Warhammer 40000 Wiki
Advertisement
Warhammer 40000 Wiki
3317
страниц
RG icon.png
RG text.png
«Так много наших братьев из других орденов гордятся, выстояв перед яростью врага. Под обстрелом они показывают своё превосходство в стойкости и выносливости. Мы, Гвардейцы Ворона, не склонны к подобному хвастовству. Мы убиваем врагов задолго до того, как они получают возможность причинить нам всякие бессмысленные потери»
– Сержант Акжай Кор'Варис

Гвардия Ворона, ранее — девятнадцатый из двадцати первоначальных легионов космодесанта, сейчас — орден Адептус Астартес.

Гвардия Ворона состоит из света, равно как из тьмы — она быстра на правосудие и месть тиранам и угнетателям, наносит удары из тени со скоростью молнии и обескураживающей мощью. В анналах Великого крестового похода почти не найти историй о подвигах легиона, ибо он всегда чурался славы. Несмотря на то, что Гвардия Ворона способна вести любые виды боевых действий, она предпочитает тактику выжидания и хитрости. Гвардейцы Ворона — мастера в разведке и инфильтрации, выявлении слабых мест противника, а также нанесении стремительных ударов с тщательно рассчитанной силой.

Замеченные стратегические предпочтения: операции по быстрому развёртыванию; операции по стратегическому сковыванию противника; разведка боем; партизанские действия; операции по приведению к Cогласию с минимальным сопутствующим ущербом.

Предыдущее название: официально отсутствует (в ранний период Великого крестового похода – Бледные Кочевники, Облаченные в Пыль (обиходное название)).

Примечательные владения: Освобождение (в прошлом Ликей)/Киавар и их звездная система. Отказ от права взимания десятины с бывших центрально-азиатских пустошей Терры в 998.М30.

Верность: Феделитас Константус, сиречь Верность Неизменная.

История

«Мы бьем из тени, но мы не создания ночи. Пусть и рождённые во тьме, но мы стремимся к свету»
– Корвус Коракс, примарх Гвардии Ворона

Гвардия Ворона, названная в честь терранской птицы, которая во многих культурах считалась предвестником рока и посланником смерти, верой и правдой служила Императору во время славных дней Объединения и Великого крестового похода. Воины XIX легиона с самого начала прослыли хитрыми и терпеливыми охотниками, которые всегда выбирали наиболее подходящий момент для нанесения удара. После того как легион воссоединился с примархом Корвусом Кораксом, Повелителем Воронов, Освободителем, в его боевых действиях главную роль начали играть скорость, скрытность и точность, что в дальнейшем превратилось в часть его доктрины, и под началом бледнокожего, черноглазого и темноволосого примарха XIX легион вырезал свое имя в анналах Великого крестового похода. Однако трагичная история нашего века такова, что слава легиона обратилась в прах на черных песках Истваана V, и Империум едва не лишился одного из величайших своих чемпионов.

Скрытая рука Императора

Оглядываясь на неспокойную эпоху, которую пережило человечество, немногие скажут, будто знают что-либо о том, какие планы Император имел на Галактику. Некоторые придерживаются мнения, что великие легионы были созданы ради выполнения конкретных задач, ибо каждый из них обладал уникальными особенностями и предпочтениями. Так, Имперские Кулаки во многих смыслах были верными преторианцами и чемпионами Императора, а Ультрамарины — исполнительным и сиятельным воинством. XIX легиону досталась роль тайной руки Императора, мстящих стражей, что борются с восстаниями и бесчинствами тех, кто скорее сбежит, нежели преклонит колени перед своим новым повелителем.

Протолегион, в который изначально набирали рекрутов из племен технодикарей, быстро проявил мастерство в разведке и опознании целей, а также в умении мгновенно переходить от незаметного наблюдения к стремительной атаке. Его легионеры вели войну крайне искусно: они проникали на вражеские позиции, изучали их и в подходящий момент наносили удар, застигая противника врасплох и повергая его в коротком, но кровавом бою.

Когда на планету высаживались войска Императора, некоторые враги Объединения по глупости отказывались от столь дивного дара и оказывали сопротивление, сражаясь до тех пор, пока о себе не давал знать XIX легион. Оружие, уже приставленное к виску жертвы, которая даже не успела заметить появления убийц, заставляло большинство врагов сразу сдавались. Не подверженные излишней кровожадности эмиссары Императора предоставляли жертве выбор: преклонить колени перед ними и Империумом. Многие выбирали служение, но кое-кто отказывался, и тогда на них спускали XIX легион. Возникнув из теней, космодесантники атаковали без предупреждения, а благодаря мастерству и ловкости они могли сражаться с многократно превосходящими их вражескими силами. После того как все командиры противника погибали, большинство солдат тут же капитулировало. В противном случае XIX вновь растворялся в тенях, но не отступал. Затем легион нападал снова, но уже с другой стороны, истощая врага и не давая ему шанса контратаковать, перегруппироваться или перехватить инициативу.

Сколько в последние годы Объединительных войн было таким образом выиграно сражений, никто не знает наверняка, поскольку зачастую даже после победы XIX легион не решался выйти на свет. Это станет известно лишь позже, после того как легион воссоединится со своим примархом, но даже тогда Гвардия Ворона не будет стремиться к почестям, всячески чураясь наград.

Схожие черты между Гвардией Ворона, как стал известен легион на поздних этапах Великого крестового похода, до и после воссоединения с примархом очевидны, однако многое до сих пор остается недосказанным. Известно, что первых легионеров XIX Император набирал из нескольких регионов Старой Земли, но большая их часть была выходцами из зерийских племен Азиатских пылевых пустошей. Эти дикие, но знакомые с технологиями воинственные люди с неослабевающей яростью вели нескончаемые войны друг с другом и с соседним, гораздо более крупным Индонезийским блоком, в постоянной борьбе за скудные ресурсы. Когда Император со своими Громовыми Воинами покорил племена, им пришлось отдать старших сыновей в генетические кузницы. После того как эти люди стали грозными Легионес Астартес, они помогли привести к Согласию и остальных своих непредсказуемых родичей. Воины-зерийцы как нельзя лучше подходили для замыслов Императора, хотя в некоторых из них во время атаки проявлялась склонность к излишней жестокости, а еще к дурному обращению с теми, кого они считали слишком слабыми. Зерийцы верили, что над покоренными врагами требовался постоянный надзор, а любой намек на мятеж следовало подавлять в зародыше, дабы проигравший не восстал против победителя. Это мировоззрение XIX легион перенял сполна, что в сочетании с наследием Легионес Астартес стало одной из их коренных особенностей.

Одной из первых объединительных кампаний XIX легиона было покорение центрально-азиатского региона, большей частью которого правил тиран Калаганн из Урша. До наших дней сохранилось очень мало детальных отчетов, но известно, что еще тогда XIX легион действовал по модели, которая сохранится до самого воссоединения с примархом. После начальной фазы определения ключевых целей и слабых звеньев армий Урша XIX легион тайно вошел в регион. Небольшие боевые группы заняли позиции в ожидании приказа к нападению. Последовавшая атака, проведенная с холодной и безжалостной эффективностью, была стремительной и ошеломляющей. Полководцы Калаганна погибли, и XIX легион согнал побежденные армии в огромный концентрационный лагерь в сердце разоренного центрально-азиатского региона. Говорят, в ходе кампании Калаганн использовал разнообразное псайкерское оружие, и новорожденный XIX легион ощутил на себе его мощь. Многих ветеранов той эры коснулась тьма, от которой они так и не оправились. Некоторые пожертвовали жизнями в самоубийственных атаках, иные стали одинокими разведчиками-моритатами легиона.

Легионер XIX до возвращения Коракса.
Примечания: Изображение сделано на основе пикт-снимка легионера XIX легиона эры Объединения сразу после покорения предела Юпитера. Ничего не известно о личности этого космодесантника, но на броне видны несколько символов, способных пролить свет на его судьбу. В частности, череп и разряд молнии на левом колене свидетельствуют о том, что он ветеран Объединительных войн. Известно, что после битвы за Лиситею некоторых выживших из 7-го батальона перевели на службу в так называемый «хищнически-кочевой» флот, отправленный с запечатанными приказами во внешнюю тьму где-то в то же время, когда XIX легион воссоединился со своим примархом. Если этот легионер пережил юпитерианскую кампанию, его могли направить в ту экспедицию

XIX легион, собравший немало наград во время Объединения Старой Земли, был отправлен в Солнечную систему. Когда воинство Императора встретилось с ксеносами, удерживавшими пустотные поселения в Юпитерианском пределе, XIX легиону приказали очистить луну Лиситею. Если записи о предыдущем сражении хоть как-то, но сохранились, то про эти события не известно практически ничего. Что бы ни случилось на том крошечном спутнике, чужаки были истреблены, хотя победа досталась ценой жизни поселенцев и огромного количества самих воинов XIX легиона. Многие ветераны очищения Лиситеи были отозваны со службы мастерами генетических кузниц, и в свой легион они больше не вернулись. О том, какие ужасы они пережили или даже совершили, остается только догадываться, и другого такого случая, когда легионеров отзывали бы с действительной службы, нет. Долгие десятилетия те, кто сражался в той битве, носили на доспехах древнюю юпитерианскую руну, увенчанную числом X в качестве напоминания об их победе и потерях. Сегодня этот символ можно увидеть лишь на металлической обшивке дредноутов Гвардии Ворона, одним из которых является теневой капитан Волтари, сыгравший ключевую роль в поражении ксеносов, что захватили Юпитерианский предел. Из-за ранений, полученных в том последнем бою, его и поместили в бронированный саркофаг могучего дредноута «Фурибундус», внутри которого воин прослужил еще немало десятилетий, прежде чем истинная смерть настигла его на полях перед Вратами Сорок Два.

В тени Волков

«Мы бьем из тени: быстро и смертельно, и когда наши враги могут среагировать, то обнаруживают лишь тьму и больше ничего»
– Слова неизвестного Гвардейца Ворона

XIX легион был создан на поздних этапах Объединительных войн, однако пройдет почти два века, прежде чем он воссоединится с примархом. С другой стороны, легион Лунных Волков встретился со своим повелителем — Хорусом — очень рано. В самые первые дни Великого крестового похода XIX легион сражался бок о бок с Лунными Волками, поэтому тот, кому суждено было облачиться в мантию Воителя, по достоинству оценил мастерство сынов пыльных пустошей. Два легиона сражались как одно целое: они дополняли друг друга и всегда были готовы прикрыть союзнику спину. Когда Лунные Волки начинали неожиданную сокрушительную атаку, XIX уже ждал на позициях, блокируя пути отступления и уничтожая бегущих врагов. Тех немногих, кому повезло вырваться, загоняли в угол, а пленников держали под неусыпным надзором до тех пор, пока мир не объявлялся приведенным к Согласию. Способность воинов легиона переходить от холодного бесстрастного наблюдения к стремительным и жестоким действиям вскоре сделала их источником ужаса для всякого, кто осмеливался сопротивляться Объединению.

Еще в начальных кампаниях Великого крестового похода Хорус нередко запрашивал, чтобы XIX легион сражался рядом с его Лунными Волками. В те дни многие миры отрицали просвещение и не желали Согласия, поэтому клинок XIX легиона всегда был готов нанести незримый удар, едва прозвучит приказ. Остальные принимали свое место в новом галактическом порядке с большим пониманием и мудростью, прежде чем легионеров кто-то успевал заметить.

Со временем Хорус начал высоко ценить XIX легион. Ряды Лунных Волков росли от притока новобранцев с Хтонии, а XIX оставался относительно небольшим. Некоторые говорили, что Хорус относился к XIX как к одному из орденов собственного легиона, пусть со своими особенностями и будущим. Пока Лунные Волки развивали свою культуру — раннее терранское наследие, смешанное с дикими бандитскими традициями Хтонии, XIX легион придерживался изначальных обычаев, чтя своих предков и все еще походя характером на дикарей из зерийских племен. Доспехи легионеров по-прежнему были серого цвета, хотя есть свидетельства, что перед битвой они наносили на лицо боевую краску, изготовленную из азиатской пыли. Наряду с несколькими иными причинами это дало Лунным Волкам повод придумать XIX легиону пару прозвищ, самыми ходовыми из которых стали «Бледные Кочевники» и «Облаченные в Пыль».

Облик воинов XIX легиона отличался не только племенными знаками. Под влиянием генетического семени кожа некоторых легионеров становилась неестественно бледной, а у других темные волосы становились черными как ночь. У некоторых воинов глаза приобретали непроницаемо-черный цвет, что придавало им угрожающий вид и как нельзя лучше соответствовало их загадочному и наблюдательному характеру. Только позже, с обретением примарха, раскроется подлинная причина таких черт, и они распространятся на остальных воинов.

Повелитель Воронов

«У нас нет надежды. Надежда для мечтателей и поэтов. Мы планируем и действуем. У нас есть наша воля и наше оружие, и мы сами будем определять свою судьбу»
– Коракс, примарх Гвардии Ворона

Освобождение
Примечания: Главный спутник Киавара. Комплексы на поверхности защищены от вакуума силовыми куполами. Обширная добыча полезных ископаемых. Освобожденные шахты, в которых трудились подневольные рабочие, укреплены Легионес Астартес Гвардии Ворона

После того как новорожденных примархов разбросало по Галактике, Коракс оказался в темной пещере глубоко под поверхностью безжизненной луны Ликей. Ниже находился массивный ледник, и примарха могли бы не найти вовсе, если бы не группа ликейских шахтеров, что следовали за рудным отложением. Для некоторых появление шахтеров в считанные минуты после того, как юный Коракс пришел в сознание, свидетельствует о воле неких могущественных сил. Какой бы ни была правда, рабы забрали примарха с собой и спрятали его от безжалостных надзирателей шахты.

Как и в случае с остальными примархами, Коракс вырос за сверхъестественно короткое время, что только подтвердило веру рабов, что он послан им в качестве великого дара. Они нарекли дитя «Спасителем» и «Освободителем», ожидая от него великих свершений. Хотя юный примарх был создан с заранее заложенными в разум обширными знаниями, ему, впрочем, было чему поучиться у своих защитников. Многие заключенные были радикалами, осужденными за взгляды, противоречившие интересам гильдий, что повелевали Киаваром, планетой, на орбите которой вращался Ликей, и такие понятия как справедливость и человеческое достоинство ничего не значили при их жестоком режиме. Коракс поклялся своим защитникам, что освободит их от тягостного существования. К счастью для Коракса и Императора, учители юного примарха решили не проявлять открытого неповиновения и не стремились к мести. У этих отважных и мудрых людей он научился ждать удобного момента и наблюдать за врагом, и, используя свои сверхчеловеческие генетические способности, планировать действия на несколько ходов вперед в преддверие того дня, когда он возглавит восстание и свергнет ненавистных рабовладельцев Киавара.

Гвардеец Ворона в терминаторской броне типа «Тартарос»

Так как рабы практически ничего не имели, они могли делать только самые простейшие виды оружия. По мере того, как шли годы, рабы заполнили этим импровизированным оружием целые склады, спрятанные в стратегических пунктах горных глубин. Коракс объединял заключённых в ударные отряды, назначал компетентных командиров и неустанно тренировал их управлению войсками. Кроме того, он начал психологическую войну с тюремщиками, организуя регулярные забастовки и случайные вспышки бунта, которые быстро истощали ресурсы и снижали мораль надзирателей. Всё было спланировано таким образом, чтобы каждое последующее событие увеличивало давление всё больше и больше. Вскоре вся ситуация стала напоминать пороховую бочку, готовую взорваться в любой момент.

Когда пришло время, Коракс и обученные им войска рабов нанесли удар. На ключевые пункты городских улиц были выведены огромные горнодобывающие машины. Саботажные команды, вооружённые буровиками и лазерными резаками, перерезали межсистемную энергосвязь, линии связи и поддержки жизнеобеспечения основных пунктов обороны врага. Один из важнейших куполов, где размещались значительные силы тюремщиков Ликея, был взорван в нескольких местах, что открыло доступ в жилые отсеки смертоносному вакууму. В то же самое время Коракс вместе с небольшой группой самых обученных воинов атаковал башню-крепость надзирателей, захватив её в одной блистательно проведенной ночной операции. После столетий издевательств не могло быть пощады для тех, кто долгие годы мучил заключённых, и все тюремщики были уничтожены.

Еще одним стечением великих событий стало то, что сразу после освобождения тюремной луны и перед обстрелом Киавара ядерными боеголовками Император прибыл за своим сыном. В отличие от других встреч подобного рода, Император явился один, а на следующий день отбыл также в одиночестве. Известно, что Повелитель Человечества и примарх XIX легиона разговаривали много часов, но то, о чем шла речь, остается предметом домыслов. Оглядываясь на события прошлого, некоторые утверждают, что Император поведал Кораксу правду о том, что люди и даже другие примархи пока не были готовы услышать правду о близящейся тьме и о том, что за силы скрываются в варпе. И действительно, когда Воитель раскрыл весь ужас своего предательства, некоторые его подробности, по всей видимости, не стали для Коракса неожиданностью, хотя эти знания он передал своим легионерам только тогда, когда это потребовалось, и они смогли их принять. Какой бы ни была правда, из всего сказанного между отцом и сыном в ту ночь наверняка известно лишь одно. Император оставил Коракса завершить миссию и победить гильдии Киавара. Только позже он будет готов принять командование легионом. Позволив Кораксу своими силами освободить Киавар, Император как будто желал убедиться, что его сын усвоит важнейший урок войны. Император отбыл, оставив сына выполнить задачу только с тем оружием, которое было в его распоряжении. Им оказались запасы ядерных ракет и горнодобывающих зарядов, которые повелители Киавара хранили на Ликее, полагая, что там они будут в безопасности от остальных людей. В своем высокомерии гильдии даже представить не могли, что однажды рабы-шахтеры сбросят оковы и отнимут оружие.

Когда гильдии попытались контратаковать значительно уступавших в численности борцов за свободу, Коракс понял, что ужасного приказа ему не избежать. Решив воспользоваться гравитационным колодцем, связывавшим Киавар с луной, примарх приказал начать полномасштабную бомбардировку огромных городов-мануфакторий. Когда на поверхности Киавара расцвело ядерное зарево, Коракс тем самым показал, что, убив тысячи, он спас миллионы. Это, как позже скажут некоторые, и стало тем уроком, который Император хотел преподать Кораксу. Впоследствии он подготовит сына к многочисленным вызовам, постигнуть которые смогут лишь немногие примархи.

После разрушения своих величайших городов гильдиям не оставалось другого выбора, кроме как капитулировать. Киавар был спасен, а Ликей переименован в Освобождение. Примарх понял, что самый тяжелый урок войны состоял в том, что невинным иногда приходится страдать ради блага других. Император отлично знал эту истину, и меньше чем за век ее придется усвоить и самому человечеству.

Под знаменем Ворона

«Первая аксиома победы: будь там, где враг не хочет тебя видеть.
Первая аксиома скрытности: будь не там, где враг рассчитывает тебя увидеть.
Первая аксиома свободы: справедливость без силы — немощь, сила без справедливости — тиран
»
– Корвус Коракс, аксиомы Легионес Астартес Гвардии Ворона

Space marine snipers.jpg

К тому времени как Повелитель Воронов принял командование легионом, Великий крестовый поход длился уже больше ста лет. Коракс быстро совместил отточенный на Ликее собственный стиль ведения войны с тем, которым всегда отличался XIX легион, объединив скрытность и хитрость с бдительностью и скоростью. В те ранние годы большинство устоев старого XIX легиона, особенно зерийское жестокосердие, удалось искоренить. Легион столь часто служил под гнетом, уздой и чужим командованием, что в некоторых терранах Коракс увидел кое-что от ликейских рабов. Некоторые высокопоставленные офицеры легиона были сняты с занимаемых должностей или направлены на второстепенные роли, включая лорда Аркхаса Фала, который командовал XIX легионом на протяжении трех десятилетий до появления Повелителя Воронов.

Под руководством примарха, смысл которого сводился к трем мантрам, Гвардия Ворона отточила свое мастерство до небывалых высот. Коракс даже прославился тем, что одолел Робаута Жиллимана в сложном тренировочном стратегио-симулякре, воспользовавшись несколькими необычными видами войск, с которыми брату-примарху прежде не приходилось сталкиваться, включая передовые силы моритатов. Коракс трижды победил брата, и после того как Жиллиман усвоил урок и изменил тактику, Повелитель Воронов более не выигрывал у него.

При реорганизации легион получил несколько инновационных видов техники из кузниц Марса, которые еще больше усилили их скрытность и скорость. Когда в повсеместное использование поступил десантно-штурмовой корабль «Громовой Ястреб», Гвардия Ворона реквизировала себе модификацию, известную как «Теневой Ястреб», оснащенную всевозможными системами, которые делали его невидимым для любого оборудования, кроме самых чувствительных авгуров. Кроме того, легион также получил доступ к «Шепторезу» — открытой каркасной машине, созданной на основе гравитационного импеллера, которая позволяла бесшумно и практически без возможности обнаружения доставить в зону боевых действий до 10 легионеров. Технология была создана не механикумами Марса и не одним из миров-кузниц, но мастерами-ремесленниками Киавара, которые раньше служили гильдиям. Руководствуясь неизвестным Механикум машинным каноном, эти ремесленники по запросу Гвардии Ворона создавали разнообразные устройства, и со временем в их тайны посвятили и легионных технодесантников. Поговаривали, что завистливые повелители Марса могли объявить киаварцев изгоями, если бы не протекция столь могущественных союзников, как Гвардия Ворона, и самого примарха Коракса.

Примарх и его новая армия вступили в Великий крестовый поход и немедленно начали одерживать победы. Он не забыл ничего из того, чему научился на Освобождении, и его умения саботажа и предварительного планирования позволили ему достичь отличных результатов в походе. Планеты, которые считались неприступными, падали перед его хитростью и обманом, как созревший плод в руки садовника. Гвардия Ворона активно использовала убийство высокопоставленных лиц, секретные операции в тылу врага и саботаж, которые были для легиона чуть ли не игрой. Коракс отлично мог оценить воинскую структуру любой планеты и направить свой удар в те точки, где сопротивление было наиболее слабым. Полные силы легиона использовались крайне редко, однако, если ситуация того требовала, Коракс не колебался и направлял свои войска в гущу битвы.

Битва у Врат Сорок Два

«Тот, кто хочет ходить в свете, не имеет на это права до тех пор, пока не одолеет тьму внутри себя»
– Врата Забвения

Штурм Врат Сорок Два

Необходимость вести обычные боевые действия привела легион к одной из крупнейших неудач в его истории, предшествовавшей ужасным событиям на Истваане V несколькими годами позже.

Вскоре после того, как Хоруса назначили Воителем, Гвардию Ворона отозвали из боевых действий вдоль подъядерного края Вурдалачьих Звёзд и приказали занять место в строю вместе с несколькими другими легионами под непосредственным командованием Хоруса. Скопление Акум-Сотос было приведено к Согласию Лунными Волками в первые годы Великого крестового похода, однако его обитатели впали в массовый психоз и отвергли единство Терры. Неслыханный акт сепаратизма, как выяснилось позже, был вызван ксенопаразитами, что гнездились в глазницах носителей — в данном случае жителей скопления. Вырастая, паразиты обретали рудиментарный контроль над носителями и формировали совершенно чуждое цельное сознание, центром которого являлся кабал первичных носителей, известных как «Незримые Цари». Недавно возвысившийся Воитель не желал мириться с тем, что скопление миров, которое он лично привел к Согласию, выскользнуло из рук Империума, и дал Клятву Момента, что отобьет миры любой ценой.

Хорус составил план свержения Незримых Царей в молниеносной войне, которая искоренит инфицированное население, сохранив при этом высокоразвитую инфраструктуру скопления для повторного заселения. Более того, быстрая победа продемонстрирует братьям-примархам, что Император принял правильное решение, назначив Хоруса на столь высокую должность. Воитель призвал силы четырех легионов — Лунных Волков, Космических Волков, Железных Воинов и Гвардию Ворона — и поставил им задачу стянуться к укрепленному логову Незримых Царей, прежде чем начать ошеломительный штурм.

В считанные недели поставив на колени внешние миры скопления, Воитель созвал совет братьев-примархов. Часть его плана требовала от Гвардии Ворона провести наступление прямо на орудия защитников Врат Сорок Два. Коракс возразил, назвав это пустой тратой ресурсов и необоснованным расточительством жизней воинов, предложив взамен собственную идею. По замыслу Повелителя Воронов его легион отвлечет врагов чередой обманных маневров, позволив трем другим легионам с относительной легкостью одолеть оставшихся на стенах защитников.

В ответ Пертурабо обвинил Коракса в том, что тот хочет избежать битвы, что для примарха Легионес Астартес было тяжким оскорблением. Дело едва не дошло до кулаков, и кровопролития удалось избежать только благодаря вмешательству Волчьего Короля. Тот посоветовал Кораксу прислушаться к словам примарха, которого Император возвысил над остальными братьями. Русс уговорил Коракса умерить свой гнев, но не угасить его, дабы из тлеющего огня разгорелось пламя, которое он понесет с собою в бой. Покинув совет, Коракс собрал Гвардию Ворона перед Вратами Сорок Два. Зная, что они беспрекословно ему подчинятся, Коракс выставил на передний край роты, в которых преобладали терране, в особенности те, чьи капитаны сильнее всего хотели выслужиться перед Воителем.

Последовавший штурм стал темным часом легиона, мрачная честь, которую всего через пару лет затмят трагические события на Истваане V. Штурмовые роты несли такие тяжелые потери, что атака едва не захлебнулась под опустошительным огнем, так что Коракс лично пошел в безнадежную атаку. Его боевой клич так воодушевил легион, что они сумели создать брешь и взяли Ворота Сорок Два. Честь уничтожить Незримых Царей досталась Воителю, и в момент их казни контроль ксеносов над населением исчез. Скопление Акум-Сотос было спасено, Воитель отбил свой трофей. Но цена оказалась ужасной: потери исчислялись жизнями не только бессчетных миллионов людей, искалеченных умственно и телесно, но и тысяч Гвардейцев Ворона, большинство из которых были уроженцами Терры, сложившими головы под разрушенными стенами крепости.

Хотя Воитель посчитал битву за Врата Сорок Два победой (чем она на самом деле и являлась), она имела далеко идущие последствия. Численность легиона сильно сократилась, под командованием примарха осталось всего 80 000 легионеров, что сделало Гвардию Ворона самым маленьким из всех Легионес Астартес. Коракс вывел свой легион из-под командования брата, в сердцах поклявшись, что больше никогда не станет воевать вместе с Воителем.

Некоторые последствия битвы за Врата Сорок Два открылись только в долгосрочной перспективе. В том сражении погибли многие линейные офицеры, которые до появления Коракса служили под командованием Хоруса, поэтому Воитель лишился рычагов влияния на легион Повелителя Воронов. Немало терран состояло в воинских ложах, и с их смертью незримые организации в Гвардии Ворона практически исчезли. По словам критиков, Коракс оказал своему легиону услугу, послав рожденных на Терре легионеров в первую волну штурма, поскольку впоследствии он сумел консолидировать своих воинов и открыть им путь к светлому будущему в соответствии со своим видением. В итоге легион почти не пострадал от диверсий, которые под влиянием лож прокатились по многим другим легионам.

Ересь Хоруса

«Поклянитесь вместе со мной, дети мои, следовать за мной везде, куда бы ни вела нас дорога. Поклянитесь не давать предателям пощады. Поклянитесь убивать их с ненавистью в сердце. Поклянитесь вырезать опухоль, что Хорус взрастил в сердце Империума. Поклянитесь снова принести Галактике Имперскую Истину. Поклянитесь, что больше мы не познаем поражения!»
– Лорд Коракс, речь выжившим Гвардейцам Ворона после выхода из системы Истваана

Гвардия Ворона на Истваане V

Участие Гвардии Ворона в полномасштабной гражданской войне оказалось кратким. Когда Рогал Дорн отправил лояльные, как все думали, легионы подавить восстание Хоруса на Истваане V, Гвардия Ворона была одной из первых, чьи бойцы спустились на поверхность мира и вступили в бой. Они понесли колоссальные потери. По различным сведениям, после предательства второй волны, спаслись от 3 до 5 тысяч бойцов, которые отступили к Терре для переформирования.

В числе выживших был и Коракс, который вернулся на Освобождение, чтобы как можно быстрее восстановить численность легиона. Для примарха Гвардии Ворона настали тёмные времена; Империум застыл над пропастью, ему необходимы были воины, а примарх не мог набрать достаточное их количество. Отчаянные времена требуют отчаянных мер, и Коракс заперся в таинственных палатах библиотеки Вороньего Шпиля, надеясь найти в древних книгах решение своей проблемы. В своих исследованиях он вернулся к тем временам, когда широко использовались генетические манипуляции, и техника ускорения роста зигот позволяла создавать множество воинов, которые и помогли Императору освободить тогда ещё дикую Старую Землю. Коракс понял, что этот процесс можно положить в основу создания опытных космодесантников, большое количество которых можно будет создать за сравнительно небольшой промежуток времени. Однако в древних томах содержалось также предостережение о кошмарных опасностях, могущих обрушиться на того, кто рискнёт играть с подобными знаниями, и о чудовищах, которые могут появиться, если процесс выйдет из-под контроля. И хотя Коракс знал, что может полностью уничтожить генетические запасы легиона, скрепя сердце, он приказал апотекариям приступить к работе.

Но в этот момент в налаженный процесс вмешались шпионы Альфа-Легиона. Они выкрали технологию и испортили генетические шаблоны. Так что следующая партия бойцов превратилась в мутантов, из которых только каждый сотый мог держать в руках оружие. Это имело огромные последствия для будущего Гвардии Ворона. Записи легиона того времени закрыты печатями такой огромной силы, что никто в ордене или в дочерних орденах, не смеет даже говорить о тех страшных временах. В библиотеках других орденов также нет упоминаний о Гвардии Ворона и их экспериментах, так как этот легион предпочитал сражаться отдельно от основных сил Императора. Однако в одной из апокрифических книг рунных жрецов Космических Волков, так называемой «Саге об Оборотнях», рассказывается об ужасных чудовищах, обезумевших от крови, огромная масса которых сражалась рядом с боевыми братьями Гвардии Ворона. Возможно, события собственной истории Космических Волков, в особенности, что касается вульфенов, привили им некую симпатию к Гвардии Ворона, и Волки не сообщили куда следует о незаконном использовании генных технологий. Только один из десяти подобных уродов мог держать в руках болтер, и, пожалуй, только один из сотни мог считаться относительно чистым в генетическом смысле космодесантником.

К сожалению, на этом Альфарий не остановился. Он решил уничтожить склады геносемени легиона на Освобождении. Только благодаря невероятным усилиям бойцов Гвардии Ворона и мутантов удалось сохранить будущее Гвардии Ворона.

Шли годы, и Галактика корчилась в горниле войны. Коракс и его подразделения космодесантников постепенно восстанавливали легион и по мере сил помогали имперским войскам. Недостаток ресурсов Гвардия Ворона компенсировала своим умением оперировать в тылу врага небольшими группами, и вскоре эти умения легиона были преобразованы в военную доктрину. Способность Коракса обнаруживать в обороне противника слабые места позволяла его войскам сражаться в боях, которые они сами выбирали, и обходиться минимумом потерь. Участвовать в масштабных битвах Гвардия Ворона, ввиду своей малой численности, просто не могла, поэтому прошла целая сотня лет после окончания Ереси, прежде чем легион смог полностью восстановиться. Кораксу удалось воссоздать свой легион, однако он заплатил серьёзную цену. Подземелья под Вороньим Шпилем содрогались от рёва созданий апотекариев, страшных и кошмарных тварей, единственным побуждением которых была битва, и Коракса пробирала дрожь, когда он думал о том, что их придётся уничтожить. Он решил, что никто не должен узнать ту страшную тайну, которой было обязано возрождение легиона, и вскоре лично принёс всем тварям Императорское Милосердие, вознося молитвы за их и за собственную душу.

После Ереси

После окончания Ереси Робаут Жиллиман, примарх Ультрамаринов, стал де-факто главой имперских вооружённых сил, и одним из первых его новых приказов, согласно священной книге Кодекс Астартес, было разделение легионов космодесанта на меньшие армии, которые стали называться орденами. Некоторые из примархов воспротивились новому решению, однако Коракс принял его безоговорочно, зная, что Жиллиман обладает реальным взглядом на положение вещей. Таким образом, Гвардия Ворона была разделена на три ордена: Чёрная Гвардия, Оскорбители и Рапторы.

Жизнь Коракса была полна тайн. И окончательная его судьба также неизвестна. Считается, что после разделения легиона и восстановления имперской власти в Галактике Коракс уединился в высочайшей башне Вороньего Шпиля, моля Императора о прощении за то, что он сделал со своим легионом. Простил ли Император его грехи, неизвестно, однако через год после того, как он вошёл в башню, Коракс появился вновь, на его измождённом лице безумно сверкали глаза. Той же ночью он сел на корабль и направился в Око Ужаса, оставив краткое сообщение: «Никогда больше...» С тех пор его никто не видел.

Известные битвы и кампании

Штурмы на рассвете, молниеносные налёты и атаки из засад, что превращают самые могучие боевые машины в груды шлака, — вот главное оружие Гвардейцев Ворона, которые одинаково стремительно вступают в бой и выходят из него. Большинство их свершений остаются неизвестными, но о некоторых слагают легенды.

Великий крестовый поход

Коракс во времена Великого крестового похода

Несмотря на внушительный список побед и боевых наград, не уступавших любому другому легиону, о кампаниях Гвардии Ворона сохранилось совсем немного свидетельств. Это упущение связано не с хронистами Великого крестового похода, но скрывается в самой природе легиона, а также в том, каким образом его использовали в ранние дни существования.

В отличие от большинства легионов, Гвардия Ворона провоевала почти столетие, прежде чем воссоединилась со своим примархом. Всё это время она сражалась под командованием Хоруса Луперкаля и считалась не отдельным легионом, а скорее специализированным подразделением Лунных Волков. Теневой клинок рядом с молотом Лунных Волков, сыгравший жизненно важную роль в их многочисленных будущих победах, но при этом зачастую остававшийся незамеченным орденом летописцев и официальной историей Великого крестового похода. Такова была природа Гвардии Ворона, как до, так и после возвращения Корвуса Коракса, привыкшей сражаться в тенях других легионов. И пускай их сражения были незримыми и не воспетыми, они имели решающее значение для хода истории.

  • Наковальня Ада — одна из ранних кампаний легиона.
  • Месть Каринэ — приведение к Согласию.
  • Битва у Врат Сорок Два — совместная кампания с легионами: Сынов Хоруса, Космическими Волками и Железными Воинами.
  • Покорение Индра-сула (987.М30) — Гвардия Ворона проникает в логово монструозных ксеносов хравов на Индра-суле и развязывает партизанскую кампанию против прожорливых извращённых созданий в стремлении освободить угнетаемое ими человеческое население. В конечном итоге власть хравов низвергнута, а Индра-сул освобождён.
  • Скалландская кампания — серия сражений, произошедшая в преддверии Ереси Хоруса.

Ересь Хоруса

После Ереси Хоруса

Численность легиона перед Ересью Хоруса

Во время расправы на Истваане III легион Гвардии Ворона практически в полном составе действовал в бинарной звездной системе Тетос-Гротон. Когда варп позволил лорду Дорну на Терре при помощи астротелепатии связаться с братом-примархом и сообщить об ужасных событиях в системе Истваана, Коракс немедленно приказал флоту отправляться в путь. Но к Истваану отбыл не весь его легион — примарх решил, что часть воинов должна вернуться на Освобождение, чтобы защитить его от возможной контратаки. Все старшие командоры желали остаться, поэтому, чтобы решить, кому вернуться, им пришлось тянуть жребий. Таким образом, около 1 000 легионеров вместе с союзной Тэрионской когортой из Имперской Армии отправились на Освобождение, оставив под командованием Коракса немногим меньше 80 000 воинов для противостояния Воителю Хорусу и его союзникам на Истваане V.

Как в случае с большинством других легионов, некоторые подразделения Гвардии Ворона несли службу в отдаленных уголках Галактики. Небольшое количество воинов — в основном терране старого легиона — было отправлено за пределы Империума: одни в составе независимых «хищнически-кочевых» флотов, другие в качестве сопровождения вольных торговцев-милитантов или так называемых «одиноких волков». Одним из таких флотов командовал бывший командир легиона — теневой лорд Аркхас Фал — по прямому указу примарха вскоре после того, как тот встал во главе Гвардии Ворона. Неизвестно, что стало с теневым лордом, его флотом и прочими частями, и, судя по всему, Коракс даже не попытался отозвать этих бойцов, что свидетельствовало об их независимости от остального легиона.

На Истваан V Гвардия Ворона высадилась в полном составе — со всей техникой, как наземной, так и космической. После битвы у Врат Сорок Два Гвардия Ворона оставалась самым маленьким легионом, однако она действовала вместе с шестью братскими легионами, или так воины не без оснований полагали. Правда, описанная в другой части повествования, оказалась совсем другой. В ходе предательства, вылившегося в Резню в Зоне Высадки, Гвардия Ворона потеряла десятки тысяч легионеров, а к концу 98 дня от нее осталась лишь тень былой силы. Не учитывая отряды с неизвестной численностью, действовавшие во внешней тьме космоса, Гвардия Ворона теперь едва насчитывала 4 000 воинов, включая тех, что стояли гарнизоном на Освобождении.

Впервые за все время Гвардию Ворона действительно поставили на колени. И в будущем легион ждал час испытаний и невзгод.

Разбитый легион
После Резни в Зоне Высадки численность Гвардии Ворона под непосредственным командованием Коракса сократилась до 4 000 легионеров. В большинстве своем эти мрачные воины были набраны в ряды Легионес Астартес с Освобождения, как те, кто пережил ад Истваана V, так и те, что прибыли их спасти. Помимо них у Гвардии Воронов было еще несколько орденов, которые действовали в удаленных флотах Великого крестового похода или несли гарнизонную службу по всему Империуму — в основном терране старого XIX легиона, которым требовались месяцы, чтобы вернуться.

Повелитель Воронов не собирался прекращать бой с Архипредателем, поэтому реорганизовал остатки легиона, чтобы сохранить его силу на стратегическом уровне. Поскольку он больше не мог поддерживать стандартное разделение легиона на ордены, Повелитель Воронов решил вместо этого разбить выживших воинов на дивизии в соответствии с их боевой специализацией. Собранные тактические роты были названы когтями, штурмовые роты стали соколами, а эскадроны легкой техники и машины воздушной поддержки — ястребами. В последовавших кампаниях эта структура доказала свою гибкость, поддерживая сильные стороны Гвардии Ворона и позволяя быстро перераспределять огневую мощь и войска, чтобы противостоять крупным вражеским формациям, хотя для многих современников она, без сомнений, казалась довольно непрактичной.

Структура подразделений и войсковых соединений во времена Великого крестового похода, Ереси Хоруса и во времена после окончания Ереси

XIX легион сполна отражал те качества, которые Император желал видеть в славных рядах Оффицо Милитарис. Легион делился на ордены, ордены на батальоны, батальоны на роты, а роты на отделения. Большинство воинов считало себя членами конкретной роты, а не ордена, и роты считались предпочтительным уровнем для большей части независимых операций легиона. По ранним свидетельствам старшие легионные офицеры нередко передавали всю полноту власти нижестоящим чинам, позволяя подчиненным командирам брать инициативу в свои руки, а также принимать решения согласно насущным потребностям без вмешательства командования. Подобные взгляды являлись прямым следствием практики зерийских племен, которые вели войны против гораздо более многочисленных врагов, и побеждали их различными нестандартными тактиками. Одиночные подразделения тяготели к действиям самых ограниченных масштабов, в которых только могли участвовать Легионес Астартес, и каждый такой отряд представлял собой сплоченную группу воинов, обученных и снаряженных для длительных автономных операций. Они прекрасно умели выживать в любых условиях, беря то немногое, что им требовалось, на местах, или, когда представлялась такая возможность либо диктовала нужда, у поверженных врагов.

Со временем у легиона появился арсенал бронетехники, созданной специально для Легионес Астартес, но в то же время его субподразделения оставались относительно компактными. XIX легион интегрировал в свою структуру множество меньших подразделений, дав им возможность занять достойное место в воинствах Великого крестового похода и сражаться против бессчетных врагов человечества, отрицавших предначертанную Императору судьбу править звездами. Эксперты в скрытности и инфильтрации, Гвардейцы Ворона с чрезвычайным мастерством использовали подразделения боевых танков, сверхтяжелых военных машин, артиллерию, штурмовую технику и другое дарованное им Императором снаряжение. Впрочем, XIX легион предпочитал сражаться, опираясь на стремительные удары, фланговые обходы, мобильность и при необходимости скрытность.

XIX легион обладал множеством специализированных подразделений, однако некоторым формациям он отдавал большее предпочтение. В исторических документах упоминается, что легион использовал больше разведывательных отделений, чем другие, и каждый воин обучался выполнять не только предназначенную ему роль, но и разведчика также. И действительно, граница между легионным тактическим и разведывательным отделением выглядела довольно размытой, часто оба они действовали со схожей тактикой и даже специализированным снаряжением.

С ранних дней легион имел больше моритатов, чем остальные. Методы исполнявших эту обязанность воинов считались безжалостными даже среди зерийцев, и часто они соглашались на задания, которые все остальные считали самоубийственными. Возможно, Гвардия Ворона приложила руку к намного большему числу убийств и диверсий, нежели известно ордену летописцев. Как правило, раздувающемуся штату летописцев, которые сопровождали Экспедиционные флоты, позволяли узреть победы легионов только после того, как все уже закончилось, поэтому имаджистам, историкам и поэтам так и не представилось возможности увековечить то, как Гвардия Ворона сражалась против врагов Императора.

После Никейского Совета — история умалчивает о том, присутствовал ли на нем Коракс или нет — Гвардия Ворона подчинилась приказу прекратить использование псайкеров и распустила Библиариум. Многих библиариев перевели в линейные роты, но некоторые из них могли служить в отделениях охотников, вигилантов и моритатов легиона. Неизвестно, покорились ли они Никейскому декрету, поскольку их независимые операции не заносились ни в один архив, и вполне вероятно, что большая часть псайкеров полегла на кровавом поле боя в Ургалльской низине во время Резни в Зоне Высадки на Истваане V.

После Ереси Хоруса

Битва Гвардии Ворона с тау в пустоте

Гвардия Ворона чётко следует параграфам Кодекса Астартес, хотя часто пользуется особыми наработками по части тактики. Военные действия Гвардии Ворона в значительной степени зависят от войск скаутов, способных долгое время сражаться в тылу врага, а также войск быстрого развёртывания, таких как штурмовые отряды с прыжковыми ранцами. Чаще всего после того, как скауты собирают необходимую информацию о противнике, космодесантники Гвардии Ворона высаживают свои тактические отряды с помощью десантных капсул и «Громовых Ястребов». Так как основной силой ордена являются тайные операции, воины редко сражаются во фронтальных битвах. При любой другой возможности Гвардия Ворона использует войска очень аккуратно, чтобы нанести противнику как можно больший ущерб там, где он меньше всего ожидает. Открытых столкновений при этом стараются не допускать.

Дредноуты Гвардии Ворона, несмотря на свою немногочисленность, также высаживаются с помощью десантных капсул. Этот подход используется орденом для того, чтобы как можно быстрее разместить свои войска в необходимом районе. Во время Ереси, когда численность войск ордена снизилась до катастрофической отметки, они перешли к партизанским действиям, которые используют и сейчас. С другой стороны, тяжёлую технику орден использует очень редко.

Командная иерархия легиона

Получив командование над легионом, Корвус Коракс кодифицировал методы ведения боевых действий, отточенные им против рабовладельцев Ликея, в несколько тактических и стратегических максим, на основании которых станет действовать Гвардия Ворона. В целом эти доктрины совпадали с теми, которыми пользовался XIX легион в ходе Великого крестового похода, что облегчило примарху задачу. Характерно, что при первой возможности Коракс назначил в качестве старших офицеров выходцев с Освобождения. И действительно, некоторые главные советники примарха бились вместе с ним еще в Ликейском восстании, а затем, пройдя через процесс имплантации и кондиционирования, стали Легионес Астартес. После кровопролитной битвы за Врата Сорок Два чаша весов еще больше склонилась на сторону уроженцев Освобождения, и лишь горстка терран продолжала занимать высшие командные должности.

Примарх поддерживал относительно неформальные связи с подчиненными и славился тем, что всегда ценил искренние и честные советы офицеров. Своим поведением он четко давал понять, что не желает к себе такого обращения, какое его братья-примархи считали данным им от рождения правом. Еще во времена восстания рабов на Ликее товарищи Коракса настояли, чтобы за ним присматривали телохранители на случай, если хозяева или какие-то рецидивисты захотят убить его. Хотя он и не нуждался в защите, Коракс все же разрешил приставить к себе охранников, как для спокойствия последователей, так и ради своей же безопасности. После того как Корвус Коракс присоединился к легиону, телохранители не оставили его и стали почетной стражей, неофициально известной как Теневые Стражи. Говорят, они постоянно присутствовали подле своего примарха — пусть не всегда открыто, когда тот шел на войну, и ничто не могло укрыться от их взора. На самом деле это удавалось только одному — самому Кораксу: если верить историям, стоило примарху захотеть, он мог ускользнуть от собственной тени.

Возможно, чаще любого другого примарха Повелитель Воронов предпочитал действовать в одиночку или возглавлять небольшие отряды избранных воинов, которые обладали такими же врожденными способностями — Мор Дейтан или Повелители Тени. Такая склонность частично могла уходить корнями во времена борьбы за свободу, когда обстоятельства вынуждали повстанцев действовать малыми ячейками, зачастую оказывавшихся эффективнее большого количества воинов. Обычно Коракс лично проводил разведку перед боем, тогда как большинство примархов оставляли подобные задачи легионерам. Коракс также славился тем, что командовал небольшими отрядами в глубоком тылу противника, атакуя прямо в сердце противника, а линейным офицерам поручал проводить общую операцию. Часто действия основных сил были просто приманкой, чтобы отвлечь внимание врага от действий самого примарха, что позволяло ему нанести финальный удар и выиграть сражение.

Организация ордена

Стратегическая диспозиция ордена на пятый год Неодолимого крестового похода:

Штаб
RG ChIc.png
магистр ордена Кайваан Шрайк

почётная стража
адъютанты
сервы и сервиторы
Оружейная
Icon-arm.png
Апотекарион
Icon-apo.png
Реклюзиам
Icon-rec.png
Библиариум
Icon-lib.png
магистр кузни Лаэрон старший апотекарий Селлек магистр святости Таил старший библиарий Шраек
технодесантники
• сервиторы
• транспортная техника
• танки
• штурмовики
• лёгкая штурмовая техника
• боекостюмы
апотекарии капелланы • эпистолярии
• кодиции
• лексикании
• аколиты
Роты
RG Badge White.png
Рота ветеранов Боевые роты
1-я рота
«Чёрные Крылья»
2-я рота
«Рождённые тенью»
3-я рота
«Ловчие призраков»
4-я рота
«Молчаливые»
5-я рота
«Бдительные»
теневой капитан Этон Шаан, лорд Освобождения теневой капитан Аайз Солари, магистр секретов теневой капитан Вордин Крайн, магистр засад теневой капитан Аасон, магистр флота теневой капитан Келд, магистр истины
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 10 отделений ветеранов • 6 линейных отделений
• 2 отделения ближней поддержки
• 2 отделения огневой поддержки
• 6 линейных отделений
• 2 отделения ближней поддержки
• 2 отделения огневой поддержки
• 6 линейных отделений
• 2 отделения ближней поддержки
• 2 отделения огневой поддержки
• 6 линейных отделений
• 2 отделения ближней поддержки
• 2 отделения огневой поддержки
• дредноуты
• транспортная техника
«Лендрейдеры»
• дредноуты
• транспортная техника
• дредноуты
• транспортная техника
• дредноуты
• транспортная техника
• дредноуты
• транспортная техника
Резервные роты Рота скаутов
6-я рота
«Затемнённые Клинки»
7-я рота
«Шелестящие Когти»
8-я рота
«Незаметные»
9-я рота
«Отпевальщики»
10-я рота
«Неуловимые»
теневой капитан Гаэрон, магистр освободитель теневой капитан Браил, магистр лжи теневой капитан Решаш Креваан, лорд-палач теневой капитан Делорн, магистр реликвий теневой капитан Корвидэ, магистр рекрутов
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 10 линейных отделений • 10 линейных отделений • 10 отделений ближней поддержки • 10 отделений огневой поддержки • 10 отделений авангарда
скауты
• танки
• дредноуты
• транспортная техника
• «Лендспидеры»
• дредноуты
• транспортная техника
• мотоциклы
• дредноуты
• дредноуты • мотоциклы
• «Лендспидеры»
• транспортная техника

Геносемя

Структура ордена Гвардии Ворона

Геносемя Гвардии Ворона не отличается стабильностью ввиду значительного повреждения основ генофонда, причиной чему, возможно, послужила ускоренная репродуктивность генокода, использованная примархом ордена тысячелетия назад. Как результат, большая часть генетического материала поступает с Терры, поэтому цикл набора рекрутов для Гвардии Ворона намного меньший по сравнению с другими орденами. Мало кто из потенциальных десантников способен выдержать трансформацию из человека в космодесантника, и многие умирают в процессе тренировки, что значительно уменьшает скорость восстановления численности ордена.

Постоянное ухудшение генов приводит к тому, что многие органы, некогда принадлежавшие сынам Коракса, становятся непригодными для имплантирования в новых десантников. Так, например, культуры зигот, которые необходимы для роста мукраноидов и железы Бетчера, в ордене просто отсутствуют. А меланохромовый орган подвергся мутации, которая через несколько лет службы десантника делает его кожу очень бледной. По прошествии десятилетий десантники ордена становятся такими же бледными, как и их примарх, а их волосы и глаза темнеют, приобретая цвет чёрного угля.

Верования

Для Гвардии Ворона Император — некая отдалённая фигура, который воспринимается ими как их основатель и повелитель Галактики, однако, в отличие от некоторых орденов, они не поклоняются ему как божественной личности. Коракс же считается их отцом и командиром, который почитается ими, как человек, способный делать трудный выбор в сложной ситуации. Орден до сих пор продолжает следовать по его стопам и выполнять его последние наставления, собирая полученные в результате каждого сражения данные и слегка улучшая свою тактику. Большая часть основной тактической доктрины ордена возникла в результате медитации над прошедшими битвами.

Для командиров Гвардии Ворона тактическая гибкость и личная инициатива является намного большим достижением, нежели грубая сила. Если есть возможность использовать лёгкий кинжал вместо полномасштабного сражения, Гвардия Ворона избежит кровопролитной битвы. В то же время, если потребуется использование тяжёлой техники и воинов, орден не будет сомневаться в решении ввести их в бой. Эти верования вызывают некоторые трения между Гвардией Ворона и другими орденами, в особенности, с Кровавыми Ангелами, которых Вороны считают грубыми и неповоротливыми.

Галерея

Лояльные I. Тёмные Ангелы • V. Белые Шрамы • VI. Космические Волки • VII. Имперские Кулаки • IX. Кровавые Ангелы • X. Железные Руки • XIII. Ультрамарины • XVIII. Саламандры • XIX. Гвардия Ворона
Предательские III. Дети Императора • IV. Железные Воины • VIII. Повелители Ночи • XII. Пожиратели Миров • XIV. Гвардия Смерти • XV. Тысяча Сынов • XVI. Сыны Хоруса • XVII. Несущие Слово • XX. Альфа-Легион
Advertisement