясь второго торпедного залпа, открыл огонь из своей смертоносной пушки «Нова». Его целью стал крейсер противника «Кинжал», с которым экипаж «Властного» уже не раз вел перестрелки в районе Орара. Нос «Кинжала» превратился в огненный шар. Тяжело поврежденный крейсер не мог больше держать строй, а соседние с ним корабли противника стали поспешно разлетаться в стороны, уловив характерные энергетические колебания разбитого плазменного реактора, грозившего с минуты на минуту взорваться.
На имперских кораблях раздались торжествующие возгласы, которые тотчас потонули в гуле стартовавших торпед и грохоте бортовых батарей. Заговорили пушки и энергетические излучатели. Начался бой не на жизнь, а на смерть.
План Рейвенсбурга был прост. Как он и предполагал, массированные торпедные залпы рассекли строй противника надвое. Теперь построенные клином имперские корабли должны были пролететь между ними, ведя огонь орудиями и правого, и левого бортов.
Действительно, ничего проще придумать было нельзя. Ничего кровопролитнее тоже. Рейвенсбург часто шутил, называя потери в бою «счетом, присланным мясником», и всем было очевидно, что в Гефсимании этот счет будет огромным.
Строй имперских кораблей попал под перекрестный огонь противника.
По крейсеру «Зигмунд» палили сразу четыре корабля хаоситов — два с правого борта и два с левого. Пустотные щиты «Зигмунда» разрушились за несколько секунд, и крейсер содрогнулся от множества прямых попаданий в оба борта. Его двигатели тут же вышли из строя, а орудийные палубы превратились в огромное пожарище. Он потерял ход и стал беспомощно дрейфовать в пространстве. Остальные имперские корабли ничего не могли поделать. Подчиняясь приказу, они пролетали мимо, бросив «Зигмунда» на произвол судьбы. Очень скоро из-под прикрытия крупных вражеских кораблей вылетели вооружейные торпедами эсминцы и эскадрильи бомбардировщиков. Бросившись, как стая акул, на обреченного «Зигмунда», они добили его в мгновение ока.
Прославившийся двести лет назад во время обороны Платеи крейсер «Превосходный», не отступивший тогда перед чудовищным кораблем орков, получил множество попаданий торпедами и энергетическими лучами, которыми его обстреливали тяжелый крейсер «Презренный» и дивизион эскортировавших его эсминцев. Вскоре «Превосходный» полыхал от носа и до кормы. Командир «Превосходного» капитан Леонард Матье приказал полным ходом идти на таран и геройски погиб вместе со всем экипажем, уничтожив «Презренного», за которым имперский флот охотился уже не одну тысячу лет. Капитан Лагардо Матье, командовавший «Превосходным» при обороне Платеи, имел бы теперь все основания гордиться своим доблестным потомком.
Целый дивизион фрегатов типа «Меч» погиб в яростной перестрелке с крейсером «Осквернение Вантона» и его эскортными кораблями. Окончательно участь имперских фрегатов решили эскадрильи вражеских бомбардировщиков с подоспевшего крейсера «Насильник».
Линкор противника «Нергаль» расстрелял имперский фрегат «Европа». Старшим помощником капитана на этом фрегате служил Манфред фон Рейвенсбург, младший из одиннадцати сыновей лорда-адмирала.
Дисплеи участвовавших в сражении кораблей кишели условными обозначениями целей. Комендоры с трудом держались на ногах от усталости, жары, грохота и ядовитых испарений перегревшихся орудий. На полетных палубах техники трудились, как зомби, заправляя, вооружая и поспешно ремонтируя возвращающиеся на родной корабль за топливом и боеприпасами машины. В пространстве между огромными кораблями кружились, как бесчисленные стаи птиц или огромных насекомых, штурмовики, бомбардировщики и истребители. Одни старались пробиться к цели, другие пытались не дать им это сделать или нападали на истребители, мешающие их бомбардировщикам. Бои между маленькими космическими аппаратиками кипели на десятках тысяч километров космического пространства. Комендоры уже не могли отличить своих от чужих и часто открывали огонь по любой попадавшей в прицел мишени. Пилотам, только что чудом уцелевшим в схватке с противником, приходилось отчаянно увертываться от огня своих же батарей.
Последним рывком клин имперского флота прорвался сквозь строй противника. Флагманский линкор «Божественное право» таранным ударом разнес на куски оказавшийся на пути потерявший ход фрегат противника.
Два флота на некоторое время разошлись, чтобы подсчитать потери. Если бы лорд-адмирал решил сейчас же отступить в варп, он сделал бы это, недосчитавшись трех крейсеров и пяти эскортных кораблей. Некоторые тяжело поврежденные суда вполне могли развалиться в варпе от перегрузок, а нескольким кораблям, включая «Владетеля Дара» и легкий крейсер «Герольд», предстояло много месяцев или даже лет ремонтироваться в орбитальном доке.
