ФЭНДОМ


«Если вам необходимо атаковать опасного противника, ваш удар должен быть таким сильным, чтобы никогда не пришлось опасаться мести.»
– Примечание 223.XVII, из «Заметок» Робаута Жиллимана



История

«Космодесантники превосходно владеют искусством войны, поскольку они созданы для превосходного мастерства во всём. Каждый из вас станет лидером, правителем и господином своей планеты, и когда вам больше не нужно будет сражаться, вы направите свои таланты на поддержание порядка, развития и культуры миров, дабы Империум стоял вечно!»
– Робаут Жиллиман, обращение к собравшимся магистрам орденов, должным образом сервозаписанное за считанные часы до битвы за Калт


Война, подпитываемая жгучим пламенем попранной веры, превращённой в ненависть, не знает иного конца, кроме истребления. Война — это великий уравнитель. Её не заботит ни победа, ни поражение, так как в её безжалостных объятиях, на краю гибели оказываются все. Таковой была наша истина в дни бушующей Ереси — чем упорнее мы сражались, тем сильнее раскалывался Империум.

Падение Калта, умершего по воле фанатика и безумца, для многих миллиардов людей стало похоронным звоном по всему, что мы возводили. Никто не мог устоять перед армиями Хоруса, любой наш план становился трагедией с миллионами жертв. На Калте, Несущие Слово отопрут все врата ада, и впервые в Ереси Хоруса, натравят на человечество инфернальные силы варпа. После Истваана, после Калта, мы стояли на краю новой Долгой Ночи, очередной Эры Раздора, из которой, казалось, более никто не вернётся обратно к свету, и вся наша хвалёная мощь, наши армии и лукавые слова нас не спасут.

Но там, где следовало остаться пеплу и брошенным мертвецам, Ультрамарины выжили — через пекло и проклятье Жиллиман превратил сокрушительное поражение в шанс на победу. Калт стал кличем о сборе, криком об отмщении, но также напоминанием о том, что наш враг способен ошибаться, а война шла дальше, без конца и передышки. Но воспользуются ли тем шансом, родится ли из пепла поражения победа? Или же её впустую израсходуют на глупую месть, пустое тщеславие и самообман? Время покажет.

Тень войны

Кровавые годы, с которых началось 31-е тысячелетие, едва не стали концом Империума Человечества. На чёрных песках Истваана V Воитель Хорус расколол Легионес Астартес и вверг Галактику в кровь и огонь, стремясь свергнуть своего генетического отца и присвоить себе Его империю. Там, во тьме, на самом краю Галактики, Хорус привлёк к своему делу половину из нёсших службу легионов космического десанта кровью их убитых братьев. Те, кто сохранил верность, были либо сломлены, либо рассеяны по дальним уголкам Империума благодаря замыслам вероломного Воителя.

Однако, несмотря на все достижения Архипредателя, вся та военная мощь, которую собрал возле себя Хорус, не давала ему решающего преимущества. Финальный героизм верных воинов, столь дорого продавших свои жизни на бесплодных планетах системы Истваана, лишил Хоруса возможности внезапно нанести удар по Терре и Императору. Воитель оказался неспособен завершить мятеж быстрой победой, так как без фактора неожиданности пробить оборону Императорского Дворца можно было лишь посредством подавляющей численности.

Пробудившись при угрозе предательства Хоруса, бесчисленные миры Империума могли выставить против него многомиллиардное воинство. Пусть даже Хорус мог поколебать некоторые из них кровавым насилием или медоточивыми речами, подобное завоевание всё равно заняло бы целую жизнь. Хуже того, те его братья примархи — постчеловеческие творения Императора — кто возглавлял легионы, не присягнув его делу, или чьи сыны были убиты на Истваане, вскоре собрались бы против него, а их гнев изменил бы баланс в любом галактическом походе.

Хотя Терра и находилась вне прямой досягаемости Хоруса, величайшим оружием предателей всё ещё оставались смятение и дезориентация. Хорус хорошо умел обращаться с этим оружием, будучи мастером войны, чьи таланты были отточены до совершенства абсолютным разрушением бессчётных цивилизаций ксеносов в ходе Великого крестового похода, и едва заметными приготовлениями, которые привели к его великому мятежу. Несколько кораблей из несоюзных ему флотилий, способные к переходу в варпе, выбрались из системы Истваана, неся предупреждение Терре и прочим оплотам лоялистов. Однако, большинство из этих звездолётов превратились в разбитые остовы, дрейфующие на орбите Истваана V, либо же кровожадные приспешники Воителя уже терзали их и гнали по мрачным системам северного рубежа до остановки и полной зачистки. Так что подавляющая часть Империума не знала о событиях на краю владений Императора и, когда туда прибывали агенты и посланники Воителя, там находилась плодородная почва для нашёптываемых обещаний и завуалированных угроз. Многие жизненно-важные опорные точки также остались в неведении о восстании, и не предприняли никаких мер, чтобы уберечься от бури, которая должна была обрушиться на них, или хуже того — они подняли оружие во имя Хоруса, опасаясь суровых последствий противостояния ему. Таким образом, Хорус всё ещё сохранял стратегическую инициативу в Галактике, и следующий ход в войне предстояло сделать именно ему.

Может показаться невероятным, что предательство такого масштаба способно было оставаться укрытым от большей части Галактики, однако на Хоруса работали колоссальные размеры и сложность Империума. В те дни Империум состоял из миллионов самостоятельных миров, полуавтономных вассальных царств и связанных договорами данников. Всех их разделяло огромное межзвёздное пространство и практически непостижимое смешение разнообразных наречий и культур, некоторые из которых обладали лишь самым поверхностным сходством с домом предков в Солнечной системе. Возможно, куда большее впечатление производит тот факт, что известие о событии, пусть даже столь монументальном как предательство на Истваане, вообще дошло до Императора и его советников.

Этот, едва оперившийся, Империум скрепляла непрочная паутина станций астропатической передачи, которая опиралась на услуги находившихся внутри, с трудом обученных, псайкеров, чтобы рассылать информацию по запутанной сети растущего царства Императора. Астропатическая связь всегда представляла собой неточную науку: послания кодировались в горячечные псайк-грёзы, и разумы псайкеров обменивались сложным аллегорическим кодом, вслепую пробираясь сквозь тьму варпа, чтобы вступить в контакт с сотоварищами, которые находились на расстоянии многих световых лет. Хуже того, после истваанских побоищ в варпе стало нарастать волнение. Оно распространялось от северного края Галактики, извращая и искажая суть астропатических передач по всей Галактике, и оставляло множество планет в изоляции и без защиты. Новости о мятеже Хоруса вскоре свелись к полуправде, слухам и туманным кошмарам, из которых можно было выжать мало фактов. Даже те миры, которые получили достоверные известия о восстании, зачастую донесённые едва плетущимся прочь от битвы на Истваане разрушенным кораблём легиона, не имели шансов переговорить с невероятно далёкими властителями. Быстрая реакция была невозможна, и распространяемая новостями паника лишь помогала Хорусу.

Всё возрастающая бурность эфирного пространства не только блокировала попытки вступить в контакт и искажала новости о случившемся на Истваане, но ещё и приводила к исчезновению или схождению с курса межзвёдных кораблей, число которых до сих пор неизвестно. Путешествие через варп всегда являлось опасным, однако количество критически важных конвоев с припасами и амуницией, сбившихся с пути или просто не прибывших в пункт назначения, значительно превышало аналогичное в любой предшествующий период или же в последующие годы. Многие стойкие твердыни лоялистов оказались фатально ослаблены внезапным разрывом путей снабжения, и впоследствии пали перед силами предателей, которым, казалось, не мешало возмущение в варпе. Мало кто из власть предержащих в Империуме мог в тот момент предугадать, что это были всего лишь первые подвижки к куда большей катастрофе, каковой ещё только предстояло разразиться.

Таким образом, когда воинства Архипредателя Хоруса разошлись от почерневшего трупа системы Истваана в середине 006.М31, служа продолжением длани Воителя, дабы начать покорение Галактики, первоначально они не встретили сопротивления крупных флотилий Империума.

Око бури

В первую очередь Хорусу было важно создать подходящий плацдарм, чтобы снабжать свою растущую армию, а также гарантировать, что те из его братьев, кого он не смог склонить на свою сторону, перестанут представлять угрозу для окончательного покорения Империума. Для этого он задействовал присягнувших ему примархов, обратив большую часть Легионес Астартес против империи, ради строительства которой они сражались два долгих столетия.

