Warhammer 40000 Wiki
Advertisement
Warhammer 40000 Wiki
3317
страниц
+++Принимается астропатическое сообщение+++
+++Уровень допуска: Вермильон-Бета+++
+++Трибун Гамма Ро-Тета. Командование субсектора Нахмунд+++
Господа. Ситуация на Вигилусе стала критической. Прибытия Лорда Макрагга оказалось недостаточно, чтобы обезопасить мир-бастион. Лорд-командующий Империума постановил, что Вигилус не должен пасть.
Угроза: Улей Диркден потерян. На его улицах остались лишь зеленокожая грязь и заражённые ксеносами ренегаты.
Угроза: варбанды еретиков-астартес были замечены в каждом городе-улье Вигилуса, а имперские силы слишком рассредоточены, чтобы эффективно противостоять им.
Внешняя угроза: многочисленные вспышки варп-переходов на границе системы отмечают прибытие огромного флота. Все попытки связи были проигнорированы. Из переговоров противника можно предположить, что сам Воитель идёт на Вигилус.
Командование субсектора запра...
+++Связь прервана+++

Война Кошмаров — масштабный военный конфликт на имперском мире Вигилус, являющийся продолжением Войны Тварей

Горькая и кровавая история вторжения, исполненная отчаяния и героизма, позже ставшая известной, как Война Тварей, была лишь началом чего-то большего. Над Вигилусом, Рукавом Нахмунда и всем Тёмным Империумом нависла ещё большая угроза в лице Воителя Абаддона и грозных воинств Хаоса, идущих в бой по одному его слову.

Содержание

Предыстория

Цикатрикс Маледиктум навсегда изменил Империум Человечества, разделив Галактику надвое и став причиной тысяч новых войн. В Сегментуме Обскурус расположилась засушливая, но при этом крайне густонаселённая планета Вигилус, обладающая исключительной стратегической важностью. Этот мир расположен на северном конце Рукава Нахмунда, одного из немногих стабильных проходов через Великий Разлом. Через его наводнённые варпом территории пустотные корабли могут пробраться из сердца Империума Санктус в анархический и разрозненный Империум Нигилус, а затем вернуться обратно с хоть какой-то вероятностью.

Но с образованием Разлома на Вигилус подобно лавине обрушился флот орочьего вторжения. Внезапное нападение зеленокожих вызвало масштабное восстанние культов генокрадов, до этого долгое время скрывавшихся под поверхностью. Ещё до наступления Ноктис Этерна вся поверхность мира-бастиона была охвачена войной. Вскоре название системы Вигилуса зазвучало из уст самих Верховных лордов Терры. Лорд-командующий Империума, Робаут Жиллиман, торжественно поклялся, что планета выстоит, и отправил туда магистра ордена Ультрамаринов, Марнея Калгара, чтобы обеспечить своим словам надёжную основу.

Но о самой страшной угрозе, явившейся из тьмы, стало известно только после того, как среди шпилей планеты были замечены воины Чёрного легиона. Они были предвестниками самого Абаддона Разорителя, который уже направляется к Вигилусу во главе чудовищного флота, мощи которого хватит, чтобы захватить всю систему, если это потребуется. Вигилус станет краеугольным камнем в новой истории, и силы Империума подвергнутся невиданным ранее испытаниям.

Фаза первая

Волки у ворот

На ранних стадиях Войны Кошмаров на Вигилус прибыла Великая Рота Крома Драконьего Взгляда. Боевые баржи Фенриса пробились путь через внешнее кольцо кораблей орков, но Крома заинтересовало самое большое судно — раккетный крузер «Крушитель миров»

Стремясь как можно громче объявить о своем присутствии на охваченном войной мире, волчий лорд и его отделение телепортировались на корабль. Космические Волки проложили кровавый путь через орков-меков, которые контролировали огромные массивы ракетниц крузера, и волчий страж Вульфрик Ярость Шторма разместил мельта-бомбы в ключевых точках складов боеприпасов, а Кром нашёл и обезглавил капитана.

Космические Волки исчезли за несколько мгновений до того, как цепная реакция разрушила верхние палубы «Крушителя» и отправила его в непродолжительный атмосферный полёт к Вулианскому Вихрю. Обреченный корабль ударил подобно циклонной бомбе, уничтожив несколько боевых отрядов орков и ряд свалок зеленокожих на окраине Обломков у Вихря. Лорд Драконий Взгляд решил, что это сойдёт за неплохой торжественный салют в честь его прибытия.

Доложив Сенату Вигилуса, Кром немедленно вступил в спор с Марнеем Калгаром, который тогда управлял защитой Вигилуса из командного центра в Аквиларийском Дворце. Магистр ордена наложил вето на требование Крома об агрессивном нападении на останки хлам-города, поскольку Владыка Волков стремился завершить начатое и добиться значительной победы своей Великой Роты процессе. Горячий спор между двумя космическими десантниками грозил перерости в драку, но оказался прерван известием о вторжении орков в храмовые районы Гиперии. Драконий Взгляд немедленно отправился навстречу новой угрозе к большому облегчению Калгара.

Рок с небес

Долгое время защитники Вигилуса сдерживали захватчиков-ксеносов. После частичного уничтожения орочьей угрозы и ограничения распространения генокультов они даже начали думать, что худшее позади. Только когда небо озарилось вспышками плазменных двигателей чудовищного флота сил Хаоса, они осознали всю глубину своей ошибки.

Рок Вигилуса приближался с дюжины направлений сразу. Из пустошей шли новые зеленокожие орды — воистину, напасть на логово орков — всё равно что разворошить осиное гнездо. Даже несмотря на точные контратаки Адептус Астартес ксеносы продолжали ломиться в города везде, где им удавалось пробиться через стены, или же очертя голову бежали в на звук взрывов и колонны дыма на горизонте. Даже несмотря на то, что более половины изначально прибывших на Вигилус орков были уничтожены, многие продолжали сражаться.

Лидер этого разрозненного войска, мускулистый громила, известный как Круллдака, Верховный лорд Скорости, прекрасно знал, что является основной целью, но у сил Империума просто не было возможности найти его и уничтожить, так как каждый город-улей был окружён кольцом осады. Его тактика «ударил-отбежал» каждый раз собирала кровавую дань как с защитников траншей, так и с бронетанковых конвоев. После Осады Мортвальда многие Имперские Рыцари поклялись добыть голову орочьего военачальника, но к началу вторжения Хаоса никто не добился успеха.

Из-под каждого города-улья изливался кажущийся бесконечным поток генокультистов из числа Нищих Принцев. Выходя из тьмы, они захватывали городские улицы, доки и водоочистные станции. В некоторых жилых блоках они гибли под огнём Астра Милитарум и космодесантников, но на место одного убитого становилось двое. Диркден, один из городов, оказался в руках повстанцев целиком — по его улицам спокойно разгуливали чистокровные генокрады.

Продолжалась война и за водохранилища Отека, известные как Полости, потому что после захвата орбитального лифта высшими эшелонами культа Вигилус рисковал остаться без пресной воды. Несмотря на то, что генокульт действовал менее агрессивно, чем орки, он был не менее опасен из-за сообразительности лидеров и наличия планов почти на любой случай. Несколько раз они даже уничтожали ликвидационные команды скитариев и Адепта Сороритас.

Обе разновидности ксеносов изображались имперской пропагандой как неразумные и звероподобные твари, но на самом деле обе действовали настолько решительно, что уже несколько лет их не удавалось уничтожить. На каждом углу громкоговорители кричали о том, что с каждым рассветом победа в войне была всё ближе и ближе, но были те, кто заметил в этих призывах нотку отчаяния.

Ксенотвари не были единственным бичом для горожан Вигилуса. Из ледниковых шахт холодного юга совершали свои кровавые рейды тёмные эльдар, в то время как их более благоразумные сородичи, эльдар миров-кораблей, стремились отомстить высшим слоям общества Гиперии. В рядах народа обнаруживались семена порчи Хаоса, а чума бушевала в Донтории подобно пожару. Сами звёзды как будто кровоточили, дополняя образ отвратительной пурпурной раны, как будто готовящейся поглотить Вигилус целиком.

Но худшая их угроз обнаружилась слишком поздно, чтобы пытаться остановить её — приход еретиков-астартес. Стараниями единственного выжившего из ударной группы, отправившейся на соседнюю планету Немендгаст, Марней Калгар узнал, что к Вигилусу устремились бесчисленные армии Абаддона Разорителя, намеренные покончить с непокорным миром раз и навсегда. Указ, запрещавший горожанам смотреть вверх, на Разлом, стал идеальным прикрытием для сил Чёрного легиона, занявших шпили над облачным покровом. Возглавляемое Хааркеном Покорителем Миров, также известным как Предвестник Апокалипсиса, это тайно вторжение уже давно завоевало верхние шпили городов Вигилуса, но Сенат узнал об этом только сейчас.  

В тот же день, когда магистр Ультрамаринов получил мрачное известие, Хааркен передал по всей планете вокс-сообщение. Его слова прозвучали из тысяч масок рапторов и взломанных вокс-горгулий. Планета принадлежит Абаддону, и Воитель скоро лично придёт сюда, чтобы захватить её. Калгар внимательно выслушал угрозу, и каждое слово становилось шипом чистой злобы, пронзавшим его сердце. Лорд Макрагга исполнял роль главного стратега, но после прослушивания сообщения твёрдо решил лично с этим разобраться.

Битва в пустоте

Именно злорадный рёв Харкена ознаменовал начал нового этапа войны. Сенат Вигилуса пообещал вмешаться до того, как ситуация станет критической, и Калгар принял решение организовать масштабную операцию, чтобы остановить противника, прежде он сможет достичь самой планеты. Вскоре в пустоте началась новая война.

Всё внимание было обращено на Калгара. Серией коротких команд он передислоцировал большую часть авиации выше, чтобы начать новую войну над облаками. Немного потрясённый известием о том, что легендарный Воитель Хаоса лично идёт на Вигилус, Лорд Макрагга, тем не менее, решил доказать, что справится с данной ему примархом задачей. Марней издал указ, согласно которому самые смертоносные корабли Имперского Флота должны были собраться над Пристанищем Святых, чтобы не дать Архиврагу добраться до поверхности.

Вестник Апокалипсиса повторял своё заявление снова и снова, используя его в качестве оружия против надежды и здравомыслия жителей Вигилуса. Марней Калгар тут же принял контрмеры, приказав своим войскам и штурмовым отрядам немедленно ликвидировать любого космического десантника Хаоса или демоническую машину, которые осмелятся передавать мрачную весть. Найти их было несложно, поскольку теперь Черный Легион не интересовала скрытность — они действовали открыто. Они слишком жаждали убийства, хотели почувствовать, как клинки пробивают керамитовые доспехи ненавистных врагов и погружаются в плоть под ними. Вскоре это желание исполнилось.

В небе Гиперии вспыхнула жаркая битва. Калгар и его почетная стража покинули планету, оставляя защиту в умелых руках Педро Кантора. Лорд Макрагга прибыл на борт своего флагмана, баржи «Лавры Победы», и, прервав церемониальные приветствия архикоммодора Хенцманна, приказал немедленно направляться к координатам, полученным от библиария Мальтиса — единственного выжившего с Немендгаста. Флот Ультрамаринов устремился вперёд, мимо обломков кораблей, погибших при вторжении орков, , мимо Неовеллума и Омис-Приона в мрачную и неприветливую пустоту, к Немендгасту.

Менее чем через неделю путешествия на границе радиуса действия ауспексов стали появляться первые сигналы, самый заметный из которых принадлежал древнему кораблю с тёмной и кровавой историей. Худшие опасения Калгара внезапно стали реальностю. Сломав три освящённые печати Санктума Перйорум своей баржи, Марней при свете благословенной свечи постарался извлечь оттуда все доступные данные. Во главе вражеского флота стоял сам «Мстительный Дух», флагман Архипредателя и зачинщика Ереси, примарха Хоруса. Его угрожающий силуэт был прекрасно виден даже на фоне беспокойного Разлома, и само знание о том, что чудовище из далёкого прошлого вернулось, плохо сказалось на боевом духе.

Калгар приказал флоту сформировать двойное заграждение, тем самым создав зону перекрёстного огня бортовых батарей, который должен был уничтожить армаду Чёрного Легиона. У имперского флота не было магических трюков, не было секретных орудий из эпохи до Императора или из глубин Ока Ужаса. Но у них была поистине чудовищная огневая мощь, и Лорд Макрагга собирался использовать это преимущество. Вместе с Хеннцманом он составил план сражения, а затем его корабли выпустили сотни торпед в пустоту. Такой массированный залп должен был не дать флоту Хаоса уйти из-под бортового обстрела, а если кто-то и попытался бы, то тут же попал в смертоносный огненный шторм.

Минуты превращались в часы. Корабли Хаоса подходили всё ближе и ближе, не изменяя курс более чем на градус и тем самым заявляя, что для них Имперский Флот не представляет ни малейшей опасности. Абаддон и его лейтенанты продолжали мчаться вперёд на полному ходу, как будто чудовищная мощь прямо по курсу была всего лишь тонкой паутинкой.

Скептицизм Калгара превратился в опасение. Он прекрасно знал, что Абаддон не настолько глуп и самонадеян, чтобы врываться в огневой мешок, даже не попытавшись рассеять его. Но он совершенно не знал, что скрывается за таким манёвром Воителя, этого гения Чёрных крестовых походов, имя которого произносят только шёпотом. Ответ открылся ему слишком поздно — на мостике «Лавр победы» образовался мерцающий белым светом портал, из которого изверглись кровожадные твари варпа.

Тут же началась резня. Из рядов бледнокожих порождений Имматериума, андрогинных человекоподобных тварей с клешнями вместо рук, явилось четырёхрукое чудовище, направившееся к Калгару. Ультрамарины, до этого уже встречавшиеся с демонами, обрушили на них шторм болтерного огня и изорвали в клочья передние ряды противника. Но это были не медлительные чумные демоны, разорявшие Ультрамар, а гибкие и быстрые существа, которые танцевали под обстрелом и принимали смертельные ранения с экстатическими криками.

Четырёхрукий гигант обрушился на Калгара, который обстреливал демона из болтеров «Кулаков Ультрамара», вырывая куски искажённой плоти из усеянного драгоценными камнями тела. Летрон Адос и Немий Адраний из Победоносной Стражи попытались встать между своим командиром и врагом, но их удары наткнунись на мерцающий щит, и десантники оказались сбиты с ног. Копьё демона устремилось вперёд. Марней ухватил его возле наконечника, остановив всего в дюйме от своего сердца, но оружие выскользнуло из руки, покрытой неведомыми жидкостями из тела твари. Существо вложило всю свою мощь в удар, и копьё пронзило его Астартес. Со змеиной ловкостью оно подняло клешню и поразило магистра Ультрамаринов ударом в шею.

Мостик погрузился в беспорядок. Победоносная Стража удвоила свои усилия. Один за другим демоны погибали под обстрелом ветеранов Макрагга, и бой грозился затянуться надолго. Тогда корабельный навигатор сеньорис снял богато украшенную бандану и открыл третий глаз. Четырёхрукий высший демон, который возглавлял вторжение, исчез обратно в варп с отчаянным воем, и затем портал закрылся. Тем не менее, корабль Калгара понёс немалый урон. Со всего остального флота приходили сообщения о демонических вторжениях. Бой против сил Абаддона оказался проигран, ещё не начавшись.

Новый, тёмный рассвет

Флот Ультрамаринов вернулся к разорённому войной Вигилусу и обнаружил, что за время отсутствия все стало ещё хуже. Столбы дыма поднимались от каждого улья и населенного пункта — и худшее было еще впереди, так как настоящие архитекторы последней череды бедствий уже приближались.

Нападение демонов на мост «Лавр Победы» посеяло хаос и разрушение. Десятки подобных ударов заполонили каналы связи передаваемыми по воксу криками и паническими приказами. Ведущие корабли флота Ультрамаринов потеряли строй, подвергнувшись сокрушительному удару адских союзников Абаддона. Кровь полилась на командных палубах дюжины ударных крейсеров, и на каждом корабле в радиусе ста тысяч миль бушевали демонические убийцы.

Архикоммодор Хенцманн, увидев Марнея Калгара с разорванным горлом и колотой раной на груди, принял единственное правильное решение. С уверенностью человека, привыкшего к бремени командования, он решил отступать. Выйдя из боя сейчас, они могли вернуться в другой день; также срочно требовалось спасать Лорда Макрагга. Победоносная Стража, коротко кивнула в подтверждение.

Не обращая внимания на упрёки офицеров, все ещё жаждущих битвы, Хенцманн приказал разворачиваться. Один за другим его товарищи-капитаны следовали их примеру, поскольку «Лавры Победы» были флагманом флота. В течение часа имперская блокада отступала, сверкая лэнсами и бомбардировочными пушками. Высокомерие Абаддона оказалось вполне обоснованным, поскольку, хотя его флот получил значительный урон, он был далеко не сломлен, в то время как многие имперские корабли были серьёзно повреждены. Воитель Хаоса пробил имперскую оборону одним ударом. Путь к Вигилусу был открыт.

Хенцманн доблестно сражался на орбите, стараясь выиграть время, а Калгар был направлен в апотекарион. Там им занялся конклав опытных апотекариев. Второе сердце магистра начало работать сразу же, как только первое сердце было разрезано пополам копьем демона, а велизарийская печь изливала в кровь поток стимуляторов. Его разорванное горло было сшито, укреплено и восстановлено, апотекарии провели многочисленные операции с применением регенерационных химических ванн, аугметизации и омолаживающей хирургии. Калгар пережил испытание, но с тех пор говорил со слабым механическим шумом в голосе. Возвращение имперских кораблей в доки над Пристанищем Святых было встречено ликованием граждан внизу, а в местах, где еще не было сражений, на улицах проходили торжества. Хотя людям по-прежнему запрещалось поднимать взгляд вверх, чтобы ненароком не засмотреться на Великий Разлом, никто не мог не заметить вспышки корабельных двигателей.

Пропагандистская машина Империума пришла в движение, стараясь объяснить внезапное возвращение флота, рассказывая народу о том, что это — ещё одна веха на пути к освобождению, при этом скрывая правду о его отступлении. Имперские вокс-трансляции были крайне настойчивыми, и всем казалось, что угроза, точный характер которой был тщательно скрыт, действительно была побеждена. Однако среди населения были те, кто знал правду. В их число входили Сыны Ваннадана — немногие выжившие последователи демагога, поднимавшего восстания культов пирокластов в Сторвале во время Войны Тварей. Эти последователи Хаоса утверждали, что могут видеть будущее в огне. Они распространяли слух о том, что Имперский Флот был вынужден вернуться к Вигилусу из-за действий истинных хозяев планеты — поклонников древних богов из эпох еще до правления Императора. Постепенно жители Сторвала и Гиперии начинали верить этим слухам, при этом скрывая страх и сомнения за заявлениями о том, что всё было хорошо.

Экспедиция Калгара вернулась на Вигилус не в виде триумфальной процессии, как это сделал бы Министорум, а в десантных капсулах. Десятки следов протянулись от кораблей к поверхности. На этот раз высадка проводилась не на удерживаемых орками краях развалин и не местам, где на ветру трепетали знамена генокультов, а в тех областях, на которые претендовал Хаос. Многие из высоких шпилей и цитаделей все еще находились в осаде, несмотря на контратаки, предпринятые ударными силами Калгара. В некоторых местах внезапного возвращения космодесантников было достаточно, чтобы нарушить равновесие, и несколько шпилей были отбиты из рук сил Хаоса. Но постепенно становилось ясно, что Адептус Астартес опоздали и уже не смогут повлиять ситуацию. Гниль распространилась слишком глубоко, заражая ульи на всех уровнях.

К этому моменту Калгар почти исцелился от тяжелых травм. Способность космодесантников-примарис выживать после даже таких ранений была непревзойденной. Просматривая десятки информационных планшетов и записей пикт-воров одновременно, Лорд Макрагга провёл много часов, оценивая ущерб, нанесенный планете. Выводы были неутешительмыми.

Диркден был потерян, оставлен культистам-генокрадам по приказу Калгара. Погибель Каэлака также была оставлена — среди ледников свободно разгуливали друкари. Мортвальд противостоял нападениям орков, раз за разом отбрасывая зеленокожих от укреплений, но его богатые жители и привилегированные аристократы укрылись в своих дворцах и оставили простых рабочих беззащитными перед налётами Покорителя Миров. Мегаборей пылал пламенем войны между силами Омниссии, воинствами еретиков и ксеносов. Великий Подъёмник — орбитальный лифт, позволяющий добывать замороженную воду из астероидов — находился в лапах Нищих Принцев и не мог поставлять на Вигилус столь ценную воду. Город-улей Донтория был заражён адской эпидемией Нургла, от которой никто не мог избавиться. Резервуары Отека, место интенсивных сражений между генокультистами, Космическими Волками и Адепта Сороритас, были закрыты на карантин Караулом Смерти, а вечно жаждущее воды население продолжало погружаться в безумие от воплей Когтей Варпа. Геотермальные генераторы Сторвала оказались почти уничтожены извержениями вулканов, пробуждённых действиями агентов Ваннадана. Миллиарды тонн пепла выбрасывались в небеса чёрным облаком, чтобы затем пролиться вниз обжигающим дождём из пыли и обломков. Планета была на грани полного разорения, и прибытие Воителя станет последним ударом.