И все же план Рейвенсбурга сработал. По мере того, как противоборствующие флоты расходились, становились очевидными потери противника.
После таранного удара «Превосходного» вражеский крейсер «Презренный» превратился в груду пылающих обломков. Крейсера «Негодяй» и «Стальной клык» были изрешечены огнем сразу нескольких имперских кораблей. Однотипный со «Стальным клыком» крейсер «Крот» уничтожил бомбардировщики «Махария» и «Властного». Бомбардировщики «Божественного права» неустанно атаковали крейсер «Труподел». Они засыпали ракетами его ангары и полетные палубы, сделав его почти неспособным продолжать бой. От другого крейсера Сил Хаоса, которому так и не успели присвоить условное наименование, остались только шар перегретых газов и груда металла. Его уничтожил совместный огонь трех имперских крейсеров. За кормой «Нергаля», флагмана адмирала Хаоса Иерофанта Ваала Локкиса Ванамы, тянулся шлейф горящей плазмы. Многочисленные попадания торпед и энергетических лучей вывели из строя один из его реакторов.
С борта «Божественного права» Рейвенсбург с типичным для него безжалостным хладнокровием следил за подбитым линкором противника. Он еще не знал, что именно этот корабль уничтожил фрегат, на котором служил один из его сыновей, но и без того был полон решимости ни за что не упустить сегодня этот линкор. Как только этот корабль появился в Гефсимании, Рейвенсбург поклялся уничтожить его вместе с одним из самых знаменитых адмиралов Абаддона.
— Наш флот? — спросил лорд-адмирал, не отрываясь от изображений вражеских кораблей на дисплее.
— К бою готов! — доложил один из его адъютантов, который думал об имперских судах, получивших повреждения разной степени тяжести, и с трудом удержался, чтобы добавить «едва…».
— Хорошо! — ответил Рейвенсбург и повернулся к штабистам: — Прикажите нашим кораблям развернуться и атаковать противника. Даже адское пламя не помешает нам доделать начатую работу!
По команде Рейвенсбурга имперские суда не торопясь развернулись носами к врагу. В ходе маневра их бортовые батареи открыли огонь по далекому противнику, не замедлившему на него ответить. В пространстве между противоборствующими флотами замелькали отдельные энергетические лучи. Противники начали следующий раунд схватки.
Понесшие потери имперские корабли двигались не так стройно, как раньше, но расколотому надвое флоту Абаддона пришлось еще хуже.
Имперские корабли дали торпедный залп, надеясь, что торпеды найдут себе цели среди вражеских кораблей. Впрочем, на многих кораблях Рейвенсбурга были повреждены торпедные аппараты или уже израсходован боезапас. Капитан крейсера «Пламенный» по системе внутренней связи ругал на чем свет стоит экипаж торпедного отсека, обещая расстрелять, повесить и кастрировать его одновременно, если аппараты сию же секунду не будут готовы к залпу. Он и не подозревал, что торпедный отсек его корабля уже превратился в филиал морга. Шальная ракета пробила не слишком прочную броню и мгновенно испепелила половину членов экипажа. Другой половине повезло меньше. Истошно вопивших от ужаса людей выбросило в открытый космос.
— Корабли противника разворачиваются! Они бегут!
И действительно, теперь на всех дисплеях было хорошо видно, как уцелевшие корабли противника ложатся на курс к точке перехода в варп, расположенной на окраине звездной системы. Они оставляли на произвол судьбы получивших повреждения товарищей. Рейвенсбурга по-прежнему интересовало уничтожение всего бегущего флота, и в первую очередь его флагмана, но он не мог упустить и эту возможность.
— Огонь! — приказал лорд-адмирал, когда его корабли поравнялись с подбитыми вражескими судами. — Но пусть враг не думает, что мы удовлетворимся этими объедками!
Имперские корабли, стреляли почти в упор. Одни форсировали двигатели, стараясь догнать более быстроходные корабли сил Хаоса, другие палили вслед уходящему противнику, надеясь, что случайные попадания повредят их двигатели.
Внезапно у вырвавшегося вперед быстроходного фрегата взорвалась носовая часть.
На капитанских мостиках имперских кораблей послышались тревожные возгласы: «Мины!» Наблюдательные системы стали с удвоенным вниманием прочесывать космическое пространство, а корабли начали маневрировать, стараясь избежать новой опасности.
Рейвенсбург страшно выругался. Отступающий противник оставил за кормой мины. Незаметные среди витавших в космосе обломков, они представляли сейчас реальную угрозу. А пока его флот будет пробираться в обход минного поля или отправлять штурмовики на поиск и уничтожение мин, враг скроется в варпе!
На какие потери сейчас был готов Рейвенсбург? Что будет, если он бросит свой и без того поредевший флот прямо на минное поле в надежде, что большинство кораблей прорвется?

