Warhammer 40000 Wiki
Advertisement
Warhammer 40000 Wiki
3316
страниц
«Клинок недоверия острее, нежели ненависти, ибо он убивает друзей так же охотно, как и врагов. Он разит братьев и режет тех, кто в здравом уме стал бы им лучшим союзником, с не меньшей лёгкостью, чем тех, кто самою природой был сделан их смертельными врагами. Это оружие настолько безжалостное, что те, кто им обладает, могут не бояться никого, кроме самих себя.»
– Книга Гидры


История

К 009.М31 Галактику вовсю разрывал ужас гражданской войны. Огонь, который был зажжён на Истваане, пожирал целые миры, воющая чума Гибельного шторма сметала любые попытки дальней связи, а путешествия в варпе на значительные расстояния в лучшем случае стали опасными и непредсказуемыми, а в худшем вовсе невозможными. Однако, невзирая на эти затруднения, интенсивность войны только возрастала — лоялисты и предатели атаковали и контратаковали друг друга, пытаясь вырвать решающую победу, хоть это не давало ничего, кроме безустанного усиления вихрей насилия и разрушения. Галактика горела.

Тем не менее, в этом распространяющемся по осям и весям конфликте не каждый мир выбрал сторону, либо же их принудили сделать это посредством рационализма или насилия. Многие планеты вследствие причуд галактической географии или отсутствия стратегической значимости не почувствовали на себе непосредственного конфликта, тогда как другие зашли столь далеко, что полностью отказались от участия в войне, решив объявить независимость или сохранить нейтралитет. Однако некоторые миры и владения попросту сделали слишком мало, чтобы доказать свою преданность или же непокорность какой-либо из сторон, и в этот последний лагерь попал могущественный изолированный мир-кузница Ксана.

Оццидентем Туле

Ксана была мощной и легендарной планетой с производственным уровнем Ультима II, что делало ее одним из самых мощных миров-кузниц в Империуме и неоспоримым лидером в своем галактическом регионе. В ее владения входил мир Ксана II, а также множество обитаемых спутников и экстенсивных мобильных субпроизводств в поясах обломков и турбулентной атмосфере макромагнитудного газового гиганта Ксана I, на орбите которого и вращался сам мир-кузница. Планета находилась на дальней границе западной оконечности галактического рукава, за что на звездных схемах Карты Империалис ее окрестили «Оццидентем Туле» — последний крупный порт на краю межгалактической бездны. Патрули глубинной разведки Имперского Флота, использовавшие Ксану в качестве самого удаленного аванпоста, называли ее не иначе как «Порт Костей» — отсылка неизвестного происхождения, вероятно, имевшая отношение к костяно-белым и серо-чёрным одеяниям правящих ею магосов.

Множество зловещих слухов ходило вокруг обстоятельств обнаружения Ксаны и ее вхождения в состав Империума во время одного из самых тёмных эпизодов ранней истории Великого крестового похода, а её повелители слыли крайне независимыми и в политическом плане обособленными от Марса. Свои привилегии Ксана получила главным образом благодаря большим производственным мощностям кузниц, что поставляли продовольствие и вооружение крестовому походу, а, сыграв во время переговоров на корыстолюбии эмиссаров Императора, миру-кузнице удалось выторговать себе место в Империуме, вместо того чтобы попасть под полную власть Марса. Пока кузни далёкой Ксаны исправно производили провиант и боеприпасы, на этом старались не заострять внимание.

Изоляция и отговорки

Когда грянула кровопролитная Ересь Хоруса, Ксана только усилила свою изоляцию, а правящий синод магосов, известный как Водианская Консистория, поначалу решил не поддерживать какую-либо из сторон, заявляя, по крайней мере, публично, что этот вопрос — «внутреннее дело вооруженных сил Великого крестового похода», к которому они не имели никакого отношения. Еще до начала Гибельного шторма караваны грузовых кораблей, направлявшиеся от Ксаны к портам и предателей, и лоялистов, стали ходить всё реже, пока не исчезли вовсе. Это происходило невзирая даже на поступающие доклады вольных торговцев, путешественников-хартистов и других странствующих агентов о том, что система оставалась относительно доступной через Эмпиреи, поскольку находилась далеко от яростных грозовых фронтов варпа, терзавших ядро Галактики. Повторяющиеся запросы, обвинения, требования и даже угрозы от Терры и Воителя наталкивались на одинаково холодный ответ с неизменными сожалениями и формальной учтивостью. Подобные извинения, которые доставил курьерский варп-зонд к кордону терранского охранного флота через два года после отправки в 006.М31 вместе с докладом о потере в шторме целого конвоя макроковчегов и флотской эскадры сопровождения из Ольмека почти в пределах досягаемости Ксаны, принесли мало утешения. Позже, благодаря захваченным журналам, лоялистам стало известно, что на следующий год и Воитель получил такие же сочувствия касаемо верного изменникам флота вольного торговца, который погиб в попытке достичь Ксаны при довольно схожих обстоятельствах.

++ Механикум Доминатус ++
++ Ксана II Омнис Потентия ++
++ Картографика Империалис ++

Определение:

Владения основной кузницы
Западная галактическая окраина
Сектор Вицидакс-Туле
Уровень десятины — Ультима II, ++

++ Патент неизвестен//
Аномальный:
Отс. Эра Раздора ++


++ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: ТРАЙТОРИС ПЕРДИТА ++

++ Для продолжения требуется уровень авторизации Алеф-Ноктис ++

Ксана-Тисифон: испытательная станция и исправительная колония Механикум, спутниковая орбита Ксаны II,
Местоположение искусственным образом перемещено с орбиты Ксаны V,
Обитаемость Неизвестна: ТРАЙТОРИС ПЕРДИТА

Ксана II: суверенные владения Механикум,
Мир-кузница уровня примарис I,
Размер мануфактурных мощностей класса Апекс,
Размер вооруженных сил класса Омега VII,
Население оценено в 2,7 миллиарда жителей: ТРАЙТОРИС ПЕРДИТА

Поверили ли обе фракции в объяснения причин потери флотов, остается спорным вопросом, но они стали укрепляться в подозрении, что Ксана решила занять в конфликте свою сторону, а не просто стоять в стороне и дожидаться победителя. Сборщики разведанных обеих группировок получили доказательства этому выбору в конце 008.М31, когда нападавшие, опытным путем опознанные как союзная Ксане тагмата, атаковали охваченный конфликтом добывающий мир Могила Гильдейцев на краю сектора Вицидакс. Они вытеснили блокировавшие мир корабли изменников, а затем уничтожили верных защитников-ополченцев и вывезли из планетарных хранилищ запасы редких металлов и оборудование для макродобычи, после чего отбыли восвояси, оставив после себя лишь руины.

Война всё шла, а победителя по-прежнему не было видно, поэтому обе стороны стали с возобновленным интересом поглядывать на воинственный и активный мир-кузницу Ксана. Отправленные к окраинам системы шпионы и корабли зонды обнаружили, что в каменистом поле обломков, опоясывавшем газовый гигант Ксану I, прятались десятки макротранспортов и грузовозов, а между ними и миром-кузницей Ксана II нескончаемым потоком текли транспорты и грузовые лихтеры. Из этого был сделан вывод, что за годы изоляции с начала войны кузни Ксаны не простаивали без дела, и, более того, стали накапливаться свидетельства тому, что в системе создали крупный хорошо охраняемый склад боеприпасов и военной техники, будто в подготовке к отправке заказчику, однако ради чего и кому, оставалось загадкой.

Получив эти новости и памятуя о судьбе Могилы Гильдейцев, Рогал Дорн, Преторианец Терры, отправил на Ксану коммюнике варп-курьерским судном, в котором открыто объявлял мир-кузницу Трайторис Пердита и выносил смертный приговор. В то же время посредники Сигиллита сделали Ксане тайное предложение с отзывом приговора взамен на абсолютную верность и незамедлительную передачу военной продукции собирающимся в сегментуме Солар лоялистам.

Однако Воитель собирался предложить лучшую и более выгодную сделку.