Война во тьме

Пришествие Хаоса вызвало эпидемию страха и ярости среди населения Вигилуса, и местами на улицах вспыхнули беспорядки. Реакция многих душ, столкнувшихся с ужасом и почти неизбежной гибелью, заключалась в том, чтобы молиться о божественном вмешательстве — и не только Императору поклонялись на пораженной планете.

Облака смога над Вигилусом разошлись под изогнутой волной энергии, предшествующей флоту Хаоса, и открылась ужасающая правда. Планета подверглась нападению именно тех сил, над которыми, если верить пропаганде, флот Калгара одержал победу. Вспышки сильного гнева и беспорядков разгорались в каждом жилом блоке. Кто-то занялся грабежом, а кто-то ушёл в тень, накапливая еду и воду в надежде пережить шторм.

Большая часть населения Вигиуса нашла спасение от отчаяния, вызванного приходом флота Абаддона, в Имперском Культе. За жрецами Адепта Сороритас и Министорум последовали толпы преданных паломников, начиная от безумных флагеллянтов и заканчивая организованными бандами, называющими себя ополчением Фратерис. Слишком часто эти ученики становились таким же проклятием силам Министорума, как и благословением, поскольку они мало думали о стратегии.

Тем временем многие из тех, кто был доведен до безумия продолжающейся войной, присоединились к проповедникам и деспотам, став частью культов Хаоса, которые массово выходили на улицы, чтобы поприветствовать своих хозяев, спускающихся с небес. Ещё больше искали утешения под землей. Они приняли фанатизм подземных культов, которые утверждали, что являлись истинными наследниками планеты. Когда прибыли корабли Хаоса, культ Нищих Принцев разросся ещё больше.

Абаддон не принимал во внимание генокульт, когда формулировал стратегию завоевания, потому что лидеры культа скрывали своё братство от психического наблюдения, а также от наблюдения визуальногоо. Даже когда Черный легион и их союзники-ренегаты боролись за захват ульев, они сталкивались со стойким сопротивлением многочисленных генокультистов, изливающихся снизу. На каждом ложном континенте захватчики Хаоса были окружены отпрысками Великого сира Вурма, потому что те не хотели отдавать с таким трудом завоёванные территории.

Вторжение Хаоса на Вигилус привело к тому, что крепость ксенокультистов в Диркдене подверглась нападению. Улей достался печально известным Повелителям Ночи, а также ренегатам из павшего ордена, известным как Покаранные. Их миссия состояла в том, чтобы извлечь выгоду из страха и растерянности, порожденных ужасными трансляциями Хааркена Покорителя Миров, и превратить улей в царство безумия и насилия. Это была задача, к которой Повелители Ночи силы были в высшей степени приспособлены.

Лишь небольшая сила Повелителей Ночи была частью вторжения —  большинство их пресловутого братства находилось возле Ока Ужаса, нападая на мир-корабль Ультве. Лидер Повелителей Ночи, Рамаган Савасдус, заключил сделку с Абаддоном, согласно которой не-улей Ашенид должен был стать основой атаки. От своего брата-провидца Вреануса он узнал, что высокий уровень преступности в городе может стать отличным поводом для вербовки нового поколения воинов — или, в крайнем случае, выносливых рабов.

Тем не менее, даже Вреанус не предвидел масштабов порчи ксеносов, к тому времени распространившейся по всему Диркдену. Что-то было в психическом гештальте гибридов такое, что мешало ему и его братьям ощущать присутствие врага. Вреанус не мог сказать, было ли это преднамеренным запутыванием со стороны магусов культа или каким-то проявлением тени в варпе, которая предшествует каждому флоту тиранидов. В любом случае, именно это оказалось решающим фактором в грядущих войнах.

Когда Повелители Ночи совершили высадку на планету, они расчистили себе путь по улицам Диркдена, пытая тех, кто сопротивлялся им. Они боролись с преступными братствами улья в течение нескольких дней — поскольку только самые низкие грешники и рецидивисты ещё цеплялись за город. Тем не менее, эта испорченная организация оказалась далеко не так проста. Савасдусу, Вреанусу и их отряду пришлось сражаться за свою жизнь, когда тысячи гибридов вышли из фальшивых стен и люков и стали рядом с преступниками. Болтеры, клинки и грозовые когти еретиков-Астартес собрали кровавую жатву, тела с дополнительными конечностями образовывали целые валы, которые Повелители Ночи использовали их в качестве импровизированных укрытий.

Тем не менее, культ направлял на убой волну за волной, намереваясь утопить захватчиков в крови — не важно, чьей. Он не рисковал выводком чистокровных генокрадов; вместо этого примус Холлуд Деш, прибывший из Мегаборея, привел несколько отрядов аберрантов и гибридов-метаморфов. Атака оказалась достаточно сильной, чтобы сломить Повелителей Ночи и Покаранных. Диркден остался в руках Нищих Принцев.

Отвоевание Подъёмника

Подъёмник Омнисии, впечатляющих масштабов механизм, с помощью которого Адептус Механикус ловили ледяные астероиды из космоса, оказался захвачен силами чистокровных генокрадов. Из-за недостатка воды техножрецы предприняли отчаянный штурм.

Война в Мегаборее вышла из-под контроля. Хотя в большинстве районов улья восстание культов генокрадов сдерживалось ликвидационными командами скитариев, сервиторами-катафронами и космическими десантниками, самые тяжелые бои были сосредоточены вокруг огромного технологического чуда, известного как Великий Подъёмник Омниссии.

Нищие Принцы захватили нижние уровни Подъемника во время Войны Тварей. Их планы вторжения были настолько тщательно проработаны, что их тайные агенты, проникшие в ряды техножрецов, смогли добыть коды доступа к сотням различных дверей. Верхние уровни, гораздо лучше защищённые, захватить оказалось намного сложнее. Вечно бдительные серво-черепа тут же обнаружили вторжение ксенокультистов, и на охрану жизненно важных областей Стигийских Шпилей встали «Кастеланы», запрограммированные уничтожать люминофорными пулями всё, что не связано с ноосферной сетью. Однако небольшая стая чистокровных генокрадов смогла обойти оборону Адептус Механикус, пробравшись через водопроводные трубы на верхние уровни Подъемника. В течение нескольких дней основной источник воды Мегаборея был потерян. План, который вынашивали на протяжении поколений, был, наконец, приведен в действие.

В конце Войны Тварей битва за Подъемник перешла на новый этап, когда Железные Руки, мастера бронетанковых атак, вторглись на территорию, которую Адептус Механикус считали потерянной навсегда. Однако, прежде чем наступление смогло продвинуться далеко вперед, присутствие космических десантников привлекло внимание сил орков, которые пришли в улей, чтобы тоже поучаствовать в битве. Через несколько часов десантники столкнулись с двумя видами ксеносов одновременно. Без помощи адептов Механикус и направляющей руки капитана клана Галкраан Астартес и были вынуждены отступить.

Нищие Принцы воспользовались отсрочкой и собрали силы на нижних уровнях Стигийских Шпилей. Затем ударный крейсер Железных Рук, «Чёрное копье», провёл бомбардировку по указанным десантниками координатам, превратив занятые генокультом регионы в почерневшие, дымящиеся обломки. По расчищенному пути вниз устремились «Кастеланы» и скитарии. В то же время ударная группа скитариев отправилась наверх, чтобы изгнать чистокровных генокрадов из центра управления. Контратака получилась впечатляюще успешной. Отряд за отрядом они пробирались наверх через вышедшие из употребления транзитные капилляры. Они использовали маршруты, когда-то давно намеренно стёртые со всех планов на случай непредвиденных обстоятельств или потери основных точек входа.

В считанные минуты генокрады в центре управления Шпиля оказались окружены. Десятки ксеносов погибли под огнём радкарабинов и гальванических винтовок пехоты Адептус Механикус. Техножрецы сражались с невиданным фанатизмом и решительностью — они были возмущены тем, что священный механизм осквернялся присутствием чужаков. Отдавшись инстинктам, генокрады начали карабкаться по стенам, словно пауки-прыгуны, и уничтожать осветительные приборы, заливавшие комнату управления бледным светом. Лампы погасли одна за другой, и, как только опустилась тьма, из неё явился ужас из пустоты.

Из тени самого большого из трубопроводов вышел тот, кто когда-то стал причиной образования генокульта — Великий сир Вурм. Ксенос взмахнул своими чудовищными когтями, разрубив сразу нескольких скитариев в облаке крови и искрящих обломков. По его психической команде генокрады и гибриды-метаморфы, сражавшиеся рядом с ним, запечатали вертикальные транзитные капилляры, повернув вентили. Так они отрезали скитариев от подкреплений, всё ещё поднимавшихся вверх.

Злобно сверкнув глазами, патриарх генокульта ткнул своим искажённым мутацией кулаком в светящуюся красную кнопку главной панели управления. Бронированные створки, предназначенные для изоляции комнаты от внешнего мира, начали опускаться, движение бронепластин сопровождалось громким лязгом. Но прежде чем центр управления оказался полностью отрезан, туда устремились ослепительные копья нейтронных лазеров. Один из лучей поразил Вурма, отделив две мускулистые конечности от тела. Но его выводку чистокровных генокрадов пришлось ещё хуже: они попали под перекрёстный огонь и погибли все до единого.

Вертикальный штурм был всего лишь отвлекающим манёвром, и он просто оказался успешнее, чем ожидалось. Правильно предположив, что на ближних дистанциях генокрады являются крайне опасны противником, стигийские техножрецы отправили наверх несколько дюнных ползунов «Онагр». Благодаря наскоро установленным на металлические ноги магнитным генераторам боевые машины смогли медленно, но верно взобраться на огромную высоту по стальной обшивке Шпилей. К удовольствию предложившего столь изобретательный способ атаки жреца, штурм «Онаграми» полностью очистил верхние уровни от порчи ксеносов.

Прижигание раны

Имперский ответ на вторжение Хаоса в шпили Гиперии был быстрым и целенаправленным. Из каждого улья поступало всё больше сообщений о присутствии еретиков, и становилось ясно, что для борьбы с наступающей тьмой необходимы решительные меры.

Слухи о каждом новом нападении доходили до Пристанища Святых через курьеров, семафорную связь и в информационных капсулах с луны Нео-Веллум, и лидеры Адептус Астартес, опираясь на получаемые данные, составляли тактические планы. Хотя они добились немалых успехов в шпилях Гиперии и за ее пределами, стратегию планетарного масштаба приходилось пересматривать снова и снова, поскольку известно, что для захвата Вигилуса Абаддон собрал под своими знаменами тысячи космодесантников из легионов предателей и орденов-отступников. Пока командиры космодесанта изучали диаграммы и таблицы данных о расположении противника, древние предатели сеяли смерть в городах и убивали всех, кого могли найти. Хотя в Сенате Вигилуса многие знали о Хаосе только из рассказанных шёпотом легенд, они считали, что это худшее, что только может случиться с их миром. Древние враги Империума заявили о себе во всеуслышание. Десантники Чёрного легиона были замечены в каждом городе, их черные как сама Пустота доспехи были отмечены Оком Хоруса. И не только Чёрного легиона.

Несущие Слово, облачённые в алые доспехи и покрытые нечестивыми письменами Лоргара, с ревностным фанатизмом нападали на укреплённые монастыри шпилей Гиперии. Двигаясь фалангами, они перекрёстным огнём болтеров уничтожали защитников, а разорители подбивали танки «Репульсор» и «Экзорцист», отправленные на перехват.

Железные Воины совершали нападения с огромных военных кораблей, зависших на низкой орбите. Целью их агрессии были хорошо защищенные траншейные сети Мортвальда. Мастера искусства осадной войны, они вели точечный лазерный огонь по бастионам и Крепостям Искупления, которые так долго сдерживали захватчиков-зеленокожих. Один за другим центры сопротивления методически уничтожались — Железные Воины наносили удары с ужасной скоростью и силой. Имперские Кулаки спешили к линии фронта, чтобы отбросить их назад, но не могли быть повсюду одновременно — толпы фанатиков и внезапные нападения культистов задерживали Астартес и связывали их силы окопной войной, в то время как основные войска предателей творили своё чёрное дело.

Повелители Ночи обрушились на Диркден вместе с Покаранными. Калгар надеялся, что на предателей нападут генокультисты, когда-то ставшие причиной падения города. Магистр Ультрамаринов знал, что мерзких сынов Конрада Керза не так легко победить, и даже если он попытается отбросить врага назад, то они сфокусируют свои усилия на крепостную стену Гиперия-Диркден и двинутся в районы к югу от Пристанища Святых.

Цепь Ленкотц, а также области Цардоника и Лутврен, были захвачены странным машинным вирусом. Векс Машинатор, архилорд-дискордант Абаддона Разорителя, принёс анархию и смерть. Водоочистительные сооружения были поражены аурой необузданного Хаоса и вышли из строя.

Донтория была на грани уничтожения. Пласталевые подпорки начали гнить и ржаветь в каждом жилом блоке — проклятие разложение было столь сильно, что даже человеческая плоть чернела и превращалась в жидкую грязь. На телах жителей Гродхолева стали появляться чудовищные волдыри, формой часто повторяющие Великий Разлом. Стоило пузырям лопнуть, как из них высыпались крошечные извивающиеся личинки, которые тут же превращались в орущих глюклингов, чья аура действовала не только на машины, но и на людей.

Космодесантники знали, что не смогут побороть сверхъестественную чуму. Калгар с тяжёлым сердцем решил, что Донтория потеряна.

Огни Калгара

Марнею пришлось принять экстренные меры и действовать решительно, так как нападение сил Абаддона оказалось слишком быстрым и разрушительным. Но, уже отдав Диркден Нищим Принцам, магистр не хотел уступать территории ещё и воинствам Хаоса. В Сенате Вигилуса долгое время шла дискуссия о способах противодействия новому врагу, но никто не мог предложить хоть какое-то решение.

В конце концов, Люциенна Агамемнус IX, планетарный губернатор, нашла выход. Верхние уровни многих ульев-шпилей, захваченных силами Хаоса, были потеряны. Она предложила договориться с Адептус Механикус и задействовать их промышленное оборудование, чтобы вызвать искусственное землетрясение огромной силы. С помощью тектонических фраг-дрелей и буров-ульев можно было обвалить самые высокие здания по всему Вигилусу. Однако Марней не согласился. Падающие обломки уничтожат десятки тысяч мирных граждан, а в фундаменте каждого улья образуются трещины. Действие на боевой дух имперских сил будет разрушительным. Кроме того, Люциенна долгие десятилетия враждовала с Механикус, и столь резкое изменение политики было бы расценено как знак отчаяния. В ответ Агамемнус предложила провести серию поджогов в основаниях каждого шпиля. Поднимающееся вверх пламя отгонит предателей с вершин, а имперские войска сэкономят силы. Калгар согласился и издал указ о начале операции. Команды Адепта Сороритас и отделения Министорума исполнили его в течение часа, и в каждом улье вспыхнули пожары, получившие общее название «Огни Калгара».

В сердце Вихря

«Есть на Вигилусе истины, что скрывались тысячелетиями. Настолько ревностно хранят их, настолько они глубоко похоронены, что жители планеты даже не догадываются, что было тут раньше. Места хранения этих тайн стали подобны слепым зонам, территориям, упоминающихся только в страшных сказках и историях, рассказываемых последними провидцами Вигилуса. Но там сокрыто то, что может стать спасением планеты — или, не в тех руках — погибелью»
– Валле де Гир, старший провидец Пылающего Колеса


Секрет, хранящийся в Вулианском Вихре, должен был изменить ход Войны Кошмаров самым коренным образом. То, что когда-то оставалось забытым, стало причиной новой военной кампании.

Почти все живые существа на Вигилусе избегали гигантской пылевой бури, бушевавшей к югу от Гиперии — даже зеленокожие и Нищие Принцы обходили её десятой дорогой. Те же, кому хватало храбрости пробраться достаточно далеко, встречались с неумолимой яростью шторма, становившейся неодолимой преградой. Хлещущие и крайне быстрые ветра, метавшиеся вокруг глаза бури, несли с собой миллиарды тонн мелких частиц — крупинок песка, камушков и чешуек ржавчины — и могли в считанные секунды содрать с человека кожу. Шторм продолжал существовать десятилетие за десятилетием, настолько же неуёмный, как и Больше Красное Пятно на Юпитере. Вихрь был настолько враждебен к любой жизни, что лишь немногие, например, облачённые в силовой доспех Астартес, смогли бы пройти через стену частиц. Ещё меньшему количеству удавалось добраться до центра.

Когда космические десантники прибыли на Вигилус во время второй фазы Войны Тварей, Аквиларийский Совет, правящий орган Вигилуса в то время, настаивал на том, что изучение Вулианского Вихря будет пустой тратой ресурсов. Несмотря на то, что он порождал меньшие штормы, которые уходили дальше в пустоши подобно раковым клеткам, отрывающимся от опухоли, лидеры планеты были убеждены, что не стоит даже пытаться исследовать его, поскольку до сих пор каждая попытка добраться до центра заканчивалась неудачей.

Тёмные Ангелы отважились отправиться туда, потому что у них были свои причины искать что-то в самых отдаленные районы планеты. Сначала они продвигались вперёд на тяжёлой технике клиновидным построением, чтобы одна машина прикрывала собой другую. Рано или поздно транспорты начинали барахлить и останавливаться, их шестерни и поршни оказывались истёрты безжалостным песком. Космические десантники отправили вперёд ударные команды на мотоциклах, достаточно быстрых и компактных, чтобы пройти через безжалостные ветра. Они пробрались ещё дальше, но недостаточно далеко.

Вскоре и мотоциклы вышли из строя — их духи машин возмущённо визжали, когда Астартес безрезультатно пытались запустить двигатели. Поклявшись когда-нибудь вернуть дорогостоящую технику, Тёмные Ангелы пошли пешком, упорно стремясь достичь сердца шторма. Но они не смогли бы были его найти. Территория, скрытая Вулианским Вихрем, была очень обширной, и с такой плохой видимостью и электромагнитными помехами, порождаемыми статикой, сыны Льва были вынуждены поражение и вернуться к основной войне. И всё же они чувствовали, что во страшном шторме скрыто что-то очень важное — и они были правы.

В течение тысячелетий Вихрь скрывал древнюю крепость из тёмного камня. Безымянные строители, создавшие это сооружение, называли его Цитаделью Вигилуса, но уже давно она была захвачена варбандой Падших. Эти древние предатели из числа Первого легиона веками и скрывались здесь и использовали планету в качестве плацдарма для своих собственных задач. Далекий и враждебный регион, в сочетании с психическим экраном, поддерживаемым библиарием Осандием, не давал никому узнать тайны Вихря.

Абаддон был исключением. Разоритель своей кровью подписал пакт с лидером Падших много веков назад, и с помощью этого же пергамента его чернокнижники могли отследить психический след библиария подобно тому, как гончие плоти находят жертву по мимолётному запаху. После того, как Абаддон помог Падшим сбежать от Темных Ангелов в военной зоне Пандоракс, Осандий поклялся ему в верности. Воитель знал, что клятва наверняка окажется полезна в будущем, и события на Вигилусе должны были доказать его правоту. Пришло время возвращать долги.

Фаза вторая

Пустотный Коготь

На вершине Цитадели Вигилуса располагалось чудовищной мощи древнее оружие, известное как Пустотный Коготь. У его стражей-Падших были свои планы по его применению, но Разоритель думал иначе.

Достигнув орбиты планеты, флагман Абаддона, «Мстительный дух», занял геосинхронную позицию над Сторвалом, и с помощью маневровых двигателей начала вращаться вокруг своей вертикальной оси. Бортовые залпы огромного корабля уничтожали любое имперское судно, которое подходило слишком близко. Настолько велико могущество линкора класса «Глориана», что он испепелял любого противника так же легко, как огрин отмахивается от овода. Хотя Имперский Флот предпринял отчаянную атаку на «Мстительный дух», им не удалось добиться ровным счётом ничего — макроорудия и лэнсы флагмана наносили даже самым защищённым пустотным кораблям непоправимый урон. В конечном счете, командование флота решило оставить попытки уничтожить линкор, потому что он не был первостепенной проблемой и открывал огонь только при приближении. Казалось, что над Сторвалом зависла чудовищная безжизненная гора чёрного металла.

