ФЭНДОМ


«Из всех кораблей 28-го Экспедиционного флота «Гордость Императора» был самым величественным. С выкрашенной в пурпур броней с золотыми вставками, в окружении эскорта из судов сопровождения, боевых крейсеров, челноков и армейских транспортов, он царственно парил на орбите сапфирового мира лаэран.»
– Описание «Гордости Императора» (Грэм Макнилл, «Фулгрим»)
««Гордость Императора» была местом света и шума, чудес и нелепостей. Каждый раз, когда Фулл Бронн поворачивал за угол, его глазам открывалось новое и ужасное зрелище.»
– Фулл Бронн на флагмане Фулгрима во время Ереси Хоруса (Грэм Макнилл, «Ангел Экстерминатус»)


PrideoftheEmperor

«Гордость Императора» — линкор класса «Глориана». Флагман примарха Фулгрима во времена Великого крестового похода и Ереси Хоруса. Построен на верфях Юпитера под присмотром фабрикатора-генерала Марса. Корабль принимал участие в очищении Лаэрана, предательстве на Истваане V, и, вероятнее всего, в осаде Терры. На данный момент его местонахождение неизвестно.

История и описание

«Гордость Императора» был флагманом легиона Детей Императора во время Великого крестового похода и ужасающей гражданской войны Ереси Хоруса. Корабль должен был стать наследием Фулгрима с историей создания фундамента Империума. Флагман был построен на верфях Юпитера, за проектированием и созданием следил лично фабрикатор-генерал Марса. Детали корабля создавались вручную, согласно невообразимо высоким техническим требованиям. Строительство длилось вдвое дольше любого судна сопоставимого размера. На момент очищения Лаэрана, киль корабля был заложен кораблестроителями с Юпитера 160 лет назад.

На корабле имелись ангары, архивы, места для собраний и пиршеств, а также уголок для летописцев.

Юлий Кэсорон, вдохновленный примером Сынов Хоруса, как и многие легионеры, предлагал сменить название корабля, вместе с названием легиона, но Фулгрим отказал им. Символы их прежней верности должны были остаться злорадной насмешкой над Империумом и напоминанием врагам о том, что самые достойные могут пасть.

Триумфальный Путь

«Примарх помнил Триумфальный Путь, когда он являлся высшим произведением искусства и компиляцией всего прекрасного, на что способен человек. Ушли в прошлое бронзовые статуи, изображающие героев, а также шедевры, написанные художниками 28-го Экспедиционного флота, что висели между ними. Их место заняли отвратительные мерзости, искаженные скульптуры шокирующего характера, отображающие нечестивых и оскверненных. Последние были обработаны пигментами, выведенными из нечистот, что, оставаясь нетронутыми, обросли толстыми ковриками плесени.
В последний раз Робаут пересекал Триумфальный Путь в качестве почетного гостя. Дети Императора выстроились вдоль лестницы, склонив головы, яркий свет исходил от их искусных движений, когда они приветствовали его. Брат тепло встретил его.
Жиллиман пропитался печалью по былым временам. Теперь, в кромешной тьме, он шел по коридору подобно вору под покровом ночи.
»
– Робаут Жиллиман на борту «Гордости Императора» после Ереси Хоруса (Гай Хейли, «Тёмный Империум»)

Триумфальный Путь описывался Робаутом Жиллиманом как «витрина всего прекрасного в человеческом искусстве», путь полный бронзовых статуй героев 28-го Экспедиционного флота. Путь вёл в Гелиополис, но неизвестно, существовали ли другие ответвления. После падения легиона в Хаос, скульптуры были искажены до неузнаваемости, а прекрасные картины были заменены на непристойные и отвратительные из нечистых жидкостей.