Парадокс Ксаны

«Здесь Смерть себе воздвигла трон, здесь город, призрачный, как сон, восстанет Ад, качая тьму, и весь поклонится ему.»
– Фрагмент неизвестного стихотворения, хранящийся в Лексис Драматурика приблизительно М2


Маяк на берегу ночи

«Ксана» — это слово рождало зловещие загадочные образы на краю неизвестности с самых ранних дней Великого крестового похода. Первые слухи о ней всплывали в докладах вольных торговцев и кораблей эксплораторов, отправленных к западным пределам Галактики в начале 800-х годов 31-го тысячелетия, однако те древние «мифы» были путанными, противоречивыми и преувеличенными. В одних историях упоминалась империя машин, что раскинулась на множество миров, тогда как в других речь шла об одиноком аванпосте — запретном царстве, где таились чудеса и кошмары Тёмной Эры Технологий. В некоторых версиях тех слухов утверждалось, будто ее правители — это лорды-киборги, вроде хозяев Марса, а в прочих они были жуткой кабалой тёмного сверхразума, лишенными плоти существами, что должны были быть давно мертвы. Однако, несмотря на несоответствия, все пересказы имели некоторые похожие моменты — во-первых то, что ее технологическая база была — или хотя бы когда-то была — человеческой, и что домом ей служила звёздная система у границы западного галактического предела, где и находился мир, снова и снова упоминавшийся под названием «Ксана».

Поиски правды, таившейся за мифом о Ксане, возбудили немалый интерес у планировщиков и стратегов ранних десятилетий крестового похода, и, не в последнюю очередь, как считается, фабрикатора-генарала Марса и даже Самого Императора. Для первого загадочные сведения явственно указывали на существование могущественного и независимого мира-кузницы, возможно основанного сбившимся с курса ковчегом Механикум, поскольку в хранилищах Марса не имелось никаких данных касательно экспедиций в этот пустынный и слабозаселённый регион космоса. Что же касается мотивов последнего, о них можно только догадываться, однако известно, что по срочному приказу Императора туда направили корабли-зонды. Может, это было частью большого плана Повелителя человечества по объединению самых удаленных владений людей, или же изоляции врага для дальнейшей его ликвидации. Возможно, он счёл Ксану потенциальным местом, где мог оказаться один из его потерянных сынов, но правду мы не узнаем никогда. Исследователи Эмпиреев и Экспедиционные флотилии десятки лет рыскали в поисках Ксаны, но либо не возвращались вовсе, либо приходили с пустыми руками и парой-тройкой свежих слухов и предположений. Долгое время тайна Ксаны оставалась нераскрытой, постоянно затмеваемой более важными конфликтами и знаковыми открытиями, что отвлекали от нее внимание Великого крестового похода.

Из-за превратностей войны и завоеваний истина о Ксане открылась только в 843.М31, когда поврежденный галеас вольного торговца Касилиды ДеАньясье, который заблудился после сражения с корсарами фра'алов, натолкнулся на тройку огромных военных кораблей-автоматонов на краю интергалактической пустоты. Хотя они могли захватить либо уничтожить ее судно без особых усилий, корабли вместо этого предложили помощь и передали приветственное сообщение с предложением дипломатического обмена между «суверенным кузничным владением Ксаны» и Империумом Человечества и его Императором. Корабли Ксаны четко дали понять о своих намерениях, отбуксировав галеас в родную звёздную систему, где его отремонтировали и переоснастили для отличительно быстрого обратного путешествия, а с самим вольным торговцем обходились со всей вежливостью и честью. Позднее она опишет те владения как «...маяк на берегу ночи» — полностью развитый мир-кузница, который в мощи не уступал самому Марсу, находившийся на орбите исполинского газового гиганта, что в свою очередь вращался вокруг одинокой звезды на границе бескрайней пустоты, где на сотни световых годов отсутствовали какие-либо созвездия либо соседи. Мир, если можно так выразиться, на краю бездны неизвестного.

Шаткий союз

Переговоры начались вскоре после возвращения вольного торговца, однако, невзирая на изначально дружественный тон, постепенно у многих в имперском лагере стали возникать подозрения. Первыми среди сомневающихся были эмиссары Марса. Для них Ксана казалась тревожным парадоксом — мир-кузница со знакомыми догматами Механикум и марсианским происхождением, которого здесь просто не могло существовать, и без каких-либо записей об основании. Более того, это был не какой-то малопроизводительный аванпост Машинного Культа, вроде недавно обнаруженного Калиббракса, и даже не основанное ковчегом владение, которое поддерживало неустойчивую связь с Марсом, как Люций. Из любого беглого ознакомления следовало, что Ксана — это крупный мир-кузница с огромными ресурсами и производственными мощностями, намного превосходящими его собственные нужды. Мир-кузница, корни происхождения которого тянулись глубоко, возможно даже на века, а обитатели с помощью своего мастерства притянули на орбиту меньшие планетарные тела после выработки планетарных шахт. Благодаря развитым технологиям и промышленности они основали множество полунезависимых кузниц-храмов, которые, в свою очередь, организовали для своей защиты могущественную тагмату, а ради обороны планеты накопили ресурсы и создали легион титанов, сравнимый по размерам с первой линией согласно классификации самого Империума, а также построили пустотный флот, способный странствовать по варпу. Посланники и аналитики Марса, принятые повелителями Ксаны с радушной, но отстраненной гостеприимностью, не видели в данных фактах никакого смысла. Далёкая Ксана была попросту слишком могущественной, слишком обустроенной и слишком гармоничной в своем соответствии доктринам Машинного Культа для планеты без известных связей с Марсом. Много чего тут не сходилось, и Ксана казалась парадоксом. Или, как лаконично выразился в своем рапорте один военный атташе из Двора Терры: «...Ксана — это дар, слишком совершенный, чтобы ему доверять; это либо наша величайшая удача в час войны, либо змея, которая только ждет, чтобы укусить нас. Разум мой надеется на первое, но душа предупреждает о втором».

Подозрения лишь усугубляла та расплывчатость, с которой ксаниты говорили о своем мире и его прошлом. Отсутствие и путанность сведений касательно собственной истории они списывали на давние войны и сильные солнечные бури, а могучие армии объясняли реакцией на прошлые атаки ксеносов. Для подтверждения их слов эмиссар фабрикатора-генерала потребовал полный доступ к планетарным архивам и инфопучкам кузниц-храмов, однако получил категоричный отказ — переговоры о вхождении в состав Империума шли полным ходом, и повелители Ксаны не соглашались ни на какие требования о преждевременной сдаче суверенитета. Они не хотели войны, но и отдаваться «в рабство» без борьбы не собирались.

К тому времени командующие крестового похода провели сложные расчеты и пришли к выводу, что силовой захват Ксаны отнял бы слишком много сил. Для подобного завоевания потребовался бы как минимум один полный легион космодесанта, а предпочтительно даже больше, включая поддержку нескольких легионов титанов и сотен тысяч ауксилиариев. Но полученная таким образом победа стала бы хрупким трофеем. Собрать войска, необходимые для выполнения такой задачи, в 846.М30 для Империума было проблематично, ибо над зашедшими в тупик переговорами нависла перспектива намного большей войны. Эта война станет первой волной того, что позже назовут Рангданскими ксеноцидами — величайшей и самой масштабной угрозой для Империума в первый век его существования, конфликтом, масштаб потерь в котором останется несравнимым до самой Ереси Хоруса.

Боевой автоматон типа «Тантар» НурØ-CI
Тагмата Скория, тактический артиллерийский завет
Рангданские экспедиционные войска


После своего непростого вхождения в состав растущих владений Императора, первой кампанией, в которой поучаствовали могучие армии Ксаны, стала апокалипсическая схватка, что позже войдёт в легенды как Рангданские ксеноциды. Боевой автоматон под шифром НурØ-CI, третий автоматон девятой манипулы на архаичном письме ксанитского анклава, был одной из немногих машин, что пережила войну и возвратилась в родные кузницы-храмы. Большая часть данных о тех битвах засекречена, но известно, что автоматон НурØ-CI принимал участие в тщательно спланированном геноциде ксеносов, с которыми столкнулись ксанитские войска на Рангде

Под зловещим влиянием этой куда более значительной опасности посланники Терры и повелители Ксаны достигли соглашения, но с подтекстом решительных действий в случае, если последние отвергнут щедрое предложение Империума. Согласно договору о Согласии, Ксана сохраняла суверенитет в составе Империума, и номинально находилась под контролем далёкого Марса, её деятельность и секреты оставались её личным делом до тех пор, пока она подчинялась ограничениям, наложенным Императором на технологическое развитие Марса. Кузни и храмы Ксаны обязывались снабжать Великий крестовый поход и служить портом для его кораблей, а Империум в свою очередь — поставлять планете ресурсы, свежую кровь и все необходимые чертежи. Договор был подписан и ратифицирован повелителями Ксаны и указом Императора, невзирая на опасения многих и едва прикрытое недовольство фабрикатора-генерала.