Но Абаддон не терял время зря. Он сумел добраться к Цитадели Вигилуса в обход шторма. При помощи колдовских телепортационных массивов «Мстительного духа», настроенных на на психический след Осандия, Воитель и пятьдесят элитных терминаторов — Несущих Отчаяние — переместились на поверхность. Они материализовались за вратами Цитадели Вигилуса во всём своём тёмном великолепии и потребовали разговора с хозяевами крепости. В течение долгой и напряженной минуты ответа не было. Абаддон уже начал двигаться вперёд, приготовив к бою Драх'ниен и воздев руку с Когтем Хоруса, как вдруг подъемный мост опустился вниз, и по нему прошла фигура, лицо которой было скрыто капюшоном.

Последовавшая за этим встреча не была разговором старых друзей или старых сюзников. Всё было лаконично и быстро, а обстановка была крайне накалённой: сотни разнообразных орудий Падших были направлены вниз, на десантников Чёрного легиона. Десантники же оставались непоколебимыми и не выдали своё беспокойство мимолётными движениями, даже когда артиллерийские орудия и макропушки Цитадели начали медленно разворачиваться в их сторону. Хотя все были в состоянии повышенной готовности, болтеры молчали. Вместо этого началась словесная война.

И это была война, к которой Абаддон прекрасно подготовился — он уже много раз заключал сделки с лордами орденов-отступников и воинствами демонических примархов. Некоторые из Черного легиона утверждали, что он даже говорил с самими Тёмными Богами и при этом сохранял рассудок — по крайней мере, большую его часть. Абаддон пытался договориться об использовании Пустотного Когтя. Оружие в цитадели не имело никаких аналогов в Галактике. Оно не стреляло снарядами, но вместо этого создавало разрыв в ткани самого пространства-времени посредством фокусирования луча сокрушительной энергии в одной точке. Оно образовывало гравитационную аномалию размерами чуть меньше крупной жемчужины, но, хоть она и была крошечной, все известные типы силовых полей против неё были против неё абсолютно бессильны. Масштабы разрушения, которые Пустотный Коготь мог вызвать, были невероятны. Гравитация аномалии будет настолько сильна, что вся материя в огромном радиусе будет поглощена чёрной дырой.

Падшие планировали обрушить мощь Пустотного Когтя на своих злейших врагов — но у них это получилось бы только при условии, что Тёмные Ангелы окажутся в нужном месте в нужное время, поскольку подобное шпилю устройство предназначалось для поражения военных кораблей, а не армий. Абаддон же видел в Когте способ изменить форму Рукава Нахмунда. Разоритель поведал Осандию о своём плане. Согласно ему, титаническое оружие должно выстрелить не по вражеской цели, а область между Вигилусом и его луной, Нео-Веллумом. Получившаяся гравитационная аномалия окажет разрушительное влияние на оба мира — бесчисленнные миллиарды тонн камня и песка будут выброшены высоко на орбиту.

Против Вигилуса, и так уже со всех сторон осаждённого ксеносами и хаоситами, обратится сама сила притяжения. Более того, выстрел Пустотного Когтя изменит форму Рукава Нахмунда до неузнаваемости.

Страшная месть Осандия

Поначалу Падший библиарий Осандий не хотел пускать Абаддона к Пустотному Когтю, поскольку это необычное устройство должно было стать его секретным оружием против Темных Ангелов. Даже в состоянии покоя орудие создавало вокруг себя аномальную метеорологическую систему. Оно было настолько древним и странным, что даже сам Осандий не до конца понимал, как оно должно работать. Тем не менее, он уже не раз психически общался со злобным духом машины и достиг с ним некоторого взаимопонимания.

План библиария был прост — собрать армию Падших настолько большую, что у его бывших братьев, Темных Ангелов, не останется другого выбора, кроме как провести расследование с применением силы. Осандий позволил сынам Льва узнать об Крепости, специально подбрасывая им пленных. Падшие добровольно жертвовали собой ради великого плана. Библиарий сделал всё, чтобы правильная информация оказалась в правильных руках. Кульминацией этого должно было стать прибытие «Скалы» — мобильной крепости-монастыря Первого легиона. Как только та заняла бы орбиту, Пустотный Коготь должен был выстрелить. Древние силовые поля защитили бы Крепость Вигилуса и находящихся в ней воинов от ответного удара, а аномалия, образовавшись внутри «Скалы», полностью бы её уничтожила вместе со всеми Тёмными Ангелами. И всё же план Абаддона по уничтожению Рукава Нахмунда был настолько убедителен и амбициозен, что Осандий изменил своё мнение — нанести настолько разрушительный удар по всему Империуму было ещё большей наградой.

Сопровождаемый бинарными молитвами и активацией древних систем, Пустотный Коготь пробудился, вибрируя и потрескивая. Пыль Вулианского Вихря закрутилась в высокую спираль, земля треснула, и Цитадель содрогнулась до основания. Сам воздух закричал, и где-то высоко над планетой образовалась сфера абсолютного разрушения.

Плохие вести

Последствия выстрела Пустотного Когтя были ужасающими. Точно так же, как спутник действует на моря мира, вокруг которого обращается, так и гравитационная аномалия потянулся к себе всё, что было на поверхности Вигилуса. Беспорядок, ею принесёный, быстро вырос до уровня глобальной катастрофы.

Невероятная мощь гравитационной сингулярности — позже названной Вулианской Аномалией — принесла немало проблем имперским силам. Настолько масштабны были разрушения, что Сенат Вигилуса оказался буквально завален различными рапортами со все уголков планеты, а улицы Пристанища Святых кишели курьерами и докладчиками с каждого фронта. В свободных комнатах дворца губернатора организовывались вспомогательные военные советы, каждый из которых собирал и обрабатывал информацию с десятков фронтов. Но даже имея на своей стороне стратегический гений Калгара, имперское командование обнаружило, что попросту не успевает следить за ходом Войны Кошмаров — даже не может определить, что только что произошло.

Первыми почувствовали на себе влияние аномалии флоты, находившиеся на орбите Вигилуса. За несколько часов до активации Пустотного Когтя имперские адмиралы с удивлением отметили, что корабли Хаоса внезапно меняют курс и занимают позиции, не имеющие ни малейшего стратегического значения. Архикоммодор Венсатория заметила, что все они стараются отдалиться от Вулианского Вихря, но не знала, почему.

Только когда прямо по курсу появился неизвестный сигнал огромной мощности, адмиралы поняли, что перемещения флотов Хаоса были частью чего-то большего. Корабли предателей сменили своё местоположение так, чтобы противодействовать притяжению плазменными двигателями. У Имперского Флота не было такой возможности. Корабли эскорта, транспортники и грузовозы, оказавшиеся в гравитационном колодце, начали резко ускоряться и сталкиваться с линейными судами, которые они должны были сопровождать.

На поверхности разверзся настоящий ад. Вулианский Вихрь вытянулся далеко за пределы атмосферы и образовал огромный конус, вершиной упирающийся в аномалию. Увидеть его можно было даже с высокой орбиты. Весь мелкий хлам, не прибитый к земле или не привинченный к чему-то ещё, направился в сторону шторма под действием аномалии, бушевавшей вверху. В Обломках у Вихря, в ближайшем хлам-городе орков, к неописуемому удивлению меков и радости гретчинов все без исключения гайки, болты и заклёпки покатились в одном и том же направлении.

Тектонические плиты планеты крошились и сминались, а шпили Гиперии, Мегаборея, Диркдена и Сторвала начали рушиться. Под обломками погибли тысячи. Великий Подъёмник Омниссии изогнулся под неестественным углом, а Сакрус Тора Хокинг, путеводная станция на его вершине, устремилась к Аномалии.

Нео-веллуму тоже досталось, хоть изменение его орбиты было почти незаметным. Кислотные болота на его поверхности внезапно забурлили и хлынули вверх. Мосты и переходы, связывающие каждый скрипториум, растворились и обрушились вниз, утонув в булькающей жиже. За ними последовали и сами скрипториумы с тысячами людей.

В глубоком космосе газопылевое облако на границе системы пришло в движение и начало сближаться с Вулианской Аномалией. Путеводный свет Астравигилы начал тускнеть, погружая планету в кошмарные сумерки, и боевой дух имперских сил продолжал падать. Всего лишь одним простым договором Воитель нанёс по Вигилусу удар, от которого планета никогда не оправится.

Утечки

Вода тоже не избежала влияния гравитационной аномалии. Кража этого бесценного ресурса была такой же частью плана Абаддона, как и всё остальное — его закованные в силовые доспехи воины могли выжить практически без потребления жидкости, но вот Астра Милитарум долго бы не протянули. В сочетании с терзающим население голодом это привело бы города-ульи к полному социальному коллапсу.

Сначала из водохранилищ и отстойников на поверхности планеты вырывались только струйки воды. Затем они превратились в потоки и ручейки драгоценной жидкости, которая лилась из каждого улья в засушливые пустоши, всё ещё удерживаемая гравитацией Вигилуса, но уже влекомая притяжением аномалии. Большая часть воды была потеряна, поглощена пористым ландшафтом. Но там, где её было много — например, в гигантских резервуарах, разбросанных по всей поверхности планеты — появлялись сверкающие реки, текущие по направлению к Вулианскому Вихрю. В некоторых местах появились даже миниатюрные мелководные моря. Утечки было почти невозможно остановить. Сотни тысяч обезвоженных граждан, едва держась на ногах, боролись друг с другом и набирали воду в тарелки, супницы, кружки, консервные банки и даже просто в руки, чтобы сохранить как можно больше животворящей влаги.

Первоначально эти же граждане пили воду с чувством триумфа и дикой надежды. Ценнейший ресурс, обычно яростно охраняемый богатыми и влиятельными людьми, теперь оказался доступен для всех желающих. Медленно до них дошло, что количество воды было ограничено. Скандалы вспыхивали за каждый мелкий ручеёк, кулачные бои быстро превращались в ножевые поединки, а затем даже в уличные перестрелки. Где бы ни текла вода, за ней неотступно шли тысячи несчастных.

Контроль Империума над Вигилусом, уже и так сильно подорванный вторжениями, превратился в пустые слова. Войска были вынуждены ограничить потребление воды, и смертельная жажда казалась неизбежной.

Железный кулак

Вигилус не справлялся с силами, которые на него обрушил Абаддон. Военная зона превратилась в сущий ад — но не только имперским силам приходилось туго.

Пока созданное Пустотным Когтем гравитационное проклятие искажало время и ломало пространство, силы Разорителя продолжали войну, распространяя глас о наступлении апокалипсиса повсюда. Везде, где они проходили, рано или поздно появлялись странные варп-устройства, приносившие проблем ничуть не меньше, чем Аномалия.

Несущим Слово, самому верному Тёмным Богам легиону, было поручено направить энергии Цикатрикс Маледитум на планету с помощью загадочных сооружений, известных как ноктилитовые короны. Гвардия Смерти продолжала неумолимо распространять чуму по Донтории, в то время как Повелители Ночи оказались связаны затяжными боями в Диркдене. Железные Воины сражались со своими старыми врагами, Имперскими Кулаками, за контроль над Мортвальдом.

Однако силы Хаоса встретили противодействие. Имперцы, хотя и понесли серьёзные потери, еще не были побеждены. Покинув вершины шпилей, объятые «Огнями Калгара», захватчики Хаоса принесли войну в города и иссушённые пустоши за их пределами. Некоторые из легионов предателей, в первую очередь Пожиратели Миров, желали только убивать и уничтожать. Первыми на себе испытали их гнев защитники Гигантов — обширных плато на севере Отека. Другие, в том числе Альфа-Легион, проводили серии спецопераций и разрушительных диверсий, в то время как более набожные легионы вели психологическую войну, создавая культы и тёмные секты. Наступило время всеобщей войны, и ни один отступник не остался в стороне от бойни и безумия.

Вместо того, чтобы пытаться победить всех своих противников одновременно, Калгар и лидеры Сената Вигилуса вели множество кампаний на нескольких фронтах. Неразбериха, беспорядки и паника в городских областях не давали возможности вести там хоть какие-то организованные действия, но вот пустынный пейзаж за их пределами был холстом, на котором Калгар мог создать стратегический шедевр.

Управляя поведением своих врагов, имперские силы сталкивали их в кровавых войнах, в идеале, уничтожая обоих. Эта тактика, частично вдохновленная Гамбитом Криптманна — стратегией, подходящей для самых сложных обстоятельств — оказалась на удивление эффективна.

Среди космодесантников, которые сражались на Вигилусе во время Войны Тварей, многие на собственном опыте знали о безрассудном отношении орков к стратегии и, могли приблизительно прогнозировать действия зеленокожих. Орки же знали, что враг, одетый в силовую броню, всегда может стать неплохим соперником, и их совершенно не интересовало, какие метки они несут и за что сражаются.

Используя это знание, Калгар и его коллеги-магистры приказали имперским силам провести серию отступлений. В серии кровавых боёв они сумели вывести жадных до боя Пожирателей Миров, Багровую Резню и Красных Корсаров из городов в пустоши. Дальше им пришлось провести за собой противника по открытой территории, и при этом имперцы понесли ещё большие потери — не только от орков-артиллеристов в городах, которые от нечего делать стреляли по всему, что движется, но и от захватчиков Хаоса, которые заняли позиции на верхних уровнях ульев. Тем не менее, оно того стоило, поскольку это позволило открыло новый фронт, оттянувший на себя значительную часть сил Хаоса.

Орки Waaagh! Скорости тут же среагировали на далёкие взрывы и столбы дыма на горизонте и сразу поспешили туда. Полностью предвидев такую реакцию, лоялисты быстро и организованно отступили на «Громовых Ястребах», сопровождаемые насмешливыми криками предателей.

Однако у сил Хаоса не было достаточного количества авиации, а точнее, не было почти совсем, и они обнаружили, что оказались в тщательно спланированной ловушке. Орки этим тут же воспользовались. Хотя многие машины зеленокожих были уничтожены ещё на подходе, но на место каждой становилась ещё одна, а затем ещё сотня. Еретики-астартес никак не могли остановить зелёный прилив.

Через несколько наполненных стрельбой и рёвом цепных мечей часов новая война привлекла ещё тысячи ревущих и лязгающих оружием орков. Даже Пожиратели Миров осознали всю глубину своей ошибки, ибо зеленокожих было настолько много, что они смогут раздавить любое сопротивление. Так уж получилось, что ксеносы, разрывавшие Вигилус на части во время Войны Тварей, внезапно стали ещё одним рубежом обороны и надеждой для имперских сил.

Катастрофа в хабе К-876

Троица Ульев — три огромных конструкции, возвышающиеся над Гиперией — были важными распределительными центрами аква санктус, воды, которую потребляло населения. Стараниями Адептус Министорум ценный ресурс продолжал бесперебойно поступать к работникам, занятым на фабриках по производству боеприпасов. Вода была божественным топливом, питающим рабочую силу, которая, в свою очередь, питала священное оружие имперских защитников; именно это было основным кредом благотворительной миссии, известной как Щедрая Рука. Это собрание священников Министорума, ополченцев Фратерис и Сестёр Битвы из ордена Пресвятой Девы-Мученицы работало не покладая рук — часто в опасных условиях и без официальной материально-технической поддержки — для обеспечения тех, кто в противном случае был бы проигнорирован корыстными клерками Муниторума.

Неясно, были ли в рядах Щедрой Руки оперативники Альфа-Легиона, или же они стали на путь погибели благодаря дезинформации. А началось всё с того, что добровольцы Министорума начали проявлять подозрения по отношению к воде, поступающей из шпиля Маджентины. Из найденных фрагментов коммюнике можно сделать вывод, что раздаваемая оттуда вода оказалась испорченной. После того, как предупреждения, обращенные к Муниторуму, не были услышаны, Щедрая Рука действовала напрямую. Они распределили оружие среди своей паствы, пытаясь остановить и принудительно осмотреть большую партию воды, поступающую через концентратор К-876 из-за пределов Гиперии. Однако вместо еретических диверсантов добровольцы оказались перед несколькими взводами тяжёлой пехоты 92-го кадийского, которые — благодаря уже не поддающейся отслеживанию наводке — ожидали злонамеренного вмешательства со стороны замаскированных еретических элементов.

Анализ действий показывает, что первый выстрел, превративший напряженный спор в бойню, был произведен не представителем какой-либо имперской фракции, а скрытой третьей стороной из снайперского оружия болтерного калибра. Это вызвало жестокую перестрелку, в результате которой миссия Щедрой Руки оказалась уничтожена, кадийские взводы разбиты, а весь груз аква санктус утерян. Из-за одного-единственного выстрела водоснабжение рабочих Маджентины оказалось нарушено, что привело к двадцатипроцентному падению производства материала в последующие недели. Кроме того, не может быть совпадением то, что те же самые кадийские взводы, ослабленные катастрофой в хабе К-876, в последующие дни оказались неспособны сдержать череду набегов неопознанных еретиков-Астартес.

Инфернальные машины

Основное место сбережения чёрного камня в Мегаборее — хранилище XV Громового Колодца — было защищено огромным рефракторным полем. Чтобы уничтожить вещество внутри, Абаддону пришлось бы деактивировать незримый щит. Воитель Хаоса отправил вперёд авангард демонических машин, но те столкнулись с неожиданным сопротивлением.

Хоть техножрецы Мегаборея не до конца понимали природу защищаемого ими вещества, они ревностно охраняли каждый килограмм ноктилита, добытый из копьеподобных залежей в планетарной коре Вигилуса. Загадочная структура камня и странные каналы и дыры, пронизывающие каждую его частицу, намекали на то, что на самом деле чернокамень мог быть творением некой инопланетной расы. Количество знаний, которые можно было извлечь из него, повергало любого техножреца в благоговейный трепет.

Почти сразу после извлечения из шахт первых партий черного камня, хранилище XV Громового Колодца стало важным перевалочным пунктом. Склады были защищены не только толстыми крепостными стенами и постоянным гарнизоном, но и большим куполообразным силовым полем. Это была не щит класса «Бастион», а еще более ценная реликвия — рефракторное поле огромной силы и радиуса действия. Оно создавало барьер, который мог превратить любую энергию, будь то кинетическую, тепловую, ядерную или другую, в безобидные вспышки света.

Абаддон ещё не спустил с цепей свои демонические машины, и те яростно рвались вперёд. Медные Звери, поклоняющиеся Богу Крови, были известны использованием большого количества одержимых Нерождёнными военных машин и особой тактикой, заключающейся в нападении с нескольких направлений одновременно. Они добрались до Вигилуса не в составе флота Абаддона, а на одном огромном, искажённом варпом космическом корабле — барже «Церберит». Этот космический колосс когда-то был флагманом их Ордена, но так долго томился в Оке Ужаса, что теперь больше походил на отвратительную и чудовищно огромную полуживую демоническую машину.

Боевая баржа вошла в нижние слои атмосферы Вигилуса, чтобы пройти внутрь поля хранилища XV, и пламя охватило её нижнюю часть, когда древний щит вступил в противостояние с огромной массой «Церберита». Но для машины, закалённой нечистым пламенем варпа, это было всего лишь мимолётной неприятностью. Десятки хель-драконов отделились от ребристых кабелей и направились вниз.

Огромные горгульи на носу корабля открыли свои пасти, издавая рёв скрап-кода, настолько пугающего, что духи машин в тысячах барьеров и замков трепетали и в ужасе повиновались воле демонов. С бортов корабля вниз с лязгом спускались якорные тросы. Они должны были закрепить корабль на шпилях Мегаборея. Вниз по крутым рампам шли целые воинства демонических машин, и их было настолько много, что они проходили сквозь оборонительные порядки техножрецов как раскалённый нож сквозь масло. Скорость атаки была таким же оружием, как и сила, потому что хоть в Мегаборее продолжали действовать бесчисленные группы защитников, они не просто не успели подтянуть достаточно сил, чтобы остановить нападение. Медные Звери привели не менее трех Повелителей Черепов, полугуманоидных чудовищ, которые уничтожали целые отделения скитариев. Рядом, подобно гигантским гончим, сопровождающие какого-то божественного охотника, гремели изверги-истязатели, круша катафронов-уничтожителей. Когда вокруг бункера XV остались только роботы-«Кастеланы», к ним устремились быстроногие ядовитые ползуны, излучая странные эфирные силы. Демонические машины набрасывались на возвышающихся автоматонов и валили их с ног ударами поршневых лап. Адептус Механикус, создавшие непробиваемую для любых обычных атак оборону, не учли ещё один аспект нападения Хаоса — его демоническую природу.

