Warhammer 40000 Wiki
Advertisement
Warhammer 40000 Wiki
3316
страниц

Вечные — люди, пошедшие по мутантной ветви развития и наделённые сверхчеловеческими способностями. Некоторые из них получили эти способности при рождении, другие же — в результате генетических экспериментов.

Тем не менее всех их обьединяет одна черта: они не стареют, а их потрясающая скорость клеточной регенерации позволяет им исцелить любую травму, и выдержать даже прямую экстерминацию. Единственный способ уничтожения Вечного — использование особого минерала, известного как «Фульгурит», который способен сдерживать регенерацию Вечных. 

Известные Вечные 

Повелитель Человечества (в центре) вместе с Кустодиями и Сёстрами Тишины

Бог-Император Человечества

Один из древнейших Вечных, существующий с ранних эпох человеческой цивилизации на Старой Земле. Многое объясняет его принадлежность к Вечным: его возраст, память о древней Терре и его колоссальная физическая и ментальная сила. С другой стороны, это не объясняет, почему он просто не возродился после нанесённых ран, полученных от руки Хоруса. Существуют две теории:

  • Хорус — один из немногих, кто мог действительно окончательно уничтожить Императора, так как имел поддержку всех четырёх Богов Хаоса.
  • Золотой Трон, сохраняя его жизненные функции при этом сдерживает его регенерацию, но если отключить Императора от Золотого Трона, дав ему время на восстановление, угаснет свет Астрономикона и демоны, сдерживаемые его волей, захлестнут своей волной царство людей. Также это создаст новые проблемы, так как многие будут недовольны возвращением Имперской Истины (особенно Экклезиархия).

В книге Грэма МакНилла «Мстительный Дух. Битва за Молех» описывается, как Император умножил свою и так могучую псайкерскую и физическую силу — воспользовался силой четырёх Богов Хаоса, предложив им взамен покорённую Галактику:

«Луперкаль зашагал по кругу, на каждой фразе ударяя кулаком в ладонь.

– На заре великого переселения Император совершил путешествие сюда в скромном обличье и нашел врата во владения бессмертных богов. Он предложил им то, что мог предложить лишь желающий стать богом, и они поверили Ему. Они наделили Его толикой своей силы, и при помощи этой силы Он разработал науку, раскрывающую тайны созидания.

Говоря, Хорус сиял, словно уже вознесся на божественный уровень реальности.

- Однако Император не собирался возвращать свой долг богам. Он обратился к ним, принял их дары и объединил с собственным генетическим мастерством, чтобы породить полубогов. Император порицает варп как неестественный, но лишь для того, чтобы никто более не осмелился воспользоваться им. В моих жилах течет кровь нематериального царства. Она течет в жилах каждого из нас, ведь я – сын Императора, а вы – Сыны Хоруса, и на Молехе раскрыли секрет нашего бытия. Проход к этой силе находится в Луперкалии, глубоко под горной скалой. Он запечатан от света ревнивым богом, который знал, что придет день, когда один из Его сыновей возжелает превзойти Его свершения.

Это должен был быть миг, когда они восстанут, чтобы бросить Императору вызов при помощи того самого оружия, которое Он берег для себя самого.

Это должно было стать апофеозом каждого из них.»

Аливия Сурека

Аливия Сурека и Император (фанатский рисунок)

Вторая из древнейших Вечных, существовавшая еще на заре Человечества вместе с Императором, сильнейший псайкер-эмпат. Во время Тёмной эры Технологий она путешествовала с человеком, который позже станет Императором Молеха; там она увидела, как Император вошёл во врата Варпа, получив силу создавать Примархов. По просьбе Императора осталась на Молехе, чтобы следить за вратами. После того, как Император отправил на Молех военный гарнизон, сложила с себя обязанности, поселилась вместе с отцом-одиночкой Джефом и его дочерьми, Мишкой и Вивьен.

Позже, после того, как Молех был захвачен силами Хоруса, она столкнулась с силами Ультрамаринов во главе с Кастором Алкаде. Будучи преисполненной решимости помешать Хорусу получить силы Императора, убедила Ультрамаринов помочь ей запечатать скрытые врата Варпа, что ей не удалось совершить, так как Хорус успел пронзить её своими когтями, до того как ритуал был завершён. Тем самым, она провалила свою миссию. Позже, по-видимому, она возродилась, так как появилась перед Мишкой и Вивьен на борту корабля «Просветление Молеха».