Несмотря на подозрения, Согласие и шаткий альянс принес свои плоды — титаны Ксаны, разделившиеся на два легиона, Легио Вултурум (известные как Кровавое Воронье) и Легио Киданос (известные как Смертный Крик), покинули мир вместе с ксанитской армадой кораблей и десятками когорт Кибернетики и окунулись в огни рангданской кампании. Фронт отчаянно нуждался в подкреплениях, и ксанитские войска обрушили свою неимоверную мощь на врагов в бесчисленных битвах вдоль границы Звёзд Гало. Под конец они стали блеклым подобием себя самих, но заслужили для родного мира-кузницы немало славы. Что важнее, оружие и снаряжение, которое текло из Ксаны прямиком на передовую охватившей весь сегментум войны, дало столь нужную передышку и свежие силы осажденным имперским солдатам, и в итоге помогло обратить неизбежное поражение сначала в ничью, а затем и в победу. Однако чтобы добиться этого триумфа, Ксану пришлось выжать досуха.

Хоть и ослабленная, Ксана вошла в позднюю эру Великого крестового похода всё ещё могущественным и независимым миром-кузницей. От прямого управления Марсом и Террой её спасало не только неукоснительное следование договору, по которому она вошла в состав Империума, но и большое удаление от сегментума Солар и слабый контроль. Крестовый поход двигался дальше, однако по-прежнему ходили слухи о тайных операциях, о сокрытых и запретных секретах, погребённых на Ксане, о ересях, которые нашептывали на бесчисленных полях битв служившие там техножрецы, об отстраненности и недоверии, что неуклонно росло между механикумами Ксаны и представителями других миров-кузниц. Но по сравнению со странностями и отвратительными ритуалами, которые открыто практиковались техножрецами вроде Реджака Сарумского или Крат'мау'кора Восского, это были мелочи, невидимые для не посвященных в культ Омниссии.

Потому, когда после Улланора к власти пришёл Воитель Хорус, Ксана оставалась далекой и почти легендарной силой в Империуме, который охватывал теперь всю Галактику, одиноким миром-кузницей на её безмолвном и слабозаселённом краю, чьи магосы держали совет лишь сами перед собою, и парадокс её так и не удалось разгадать.

Пернатый вестник

Первый посланник, которого Хорус отправил на Ксану после приговора Дорна, стал для всех полной неожиданностью. Верно рассудив, что открытый показ силы сейчас не даст ему ровным счётом ничего, а жрец с Марса будет на Ксане менее желанным гостем, чем даже один из его полководцев, Хорус решил послать жреца ложи с Давина. Облачённый в чудную оперённую одежду человек, идентифицированный агентами лоялистов как Унвакар Нун, предложил повелителям Ксаны нечто большее, чем угрозы и запугивание — от имени своего владыки он предложил им силу.

Как и в случае с Сарумом и Циклотратом, другими «отступническими» и не доверявшими Марсу мирами-кузницами, что Воитель заманил к себе обещаниями собственных небольших империй и свободе экспериментов, он предложил правящей Водианской Консистории Ксаны новый союзный договор, условия которого она нашла более привлекательными, чем старые. Согласно этому новому пакту Ксана обязывалась служить «новому Империуму» так же, как прежнему, но если в прошлом её выжимал досуха правитель, которого не заботила её сила и процветание, то под властью Хоруса Ксана воспрянет и получит достойное вознаграждение.

Канут в прошлое жалкие запреты технологических эдиктов Императора — преград для возвращения ужасов Старой Ночи — и канет в прошлое мёртвая рука догматов Машинного Культа, стоит Ксане лишь того захотеть, покуда она будет дальше поставлять оружие и технику предателям. Согласование деталей стало куда более сложным и запутанным процессом, но в целом им удалось достичь тайного уговора, хотя одновременно с этим под прикрытием ложной верности повелители Ксаны продолжали проводить в равной мере секретные переговоры с посланниками Малкадора о противоположном. Таким образом, до самого печального исхода, архимагосы Водианской Консистории пытались заигрывать с обеими сторонами сразу.

Точка возгорания

Под конец 009.М31 заключение сделки между Ксаной и посланниками Воителя находилось на финальных стадиях. И, в соответствии с древним обычаем, её следовало скрепить обменом дарами. Хотя передачей миллиардов тонн вооружения и техники Ксана докажет свою верность Хорусу, первые подарки Водианской Консистории будут уникальными и непревзойдёнными. Они будут достойными того, кто намеревался стать повелителем целой Галактики — Ксана подарит Хорусу мощь ординатусов.

«Улатор»

Понятие ординатусов охватывало самые могучие и таинственные передвижные орудийные платформы в арсенале Механикум. Это были несравненные сжигатели городов и сокрушители крепостей, вооруженные магналучевыми копьями, циклонными излучателями либо радиационными воспламенителями, и в целях мобильности установленные на громадные, хорошо экранированные гусеничные реакторные установки, что позволяло им передвигаться и выживать в самых адских сражениях. Каждая такая машина представляла собой венец смертельного искусства и древнего могущества. Как и титаны, чью огневую мощь они нередко превосходили, ординатусы разнились в размерах и силе. От воистину колоссальных, уникальных и невоспроизводимых реликвий Тёмной Эры Технологий, ординатус-примарис, вроде «Марса» и «Эндимиона», с легендарной даже по сравнению с богами-машинами Легио Титанкус мощью, до меньших, но всё равно больших и смертоносных субклассов ординатус-минорис. На пике Великого крестового похода минорисы могли производить лишь самые сильные миры-кузницы, да и то в ограниченном количестве. Именно такие дары предложила Ксана — целых три грандиозных ординатуса модели «Улатор», полностью готовых к битве и оснащенных разрушительным звуковым орудием-уничтожителем. То были убийцы титанов, истребители армий, обладавшие достаточной мощью, чтобы одним ударом изменить ход битвы, а по силе далеко превосходившие сверхтяжёлые танки и затмевавшие даже осадные орудия с Диамата, которые ранее заполучили Железные Воины.

Эти ординатусы, получившие названия «Митра», «Непута» и «Ашура» в честь давно мёртвых терранских божеств, были впервые продемонстрированы эмиссару Воителя на полигоне мира-кузницы, который находился на Ксана-Тисифоне, чтобы затем их церемониальная передача стала актом символического закрепления верности Ксаны перед Хорусом. Могучие орудия доставят прямиком Хорусу, чтобы он лично распоряжался ими так, как сочтёт нужным. Впрочем, этот дар был не только грозным оружием, но и шпилькой в бок предателя-механикума фабрикатора-генерала Кельбор Хала, мнившего себя не последним человеком при дворе Хоруса, но никогда раньше не дарившего ему ничего подобного, сохраняя ординатусы, которыми обладал он и его сатрапы, под личным неукоснительным контролем. Возможно, таким действием повелители Ксаны намеревались создать канву для того, чтобы представить себя соперниками Марса на стороне предателей, а не просто подчиненной силой механикумов.

Эмиссар некоронованного короля

Дланью Воителя в заключении альянса с Ксаной был не только жрец с Давина, но также один из его собственных военачальников, один из его сынов. Этим человеком стал Раксал Кораддон — вождь Налётчиков, возвышенный до звания капитана за кровавые деяния во время зачистки рядов Сынов Хоруса от лоялистов на пепельных руинах Истваана III.