Спуск «Церберита» также привлёк и другие силы. На последних этапах Войны Тварей в Мегаборее хозяйничали как зеленокожие, так и поклонники Хаоса, и они тоже были заинтересованы в хорошей битве. Ваивода Круллдакка, выживший после возгорания Дельты Стока, давно хотел узнать, что за «свитящаяся штука» защищала хранилище XV. Под шквальным огнём скитариев ближайшая к месту битвы блиц-бригада орков ворвалась в выработки западного Мегаборея. Колонна огромных грузовиков, несущих гигантские машины и шагоходы большого мека Танки, объехала края Громового Колодца и ворвалась в районы складов. Орки прорвались сквозь войско сектантов Хаоса и ренегатов, которые были основной силой предателей.

Хотя зеленокожие и потеряли десятки баивых фур под обстрелом демонов, Крулдакка не останавливался. Окружённый похожими на коробки транспортами орков и боевыми машинами Хаоса, он громко проревел боевой клич и этим довёл Маньяков Скорости до боевого безумия. Адская гонка продолжалась. Когда на пути ваиводы встал изверг-истязатель, Круллдака взобрался на кабину своей фуры и оторвал голову металлического зверя своим силовой клешнёй, и, когда демон затрясся в смертельных муках, плюнул ему на шею. Waaagh! Скорости помчался дальше.

Когда из мегафур Круллдакки неровными рядами начали выходить десятки смертодредов и горканавтов, битва при Громовом колодце быстро превратилась в войну машин. Приземистые и широкие шагоходы обменивались с противником тысячами раскаленных добела снарядов. Авангардные демонические машины Медных Зверей, которые к этому уже уничтожили роботов, охранявших хранилище XV, сейчас были слишком заняты выведением из строя генераторов рефракторного поля, чтобы заметить новую угрозу. Военачальник орков был достаточно сообразителен, чтобы постоянно оказываться вне досягаемости Повелителей Черепов. Перескакивая от одной твари к другой и используя обломок «Онагра» в качестве щита, он добрался к командирам Медных Зверей. Кузнец варпа Горба Связанный-с-демонами, создатель многих из этих авангардных существ, слишком поздно обнаружил присутствие истекающего кровью и ревущего вождя орков — и погиб от его клешни.

Но когда порченые Рыцари Хаоса, ударные войска Горбы, наконец-то разбили защитников Адептус Механикус и уничтожили рефракторное поле, Связанный-с-демонами отомстил ваиводе. Когда хранилища были вскрыты, а его защитные поля рассеяны, могучий флагман Разорителя — «Мстительный Дух» — вновь проявил себя. Бомбардировка циклонными торпедами сотрясла Мегаборей до основания, распылив хранилище XV, черный камень внутри него, авангард Медных Зверей, Круллдакку и все остальное в радиусе мили на атомы.

Битва гигантов

Хлам-города орков по каким-то причинам избежали ярости Чёрного легиона. Только когда Верховный лорд скорости, Крулдакка, вступил в победоносный бой с Медными Зверями в Мегаборее, Абаддон выделил часть ресурсов, чтобы нанести карательный удар. В глубине своей чёрной души он знал, что орки просто слишком воинственны, чтобы их можно было игнорировать, и что они уважали только грубую силу. А сил у Черного легиона и его союзников было предостаточно.

В рядах сил Хаоса, которые прибыли на Вигилус, были не только космодесантники-предатели, но и легионы титанов, упоминавшиеся во мрачных имперских легендах. Отек, Донтория и Мегаборей оказались настолько пронизаны туннелями, шахтами и пустотами, что богомашины могли легко разрушить целый участок дороги своим весом; поэтому они не уходили далеко в города. Вместо этого предатели вели обстрел издалека.

После атаки Крулдакки металлические гиганты отвернулись от осаждённых городов и отправились в пустоши, чтобы сразиться со стомпами, горканавтами, морканавтами и гаргантами зеленокожих орд. Возле Разлива Танки, Кратера Дрогзота и Форта Дакка разразилась война металлических чудовищ. Бои шли среди разграбленных корпусов имперских рыцарей, совершивших свое злополучное нападение во время Войны Тварей. Но на этот раз орков превзошли — благодаря неумолимости и огневой мощи на каждого уничтоженного титана Хаоса приходилось три орочьих шагохода. Даже вблизи поражённые варпом машины крушили титанов зеленокожих щупальцами и клешнями, валили их набок ударами огромных кулаков и сносили им головы. Битва затянулась на несколько дней из-за того, что орки с лихвой компенсировали недостаток качества количеством.

Столкновение чрезвычайно дорого обошлось обеим сторонам, но помешало оркам набрать импульс, необходимый им для начала полномасштабного Waaagh! и позволило основной части захватчиков Черного легиона сконцентрироваться на уничтожении армий Империума.

Культы и завоевания

Волны страха, порождаемые каждой новой катастрофой и захлёстывающие жителей Вигилуса, имели тревожные побочные эффекты. Многие граждане искали утешения в молитвах не только Императору, но и в культах, обещавших убежище в наступившее тёмное время. Слишком часто спасение оборачивалось проклятием.

Огромные количества людей стали присоединяться к разнообразным хаоситским культам, и это стало причиной новой войны. Мания сосуществовала ​​с дикостью, а отчаение — с ненавистью. Повсюду творилась новая печальная история, и Мортвальд не был исключением.

Прибытие флота Хаоса и последовавшая затем Война Кошмаров повергли аристократию Мортвальда в панику. Когда губительные последствия выстрела Пустотного Когтя сделали бедственное положение города-улья еще более ужасным, аристократия приняла крайние меры. Защитники Мортвальда истратили большую часть ресурсов на то, чтобы изгнать орков из траншейной сети Дейноса и с линии Целлера. Несмотря на поддержку Имперских Кулаков, нескольких орденов-наследников и Имперских Рыцарей не только с Дарровара, но и с Вольториса, защитники оказались в тупиковой ситуации. На юге Мортвальда вспыхнуло очередное восстание Нищих Принцев.

Реакция лорда Дейноса Агамемнус и его собратьев-аристократов была предсказуемой — они приказали собрать всю доступную в городе еду и воду и хранить её в цитаделях самых богатых районов Мортвальда. Но правители континента в своём стремлении прибрать к своим рукам как можно больше доходили до бесчеловечных крайностей, открывая настоящую охоту на представителей более бедных классов Мортвальда, когда те ходатайствовали о более справедливом распределении ресурсов.

Сбор ресурсов продолжался до тех пор, пока аристократы, скрывавшиеся в Шпиле Имморталис, не добыли больше пищи, чем они могли съесть за сто жизней. У них также было ещё больше воды — на вдвое больший промежуток времени. Бесконечное богатство и связи с водными магнатами планеты были мощной комбинацией. Возникали культы роскоши и бессмертия, сосредоточенные вокруг клиник омоложения, которые правители Мортвальда теперь стремились использовать только для себя. Последствия были ужасающими. Удивительный эгоизм элиты Мортвальда не только вызвал волну беспорядков, дестабилизировавших окружающие регионы, все еще находящиеся в руках Империума, но и привлёк извращенных отпрысков Слаанеш к дверям цитаделей.

Безупречное Воинство, ренегаты, одержимые своим собственным совершенством и убеждённые в том, что не могут сделать ничего плохого, были печально известны даже среди себе подобных. Уловив волнения эфира, они отправились в самые богатые места Мортвальда. Они использовали все еще действительные коды доступа со своего корабля, сумев обойти многоуровневую оборону и беспрепятственно добраться до самых красивых зданий Мортвальда, предвкушая грядущий праздник.

Последовавшее за этим насилие не поддается описанию. Правители Мортвальда были признаны виновными в преступлении несовершенства — не за их чрезмерную жадность и отвратительно черствую натуру, но за то, что они не зашли достаточно далеко. Десантники Безупречного Воинства были рады показать лорду Дейносу и его товарищам истинные излишества — они вызывали орды демонеток и устраивали кровавые побоища каждый раз, когда полки охраны или враждебные культы вторгались на их территорию. Вскоре каждый гордый шпиль Мортвальда гнил изнутри.

Окраина Мортвальда и западные районы Отека, которые также испытывали недостаток ресурсов, жили немногим лучше. Обитатели этих регионов наиболее остро чувствовали несправедливость и жадность своих правителей. Возмущенные действиями культов, которые вторглись на окраины континентов, они устроили чудовищную революцию и восстали против своих правителей, почуяв свободу. Вскоре обычная борьба за свободу стала неконтролируемой резнёй, а затем — священной войной за Тёмных Богов. Убежденные в том, что их ныне покойные правители были истинным злом и что их единственная надежда заключалась в дезертирстве, новоявленные культисты следовали за космическими десантниками Хаоса в битву всякий раз, когда предатели начинали новую атаку на имперские территории.

Ноктилитовые короны

Кольцевидные структуры из чернокамня, известные как ноктилитовые короны, добавили к войне ещё больше отвратительного беспорядка. Эти устройства были собраны на Немендгасте, усовершенствованы по пути к Вигилусу в недрах кораблей-кузниц Абаддона и воздвигнуты на поверхности мира-бастиона планетах бандами рабов Хаоса. Там, где магистры одержимости Чёрного легиона определяли места великого геомантического значения, появлялись эти каменные строения.

Везде, где были замечены короны, разумы псайкеров Хаоса вспыхивали потоком запретной силы. Те, у кого была какая-либо форма психической чувствительности, обнаруживали странные новые явления, возникающие вокруг них, когда они приближались к этим местам. Даже рабы и культисты без малейшего проблеска пси-потенциала страдали от ужасных видений.

Ноктилитовые короны были созданы только для одной цели — проводить сырую энергию варпа на поверхность планеты. Их высекли из пропитанного Хаосом чернокамня, залежи которого были захвачены Чёрным легионом во времена предыдущих крестовых походов. Это тоже было частью большого плана Разорителя.

Во время Готической войны Воитель Хаоса узнал, что этот странный минерал может быть поляризован либо для привлечения энергии Хаоса, либо для её отражения. Это знание и стало основой его стратегии в последующие годы. Там, где обнаруживались залежи черного камня, поляризованные для отражения Хаоса, Абаддон делал все возможное, чтобы уничтожить их. Там, где был ноктилит, который можно перенастроить для усиления Хаоса, он брал его и использовал в своих интересах. Наполнив богохульные фразы и руны на темном языке энергией своего разума, чернокнижник мог войти в прямой контакт с пульсацией Эмпирей.

Управление этими непредсказуемыми энергиями с помощью корон могло привести к обратной психической реакции огромной силы. Великая мощь, которую мог использовать любой смертный, наводняла умы культистов и колдунов, которые стремились использовать сверхъестественную ауру чернокамня. Везде, где случалась психическая катастрофа, вскоре наступал настоящий Хаос.

Демоны Кхорна

Демоны, которые напали на Вигилус, были привлечены горячими резкими ветрами войны, и никого другого война не привлекала больше, чем демонов Кхорна. Одни были призваны ритуалом, другие поднялись из рек пролитой крови. В Мортвальде их вызвал сам гнев.

На южной окраине этого некогда процветающего улья-континента угнетенные рабочие на протяжении бесчисленных поколений работали во имя своих равнодушных аристократических хозяев. Они без жалоб трудились на кактусовых фермах и в лесах колючих суккулентов, хотя их руки болели, а кожа с ног до головы была покрыта шрамами от ядовитых игл — но они знали, что их долг — выращивать растительность, которая затем будет переработана в еду для жителей ульев. Когда аристократия Мортвальда присвоила себе этот с трудом добываемый ресурс, жители южного Мортвальда испытали настоящий гнев, который с каждым днем ​​становился всё сильнее. От пламенных речей они перешли к мародерству, а затем к беспорядкам на улицах. Через три дня после Великой Десятины местные арбитры, призванные на борьбу с орками, изводящими восточные траншейные линии, отправили в Сенат Вигилуса сообщение о том, что они не могут более контролировать ситуацию. В то время они понятия не имели, насколько это было правдой; вскоре после этого регион стал местом полномасштабного демонического вторжения.

Пока жители Мортвальда в кровь разбивали кулаки, безрезультатно стуча по дверям Равностороннего Бастиона, оплота элиты Мортвальда, яркая злоба в их душах превратилась в ослепительную. Среди недовольных была группа Тёмных Учеников, которая тайно служила демагогу, известному как Водт Краснозубый. Только когда бунт перерос в давку, позже ставшую резней, с низкой орбиты спустился кинжалоподобный корабль Водта. Высадившись к югу от траншейной сети Дейноса со своей свитой берсерков Кхорна, он приказал пилоту взорвать огромные ворота, ведущие к верхним уровням бастиона. Десятки людей погибли под обломками, но остальные тысячи рванулись в пролом, воя от жажды расплаты и крови. Разоряя цитадель, мародёрствуя, избивая и истязая до смерти своих бывших хозяев, яростная толпа мстила тем, кто так долго ограничивал их. Аристократов просто рвали на части.

Когда улицы стали красными от крови, завеса между реальностью и варпом истончилась до такой степени, что почти исчезла. Во вспышке багрового света демонические слуги Кхорна явились из мерцающего портала во главе с внушительной фигурой демонического Собирателя Черепов на переднем плане. Они не обращали внимания на общественное положение тех, кого они убивали; рабочие погибали вместе с самыми зажиточными людьми Вигилуса. Юг Мортвальда пал перед мощью демонов Кхорна так же, как до этого оборонительные линии сдались под натиском Железных Воинов; центр города достался Безупречному Воинству. Хотя ни одна из этих сил Хаоса не координировала свою деятельность с другой, вместе они смогли уничтожить наиболее защищенную область Вигилуса.

Мегаборей также познал гнев Кхорна — демонические машины Медных Зверей бродили по улицам и оставляли следы бойни, которые можно было увидеть как в варпе, так и в реальности. «Церберит», этот огромный полуразумный космический корабль, на котором ренегаты прибыли на планету, ревел от жажды крови, когда демонические машины с его палуб пробирались через индустриальный ландшафт. С его кишащих тварями варпа палуб сотнями выходили кровопускатели на медных джаггернаутах, грохоча лапами и когтями по десантным рампам.

Хлопая огромными кожистыми крыльями, восемь могучих Кровожадов двигались впереди, уничтожая и разрубая целые отряды дюнных ползунов «Онагр», которые вели безрезультатный огонь по чудовищному кораблю. Когда фабрикатор Вош из Мегаборея увидел в ноосфере доклады о высших демонах, без особых усилий сокрушающих титанов класса «Гончая», посланных на помощь силам Адептус Механикус, он немедленно привёл в исполнение протоколы консолидации, тем самым оставив врагу целый складской район, и немного позже эвакуировался и сам. Для него это решение было всего лишь простым бинарным расчётом, лишенным эмоций, но для тех жрецов, кто ещё сохранил в себе большую часть человечности, это было заявление о поражении.

Демоны Тзинча

В магматических генераториумах Сторвала ещё давно появился феномен, получившее название «Трепещущие огни» — фигуры неких существ, которые танцевали в огне со времен первой фазы Войны Тварей. Вначале техножрецы, командовавшие рабочими, списали эти причудливые слухи на суеверия и бред перегретых голов — возможно, чтобы избежать расследования Инквизиции — так что слухи оставались непроверенными. Однако внезапное проявление пёстрых демонов, произошедшее примерно во время разрушения хранилища XV, доказало их истинность. Вулканы каждой геотермальной фермы начали переполняться, но это было не естественное извержение — переливающийся всеми цветами радуги каскад огня явил из своих глубин огнедышащих демонов. Какое-то время скитарии, сервиторы и рабы отважно сражались, чтобы сдержать тварей, уничтожая сотни существ обстрелом с каналов Воша. Затем защитники обнаружили, что их ряды атакованы сзади пирокластическими культами, которые уже давно набирали силу в Сторвале. Смертные слуги Скачущего Хора выли нечестивые псалмы Повелителям Перемен, летавшим меж вершин, в то время как Искажённые Спирали перенаправляли потоки лавы в сеть каналов Воша, насмешливо шепча проклятия. Избегнув пламени магмы и двигаясь в ней как рыба в воде, они направились в другие города-ульи, которые питались энергией Сторвала, чтобы вызвать неописуемый хаос среди населения.

Техножрецы привели в исполнение протоколы Геотермис Экстремис, используя свои фраг-дрели для пробития тектонических плит Сторвала таким образом, чтобы тщательно собираемые вулканические потоки превратились в полномасштабное извержение. На этот раз магма хлынула из каждого действующего вулкана — не столько сжигая демонов, сколько погребая их под миллиардами тонн светящегося жидкого камня. Это был сокрушительный контрудар, но он навсегда оставил Вигилус без энергии. В ульях, наиболее удаленных от Сторвала, стали гаснуть автосвечи и люмены, и самый древний страх Человечества вышел на охоту в земли, освещённые только Великим Разломом. С падением Сторвала Вигилус погрузился в самую тёмную ночь за свою историю.

Демоны Нургла

Когда в Донтории возвели две ноктилитовые короны, через ослабленную грань реального пространства пробился мощный поток чумных демонов. Их возглавляла сущность, известная как Ротигус Отец Дождя. Бесконечный поток грязной дождевой воды хлестал с небес, когда этот тучное чудовище бродило по улицам и мерзко хихикало, наблюдая за тем, как иссушённая земля жадно поглощала воду, пока не становилась настоящим болотом. Миллионы оставшихся граждан Донтории, сходившие с ума от жажды, пили эту грязную жижу и этим обрекали себя на гибель. Астра Милитарум, офицеры Муниторума, даже человеческие элементы Нищих Принцев испивали живительную влагу. Каждый, кто делал хоть глоток этой воды, проводил свои последние несколько дней, терзаемый серой язвой, цепсисом и зобом; в особо тяжёлых случаях из внутренностей некоторых из жертв в ужасной пародии на рождение появлялись нурглинги.

К тому времени Гвардия Смерти и Очищение вступили в войну за контроль над проклятым ульем; количество раздутых трупов жителей Донтории превосходило количество живых в десять раз, и демоны всех видов свободно гуляли по улицам.

Демоны Слаанеш

Везде, где акт самоотверженности или любопытства набирает опасную интенсивность, обязательно оказывались демоны Слаанеш. На Вигилусе, где население десятилетиями страдало настоящим безумием, демоны Слаанеша нашли свой собственный рай среди разрушенных войной пейзажей.

Силы Слаанеш были замечены во многих зонах военных действий по всей планете, так как в каждом улье были свои излишества. В Гиперии это было тщеславное великолепие, гордость коррумпированных лидеров, тратящих десятину планеты на прославление себя. В Мортвальде это была жадность, потому что аристократия предавалась обжорству и излишеству после захвата запасов продовольствия. В Отеке население отчаянно пыталось спасти запасы воды, которые постепенно утекали в сторону Вулианской Аномалии; это привело к борьбе за воду и к возвышению водных магнатов до статуса королей. Местами некоторые люди умирали не от жажды, а от того, что пили слишком много некачественной воды.

Когда граница между Материумом и Имматериумом истончилась, демонические вторжения начинались с мерцания в воздухе — синевато-пурпурного, неприятного персикового, болезненно-розового и всех цветов плоти. Через этот портал являлась сначала одна служительница Слаанеш, затем другая, а затем целая орда демонеток, поющих, пронзительно кричащих в экстазе, появлялся среди ошеломленных граждан, которые их вызывали — сознательно или нет.

Затем являлась герольд Слаанеш, высокая и заметная муза темных желаний, присутствие которой завораживало каждую душу возможностями неограниченных излишеств. Резким лязгом когтей она подавала сигнал о начале убийства, и нарастающая угроза конфликта переростала в необузданную резню.

Тем демонам излишеств, которые жили ради острых ощущений погони, Вигилус понравился. В городах они преследовали своих жертв по извилистым улицам на демонических тварях и колесницах, бесжалостно вонзая когти в спины тем, кто пытался сойти с маршрута. В Гиперии Гвардия Вигилуса, отправленная за Кольцо Пустоты, чтобы остановить демонов, бушующих вокруг столицы, сумели уничтожить несколько ведущих колесниц, но не успели нейтрализовать всю силу. Авангард кавалерии демонов перепрыгнул через линию фронта Астра Милитарум, затем с лёгкостью обошёл баррикады и начал резню. В припадках дикой радости они убивали офицеров и комиссаров. Когда основная часть кавалькады добралась до битвы, колесницы, утыканные лезвиями, пробивались через упорядоченные ряды Имперской Гвардии, словно автоматические молотилки через поле кустарников. Кровь хлестала высокими струями, сверкая в свете Великого Разлома — мрачное прекрасное зрелище призвало высшего демона Лейва'Кваску. Буйство Хранителя Секретов охватило всю половину Макромагистрали Ван Голлика и продолжалось до тех пор, пока ужасная тварь не была повержена совместными усилиями Темперанса Блейс и её коллег-канонисс.

