ФЭНДОМ


«Чилавеки все как один слабаки, достойные только топтания. Кроме Аднаглазого Яррика. Он один знает, как правильно нада драться»
– Газгкулл Маг Урук Трака


Вторая война за Армагеддон  — вооружённый конфликт на планете Армагеддон между силами Империума и орками ваиводы Газгкулла.

История

В 941-м году, 41-го тысячелетия, военачальник орков Газгкулл вторгся в систему Армагеддон во главе огромного орочьего Waaagh!. К моменту прихода флота орков, планета находилась под управлением планетарного губернатора Германа фон Штраба, которого Куртиз Маннгейм, Принцепс Прим легиона титанов «Железные Черепа», описывал как «величайшая растрата плоти и костей, появившаяся на свет за пять последних столетий». Именно абсолютное отсутствие превентивных мер фон Штраба стоило Империуму таких потерь. Даже когда в системе Армагеддона засекли массивный космический скиталец, фон Штраб ничего не предпринял для разведки и сбора информации, не говоря уж об уведомлении прочих имперских инстанций, ссылая на «примитивность орков, которые никогда не смогут достигнуть Армагеддона».

Когда орки обрушились на Армагеддон Прайм — западный континент планеты, фон Штраб послал в бой маленькие отряды Сил Планетарной Обороны. Надо ли говорить, что они были безжалостно перебиты ошеломляюще превосходящими силами орков. Армагеддон Прайм вскоре капитулировал, его линии снабжения оказались перерезаны и поток орков заполонил туннели ульев. В столь тёмный час, комиссар 252-го полка Стального Легиона, Себастьян Яррик отдал приказ астропатам послать сигнал о помощи, чем заслужил недовольство фон Штраба и ссылку в улей Гадес. Но именно этому поступку было суждено спасти мир от порабощения Газгкуллом.

Сражения за Армагеддон Секундус

Strab

Герман фон Штраб

Планетарный губернатор не был озабочен потерей целого континента, объявив, что орки никогда не смогут пересечь густые джунгли, отделявшие зеленокожих от Армагеддон Секундус. И вновь фон Штраб ошибся. Орда Газгкулла высыпалась из джунглей и пересекла реки Стикс и Дьявол, устремившись к ульям восточного континента. Фон Штраб отдал приказ принцепсу Маннгейму повести его титанов в битву против армий орков. Куртизу ничего не оставалось, кроме как подчиниться, хотя он прекрасно осознавал, что идёт на самоубийство. И даже несмотря на огромные потери, причинённые врагу, Легио Металика был полностью уничтожен превосходящими силами гаргантов. Повсюду имперские войска беспорядочно отступали.

Когда Сезон Бурь набрал полную силу, орки взяли курс на улей Инферно. Жители города решили без боя сдать город и пошли к иным ульям. Десятки тысяч беженцев брели по негостеприимным пустошам, умирая от суровых внешних условий или становясь жертвами банд орочьих Маньяков Скорости, безустанно изводивших колонны спасающихся людей. По мере продвижения на юг, орды Газгкулла разделились, направившись к ульям Гадес и Адский Предел. Когда орки осадили могучие города, фон Штраб применил своё секретное оружие — огромный запас вирусных бомб из личных арсеналов. Однако древнее вооружение часто выходило из строя и, хотя оркам был нанесен колоссальный урон, множество людей также пали от сбившихся с курса ракет, что обрушивались в центр имперских боевых порядков и на лагеря беженцев.

Первая битва за Адский Предел

В Адском Пределе переоборудованные супертанкеры взяли на борт всех неспособных держать оружие и переправили их через Океан Бурь; как только отчалило последнее судно, оставшиеся с мрачной решимостью поклялись защищать улей до последней капли крови. Команды подрывников-смертников врывались в лагеря орков с самодельной взрывчаткой, а операторы портовых кранов заваривали себя в кабинах и сражались с огромными гаргантами, пробившимися в город. Некоторые жители заманивали орков на военные склады и подрывали весь боезапас, забирая на тот свет тысячи орков. Битва была кровопролитной, но в конце концов, зеленокжим удалось захватить Адский Предел.

Сражение за улей Гадес

Хотя сражение за Армагеддон было яростным, именно у улья Гадес конфликт перерос в новую стадию свирепости и жестокости. Ведомые комиссаром Ярриком, защитники сражались, будто одержимые. Успехи орков на этом направлении были столь незначительны, а упорство людей столько велико, что сам Газгкулл повёл орды зеленокожих в атаку. Эта стадия ознаменовала собой величайшее противоборство за всю историю войны. Неделями военачальник применял каждую хитрость, которую ему нашёптывали Горк и Морк: молниеносные атаки и отвлекающие манёвры, крупномасштабные штурмы и массированную бомбардировку. Яррик находил достойный ответ на каждую уловку: высылал подрывные команды для уничтожения осадных орудий зеленокожих, контратаковал, нанося удары по флангам, когда орки ломились на баррикады и отступал с целью заманить ксеносов в засаду. Когда Газгкулл организовал всех своих коммандос в огромную группировку диверсантов, Яррик собрал добровольцев из бывших работников, обслуживавших лабиринт топливных и вентиляционных трубопроводов. Смертельное сражение разгорелось во тьме туннелей между этими спятившими от наркотиков психопатами и коммандос орков и, в конце концов, ни один подрывник зеленокожих не ушел живым. В одной из многочисленных стычек, Яррик сошёлся в дуэли с ваиводой Угулхардом. Большой орк оторвал комиссару руку. Терпя боль, Себастьян нашёл в себе силы, чтобы своим цепным мечом сначала отрубить зеленомордому голову, а после и его клешню.