За годы войны после Истваана III Коррадон обрёл грозную репутацию, сначала во время Резни в Зоне Высадки, а позднее в ходе командования десятком боевых операций по приведению к Тёмному Согласию в северных пределах сегментума Обскурус. Слава безжалостного и высокомерного Кораддона летела впереди него, как и то, что ему благоволил сам Хорус, поэтому его назначение на роль эмиссара Воителя в таком вопросе стало хоть и уважаемым, но угрожающим выбором. Корабль, доставивший его в систему Ксаны, был точно такой же демонстрацией силы — гранд-крейсер «Цикатрис Тираннис» типа «Герион», который предатели отняли в качестве трофея во время сражения за Порт-Пасть; его некогда чёрно-белый корпус теперь был опален и испещрен следами пламени от бессчетных пустотных битв после своего грехопадения. Вместе с «Цикатрис» прибыла эскадра сопровождения из восьми фрегатов различных типов и четырёх плавбаз типа «Исос». Остальные суда были вооруженными и способными на варп-перемещения небольшими транспортниками, спроектированными для доставки важных грузов военным кораблям на передовой, однако теперь в их трюмах находилось нечто куда более странное и жуткое — дар Воителя повелителям Ксаны. Корабли везли сотни опечатанных и бронированных грузовых капсул, внутри которых покоились останки с Истваана, Момеда, Аутосарата, а также других неведомых полей сражений, где Сыны Хоруса бились со своими братьями Легионес Астартес и вышли победителями. Подарком от Воителя Ксане стало наследие покойников.

В тех контейнерах хранились мертвецы из легионов, с которыми воевали Сыны Хоруса, а с ними обломки танков и разбитые машины войны, сломанное оружие и разодранная броня — останки погибших лоялистов из дюжины легионов. Это было настоящее пиршество технологий и генетического мастерства, не просто мусор с поля битвы, а важное хранилище познаний и технозагадок для тех, кто был способен расшифровать их тайны, и тех, кого не волновали предписания Марса и запреты Императора на их изучение.

Незваные гости

После того как «Цикатрис Тираннис» со своими кораблями сопровождения вышел на орбиту газового гиганта Ксана I для финального подлета к самому миру-кузнице, по ауспик-сети внешней планетарной системы вдруг заревели предупредительные сигналы и сирены. Реальное пространство в угрожающей близости от гравитационной тени внутренней сферы звёздной системы разорвалось, и из варпа появились тёмные силуэты десятков военных кораблей. Аугеры отслеживания и пустотные когитаторы не ведающих сна оборонительных машин-разумов Ксаны просканировали чужаков, мгновенно проанализировали состав флота и пришли к абсолютному выводу об его опасности, после чего перешли в режим бодрствования. Им удалось опознать не менее 5 кораблей капитального типа, имперских по происхождению и лоялистских по принадлежности, даже не пытавшихся как-либо скрыть истину. В их главе двигался корабль, незамедлительно идентифицированный как «Амфион», — одна из могучих «Глориан», которые нередко становились флагманами Легионес Астартес; он был абсолютным орудием пустотной огневой мощи, и являлся ключевым звеном самого Соларного флота. Следом за капитальными кораблями прибыла масса меньших эскортных судов и десяток транспортов, которые холодные интеллекты машинных духов по аномально сильному излучению безошибочно опознали как брандеры — корабли-самоубийцы, груженные боеголовками и взрывчаткой для причинения катастрофических повреждений своим целям. Машинные духи связались с магосами, и те с ошеломительной скоростью, недоступной для человеческого восприятия, проанализировали, проверили и снова проанализировали данные, сделали и перепроверили выводы, после чего повторно направили их уже в виде директивы. К ним прибыли палачи Дорна либо, по крайней мере, их часть; строй и состав могучего флота свидетельствовали скорее о разведке боем, чем о полномасштабном вторжении, а целью были груженые макротранспорты, ожидавшие в кольцах Ксаны I.

Терра решила, что раз она не сможет забрать сокровища кузниц Ксаны себе, то ими не завладеет никто, и рассчитала, что риск выведения нескольких мощных тяжёлых кораблей из обороны Терры оправдывал цели миссии уничтожения.

Защитники Ксаны с безупречной слаженностью встали на пути у агрессоров – из насыщенных паром глубин Ксаны I выплыли эскадры разумных машин-ликвидаторов размером с фрегат и поднялись многие десятки автономных орудийных платформ. Они синхронно открыли яростный огонь, и сотни противокорабельных торпед понеслись вперёд на пылающих плазменных двигателях. Находившиеся на заранее определенных позициях межзвёздные военные корабли Ксаны, в основном боевые ковчеги и штурмовые грузовозы, куда крупнее местных оборонительных судов, ожили и на полной скорости устремились наперехват ударной группировке лоялистов. Однако, невзирая на отвагу и опытность навигаторов, что вывели группировку в реальный космос в считанных часах, а не днях, от своей цели, флот Ксаны всё равно успел преградить ей путь до того как она достигла цели, или, по крайней мере, сомкнуть вокруг захватчиков смертельную ловушку. После того как в считанные секунды была проверена правильность вычислений, а тактические проекции прогнаны тысячи раз, из Ксаны II с ревом вырвалась вторая волна снарядов, а из стальных скорлуп, похожих на полые луны, вылупились предназначенные для пустотных боев часовые сервиторы — механические кракены размером с ударный крейсер. Подобно кровяным тельцам, которые стекаются к вторгшемуся в организм вирусу, военные машины Ксаны начали стягиваться для отражения неожиданного нападения.

Ложная война

Вести о нападении на систему Ксаны неизбежно достигли Сынов Хоруса, чьи корабли и сами засекли выход из варпа имперских сил и стали свидетелями апокалипсической реакции Ксаны. Кораддон потребовал ответов, на что последовали многословные извинения за вызванную тревогу, и заверения, что вопрос уладят в кратчайшие сроки без риска для делегации Воителя, и им не придется вносить изменения в запланированный обмен дарами и демонстрацию ординатусов. И демонстрация, и грянувший пустотный бой стали для Ксаны хоть и совершенно неожиданным, но необходимым проявлением силы перед будущими союзниками. Водианская Консистория не ударит в грязь лицом перед Хорусом.

Поэтому, невзирая на то, что далеко в пустоте военные корабли и торпеды лоялистов и механикумов неслись друг к другу на невообразимой скорости, создание официального альянса Ксаны с предателями шло согласно расписанию со всеми положенными церемониями. По предварительному соглашению груз от Воителя спустили с орбиты, несмотря даже на стрельбу планетарных батарей-перехватчиков, посылавших в ночь ракеты на столбах огня. Дар доставили в перерывах между залпами, и пометили для отправки в порты нескольких главных кузниц-храмов Ксаны: Тефры, Эскориала и Сетны, без сомнения, чтобы предотвратить разногласия в Консистории насчёт дележки трофеев между архимагосами. Открыть контейнеры можно было лишь кодовым ключом, который передадут после заключения официального соглашения.

Тем временем флагман Сынов Хоруса, «Цикатрис Тираннис», получил разрешение выйти на близкую орбиту Ксаны-Тисифон, чтобы укрыться от огня мира-кузницы. Затем несколько звеньев полностью вооруженных «Громовых Птиц» и штурмовых посадочных кораблей доставили Кораддона, Унвакара Нуна и целую роту почётной стражи Сынов Хоруса на планету в качестве знака силы, и, возможно, недовольства, что не смогло утаиться от ожидавшей делегации механикумов. Отряд Кораддона встретили на краю полигона — большого искусственного поля боя возле полукилометровых стен тюрьмы-кузни Тисифон-Шаол. Делегация состояла из архимагоса-прокуратора Гилима Райджана, арбитра-прима правящей Ксаной Водианской Консистории, а также его личного завета магосов, сервиторов-охранников и лексмехаников.

Об этих событиях сохранились только фрагментарные и неподтвержденные записи, и в них описывается холодная напряженная встреча между едва скрывающим презрение командиром Сынов Хоруса и отстраненно вежливым архимагосом Ксаны, где странному и зловещему давинскому жрецу была отведена роль посредника. О бушующем в космосе сражении никто не обмолвился ни словом, и, покончив с дипломатическими протоколами и приветствиями, стороны прояснили суть запланированной демонстрации.

Эмиссарам Воителя представят своего рода ложную войну, хотя разрушения в ней будут вполне реальными. На многокилометровый полигон выпустят тысячи вооруженных рабов и человеческого скота — недолюдей, слуг кузниц и адсекуларисов, а также захваченных в рейдах пленников, главным образом солдат-лоялистов. Этот полк проклятых, управляемых через дистанционные разрывные ошейники и понукаемых при необходимости дозами автоматически впрыскиваемых наркотиков, имел самое разное оружие, от винтовок и до тяжёлых танков имперских моделей. Им поставили простое, но невыполнимое задание — выжить.