В пустошах за пределами улья коварная охота, которой наслаждались демоны, превратилась в полномасштабную войну, когда кавалерийские отряды Слаанеш столкнулись с маньяками скорости. Орки были сначала сбиты с толку этим новым врагом и изумленно смотрели на костлявых и изящных существ, способных догнать их машины и гоночные болиды. Затем лица демонов расплылись в злобных ухмылках, и они бросились к зеленокожим, точными ударами убивая водителей и отправляя транспорты в короткую неуправляемую поездку меж дюн.

Слухи об этих охотницах-демонах распространялись с той же скоростью, с которой орки могли доставлять донесения из одного лагеря в другой, и в следующий раз, когда всадники Слаанеш начинали атаку, их встречали стеной огня. Новая гонка началась в пустыне, поскольку чрезмерная скорость движения питает демонов Темного Принца так же сильно, как и любой другой вид; у орков просто не было выбора, кроме как принять вызов. Хотя никаких официальных имперских записей об этих столкновениях не существует, слухи и рассказы о бледных всадницах, сражающихся с грохочущими транспортными средствами зеленокожих, гуляли среди населения в течение всей Войны Кошмаров.

Мрачные откровения

Гвардия Смерти, когда-то давно заразившая Донторию, залегла на дно и работала в тени. В начале Войны Кошмаров она вышла из тайных укрытий и начала открытые действия.

Гвардию Смерти, действовавшую в регионе Правдус в Донтории, возглавлял методичный и очень осторожный Чумной Хирург Зокулинс. Именно он когда-то принёс на планету геллерову чуму. Хотя карантинные меры Адептус Астартес и их союзников из числа Милитарум Темпестус замедлили слуг Нургла, но поисковые группы, посланные уничтожить сынов Мортариона, не возвращались, а тактика выжигания, применённая темпестором Найодом, оказалась неэффективна. Кордон, хотя и останавливал любые цели размером с человека, не мог сдерживать потоки личинок, глюклингов и рои глазных клещей, сопровождавшие эпидемию, и поэтому чума распространялась все дальше и дальше, пока Донтория не стала миниатюрной копией Садов Нургла.

Однако Гвардия Смерти хотела добиться намного большего, чем просто заражения мира-бастиона — она собирались распространить инфекцию по всему сектору, используя Рукав Нахмунда и Вигилус в качестве перевалочного пункта. Из основного космодрома Донтории, дока Лакмуса, они отправили грузовые корабли с зараженными мутантами, и некоторые из них достигли точки Мандевилля несмотря на все попытки вольного торговца дю Лангвилль остановить их. Во время второй и третьей фаз Войны Тварей эти чумные корабли ушли в варп к другим мирам.

Годы спустя, когда полчища Хаоса вторглись на Вигилус, три покрытых коркой нечистот грузовоза вернулись, чтобы поддержать армии зараженных братьев. Спускаясь в атмосферу, они больше походили на медленно падающие метеоры, чем на космические корабли. Их никто не пытался остановить, потому что космодром теперь был руках Гвардии Смерти. Со скрипом открылись грузовые рампы, и из глубин трюмов полезли мутанты всех видов и разновидностей.

Хотя священные районы Гиперии были когда-то известны как владения здравомыслия и благоразумия, приход Хаоса изменил это навсегда. Страх, посеянный его последователями и заявлениями Хааркена, привел к появлению ростков сомнения, которые должны были стать основой для прибытия самого опасного врага — неостановимой чумы.

Гвардия Смерти, а именно её небольшая подфракция, называющая себя Печальным Наследием, под предводительством Гурлоха Тракса, отделилась от сил захватчиков в Донтории и добралась до Гиперии. Там они действовали из того же ржавого транспортёра, который использовали, чтобы обойти оборону города, рискуя каждую ночь распространять болезни и отчаяние. В конце концов, им бросили вызов не имперские защитники Гиперии, а Тысяча Сынов, направлявшиеся на север от Погибели Каэлака. Однако к тому моменту, как все десантники Печального Наследия погибли, чума уже распространялась по городу.

Зачистка Донтории

Вскоре началась ещё одна битва за Донторию, но на этот раз конфликт был вызван расколом в рядах Хаоса. Очищение, могущественная группа ренегатов и последователей Нургла, высадилась в восточной части Донтории и нашла её совершенно отвратительной. Еретики-астартес этого странного братства считали разрушение всех форм жизни своим долгом, поскольку с момента их впадения в ересь они рассматривали все живые существа как либо уже порченные, либо как потенциальные сосуды для порчи. Они считали, что только уничтожив все живое в Галактике, можно навести новый порядок, и что самый быстрый способ достичь этого — яд и пандемия.

Эта философия пошла от благородного желания искоренить все зло, но когда слабость человека, склонность смертных к ошибкам и неизбежность энтропии стали очевидными везде, куда бы они ни пошли, будущие десантники Очищения посчитали человечество не подлежащим искуплению. Они видели потенциальный источник зла во флоре, фауне и даже самой земле. Они считали всю жизнь изначально порочной, и стремились погасить её любой ценой.

Десантники Очищения, занимавшие столь резкую позицию, не предвидели, что им придётся вступить в конфликт с другими поклонниками Нургла. Многие из последователей Бога Чумы хотели распространять любую жизнь, какой бы грязной она ни была. Гвардия Смерти считала, что Донтория должна быть темным, плодовитым раем, а не выжженной и безжизненной пустошью. Очищение обрушилось на Большой Дроссель, увидев в его задымлённом небе и коптящих промышленных центрах идеальный плацдарм для широкомасштабного нападения. Они принялись убивать жителей и зараженных геллеровой чумой, швыряя трупы в топки мануфактур вместе с ядовитыми смесями собственного производства. Маслянитая черная сажа извергалась из дымоходов и труб. Целые районы подзоны Цимитрии оказались покрыты этим отвратительным веществом, и десятки тысяч людей задохнулись в течение нескольких дней. Даже растения и насекомые чахли и умирали. Очищение увидело в этом подтверждение своей правоты. В течение следующих нескольких месяцев они продолжали свои еретические дела, захватывая целые районы и превращая их печи в рассадники удушливой смерти.

Воздух в восточной части Донтории стал непригодным для дыхания; те, чьи легкие уже были истощены плохим качеством воздуха ещё раньше, гибли десятками тысяч. Более выносливые граждане бежали, только чтобы быть разорванными на части геллеровыми мутантами, которые бродили по улицам. То, что когда-то было мегаполисом, полным жизни, быстро превратилось в почерневшую пустынную местность, где почти все районы были населены исключительно скелетами. Гвардия Смерти, усердно сеющая семена постоянно растущего сада Нургла в западной Донтории, смотрела на своих соседей в восточной Донтории сначала с отвращением, затем с обидой и, наконец, когда сама геллерова чума начала вымирать — с открытой ненавистью. Они оставили бойню имперских вооруженных сил и отправились на войну против Очищения, осаждая их промышленные цитадели с решимостью, которую, как говорили, уважали даже Железные Воины, атакующие Мортвальд. Ожесточенная борьба измотала последователей Нургла, но граждане Донтории заплатили самую высокую цену.

Хаос укоренился в Донтории на всех уровнях — от флотов, сражающихся над ней, до разоренного чумой населения, до микробов, мутирующих и умирающих на полях сражений в укромных уголках внизу — и конфликт как будто не собирался заканчиваться. Ни Гвардия Смерти, ни Очищение, не приближались к победе, и уничтожали себя в войне, в которую даже Калгар не решался вмешаться. Абаддон был доволен — Донтория пала.

Фаза третья

О людях и ксеносах

Время Вигилуса подходило к концу. Даже самые упорные и верные своим идеям защитники понимали, что планета находится на грани уничтожения. Полководцам Империума, вынужденным полагаться на ненадёжных людей и лишённым подкреплений из-за влияния Великого Разлома, пришлось пойти на крайние меры.

В каждой военной зоне на Вигилусе ситуация была отчаянной. Большая часть планеты пылала, густой чёрный дым вытеснял воздух и затруднял дыхание любому, кто опускался до уровня земли. Вода почти закончилась, и у большей части граждан была в лучшем случае пригоршня воды на рассвете и ещё одна на закате. Если бы не идея Люциенны Агамемнус организовать раздачу воды утром и вечером, то инфраструктура планеты разрушилась бы полностью. Попытаться перейти из одного региона в другой означало попасть под колёса орочьих охотников или в когти рычащих хель-драконов, а ещё без расчётов дата-святого Нео-Веллума связь на дальних расстояниях была совершенно невозможна.

Силы Хаоса, вторгнувшиеся на Вигилус, было невозможно остановить — они подавляли имперскую оборону и разоряли захваченные ксеносами территории. Шпили рушились каждые несколько часов, не выдерживая землетрясений и противодействовавшего им притяжения Вулианской Аномалии. Хуже того — согласно обрывочным данным с ретрансляционных станций Нео-Веллума, Великий Разлом расширялся и приближался подобно грозовому фронту. После сбора и анализа докладов адмиралов флотов, занятых на орбите, стало понятно, что Цикатрикс Маледиктум неумолимо тянется к планете.

Некоторые флотские даже говорили, что видят в глубинах проклятого варп-разлома ухмыляющиеся лица, а старшие астропаты утверждали, что все их видения содержали образ чудовищной когтистой руки, сжимающей чью-то шею. Как следовало из их толкований, шея была Рукавом Нахмунда, а рука — энергиями Имматериума.

План Абаддона, заключавшийся в принесении на Вигилус беспорядка и хаоса, приводился в действие с ужасающей эффективностью. Имперский военный совет пошёл на отчаянные меры. Были среди членов Сената Вигилуса даже те, кто настаивал на самых отчаянных методах, в том числе и Экстерминатусе, всеобщем уничтожении всего живого. Но Вигилус был краеугольным камнем целого сектора, и потеря Рукава Нахмунда означала бы потерю триллионов душ в Тёмном Империуме. Сам примарх Жиллиман, лорд-командующий Империума постановил, что Вигилус не падёт, и Ультрамарины собирались сражаться до последней капли крови во имя своего прародителя. После многих часов бесполезных споров и жарких дебатов Калгар вдохновился достаточно недавними действиями Робаута Жиллимана и решился на невероятный акт дипломатии, вызвавший удивление и недоверие у других магистров орденов.

Силы Нищих Принцев и Waaagh! Скорости истощили силы захватчиков; десятки рапортов и докладов, поступавших в Пристанище Святых, сообщали о боях, в которых не было задействовано ни одной имперской боевой единицы. Но как только ксеносы побеждали, они вновь обращали свою агрессию на Империум. Ходили слухи об орочьих наёмниках, предлагавших Имперской Гвардии свои услуги в обмен на детали и технику для бронетанковых рот, и даже официальные доклады, рассказывавшие о том, что Педро Кантор, магистр Багровых Кулаков, принял одно из таких предложений. Командующий Неррог ван Тринн сумел отвоевать окраины Завес Маджентины, используя комбинированное воинство из зеленокожих и Астра Милитарум, но в награду получил лишь смертный приговор от комиссара.

Сенат Вигилуса считал, что заключать союз с давним врагом, донимавшим Империум ещё с начала Войны Тварей, было совершенно неприемлемо. Зеленокожие были слишком непредсказуемы и кровожадны, и представляли угрозу не меньшую, чем еретики. Нищие Принцы, самопровозглашённые «истинные» наследники планеты, тоже не рассматривались как союзник. Их следовало встречать только огнём и яростью. Несмотря на то, что без сомнения, подкрепления из остального Империума находились уже в пути, ибо даже под взором Великого Разлома армии Человечества были неистощимы, Сенат Вигилуса продолжал терять надежду на их прибытие с каждой новой ночью.

Но никто не сказал ни слова о аэльдари. Возможность договора повисла в воздухе, ибо лишь несколько десятилетий назад Робаут Жиллиман заключил союз с этой древней расой ксеносов на самом Макрагге. Но взаимодействовать с ними означало навлечь на себя катастрофу — об этом знал каждый офицер в каждом зале собраний, и многие из них были знакомы с их коварством не понаслышке. Даже сейчас эти ксеносы с пылающими дикостью глазами продолжали совершать рейды на Гиперию с использованием гравициклов и танков. Стража Экстремис самого Калгара заплатила немалую цену за попытку договориться со мстительными аэльдари Сейм-Ханна, потеряв троих почтенных ветеранов, прежде чем лейтенант Эотрус сумел организовать противодействие. Кровь павших Ультрамаринов всё ещё виднелась на мраморных плитах менее чем в ста метрах от того места, где сейчас проходил совет.

В разуме Марнея бурлили эмоции. С каждым новым докладом об очередной катастрофе Калгар становился всё более уверенным в том, что пора действовать. На второй день после образования Вулианской Аномалии он, сопровождаемый Победоносной Стражей, вышел из здания сената, игнорируя слова остальных участников совета. Объединившись с элементами первой роты, Лорд Макрагга направился к Кольцу Пустоты. Здесь всё ещё шли затяжные бои между Отпрысками Темпестус, Адепта Сороритас и эльдар, потому что воинам Сейм-Ханна было за что сражаться. Во время Войны Тварей их лидер, аутарх Райлур, погиб от рук солдат Империума. Его смерть была санкционирована Аквиларийским Советом, так как тот не делал различия между эльдар миров-кораблей и кровожадными тёмными эльдар, которые ещё давно терроризировали население планеты. Аэльдари собирались воздать за это сторицей, и они не думали успокаиваться, пока последний мон-кей, действия которого были хоть как-то связаны со смертью Райлура, не погибнет от их орудий.

Обнаружив ксеносов, Калгар вступил в бой, применяя оружие только при необходимости, не убивая, а прижимая к земле, стараясь подавить ксеносов, а не уничтожить тех, кто мог бы сбежать от второй части его плана на быстроходных военных машинах.

В критический момент, когда над полем боя повисла поразительная тишина, Лорд Макрагга закричал, предлагая перемирие. Возможно, гамбит Калгара не сработал бы, если бы воинство Сейм-Ханна вёл кто-то другой, но сейчас его возглавлял сам ясновидец Келток. Когда-то он был советником духовидца Келанариса, смерть брата которого и привела к кровной мести. Но как бы ясновидец не хотел отомстить, он желал не только этого. Орудия затихли, и сцена для поистине исторического совпадения интересов наконец была готова.

Тёмный договор

Много кто даже подумать не мог о возможности сделки между Ультрамаринами и эльдар. Если бы не союз, который примарх Жиллиман однажды заключил с Иврейн, такое перемирие было бы почти невозможно. Тем не менее, смелый и сложный план Калгара сработал.

Ясновидец Келток изучил судьбу Вигилуса и обнаружил, какое влияние поражение имперских сил окажет на остальную Галактику. Когда Империум Человечества окажется разделён надвое, Абаддон захватит Империум Нигилус, а Великий Враг эльдар станет ещё сильнее. Этого Келток не мог допустить. Несмотря на то, что он тоже принадлежал к клану Мойрек, он прибыл на планету не только ради мести.

Громоподобный голос эхом отразился от мраморных стен Пристанища Святых, но слова Лорда Макрагга не были встречены стрельбой. Вместо этого, ясновидец Келток поднял руку, посылая своим воинам психический импульс, приказывавший прекратить огонь и выслушать лидера Астартес. Магистр ордена красноречиво говорил о Макрагге, о страшных угрозах, нависших над Империумом, о Черном Легионе — и о жрице эльдарского бога мёртвых. Именно это упоминание заставило даже самых дерзких наездников Сейм-Ханна опустить клинки. Через какое-то время, когда солнце уже садилось за далёкие горящие шпили, словесная битва между человеком и ксеносами завершилась. Калгар сумел договориться с ясновидцем. Две силы объединились в своей ненависти к общему врагу, и их союз осветил темную судьбу Вигилуса мерцающим огнем надежды.

Эльдар Сейм-Ханна не были склонны к прощению обид. Как именно Калгару удалось добиться их верности, остаётся тайной — ибо записей разговора между ясновидцем и магистром не оказалось ни в одном имперском архиве даже несмотря на указ Робаута Жиллимана, согласно которому каждую миссию Ультрамаринов должны были сопровождать историки. На самом же деле все записи были тут же уничтожены, и описания этого судьбоносного события нет ни в одном официальном отчёте о Войне Кошмаров. Даже сейчас Ультрамарины отказываются рассказывать, о чём спорили два лидера под триумфальной аркой к западу от статуи Великого Храмовника. Только Победоносная Стража знает детали сделки, но и они хранят тайну. Но есть кое-что ещё. Во-первых, в этот день ясновидец Келток и его вожди проводили Калгара до дворца губернатора. Во-вторых, в это же время двери зала Сената Вигилуса были наглухо закрыты и охранялись двумя Ультрамаринами. И, наконец, в-третьих, члены Аквиларийского совета, проводившие заседание в день гибели Райлура, бесследно исчезли. Среди них был командующий-проктор Венедар и Люциенна Агамемнус.

Решив, что дело чести решено, аэльдари из клана Мойрек присоединились к силам Империума. Кроме того, они также передали под командование Калгара особенное судно — «Призрак Ваула», почти необнаружимый скрытный корабль, который десятилетиями совершал налёты на имперские торговые пути вокруг Сейм-Ханна. Калгар намеревался применить этот корабль, чтобы атаковать «Мстительный Дух», зависший над Сторвалом, и в это же время использовать себя в качестве наживки, чтобы отвлечь Воителя от «Духа». Суть плана была проста — нанести удар по тому, что Абаддон считал самым дорогим. Разоритель уже продемонстрировал бессердечное презрение к своим братьям-еретикам и полное пренебрежение военными ресурсами и техникой; убедиться в этом можно было, изучив ситуацию в Донтории, Мегаборее и Сторвале. Но одним военным активом он дорожил — и именно он был целью Калгара.

Если план лорда Макрагга сработает как задумывалось, то цель оправдает средства. Если же он потерпит неудачу, сама планета будет потеряна, как и Рукав Нахмунда, и, скорее всего, жизнь самого Калгара. Магистры других орденов сначала не доверяли настолько смелому решению, но затем неохотно согласились. И Багровые Кулаки, и Ястребы Некрополя знали, что эльдар ненавидят Архиврага. Даже если что-то пойдёт не так, Империум всё равно останется в выигрыше — два врага Человечества нанесут один другому немалый урон. 

Смертоносный груз

Первым этапом плана Калгара было получение всех шести ракет «Смертельный удар», которые хранились у Дейноса Агамемнус. В течение последних полутора столетий их тщательно собирали энтузиасты Историума Вигилус, и с тех пор они хранились в ангаре с генетическим замком. Лорд Дейнос неоднократно хвастался, что две его драгоценные ракеты оснащены устрашающе мощными вихревыми боеголовками, и что, если он того пожелает, эти ракеты уничтожат вражеский улей за считанные минуты, отправив выживших в ад Эмпиреев.

Калгар подготовил большой и богато украшенный пергамент со словами самого примарха Жиллимана и клятвой о том, что Вигилус не падёт. Всё это было подписано именем магистра и дополнено его требованиями, а также полным списком его титулов. Затем он отправился в Мортвальд, пересекая кроваво-красные небеса в «Громовом Ястребе» «Ярость Орла», и прибыл туда с максимальной торжественностью. Лорд Дейнос, укрывшийся от ужасов Безупречного Воинства в бункере класса «Протей», после долгих раздумий ответил на призыв; в конце концов, аудиенция с магистром Ультрамаринов только бы укрепила его репутацию. Калгар вручил послание Дейносу Агамемнус и официально попросил предоставить все шесть «Смертельных ударов» для использования в военных действиях.

Лорд Дейнос тут же отказался. Он ответил, что гигантские ракеты предназначены не для стрельбы, а для демонстрации силы, и что он приложил огромные усилия, поддерживая их в отличном состоянии. Он собирался сделать что угодно, использовать любой правовой барьер и бюрократический механизм, чтобы не отдавать оружие.

Терпение Калгара лопнуло. Он схватил лорда Дейноса и поднял его высоко над полом. Не обращая внимания на треск ломающихся костей и мерзкий запах страха, исходящий от украшенных золотом панталон лорда, магистр сквозь сжатые зубы снова попросил передать ракеты. На этот раз лорд Дейнос согласился, открыв хранилища и передав их содержимое Марнею. В течение нескольких часов ракеты были погружены в трюмы надежного транспортного корабля.

Тактика отвлечения

Пока магистры орденов из Сената готовили контратаку, которая должна была нанести серьёзный урон силам Абаддона, аэльдари вели свою войну. Сотни быстрых как молния воинов действовали согласно плану ясновидца Келтока, сея смерть и беспорядок.

Дикие Наездники, воинство Сейм-Ханна, выглядели прекрасно и грациозно даже под мрачными небесами Вигилуса. Носясь над пустошами и сверкая бортами гравициклов, они представляли из себя идеальную приманку для орков. Ярко-красный цвет и их скорость привлекала каждого зеленокожего в округе, и вскоре за каждой группой эльдар образовались многокилометровые погони.