Удар Палачей

Всё выглядело так, будто флот Хаоса вновь уйдёт от возмездия — быстроходные суда еретиков отрывались от преследования Рейвенсбурга. И когда уже казалось, что противник ускользнёт, случилось неожиданное. Они напали без предупреждения — минуту назад экран был чист, а в следующую перед флотом Хаоса возникла армада кораблей эльдар.

Лорд-адмирал все еще колебался, когда один из его офицеров удивленно воскликнул:
— Смотрите! Появились какие-то новые корабли! Целый флот!
На борту «Махария» это событие произвело такое же впечатление, как и на остальных кораблях флота Рейвенсбурга. Глядя на отчетливые сигналы энергетического излучения невесть откуда взявшихся судов, Семпер легко мог представить, какое замешательство царило во флоте Сил Хаоса. Уланти лишь подтвердил то, о чем почти сразу догадался Семпер:
— Корабли эльдар! Около двадцати боевых единиц, включая десять крупных. Один Император знает, откуда они взялись и сколько времени они скрытно следили за нашим боем!
«Да и дальнейшие их намерения известны разве что самому Императору!» — подумал Семпер, заворожено следя за тем, как корабли эльдар с их странным, непостоянным энергетическим излучением приближаются к противоборствующим флотам.
Казалось, эльдары летят на перехват флота Сил Хаоса, но стоило им немного изменить курс, и, чуть повысив скорость, они легко могли атаковать имперские корабли. На «Махарий» все прекрасно помнили, насколько быстры и маневренны суда эльдар, способные совершенно внезапно и без малейших усилий менять и курс и скорость.
— Коварные ксеносы! — выругался командир «Божественного права» Август Ортелий. — Эти твари сейчас нас атакуют! Господин лорд-адмирал, прикажите немедленно открыть огонь, иначе будет поздно!
— Отставить «открыть огонь»! — рявкнул стоявший рядом с Рейвенсбургом Хорст таким голосом, чтобы все сразу вспомнили о том, что говорит инквизитор и личный посланник Высших лордов Терры. — Ждите. Посмотрим, что они будут делать дальше, и тогда все станет ясно!
— Черт возьми! Неужели вы до сих пор не идентифицировали ни один корабль эльдар? — раздраженно спросил Семпер.
— Вы же знаете, господин командор, как трудно распознать даже те корабли, с которыми раньше встречался, — втянув голову в плечи, стал оправдываться старший наблюдатель.— А когда их так много…
Внезапно положение спас один из связистов.
— Господин командор! — воскликнул он.— Нас вызывает один из кораблей эльдар!
Уланти и Семпер настороженно переглянулись.
— Ответьте им! — приказал капитан.
Из динамиков послышался громкий, уверенный и слегка ироничный голос:
— Добрая ли у вас охота, «Махарий»?
Голос был странным, нечеловеческим, но произносил хорошо знакомые слова традиционного приветствия, принятого в Военном Флоте. Семпер и Уланти невольно уважительно крякнули. Теперь капитан Лилеатона почти чисто говорила на готике. Кроме того, за время, прошедшее с их последней встречи, это надменное существо явно дало себе труд изучить традиции военных, стоящих на страже человечества.
— В общем и целом довольно добрая, — ответил Семпер. — Когда мы впервые встретились, мы были почти врагами, а когда расстались — почти союзниками…
— Наверняка вы гадаете, кто же мы сегодня! — все с той же иронией заявила Лилеатона. — Так знайте, что сегодня мы принесли слугам того, кого вы называете Разорителем, маэль даннан!
— А с чем его едят? — удивленно спросил Уланти.
— Это значит «полное и безжалостное истребление», — любезно подсказал старшему помощнику Семпер, и в то же мгновение корабли эльдар открыли огонь.
Один из крейсеров, летевших в арьергарде отступающего флота, разлетелся на части под шквальным огнем пульсарных лазеров. Еще через несколько секунд множество попаданий получили и другие корабли Сил Хаоса. Некоторые пытались отстреливаться, хотя их комендорам было очень трудно найти цели среди почти невидимых и юрких кораблей эльдар. Другие панически маневрировали в поисках пути к бегству, но попадали при этом под обстрел имперских кораблей.
Имперский флот и эльдар вновь открыли огонь, как только Силы Хаоса оказались между ними.
Сражению в Гефсимании предстоит бушевать еще несколько дней. Люди и эльдар будут еще довольно долго охотиться за уцелевшими кораблями противника по всей системе и еще понесут ощутимые потери, но в конечном исходе битвы никто не сомневался уже сейчас.
Маэль даннан!
Корабли адмирала-иерофанта Ваала Локкиса Ванамы ждало полное и беспощадное истребление.