После этого одна из усыновленных ею дочерей была похищена фрагментом змеиного культа Молеха. Во время поисков ребёнка Аливия столкнулась со Странствующим Рыцарем Северианом, который помог ей спасти дочь и уничтожить ячейку культа.

Вулкан

Вулкан со своим легионом на страже Терры (Рисунок на обложке романа Ника Кайма "Старая Земля. Врата Терры" )

Как и его «отец» — Бог-Император Человечества, примарх легиона Саламандр является Вечным. В книге Ника Кайма «Вулкан Жив», Вулкан попадает в плен к своему брату — Ночному Призраку, который подвергает его разнообразным пыткам, призванным сломить волю Вулкана: расстрел из болтеров в упор, рассечение надвое, обезглавливание, потрошение. Ничто не смогло нанести вреда властелину Саламандр. После этого Кёрз бросает брата в лабиринт, построенный Пертурабо, откуда Вулкан сбегает на Макрагг. Однако Ночной Призрак решил завершить начатое и отправился следом за беглецом, но в конечном счете был сражен в бою. Но и Вулкан пал от рук внезапно появившегося вечного Джона Грамматикуса, сразившего его Фульгуритовым копьем.

Примарх Саламандр спасает людей от гибели (Иллюстрация к роману Ника Кайма "Старая земля. Врата Терры")

Возродившись на Макрагге, он приходит в себя, потерявший рассудок. Робаут Жиллиман держит его отдельно и тайно, надеясь в будущем помочь. Однако после того, как Кёрз прибывает на Макрагг, Вулкан сбегает, дабы отомстить брату. В поединке один на один он побеждает Ночного Призрака, но тут вмешивается ещё один Вечный — эмиссар Кабал Джон Грамматикус, который ударяет Вулкана лезвием из Фульгурита. Тело Вулкана отправляют на Ноктюрн для захоронения (этому посвящена книга Ника Кайма «Смертельный Огонь. В гибельный шторм»), однако вскоре примарх возвращается из мёртвых. В книге «Старая Земля. Врата Терры» (последней книге трилогии о Вулкане) возрождённый примарх отправляется на Терру, дабы помочь своему отцу противостоять войскам Хоруса.


Джон Грамматикус

«У тебя острый ум, Джон. Мы должны как-нибудь поговорить и обсудить варианты, открывающиеся для существ нашего уровня.»
– Император, во время Триумфа в Пеше

Джон Грамматикус (иллюстрация к книге "Вулкан жив. На наковальню" Ника Кайма)

Оперативник таинственной организации ксенорас, известной как Кабал и псайкер большой силы (его основная способность — понимать любой язык Галактики и по разговорной речи точно определять, откуда явился его собеседник), Джон Грамматикус — бывший офицер армий Императора времён Войны за Объединение. Он родился в конце 29-го Тысячелетия в Европейском регионе Евразии. Во время празднования по окончанию Войны за Объединение Джон удостоился самоличной аудиенции Императора, который раскрыл его талант псайкера и рассказал об их «схожести», а также пригласил на вторую встречу (которая так и не состоялась), чтобы обсудить пути людей с особыми «талантами». После этого Джон погиб под колёсами автомобиля в Улье Анатоль. Эльдарский Аутарх Слау Дха нашёл его тело и превратил в Вечного. После этого Грамматикус стал оперативником Кабал.

Список его деяний обширен: именно благодаря ему удалось убедить Альфария сотрудничать с Кабал; именно он остановил Вулкана (вонзив ему в грудь копьё из Фульгурита) от его полёта на Терру и вмешательства в планы Кабал. После этого Джон был схвачен Несущими Слово, погиб, и, наконец, нашёл путь на Макрагг.

Во время путешествия по Макраггу совместно с Деймоном Пританисом, он планировал окончательно уничтожить Вулкана. С ним связался таинственный голос (который, как позже выяснилось, принадлежал Эльдраду Ультрану), который сказал, что выступает против Кабал и что пламя, разожжённое Хорусом поглотит всех: и людей, и эльдар. Решив спасти собственную расу, Джон использовал Фульгурит, чтобы исцелить Вулкана от безумия. В процессе исцеления безумия примарха Джон лишился своего бессмертия.

После этого Грамматикус был захвачен Деймоном Пританисом, однако был спасён Эльдрадом и Бартусой Нареком, который убил Пританиса куском Фульгурита. После этого Провидец и Нарек забрали Джона в портал Паутины. Дальнейшая судьба Джона Грамматикуса пока остаётся тайной.