Десятки кланов Наездников присоединились к иницативе провидца, к операции, которую он называл в честь древнего мифа — Укрощение Угг-Быков. Эльдар Сейм-Ханна специально давали оркам возможность догнать себя, если те отставали — даже обычный гравицикл эльдар всегда быстрее, чем самая мощная машина орков, выжимающая всё из двигателя. Только шоккапрыжковые драгстеры, очередное безумное изобретение зеленокожих из Мекстоп-сити, могли угнаться за ними. Возле точки Глефы орочий водила после телепортации оказался прямо перед Семью Змеями — отрядом колдунов, облачённых в длинные развевающиеся на ветру робы — и сумел сбить их, затопив небо уходящими в штопор ракетами и плазменными зарядами.

Но по большей части Дикие Наездники водили орков по пустошам Вигилуса в грациозном танце. Когда зеленокожие уже сходили с ума от желания ломать и крушить, эльдар выводили их прямо на космических десантников Хаоса, которые в это время создавали опорные пункты по всей планете. В момент, когда появлялась угроза попасть под перекрёстный огонь, эльдар резко уходили вверх, скрываясь в облаках или в электрических бурях, вызванных ясновидцем Келтоком именно для этого. Зеленокожие и еретики-Астартес продолжали сражаться в бою, которого никто совершенно не ожидал и из которого никому не хотелось отступать. Тактика ясновидца доказала свою эффективность, когда «Волновые змеи» выловили в пустошах целых семь блиц-бригад орков и обрушили их на сверхтяжёлую технику предателей — титанов Хаоса Легио Декапиторум.

Оказавшимся между сумасшедшими орками и стойкими имперскими защитниками силам Хаоса пришлось срочно вырабатывать новую тактику. Настолько внезапный поворот событий невозможно было проигнорировать. Но только Келток, Калгар и атташе Имперского Флота в штабе Ультрамаринов знали, что только битва за Доки Нью-Вита была самой важной. Авиабазы Мортвальда отправляли каждую Валькирию и грузовой челнок в полёт, чтобы те прорвались на низкую орбиту через осаду Железных Воинов. Хотя в грузовых отсеках подавляющего большинства аппаратов не было ничего примечательного, в шести из них находились ракеты «Смертельный удар», которые Калгар добыл у кастелляна Дейноса — и среди них две вихревых боеголовки, с помощью которых магистр ордена собирался нанести Абаддону болезненный удар.

Вверху, на орбите разворачивалась грандиозная битва между Имперским Военным Флотом и гораздо большей армадой Архиврага. Потрепанные остатки сил Империума предприняли согласованную атаку на флот Хаоса, прорываясь в слепую зону противника, преследовавших стаю огромных бронированных левиафанов. Они заплатили высокую цену, потеряв добрых восемьдесят процентов судов из-за неумолимого перекрёстного огня флота Абаддона, и все же их наступление нанесло достаточно урона, чтобы считаться успешным. Тысячи пилотов, членов экипажа и целые отряды бойцов отдали свои жизни во имя великого плана Марнея и погибли невоспетыми, но их вклад в военные усилия был столь же велик, как и у любого солдата на поверхности.

В конечном счете, однако, только один корабль имел значение. «Призрак Ваула» встретился с судами, перевозившими «Смертельные удары», и переправил боеприпасы Мортвальда в свой грузовой отсек. Затем он направился к «Мстительному духу». Оправдает ли план надежды имперского командования и их странных союзников, было неизвестно.

Бледная Скиталица

В замерзшей пустыне Погибели Каэлака тёмные эльдар столкнулись со страшным противником — воплощением их заклятого врага, существа, которое когда-то напало на «Лавры Победы». Во время войны за Вигилус друкари много раз сражались против Тысячи Сынов, которые стремились использовать портал Паутины для своих тёмных целей. У ксеносов были причины для войны, потому что они использовали паутину задолго до того, как Империум вышел к звёздам. Они видели в Тысяче Сынов всего лишь паразитов, которых нужно было убить. Но в големах Рубрики и их хозяевах они нашли непримиримого врага, который был почти невосприимчив к их ядам и оружию, вызывающему агонию. Друкари сумели добиться победы только благодаря обнаруженному ими древнему терраформирующему механизму, который настолько сильно понизил температуру области, что метели и сугробы просто не давали одержимым доспехам двигаться.

Но чернокнижники, многие из которых летали по мрачному небу на демонических дисках, шепчущих секреты странными гортанными голосами, оставались активными. Оставшись без всех своих солдат, они полностью покинули зону военных действий, но напоследок оставили эльдар смертельный подарочек. Тёмный ритуал призвал не великого демона Тзинча, но Слаанеш — и при этом чрезвычайно могущественного. Бледная Скиталица Погибели Каэлака была охотницей с нечеловеческими навыками и терпением. Будучи около десяти метров ростом, она была достаточно сильна, чтобы пронзить копьём стремительный рейдер и обрушить его на ледяную скалу. Она могла оставаться незамеченной, её молочно-белая кожа прекрасно сочеталась с метелями. Она выслеживала друкари, патрулировавших ледяной континент, подобно тому, как орёл охотится на ворон, и пожирала тела убитых целиком. Демоническая тварь даже стала носить на себе когтистые конечности ледяных богомолов, которым хватало глупости напасть на неё. В течение трех недель после проявления Бледной Скиталицы тёмные эльдар потеряли целую треть своей численности. Остальные были настолько ошеломлены угрозой этого почти невидимого врага, что совершили последний набег на улей, захватили столько жертв, сколько смогли, и полностью отступили с Вигилуса.

Падение щитов

Хотя Воитель Хаоса приказал Железным Воинам разрушить оборонительные сети Вигилуса, они встретили приказ с равнодушием и даже презрением. Осадная война была их искусством, и они будут заниматься им независимо от основного плана. Их первым действием было нападение на ничем не примечательные районы каждого улья, которые были слишком бедными или стратегически незначительными, чтобы их можно было хорошо защитить. Их кузнецы варпа впустили в сеть силовых полей «Бастион» поток скрапкода — всепоглощающей машинной чумы, и если бы не полупсихическая природа полей, чума остановилась бы, сдерживаемая блокирующими системами Механикус. Но была у скрапкода и собственная разумная сущность. Благодаря многочисленным сбоям и повреждениям из-за существования Разлома, чума машин процветала — росла в геометрической прогрессии, питаясь эмпирическим компонентом каждого узла. Перепрыгивая через психоэлектрические поля от одного генератора к другому, он распространилась ужасной скоростью. Ко второму этапу Войны Кошмаров две трети генераторов силового поля были выведены из строя.

Имперские защитники были совершенно не готовы к такому развитию событий. На окраине Мортвальда те армии, которые покинули траншеи, надеясь на сеть «Бастионов», обнаружили, что щиты пали. Подозрения лорда Дейноса в отношении их эффективности подтвердились, но даже традиционная защита оказалась неэффективной. Железные Воины, используя свою любимую тактику механизированного нападения, провели серию атак, которые с ужасающей силой пронеслись по траншейным сетям. Множество ликвидационных команд Железных Воинов отправились в Мегаборей с целью захватить там могучие тектонические фраг-дрели. Они прибывали в траншеи всякий раз, когда бункерная сеть оказывалась недоступной, и использовались для создания локализованных землетрясений, которые создавали трещины в усеянной огневыми позициями и укреплениями земле. Каждый раскол в имперской обороне становился основой для ещё одной разрушительной атаки, которая расширяла разрывы в огромные бреши. Началась жестокая война между сынами Дорна и предателями из древнего легиона Пертурабо, в своей кровопролитности и жестокости напоминающая легендарные железные клетки. В конечном счете, силы капитана Фейна, уже и так истощённые войной с орками хлам-городов, а затем атакованные наиболее ненавистными противниками, не смогли удержать линию. Имперские Кулаки были вынуждены уйти в Гиперию, уступив Мортвальд Железным Воинам и Безупречному Воинству.

Конец легенды

Противостояние, которое давно казалось неизбежным, приближалось. План Марнея Калгара заключался в том, чтобы напрямую бросить вызов Воителю. Абаддон не откажется от возможности нанести такой удар по моральному духу имперских сил. Это была рискованная уловка, но лорд Калгар был убежден, что оно того стоило.

Битва за Пристанище Святых вошла в саги и оказалась достойна триумфальных памятников. Она навеки останется в истории Империума, поскольку это было столкновение не только клинков и доспехов, но и идеологий — и даже, как говорили некоторые, самих богов. Калгар разработал план битвы, который имел настолько малые шансы на успех, что даже ближайшие советники магистра отказались его рассматривать. Но другого выбора не было. Планета лежала в руинах. Хотя имперские лидеры смогли обратить действия ксеносов себе на пользу, этим они купили лишь небольшую отсрочку — или, возможно, сделали только хуже. По самым лучшим оценкам гештальтов вита-гадателей Нео-Веллума население планеты сократилось в два раза, а затем ещё в два. Но Калгар не поддерживал идею проведения Экстерминатуса. Раквилон Зандтус, глава Ястребов Некрополя, чей подход к дипломатическим вопросам заключался в цитировании длинных участков Кодекса Астартес, попытался переубедить магистра. Калгар возразил, что его план не подходит и что план Лорда Макрагга уже приведён в действие. Сам примарх заявил, что Вигилус не падет. Его слова не должны были стать пустым звуком.

Марней вышел из здания Сената Вигилуса и поднялся по высоким ступенькам губернаторского дворца. Его шаги оставили алые следы на мраморных плитах, потому что даже здесь недавно произошло кровопролитие. Он достиг Гнезда Отражений — наивысшей точки Пристанища Святых, ещё не пылавшей «огнями Калгара», и перестроил Победоносную Стражу и Стражу Экстремис в живую крепость. Глубокая лазурь их боевых доспехов отражала оранжевые всполохи пламени шпилей наверху. Своими словами, переданными вокс-черепами через сети связи Экклезиархии, он бросил вызов самому Абаддону — предложил ему дуэль. Победителю досталась бы планета.

Воитель вскоре услышал новость о дерзком гамбите Калгара, поскольку Хааркен и его воинство рапторов все еще терроризировали верхние уровни Гиперии и поспешили донести послание своему хозяину. Прослушав сообщение, Абаддон хищно улыбнулся. В одной руке Воитель держал Драх'ниен, демонический меч, воплощённое убийство, оружие, поглощающие души жертв. Другую украшал Коготь Хоруса, то самое губительное устройство, которое так давно забрало жизнь Сангвиния. Какие шансы были у смертного воина, которому всего несколько веков, против такого древнего зла?

Цитадель Вигилуса изобиловала древними технологиями, поскольку ее строительство восходит к раннему Империуму. Падшие хорошо знали, в чем сила таких артефактов. Среди многочисленных чудес был и полностью функционирующий телепортариум, запущенный Осандием благодаря помощи техножрецов-отступников. Именно этот актив Абаддон планировал использовать против Калгара — машины из Золотого Века Человечества должны были доставить Воителя и его элитных терминаторов к цели.

Семьдесят седьмой магистр ордена Ультрамаринов Марней Калгар гордо стоял под открытым небом на одной из площадок Пристанища, больше не защищенный энергетическими барьерами и загадочными механизмами, не позволявшими врагу ликвидировать Лорда Макрагга, пока тот командовал военными действиями. Абаддон явился в пламени актинического света, уже шагая вперед навстречу лояльным космодесантникам. В следующей вспышке прибыли Несущие Отчаяние, тут же открыв шквальный огонь из комбиболтеров.

Ультрамарины ожидали такого нападения, уже встретившись с подобной тактикой на своем флагмане. Они сделали один шаг назад, а затем нанесли ответный удар как единое целое, закрывая своего лидера от ближайших терминаторов. Их контратака оказалась невероятно эффективной. К тому времени, когда они были отброшены Избранными Абаддона, двенадцать древних предателей лежали мертвыми и истекающими кровью на лестнице из слоновой кости. Но сыны Жиллимана потеряли восемь десантников. Хуже того, Абаддон прорвался к магистру. Горящие шпили над дуэлянтами освещали небо красно-черным, облака дыма формировали странные и тревожные формы, пока Воитель и магистр ордена бились насмерть. Калгар уворачивался и шёл на уловки, постепенно отступая назад. Доспех Геракла давал ему большую скорость передвижения и скорость реакции, чем любой доспех, который он носил раньше. Извергая бронебойные снаряды из болтеров на Перчатках Ультрамара, он не давал врагу использовать смертоносный Драх'ниен. Головорезы, подавители и скауты, следившие за битвой сквозь прицелы, знали, что магистр намеренно отступал, но не сделали ни единого выстрела. Каждую секунду дуэлянты подстраивались под стиль боя соперника, наблюдая и обучаясь, и подбирая идеальный момент для удара. План Калгара становился все более реальным. Отступление Разорителя сейчас будет означать поражение для сил Хаоса.

Возмущенный Абаддон открыл огонь по противнику из комбиболтеров Когтя Хоруса. Один из каменных плит не выдержала веса магистра ордена, и на мгновение тот потерял равновесие. Внезапно Абаддон оказался с ним лицом к лицу, Коготь Хоруса разорвал одну из бесценных перчаток Калгара и обнажил предплечье, растерзанное и лишенное кожи. В ярости сжав раненый кулак, лорд Макрагга нанёс Воителю сокрушительный удар по лицу и сломал ему челюсть. Последовавший за этим громоподобный апперкот второй рукой сбил Абаддона с ног и сломал нагрудник.

Лицо Воителя исказилось от неописуемого гнева. Сам воздух закричал вокруг него, усики демонического ихора подобно жидкому пламени лились с его клинка. Драх'ниен опустился. Калгар попытался заблокировать удар перчаткой, но меч с лёгкостью прошёл через неё, отрубая два пальца магистра. Удар вскрыл доспех, одним ударом разрубив оба сердца Марнея.

Как только Калгар упал на землю, Хааркен Покоритель Миров вызвал Абаддона по шифрованной вокс-связи. «Мстительный Дух» был серьёзно повреждён и находился на грани полного уничтожения. Капитан начинал экстренный варп-переход, и у них было всего несколько минут, прежде чем корабль покинет систему.

«Воитель. Мстительный дух был подбит. Слабак у руля приказал бежать в варп, скорее всего воспользовавшись атакой, чтобы забрать флагман себе. Мы должны вернуться, иначе рискуем потерять корабль навсегда»
– Хааркен Вестник Апокалипсиса


Павшие небеса

Короткий, но кровавый поединок в шпилях Пристанища Святых завершился, и Калгар потерпел поражение. Но Хаос не добился победы. Верные слуги Императора добровольно пошли на великие жертвы, и их последствия наконец стали ясны.

Демонический меч Драх'ниен взвыл в ярости, когда Абаддон отвернулся от своей жертвы. Скомандовав Несущим Отчаяние собраться вокруг него, он отправил полчища демонически одержимых прикрыть свой уход. Он достиг того, чего желал, он одержал победу над своим древним соперником, но впереди была новая угроза — враг собирался ударить по «Мстительному Духу», который Абаддон ценил даже больше, чем Чернокаменные крепости, добытые в прошлых походах. Если бы корабль ушёл в бушующие потоки варпа без него, то Воитель остался бы без своего самого главного актива. Темное пламя образовало гексаграмматический символ вокруг Абаддона и его телохранителей, затем ослепительный красный свет окутал воинов Чёрного Легиона, и они исчезли, оставив после себя лишь серную вонь темной магии.

Одержимые, оставленные Воителем, двинулись к Калгару, как падальщики, приближающиеся к трупу великого зверя. Лорд Макрагга был холоден как лёд и бледен как алебастр. Сердца магистра были разорваны, и темная кровь лилась из огромного разреза в его доспехах. Одержимые смогли пробиться через оборону Победоносной Гвардии, и одно мерзкое создание занесло над Марнеем когтистые лапы.

Любой нормальный космический десантник уже давно бы умер. И все же Калгар держался. В груди Лорда Макрагга сработала велизарийская печь. Этот чудесный орган выпустил в кровеносную систему огромные дозы стимуляторов, дав магистру последний всплеск энергии перед смертью. Внутренняя сила Адептус Астартес и тайное техноколдовство Велизария Коула вступили в равный бой с адскими силами Тёмных Богов.

Калгар опустился на одно колено, когда Великий Одержимый навис над ним, а затем быстро поднялся на ноги. Его оставшийся Кулак Ультрамара, хотя и поврежденный, все еще функционировал. Он сбил существо ударом слева направо, затем обрушил на него карающий залп из разрывных снарядов, доведя обойму болтера до сухого щелчка. После могучий воин снова упал на спину, истекая кровью из ран.

Победоносная Стража и остатки Экстремис собрались вокруг него, формируя щит, их болтеры сеяли смерть. С небес с открытыми люками спустился «Штормовой Ворон» «Клинок Надежды», и из него тут же явилась пара ветеранов-апотекариев. Они подбежали к Калгару и пустили в дело нартециумы, наполняя его разрушенное тело стабилизирующими эликсирами и живительными суспензиями. С искажённым в мучительной агонии лицом Калгар распрямился в полный рост и поприветствовал своих людей, велев им сразиться с предателями на улицах, и только затем, наконец, позволил провести себя в экстренно организованную на борту операционную.

Калгар выжил в тот страшный день, его второе сердце было спасено тайными искусствами апотекариона, хотя его основное было уничтожено без надежды на восстановление. С этого дня Марнея не видели на передовой, но он продолжал командовать армиями Империума из Сената Вигилуса. Он заметно осунулся от полученных ран и ослабел, но его разум был так же остёр, как и прежде. Лорд Макрагга не дал Абаддону победить — не силой оружия, а отвагой и честью. И все же Вигилус всё ещё пылал в пламени безнадёжной войны — не за победу, а за выживание.

Герои Пустоты

Атака на «Мстительный Дух» обошлась Военному Флоту невероятно дорого. В военную зону Вигилус прибыло настолько огромное количество сил, что близлежащие миры — Нео-Веллум, Омис-Прион, Геотроп XII и Ложь — были полностью лишены поддержки военных кораблей. В случае с Омис-Прионом, недавно подвергшимся угрозе со стороны древних ксеносов-некронов, планета оказалась на грани катастрофы. И все же Верховное командование посчитало жертву оправданной.

Силы, прибывшие к Вигилусу, укрепили имперские ряды. Хотя несколько десятков кораблей закрывали прорехи в изрядно поредевшей блокаде вокруг экватора планеты, большинство присоединилось к масштабному трёхдневному сражению. Ни один из них так и не смог нанести «Духу» сокрушительный удар, потому что каждая торпеда оказывалась перехватывалась, а каждый удар лэнса отклонялся каким-то мистическим силовым полем. В ответ огромная крепость отправляла серии разрушительных залпов, которые превратили множество гордых судов Империума в облака покорёженного металлолома.

Помимо прочих средств защиты, на борту «Мстительного Духа» находился ковен чернокнижников, которые просеивали отголоски варпа в поисках угроз и вовремя предупреждали командный состав огромного линкора. Однако даже их прозревающей мощи оказалось недостаточно, чтобы определить природу угрозы, которую представляет «Призрак Ваула», поскольку корабль аэльдари был оснащен сложными психическими блокираторами и мощнейшими генераторами голополей. К тому времени, когда чернокнижники смогли предугадать атаку, было уже слишком поздно.

«Призрак Ваула» на огромной скорости врезался в борт «Мстительного Духа». Все шесть ракет в его трюме взорвались в разрушительной цепной реакции. Детонация пробила в корпусе линкора зияющую дыру, и вихревые боеголовки начали деталь за деталью раздирать могучий корабль на части. Слишком неповоротливый, чтобы уйти из зоны взрыва, «Дух» продолжал распадаться на части. План Калгара работал. Взвыли клаксоны, и линкор начал готовиться к к экстренному переходу в варп. Устранение угрозы «Глорианы» стало долгожданным событием, которое изменило ход всей войны.

Когда элита Черного легиона телепортировалась обратно на флагман, а колоссальное судно класса «Глориана» ушло в варп, ход войны за Вигилус радикально изменился. Имперский Флот, воодушевленный исчезновением самого мощного вражеского актива, в серии героических атак пробился через блокаду Хаоса и обрушил на захваченные волной от перехода вражеские суда огонь сотен макроорудий. Распространение информации об отступлении Абаддона привело к тому, что вскоре войска Хаоса начали сражаться только ради собственной выгоды и искать возможности для выживания и бегства. В конце концов, планета была почти уничтожена, а в остальном Империуме есть тысячи миров, которые можно зажечь во славу Богов Хаоса.

Рябь на небосводе

Когда легендарный линкор класса «Глориана», «Мстительный дух», произвёл экстренный варп-переход, его экипаж больше был заинтересован в скорости, а не безопасности. При этом «Дух» избежал вихря, кромсавшего его борт, яростного водоворота, созданного взрывом ракет «Смертельный удар», доставленных «Призраком Ваула». В энергетической буре, с которой огромный космический корабль скользнул из реального пространства в адское измерение варпа, вихрь рассеялся.