Врата Феникса

«— Хватит болтать, Ликаон, мы почти пришли — сказал Кэсорон, наконец увидев перед собой огромные Врата Феникса, сияющий бронзовый портал, на створах которого было изображено величайшее событие в истории легиона — получение Фулгримом имперской аквилы из рук Императора. Двуглавый орёл был личным символом Повелителя Человечества, а III легион — единственными из Легионес Астартес, получившими право носить его на доспехах в знак глубочайшего уважения Императора к их примарху. Тяжкие мысли Кэсорона на миг улетучились при взгляде на Врата Феникса, он преисполнился гордости и невольно прижал руку к нагруднику, касаясь аквилы. Стражи, длинными рядами стоявшие перед Вратами, глубоко кланялись Кэсорону и направляли наконечники копий к полу. Наконец, бронзовые створы раскрылись перед ним, и первый капитан увидел полоску яркого белого света и доносящийся из неё гвалт множества голосов.
Юлий уважительно кивнул привратникам и вошел в Гелиополис.
»
– Юлий Кэсорон у Врат Феникса (Грэм Макнилл, «Фулгрим»)
«До войны Врата Феникса были шедевром искусства скульпторов. Массивные бронзовые врата изображали ключевой момент в жизни Фулгрима.
Император все еще стоял там, протягивая палатинскую аквилу Фулгриму, чья фигура тоже присутствовала. Дарование этой почести являлось окончательным проявлением уважения со стороны их отца, и врата символизировали ответным порывом верности его сына. За двумя фигурами виднелась благоговейная толпа.
Во всем остальном врата претерпели значительные изменения.
Богатое произведение искусства подверглось жестокому обращению. По всей поверхности мягкой бронзы были вырезаны нечестивые символы. Фигуры за двумя главными действующими лицами были переделаны в непристойных существ противоестественного происхождения. Работы разнились по качеству. Некоторые были выполнены с мастерством, другие же являлись грубыми поделками, непоследовательность которых разрушала тщательную иллюзию глубины, созданную оригинальным скульптором.
Изначально меньшие фигуры только привлекали внимание к главным действующим лицам пьесы; теперь же эти фоновые персонажи бросались в глаза, подавляя значимость Императора и его сына.
Только легион Фулгрима был наделен правом носить личный символ Императора. Ирония подобной чести тяжело отдалась в сердце Робаута. Фулгрим был напыщенным, тщеславным, хвастливым и гордым, но его лучшие качества затмевали эти слабости.
Увиденное позже ожесточило сердце Жиллимана. Глаза аквилы были выколоты. Голова Императора была срезана и заменена беспорядочным скопом костей, связанных вместе почерневшими сухожилиями. Лицо Фулгрима теперь представало маской серебра, которая почти незаметно сменялась рядом выражений, каждое из которых было ненавистной вариацией на насмешливое высокомерие. Его тело тоже претерпело перемены, обретя несколько змеевидных конечностей. Они изобразили его, как дикого бога, напитанного энергией, хотя даже это не могло соответствовать его новой форме.
»
– Робаут Жиллиман у Врат Феникса, незадолго до дуэли с Фулгримом (Гай Хейли, «Тёмный Империум»)


Врата Феникса представляли из себя огромный бронзовый портал с изображенным на нём вручением аквилы Фулгриму от Императора, ведущий в Гелиополис — зал собраний легиона и Братства Феникса. Во время безумия, последовавшего после представления «Маравильи», Врата Феникса ​​были сорваны с петель, а во время Истваанского сражения и вовсе уничтожены. Можно предположить, что незадолго перед дуэлью с Фулгримом, Робаут Жиллиман смотрел на восстановленные Врата Феникса.

Гелиополис

«Юлий Кэсорон сотни раз бывал в Гелиополисе, но каждый раз красота и величие зала, его уходящие вверх стены из светлого камня, ряды статуй на золоченых пьедесталах, поддерживающие широкий сводчатый купол потолка, лишали его дара речи. Искусная мозаика, слишком далекая, чтобы рассмотреть детали, украшала своды купола, а между рифлеными пилястрами из зеленого мрамора свисали шелковые пурпурные с золотом знамена.
Из центра купола падал яркий луч сфокусированного звездного света и ослепительно блестел на мозаичном полу. Отполированные кусочки мрамора и кварца, добавленные в раствор при заливке пола, превращали его в темное зеркало, словно отражавшее космическое небо. В лучах света плясали мельчайшие пылинки, и воздух был наполнен дымом ароматических воскурений.
От стен круглого зала спускались ряды мраморных скамей. Здесь заседал совет Фулгрима и было достаточно места, чтобы разместиться двум тысячам человек, хотя на сегодняшнем военном совете собралось не более четверти от этого количества. В самом центре светящегося столба стояло кресло из полированного черного мрамора, и с этого трона лорд Фулгрим давал аудиенции своим воинам и выслушивал их петиции. Хотя примарх еще не удостоил собрание своим присутствием, даже пустое кресло свидетельствовало о его могуществе.
»
– Юлий Кэсорон в «Гелиополисе» (Грэм Макнилл, «Фулгрим»)

Гелиополис являлся местом собраний для обсуждения военных операций, встреч Братства Феникса. Именно в Гелиополисе Эйдолон был обезглавлен Фулгримом для последующего оживления и участия лорда-командора в ритуале вознесения Фулгрима до демон-принца Слаанеш на эльдарском мире, находившемся в Оке Ужаса.