История продемонстрировала, как Гвардия Смерти и Сыны Хоруса обрушились на граничившие с Иствааном сектора Империума, и какие ужасы посетили эти миры. Избиение защитников Манахеи в 007.М31 и последующее создание тёмной империи на раздробленных пограничных территориях Империума хорошо задокументировано в других хрониках, и эти мрачные события нет нужды вспоминать здесь. О других легионах, поклявшихся служить Хорусу, известно меньше, хотя мало кто сомневается, что их тёмный владыка отправил их в атаку против лояльных легионов, которым ещё предстояло ощутить гнев Воителя.

Отрывочные записи сообщают, что предатели Повелители Ночи сцепились в секторе Трамас с ничего не подозревавшими Тёмными Ангелами, на что указывают разрушенные и выжженные радиацией миры, позднее обнаруженные в том регионе. Как и всегда, практически невозможно точно отследить передвижения Альфа-Легиона, даже пользуясь ретроспективой. Апокрифические истории и фрагменты записей тех немногих, кто пережил их нападения, помещают XX легион в различные места по всей Галактике, где они преимущественно противостояли Космическим Волкам и Белым Шрамам. Достоверность этих сообщений нельзя подтвердить, но если бы они оказались точны, это указало бы, что Альфа-Легион мог развернуть доселе немыслимое количество легионеров и готовых к бою пустотных кораблей.

Больше известно о действиях Несущих Слово и Пожирателей Миров, чей кровавый путь по восточному сегментуму Империума отмечали мёртвые, сожжённые планеты и волна резни, за которой не стояло никакой цели, кроме чистой и бездумной кровожадности. Хорус возложил на эти легионы критично-важную обязанность: уничтожить один из самых мощных оплотов лоялистов за пределами Солнечной системы — Ультрамар.

Ультрамарское царство

Сотворённый стратегическим гением примарха Робаута Жиллимана и воинской доблестью XIII легиона, Ультрамар представлял собой жемчужину приграничных территорий Империума — пять сотен миров, вырванных из хватки неназываемых империй ксеносов и деспотов Долгой Ночи. Два столетия дисциплинированных и мастерски спланированных кампаний, которые велись с момента обнаружения Робаута Жиллимана, дали легиону Ультрамаринов индустриальную базу, способную поспорить с любой из древних твердынь в центре Империума, и её колоссальный промышленный комплекс поддерживал одну из крупнейших армий имперской военной машины, поставляя людей и ресурсы для созданных в Ультрамаре сотен полков Эксцертус Империалис, равно как и для самого XIII легиона — одного из крупнейших легионов космического десанта.

Ультрамар был клинком, приставленным к горлу мятежа Хоруса. Не встретив противодействия и получив время собрать силы воинов XIII легиона и ауксилий Имперской Армии, связанных с ними клятвой, Ультрамар стал бы бастионом, который устоял бы даже перед всей мощью тёмных воинств Хоруса. Хуже того, останься Ультрамар нетронутым и знай он о планах Хоруса, любая попытка предателей выдвинуться против центральных систем Империума привела бы к тому, что силы Жиллимана выдвинулись вперед и заперли Воителя в ловушке между защитниками и их собственной громадной армией. И всё же, если бы Хорусу удалось разрушить Ультрамар и рассеять или убить воинов XIII легиона, то у лоялистов не осталось бы ни одной силы, способной остановить наступление его разрастающихся армий.

Ultramar Regnum 007.M31

Несомненно, Лоргару пришлась по вкусу идея сокрушить царство брата. Годами ранее XVII легион претерпел унизительный выговор от Императора в Монархии, свидетелями которому стали Ультрамарины. Это оскорбление гноилось внутри легиона и подталкивало их к осознанной ереси. Обычно считается, что план предателей по уничтожению Ультрамара зародился в извращённом разуме примарха Несущих Слово.

Впрочем, маловероятно, что когда-либо станет известен подлинный архитектор зверств на Калте. Учитывая бесчисленные прегрешения как Лоргара, так и Хоруса, авторство этого нападения уже несущественно. Известно, что первые вехи атаки против Ультрамара были заложены задолго до прибытия Хоруса на судьбоносные планеты Истваана — в 005.М31, когда серия приказов, скреплённых печатью Воителя, направила несколько легионов в кампании на самые отдалённые рубежи Империума. В частности, Кровавых Ангелов в полном составе послали на Сигнус, Тёмных Ангелов — к Тсагуальсе, а Ультрамарины получили указание собраться вместе с Несущими Слово на Калте, чтобы выступить против орочьего царства Гаслакх.

Встретившись на Сатурне с теми членами своего легиона, кого отсылали в крестовые походы в дальние области Галактики, Робаут Жиллиман отбыл из Солнечной системы за считанные месяцы до того, как ушей Императора достигли известия о восстании Хоруса. Из-за неспокойного состояния Эмпирей в те годы, основные силы Ультрамаринов двигались к Калту извилистым и бестолковым маршрутом, который также укрывал их от всех попыток Терры отозвать легион обратно или предупредить о действиях Хоруса. Несущие Слово, задержавшиеся из-за резни на Истваане, прибыли на Калт, когда большая часть XIII легиона уже собралась. Они шли путём крови и пепла, который сами же и творили.

Цена Имперской Истины

В годы, предшествовавшие возвращению Лоргара и обнаружению Колхиды расходящимися флотами Империума в 857.М30, XVII легион был известен в громадных воинствах Великого крестового похода под иными названиями, нежели «Несущие Слово». При основании Император нарёк их Имперскими Вестниками — изящный титул, говоривший о великой цели, для которой они были созданы — в то время как собратья-воины именовали их Иконоборцами: более суровое прозвание, отражавшее уважение к пылу, с которым они повергали храмы идолопоклонников и культовые твердыни Долгой Ночи.

В первые годы Великого крестового похода Иконоборцы являлись первейшими поборниками Имперской Истины — авангардом любой атаки против тех из людского рода, кто отрицал мечту Императора о единстве. Они дочиста выжигали города-церкви психических культов, свергали гротескных властителей-ксеносов, которые примеряли на себя мантию божества, и отправляли своих рабов-людей в ширящийся Империум. Те, кто отклонялся от доктрин Имперской Истины, будь то тираны чужих или заблудшие люди, пережившие Эру Раздора, представали перед их, не знающим компромисса, судом. Никто не мог осуждать пугающую преданность этих воителей, поскольку флоты Имперских Вестников шли на острие Великого крестового похода, вычищая порчу Долгой Ночи ужасающей силой своей непоколебимой решимости и слепой веры в учения их Императора. Их победы было непросто пересчитать, хотя некоторые в наивысших кругах Оффицио Милитарис шептались, что если за Иконоборцами не приглядывать, то после них останется империя пепла и трупов, поскольку не в обычае XVII легиона было беречь от своего гнева тех, кто не подходил под их высокие стандарты чистоты. А затем была обнаружена Колхида, и всё изменилось.

Именно на Колхиде — мире, надолго погрязшим в религиозной войне — Лоргар, XVII примарх и будущий повелитель Имперских Вестников, воссоединился с Императором. Как было со всеми легионами, возвращение примарха XVII произвело на Имперских Вестников фундаментальное воздействие, которое, как сперва показалось, пошло на пользу их нраву. Когда-то Имперские Вестники были холодны и безразличны ко всему, одержимы своим ожесточённым крестовым походом, но теперь их стали часто видеть на восстановленных планетах Империума и среди многих флотилий Великого крестового похода, где им не терпелось связаться с братьями и восславить новообретённого владыку. Когда-то единственной их целью являлось разрушение и смерть, но Лоргар научил их созидать и верить в великий замысел Императора относительно будущего человечества. Теперь хорошо известно, что он также разнёс свою ошибочную веру в божественного Императора — религию, которую основал во время прибытия Императора на Колхиду — и кульминацией её распространения среди Имперских Вестников стало их новое посвящение в качестве Несущих Слово. В анналах Великого крестового похода и прочих исторических документах той эпохи не зафиксировано никаких комментариев Императора касательно известного всем неблагоразумия Лоргара — ни порицающих, ни поощрительных. Поскольку в первые годы по отношению к Несущим Слово не было зафиксировано никаких открытых взысканий, предполагается, что Император выразил Лоргару свой протест наедине. Действительно, к подобным выводам приходят многие работы братьев примархов Лоргара, однако эти попытки ни к чему не привели. Император явно готов был терпеть это, пока оно не мешало ходу Великого крестового похода, но когда новонаречённые Несущие Слово начали всё сильнее и сильнее затягивать свои завоевания, строя во славу Его храмы и церкви, многие в Оффицио Милитарис и ближайшем кругу Императора начали сомневаться насчёт их приоритетов. В 963.М30 Император послал Малкадора Сигиллита, первого из своих советников, и Робаута Жиллимана из Ультрамаринов, чтобы наставить Лоргара на путь истинный. По Его приказу Несущие Слово были подвергнуты публичному порицанию, а городе Монархия на далёкой планете Хур. Его ложные храмы были разрушены воинами Ультрамара в качестве наглядного урока о глупости ложной религии. Затем весь XVII легион принудили опуститься на колени среди пепла их веры, а Ультрамарины стояли над ними — согласно вердикту, то, что Несущие Слово считали подобающей преданностью, отныне считалось изменой.