Но для флота Хаоса, собранного вокруг этого огромного судна, возмущение варпа, вызванное экстренным переходом, имело куда более тяжёлые последствия. Воронка Эмпирей поглотила несколько десятков военных кораблей еретиков-Астартес, прежде чем слиться с Великим Разломом — поскольку после разрушения хранилища XV и возведения ноктилитовых корон варп-аномалия окружала планету со всех сторон.

Приведя свой план к блистательному завершению, Калгар не только лишил флот Хаоса самого ценного актива, но и вырвал его сердце. Он обратил те же энергии, которые осквернили Вигилус, против тех, кто стремился их усилить, и послал почти треть флота Архиврага в бурлящий ад Имматериума. Несколько имперских кораблей тоже не избежали этой участи — «Герцог Аарелоф» и «Монарх Хараджу» пропали без вести. Сенат Вигилуса посчитал жертву более чем стоящей. Когда возмушение варпа улеглось, Имперский Флот удвоил натиск, теперь усиленный кораблями, которые Калгар отправил на разведывательные задания во время своего первого прибытия на Вигилус. Из обороны до последней капли крови битва перешла на жестокую перестрелку на дальних дистанциях, а затем, когда все больше имперских кораблей присоединилось к битве, в победоносный марш.

К этому моменту стараниями Калгара войска Хаоса на Вигилусе узнали о том, что их армада была почти полностью разбита. Пользуясь вокс-массивом в главном апотекарионе Пристанища Святых, Калгар громко и уверенно вещал о неизбежной победе имперских войск. Эта передача транслировалась через системы связи Министорума по всем городам планеты. Все те, кто сомневался в утверждениях Калгара, могли сами взглянуть на ночное небо, где сине-зеленый вихрь бушевал среди пылающих остовов и обломков того, что когда-то было флотом Хаоса.

Война на всех фронтах

Хотя сам Воитель вышел из битвы, его проклятые воинства все еще бродили по всей планете, сея анархию везде, где оказывались. Судьба Вигилуса всё ещё была на грани.

С отступлением Абаддона и элитных элементов Черного легиона лояльные Богу-Императору силы удвоили свои старания. Будто бы исчезла рука, душившая все их действия. Без повелителя, объединявшего их, банды еретиков-Астартес сражались несогласованно и беспорядочно, и космические десантники этим тут же воспользовались. В некоторых местах разрозненные армии ренегатов сражались друг с другом за военные трофеи и даже за неповреждённые силовые доспехи.

Битва за Мегаборей продолжалась. У Адептус Механикус было много резервов, которые они копили на случай, если война между династиями Стигий VIII и кланом Агамемнус окажется неизбежной. У них было достаточно воды, прометия и рабочей силы, чтобы сражаться против генокультистов и захватчиков Хаоса. Всякий раз, когда легионы скитариев колебались, их хозяева-жрецы внушали им железную решимость, используя удаленное управление. Стигийцы столетиями добывали ноктилит, и не собирались отдавать свои сокровища никому.

Однако, когда Пожиратели Миров присоединились к битве, скитарии оказались в затруднительном положении, и даже катафроны-прорывники и «Кастеляны» не могли остановить безумные орды. Только когда Фабрикатор Вош заключил официальный союз с Железными Руками, предоставив им огромную информацию о Мегаборее и силах, защищавших его, Империум превратил бойню в решающую контратаку. Превосходящая численность скитариев и расчетливые стратегии Железных Рук позволили объединенным имперским силам раздробить войско противника на части, уничтожая их одну за другой с помощью уловок, тактики затягивания и перекрёстных отступлений. Решающий удар наносила артиллерия, не оставлявшая в живых ни одного предателя.

На западных окраинах Мегаборея, Хранилище XV было разорено, большая часть его запасов чёрного камня оказалась уничтожена в результате бомбардировки Черного легиона. Но Адептус Механикус знали несколько мелких залежей по всей планете, и их космические десантники Хаоса так и не обнаружили. На Вигилусе оставалось ещё достаточно странного минерала. Удивительная способность планеты удерживать канал реальности между копьевидными залежами на ней и на далёкой Сангва Терре пошатнулась, но не исчезла.

Вигилус в огне

Апокалипсис пришёл на Вигилус, и тем не менее Империум не сдавался. Полководцев совершенно не волновало, сколько миллиардов жизней придётся возложить на алтарь войны; для них это были всего лишь цифры и буквы. Сама история осудит или простит их.

Несмотря на то, что битва за Гиперию продолжалась, а города-ульи Отек и Диркден официально считались потерянными, основные бои проходили во время отступлений и вылазок за добычей. Донтория была закрыта на полный карантин. На далёком юге Погибель Каэлака раскинулась ещё шире и стала ещё враждебнее к жизни, чем раньше. Тёмные эльдар, продолжая сражаться с легионерами Тысячи Сынов, применили украденную технологию терраформирования и создавали яростные метели, новые ледники и бесконечные лавины, используя их как прикрытие. Ксеносы вывезли из Диркдена, Отека и даже южных районов Мортвальда сотни тысяч рабов, так как оборона этих регионов фактически пала. Все их переправили в Комморру. Среди захваченных были и несколько отделений Ястребов Некрополя, обезоруженных и оглушённых загадочным оружием гемункулов.

Азуриани тоже решили отступить. Со смертью большей части Аквиларийского Совета — в том числе ветви династии Агамемнус, их советников, отпрысков Темпестус, что исполняли их волю — эльдар посчитали дело чести решённым. Потерю «Призрака Ваула» будут оплакивать, потому что такой прекрасный корабль нелегко заменить, но ясновидец Келток считал, что жертва была не напрасной. Нанести такой решающий удар по Воителю Хаоса стоило сотен таких судов.

Что же до Waaagh! Круллдакки, то силы зеленокожих были истощены вечной войной в городах. Наткнувшись на ожесточённое сопротивление имперских защитников, а затем вынужденные сражаться с Хаосом, орки понесли ужасающие потери. Тем не менее пустоши всё ещё были домом для угрозы — на записях авгурных сканирований, передаваемых уцелевшими станциями Нео-Веллума, виднелись длинные следы из облаков пыли. Орки продолжали оставаться вполне реальной угрозой для тех, кто зайдёт на их территорию, ибо две трети хлам-городов всё ещё стояли. Хуже того, по всей Галактике зеленокожие узнали о том, что Вигилус оказался планетой, на которой можно влезть в хорошую драку. В множестве систем субсектора Нахмунд флоты громыхающих и разваливающихся крейсеров начали менять курс и направляться к разорённому миру, надеясь успеть присоединиться к веселью.

Нищие Принцы плотью и заражённой кровью платили за завоёванные территории. Гибриды первого и второго поколений яростно сражались рядом с чистокровными генокрадами, и сам Великий сир Вурм вышел на бой с захватчиками Хаоса, одерживая победы в одних сражениях, но неся огромные потери в других. Диркден всё ещё был заражён на всех уровнях, но восстание началось раньше, чем они планировали, и за время Войны Кошмаров все их начинания пошли прахом. Ксенокультисты всматривались в небеса каждый час, с надеждой ожидая увидеть прибывающих тиранидов-спасителей. Но видели они только Хаос, и их взгляды натыкались не на чёрную пустоту, а на мерзостное и ужасное сияние Великого Разлома.

Враги Империума настолько погрязли в кровавой войне между собой, что у лояльных Богу-Императору сил появилась реальная возможность пережить бурю, терзавшую планету несколько десятилетий. Машина пропаганды снова набирала обороты, называя каждую победу — будь то малая перестрелка или падение целого фронта — критической точкой на пути к освобождению. Жрецы и комиссары рассказывали о надежде среди ужаса, а силы Хаоса отступали одна за другой. Они говорили, что победа почти в руках защитников, и о том, что темнее всего перед рассветом. Даже несмотря на кроваво-красное небо, удушливый воздух и отблески пожаров на далёком горизонте, Вигилус начал свой путь к возрождению.

Война на грани

Вигилус лежал в руинах, но Империум не сдался. Хотя анархия царила в каждом улье — даже в Гиперии — Пристанище Святых всё ещё гордо возвышалось над разорённым городом, и с бегством армады Хаоса к планете пробился тоненький ручеёк подкреплений. Война ещё не закончилась. Широко транслируемые речи Калгара дошли до миллионов граждан, которые предавались панике, сидели в укрытиях или отвернулись от света Императора в ходе Войны Кошмаров. К ним обращался сам Марней Калгар, сын примарха, фигура, ставшая настолько легендарной в ходе войны, что даже дикие племена слышали о нём. Этот великий воин призывал дать отпор врагу, сохранить силу веры и сделать так, чтобы истерзанная планета не пала во тьму навеки. Сначала сообщение было проигнорировано, потому что люди Вигилуса были настолько истощены, видели столько убийств, что простые слова не могли зажечь пламя непокорности в их сердцах. Но затем новые войска начали присоединяться к борьбе.

Это были имперские силы, возвращавшиеся из военных зон, которые Сенат Вигилуса признал потерянными. С Погибели Каэлака пришли Пустотные Трезубцы и Смотрители Разлома; из Мортвальда прибыли остатки сил под командованием капитана Фейна; из Отека вернулись не только тысячи Сестёр Битвы, но и Хальдор Ледокожий и Бранд Саблеволк, последние выжившие из ударной группы Астартес. Кадийские штурмовики и Вентриллийские Нобили сражались плечом к плечу с ополчением Муниторума; Мортифакторы объединили свои силы с ауксилиями огринов; Ультрамарины шли в рядах Гвардии Вигилуса.

Когда первый из кораблей Министорума прорвался через Рукав Нахмунда и добрался до планеты, крошечное семя надежды, посеянное подкреплениями, начало приносить плоды. Вулианская Аномалия рассеялась стараниями Тёмных Ангелов, а разгром флота Хаоса позволял совершать посадки в Гиперии.

Прибывало все больше и больше кораблей Экклезиархии, вызванных пылкими мольбами Слайна Галлюка и лаконичными требованиями Темперанс Блейс, и каждый из них приносил всё больше и больше войск Адепта Сороритас. Блок за блоком, хаб за грязным хабом, Сёстры Битвы начали очищать развалины Гиперии от остатков еретиков и ксеносов. Калгар постоянно дополнял свои речи и включал в них новую информацию каждый день, грамотно пользуясь возможностью повысить боевой дух имперских сил. Население внимало вдохновляющим рассказам и постепенно начинало верить, что Вигилус ещё можно спасти. С каждым новым рассветом все больше граждан выходили из подполья, чтобы записаться в ряды добровольцев. Сначала их было мало, но затем у призывных пунктов образовывались многотысячные толпы; вскоре ополчение Фратерис своей численностью превосходило сами сестёр. Каждый корабль приносил всего несколько сотен бойцов — ничтожное число в великой схеме вещей, и хотя пропагандистские передачи изображали их прибытие как настоящее спасение, единственной их очевидной выгодой было поднятие боевого духа.  

Какое-то время казалось, что только Гиперия действительно может быть спасена. Тем не менее, по мере того, как всё больше  и больше имперских кораблей начали достигать столицы, войска под Калгаром начали наступать, а не просто укреплять оборону. Долгий путь к восстановлению уже начался, но никто не мог сказать, окажется ли он успешным.

Вигилус не должен был пасть и не мог быть поддан Экстерминатусу, как следовало бы сделать согласно имперской доктрине. Калгар повторял это снова и снова — это была не та планета, которую можно было оставить. Некоторые из Сената все еще цеплялись за надежду на то, что когда-нибудь искалеченный мир снова станет важным транспортным и промышленным узлом Империума, но не было ясно, действительно ли Лорд Макрагга придерживался этой точки зрения. Много кто видел и более тёмную судьбу, хотя не отваживался говорить об этом открыто. Зловещие возможности висели в воздухе, неозвученные, но, тем не менее, опасно реальные. Война за Вигилус Непокорённый вполне могла превратиться в голодную пустоту, бесконечно поглощающую имперские силы, которым так никогда и не удастся одержать победу.

Шестерни правосудия

Не только военные корабли Экклезиархии прибыли на планету после разрушения флота Хаоса. На первом этапе Войны Тварей Люсьенна Агамемнус отправил астропатическую петицию к Терре с просьбой об особой помощи. Послание прошло через реле Нео-Веллума и было принято Адептус Астра Телепатика Терры, и —после десятилетия системных процедур и нескольких лет бессмысленной задержки — случайно оказалось в руках Высших лордов Терры. Просьба губернатора была удовлетворена, хотя к моменту появления результатов она была давно мертва.

Решение власть имущих привело к тому, что от Кадийских врат к Вигилусу направилось небольшое, похожее на ящерицу судно. В его кабине было трио имперских ассасинов, а в стазисных камерах его трюма — еще три. То, что Официо Ассасинорум выделил такое количество оперативников, свидетельствовало с стратегической ценности планеты. Трое в стазисных камерах трюма были из Храма Эверсор; в десантных капсулах они высадили в центральные районы хлам-городов. В течение одной недели после высадки на их счету оказались шесть полевых командиров орков, пятнадцать больших меков и уничтожение Великого Гарганта, «Горкзиллы».

В то время как эверсоры прибыли, чтобы нанести удар по зеленокожим, их товарищи были развернуты против культистов-генокрадов. Не менее двадцати двух военачальников Нищих Принцев погибли от рук ассасинов Каллидус, известных как Дочери Мех'Линди. Эти мастера скрытного проникновения долгое время маскировались под гибридов последнего поколения, чтобы приблизиться как можно ближе к сердцу культа. Венцом их тайной миссии стала смерть патриарха Вурма от точного удара фазового клинка, хотя ни один из ассасинов не спасся живым. Они не осознавали, что на Вигилусе было более одного патриарха — поскольку планета была достаточно населена, чтобы поддерживать несколько независимых генокультов — и что рано или поздно место Вурма займёт кто-то другой.

Ассасины полностью игнорировали присутствие Хаоса на Вигилусе, поскольку запрос губернатора был отправлен до того, как началась Война Кошмаров, и, следовательно, еретики находились за пределами параметров миссии. Но смертоносные действия ассасинов нарушили, если не остановили полностью, наступление ксеносов, которые так долго подтачивали оборону Империума. При этом они купили имперским силам отсрочку, благодаря которой те смогли сосредоточиться на уничтожении отступников и предателей, которые все ещё наводняли улицы. Это был еще один шаг на пути к победе.

Кровь Земли

Несмотря на то, что имперское присутствие на планете являло собой не более чем разрозненные группы немногочисленных выживших, сам Вигилус выстоял. Рукав Нахмунда, хоть и сузившийся из-за разрушения большей части запасов чернокамня, продолжал соединять Империум Санктус и Империум Нигилус.

Когда Лунный астропатический хор Нео-Веллума сумел установить связь через варп-аномалию, появились по-настоящему хорошие новости. Планета продолжала омываться сиянием путеводного маяка Святой Терры, и купаться в Благодати Императора. Но затем… магистры хоров получили более четкие видения с другой стороны Разлома и испытали настоящий страх, сжавший их сердца холодной рукой. Сообщения говорили о чудовищном зле, впервые явившемся в реальность во время битвы за сами звёзды. Оно могло разрушать целые миры силой пылающего копья, а копьё это было покрыто кровью из святой чаши.

Десятки старших астропатов пытались истолковать страшное предзнаменование и пришли к неутешительному выводу. «Битва за сами звёзды» была Готической войной — Чёрным крестовым походом такой силы, что под его поступью гибли солнца. «Кровь из святой чаши» означала Сангва Терру — планету, чьё имя при переводе с высокого готика означает «Кровь Земли», кровь колыбели человеческой расы. А копьё, готовое уничтожить мир, являлось бывшим флагманом Абаддона. Имя этого проклятого корабля произносят лишь шёпотом, а одно его упоминание повергает самых бесстрашных в холодный ужас.

«Убийца планет».

Хронология

Война Кошмаров стала одним из самых ужасных конфликтов в М42, и часть информации была утеряна. На основе тысяч неточных докладов и рапортов была составлена приблизительная хронология событий.

Первая фаза

  • 14.989 post: Имперские контрмеры — устрашённые мрачной вестью, принесённой Хааркеном Покорителем Миров, имперские силы, возглавляемые Марнеем Калгаром, наносят ответные удары силам Хаоса по всей планете.
  • 15.134 post: Битва в пустоте — Калгар восходит на борт «Лавр Победы», намереваясь остановить Разорителя до того, как он дойдёт до планеты на расстояние удара. Однако во время битвы на мостик корабля нападают многочисленные демоны.
  • 15.187 post: Новый, тёмный рассвет — Калгар координирует оборону Вигилуса, но угроза слишком велика. Флот Абаддона высаживает на поверхность невообразимое количество войск, а некоторые корабли даже стыкуются со шпилями ульев, высаживая предателей в сердце битвы.
  • 15.301 post: Подземная война — пока на поверхности планеты кипит бой, в её глубинах идёт другое сражение. Культы генокрадов натыкаются на ожесточённое сопротивление Астра Милитарум, Адепта Сороритас и Адептус Механикус.
  • 15.390 post: Страх и ужас — прибытие сил Хаоса и поражения имперских сил направляют тысячи граждан на ложный путь — они ищут спасения где угодно, и Нищие Принцы наряду с культами Хаоса получают многочисленные подкрепления.
  • 15.504 post: Странная встреча — Абаддон не предполагал, что на Вигилусе будут процветать генокульты. Ворвавшись в город-улей Диркден, хаоситы попали в засаду и оказались связаны войной против бесконечной орды культистов.
  • 16.021 post: Осада Подъёмника — в Мегаборее Адептус Механикус начинают полномасштабную войну за Великий Подъёмник Омниссии. Небольшой отряд ксеносов добирается до важных систем орбитального лица, но скитариям удаётся отразить нападение.
  • 16.302 post: Война в небе — пока силы Воителя разоряют поверхность Вигилуса подобно тёмной чуме, флот Абаддона ведёт бои с имперскими силами по всей системе.
  • 16.605 post: Прижигание раны — вынужденный принимать решительные меры Калгар приказывает унчтожить заражённые верхние уровни городов-ульев, обрекая миллиарды на огненную смерть.
  • 17.202 post: Битва за Паутину — тайная война за доступ в лабиринтное измерение бушует в холодных пределах Погибели Каэлака. Победившему — или Тысяче Сынов, или друкари — достанется возможность поставлять на планету почти неограниченные подкрепления.
  • 18.532 post: В сердце Вихря — Абаддон знает то, чего не знают защитники — в центре Вулианского Вихря существует тайая крепость, хранящая Пустотный Коготь — механизм, который Воитель собирается применить, чтобы создать разрушительную гравитационную аномалию. Сумев завоевать доверие Падших, занимавших крепость, Абаддон применяет оружие для своих тёмных целей.
  • 18.902 post: Сражения вслепую — Империум вступает в войну на сотнях фронтов с ужасными условиями и почти нулевой видимостью, являющейся последствием пылевых бурь или адских пожаров.