Олланий Пий

Олланий Пий (он же Олланий Перрсон), древнейший из Вечных (иллюстрация к роману Дэна Абнетта "Не ведая страха. Битва за Калт")

Мифическая фигура, отмеченная в Имперском Кредо (символе веры), которая является отсылкой к человечку по имени Олланий Перрсон. Олланий — истинный Вечный: к моменту Ереси Хоруса, его возраст составлял около 45 тысяч лет (учитывая связь имперского и григорианского календарей, можно вычислить, что Перрсон родился примерно за Пятнадцать тысяч лет до н.э. в Ниневии, что делает его старше Императора, который, предположительно, родился за Девять тысяч лет до н.э. в Анатолии). Олланий оставил свой след в истории: он был одним из Аргонавтов, участвовал в сражении при Аустерлице и Вердене, а также Битве Истинг 73 (во время Войны в Заливе).

К Тридцать Первому тысячелетию Перрсон, получивший прозвище «Благочестивый», стал фермером на Калте в системе Ультрамар. До этого он отслужил в армии Империума положенный срок и вышел на пенсию. Калт он выбрал по двум причинам: первое — мир был только недавно открыт для колонизации, второе — будучи истовым католиком, Олланий считал, что здесь ему будет легче нести свою веру без происшествий, так как Империум считал религию, мягко говоря, «ненужной чепухой». Прожив на Калте восемнадцать мирных лет, Олланий стал свидетелем нападения Несущих Слово на его новый дом во время Великого Предательства. После этого Перрсона посетил давний друг — Джон Грамматикус, который напомнил ему о старых временах и о том, что немногие из оставшихся Вечных несут ответственность за судьбы мира.

«- Я не желаю в этом участвовать. Никогда не желал.
- Такова жизнь, Олл. Хочешь ты этого, или нет, но ты — один из Вечных.
- Я не такой, как ты, Джон.
Джон Грамматикус откидывается назад и улыбается, наставив на Олла палец.
- Нет, черт побери. Я теперь - только я нынешний, благодаря вмешательству ксеносов. Но ты, ты все еще настоящий Вечный. Все еще такой, как он.
»
– Диалог Джона Грамматикуса и Олланий Перрсона (Дэн Абнетт «Не ведая страха. Битва за Калт»)


После этого Олланий вступает в битву, помогая выжившим при нападении бежать с Калта через варп-врата. После этого, в течении шести лет они блуждают по пространству и времени, сражаясь с различными врагами: Несущими Слово, Альфа-Легионом, демонами и оперативниками Кабал. После этого они попадают в мир Андриох во время восстания Железных Людей, на котором застревают на два года. В это время, размышляя что делать дальше, Олл встречает Джона Грамматикуса, который призвал его вернуться назад. Но Перрсон, раскусив обман, убивает «Джона», который на самом деле оказался оперативником Альфа-Легиона. В конце-концов Олланий проводит свою группу через космическую пустоту, чего всеми силами стремился избежать.

Последний раз Олланий упоминается в записях Империума, как человек, участвовавший в дуэли Императора и Хоруса, где он отвел страшный удар Воителя от Императора, пожертвовав жизнью ради уничтожения архипредателя. Позже реинкарнировался в сержанте Присусе из 14-го Макианского полка, став там известным под именем Святого Пия. (подробнее см. — Битва за Терру).

Деймон Пританис

Другой агент Кабал (в отличии от Грамматикуса, он скорее солдат, чем шпион). Подразумевает, что именно он убил Мартина Лютера Кинга младшего (в книгах упоминается «Хороший человек в Мемфисе»), а также ликвидировал множество других важных фигур на протяжении всей истории. Также он участвовал в Битве за Иводзиму. По-видимому в Кабал он занимался деятельностью против собственного вида, в отличии от Джона Грамматикуса, что сделало его более надежным в глазах своих начальников.

Именно он убедил Кирену Валантион покинуть Несущих Слово и присоединиться к Кабал (хоть ему и пришлось несколько раз возродиться в процессе «уговоров»). Позже Деймон сопровождал Грамматикуса в Макрагг во время миссии по убийству Вулкана Фульгуритом: он столкнулся с Кёрзом, который сильно потрепал Вечного. Из последних сил Деймон использовал флягу с захваченным демоном, чтобы изгнать примарха Повелителей Ночи в варп.

После этого Пританис столкнулся с Эльдрадом Ультраном и Бартусой Нареком. Величайший из Провидцев эльдар был намерен ликвидировать Кабал, дабы предотвратить уничтожение Галактики. Эльдрад и Нарек смогли одолеть Деймона, сломав ему шею и выстрелив в него осколком Фульгурита, что уничтожило бессмертного убийцу.