За вот-вот готовой начаться кровавой игрой посланники Воителя и архимагос Райджан будут следить из бронированного наблюдательного купола большого «Лендкраулера» механикумов в сопровождении пары транспортов «Мастодонт» Сынов Хоруса, недосягаемые за пустотными щитами, но в самой гуще задуманной битвы. Им предстояло увидеть настоящий спектакль разрушения — срежисированную бойню. Чёрные сводчатые ворота тюрьмы-кузни отворились, и оттуда выехали три полностью вооружённых и готовых к бою ординатуса — «Митра», «Непута» и «Ашура», на борту каждого из которых находился круг технодесантников Сынов Хоруса, чтобы воочию увидеть их за работой.

По закодированному сигналу, который сулил немедленную смерть при неподчинении, первая волна порабощённых солдат пошла в атаку. Сначала сотни, а затем тысячи пехотинцев хлынули по разбитой, усеянной воронками земле. Наступающие эшелоном ординатусы разъехались и развернулись; каждую исполинскую машину войны незаметно прикрывали группы автоматонов на случай, если кто-то поставит их могучую атаку под угрозу.

Когда пехота, подобно рою насекомых, потекла вперед и принялась окружать рокочущих металлических зверей, большие барочные пушки «Улаторов» начали потрескивать и светиться от нарастающих энергий невообразимой мощи, пока из стволов и катушек, словно гневные призраки, не вырвались сполохи молний и мерцающие разряды искажённого воздуха. Отчаявшиеся заключённые открыли огонь из первого оружия, однако тяжёлые стабберные снаряды и ракеты только отскакивали от всеохватывающих защитных силовых полей ординатусов, а затем, наконец, заговорили звуковые уничтожители «Улаторов». Краткая, усиливающаяся вспышка. Всепоглощающая и ревущая тишина затем поглотила все звуки, поверхность самой планеты задрожала, подобно ярящемуся морю, и в этот миг угасли тысячи жизней. Тела, разодранные в красные лохмотья всеразрушающими волнами звуковой энергии, разлетелись по полю битвы, будто от урагана, а там, где прошли удары, землю пропахали огромные траншеи. У этих борозд пошатывались на сломанных конечностях десятки окровавленных людей с перегруженными органами чувств и расколотыми разумами. Те, кому посчастливилось оказаться вдалеке, после увиденной судьбы своих товарищей либо бросились наутёк, если ещё могли, либо просто рухнули от шока.

Ординатусы и следовавшая за ними наблюдательная колонна продолжали ехать дальше, к конечной цели — разрушенному городу в десяти километрах от них, который в прошлом много раз отстраивался и перестраивался после применения экспериментального оружия Ксаны. Последовал очередной сигнал, и в битву приказали идти новой волне, на этот раз смешанной группе мотопехоты и бронемашин поддержки. Атака была ещё более отчаянной, буря, взорвавшаяся на щитах ординатусов, ещё более яростной, однако исход оказался тем же: армия была стёрта с лица земли, будто рукою карающего бога. Сигнал давался снова и снова, и кровавая игра в войну продолжалась: сначала только бронетехника, затем прыжковые войска, затем боевые сервиторы, а затем и колонна сверхтяжёлых танков, чтобы испытать оборону могучих «Улаторов» до предела. Убийство продолжалось часами.

Тень ангельского крыла

Пока три дара показывали свою убийственную силу на Ксана-Тисифоне, в пустоте встретились противоборствующие флоты. Они спустили невообразимые энергии разрушения — лэнс-излучатели прочертили в космосе полосы губительного света, волны торпед схлестнулись с ревущими снарядами контрбатарейного огня, и, будто умирающие звёзды в небесах, расцвели ядерные взрывы. Корабли Империума построились в конический клин, чтобы защитить смертоносные брандеры, пока между ними безумно носились фрегаты и эсминцы, перехватывая торпеды и сервиторов-истребителей, которым удалось прорваться сквозь титанические залпы «Амфиона» и его собратьев, и некоторые из них ради выполнения этой кровавой работы жертвовали жизнями, подставляя хрупкие корпуса яростному пламени. Железный кулак Ксаны медленно сжимался вокруг флота лоялистов, и хотя десятки истребителей Механикум сгинули, разорванные на куски макропушками и плазменными канонадами лоялистов, а многие из военных ковчегов разрезало напополам от носа до кормы колоссальными гигалэнсами «Амфиона», атакующий флот стал терять скорость и численность. Сначала противник превратил один из кораблей лоялистов, «Ярость Декуинна», в полыхающие обломки, а следом за ним и второй, почитаемый «Скипетр Ио», потерял управление и ушёл в штопор, и звери из стали вгрызлись в его корпус подобно голодным гулям. Заветы таллаксов и боевые автоматоны «Кастеллакс», словно яд, впрыскивались в вены кораблей, заставляя находившихся на борту бойцов Солярной Ауксилии отчаянно, но тщетно, сражаться за свои жизни. Оборонительный щит лоялистов пробили, экран из эскортов разгромили, и вот уже брандеры ярко запылали в смертельных судорогах. Медленно, и большой ценой, ксанитские Механикум начали брать верх, и флот лоялистов так бы и не вышел на дистанцию для удара по судам с сокровищами, спрятанным в поясе обломков.

Наконец, орудийные платформы в туманной стратосфере Ксаны II и наземные бункеры израсходовали весь боезапас и замолчали. Теперь в далекой пустоте исход противостояния решится в жестоком ближнем бою, где они более участия принимать не будут. Станция «Мортис XI», располагавшаяся в сердце оборонительной сети среди пояса обломков, начала отключать системы для перехода в защитный режим, и хор техножрецов, кибернетически подключённых к кольцу управления, направил джин-взор на десятки подконтрольных орудийных платформ, получая доклады о статусе и корректируя позиционные отклонения, вызванные уменьшением массы. Внезапно авгуры завопили о новом вражеском контакте — военном корабле на невозможно близком расстоянии, не в пустоте космоса, а прямо под ними, в самой атмосфере Ксаны I. Станция «Мортис XI» разлетелась ливнем дробящихся обломков, взорванная залпом вихревых ракет. Из сумрака выскользнул чёрный как смоль, длинный и изогнутый, будто клинок, корабль, практически гладкую поверхность которого не украшали никакие знаки, кроме единственного багрового символа на низко посаженном носу — крылатого меча.

Чёрный корабль лениво развернулся к десяткам огромных транспортов и грузовозов, и открыл огонь. Оборонительная сеть в поясе обломков Ксаны I оказалась совершенно беспомощной против этого волка в стаде. Огонь вторичных плазменных орудий и защитных лазерных батарей даже не замедлил корабль. Холодные разумы, правившие кузнями-храмами Ксаны II, сразу опознали корабль, ибо вместе с этой уникальной машиной смерти их войска бились многие десятилетия назад во время Рангданских войн. Это был не просто ударный крейсер Легионес Астартес, а самая настоящая реликвия времен Старой Ночи, корабль, поднятый из вечной мерзлоты Ганимеда самим Императором. Он назывался «Тёмный Суверен», и принадлежал он I легиону, Тёмным Ангелам.

Гнев преданных

Новость о клинке во тьме стала таким шоком, что прервала даже изощренную бойню-демонстрацию ординатусов на Ксана-Тисифоне. Взрывы макроснарядов в умирающих среди пояса обломков газового гиганта Ксана I транспортах были достаточно мощными, чтобы их увидели с поверхности. Трофеи Воителя погибали в огне, а пустотные корабли Ксаны находились слишком далеко и никак не могли этому помешать.

На наблюдательной палубе громадного краулера механикумов архимагос-прокуратор Гилим Райджан повернулся к Унвакару Нуну, возможно, чтобы предоставить объяснения или приказать военному кораблю Сынов Хоруса атаковать судно Тёмных Ангелов, но вместо этого увидел, как лицо Нуна плавится перед ним, будто воск. Рука эмиссара взметнулась, слишком быстро для усиленных рефлексов архимагоса, и в него вонзился позолоченный шип. Ревущая электрошоковая волна хлынула в энергетические системы Райджана и обрушила его личный щит. Архимагос отшатнулся от нападавшего, и его сервиторы-стражи сразу же бросились к размывающемуся, смещающемуся, стремительному как тень ассасину, однако позади себя он внезапно обнаружил бронированную фигуру Кораддона. Полководец в патиновых доспехах потянулся к упавшему архимагосу силовым кулаком и без лишних слов оторвал ему голову в брызгах искр и чёрной жидкости, после чего раздавил ботинком дергающееся металлическое тело.