Вторая фаза

  • 19.014 post: Пустотный Коготь — Абаддон с помощью древнего механизма создаёт над Вигилусом миниатюрную чёрную дыру, нанося удар не только по Имперскому Флоту, но и по планете внизу. Катаклизм вызывает движение тектонических плит и землетрясения. Шпили ульев рушаться, вызывая волну паники и возвещая о новой ужасной фазе войны.
  • 19.351 post: Плохие вести — драгоценные запасы воды на Вигилусе оказываются разорены действием Вулианской Аномалии. Вода покидает резервуары и подземные озёра и неумолимо утекает в пустоши, чтобы оказаться потерянной навсегда.
  • 20.435 post: Крайние меры — «Огни Калгара» не дали силам Абаддона достичь быстрой победы в городах-ульях, вытеснив их в пустоши. Окружённые врагами со всех сторон, имперские силы сеют беспорядок и сталкивают силы ксеносов с армиями Хаоса.
  • 20.464 post: Железный кулак — космодесант Хаоса прибывает во всё больших количествах, но их зверства делают их основной целью орков, для которы анархия Войны Кошмаров — всего лишь приятное дополнение к великой битве.
  • 20.834 post: Осаждённое хранилище — Абаддон отправляет Медных Зверей в атаку на хранилище XV — туда, где Адептус Механикус сберегают ноктилит. Силы Хаоса выводят из строя рефракторное поле, а затем «Мстительный дух» уничтожает склад орбитальной бомбардировкой.
  • 20.872 post: Инфернальные машины — война между орками и последователями Тёмных Богов продолжается; затем ваиводу Круллдака решает доказать, что он самый крутой среди зеленокожих Вигилуса, и собирает блиц-бригады в неостановимый Waaagh!, направленный на демонические машины, атакующие Мегаборей.
  • 21.017 post: Культы и завоевания — секты судного дня Вигилуса проводят серии кровавых ритуалов, призывая демонов из Великого Разлома. Начинается новый кошмар.
  • 21.119 post: Мир, увенчанный Хаосом — ноктилитовые короны, столь долго дорабатывавшиеся Абаддоном и его магистром призывания, Тёмным Наставником Наркусом Тарандой, впервые оказались на поверхности Вигилуса и были воздвигнуты на стратегических позициях.
  • 21.226 post: Проклятие Эмпирей — ноктилитовые короны, расположенные так, чтобы перенаправлять энергии Великого Разлома на планету, создают обширную сеть пси-усилителей, затопляющих обречённый мир первородным Хаосом. Демоны начинают появляться прямо из воздуха, а всё население видит призраков и ужасные кошмары.
  • 21.351 post: Конец близок — культы Апокалипсиса укореняются в рядах аристократии Мортвальда, создавая гедонистические клики, преследующие только одну цель — достичь излишества во всём. Узрев декаденство правителей, отчаявшееся население города выпускает годами копившуюся ярость, убивая аристократов и убивая ради убийства.
  • 21.619 post: Ноктилитовые короны — кампания Абаддона движется к своей цели; на Вигилусе появляются загадочные структуры, называемые ноктилитовыми коронами. С каждого фронта сотнями приходят доклады о варп-призраках, демонических вторжениях и психических пробуждениях.
  • 22.464 post: Тёмные откровения — имперские защитники Донтории, и так уже измотанные, попадают под новую атаку Очищения. Гвардия Смерти, уже окопавшаяся в городе, вступает в идеологический конфликт с ренегатами. Когда дым и туман оседают, выясняется, что урон, нанесённый Донтории, уже нельзя исправить.
  • 23.012 post: Война за Сторвал — пирокластические культы Тзинча — ранее рабы Адептус Механикус — восстают проти своих хозяев. Многочисленные смерти оказываются достойной жертвой, пробивая рану в реальности и призывая тысячи демонов из потоков кипящей лавы.
  • 23.128 post: Извержение — Адептус Механикус Сторвала вызывают серию вулканических извержений и уничтожают восставших, но при этом лишают планету большую часть энергетических ресурсов. Города погружаются во мрак.

Третья фаза

  • 23.223 post: О людях и ксеносах — Марней Калгар знает, что Вигилус будет потерян, если на помощь Империуму не прийдёт кто-то другой. Наметив себе цель на поле боя между защитниками Пристанища Святых и рейдерами-аэльдари, он доводит сражение до ничьей и заключает перемирие.
  • 23.462 post: Тёмный договор — ясновидец Келток соглашается помочь Империуму нанести решающий удар по Воителю, используя скрытный космический корабль.
  • 23.464 post: Тактика отвлечения — Лорд Макрагга дорогой ценой добился договора с азуриани, но нелёгкий союз начал давать плоды сразу же. Дикие Наездники Сейм-Ханна прекращают рейды на Гиперию и наносят удар по Waaagh! Круллдакки, хлеща по бокам этого могучего зверя и доводя его до исступленной ярости, а затем орки начинают преследование — как и планировалось.
  • 23.476 post: Прямое попадание — маньяки скорости, привлечённые рейдерами эльдар, врываются прямиком в гущу сил Хаоса.
  • 23.511 post: Смертоносный груз — пока обе стороны работают на благо друг друга, Калгар приводит в действие дерзкий план, направленный на то, чтобы вырвать победу из рук Абаддона. Тихо и быстро он реквизирует ракеты «Смертельный удар» Дейноса Агамемнус и перевозит их в доки Нью-Вита.
  • 24.601 post: Окопная война — Железные Воины используют скрапкод и захваченные тектонические фраг-дрели, чтобы пробиться через многослойную оборону Мортвальда.
  • 24.623 post: Герои Пустоты — верные до конца, остатки Имперского Военного Флота начинают скоординированную атаку на противника. Они платят огромную цену, но цели достигают — и Калгар наносит удар. Корабль эльдар, «Призрак Ваула», загруженный шестью ракетами, направляется к «Мстительному духу».
  • 24.641 post: Падение Цитадели — Тёмные Ангел осаждают Цитадель Вигилуса и отключают Пустотный Коготь, тем самым ликвидируя Вулианскую Аномалию.
  • 24.722 post: Конец легенды — готовый на всё, Калгар вызывает Абаддона на бой. Два полководца сражаются под пылающими небесами верхних шпилей Пристанища Святых.
  • 24.815 post: Рана в пространстве — «Призрак Ваула» доставляет свой груз и заставляет критически повреждённый линкор Абаддона произвести экстренный варп-переход. Абаддон успеваетт телепортироваться на мостик в тот момент, когда корабль исчезает в Имматериуме. Дыра в реальном пространстве наносит ужасающий урон флоту Хаоса и приближает Империум к победе.
  • 24.903 post: Смерть с небес — тысячи обломков уничтоженных кораблей пронзают атмосферу планеты, неся гибель всему живому.
  • 25.141 post: Вигилус в огне — планета спасена от разрушения и встала на путь восстановления. Но появляется весть о том, что на Сангва Терру — планету-близнец Вигилуса на другой стороне Разлома — готовится нападение. В докладе говорится о гигантском судне, описание которого соответсвует «Убийце планет».

Войска

Еретики-астартес

Войска Хаоса, прибывшие на Вигилус, не были единой силой и наносили удары по каждому городу в уникальной манере. У каждого легиона предателей и ордена-отступника была своя цель, свои враги, которых они жаждали уничтожить. Единственным объединяющим фактором была безжалостная эффективность, с которой они выполняли убийственную работу.

Теоретически, с присутствием Воителя и его стратегического гения, объединяющего отступников, силы Хаоса должны были оказаться большим, чем сумма их частей. Но там, где имперские армии были строго собраны и повиновались приказам советом уважаемых военных лидеров, вероломные последователи Темных Богов были предоставлены самим себе.

У Абаддона было и так предостаточно дел, чтобы выступать ещё и в роли надзирателя — такой сизифов труд был настолько невыполним, что даже попытка контроля над всеми войсками исключала любые личные амбиции или долгосрочный план. Вместо этого Воитель использовал силы Хаоса в качестве агентов разрушения, анархии и отчаяния, позволяя им распространять огни войны так, как они сами считали нужным.

В конечном счете, Абаддон считал кровавые сражения, отвлекающие маневры, казни и хитрости Долгой Войны всего лишь второстепенными событиями. Именно его стараниями Империум оказался расколот надвое. Разоритель намеревался полностью исполнить проклятие, обещание которого он написал на Галактике, и для этого он собирался погрузить Вигилус в такое неописуемое безумие, что защитникам придется сражаться на всех фронтах  одновременно. Только тогда он сможет исполнить свой великий план, не опасаясь вероломного удара в спину.

Армии, которые стекались под знамя Абаддона, были поистине неисчислимы. Многие шли из Ока Ужаса и сражались вместе с элитными силами Воителя с незапамятных времен. Другие были временными союзниками, прибывшими с Немендгаста и Бессердечия — или даже вызванными из глубин Великого Разлома с обещаниями грядущей славы. В конечном счете, единственное, что имело значение — это то, что Вигилус будет гореть.

Чёрный легион

  • Несущие Отчаяние — 1 банда (элитные силы)
  • Гончие Абаддона — 1 банда (элитные силы)
  • Чемпионы лорда Кадроса — 5 банд
  • Разрушители Драккота — 4 банды
  • Пожиратели Черепов — 4 банды (Кхорн)
  • Несущие Распад — 1 банда (Нургл)
  • Багровый Вихрь — 2 банды (тяжёлая кавалерия)
  • Избранные Таскора — 2 банды (Тзинч)
  • Сыны Циклопа — 1 банда (Тзинч)
  • Предвестники Неминуемого Конца — 2 банды (бронетанковые войска)
  • Шестое Упоение — 2 банды (Слаанеш)
  • Железные Хребты — 1 банда (облитераторы)
  • Поклявшиеся — 3 банды (присягнувшие Нурглу)
  • Недостойные Наследники — культы Хаоса
  • Клинки Воителя — культ Хаоса

Гвардия Смерти

  • Апостолы Заразы — 7 банд (до раскола)
  • Гончие Падали — 2 банды
  • Братство Гнилостного Червя — 7 банд
  • Несущие Гнилое Спасение — 3 банды (не подтверждено)
  • Болезнетворцы Седьмого Дня — 4 банды
  • Проклятие Сельминстера — 5 банд
  • Печальное Наследие — 1 ликвидационная команда
  • Орды заражённых геллеровой чумой — 4 толпы

Пожиратели Миров

  • Кровопийцы Дхорнгара — 3 банды
  • Костоломы — 12 банд
  • Демоническая кузня Поршнерукого — 1 банда

Тысяча Сынов

  • Фаланга рубрикатов Ксенаша Капенсиса — 2 банды
  • Фрактальные Клинки — 1 ликвидационная команда
  • Повелители воли Магнуса — 1 банда
  • Сыны Великого Архитектора — 1 банда

Железные Воины

  • Воинство Анатраксиса — 2 банды
  • Бесжалостные — 3 банды
  • Неумолимые Молоты — 2 банды
  • Олимпийские мастера осад — 1 банда

Альфа-легион

  • Сыны Лжи — 2 банды
  • 20-е Альфарийцы — 1 банда
  • Бронированные Змеи — 1 банда (бронетанковые войска)

Несущие Слово

  • Святые Сыны Лоргара — 3 банды
  • Рунический Герб — 2 банды
  • Верная Орда — 1 воинство хаосопоклонников

Повелители Ночи

  • Клинки Савасдуса — 3 банды
  • Бледный Коготь — 1 банда
  • Убийцы Вреануса — 1 банда

Безупречное Воинство

  • Монархи Плети — 2 банды
  • Барабанщики Виллсида — 1 банда
  • Немногие Великие — 1 банда

Багровая Резня

  • Эхо Шакалов — 3 банды
  • Зов Умидии — 1 банда
  • Призрачное Проклятие — 1 банда (бронетанковые войска)

Очищение

  • Погибель Нихиланта — 2 банды (до раскола)
  • Искореняющие — 2 банды (до раскола)

Покаранные

  • Провидцы Все-Тома — 3 банды
  • Позолоченные Призванные — 2 банды
  • Элита Экскориас — 1 банда (чернокнижники)

Медные Звери

  • Войско Связанного-с-демонами — 13 стай демонических машин
  • Триада Кровопролития — 3 Повелителя Черепов
  • Драконы Дикого Насеста — 5 эскадронов хель-драконов
  • Церберит — 1 демонически одержимая боевая баржа

Еретикус Милитарум

  • Махнорианский 6-й «Замеченные» — 1 полк
  • 13-й Востокский тяжёлой пехоты — 1 полк
  • Идолопоклонники Паллисада — 3 полка
  • Броненосцы Женена — 4 полка
  • Правдоубийцы Фереска — 3 полка
  • Кровавый корпус Антивигил — 2 полка

Титаны Хаоса

  • Мёртвые Головы — засекречено
  • Повелители Огня — засекречено
  • Легио Вулканум II — засекречено
  • Легио Декапиторум — засекречено

Гранд-флот Разорителя

  • «Мстительный Дух»
  • 12 линкоров
  • 19 тяжёлых крейсеров
  • приблизительно 34 эскадры крейсеров
  • приблизительно 84 эскадры сопровождения

Демоны Хаоса

В течение Войны Тварей психические недуги, изводившие Вигилус, крайне редко приводили к демоническим вторжениям. Однако это изменилось, когда на планету пришёл Хаос, и частота происшествий резко возросла в ходе Войны Кошмаров.

Тёмные Боги обратили своё внимание на Вигилус. Каждая ноктилитовая корона, погружённая в кору планеты, увеличивала количество энергии варп; для обладающих сверхъестественным взором астропатов Нео-Веллума эти сооружения горели ярче любого пылающего шпиля или городского пожара. После того, как запасы чёрного камня Мегаборея были разрушены, казалось, что пала некая плотина, и узкий поток демонических проявлений превратился в великий потоп. Великий Разлом вновь напомнил о себе и о своих печальных последствиях — не только о принесённой им панике и терроре, но и об адском измерении за гранью реальности. Демонические вторжения во время Войны Кошмаров не ограничивались ее третьей фазой, но их количество и интенсивность резко возросли после того, как Несущие Слово и Чёрный легион воздвигли на геомантических точках ноктилитовые короны. Вокруг этих мест зловещая энергия, собранная руническими устройствами, придавала огромную силу демоническим тварям и ещё больше ослабляла ткань реальности.

Кхорнитские военные легионы

  • Жестокие Клинки — 6 банд (пехота)
  • Кулак Харнака — 2 банды
  • Гневная поступь Кхорна — 5 банд (кавалерия)
  • Стальные Когти — 8 банд
  • Красный Ужас — 3 банды (приблизительно)
  • Алые Призванные — 8 банд
  • Медный Щит — 2 банды
  • Гром Ульксора — 1 банда (черепушки)
  • Пасти-Топки — 1 банда (черепушки)

Воинства излишеств Слаанеш

  • Последняя Кавалькада Виши — 6 банд (колесницы)
  • Бесжалостное Сестринство Рабов Излишества — 13 банд
  • Верные сыны Глуггатаха — 3 банды (немобильные)
  • Псирены Гельминха — 8 банд (многочисленные псайкеры)

Варп-кабалы Тзинча

  • Ритуальный Ожог — 9 банд (пиротехника)
  • Трепещущий огонь — 3 банды
  • Искажённые Спирали — 6 банд
  • Скачущий Хор — 8 банд
  • Серные Очистители — 3 банды (газовые атаки)
  • Одарённые Веренастии — 2 банды (псайкеры)

Нурглитские чумные орды

  • Одарённые Ольготта — 2 банды
  • Хор Сепсиха — 7 банд
  • Садовники Мортвальда — 7 банд (заражение растений)
  • Гвардия Жёлчных Кишок — 4 банды (бронетанковые)
  • Рвотный Потоп — 7 банд (ответственны за затопление Мортвальда)
  • Опустошённые — 11 банд
  • Красавцы Порочного Круга — 3 банды (нурглинги)

Культы призывания

Несколько раз были замечены в одних рядах с демонами или специально вызывали варп-разломы.

  • Верновыкованные — пирокластический культ
  • Сыны Ваннадана — пирокластический культ
  • Демонический Горн — культ демагогов
  • Реторменторы — культ демагогов
  • Восьмикратно Благословлённые — культ Кхорна
  • Кадийский 666-й «Очищенные» — культ Кхорна
  • Рваная Вуаль — культ Нургла  
  • Сыны Серебряного Короля — культ Слаанеш
  • Дети Благословенного Света — культ Тзинча
  • Тронутые — культ Тзинча

Десятина Кузницы Душ

  • Тёмная Сделка — стая душедробителей
  • Воплощённая Ржавчина — стая душедробителей
  • «Скиталец на горизонте» — великий медный скорпион

Богомашины класса «Инфернус»

  • «Конец Надежды» — титан класса «Повелитель Погибели» «Нуллифакт Малигнус» — титан класса «Повелитель Погибели»
  • «Осквернитель» — титан класса «Полководец»
  • «Диаболус Рекс» — титан класса «Разбойник»
  • «Адский коготь» — титан класса «Разбойник»
  • «Бог ненависти» — титан класса «Разбойник»
  • «Штормовой скиталец» — титан класса «Гончая»
  • «Фантом Абоминус» — титан класса «Гончая»
  • «Собиратель» — титан класса «Гончая»
  • «Расчленитель» — титан класса «Гончая»

Непокорный Империум

Военная машина Империума была разбита ещё в первой фазе Войны Тварей, но с прибытием Адептус Астартес вернулась к бурной жизни. Во время Войны Кошмаров даже сверхчеловеческие десантники оказались в затруднительном положении.

Война Тварей исчерпала большую часть имперских запасов. Восстание Нищих Принцев, преждевременно спровоцированное вторжением орков, оказало особенно разрушительное воздействие на линии снабжения и инфраструктуру планеты, поскольку оно обошло все слои обороны и нанесло удар изнутри. Пустоши контролировались орками, и с таким большик количеством скрытых побед, уже достигнутых к тому времени, когда генокульт вступил в бой с Империумом, любым вооружённым силам, которые пытались отбросить ксеносов — будь то Имперской Гвардии, Адепта Сороритас или Адептус Астартес — приходилось сражаться на неустойчивой почве в постоянное меняющейся стратегической ситуации.

Появление угрозы Хаоса стало тяжелым ударом, который легко мог привести Вигилус к гибели, поскольку трехэтапное вторжение Абаддона угрожало стать для дестабилизированной последней каплей. Некоторые из стратегов Вигилуса придерживались теории, что вторжения ксеносов были специально спланрованы Воителем, чтобы заранее исчерпать ресурсы военной машины Империума. Эти несчастные были повешены, потому что они вели преступные речи о погибели перед лицом катастрофы. Такие ненавистные враги, как зеленокожие и ксенокультисты, были и так достаточно ужасающими даже без подтверждения того, что они служили невероятным силам еретиков Астартес.

И все же, возможно, в этих заявлениях было зерно ​​правды. Открытие Великого Разлома стало поворотным пунктом в истории; даже самый ограниченный глупец не мог этого отрицать. Именно из глубин этого варп-разлома пришло вторжение оркоидов. Многие инквизиторы, занимавшиеся исследованием действий Воителя, отметили, что многие из систем, на которые раньше были нацелены его Чёрные крестовые походы, оказались поглощены Цикатрикс Маледиктум — в том числе и легендарные врата Кадии. То, что мир-страж, охраняющий Рукав Нахмунда, стал очередной целью, не могло быть простым совпадением.

Какова бы ни была правда, пришествие Хаоса привело к тому, что ситуация на Вигилусе стала еще более тяжелой для размещенных там имперских сил. Каждый день Сенат Вигилуса гудел от повышенных голосов и выкрикиваемых клятвами, поскольку его представители были вынуждены принимать все более отчаянные решения. Их силы были истощены, и, хотя они делали все, что могли, чтобы спасти планету, Война Кошмаров стала просто легендарным случаем бесжалостной целесообразности и решительности.

Тем не менее, Империум, как всегда упрямый и непокорный, отказывался уступать. Городские бои бушевали в каждом секторе каждого улья, война против еретиков часто переходила в затяжной конфликт с ксеносами.

Подавляющее большинство орденов космодесанта, присутствующих на Вигилусе, были приписаны к боевой группе, известной как «Стражи Гиперии», поскольку Гиперия была основным местом управления и стратегическим «мозгом» планеты, и она не должна была попасть в руки врага. Там элитные силы Империума раз за разом отбивали лобовые атаки Хаоса, вкладывая все больше ресурсов и войск в мясорубку более масштабной войны.

Несмотря на то, что большая часть имперских сил, участвовавших в Войне Тварей, всё ещё существовала и могла дать отпор последовавшему за ней вторжению Хаоса, другая была полностью уничтожена, так и не дождавшись подкреплений. От третьих остались лишь разрозненные выжившие, яростно цепляющиеся за отбитые у ксеносов территории только для того, чтобы потом погибнуть под поступью легионов Воителя.

Боевая группа «Стражи Гиперии»

Комбинированная группа обороны Отека

  • Космические Волки (Ледокожий) — 1 ударная сила
  • Мортифакторы — 1 рота, 1 полурота
  • Ультрамарины — 1 ударная сила Примарис
  • Гвардия Вигилуса — данные удалены
  • Послушники Вигилуса — 4 полка
  • Речная Гвардия пикинёров Утики — 2 полка
  • Палладионский стрелковый — данные удалены
  • Талларнские рейдеры — 2 кавалерийских полка
  • Миазмийские Красные Рясы — 3 полка
  • Водные Гончие Гидропланта — 2 кастеллярии
  • Послушники Ваштадта I — 2 диверсионные группы  
  • Добровольцы Гхарти — данные удалены
  • Железные Люди Текарна — 1 железная фаланга
  • Врешские Гренадеры — данные удалены
  • Ауксилия буллгринов Анарк-Зета — 2 полка
  • Орден Последней Настоятельницы — 2 прецептории
  • Орден Серебряного Покрова — 1 прецептория

Арьергард Диркдена

Оперативная группа Погибели Каэлака

  • Данные отсутствуют.

Карантинный корпус Донтории

Отделение «Спасители Мортвальда»

Бронетанковые полки Вигилуса

  • Сондоранские Редукторы — потеряны в полном составе
  • Кадийские тяжёлые бронетанковые — 3 полка
  • Устеноранские Охотничьи Псы — данные удалены
  • Железная кавалерия Харбиса — 2 полка

Официо Ассасинорум

  • Имперские ассасины — 6 оперативников
Advertisement