Кирена Валантион

«Вы пришли ко мне спросить, как моя вера уцелела в Судный День.
Я открою вам тайну. Когда звезды упали, когда моря вскипели, а земля запылала, моя вера не умерла.
Бог был реален и он ненавидел нас.
»
– Отрывок из «Паломничества» Кирены Валантион (Аарон Демски-Боуден, «Первый Еретик. Падение в Хаос»)

Кирена Валантион и Аргел Тал (фанатский рисунок)

Молодая девушка с Монархии — цитадели Несущих Слово, которая была взорвана Ультрамаринами по приказу Императора за то, что примарх Лоргар организовал культ Бога-Императора и поклонялся своему отцу, как божеству. Во время эвакуации Монархии Кирена осталась на поверхности планеты, за городской чертой, и видела, как её родной дом был уничтожен с орбиты. Вспышка от взрыва навсегда оставила девушку слепой, она получила серьёзные повреждения от радиации и ударной волны. Когда Несущие Слово вернулись на обломки города, то Аргел Тал спас её — единственную выжившую из всех, оставшихся в городе и решивших не эвакуироваться. Это превратило её в живую святую в глазах легиона, который предложил ей место Исповедника, «Благословенной Леди». Во время Резни в Зоне Высадки на Истваане V Кирена была убита Аквилоном из Легио Кустодес, что оставило в душе Аргел Тала незаживающую рану.

Кирена на руинах Монархии (фанатский рисунок)

 Через год после смерти, Кирена была воскрешена Эребом на борту его собственного корабля «Длань Судьбы»:

В последующие томительные годы, в те редкие дни, когда Кхарну хватало самообладания, чтобы разговаривать – не говоря уж о том, чтобы рассказать о событиях той ночи – одной из немногих вещей, которые он помнил отчетливо, была смерть хора.

Пятнадцать мужчин и женщин, раздиравших собственную плоть грязными ногтям и ритуальными ножами, распались на части прямо на месте. Они взорвались, как будто их разметали невидимые руки богов. Часть растерзанной плоти осталась внутри одежды, остальное расплескалось по комнате. В звуке их священной гибели было что-то свиноподобное – панический поросячий визг, сопровождаемый сальными шлепками сырого мяса об пол. Алтарь окатило дождем требухи, покрывшим корчащийся скелет внутренностями, которых ему явно недоставало.
Словно уловив это, железные барабаны перестали нещадно стучать в подражание множеству сердец, снизив темп и слившись в одно гигантское биение.

Покрытые пятнами крови Кхарн и Аргел Тал отступили от гротескной картины. Пожиратель Миров тер по лицевому щитку пальцами перчатки, чтобы прочистить глазные линзы. Несущий Слово неотрывно глядел на возрождающийся труп сквозь застилающие обзор кровавые полосы.

Эреб не обращал внимания на завывающий эфирный ветер и плач подхваченных им душ. Он возвысил голос, направив крозиус на восставшего мертвеца на алтаре и повелевая тому вновь занять свое место в мире плоти, крови, костей и стали.

Кхарн увидел, как продолжающий вопить труп поднял руку – кости которой были соединены свежим окровавленным мясом – а затем зал погрузился в абсолютную тьму. Чернота сама по себе являлась сущностью, она была слишком глубокой и реальной для обычного отсутствия света. Тепловое зрение ожило, но ничего не показало. Со щелчком включился эхолокационный режим, который дал тот же эффект. Как бы ретинальный дисплей ни пытался компенсировать внезапную слепоту, Кхарн продолжал пребывать во мраке.

Клинок поднялся в оборонительную позицию, раскручиваясь и перемалывая воздух. Что-то вышибло оружие у него из рук. Он надеялся, что это был Аргел Тал.
Крики стали более человечными, они разносились по залу, а не у Кхарна в сознании. К счастью, они перестали терзать Гвозди у него в голове.

Он услышал шаги босых ног по твердому полу, и хриплый крик молодой женщины наконец-то перешел в хлюпающее сбивчивое дыхание. На заднем плане раздавался влажный капающий звук, который наводил на мысли о тушах, подвешенных на скотобойне.

Зрение вернулось почти что неохотно, это больше напоминало выход из чернильного облака, чем просто открытие глаз. В свете свечей расплетались и растворялись тени, которые создавали рябь на кровавых лужах. Ветер и последовавшая за ним чернота не затушили ни одной свечи.

Эреб стоял возле алтаря, на его лице было выражение бесконечного терпения. Пожалуй, даже снисхождения.