Попав между молотом Рейвенсбурга и наковальней эльдар, флот Хаоса был уничтожен, несмотря на то, что дюжина имперских кораблей были серьёзно повреждены или уничтожены. Причина помощи эльдар неясна, но большинство сходится к мнению, что до них дошла информация о захвате Чернокаменных крепостей Абаддоном и союз был единственным их единственным шансом на выживание.

Коренной перелом

«Лорд-адмирал! Свет Астрономикона снова ярок. В Готический сектор прибывают подкрепления. Варп-шторм... Он закончился!»
– навигатор «Божественного Права»

По мере того, как вести о победе при Гефсимании распространялись между офицерами флота, пришли ещё более обнадёживающие вести. В последних месяцах 151.М41 варп-шторма начали утихать и несколько боевых групп из линейных флотов соседних секторов смогли придти на помощь обескровленным флотам лорда-адмирала. Также прибыли боевые баржи и ударные крейсера некоторых орденов космодесанта, доставив на линию фронта свежие элитные войска. Имперская оборона, хоть и пробитая в некоторых местах, не позволила предателям достигнуть полной победы, а благодаря помощи эльдар слуги Императора теперь были готовы перейти в решительное наступление.

Разрушение Тарантиса

Также как и Рейвенсбург никогда не помышлял о поражении, так и Абаддон не собирался легко расставаться с завоеванными мирами. Обладая двумя, возможно даже тремя Чернокаменными крепостями, Разоритель представлял смертельную угрозу имперским мирам в Готическом секторе. Степень этой угрозы смогли осознать лишь после нападения на систему Тарантис. Эта система на окраине сектора являла собой обычный сборный пункт для кораблей, прибывавших или отправлявшихся в сектор Тамал, и именно там Абаддон решил перекрыть поток поступающих Империуму подкреплений. Основной флот Воителя, включавший три пропавших Чернокаменных Крепости, уничтожил несколько Имперских судов близ точки выхода из варпа. Быстро приближаясь к системе, крейсера и линкоры армады Хаоса пробили брешь в обороне защитников, что позволило Крепостям безопасно пройти вперёд. Бесчисленные миллионы имперских служащих и гвардейцев погибали, планеты разрушались и невозможно подсчитать число невинных, павших во время столкновения двух могучих флотов.

Tarantis des

Уничтожение Тарантиса

Но то, что последовало позже, затмило все злодеяния и ужасы войны вместе взятые. Объединяя свою энергию таким же образом, как и в битве при Фуларисе, Чернокаменные крепости обрушили чудовищной силы энергетическую волну на саму звезду Тарантис. Исполнив свою задачу, корабли Хаоса с боем отступили и снова вышли в варп-пространство. На протяжении месяца звезда бурлила и бушевала. На её поверхности разразились ужасные бури, а корона увеличилась и поглотила два ближайших мира. Все кто мог, уже покинули систему, но совершенно нереально было эвакуировать населения трёх миров. Через четыре недели после нападения Абаддона, звезда взорвалась, сметая всё на многие миллиарды километров вокруг в буре газа и плазмы. Тарантис, целая звёздная система, перестала существовать и во власти Воителя было свершить подобное где бы он ни пожелал.