Час казни

Повелителей Ксаны ввели в заблуждение, и благодаря этому обману кровавый замысел лоялистов принёс свои плоды. Спустя три часа после обмена первыми залпами в бою против рейдерского флота по главе с «Амфионом», в схватку оказались втянуты все силы пустотной обороны Механикум, Ксана II израсходовала свои дальнобойные снаряды, а её военные корабли увязли в сражении с боевой группировкой Терры. Ксанитский флот находился теперь слишком далеко, чтобы защитить родной мир-кузницу или, что ещё важнее, огромный флот снабжения, что ждал в поясе обломков Ксаны I, когда новая сторона конфликта, смертоносный «Тёмный Суверен», начал собственную опустошительную атаку из атмосферы газового гиганта.

Эндрид Хаар (портрет времён Великого крестового похода)

Среди царящего хаоса внезапная стычка на Ксана-Тисифоне осталась почти незамеченной, и когда раскрылась очередная ложь, оказалось, что Сыны Хоруса и посланники Воителя вовсе не те, за кого себя выдают. Они были Легионес Астартес, но не избранниками Малкадора, позже названными Странствующими Рыцарями, а ожесточившимися изгнанниками из предавших легионов, за что многие из них поплатились в боях с теми, кого ранее называли братьями. Ими командовал Эндрид Хаар, в прошлом Пожиратель Миров, надевший личину полководца Сынов Хоруса Кораддона, которого, скорее всего, он сам ранее и убил. Он со своими людьми бросился в неожиданную атаку и захватил все три ординатуса-минориса, что предназначались в дар Воителю, а затем безжалостно обратил их ужасающую мощь против создателей.

Первым делом тяжёлые танки «Мастодонт» в цветах Сынов Хоруса, которые служили почётной гвардией Кораддона, расстреляли и задавили сопровождавших их сторожевых автоматонов, после чего звуковые уничтожители ординатусов разнесли ближайшую технику и машины поддержки ксанитов. Анархия лишь усугубилась, когда технодесантники-лоялисты подключились к останкам архимагоса Гилима Райджана и взломали локальную командную прядь джина, чтобы активировать удаленное снятие ошейников с тысяч остававшихся рабов, которых использовали для демонстрации мощи ординатусов. Вооруженные узники кинулись врассыпную, сея еще больше беспорядков и насилия.

Отчаянная попытка захватить драгоценные ординатусы была лишь началом операции на Ксана-Тисифоне. Военный корабль, доставивший предполагаемую делегацию предателей на Ксану, «Цикатрис Тираннис», вышел на орбиту Ксаны-Тисифона и укрылся в тени луны от возможного возмездия с Ксаны II, игнорируя запросы об атаке «Тёмного Суверена» и помощи в обороне против лоялистов. Затем «Цикатрис Тираннис» принялся высаживать ждавшую на его борту роту – «Громовые Птицы» и «Громовые Ястребы» устремились к Ксане-Тисифону, когда ординатусы обратили свою мощь против циклопических ворот в тюрьму-кузню Тисифон-Шаол и разбили их вдребезги.

Домыслы и предположения

Большинство данных об инциденте, который известен как вторжение на Ксану, представляют собой досье, собранное из разнообразных и неполных вторичных источников. Они включают в себя архивы памяти «Амфиона», изъятые из его остова после сражения за Тритон, инфопучки ксанитского изгоя-мудреца Мордифии Турул, и апокрифическое приложение к «Слезам Горгона» – аллегорический и ныне запрещенный трактат, имеющий отношение к ордену [отредактировано] 3-го Основания. Основной файл-источник операции, скрепленный печатью Отдела Сигиллита и Дивизо Сикарии, сгинул при опустошительной осаде Терры. Впрочем, доподлинно известно, что во времена войн Ереси сведения об операции по приказу Сигиллита хранились в тайне даже от имперского верховного командования. Есть веские доказательства тому, что секретные имперские агенты каким-то образом обнаружили, перехватили и заменили настоящего посланника предателей, и очень вероятно, что человек, скрывавшийся за личиной Раксала Кораддона, это на самом деле Эндрид Хаар, верный изгнанник не Сынов Хоруса, но Пожирателей Миров. Тем не менее, о происхождении, по меньшей мере, 1 000 сопровождавших его Легионес Астартес, остается лишь догадываться.

Мы пришли к заключению, что отряд, для которого данное мероприятие даже в случае успеха было суицидальной миссией почти без шансов на эвакуацию либо спасение, состоял из ветеранов Легионес Астартес, как и Эндрид Хаар, оставшихся верными, невзирая на измену родных легионов. Этой отчаянной и обреченной группе не было что терять (хотя это спорный вопрос), и она надеялась лишь обрести искупление в смерти. То, как именно выжил Эндрид Хаар, а он выжил, поскольку имеются записи об его участии в Солнечной войне, остается загадкой. Не меньше вопросов вызывает также глубина вовлеченности в события Тёмных Ангелов, но, вероятно, наиболее темный и тревожный секрет, касавшийся вторжения на Ксану, — это ужас, что начался на Ксане II после гибели архимагоса и нападения «Темного Суверена».

Ярость «Темного Суверена»

В поясе обломков вокруг Ксаны I разбушевалась жестокая буря. Один за другим громадные грузовые корабли флота снабжения, доверху заполненные боеприпасами и взрывчаткой, гибли под обстрелом корабля Тёмных Ангелов либо воспламенялись и извергали содержимое трюмов в космос. Макротранспорты, некоторые длиной в десятки километров и совершенно не предназначавшиеся для войны, ничем не могли ответить такому смертоносному кораблю, как «Тёмный Суверен», а из-за неуклюжести любые их попытки сбежать были бы обречены на провал, даже если бы корабль-хищник не подловил их на рейде. Палящий из всех стволов «Тёмный Суверен» проложил путь сквозь выстроившиеся широкой дугой корабли снабжения, пока не добрался до сердца флота, где стояли в оборонительном тороидальном строю наиболее ценные суда — меднобокие барки Механикум и дромоны со стазисными хранилищами. По сравнению с незащищенными корпусами макрогрузовозов эти транспорты имели зубы, и когда «Тёмный Суверен», будто кинжал из темноты, вонзился в их ряды, батареи барков открыли по нему слаженный огонь, исполосовав пустоту горящими потоками раскаленной плазмы и золотыми лучами когерентной энергии.

Щиты «Тёмного Суверена» замерцали под ураганным обстрелом, окружая похожий на клинок корабль короной света, однако он продолжал двигаться вперёд, ибо крейсер I легиона был ветераном столетий кошмарных войн среди тёмных звезд. Вместо того чтобы подойти в упор и дать бортовые залпы, как это диктовали флотские доктрины, и, без сомнения, предсказывали логис-когитаторы Механикум, «Тёмный Суверен» нырнул вглубь защитного строя, его орудия внезапно умолкли, а вся доступная энергия была перенаправлены на щиты, чтобы выдержать шквальный ответный огонь. Он прошёл от первой жертвы в считанных сотнях метров, а затем запустил в корпус ксанитского барка коготь штурмовых «Харибд». Военный корабль Тёмных Ангелов закрутился штопором и на ходу выпустил во второй барк новые штурмовые когти, слишком быстро и близко, чтобы их смогли перехватить. Из «Тёмного Суверена» вылетела эскадра штурмовых таранов «Цест» и устремилась следом за ярко пылающими двигателями военного корабля на самостоятельный поиск жертв, пока сам крейсер приближался к последней цели — длинному, кристаллическому пустотному дромону, обозначенному как «Мю-571». Это было необыкновенное судно, вероятно, ранее принадлежавшее ксеносам, до того как механикумы наслоили поверх его белого как кварц корпуса свое металлически-серое оборудование. Двигатели пытавшегося увернуться от неизбежного столкновения «Мю-571» раскалились добела, но тщетно — «Тёмный Суверен» металлическим брюхом сокрушил хребет дромона и двинулся дальше, разрывая его пустотные щиты и выводя из-под контроля. Одновременно с этим в трюмах судна разверзлась реальность, и в потрескивающих молниях телепортационного перемещения на его борту возникли чёрные бронированные терминаторы Тёмных Ангелов.