Сжавшаяся в углу Кирена Валантион, обнаженное тело которой прикрывал лишь погребальный саван и всклокоченные орехово-коричневые волосы, теперь дочерна потемневшие от крови, тряслась и неотрывно глядела на Кхарна и Аргела Тала широко раскрытыми глазами цвета жженого каштана.

Она смотрела на них. Она их видела.

– Ты не слепа, – ошеломленно прошептал Аргел Тал.

Не «Ты жива» или «С тобой все в порядке?». Он был поражен, и поражен сильно.

– Ты не слепа, – снова произнес он.

Кирена продолжала дрожать, пристально смотреть и молчать.

Воскрешение Кирены (Аарон Демски-Боуден, «Предатель. Кровь Кровавому Богу»)

После этого, во время резни на Нуцерии, Кирена была спасена Деймоном Пританисом, и сейчас, по-видимому, находится в руках Кабал.

Анвал Фаун

«Мы сражаемся за Империум, а не за наши души. Они уже потеряны или спасены в соответствии с волей Императора.»
– Юстикар Анвал Фаун

Победа Анвала над Кровожадом

Юстикар Серых Рыцарей Анвал Фаун — самая большая тайна из всех: известно, что он может восстановиться после самых страшных ран, нанесённых демонами, что ставит в тупик его Боевых Братьев и библиариев Братства. Также возникает вопрос: как его способности Вечного не были обнаружены во время его посвящения в Серые Рыцари во время тестов или в процессе имплантации всех 19 органов? Возможно, ген Вечного необнаружим при текущем уровне медицины сорок первого тысячелетия, либо он проявляется после первой смерти человека.

Ещё молодой Анвал был найден вербовщиками Серых Рыцарей на борту Чёрного Корабля: он ждал их в шлюзовом отсеке, будучи единственным островком спокойствия среди трясущихся от ужаса других пассажиров Черного Корабля. Когда Боевые Братья приблизились к нему, мальчик сказал, что давно ждал их, чтобы уйти с ними. Сборщики обратили внимание на Имперскую Аквилу на лбу мальчика и ореол психической энергии, окружающий его. Сборщики препроводили его на Титан, ожидая от него великих свершений.

Анвал в одиночку сдерживает Кровопускателей

Получив звание Рыцаря, юноша полностью оправдал возложенные на него надежды: в мире Вартос Фаун он собственноручно нанёс смертельный удар Кровожаду Кор'агар'анду; на Вартусе в одиночку отбил две волны Кровопускателей, пока не прибыло подкрепление; на Демоническом Мире Халкин VI Анвал оказался единственным выжившим: несмотря, что всё население планеты желало его смерти, Рыцарь оказался сильнее их всех. Знания, приобретённые им во время путешествия по Адским Вратам Халкина были бесценны и позволили ему направить своих Боевых Братьев туда, где они смогли нанести максимальный урон. Именно за этот подвиг Анвалу Фауну было пожаловано звание Юстикара.

Множество славных деяний выпало на долю Фауна, пока, наконец во время зачистки Мира-корабля Эльдар Малан'тай Анвал не был убит копьём демона Н'Кари. Когда его тело было возвращено на Титан для погребения: погребальный кортеж остановился, когда из саркофага донёсся крик. Взломавшим крышку Боевым Братьям предстало зрелище живого Анвала.

Воскрешение Боевого Брата было встречено с недоверием: библиарии ордена дни и ночи бились над выявлением истины, выискивая объяснения и даже руку Хаоса. После долгих лет исследований, Анвал Фаун вернулся в ряды Боевых Братьев: в течение десятилетий он продолжал сражаться с врагами Империума, временами погибая в их процессе, но неизменно возрождался после каждой смерти. Большая часть Серых Рыцарей уже не сомневаются в бессмертии Фауна, а некоторые даже считают его обещанным бессмертным воином из древного пророчества, который умрёт, наконец, у подножия Золотого Трона, окружённый врагами. Исполнится ли это пророчество, или нет, покажет время.

Для Анвала же бессмертие является проклятием: за свою долгую жизнь он видит, что судьба Человечества с каждым годом становится всё темнее, а состояние Империума всё более отчаянно; гибель Человечества уже на пороге, и даже Серые Рыцари этого не изменят. Ибо в конце-концов Тёмные Боги возьмут своё. Но несмотря на это Анвал Фаун борется, став щитом Императора против демонов и еретиков — он поклялся в жизни и смерти исполнять свои обязанности.

Advertisement