Ловушка захлопнулась

Лорд Рейвенсбург был абсолютно уверен, что Абаддон пожелает захватить три оставшиеся Чернокаменные крепости. Вопрос был лишь в том, где именно будет нанесён удар. Охота продолжалась шесть месяцев — корабли Империума и эльдар патрулировали давно забытые системы в отчаянной попытке обнаружить Разорителя и его леденящее душу оружие. И вот силам, противостоящим Хаосу, повезло — эльдар обнаружили флот Абаддона в Лисадесе и, воспользовавшись своими скрытными кораблями, смогли проследить его курс в варпе. Стало очевидно, что Воитель готовился нанести удар по Шиндлгейсту, где в глубинах космоса вот уже тысячи лет кружила Чернокаменная V.

Оставив несколько судов разбираться с прочими флотами Хаоса, Рейвенсбург и эльдар направились в Шиндлгейст, надеясь успеть раньше Абаддона. Воспользовавшись древними варп-вратами, показанными эльдар, имперские адмиралы смогли попасть в систему на пять дней раньше Разорителя.

Засада была готова.

Столкнувшись с численным превосходством и внезапным нападением, капитаны предателей мало что могли сделать, кроме как погибнуть в бою. Два могучих флота сошлись в смертельной схватке, неся колоссальные потери.

Но даже своей свирепостью корабли Хаоса не могли тягаться с армадой, выставленной против них. Когда третий день битвы подошёл к своему кровавому завершению, Абаддон вновь прорвался Чернокаменными крепостями сквозь оборону имперцев и направился к звезде.

Abridal

Героическое самопожертвование «Очищающего Пламени»

Рейвенсбург отдал приказ всем доступным кораблям перехватить крепости, хотя и осознавал, что он мало что мог сделать для остановки таких мастодонтов космоса. Лишь «Очищающее Пламя» находился достаточно близко для перехвата, но орудия линейного крейсера почти не повредили огромные станции. Когда крепости накапливали мощность для своей апокалиптической атаки, их вновь связал мощный энергетический луч. Видя свой единственный шанс, капитан Абридал отдал приказ перенести всю энергию корабля на щиты и направил «Пламя» в центр сходящихся энергетических лучей. Судно было практически мгновенно распылено на атомы. Однако взрыв исчерпал накопленный крепостями заряд и, как и надеялся Абридал, им понадобилось дополнительное время для накопления энергии для нового выстрела. К счастью, время было именно тем, чего не было у Воителя.

Поражение Абаддона

Чернокаменные Крепости мало что могли сделать без запаса энергии. После долгой погони до края системы Шиндлгейст и прыжка в опасной близости от зоны притяжения звезды, Разорителю удалось ускользнуть в варп, прихватив две Крепости. Имперский флот приблизился к третьей, обстреливая её из всех орудий, но безрезультатно. Наконец, два ударный крейсера космодесанта ордена Ангелов Искупления вместе со штурмовыми шлюпками с «Божественного Права» взяли изолированную крепость на абордаж.

«Мы поразились, не обнаружив команды на Чернокаменной Крепости. Сопротивление отсутствовало и ворвавшись внутрь я был изумлён тем, как непохоже стало это место на базу, на которой я был проходил тренировки. Сами стены пульсировали энергией, а поверхность их стала чёрной, совсем не похожей на те выкрашенные белым грубоватые стены коридоров и комнат, которые я звал домом на протяжении шести лет. Пропали все улучшения техножрецов, будто следы нашего влияния просто вычеркнули. Мы находились там уже около часа, когда вся станция наполнилась пронзительным стоном и стены сменили цвет на красноватый. Наши сердца наполнила паника и мы поспешили к нашим «Акулам». Мы успели как раз вовремя, так как лишь только мы отчалили Крепость начала медленно разваливаться, крошась на тысячи фрагментов. Это должен был быть радостный момент — созерцать уничтожение нашего врага, однако я не могу точно сказать почему, но сердце моё было наполнено печалью и я не мог отделаться от ощущения, что присутствовал при смерти некоего чуда»
– Энсин Голдвин, боец абордажной команды «Божественного Права»


В тот самый момент, как перезахваченная Чернокаменная разрушилась, все оставшиеся в Готическом секторе крепости самоуничтожились. Никому не ведомо, постигла ли подобная участь и крепости, захваченные Абаддоном: курсировали слухи, что Разорителя видели и с и без его могучих орудий разрушения. Как и почему Чернокаменные крепости были уничтожены — остаётся загадкой. 