Архивы

«Помещение архива на «Гордости Императора» занимало целиком три верхние палубы, уставленные высокими позолоченными стеллажами с текстами Древней Терры. За сохранностью манускриптов этой грандиозной коллекции усердно следил архивариус 28-й экспедиции, усердный и старательный человек по имени Эвандер Тобиас. За долгие годы учения Юлий хорошо узнал характер Тобиаса и теперь без колебаний направился к его убежищу в сводчатом нефе на самой верхней палубе.
Перед ним простирались стеллажи, поддерживаемые мраморными колоннами, в просторных проходах слышался приглушенный шепот, наиболее уместный в таком обширном хранилище знаний. Столбы из зеленого мрамора уходили вдаль, и темные деревянные полки между ними прогибались под тяжестью свитков, книг и дата-кристаллов.
Юлий шел по отполированному мраморному полу при свете парящих светящихся шаров, отбрасывающих его тень далеко вперед.
»
– Юлий Кэсорон посещает архив (Грэм Макнилл, «Фулгрим»)

Хранителем архива являлся Эвандер Тобиас, который ранее слыл величайшим оратором Терры. В архиве на борту «Гордости Императора» помимо древних текстов, было множество трудов различных авторов. Именно в архиве, благодаря Эвандеру Тобиасу, Юлий Кэсорон обнаружил труды Корнелия Блайка, гласящие о том, что человечество должно удовлетворять все свои желания, ведь лишь тогда оно придёт к гармонии. Беква Кинска, одержимая музыкой из лаэранского храма, сочиняла «Маравилью» в архиве. Любопытно, что результат творчества Кински и открытие Кэсорона стали причинами падения легиона, наряду с развращающим влиянием демона в клинке, взятом Фулгримом в качестве трофея из лаэранского храма, и пагубным влиянием музыки из того же храма.

«Ла Фениче»

«— Поодиночке вы славите Тёмного Принца лишь слабыми голосами, но вместе вы станете мощным хором, — произнес Фулгрим вдохновенным голосом трагического актера. — Позолотить червонец золотой, и навести на лилию белила, и лоск на лед, и надушить фиалку, и радуге прибавить лишний цвет, и пламенем свечи усилить пламя небесного сияющего ока.... Вот верх искусства и пик мастерства, что идеал излишества восславит.
Видя, что его воины в замешательстве, примарх решил один раз снизойти до пояснения:
— «Ла Фениче» возродилась, но ей нужна цель. Наполните театр чувственностью и ритуалами разврата во всех его формах. Пусть никакое извращение и никакая грубая страсть, ни одно желание и ни один порок не останутся без внимания. Проливайте и кровь и что еще получше, и пусть небеса содрогнутся от пылкости вашего служения.
»
– Фулгрим объясняет своим приближенным назначение возрожденной «Ла Фениче» (Грэм Макнилл, «Ангел Экстерминатус»)

«Ла Фениче» — часть корабля, отданная в распоряжение летописцев. «Ла Фениче» представляла из себя просторное помещение с высоким потолком на одной из верхних палуб корабля. В этом уголке творцов постоянно кипели споры, выставлялись работы и происходили дружеские встречи. Особая атмосфера этого места способствовала творческим озарениям. Серена Д'Ангелус, которая являлась известной художницей, называла это место змеиным гнездом из-за постоянных сплетен, cлухов, скандалов и интриг. После очищения Лаэрана, летописцы, побывавшие в храме лаэр, стали преображать «Ла Фениче» под стать своим новым испорченным и изменённым вкусам.

Именно в «Ла Фениче» произошла премьера симфонии Беквы Кински «Маравилья», после которой Дети Императора, вместе со всем остальным экипажем на борту «Гордости Императора», окончательно пали в Хаос. Упоминается, что все летописцы, приложившие руку к «Ла Фениче» погибли (вероятнее всего, из-за безумия после «Маравильи»).

Двери «Ла Фениче» должны были закрыться навеки по приказу демона, взявшего под контроль тело Фулгрима после раскаяния последнего в предательстве и убийстве Ферруса Мануса на Истваан V, — его любимого брата и ближайшего друга. Однако, во время совместной кампании Железных Воинов и Детей Императора по поиску «Ангела Экстерминатуса», Фениксиец, вновь завладевший своим телом, пожелал вновь открыть и возродить «Ла Фениче» для реализации и потворствования всех возможных извращений и пороков, достижения порочного экстаза. И приказ Фулгрима был выполнен.

Источники

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.