Yarrick i Ugulhard

Яррик убивает Угулхарда

Пока Яррик и Газгкулл сражались за Гадес, оставшиеся силы ксеносов устремились к двум последним выжившим поселениям на планете — Ахерону и Тартару. У Ахерона, когда орки пошли на штурм, защитники поклялись погибнуть, но не сдаться. Подобная решимость была похвальной, но излишней. Силы зеленокожих были разорваны в клочья дождём бомб и канонадой гигантских пушек, когда небо заполонили «Громовые Ястребы» космических десантников. Кровавые Ангелы пришли с подкреплениями и военные командующие Армагеддона отвергли власть планетарного правителя, чтобы последовать за Данте, чьи лидерские способности вошли в легенды. Фон Штраб за преступления против Империума был помещён под арест, но позже ему удалось бежать.

Подкрепления

С приходом Ультрамаринов, Саламандр и Кровавых Ангелов в войне наступил коренной перелом. Заводы Ахерона и Тартара многими тысячами выпускали оружие и боевую технику, тогда как космические десантники выбили орков с юга. Обрати Газгкулл свое внимание на юг и предприми он меры для противодействия этому мощному контрнаступлению, Армагеддон ещё мог бы пасть перед ним. Однако осада Гадеса превратилась для военачальника в нечто большее, чем простая боевая операция. Несгибаемая стойкость Яррика бросала вызов репутации Газгкулла как военачальника — и пренебречь этим вызовом он не мог. Газгкулл вобрал в свою армию каждую банду и обрушился на Гадес с той невообразимой яростью и ненавистью, что орк приберегает для своего величайшего врага. Несмотря на сверхэкономное расходование пищи, запасы в улье практически подошли к концу, и, видя надвигающуюся лавину орков, Яррик принял решение, что город больше не выстоит. Всех, кого было возможно, эвакуировали рискованными вылетами шаттлов, маневрируя между истребителями зеленокожих и огнем противовоздушных батарей.

Gades

Космические десантники находят полуживого Яррика (фан-арт)

Космические десантники подоспели слишком поздно, чтобы спасти Гадес, устремившись на орков, когда те уже пробили себе путь внутрь. Яррик был едва жив — он лежал на горе трупов, еле дыша. Но его железная воля не позволила комиссару уступить практически смертельным ранениям. Когда решалась судьба Гадеса, Газгкулл явил миру новые высоты своей хитрости. Массы подкреплений орков, пробравшиеся с запада, намеревались захватить улей Тартар на юге. Если бы Тартар пал, индустриальная мощь была бы подорвана и зеленокожие смогли бы легко укрепиться на позициях, пока имперские войска подтянулись с севера. Когда ксеносы начали штурм Тартара и их авангард уже врывался на улицы города, Данте сделал свой ход. Перебросив Кровавых Ангелов обратно на орбитальные корабли, он лично повёл массированную высадку в сердце орочьей армии. Несмотря на колоссальное численное превосходство орков, Кровавые Ангелы принялись за истребление застигнутых врасплох зеленокожих. Исполненные праведной ненависти космические десантники перебили практически половину армии ксеносов, даже прошел слух, что сам Газгкулл пал в этой мясорубке, однако позже выяснилось, что это не соответствовало действительности. Лишившись лидерства и теснимые имперскими войсками на всех фронтах, орки отказались сдаваться. Некоторые бились до смерти, другие ускользнули в пылевые пустыни и, в конце концов, добрались до джунглей между двумя континентами планеты.

Последствия

Как это обычно бывает с орками, зеленокожих никогда не удавалось полностью искоренить с Армагеддона, и вероятнее всего этого не случится никогда. В гуще джунглей и руинах павших городов-ульев они продолжают плодиться, только чтобы погибнуть от рук иcтребительных команд. Гадес всё ещё лежит в руинах, а восстановление Тартара и Инфернуса только-только началось. Наследие Второй войны за Армагеддон ещё слишком заметно. Править планетой назначили генерала Курова — ветерана битвы за Тартар, а позже участника Баккского крестового похода. Именно Куров руководил восстановлением Армагеддона, а позже, и его подготовкой к новой войне с ордой Газгкулла.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.