«Кто знает, что бы Абаддон сделал, обладай он всеми шестью? Некоторые вещи слишком опасны, чтобы позволить им существовать, и кто-то или что-то решило, что Чернокаменные крепости — именно одна из таких вещей…»
– инквизитор Хорст


Завершающие годы, 152-160.М41

С отступлением Разорителя внимание имперского командования переключилось на прочие флоты Хаоса. Варп-шторма утихли почти до своего обычного уровня и множество кораблей устремились в Готический сектор.

Превосходящие силы

Множество полководцев Хаоса последовали за своим главнокомандующим и отступили в Око Ужаса зализывать раны и копить ярость до новой возможности для нападения. Четыре боевые группы, каждая состоящая из дюжины крупных кораблей и сопровождения, методично уничтожали оставшихся предателей. Корабли Хаоса сновали по системам, постоянно ускользая от возмездия, и сражались, лишь обладая преимуществом. В битве при Канале Квинрокса пало ещё больше невинных душ, когда единичные суда предателей пронеслись сквозь спутанные обломки, выбирая отдельные корабли сопровождения или крейсера для совместной атаки.

Скверна очищена

Хотя битвы меж звёзд подошли к концу, целых восемь лет понадобилось для того, чтобы вернуть захваченные Хаосом миры. Многие из них были полностью опустошены, населения порабощено или принесено в жертву Тёмным Богам, а земли выжжены войной. Медленно, но верно, Имперская Гвардия очищала планеты от скверны Хаоса. Миссионеры и исповедники Экклезиархии, направленные для восстановления веры в Императора, наряду с Инквизицией охотились на коллаборационистов, еретиков и последователей Тёмных Богов. И всё же сражения никогда не прекращались полностью. До сих пор среди миров Туманности Грайлдарк есть ждущие освобождения и Имперских флотов; разрозненные корабли предателей, даже два или три флота, которые рыщут во тьме звёзд между Бездной Молотоглава и Скоплением Циклопа, ожидая шанса нанести удар.

Волки разбегаются

По мере того, как всё больше кораблей Хаоса уничтожались или отступали в Око Ужаса, Рейвенсбург отдал приказ двум боевым группам сконцентрироваться на пиратах, сила которых значительно возросла за время войны. Как и флоты Хаоса, они были отловлены и уничтожены поодиночке. Затем настал черёд орков Туманности Циклопа.

Двадцать лет войны оставили глубокие шрамы и потребуются ещё столетия кровавого и кропотливого труда, чтобы залечить раны, как физические так и духовные, которые нанесли Абаддон со своими приспешниками.

Результат

Hall of heroes gothic

Монумент на Терре

Для Имперского Флота, и в частности линейного флота Готического сектора, цена победы была необычайно высока. Великие жертвы были принесены и великие герои встретили беду лицом к лицу. Именно самоотверженностью, отвагой и преданностью каждого человека во Флоте была одержана столь долгожданная победа. Высшие Лорды Терры достойно оценили усилия всего сектора: имена каждого, кто сражался в этой войне, от лорда-адмирала Рейвенсбурга до самого низшего чина на торговых кораблях, были выгравированы на специально воздвигнутом монументе, что высотой в много раз выше человеческого роста возвышается в Зале Героев в самом Императорском Дворце. Инквизитор Хорст исчез, по слухам проведя всю оставшуюся жизнь пытаясь выяснить что же случилось с двумя похищенными Абаддоном Чернокаменными крепостями.

Увенчались ли его поиски успехом — неизвестно, ибо никто более не видел инквизитора после окончания Готической войны.

Даже после столь тяжких времён, сектор выжил и для рядового солдата Имперского Флота жизнь медленно начала возвращаться в своё обычное русло — погони за эльдарскими пиратами, постоянные поиски контрабандистов, битвы с еретиками, повстанцами и ещё тысячи других обязанностей, за которые Человечество выражает свою вечную благодарность Имперскому Флоту.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.