«Неизвестный легионер-примарис Тёмных Ангелов
Предположительно: 13-й орден Третьего воинства
Штурмовое отделение терминаторов
Принадлежность: Крыло Смерти
легион Тёмных Ангелов
Вторжение на Ксану»


Считается, что данное изображение имеет отношение к печально известному Вторжению на Ксану. Оно было получено из обрывочной записи вокс-видеопередачи, которую удалось извлечь из коры головного мозга техножреца ксанитских Механикум, погибшего при битве за Мрачную Пустошь в 009.М31. На записи отчётливо видно штурмовую группу терминаторов, сражающихся с когортами таллаксов во внешних стыковочных отсеках крупного пустотного грузового судна. Предварительный анализ опознавательных символов показал, что это «Шип-Макро-878» — бывший хартисткий крупнотоннажный транспортёр, подкупленный ксанитской фракцией Механикум ещё до вторжения и ставший частью их обширного флота снабжения. Личность изображённого на данном пикт-снимке терминатора Тёмных Ангелов невозможно установить окончательно, однако знаки различия и элементы брони указывают на то, что его подразделение входит в состав 13-го ордена Третьего воинства; само собой, нет никаких доказательств того, что данное формирование было приписано к «Тёмному Суверену», и потому его участие во вторжении остаётся загадкой.

Примечания: Изображённый здесь легионер облачён в обширно модифицированную терминаторскую броню модели «Катафракт» позднего образца, символика и знаки различия характерны для более поздних систем званий и обозначений, использованных Тёмными Ангелами во время Великого крестового похода и ранних войн Ереси Хоруса. Помимо вычурных изображений эмблемы легиона, «Ациариума» — древнего терранского символа ангела смерти времён Древней Ночи, и скрещённых клинков элитного ордена легиона, Крыла Смерти, на броне можно заметить звезду гексаграмматона — один из самых загадочных и малопонятных ключевых геральдических элементов легиона, зашифрованные глифы неизвестного назначения и символическую связку ключей, вручённую этому легионеру в качестве поощрения за успешное выполнение непростого задания

Логика выживания

В защищенных кузнях-храмах Ксаны I — больших, с целый город, конгломерациях мануфакторий, хранилищ и складов-ульев, возведенных глубоко под поверхностью планеты — выжившие магосы Водианской Консистории общались безумными импульсами данных, что передавались через сети мира. Со сверхъестественной скоростью они собрали доступные сведения о разворачивавшейся вокруг них катастрофе — предательство, атака, массовое уничтожение, война на несколько фронтов, в которой они оказались ослеплёнными и попадали в одну ловушку за другой. О том, как они со своими улучшенными машинными разумами могли потерпеть столь невозможное поражение, предстояло подумать позже, а сейчас, если они хотели выжить, что было базовой установкой любого мира-кузницы, требовались действия.

Перед лицом такого шокирующего поворота событий ими стала руководить паранойя. Столкнувшись с неопровержимостью того, что их мир-кузницу вот-вот возьмёт в кольцо ещё больше вражеских сил, Водианская Консистория послала приоритетные сигналы своим оставшимся кораблям, задействованным в пустотном сражении у Ксаны II, с приказом выйти из битвы и атаковать гранд-крейсер «Сынов Хоруса», который, будто убийца, притаился на орбите её луны. Отступление флота стало предсказуемо дорогостоящим маневром, но для защиты мира-кузницы магосы были готовы заплатить любую цену, так что из уравнений выживания пришлось выбросить даже наполовину горящий флот снабжения.

Орудия и сканеры по всей Ксане II нацелились в небеса, защитные сети и пустотные щиты заново перенастроили, чтобы защититься от атаки с орбиты, пока глубоко под землёй магнитные поезда с боеприпасами на полной скорости неслись из вспомогательных складов под морями к опустевшим пусковым шахтам. Для отражения атаки из пустоты мобилизовали всё население Ксаны, однако нападение последовало не оттуда.

Месть павших

В орбитальных перегрузочных портах наибольших кузниц-храмов Ксаны — Эскориала, Тефры и Сетны — ожидали дары Воителя, несколько сотен опечатанных и неподвижных контейнеров с грузами. Они разнились в размерах от метровых переносных модулей модели СШК, миллиарды образцов которых можно встретить по всему Империуму, до мегатонных бронированных пустотных отсеков, предназначенных для самых суровых межзвёздных перелётов. По прибытии их всех тщательно просканировали ауспиками, и не выявили внутри признаков жизни или активных источников энергии. Более того, эхо-локаторы показывали только массовые резонирующие отклики, в точности соответствующие обещанному магосам — изувеченные тела Легионес Астартес и их техники. Согласно заключённому договору, ни один контейнер не был взломан или открыт. То, что произошло дальше, остаётся спорным вопросом для всех, кто занимался изучением данного инцидента, и воссоздать те события возможно только по фрагментам из вспомогательных источников, разнящихся от пикт- и вокс-данных до захваченных архивов и слухов, но правда, скорее всего, умерла вместе со многими другими истинами во время осады Терры, когда было потеряно столь многое. Однако, судя по всем доступным сведениям, на Ксану II пришли мертвецы.

Практически одновременно грузовые контейнеры разбили или взорвали изнутри. Закованные в керамит кулаки пробили створки и потянулись наружу, будто в ответ на неслышимый зов. Один за другим оттуда начали выходить мрачные безмолвные фигуры в броне цветов павших лоялистов — Гвардии Ворона, Саламандр, и даже Имперских Кулаков с Белыми Шрамами, но большинство носило опалённые и разодранные доспехи Железных Рук из клановых рот, полностью вырезанных на чёрных песках Истваана V, и, что ужаснее всего, из клановых рот, погибших давным-давно, в самые тёмные дни Великого крестового похода. Эта армия мертвецов не имела лидера, как не удалось записать ни командных сигналов, ни вокс-передач, за исключением колеблющегося электронно-спектрального поля неизвестного происхождения, которое беспрерывно пульсировало из могил-контейнеров. За ними из более крупных модулей выступили десятки дредноутов с такими же повреждёнными и попранными корпусами, как и доспехи с телами, подле которых они шагали, что, тем не менее, совершенно не сказывалось на их функциональности. Следом с рокотом покатились полуразрушенные танки и орудийные батареи «Рапира», издававшие гул энергии и дребезжание заряжающихся снарядов. Ближайшие автоматоны и технотрэллы погибли в считанные мгновения. Безмолвная армия начала растекаться по коридорам, ковыляя, пошатываясь и оступаясь на сломанных конечностях, но продолжая шагать со смертоносной скоростью и убийственной целеустремленностью. Вскоре зазвучали сирены, и когда защитники Ксаны, взгляды которых были устремлены в небо, оглянулись, то увидели, что на них наступает новый, совершенно невероятный и самоубийственно-безжалостный враг.

Первыми в контратаку устремились клады техногвардейцев-адсекулярисов и серворабы, занимавшие казармы возле зв`здных портов, однако вскоре стало ясно, что они не ровня грозной волне смерти, которая хлынула из грузовых контейнеров. Их тела решетили неослабевающими очередями болтерного огня, или просто разрывали на куски в ближнем бою, слишком неравном даже для такого названия. Вскоре к сражению подтянулись манипулы «Кастеллаксов» тагматы и техножрецы, управлявшие подразделениями тяжёлых орудий, но они увидели перед собой Легионес Астартес, которые сражались и умирали с холодной, неугасающей яростью, а также преодолевали ранения и смерть, несовместимые с жизнью даже этих легендарных воинов. Тёмные бронированные тела с отрубленными конечностями либо рассеченные напополам из пушек «Истязатель» продолжали плестись в атаку, а танки, которые от повреждений не должны были завестись, катились на горящих порванных гусеницах, и стреляли несмотря даже на то, что хранилища боезапасов у некоторых из них раскалялись и взрывались. Боевых автоматонов ксанитов захлёстывал ползущий фосфексный огонь и прореживали радиационные ракеты, они становились жертвами безжалостных когтей дредноутов, которые рвали их на куски и втаптывали в землю. Мстящие трупы шагали вперед, не пытаясь захватить порты или выровнять фронт. Императивом армии было уничтожать, убивать и продолжать убивать, пока не повергнут их самих. К тому времени как дрогнувшая Водианская Консистория осознала истинную опасность происходящего, было уже слишком поздно. Их оборону прорвали, и сдержать вторжение было теперь невозможно.

«Неопознанный боевой автоматон типа «Кастеллакс»
Мстящий легион Ксаны II
Штурм кузницы-храма Эскориал»


Этот пикт получен из каталогизированных данных, предоставленных Сынам Хоруса магосами Ксаны. Согласно им, автоматон был помечен как получивший не подлежащие ремонту повреждения в конфликте на Истваане V. Повреждения, перечисленные в сопроводительном инфоимпульсе и визуально видимые на автоматоне, говорят о том, что в результате разрушения большей части коры головного мозга эта единица вообще не должна была быть способной на самостоятельные действия. Тем не менее, согласно отчётам о вторжении на Ксану II данная единица входила в состав задействованных в нападении на кузницу-храм Эскориал войск. В последних докладах лоялистов перед эвакуацией с Ксаны-Тисифона отмечается, что автоматон под шифром СВАРОГ-171 продолжал активные действия в подземных уровнях Эскориала, без разбору уничтожая всех встреченных по пути живых существ

Медленно, но неодолимо, Легионес Астартес рассеялись по верхним уровням кузниц-храмов, неся с собой резню и разрушение. Мудрецы и солдаты, сервослуги и боевые автоматоны, техножрецы и рабы — гибли все без разбору. Позади них пылали строения, фосфекс затекал в вентиляционные шахты и пожирал всё, к чему прикасался, системы передачи энергии взрывались и выводились из строя, топливные шланги возгорались, вокс-башни рушились. Верхние уровни огромных кузниц-храмов Ксаны объяло пламя.

Прорыв

На пятнадцатый час с начала открытых боевых действий система Ксаны лежала в огне и руинах. Уцелевший ксанитский флот, который увяз в битве с боевой группировкой «Амфиона», устремился обратно к Ксане II. От флота Механикум осталась всего треть кораблей, и он понёс новые потери в отступлении от капитальных кораблей лоялистов, которые решили бросить на них оставшиеся брандеры. Выжившие из боевой группировки лоялистов, включая потрепанный, но несломленный «Амфион», решили не отправляться в погоню, а воспользоваться возможностью и отступить, поскольку в длительном пустотном сражении они израсходовали почти все боеприпасы и понесли существенный урон. В поясе обломков вокруг Ксаны I, теперь озаряемом горящими корпусами и взрывами снарядов, исход для огромного флота снабжения был ещё более катастрофическим — больше двух третьих макротранспортов погибли, упали в гравитационный колодец газового гиганта или беспомощно дрейфовали в пустоте. Творцы этой катастрофы — «Тёмный Суверен» и Легионес Астартес I легиона, также двинулись к границе системы, захватив в качестве трофеев один из барков и дромон «Мю-571», которые теперь старались не отстать от стремительно ускорявшегося военного корабля. Огонь бушевал и на поверхности Ксаны II, хотя теперь против чужаков поднялся весь мир-кузница.

Из трех великих кузниц-храмов одна только Сетна пережила нападение относительно неповрежденной, враги успели добраться лишь до огромных подземных галерей, прежде чем столкнулись с самыми воинственными стражниками Сетны — Рыцарями дома Малинакс, закалёнными ветеранами войны за пределами Ксаны. Безмолвные Легионес Астартес сошлись в сражении с десятками Рыцарей механикумов, и хотя в отражении атаки полегло около половины машин, они сжигали и крушили противников сотнями. Бой окончился только после полного уничтожения последнего из оживленных космодесантников. Двум другим кузням-храмам Ксаны досталось гораздо сильнее — славная Тефра получила огромный урон, один из её реакторов был пробит и взорвался, превратив несколько квадратных километров центра в радиоактивный шлак, а саму атаку удалось отразить ценой десятков тысяч жизней и громадного количества техники. Повреждения сестринской кузни-храма Эскориал оказались хоть и не столь значительными, но очень разнообразными, а оставшиеся враги — горстка изувеченных трупов — рассеялись по её запутанным туннелям и мостикам и продолжили сеять ужас в глубинах.

Стычка на Ксана-Тисифоне завершилась еще более кровавым образом — тюрьма-кузня пала под атакой лояльных Легионес Астартес во главе с Эндридом Хааром и огнём захваченных ординатусов, в то время как её обитатели подняли мятеж. Это позволило войскам Хаара разграбить лаборатории по тестированию нового вооружения, но затем на них обрушилась внезапная яростная контратака с нижних уровней. Их атаковали когорты Легио Кибернетики в медной броне, доселе дремавшие глубоко под тюрьмой Шаол, но эти машины были странной и неизвестной модели, и их дьявольский облик совершенно не походил на известные устройства Механикум. С невиданной скоростью и хищным инстинктом эти боевые автоматоны оттеснили и перебили многих верных Легионес Астартес, поставив под угрозу весь достигнутый ими успех. Контратака достигла апогея, когда один из бесценных ординатусов, «Непута», подвергся штурму и был уничтожен в попытке его отбить. Хаар неохотно отступил, забрав с собой трофеи и покинув планету. Его корабль, «Тираннис», во время побега получил тяжелые повреждения, едва успев перегнать вернувшийся ксанитский флот.

Вторжение на Ксану закончилось.

Последствия

Операция, известная как вторжение на Ксану, оставалась тайной Эры Тьмы, очередной невоспетой и забытой всеми битвой, хотя сражение было куда более странным, чем многие другие. Даже впоследствии это столкновение окутывали зловещие секреты и домыслы. Значительные припасы с Ксаны, которые, возможно, смогли бы поколебать чаши весов войны, не достались в результате никому, за исключением определённой части, которой, по слухам, воспользовались лоялисты во время смерти Титана и самой осады Терры. И, тем не менее, настоящие плоды победы или же её цена остаётся вопросом, ответа на который сегодня не даст никто. В равной мере загадкой остаётся и то, за счёт чего была одержана победа, в частности, подлинная природа «армии павших», которая обрушилась на мир-кузницу.

В конечном итоге альянс Ксаны с изменниками не удалось предотвратить, а только задержать на несколько лет, но, возможно, этого оказалось достаточно. Ксана быстро восстановилась и отстроила оборону, и под конец Ереси Хоруса начала в огромных количествах снабжать предателей наиболее странными и мощными машинами, став настоящим примером тех, кто позже будут известными как Тёмные Механикус. Тем не менее, она уже совершенно не походила на себя прежнюю, и потребовала большую плату за поддержку. Кто-то даже выразил мнение, что безжалостное свержение Водианской Консистории после вторжения привело к власти куда более тёмных и опасных хозяев. И то, что ксаниты собрали останки с полей сражений и воспользовались ими в собственных адских целях, означает, что именно тайное и жестокое оружие Империума породило грядущий ужас.

Источник

Ересь Хоруса, книга 6 — Возмездие

Ересь Хоруса
005 — 006.М31 Сожжение ПроспероПредательство на Истваане IIIВойна внутри Паутины • Ловушка на Сигнусе • Марсианская Схизма • Битва за Диамат • Резня в Зоне ВысадкиПервая битва за ПарамарЗавоевание Коронидских Глубин
007 — 008.М31 Битва при Фолле • Битва в Вороньем гнезде • Битва в туманности Алакксес • Осада Идеальной Крепости • Кампания на Чондаксе • Вторая битва при Просперо • Первая осада Гидры Кордатус • Битва за «Яростную Бездну»Битва за КалтБитва за АрматуруТеневой крестовый поход • Кампания на Прецептон • Кампания на Йидрис • Трамасский крестовый походБитва за Ванахейм • Вторая битва за Парамар • Битва за Констаникс II • Осада Эпсилон-Странивара IX • Порт Мо - Предательство • Manachean War • Кампания на МезоаБитва за Бодт • Двелльский инцидент • Битва за Молех
009 — 010.М31 Вторжение на КсануБойня на Мороксе • Санграальская кампания • Освобождение Нуминала • Битва при Ариссаке • Битва за Пердитус • Битва за Соту • Очищение системы Гильдена • Битва за Ниркон • Битва за Талларн • Битва за Ноктюрн • Солнечная война • Битва при Плутоне
011 — 014.М31 Малагантский конфликт • Битва за Каталлус • Битва на Ануари • Вторая битва за Давин • Битва на Бета-Гармон • Битва за ТерруВеликое Очищение
Advertisement