После периода затворничества Лоргар вернулся на передовую Великого крестового похода, удвоив старания Несущих Слово и быстро приводя десятки миров к Согласию, таким образом избегая дальнейшего пристального внимания Императора. Мало кто в то время мог представить, что его новый пыл может являться чем-то иным, нежели пылом блудного сына, стремящегося искупить свои ошибки. И всё же, в последующие годы многие оглядывались на эти действия и видели первые скрытые признаки грядущего предательства.

Кровавый путь к разрушению

Большую часть известного нам о путешествии, совершённом Несущими Слово и Пожирателями Миров, мы получаем с руин тех планет, которые оставались за ними — из похороненных и забытых ядер когитаторов и древних пиктографических систем. Можно лишь строить догадки о том, как начиналось это ужасное предприятие, когда только что покрывшие себя кровью предатели собрались среди трупов своих братьев. И всё же, из более поздних событий мы можем сделать вывод, что они не могли надолго задержаться в заваленных трупами песках Истваана V и только ждали, когда же Ангрон и его кровожадные сыновья утолят свою жажду войны с остатками легиона Гвардии Ворона и прочих раздробленных легионов, которые направились в глухую часть Истваана V.

Даже после титанических сражений в пустоте, случившихся при Истваане, объединённая флотилия двух легионов всё ещё представляла собой силу, способную сокрушать системы. Флот Несущих Слово насчитывал больше сотни кораблей первого ранга, включая девять линкоров типа «Глориана», несколько из которых некогда носили цвета других легионов, и три сверхкорабля типа «Бездна», до настоящего времени по большей части не известных в Империуме. Этими кораблями были: сама «Яростная Бездна», которая вышла с Юпитера перед основной флотилией и направилась прямо к Калту, а также «Благословённая Леди» и «Трисагион».

Пожиратели Миров располагали многократно большим количеством звездолётов меньшего размера, барками преследования и десантно-штурмовыми кораблями, ощетинившимися орудиями ближнего радиуса действия. Ведомая флагманом Лоргара «Фиделитас Лекс» и «Завоевателем», где разместил свой флаг Ангрон, объединённая армада включала в себя почти триста тысяч легионеров и бесчисленное множество смертных солдат и вооружённых бойцов — силу, которую Хорус счёл более чем достаточной для того, чтобы превратить Ультрамар в руины.

Первые стадии маршрута объединённого флота Ангрона и Лоргара проще всего проследить, поскольку они отмечены чередой вырезанных планет и разбитых пустотных кораблей, брошенных дрейфовать в качестве страшных путеводных вех. Среди простых миров-колоний, которые предатели примархи изначально наметили своей целью, мало какие имели стратегическое значение. В сущности, похоже, что многие планеты, где флоты останавливались ради резни, были выбраны случайным образом и пали под клинками мятежников лишь ради бешеной бойни. Их не пытались покорить, не внимали отчаянным предложениям капитуляции. Останки разорённых миров просто оставляли разлагаться.

В большинстве случаев, эти бессмысленные набеги оказывались делом рук Пожирателей Миров, и широко распространены пикт-записи легионеров в характерной бело-синей раскраске XII легиона, во главе которых всегда находится Ангрон, однако не всё можно списать на простое избиение. Немногочисленные выжившие с Аглейских Колоний описывают, как легионеры, в доспехах цвета засохшей крови, уводили сотни тысяч душ, а в проклятых руинах Гаревы таится множество ритуальных костров и нечестивых надписей, значение которых неизвестно. В свете более поздних событий эти зверства представляются приготовлениями к великому ритуалу Эреба на Калте, или, возможно, мерами для сглаживания прохода кораблей сквозь бурные волны варпа. Корабли предателей шли своим кровавым путём, а охватывавшие Империум штормы близились к новому крещендо, словно предчувствуя события, которым ещё только предстояло произойти.

Под внезапной атакой армады предателей пали не только изолированные колонии. На тот момент самым удалённым от Ультрамара военным аванпостом XIII легиона являлся Гонорум, захваченный с боем в ходе экспансии Империума вглубь Галактики, и укреплённый Ультрамаринами для роли перевалочного пункта сил, ведущих войны Великого крестового похода. Гонорум не являлся беззащитным миром-колонией, его гарнизон состоял из полной роты XIII легиона под командованием капитана-претора Аркая Одената, а также нескольких полков Солярной Ауксилии, набранных из многолюдных промышленных городов этой планеты. Однако, когда к стенам городов Гонорума с воем явился обезумевший от крови примарх Пожирателей Миров, за спиной которого были воины двух полных легионов, защитники могли лишь оттянуть неизбежную резню. Битва за Гонорум длилась едва ли дольше одного дня, но убийства продолжались неделями, пока берсерки из Пожирателей Миров и Гал Ворбак охотились за немногочисленными уцелевшими из ауксилий и сопротивляющимися группами Ультрамаринов в выпотрошенных трупах его городов.

После того, как примархи предатели оставили Гонорум в настолько разрушенном состоянии, что даже в эти годы он ещё не восстановился до конца, они исчезают, и их курс не проследить. Предполагается, что они двигались через пустую область космоса вдоль восточной границы Империума, обычно именуемую на астронавигационных картах того времени «Царством Бурь», поскольку иные, более надёжные маршруты увели бы их далеко от цели. Этот регион пустоты славился свирепостью и частотой бурь, обрушивавшихся на корабли, которые осмеливались странствовать там по Эмпиреям, однако армада предателей прошла через его объятия без видимых потерь. Их корабли продолжали оставлять за собой разрушение, то и дело появляясь из варпа, чтобы уничтожать планеты и опустошать корабли, которым не повезло с ними повстречаться.

Пересекая Царство Бурь, Ангрон и его воины посвящали больше времени поискам всё уменьшающегося количества жертв, на которых примарх смог бы удовлетворить свою жажду войны, и армада замедлилась, двигаясь практически ползком. Даже при той противоестественной лёгкости, с какой предатели шли сквозь вихрящийся варп, подобные излишества угрожали сорвать попытки Несущих Слово прибыть на Калтский Сбор своевременно и лишить их преимущества внезапности, которое ещё у них сохранялось. В «Хронике Пепла» записано, что к моменту приближения к краю Царства Бурь, после того, как Ангрон уничтожил Гаралон Прайм, двое примархов пребывали на грани силовой конфронтации. Если бы этому не помешало неожиданное появление и нападение блуждающего флота ксеносов из центра Запретной Зоны Ксерсинии на границе Ультрамара, история Империума вполне могла пойти совсем иным путём.

Царство Бурь

Мрачные события, которым предстояло развернуться на Калте, являлись частью куда более масштабной схемы, известной лишь его творцам. Они были связаны не только с великим предательским заговором Воителя, но также и с действиями двух легионов: Несущих Слово и Пожирателей Миров. Их путешествие имело отголоски и последствия, далеко выходящие за рамки непосредственно Калта и всего Ультрамара. К северу от владений Ультрамаринов, в безлюдном Царстве Бурь, руке предателя предстояло пролить кровь.

Запретная Зона Ксерсинии

Мало кто, за исключением безумцев и отчаявшихся, отважится пересечь границы Ксерсинии — огромной области пустоты, получившей мрачную славу гораздо ранее самого зарождения Империума. Задолго до войн Ереси Хоруса, всем имперским кораблям было отдельно запрещено заходить в этот регион, и данным обстоятельством хорошо воспользовались два шедших к Калту флота предателей, чтобы скрыть своё приближение к Ультрамару. Впрочем, не всё шло гладко — в уединённой звёздной системе, расположенной в считанных световых годах в глубине запретной зоны, между Ангроном и Лоргаром возник давно назревавший раздор. Они пребывали на грани взаимного уничтожения, когда флагман Пожирателей Миров, «Завоеватель», был атакован возникшим из ниоткуда тёмным силуэтом боевого корабля ксеносов-эльдар, которые, судя по всему, намеревались убить примарха XII легиона. Столкнувшись с общим врагом, братья примархи отбросили разногласия и вынудили корабль эльдар отступить вглубь запретной зоны, прогнав его во тьму.

Когда предатели Астартес, наконец, перехватили ксеносов, воспользовавшись ужасными «медвежьими когтями» «Завоевателя» — массивными торпедами-гарпунами с тянущимися следом многокилометровыми буксировочными цепями — оба примарха пошли на абордаж и сражались бок о бок в коридорах, пока не достигли мостика корабля и не сошлись лицом к лицу с князьком ксеносов, который был капитаном.

Апокрифические записи, извлечённые из культовых текстов легиона Несущих Слово, утверждают, будто перед смертью капитан чужих произнёс проклятие, которое Ангрону показалось всего лишь уловкой ксеноса, но Лоргару сообщило нечто такое, что, по его мнению, был способен понять лишь он один — что Ангрон проклят идти Восьмеричным Путём, и «...от обречённого принца Лоргар узнал, как может вызволить израненного брата из хватки его беды, и так пришла в движение череда событий, что достигла своей цели у Нуцерии по воле истинных богов...».

Гибель Гонорума

Гонорум — один из первых миров, по подтверждённым данным, павших перед гневом объединённых сил легионов Пожирателей Миров и Несущих Слово после их отбытия с Истваана — представлял собой имперский аванпост и колонию, которая была основана Ультрамаринами как светоч цивилизации, веха их наибольшего углубления в Царство Бурь. Изолированное положение означало, что гибель мира прошла незамеченной — объединённый флот Лоргара и Ангрона быстро разнёс его в пепел, в качестве кровавой прелюдии к нападению на сам Ультрамар. Впоследствии Гонорум оставался лежать в развалинах на протяжении большей части Ереси Хоруса. Покрытые рубцами останки некогда горделивых городов стали свидетелями ужаснейших кошмаров, и ещё до конца войны планета приобрела как у мародеров, так и у имперцев скверную репутацию населённых призраками руин, где звучит эхо лязга цепных клинков, далёкие призывы умирающих и боевые кличи воинов, которые уже давно ушли за смертную пелену.

В 013.М31, в первые годы Эпохи Тьмы, капитан Ультрамаринов по имени Аркай Оденат собрал разрознённые имперские гарнизоны по всему Царству Бурь, и Гонорум, наконец, был отбит. Ультрамарины и их потомки заново отстроили укреплённый аванпост и снабдили его гарнизоном, однако даже после победы города остались забытыми развалинами. Уцелевшие обитатели колонии Гонорума, навеки отравленные ужасами и потрясениями, принесёнными слугами Хоруса, быстро деградировали до состояния дикарей.

Выбраковка Ариггаты

Планета Ариггата уже давно использовалась легионом Пожирателей Миров как суровый тренировочный лагерь и хранилище гибельного и запрещённого вооружения. Ещё перед тем, как власть перешла к Ангрону, XII легион провёл в этом регионе успешную серию ксеноцидов-Экстерминатусов. В 017.М31 на Ариггату прибыли исполненные жаждой мщения флотилии легионов лоялистов, которые ожидали обнаружить мир, удерживаемый остатками преобразившихся сынов Ангрона, которые избежали правосудия Императора. Вместо этого они нашли мёртвую планету — планету, полностью зачищенную от всей жизни многими годами ранее. На лежавших там сотнях, давно разложившихся, трупов было бело-синее облачение XII легиона, а судя по тому, в каком виде их обнаружили, они сцепились в братоубийственной борьбе, пока смерть не забрала их. Скрытые глубоко под поверхностью планеты бункеры-склады были пусты, хранилища фосфекса и вирусного оружия давно изъяли, и многие полагают, что перед началом Теневого крестового похода Ангрон взял эти запасы апокалиптического вооружения и, возможно, набор новых легионеров, чтобы восполнить силы после Истваана, хотя наиболее вероятно, что судьба сгинувших там легионеров навсегда останется загадкой.

Судьба «Катехизиса Откровения»

Зафиксировано, что крейсер типа «Оруженосец» Несущих Слово «Катехизис Откровения» сыграл ключевую роль в орбитальном сражении над Иствааном, унёсшем жизни столь многих воинов лоялистов, однако так и не прибыл в Ультрамар вместе с собратьями. Найденные инфохроники Несущих Слово отмечают, что корабль входил в число нескольких, потерянных в Эмпиреях в ходе долгого путешествия через Царство Бурь в 007.М31. Это, возможно, свидетельствует о том, что даже запретные искусства Лоргара не могли полностью сдерживать иррациональный голод варпа.

Но это был ещё не конец «Катехизиса Откровения». О встрече с кораблём сообщалось в последние годы Ереси Хоруса и вплоть до наших дней. Изображения звездолёта были получены в 009.М31 с останков эсминца Ультрамаринов типа «Кобра» «Возмездие Конора» на краю Царства Бурь, хотя всеохватывающее прочёсывание сектора несколькими эскадрами Армада Империалис не выявило никаких других его следов. С тех пор произошло семнадцать подтверждённых контактов, четыре из которых случались после нападения на имперские корабли или удалённую колонию на дальних рубежах сегментума Ультима. В 049.М31 «Катехизис Откровения» был атакован, обездвижен и взят на абордаж гранд-крейсером «Гордость Петрабуса». Высадившись на корабль, флотские бойцы обнаружили, что он заброшен и безжизнен, и «Гордость Петрабуса» удалилась, предварительно уничтожив звездолёт. Спустя четыре года внешне неповреждённый и активный «Катехизис Откровения» снова был замечен варпоходом «Гарра», когда тот уходил от Эспандора, спасаясь от конвойного рейда корсаров.

«Хроника пепла»

В 017.М31 группировка легиона Ультрамаринов, состоявшая из уцелевших представителей 19-й, 48-й и 207-й группы эсминцев, столкнулась в глухом и не нанесённом на карту пространстве Царства Бурь с несколькими крейсерами отступников Несущих Слово, защищавшими одинокий линкор типа «Глориана», опознанный как «Хроника Пепла». Подавив корабли сопровождения изменников с жестокой эффективностью, каковой отличались эсминцы этого легиона, Ультрамарины захватили «Хронику Пепла» в ходе яростного абордажа, на который потребовалось почти три сотни космических десантников и два полных дня кровавого боя на близких дистанциях в ходе зачистки бессчётных палуб звездолёта от космодесантников предателей.

После победы, Ультрамарины обнаружили в сводчатых залах на верхних палубах «Хроники Пепла» нечто неожиданное. По всем стенам и потолкам тянулась выгравированная история действий и предприятий Несущих Слово, на змеящемся и причудливом наречии ныне мёртвой Колхиды. Последующее исследование находки членами зарождающейся Инквизиции открыло изобилие информации о событиях, прежде скрытых от имперских учёных, и подробности были переписаны во множество томов, ныне хранимых в закрытых архивах Императорского Дворца. После этого «Хронику Пепла», наконец, очистили, подвергли техноэкзорцизму и провели через новое посвящение как «Лекс Талонис», а затем преподнесли Ультрамаринам в 022.М31 и включили в состав недавно основанного ордена Немезиды. Многие из упомянутых в этом рассказе событий основаны на текстах, обнаруженных внутри «Хроники Пепла», к запретному содержанию которых автору дали доступ.

Топор опускается

Считается, что к середине 007.М31 объединённый флот предателей сделал остановку на краю запретной зоны к галактическому северу от Калта, которая находилась под эдиктом о карантине с первых дней Великого крестового похода. Имперские корабли сторонились бесплодных миров, располагавшихся в Запретной Зоне Ксерсинии, не осмеливаясь рисковать встречей либо с гневом карантинных эскадр Пятисот Миров, либо с заразой ксеносов, некогда опустошившей давно мёртвые колонии внутри. Потому флот предателей остался незамеченным, затаившись в забытой и игнорируемой области космоса, несмотря на её близость к более посещаемым регионам Империума.

На стоянке они, скорее всего, организовали необходимый период консолидации, поскольку в ходе путешествия по бурным потокам эфирной среды громадная армада разделилась и рассеялась на протяжении парсека. В это время, пока отдельные экадры колоссального флота заново собирались и готовились к нападению на Ультрамар, оба легиона проводили кампанию набегов и пиратства. Обтекаемые ударные корабли легиона загоняли тяжело груженые картографические барки, или же обездвиживали ничего не подозревающие патрули, а затем высаживали безжалостные отряды легионеров, чтобы искоренить прячущиеся экипажи огнём и мечом. Некоторые слухи утверждают, будто Несущие Слово зашли настолько далеко, что применяли какую-то неизвестную разновидность психического манипулирования, чтобы ловить в ловушку проходящие корабли, сбивая навигаторов с курса фальшивыми маяками, а потом разрывая ткань самой реальности, дабы позволить невероятным порождениям варпа хлынуть внутрь обречённого звездолёта. Как бы ни проводились захваты, известия о потере этих кораблей достигли ушей Жиллимана лишь сильно позднее окончания Ереси Хоруса.

Именно тогда, благодаря информации, вырванной из разрушенных разумов капитанов-картографов, а также данным, заключённым в блоках когитаторов их кораблей, и оформились финальные этапы рока Калта. Разведка позволила командующим отступников выстроить точную схему обороны Ультрамара и, в частности, системы Веридии, где ждала ничего не подозревающая планета Калт. Расположение системы Веридии, её миров и орбитальных станций являлось далеко не секретом, однако тайные и подробные данные были важнее молвы и слухов и позволили тем, кому поручили атаковать Калт, улучшить и усовершенствовать замыслы, которые они давно уже прятали под личиной верности. Было общеизвестно, что система Веридии сильно укреплена против атак извне — наследие орочьих набегов, давно терзавших внешние системы Ультрамара. Любой, опознанный как противник, нападая в лоб, понёс бы огромные потери. Впрочем, поразившие большую часть Империума варп-штормы продолжали усиливаться и выводить из строя эффективное распространение вестей по разобщённой империи человечества, и Ультрамар продолжал оставаться в неведении относительно измены Воителя. Тем не менее, это не означало, что армада предателей могла не обращать внимания на укрепления системы Веридии — оставшись нетронутыми, они могли бы нанести тяжкий ущерб флотилиям изменников, среагировав на неожиданную угрозу. Так что громадная звёздная крепость с её массированными батареями макропушек, размещённая на высокой орбите холодного шара Ишары, обращавшейся дальше всего от центрального тела системы, а также нейтронно-пульсарное орудие, погребённое в ледяных пустошах четвёртой луны газового гиганта Равишол, были отмечены для уничтожения.

В ходе своих кровавых дознаний предатели также выяснили, что большая часть флота Ультрамаринов и союзников легиона собрались на поверхности Калта и среди висящих на орбите бесчисленных стапелей и верфей, дожидаясь ожидаемого и запаздывающего прибытия Несущих Слово. Несомненно, количество и диспозиция кораблей на орбите были среди той информации, которую вычерпали из разрушенных сознаний пленников предателей, и они оказались жизненно важны для финальных стадий подготовки армады. Было широко известно, что к началу Ереси Хоруса XIII легион выставлял наибольшее на тот момент число легионеров — номинально 250 000 воинов, согласно Оффицио Милитарум — но их флотские силы имели меньшее численное превосходство. Сила флотских эскадр Ультрамара заключалась не в тяжёлых линкорах, большинство из которых являлись реликтами терранского флотского резерва, использовавшимся XIII легионом до возвращения примарха, но в большом количестве прочных крейсеров и многозадачных ударных кораблей. Эти более лёгкие, более гибкие в тактическом плане, звездолёты в изобилии производились до Согласия верфями Конора и Калта, и защищали Пятьсот Миров задолго до прихода Императора. Знание о том, что гордость флота Жиллимана — древние линкоры, построенные на верфях далёкого Марса — спокойно стоят на якоре в максимально уязвимом состоянии, а также необходимость поддерживать иллюзию, будто в систему Веридии прибывает весь XVII легион, требовали участия на Калте большей части флотилии Несущих Слово.

И всё же, чтобы полностью вывести из строя Ультрамар и XIII легион, Несущим Слово и их союзникам было недостаточно уничтожить Калт и собранных там легионеров с военными ресурсами. Им также требовалось нанести удар по другим опорным точкам, рассыпанным по всем Пятистам Мирам, чтобы сокрушить как способность оставшихся воинов Ультрамаринов восстановиться, так и их волю сражаться. Для этого огромная армада предателей разошлась, разделившись по меньшей мере на полдюжины флотов.

Наиболее крупный из них, который насчитывал меньше всего кораблей в строю, однако имел в своём составе уничтожающую планеты огневую мощь «Трисагиона» и «Благословённой Леди», а также «Фиделитас Лекс» с «Завоевателем» и обоих командовавших ими примархов, направился к военному миру Арматура, чтобы вырвать у безупречной империи её бьющееся сердце. Капитан Несущих Слово Задкиэль, наконец-то прибывший в Ультрамар вместе с «Яростной Бездной», начал тщетную атаку на Макрагг, а Эреб и Кор Фаэрон повели основную силу флота Несущих Слово к Калту. Остатки армады, несколько ударных звездолётов Несущих Слово и огромное количество быстрых как нож катеров, барков захвата и заградительных крейсеров из флотилии Пожирателей Миров были распределены по всему Ультрамару, чтобы обескровить флот Ультрамаринов, вынудив тех реагировать на серии мелких рейдов и молниеносных нападений. Этим эскадрам поручили устраивать как можно больше кровопролития и разрушений, и они не были ограничены стратегическими целями, удара по которым мог ожидать противник. Вместо этого, в грядущие мрачные дни их гнев предстояло испытать на себе слабозащищённым агроколониям и промышленным шпилям миров вроде Эспандора и Латоны.

Это должно было стать крестовым походом, первая и главная цель которого состояла в том, чтобы распространить ужас и кровь по всем Пятистам Мирам и выжать из жителей Ультрамара всё страдание до последней йоты ради подпитки колдовских схем, созданных самим Лоргаром. Ранее он сдерживал своего обезумевшего от крови брата, но теперь Ангрону предстояло получить свободу.

Составив планы и проинструктировав командиров, Лоргар начал Теневой крестовый поход в Ультрамар с того, что отправил Эреба с Кор Фаэроном к Калту во главе почти семидесяти кораблей первого ранга и многочисленных эскадр сопровождения, которые вели «Длань Судьбы» Эреба и боевая баржа Кор Фаэрона, всё ещё транслировавшая своё старое название «Рапторус Рекс» вместо нового имени «Инфидус Император». Нападение на Калт должно было стать первым залпом кампании Лоргара, символическим омовением ножа кровью и жестоким ответом на посрамление, которое Жиллиман и его воины устроили многие годы назад в Монархии.

Война пришла в Ультрамар.

Битва за космическое пространство Калта

«И взял ангел курильницу, и заполнил её огнём с алтаря, и бросил оземь. И были затем землетрясение, гром, молния и смерть.»
– Апокрифы Терры

Действие, возвестившее о Калтском Сражении, на тот момент прошло незримо и незаметно — по крайней мере, для человеческих глаз — поскольку состоялось в тишине на дальних рубежах системы Веридии. Этим действием являлся захват старой вспомогательной мобильной базы под названием «Кампанила». Об этом не сообщалось, и не осталось выживших. Неважно, захватил ли её какой-то псайкер, поражённый порчей варпа и обречённый на смерть в качестве ритуальной жертвы, или же некая варп-сущность преодолела корпус, вырезала весь экипаж и полностью взяла под контроль системы корабля. В том, как использовали «Кампанилу», видна гениальность примарха, заключившего непроизносимый союз с силами, которые тогда только начинали шевелиться и о которых, помимо него, мало кто знал.

Вскоре после того, как «Кампанила» умолкла — происшествие, на которое едва обратили внимание в сильно перегруженном Управлении системы Веридии — первые корабли Несущих Слово вырвались из варпа, чтобы завершить соединение двух легионов.

Перед этим сотни кораблей Ультрамаринов всех классов были пришвартованы по всему околопланетному пространству Калта, причём дюжины из них загружались, состыковавшись с Калтским Веридийским опорным пунктом. Гораздо большее количество ещё прибывало на орбиту, а многие другие остановились на стационарных орбитах, заглушив могучие плазменные реакторы, и обслуживающие бригады спешили выполнить последние распоряжения, готовясь к войне.

Большая часть боевых кораблей Несущих Слово встала в пустоте на некотором удалении от калтского кольца из сотен орбитальных платформ, а тяжёлые барки, перевозящие пехоту направились вниз к заранее организованным сборным лагерям по всей поверхности планеты. Если оглядываться назад, становится совершенно очевидно, что Несущие Слово старались оставаться в стороне от Ультрамаринов и их союзников. Если не считать почётной делегации Несущих Слово, которая взошла на борт крейсера Ультрамаринов «Самофракия», и краткого гололитического контакта между примархами, оба легиона продолжали пребывать порознь до самого момента, когда открылись подлинные намерения Несущих Слово.

Колокол звонит

Этот момент наступил, когда «Кампанила», приближение которой к Калту замаскировали неведомые силы, без предупреждения ускорилась, набрав почти половину максимально возможной скорости в реальном пространстве. Это был самоубийственный манёвр, недоступный смертным мастерам перемещения в пустоте. Мобильную базу превратили в ракету, движущуюся с околосветовой скоростью, и направленную прямо в место наибольшей концентрации пришвартованного флота Ультрамаринов. Дюжина боевых кораблей легиона погибла в мгновение ока, их поочерёдно уничтожило столкновение — масса «Кампанилы» переходила в чистую энергию. К тому времени, когда остатки базы ударили в её подлинную цель — Калтский Веридийский опорный пункт — от неё уцелело лишь сверхплотное ядро реактора. Орбитальная платформа, вместе со всеми пристыкованными к ней кораблями, была уничтожена в один миг.

Гибель платформы поразила всех, словно гром среди ясного неба. Фронт ударной волны закрутил десятки кораблей, лишив их управления, а вспышка-импульс ослепила тысячи членов палубного экипажа, прежде чем успели среагировать и опустить бронированные заслонки окон. Хуже того — как впоследствии установила история, это было далеко не стечением обстоятельств — удар разрушил когитационные машины станции, которые на данном этапе Калтского Сбора напрямую контролировали могучую защитную сеть планеты.

Гибель Калтского Веридийского опорного пункта привела в движение череду последующих катастроф, каждая из которых была разрушительнее предыдущей. Почтенный боевой корабль Ультрамаринов «Антродамикус» съехал с гравитационных швартовочных креплений и начал неотвратимо снижаться в атмосферу кормой вперёд. Поскольку бывший док располагался на геостационарной орбите над столицей планеты Нумином, итог был ужасающе неизбежен. «Антродамикус» с катастрофическим величием падал в небе над Нумином, рассекая облака, а затем врезался в поверхность с силой атомного взрыва, попутно стерев с лица земли Сторожевую Башню крепости Калкас — само сердце управляющей и контрольной сети Механикума.

С того момента, как «Кампанила» поразила свою первую жертву, до огненной смерти Калтского Веридийского опорного пункта прошли считанные секунды, но за этот миг оборвались десятки тысяч жизней. Одним прикосновением самому мощному скоплению флота в сегментуме нанесли смертельный удар. На более чем девятиста орбитальных платформах, тысячах наземных сооружений и десятках боевых звездолётов повредило вокс-станции, снесло авгуры и расплавило проводные линии связи, а многих офицеров, обслуживавших эти системы, поглотила обратная взрывная волна, также убившая при этом много тысяч специалистов. Те капитаны-ветераны, кому повезло не ослепнуть, лишились всякой возможности командовать своими кораблями и не могли связаться с другими капитанами или начальством. Немногочисленные каналы вокса, остававшиеся открытыми, были заполнены тысячей одновременно говоривших голосов — офицеры связи требовали сообщить им, что произошло, запрашивали указаний, или же просто молили о помощи.

Предвестье судьбы

Как моря пустеют перед приближением цунами, так и столь важное событие как предательство на Калтском Сборе имело предзнаменования в виде многочисленных дурных знаков, из которых в тот момент было замечено лишь несколько, однако в ретроспективе они повествуют нам о его катастрофическом масштабе. К примеру, вокс-операторы сообщали об аномальных помехах на широком диапазоне каналов, в том числе о далёком пении, жутковатом шёпоте и прерывистых воплях. Трагично, но Ультрамарины последовали Никейскому Эдикту и низвели своих библиариев до линейных войск, и впоследствии многие из них докладывали, что испытывали различные необъяснимые эффекты, включая слуховые и визуальные искажения, а также глубокое ощущение надвигающегося кошмара. Ультрамарины отказались соблюдать эдикт лишь после Калтской Битвы, признав насущную необходимость в сохранении группы воинов, способных предупреждать о приближении подобных мрачных событий.

Волки среди стада

Мало кто вообразил, будто катастрофа, обрушившаяся на околопланетное пространство Калта, являлась каким-то несчастным случаем. Коллектор Механикума — планетарная управляющая и контрольная сеть, которую использовали, чтобы одной лишь мыслью координировать машины всех типов — рухнула вместе с гибелью Калтского Веридийского опорного пункта, и немедленное реагирование было невозможно. Когда падение «Антродамикуса» поглотило Сторожевую Башню крепости Калкас, многочисленные дублирующие системы, встроенные в сеть, должны были бы плавно и эффективно восстановить управление. Это не смогло произойти, поскольку, как было установлено впоследствии, союзные Несущим Слово предатели-механикумы незаметно ввели в коллектор некую разновидность порченого машинного кода, ослепив и оглушив Калт в миг его наибольшей уязвимости.

Воцарилась анархия. Многие командующие предположили, что орки начали упреждающую и подавляющую атаку, а довольно скоро по всему пылающему орбитальному полю заполыхало нечто, оказавшееся ответным огнём. Лишённым возможности функционального сканирования, кораблям оставалось только визуальное наблюдение, и когда их капитаны ошеломлённо и неверяще смотрели в пустоту, расчерчивающие космос полосы огненных следов лишь подтверждали наихудшие опасения.

Огонь орудий исходил не от какого-либо орочьего боевого корабля, а от звездолётов Несущих Слово, которые, пока Жиллиман и его старшие офицеры, не веря своим глазам, наблюдали с мостика «Чести Макрагга», приближались к рассеянной массе кораблей Ультрамаринов, барахтавшихся среди хаоса горящих обломков.

Не замеченная ни одним из ещё работающих авгуров, из облака пульсирующих микрообломков, оставшихся после уничтожения фрегата Ультрамаринов, с ужасающей грациозностью возникла боевая баржа Несущих Слово «Акт Собора». Головная волна её пустотных щитов медленно раздвигала пыль. Тяжёлый крейсер Ультрамаринов «Звезда Параменио» так и не увидел своего убийцу. Лобовые батареи орудий боевой баржи переломили ему хребет, прежде чем он успел поднять щиты или как-то среагировать. Когда «Акт Собора» полностью вышел из бурлящего облака, покрытый дугами коронных разрядов на своих обычно невидимых щитах, следом за ним в поле зрения вплыли ещё три убийцы с багряными корпусами.

Пустота взорвалась огнём и стрельбой, звездолёты Несущих Слово обрушились на повреждённые корабли Ультрамаринов. Боевая баржа «Праведная Истина» едва успела оторваться от горящего места стоянки, как бортовой залп «Освещающей Молитвы» легиона Несущих Слово широко вскрыл ей киль и выпустил внутренности. Двигательный отсек звездолёта Ультрамаринов отделился и закувыркался в пустоте вместе с тысячью плазмозагрузчиков из инженериума. Финальное столкновение выбило в поверхности планеты внизу облучённый кратер глубиной в сотни метров. Следующим погиб недавно введённый в строй «Суд Антея». Его нос целиком сгорел, превратившись в перегретый газ среди жаждущих пищи термоядерных волн, когда «Восхищение Пустотой» открыло огонь из вооружения неизвестного класса, которое оказывало ужасающий эффект. Последствия разрядки этих, а также многих других орудий, на многие годы оставили следы в пустоте вокруг Калта, из чего следует, что эти устройства были созданы до Старой Ночи и относились к типу, давно запрещённому по приказу самой Терры.

Несущие Слово продолжали атаковать свои цели. Фаланга тяжёлых крейсеров, ведомая линкором «Союз Бездны» двигалась вдоль разрушенной линии орбитальных стоянок, пока прикреплённая к ним эскадра фрегатов Ультрамаринов тщетно пыталась отцепить швартовочные захваты и посадочные трубопроводы. «Союз» производил из своих грозных бортовых батарей один залп за другим, размолотив «Защиту Ромуса» и «Отпрыска Латиума» в искорёженный горящий металл, а три других корабля обездвижив, чтобы их смогли убить его спутники.

The Battle for Calth Near-Space

Спустя считанные минуты множество боевых кораблей Несущих Слово било по всем звездолётам Ультрамаринов в зоне досягаемости. Их системы работали на полную мощность, в то время как у жертв оставались холодными и заторможенными. Все щиты, двигатели и орудия работали на оптимальных уровнях, а у большого количества звездолётов Ультрамаринов ещё даже не полностью пробудились реакторы.

Наблюдая атаку Несущих Слово, Робаут Жиллиман и его офицеры заключили, что сыновья Лоргара совершили какую-то трагическую ошибку. Некоторые сделали вывод, что Несущие Слово ложно истолковали гибель Калтского Веридийского опорного пункта как нападение врага и вели огонь вслепую — что катастрофа поразила их системы или разум до неспособности отличать союзников от противников. Другие решили, будто Несущие Слово испугались, что Ультрамарины возложат вину за это на них и вновь подвергнут наказанию, повторяя Монархию; что наихудшие из невысказанных опасений Несущих Слово подтвердились, и они не видели иной альтернативы, кроме как драться за свои жизни.

Перегруженные вокс-каналы были забиты попытками выйти на связь с Несущими Слово и восстановить здравый смысл, однако даже те немногие корабли, чьи системы оповещения работали, не добились успеха — Несущие Слово не хотели, или же не могли ответить.

Рубикон

С первого же мгновения катастрофы экипаж мостика флагмана Ультрамаринов «Честь Макрагга» доблестно бился за то, чтобы восстановить работу вокса и выйти на связь с Несущими Слово. Итак, контакт был установлен, хотя он и ограничивался зернистой мерцающей голотрансляцией и шипящей аудиопередачей, пронизанной помехами и резонированием. Жиллиман потребовал от брата, чтобы тот остановил свой флот, поклявшись Лоргару, что Ультрамарины никак не причастны к постигшей Калт катастрофе, чем бы она ни являлась. Лоргару не было дела до разговора с братом, вместо этого он бросил озлобленное проклятие и оборвал связь. В этот миг Жиллиман понял, что происходившее могло и не быть несчастным случаем. Его флот пылал, с каждой минутой Несущие Слово выводили из строя или уничтожали всё больше кораблей, и примарх Ультрамаринов отдал приказ, необходимости в котором никогда не мог и вообразить. Приняв горькое решение, Робаут Жиллиман велел своим сынам защищаться, санкционировав меры вплоть до ответного огня включительно.

После приказа примарха началась настоящая битва. Несущие Слово удвоили напор, и оказалось, что все их первоначальные действия являлись лишь жестокой прелюдией. За считанные минуты были атакованы и уничтожены звездолёты Ультрамаринов «Гладий», «Надежда Нармении», «Напутствие», «Восперус» и «Антрофелес», давшие отважный, но заранее обречённый на провал арьергардный бой, пытаясь выиграть драгоценное время, чтобы окружённые соотечественники смогли перегуппироваться.

Анализ сигналов, проведённый много лет спустя, выявил, что на этом этапе предательства почётная рота Несущих Слово, прибывшая на борт крейсера Ультрамаринов «Самофракия» в начале Калсткого Сбора, взяла мостик корабля под контроль. Следом за штурмовыми отрядам Несущих Слово явилась группа механикумов, чья задача состояла в том, чтобы полностью перевести звездолёт под управление предателей. Спустя десять минут «Самофракия» полным ходом двигалась к одной из всё ещё нетронутых орбитальных платформ — сооружению, обозначенному как станция Зетсун Верид. Тёмный Апостол Кор Фаэрон лично возглавил этот ключевой шаг атаки Несущих Слово, результату которого предстояло обречь на проклятие всю звёздную систему.

Нападение на планету

Калтская битва шла полным ходом, и Несущие Слово осуществляли следующую фазу своей орбитальной операции. Формация из семнадцати планетарных бомбардировочных мониторов Несущих Слово, возглавляемая «Дланью Судьбы», пробилась сквозь поле горящих обломков и вышла на низкую орбиту. Там строй разбился на эскадры меньшего размера, чтобы провести скоординированную подавляющую бомбардировку ключевых объектов на поверхности. Если бы защитная сеть Калта работала, ни один из кораблей не смог бы подойти на десять тысяч километров, однако бомбардировочная группировка двигалась, не встречая сопротивления. Её корабли нависали столь близко, что их тёмные силуэты были смутно различимы с земли — безмолвные предвестники гибели всей планеты.

Все как один, звездолёты бомбардировочной флотилии предателей открыли огонь. С неба хлынул дождь из сотен снарядов размером с танк, и горизонт расцвёл взрывами от края до края. Плазменные заряды прожигали облака и лопались по всей суше, вычищая всё живое своим прикосновением. С небес били вниз слепящие столбы лучей тяжёлых лазеров, пробуривавшие десятки метров коры и приводившие в действие каскад тектонической дестабилизации, а кинетические боеприпасы били по горам, раскалывая землю, как будто молот какого-то древнего бога вершил своё ужасное правосудие.

Несущие Слово контролировали защитную сеть Калта, так что бомбардировочным эскадрам не было нужды выискивать и уничтожать сотни тысяч её орудийных шахт, бункеров и башен. Вместо этого они надвигались на дюжины беззащитных городов, портов и прочих инфраструктурных и жилых центров. Небо потемнело от падающих бомб, целые районы превратились в горящий щебень. Внимания бомбардировочного флота не избежал ни один регион, однако несколько были выделены для особо тщательного опустошения.

Южные островные города попросту исчезли в столь мощном пожаре, что от их существования не сохранилось никаких следов, кроме глубоких воронок кратеров, которые отмечали могильники. Океаны вокруг плотной цепи островов стали целью концентрированного обстрела энергетическим оружием многочисленных типов. Первоначальным результатом явилось мгновенное испарение сотен миллионов кубометров морской воды, что породило густой перегретый туман, который с грохотом двинулся вовне, постоянно расширяя фронт волны и варя заживо всех, кому не повезло оказаться на открытом пространстве. Через считанные часы Калт окутался плотным покровом пара, сквозь который пробивался лишь фотохимический блеск свечения обречённой звезды Веридии.

Подвергнув южные островные города и окружающие их океаны подобной каре, Несущие Слово смогли сконцентрировать последующие наземные атаки, сфокусировав их на областях вокруг столицы планеты — города Нумин — а также на Итраке и нескольких прочих местах. Дальнейший анализ показывает, что эта стратегия была продиктована культовым совмещением ритуальной значимости, судьбы и символизма, словно гибели Калта было предначертано протекать в соответствии со специфической и сложной схемой, непостижимой для здравого ума. Скопления населения и инфраструктуры, не входившие в эту формулу, были приговорены к немедленному уничтожению, что позволило Несущим Слово сосредоточиться на тех, в чьей смерти от их рук состоял наиболее эзотеричный замысел.

Орбитальная оборона

Пока города южных островов крушили в прах и пар, битва в пустоте распространялась всё шире по околопланетному пространству Калта. Мир опоясывало кольцо из более девятиста орбитальных защитных платформ, каждая из которых щетинилась лэнс-турелями, батареями орудий и пусковыми шахтами торпед, но после захвата управляющих систем оборонительной сети все они стали беззащитны, словно безоружный грузовой корабль. Многие из этих платформ, обслуживающий экипаж даже самых мелких из которых исчислялся сотнями, были атакованы и выведены из строя пренебрежительно-беспечными ударами проходивших мимо боевых звездолётов Несущих Слово, прочие же просто проигнорировали. Впрочем, некоторое количество всё же наметили для уничтожения или взятия на абордаж, что опять же предполагает существование некой эзотеричной схемы, лежавшей в основе всего нападения. Бесчисленное количество раз повторялся один и тот же феномен — Несущие Слово выискивали конкретных противников, чтобы убить их особым способом, как будто таким образом они чтили своего примарха, или же иную, ещё более возвышенную силу.

По всему околопланетному пространству Калта абордажные торпеды и штурмовые «клешни» вырывались из пусковых ангаров кораблей Несущих Слово и били в бронированные борта множества оборонительных платформ. Пока штурмовые капсулы плавили многометровую броню, а торпеды всверливались вглубь чрева платформ, защитники собирали силы. Для противостояния абордажным группам Несущих Слово брали всех имевшихся людей, но основную тяжесть боя приняла на себя Солярная Ауксилия, размещённая на каждой из платформ. Эти защитники, хоть и не обладали такой силой и тяжёлым вооружением с броней, как у транс-людей Легионес Астартес, с которыми им предстояло сражаться, однако, тем не менее, являлись элитой сил смертных на Калте. Укомплектованные в соответствии с давно проверенной и высокоэффективной схемой «Соляр», эти подразделения были оснащены вакуум-стойкими пустотными доспехами, а потому могли биться даже в тех зонах, где произошла разгерметизация из-за пробоя наружной обшивки платформы. Их оружие не являлось столь мощным, как болтеры Легионес Астартес, однако всё-таки могло нанести значительный ущерб, ведя массированный огонь по целям, мимо которых едва ли возможно было промахнуться в тесноте платформы.

Наибольшее преимущество защитных подразделений Солярной Ауксилии перед более слабыми бойцами и прижатым к стенке персоналом станции состояло в их цепи командования. Они были хорошо организованы и безжалостно вымуштрованы во всех аспектах боевых действий в «Зоне Морталис», так что можно было рассчитывать, что они решительно встанут против любого противника и, если это будет необходимо, умрут ради священного долга. Более чем на сотне защитных орбитальных платформ абордажные группы Несущих Слово пробивались по коридорам, захлёстываемым шквальными потоками лазеров, плазмы и огня. Обороняющиеся находились на своей территории и бессчётное число раз тренировались выполнять эту обязанность, а потому заставили абордажников дорого расплатиться за первые несколько успехов. Несущие Слово держались против бури, неумолимо шагая прямо в челюсти смерти. Керамитовая броня трескалась и слой за слоем разрушалась от бивших в неё один за другим зарядов, однако защитникам удавалось нанести мало по-настоящему смертельных ударов. Со смертоносной неотвратимостью Легионес Астартес приближались к позициям обороняющихся. Даже в тот момент Солярная Ауксилия выполняла тактические протоколы, рождённые поколениями пустотной войны, которой мастерски овладели их предки с Сатурна до Объединительных войн. Секции с лазвинтовками отходили заранее намеченными маршрутами, а штурмовые секции Велетарис сдерживали атакующих грозными залпами волкитного огня и жгучими выбросами пламени. Другие просто держали позиции, поддерживая стабильный темп стрельбы, пока смерть направлялась к ним. Они все до единого были полны решимости выиграть время, чтобы товарищи успели отойти на следующую пригодную для обороны позицию. Однако Несущие Слово получили плацдарм, и, в конечном итоге, упорные защитники были обречены.

Бой распространялся всё глубже в чрево защитных платформ, и коридоры с залами превратились в склепы. Кое-где решимость обороняющихся была подвергнута мучительному испытанию, столкнувшись с незнакомыми боевыми доктринами, которые использовали отдельные легионеры Несущих Слово. Одни сопровождали наступление пением скорбного хора, и атональная заупокойная песнь наполняла ужасом сердца всех, кто её слышал. Другие останавливались после каждого убийства, делая паузу, чтобы жутко изуродовать недавно павших. Ещё во многих случаях Несущие Слово не убивали загнанных в угол или подавленных врагов, а вместо этого передавали их шедшим следом подразделениям смертных, чтобы заковать в железо и увести в плен. Можно лишь гадать о судьбе этих несчастных, поскольку последнее, что осталось от большинства из них, невозможно даже вспоминать.

Auxiliary 12th Infantry Tercio 255th Calth Solar Auxilia

Ауксилиарий 12-й пехотной терции субкогорты Мейнвард, 255-я когорта Калтской Солярной Ауксилии («Калтская Верховная Стража»):
255-я Калтская Солярная Ауксилия была основана в конце 001.М31, главным образом на базе ополчения провинции Эруд из Империалис Ауксилиа. Лучших из йоменов провинции реорганизовали по схеме «Соляр», обучили и экипировали для войн в пустоте и эксплорации. 255-я была размещена на нескольких ключевых платформах орбитальной защиты, оборонявших околопланетное пространство Калта. Субкогорта Мейнвард была назначена защищать платформу «Элипсиа-Веридия 09/Q»

На крошечной горстке орбитальных защитных платформ обороняющимся из Солярной Ауксилии удалось отбить абордаж Несущих Слово, но, безусловно, это далось им тяжёлой ценой. На платформе «Принципиа-Веридия 27/К» субкогорта 222-й Калтской Солярной Ауксилии зачистила радиацией всю стояночную палубу, как только пустотно-штурмовой отряд Несущих Слово пробился на борт. Последовавший поток нейтронного излучения был столь интенсивен, что даже трансчеловеческая физиология атакующих Легионес Астартес не могла полностью защитить их. Первые из нападавших дрогнули, и ауксилиарии 222-й примкнули штыки и бросились в атаку. Времени, на протяжении которого их пустотная броня типа «Соляр» могла сдерживать излучение, хватило лишь для того, чтобы натиск достиг своей цели. Десятки поражённых Легионес Астартес были повержены, прежде чем успели отреагировать, а спустя считанные секунды жертвами радиации пали и сами ауксилиарии. С обеих сторон не осталось в живых ни единого воина, захлестнутое излучением помещение стало гробницей для врагов, навеки сцепившихся в смертельной схватке.

Оборона платформы «Элипсиа-Веридия 09/Q» оказалась столь же успешной и столь же гибельной для обеих сторон. Предполагается, что в этом случае значительный отряд Несущих Слово, экипированных терминаторской бронёй, воспользовался редкой телепортационной системой, чтобы попасть на борт станции и произвести жестокую внезапную атаку на её основной стратегиум. У смотрителя станции были считанные мгновения на то, чтобы среагировать, и потому он организовал достойную, пусть и тщетную оборону своего мостика. Нападение обошло стороной крупную субкогорту 255-й Калтской Солярной Ауксилии, размещённую на «Элипсиа-Веридия 09/Q» — Несущие Слово решили, что оборона рухнет после захвата стратегиума. Впрочем, подобного не произошло, так как 255-й командовал ветеран лорд-маршал Турнус, любимый всеми лидер преклонных лет, на счету которого было бесчисленное множество побед. Полный решимости нанести предателям ответный удар, пусть даже их было невозможно выбить, Турнус приказал станционному магосу-прим Механикума перегрузить плазменный реактор платформы. Магос отверг указания лорда-маршала, и потому умер от руки Турнуса: внутри его отделанного платиной черепа разорвался болтерный заряд. Однако его помощник уступил, когда лорд-маршал повторил свой приказ, и через считанные минуты всю платформу поглотило атомное пламя, которое на краткий миг образовало в истерзанных небесах над Калтом новую смертоносную звезду.

Впрочем, в остальных местах даже элита из Солярной Ауксилии не могла остановить неотвратимый вал атаки, или притупить фанатичную ярость Легионес Астартес из Несущих Слово. Отважные солдаты гибли тысячами, и, наконец-то, открылась суть замысла Несущих Слово относительно абордажа конкретных платформ орбитальной защиты, когда на мостиках множества станций разыгралась одна и та же сцена. Тех командующих, кого взяли живыми, заставляли выступать свидетелями разрушения мира, который они клялись оберегать. Тёмный Апостол или иной старший офицер Несущих Слово держал их, словно тисками, принуждая смотреть, и последнее зрелище в жизни этих мужчин и женщин служило жизненно-необходимым компонентом колоссального и ужасающего ритуала, разворачивающегося на Калте. Гораздо позже выяснилось, что смысл такой жестокости заключался в том, чтобы актом свидетельства выжечь образ умирающего мира в сознании каждой жертвы. Несущие Слово верили, что мёртвые заберут эту сцену с собой в посмертие, в качестве доказательства для тех сил, что руководили оттуда деяниями легионов предателей.

«Честь Макрагга»

Орбитальное сражение длилось уже два часа, когда магистр вокса на флагмане Ультрамаринов сообщил Робауту Жиллиману, что флагман Несущих Слово «Фиделитас Лекс» открыл канал вызова по литокасту. Примарх Ультрамаринов взошёл на платформу голопередатчика в центре своего мостика, и перед ним в резком зернистом свете возникла скрытая капюшоном фигура его брата, примарха Лоргара. Возможно, впервые в жизни, славившийся выдержкой, Жиллиман поддался ярости. Он набросился на брата, обвиняя в предательстве, и поклялся, что тот и все его сыновья понесут наказание. Однако Лоргар, который слушал всё это с насмешливой улыбкой на губах, пряча остальную часть лица в тени, был уже не тем, кого некогда знал Жиллиман. Лоргар более не являлся рассудительным искателем истины, целыми днями напролёт спорившим с братом Магнусом о сущности вселенной, или же чрезмерно рьяным сыном, навлёкшим на себя кару отца-Императора, которого провозгласил богом. