ФЭНДОМ


Ork In ProgressМеки обещали закончить эту статью к дню рождения Горка. Или, может быть, Морка.
Если не хочется ждать, можете взять дело в свои руки и доделать её самостоятельно. Главное, не забудьте потом покрасить в красный цвет.

«Я - ваивода Газгкулл Мак Урук Трака, и я гаварю словами багов. Я — прарок Waaagh! и целыи миры гарят под моими кованными сапагами»
– Газгкулл Маг Урук Трака

Все зеленокожие — свирепые варвары, но среди них есть один, которого боятся сильнее всех прочих. Он не просто ваивода, но самозваный пророк самих орочьих богов. Он — грозное зелёное воплощение всей грубой силы Горка, самый упрямый и свирепый орк из всех. Также он может похвастаться и хитроумным коварством Морка, ведь нет никого хитрее и с лучшими планами, чем у него. Он — предводитель величайшего крестового похода орков за последние тысячелетия, повелевающий бесчисленными зеленокожими. Он — Газгку́лл Маг У́рук Трáка, и вся Галактика дрожит, когда он бросается в битву.

История

Не каждый способен выдержать натиск разъярённой зеленокожей орды, а ещё меньше тех, кто сможет устоять перед Waaagh! Газгкулла. Помимо неукротимой ярости орков и примитивной, но действенной техники, обычной для зеленокожих, парни Газгкулла могут использовать и другие примочки. В их распоряжении несравненное тактическое коварство, уникальные прибамбасы, созданные гениальным мехом Оркимедом, и невообразимый напор энергии самого Waaagh!

Величайший из всех ваивод

Давно ходили слухи, что если орки, самые многочисленные и воинственные обитатели Галактики, когда-нибудь объединятся, то сокрушат все самозваные цивилизации. И теперь, когда сгущается тьма, близится этот судный день. С каждым тяжёлым шагом, с каждым ударом огромных металлических сапог орк по имени Газгкулл Трака приближается к исполнению этого зловещего пророчества.

В сорок первом тысячелетии, как и в былые времена, иные могущественные виды в Галактике часто недооценивали орков. Все они знали и остерегались разрушительных миграций зеленокожих, но те были лишь временным явлением. Опустошив несколько систем, Waaagh! выдыхались, их прилив ярости замедлялся, а затем отступал, и походы орков становились лишь заметкой в истории других народов.

Однако возглавляемый Газгкуллом Тракой Waaagh! стал другим, ведь его собрал самый опасный орк из ныне живущих. Эта огромная армия зеленокожих способна не просто разорять планеты, но сотрясти всю галактику в войне за абсолютную власть.

Обычно оркам не интересна история, они не чтят прошлое, да и не записывают его. Зеленокожие — существа, живущие в настоящем и ради него, здесь и сейчас. И именно это делает называемого Газгкуллом Маг Урук Тракой ваиводу таким опасным, ведь у него, в отличие от прочих орков, есть видение и не только настоящего, но также прошлого и, что важнее, будущего. В конце концов, он не просто зеленокожий громила, но живой пророк орочьих богов Горка и Морка. Газгкулл — их грозный предвестник, и воплощение разрушения.

Когда галактический Империум Человечества впервые столкнулся с Газгкуллом, то его сочли обычным орочьим ваиводой. Конечно, необычайно большим и сильным ваиводой, но ничего более. После нескольких сражений правители человечества неохотно признали, что Газгкулл обладает непривычно сильным для орочьих полководцев звериным коварством, но по-прежнему не воспринимали его в серьёз. Лишь немногие из встретившихся с ним людей начали осознавать размах амбиций Газгкулла прежде, чем увидели его в полной мере в Третьей войне за Армагеддон. Недооценить Газгкулла можно лишь раз, ведь его враги редко переживают встречу с великим ваиводой. И немногие выжившие рассказывают об ужасающей мощи неисчислимых армий, направляемых одним великим замыслом.

В отличие от большинства зеленокожих, Газгкулл проявил примечательную способность учиться на своих ошибках, с каждым боем становясь сильней и коварней. За годы он отточил свои тактики и разработал новые стратегии, основанные на наблюдениях из прошлых битв. Ещё сильнее его врагов тревожит то, что Газгкулл начал ставить эксперименты — испытывать новые идеи, чтобы лучше их использовать. Никто не знает наверняка, действительно ли ваивода слышит голоса Горка и Морка. Однако всем ясно, что коварный орк обладает какими-то предсказательными способностями, вновь и вновь оказываясь в нужном месте в нужное время.

Газгкулл показал себя опытным стратегом, величайшим из своего рода. Он обходил врагов, окружал их наступления и переступал через тщательно созданные ловушки, словно зная, где они ждут его. В ходе долгих кампаний Газгкулл показал себя и способным организатором, чьи продуманные боевые планы так же действенных, как и операции Астра Милитарум. Однако Газгкулла не назовёшь твердолобым педантом, скорее он новатор и хитрый оппортунист, всегда готовый перебросить войска, чтобы использовать вражеские слабости. И нет воинов более жестоких, упивающихся, сокрушая врагов, чем хрипло кричащие «Waaagh!» орки Газгкулла.

Как уже поняли на горьком опыте величайшие тактики Империума, Газгкулл им ровня, а возможно и сильнее. Но вставших на пути зелёной волны людей ждут и худшие новости. Орды Газгкулла растут и числом, и умением, и он собирает под своими знамёнами не просто безмозглых громил, готовых исполнять каждый его приказ, но и грозных ваивод, которые не склонились бы ни перед кем другим.

Уверенность в своём непревзойдённом превосходстве Газгкулл избежал типичной ошибки своих зеленокожих сородичей — попытки сделать всё самому. Пусть другие ваиводы ведут с фронта, возглавляя каждую атаку, и косятся на своих заместителей в бою с врагом, пусть они вздрагивают, когда их дела затмевает ярость подчинённых. Власть Газгкулла абсолютна, и поэтому у него нет нужды в таких предосторожностях. Вместо этого он разумно посылает своих воинов туда, где лучше всего пригодятся их способности, следуя своей старой поговорке «Не посылай шустрых психов на дело для толподреда».

Благодаря стратегическому мастерству, способности приспосабливаться и великой силе духа Газгкулл возглавляет величайшую орду зеленокожих за последние тысячелетия. Этот Waaagh! способен не просто разорить пару планет или растоптать системку-другую. Нет, зеленокожие намереваются захватить всю Галактику!

Восхождение к власти

На закате сорок первого тысячелетия имя Газгкулла со страхом шепчут, не осмеливаясь произнести вслух, на многих чуждых языках, ведь это имя стало синонимом ужаса для жителей Галактики. Но так было не всегда. Величайший из ваивод зеленокожих начал своё восхождение к злославию, будучи обычным орочьим воином, живущем где-то на окраине.

На самом краю сегментума Солар лежит ныне замёрзшая планета, некогда бывшая Урком, скудно заселённым зеленокожими миром. Её история забыта, похоронена неоднократными вторжениями, но когда-то эта планета называлась Уроклеас и была колонизирована исследовательским флотом, покинувшим Терру в Тёмную Эру Технологий. Она находилась в Зорнийской системе, и туда стекались потоки варпа, превращая её в идеальный транспортный узел. Человечество процветало на богатом минералами Уроклеасе, и за века колония наполнилась процветающими городами и загруженными космопортами. Несомненно, что именно свет и ресурсы привлекли орков.

Подобно тёмному приливу они захлестнули Уроклеас. Орки сравняли его с землёй, а затем вновь ушли на огромный мусорный флот и скрылись в варпе, ища новые жертвы. И, как и всегда, зеленокожие оставили на планете свои споры, которые однажды дадут плоды. Естественно, что благодаря приливам варпа странствующие меж звёзд существа находили обитаемую систему вновь и вновь. Между периодами запустения планета побывала аванпостом эльдар, домом скопления спинодорийцев и лабиринтом хрудов. Время от времени прорастали дремлющие орочьи споры, и стаи зеленокожих росли в тёмных уголках планеты.

И однажды во времена Великого крестового похода сюда вернулось человечество. Тёмные Ангелы, первые среди легионов, очистили планету от ксеносов и вернули её людям. Планета вновь была названа Уроклеасом. Более двух тысячелетий люди трудились в шахтах, строили города-ульи и работали в космопортах на двух лунах планеты. Случались и небольшие налёты чужаков, но ничего серьёзного не происходило до середины М32, когда на систему обрушился великий Waaagh! зеленокожих. То было величайшее из вторжений орков в истории Империума, пламя бесчисленных битв охватило все пять сегментумов. Вскоре Зорнийская система пала. Когда зеленокожие захватили Уроклеас, последние выжившие жители мира погрузились на огромный звёздный грузчик «Доминион» и бежали во внезапно забурливший варп…

Приливы варпа переменились, отчего путь в систему и из неё перестал быть лёгким. Так для орков начался период застоя. Более восьми тысячелетий Уроклеас, переименованный в Урк, был полем боя для соперничающих племён зеленокожих. Сначала они сражались за развалины городов, дрались за лучшую добычу. Битвы уменьшались в масштабах, уменьшались и груды награбленного, но войны продолжались тысячелетиями. Ни один ваивода не мог объединить больше горстки племён или кланов, и потому образом жизни стали равновесие и запустение. Маленькие банды зеленокожих сражались за всё убывающие груды металлолома и испорченных механизмов. В этом мрачном цикле бессмысленного насилия и родился Газгкулл.

Странный путь к величию

Возможно, что из-за причуды Империум Человечества невольно приложил руку к созданию самого грозного орка своей эпохи, а возможно и всех времён.

Спустя годы сражений с орками и наблюдения за их действиями в окраинных системах в Империуме осознали, что при нужных условиях даже маленькие кланы орков могут плодиться с пугающей скоростью. Возвышение сильного ваиводы может сплотить враждующие племена, что приведёт к массовому выбросу спор. И если орков наберётся достаточно много, то они станут маяком и для зеленокожих жителей ближайших планет, вовлекая их во всеобщую миграцию, растущую с пугающей скоростью. Так меньше чем за десятилетие орки могут превратиться из маленькой помехи в мировую угрозу.

Империум обнаружил, что если растущий Waaagh! обнаружить и обезвредить на раннем этапе, то сломить и рассеять орков будет легко. Поэтому и были созданы аванпосты в системах, где, как известно, плодились зеленокожие. В Зорнийской системе Тёмные Ангелы построили станции слежения, управляемые из командного санктума в пустынных горах Урка, откуда снимки и прочая информация передавались на ближайшие корабли ордена. Таким образом, Тёмные Ангелы могли следить как за зеленокожими, так и за живущими в системе дикими людьми, поскольку их всегда интересовали новые планеты, где можно рекрутировать проверенных в бою воинов. Иронично, что именно эта горная станция слежения и стала первым шагом и отправной точкой Газгкулла на пути к величию.

Едва вылупившийся Газгкулл был тогда обычным воякой банды Гоффов, участвовавшей в налёте на командный санктум космодесантников. Даже скрытая глубоко в скалах далёкого кряжа Урка станция не была в безопасности от вездесущих зеленокожих. Вечно ищущие металлолом орки обнаружили тайную базу и решили её разграбить, чем включили автоматические защитные системы. Во время первого приступа базы Газгкулл получил в голову болтерный снаряд — прямое попадание, расколовшее большую часть черепа и разорвавшее значительную долю мозга.

Возможно, что молодого и истекающего кровью Газгкулла так бы и бросили умирать, если бы не два обстоятельства. Во-первых, Газгкулл сам встал на ноги, а Гоффы всегда уважали крутость и жёсткость. А ещё они прекрасно знали, что особо поехавший лечила Смерточерепов платил за свежее мясо. В тот день падальщики не наелись Газгкуллом — свои же товарищи всей толпой повели его вперёд. Газгкулл ковылял, сам не зная куда, держа вытекающие мозги обеими руками, но братва привела его таки к аванпосту Смерточерепов на Ржавошпиле. Там собственная банда и продала будущего ваиводу безумному лечиле Гротснику за общую плату в три жуба и новое рубило.

Безумный лечила Гротсник

На своём родном Урке Гротсник был известен всем, и ещё как известен. Как и все лечилы, он просто обожал пачкать руки, однако он так любил опыты, что пациентов-добровольцев приходилось бы ждать годами. Поэтому безумный док охотно платил за несогласных или бессознательных пациентов. И пока он находил своим талантам применение, ваивода Гротсника, Дрегмек — правитель Смерточерепов региона — закрывал глаза на привычку Гротсника проводить операции на «парнях не из клана». Это было легче по двум причинам. Во-первых, многих пациентов Гротсника ждала лишь жуткая смерть, и потому его работа редко помогала другим кланам. А,во-вторых, что, возможно, было важнее, бионические глаза Дрегмека, установленные самим Гротсником, сбоили. Поэтому ваивода был слеп на один глаз и часто упускал из виду детали. И поэтому никто не следил за безумным лечилой, оперирующим какого-то там тяжелораненого молодого Гоффа. Через два полных взмахов скальпелей часа дело было сделано. После операции Газгкулл стал другим. Никто не знает, было ли это вызвано экспериментами Гротсника, случайным попаданием чужеродного объекта в череп или случайным совпадением, но безумный док охотно приписал заслуги себе, когда увидел величие нового ваиводы. И когда поползли слухи, что Газгкулл слышит божественные веления самих орочьих богов, к шатру Гротсника очередями потянулись богатейшие нобы, прося сделать себе «как у Траки».

Великие зелёные видения

Газгкулл вышел из беспамятства сразу после того, как безумный лечила завершил основную операцию. То, что он очнулся, удивило всех, ведь Гротсник заменил часть черепа и мозга Газгкулла бионикой, проводами и тканями сквигов, прижав всё приваренными адамиевыми пластинами. Но это был далеко не последний сюрприз.

Теперь Газгкулл видел всё яснее, чем когда бы то ни было. Дело было не в зрении и не в новом бионическом глазе, который, по правде сказать, всегда был малость расфокусированным. Скорее впервые за всю свою короткую жизнь Газгкулл пробудился с новым видением и понял, что его судьба — сплотить всех зеленокожих и повести их на величайший Waaagh! всех времён. Теперь он верил, что является посланником Горка и Морка, Великих Зелёных Богов орков, и был избран как живое воплощение их божественных желаний. И боги хотели, чтобы он повёл зеленокожих к величайшим битвам Галактики.

Первым пал под коваными сапогами Газгкулла Дрегмек, ваивода Смерточерепов. Газгкулл едва вышел из грязной палатки лечилы, потирая сверкающую адамантиевую лысину, когда показался ваивода. Шедший по улице между покосившимися лачугами, которые обычно и строят смерточерепа, Дрегмек потребовал ответа от Гоффа, спросив, какого хрена тот забыл в Ржавошпиле. Позади Дрегмека ржали сопровождавшие его нобы, предвкушая весёлую расправу. И Газгкулл пошёл вперёд, сжимая шишковатые кулаки и даже не глядя на сколоченное вместе тяжёлое комби-оружие, которым махал ваивода Смерточерепов.

Дрегмек, как раз этого и ожидавший от Гоффа, открыл огонь. Раскалились все стволы его навороченного оружия, воздух наполнился летящими пулями и ярким, ослепительным блеском почти шести дульных вспышек. Возможно, это был знак Горка, а может и Морка, божественное вмешательство, спасение пророка? Хотя взрывы и расцветали у его ног, а снаряды рассекали воздух на расстоянии волоска, Газгкулл шёл невредимым. Был слышен лязг упавших гильз, вой опустевших зарядчиков, отчаянные щелчки по курку, тяжёлые шаги железных сапог и наконец, скрип ржавой, рухнувшей железной челюсти Дрегмека. А затем Газгкулл начал бить и устроил такое избиение голыми руками, что главари племени заорали и заулюлюкали, невольно радуясь зрелищу. Сокрушительный удар новым бронированным лбом Газгкулла завершил дело со звучным грохотом.

Встав над изувеченным телом врага, Газгкулл объявил, что это — только начало. Он заорал, крича изумлённым наблюдателям, что он пророк Горка и Морка, и ревущим, бычьим голосом добавил, что если кто-то хочет развлечься и получить по мозгам, как только что получил Дрегмек — то пожалуйста, он только рад будет, и неважно, по одному или всем скопом!

После целого часа доброй драки — в которой сам Газгкулл, что примечательно, не получил ничего серьёзнее царапины — он стал законным правителем Ржавошпиля. Хотя это и было сложно заметить с такими огромными синяками под глазами и кружащимися от ударов головами, новым последователям казалось, что Газгкулл вырос на глазах.

Единый Урк

Сокрушив все племена, до каких он мог дотянуться из цитадели, Газгкулл начал собирать орду. Вдобавок к служившим Дрегмеку Смерточерепам теперь юному ваиводе служило несколько банд Гоффов. Истории о делах Газгкулла начали разноситься по выстроенным прямо на свалках деревням и наскоро сколоченным твердыням зеленокожих, и орки покидали свои племена, уходя к Ржавошпилю, желая стать частью чего-то большего, чем крошечные банды, дерущиеся за кучи старого мусора. Они хотели идти на войну во главе с новым ваиводой, который утверждал, что говорит с самими Горком и Морком, и ещё обещал, что однажды найдёт им хороший куш. Вскоре Ржавошпиль оказался так забит, что нельзя было плюнуть и попасть на землю, и поэтому Газгкулл отправился на запад.

И на расколотых равнинах Бальшой Пустоши Газгкулл столкнулся с первой проблемой. Он вошёл на территорию Плохих Лун, богатейших и самых завистливых из местных кланов. Возглавлял их ваивода Сназздакка, также известный как «Понтострел», и никто не мог тягаться с его стрелючей и бегучей бригадой жёлтых как огонь баивых фур. Когда Сназздакка увидел надвигающиеся орды Газгкулла, то приказал поднять тотемный столб и опустить шатры, и его племя отправилось в путь быстрее, чем пнутый карликопасом ленивый грот. В последовавших непрерывных стычках парни Понтострела осыпали ватаги Газгкулла снарядами, а затем уматывали прежде, чем получали сдачи.

Газгкулл уже показал всем свои превосходные способности к переговорам, пересилив, измолотив и растоптав всех, кто осмеливался бросить ему вызов. Но теперь ему предстояло помериться хитростью и тактикой. Однако и здесь многообещающий ваивода показал не только своё превосходство, но и подлинное ораторское мастерство, от которого служащие ему орки ликующе кричали, вздымая в воздух кулаки. За считанные дни Газгкулл приготовил ряд ответных мер, каждая из которых стала бы непреодолимым препятствием для Плохих Лун. Он и его парни разграбили склады снабжения, где накачивались топливом вагоны Сназздакки, а затем Газгкулл прикинул ветер и приказ поджечь часть бараков. Густой, едкий дым поплыл над расколотыми равнинами, что скрыло точные движения его бойцов и мешало Лунам бежать, не ввязываясь в схватку. Однако большего всего зеленокожих впечатлило то, что Газгкулл убедил самого шустрого орка на всём Урке присоединиться к нему, обогнав в гонке один на один. И все видевшие состязание согласились, что лишь мощь самих Горка и Морка могла позволить, ставшему действительно огромным, ваиводе Гоффов обогнать Виликого Шустроводу Шазфрага из Злых Солнц.

Планы Газгкулла работали вновь и вновь, истощая силы Сназздакки, пока его поражение не стало неизбежным. Затем, на глазах у пристыженного Понтострела Газгкулл приказал мехам Плохих Лун сколотить ему огромную силавую клишню из обломков собственных разбитых танков. Так покорились ему орки из клана Плохих Лун.

Орда Газгкулла стала такой огромной, что перед её яростным натиском не могла устоять ни одна банда, ни одно племя на всём Урке. Лишь самые глупые и тверолобые зеленокожие становились на пути мчащегося словно ураган величайшего чемпиона своего вида. Одним из таких упрямых дураков был ваивода Змеекусов Грудболг. У Газгкулла ушла долгая и кровавая неделя на то, чтобы усмирить клан, и чтобы завоевать верность Грудболга ему потребовалось дважды обезглавить покрытого шрамами старого монстра. Получив вызов на состязание по боданию от огромного чемпиона Гоффов, Уграка, Газгкулл набросился на него как сваебоечная машина и вбил соперника на целую ногу в землю, измолотив до потери сознания. Сопровождавшая Уграка ватага главарей была так ошеломлена поражением своего непобедимого вождя, что даже не заметила подходящего Газгкулла. Разъярённый пророк Горка и Морка разбросал главарей, вырубив и их. Когда же в головах Уграка и его нобов прояснилось, то они вполне сознательно поклялись в верности орде.

Битвы на истощение бушевали на поверхности Урка вот уже восемь тысячелетий, меньшие племена постоянно возвышались и падали, каждый раз расшибая лбы и врагам, и себе. За все эти годы ни один великий ваивода не рождался в бесконечном цикле, за всё это время никому не удавалось объединить племена. До сих пор…

Указующий перст судьбы

На порабощение всего Урка у Газгкулла ушло ещё шесть лет. Ставший крупнее любого когда-либо виденного на планете ваивода Газгкулл упивался своей силой. Вдохновлённые духом собирающегося Waaagh! и страстными речами Газгкулла о завоевании звёзд зеленокожие деловито обживали поверхность. К планете даже направлялись ветхие корабли, орки со всей Зорнийской системы летели к Урку, словно мотыльки, привлекаемые огнём общего дела. В первый раз за многие века мехи планеты работали вместе, строя то, о чём даже и мечтать не могли. Никогда ранее им не удавалось собрать вместе свои скудные ресурсы, но теперь все горы хлама были свалены в кучу. Безумные энергии растекались по округе, когда мехи сколачивали обширные баивые крепости, новое оружие и огромные машины разрушения. По всему Урку зеленокожие двигались с единым чувством предназначения, удивительного осознания своего долга, самой причины своего бытия… а затем само солнце задрожало.

Все зеленокожие взглянули на внезапно ставшее тусклым солнце, всегда освещавшее небо Урка. Все они содрогнулись, кроме Газгкулла. Суеверные орки бросили оружие и гаечные ключи и уставились на небо, широко открыв пасти, изумлённо глядели они на причуду. Вот солнце ярко вспыхнуло, сверкнуло, а затем его лучи опять потускнели.

Рокочущим голосом Газгкулл обратился к дрожащим зеленокожим, говоря, что это знамение от Горка и Морка. Оно означало, что пора покинуть Урк, что настало время для Галактики ощутить мощь растущего Waaagh! С каждым словом ваиводы вокруг него становился всё ярче луч зелёного света, освещая пророка Великих Зелёных Богов. Он велел своим последователям собирать всё оружие и боеприпасы, ведь через неделю они улетают. Поскольку у них не было на Урке летающих армад, и мехи только начали сбивать новые, некоторые зеленокожие задумались, а как они полетят-то? Однако одного сурового взгляда Газгкулла хватило, чтобы заткнуть им рты и внушить оркам если не уверенность, то, по крайней мере, страх неудобных вопросов. Рассвет следующего дня так и не наступил, но дело было вовсе не в странном поведении звезды Урка. Течения варпа вновь переменились, словно вернувшись в незапамятные времена. Бурля и петляя, приливы иного мира выбросили в мир реальный огромный космический скиталец, изрыгнули сплавленную громаду в Зорнийскую систему. И теперь этот скиталец дрейфовал на орбите Урка, закрывая свет мерцающего солнца.

Исход

С каждой вспышкой от измученного солнца Урка расходились радиационные бури, и потому Газгкулл подошёл к мехам и сказал им закрепить скиталец, используя сверхтяжёлые тягловые арудия. В дело пошла и часть доступных космических кораблей, снаряжённых гарпунными раккетами, которые были запущены, чтобы пришпилить исполинский скиталец к одной из двух лун Урка. На какое-то время космический скиталец был закреплён, но все понимали, что это ненадолго. По приказу Газгкулла все собравшиеся орки ломанулись на помощь мехам. Они работали без остановки, сколачивая как можно больше транспортных кораблей. Конечно, лишь сотню из них действительно можно было назвать кораблями, а остальные… штуковины были построены для полёта в один конец. Таких примитивных ракет были сотни, каждая была неуправляемой и забитой от пола до потолка во всех трюмах и щелях зеленокожими и их шмотом. Поднявшись на самый большой из сколоченных кораблей, Газгкулл возглавил великий исход для захвата космического скитальца. Вспыхнуло пламя, как от ракет, так и от несвоевременных взрывов и столкновений в небе, взлетевшие суда покинули планету.

Некоторые из кораблей врезались во внешние палубы космического скитальца и взорвались, пробив в корпусе зияющие бреши, другие проломили его, занеся парней в глубины трюмов. Самые надёжно сколоченные раккеты и суда смогли облететь космический скиталец и найти места для высадки или, что происходило чаще, влететь через огромные дыры, оставленные менее удачливыми парнями.

Обитель демонов

Впрочем, как это обычно и бывает, скиталец был обитаем. Сразу же после выброски на первую волну зеленокожих напали порождения варпа. Отжигателям, плавящим себе путь через переборки, пришлось резво переключиться с резки по металлу на защиту себя от целого потока демонов. Облака химического оранжевого огня встретили снопы колдовского голубого пламени, отжигатели нашли себе врагов по душе в скачущих розовых ужасах. Ещё до окончательной посадки кораблей шустрые психи спрыгивали с грузовых рамп и катили по подобным пещерам коридорам, паля из всех стволов. Хотя после выброски и смогло взлететь меньше половины орочьих кораблей, им приказали взлетать и отправляться на Урк, чтобы захватить побольше парней для боя.

Кровавая абордажная бойня

Битва за кишащий демонами космический скиталец была жестокой и проходила в постоянно изменяющейся обстановке. Никто не просил и не давал пощады, орки и демоны разрывали друг друга в узких коридорах и превращали целые грузовые палубы в скотобойни, где сшибались лицом к лицу целые армии. Вновь и вновь в бой бросались новые силы — свежие стаи демонов вырывались из глубин космического скитальца, а раккеты зеленокожих пробивали корпус, выбрасывая парней. Орки медленно теснили демоническое воинство, но на каждом перекрёстке их ждали засады, потери были велики.

Сам безумный лечила Гротсник возглавил захват посадочной палубы того, что должно быть когда-то было старым транспортом чилавеков. В кабинах стоявших внутри судов всё ещё лежали скелеты давно мёртвых экипажей. Немногие ещё способные летать аппараты были прихвачены орками для переброски войск. А тем временем Уроды Уграка — ватага вожаков Гоффов — прокладывали себе путь к астероиду, оказавшемуся в глубине космического скитальца. Там, в выжженных магмой туннелях, их ржавые силовые когти встретились с адскими клинками, и очистить дорогу удалось лишь благодаря комбижжоге самого Уграка. В обширных трюмах баивые вагоны сметали смертокатками любое сопротивление, но их поджидали душедробители — грозные машины-демоны, разрывающие металлическими когтями технику орков и их самих. А душедробителей выслеживали танкобои зеленокожих, карабкаясь по вентиляционным шахтам к подходящим для выстрела местам. Кружащиеся и изрыгающие дым раккеты взрывались, попадая в неестественных чудовищ, разрывая их на части, во все стороны летели пламя и ихор. А следом за наступающими парнями шли мехи, залатывающие пробоины, закрывающие шлюзы и приводящие в порядок разбитые боевые машины.

И эти бои тянулись неделями, за время которых с поверхности Урка на скиталец были переброшены миллиарды зеленокожих. Сам Газгкулл возглавил прорыв к центру космического бродяги. Там, в чёрном сердце слившихся и сбитых между собой кораблей, находился посланник забытых времён — огромный звёздный грузовоз «Доминион». Покинув Урк, тогда называвшийся Уркоеласом, бежавший от вторжения зеленокожих корабль затерялся в варпе, его напуганный человеческий груз и экипаж привлёк внимание обитавших там чудовищных существ. Теперь «Доминион» вернулся домой, но на месте его варп-двигателей теперь находился огромный разлом — зловещая дыра, из которой выплёскивались энергии Имматериума. Гоня перед собой демонические воинства, Газгкулл приказал всей своей орде стрелять по разлому в реальности. Но, к его ярости, от этого не было толку. Со звериным рёвом, истекая чистой зелёной энергией из перекованного черепа, Газгкулл лично бросился к бреши и ударил. В ещё большую ярость ваиводы привело то, что силавая клишня был столь же бессилен. И тогда, проревев оглушительный вызов, Газгкулл изо всех сил боднул головой разлом. Вспыхнуло зелёное пламя, раздался звучный хлопок, и, наконец, дыра сложилась в себя и исчезла. Неясно, было ли это вызвано силой удара или дремлющей психической энергией Газгкулла, но дело было сделано, с демонической угрозой было покончено… на время.

Космический скиталец, названный Газгкуллом «Мираубивцем», теперь был полностью во власти зеленокожих. И в миг, когда Урк захлестнули раскалённые облака газа, «Мираубивец» вернулся в варп, война за Галактику началась.

Вторая война за Армагеддон

Основная статья: Вторая война за Армагеддон

Защитники Армагеддона не были готовы к тому, что их ждет. Хоть Астра Милитарум и Силы Планетарной Обороны Армагеддона были хорошо оснащены, но они были совершенно не готовы к волнам зеленокожих, которые захлестнули их армии. Люди недооценивали стратегические способности своих врагов. Они и раньше сражались с орками, но эти зеленокожие были другими; это не было шаблонным нападением какого-то мелкого ваиводы — это был Waaagh! Газгкулла.

Хотя ни один из его субкомандиров не проявил явной смелости и хитрости своего повелителя, Газгкулл достаточно вдолбил в их черепа о тактике, чтобы некоторые из них следовали ей. Они легко сокрушили легионы Сил Планетарной Обороны, которые выдвинулись из городов-ульев планеты, чтобы сдержать зеленокожих. Сначала, орки начали атаку для закрепления противника на плоских пепельных пустошах, в то время как толпы мотоциклистов и отряды баивых фур ездили вокруг, чтобы окружить своих врагов, отрезая их линии снабжения. Затем зеленокожие затянули петлю. Они установили свои мех-пушки, чтобы бить паникующих защитников, оставшихся в постоянно уменьшающемся котле. Отчаянные попытки вырваться были встречены автоматными очередями. Безжалостно, орки косили все, что двигалось, хохоча над рядами людишек, которые шли на встречу смерти, кривляясь в последний раз на окровавленном пепле.

Когда равнины очистились, орки двинулись на города-ульи, где были удивлены. Ульи, построенные на вершине раскинувшейся пепельной пустыни возвышались выше гор. Это были великие фабричные города Империума, жизненно важные для его непрекращающихся военных действий. Это была промышленная мощь в таких масштабах, каких никогда не видели орки. Мехи с радостью смотрели на ульи, представляя себе, что они могли бы построить с такими колоссальными запасами материалов.

Падение улья Вулкан

Защита ульев Империумом оказалась более грозной. Численность Астра Милитарум была увеличена каждым доступным полком, наряду с наспех вооруженными гражданами. Длинные ряды траншей и редутов окружали каждый огромный комплекс стен. Газгкулл бросил один взгляд на улей Вулкан, прежде чем смело поклялся, что он упадет через два солнечных дня. Хотя его орды были достаточно многочисленны, чтобы сокрушить ворота, Газгкулл не хотел тратить свои силы впустую. Ему еще предстояло выпустить на волю весь ужас своих гаргантов, но он считал, что огромную огневую мощь следует приберечь на тот случай, когда это действительно потребуется. Вместо этого его план захвата огромного фабричного города отражал его хитрость. Все было просто, требовалось только безупречное исполнение и безупречная совместная работа — трудная задача для типичного лидера Waaagh!, но не для такого, как Газгкулл.

На внешние барьеры были нацелены молниеносные отряды баивых фур с бронированными клиньями. Первая волна несла тараны для пробития внешних стен, используя свои гусеницы, чтобы беспрепятственно проезжать по обломкам. Вторая группа атакующих следовала за дымящимися орочьими баивыми фургонами; это была мобильная пехота в основном из обычных гоффов, с толпами поджигателей среди них. Третья волна состояла из поджигателей, которым было приказано прорваться через бреши и смести любую оборону с помощью мощного пламени. Тракторные пушки открыли огонь по воротам, когда баивые фуры очистили последнюю траншею. Правильно рассчитанные, заполненные фургоны максимальной скорости ворвались внутрь, как только двери были сорваны с петель. Второстепенные планы включали штурмавиков и стомпы с крушила-шарами, открывающими бреши в стратегических позициях. Когда волны пехоты были наконец выпущены, они могли войти в Вулкан в любой момент.

План сработал почти слишком хорошо. Улей пал бы за один солнечный день, если бы не его яростное сопротивление. В узких пределах подземных ходов улья отчаявшиеся люди прибегали к всевозможным ловушкам и засадам. Несмотря на их героизм, сотни тысяч орков ворвались в улей Вулкан, и его население было перебито или порабощено. После того, как улей был захвачен, оставшиеся ульи Армагеддона Прайм вскоре последовали за ним. Колонны людей-беженцев тянулись за горизонт. Весь Армагеддон Прайм лежал под массивной металлической пятой Газгкулла. Бывшие мануфактории были преобразованы в мастерские орков. Захваченные люди работали до смерти, лишая свои собственные города всех ресурсов, которые мехи использовали для подпитки военной машины зеленокожих. Waaagh! двигался на юг к густонаселенному континенту Армагеддону Секундус.

Вечный враг

Будучи несколько мягкотелыми, для юдишек необычно получать уважение от орков, особенно зеленокожих во главе со стоическим и жаждущим битвы гоффом, таким как Газгкулл. Хотя к космодесантникам относятся с уважением за их боевые навыки не больше, чем к магистру Данте из Кровавых Ангелов, именно имперский комиссар вызывал наибольшее восхищение у орков. Это был бескомпромиссный воин, который так же охотно стрелял в своих собственных парней, как и в противника, если это было необходимо для победы. Комиссар Себастьян Яррик, несомненно, был занозой в боку у Газгкулла, поскольку зеленокожие считают, что именно он один помог защитникам улья Аид продержаться так долго.

Орки постепенно узнали от своих пленников, что защитники Аида стали бояться Яррика так же сильно, как они боялись ярости Газгкулла. Для орков это был тот тип лидера, которого они могли уважать. Тот факт, что он носил цвета Гоффов — черный с красной отделкой, еще больше повысил его уважение. Говорят, что из всех врагов Газгкулла Яррик был единственным, кого он когда-либо проклинал — воистину высокая похвала. Те орки, которые сталкивались лицом к лицу с печально известным «ваиводой юдишек», часто выражали разочарование. Яррик был всего лишь размером с человека, хотя это было несколько опущено, потому что он, носил орочью силавую клишню и злой глаз. Среди парней ходили слухи, что орки, узнавшие, с кем они столкнулись, всегда быстро умирали, стоя с разинутыми ртами, не веря в оскорбительную ничтожность Яррика, и поэтому оставались открытыми для смертельного удара. Коварные орки признали ценность этой тактики, даже если это был хитрый, подлый трюк Кровавых Топоров.

Начало настоящей битвы

Когда наступил сезон теней Армагеддона — циклическое время, когда вулканические горы планеты извергались, а бурные небеса были темно-красными. Для орков это был еще один признак надвигающейся победы. Чтобы добраться до Армагеддона Секундус, оркам пришлось пересечь полосу экваториальных джунглей, которые люди считали непроходимыми. Зловонное болото представляло собой болото из грязевых ям, которые могли за один раз погрузить в воду целые армии, и оно было заполнено свирепыми дикими зверями. Зеленокожие наслаждались этим, нападая на флору и фауну, в то время как мехи возводили понтонные мосты или проецировали силовые поля через болота. Благодаря своему напору и изобретательности орды орков продвигались вперед быстрее, чем передвигались имперские армии.

Пехота, бронетанковые колонны, топающие толпы и возвышающиеся гарганты пересекли грубые мосты и оказались на дальней стороне джунглей. И снова орки застали людей врасплох, прорвав их оборонительные позиции. Когда орки мчались через пепельные пустыни к городам-ульям, огромные имперские машины и танковые роты вышли в пустоши, чтобы встретить их. С этого момента сражения стали более ожесточенными, и потери орков начали расти. Первым было столкновение в выжженной пустыне, известной как Пустоши Смерти. Пока колоссальные боевые машины легиона титанов Железных Черепов сражались с гаргантами, массированные вражеские танки начали пробивать огромные дыры в ордах орков. Зеленокожие не дрогнули и, хоть и медленнее, но продолжали наступать на этот громоподобный шквал.

С лязгом продвигаясь вперед, эти закованные в железо танкисты шагали сквозь шквал снарядов. Сухопутная армада смертодредов, банок-убийц и неповоротливых морканавтов врезалась во вражеские бронетанковые соединения. Взрывы осветили равнины, когда силавые клешни вырывали турели. Жужжащие пилы тянулись к командам врагов, и крики выпотрошенных жертв были музыкой для ушей орков. Когда танки противника превратились в дымящиеся обломки, стомпы и смертодреды использовали свою огневую мощь, чтобы склонить чашу весов на равном поединке между гаргантами и титанами. От разрушенных имперских титанов поднимались высокие грибовидные облака, и ударные взрывы от их детонаций убивали многих орков, но когда ударные волны прекратились, зеленый прилив тек над огромными кратерами.

Начало 42-го тысячелетия

Во время одной из битв с Космическими Волками Газгкулл был обезглавлен волчьим лордом Рагнаром Черногривым. Его голова в конечном счёте была обнаружена гретчином, а его останки были доставлены лечиле Гротснику, который сумел вернуть ваиводу к жизни.

Галерея

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.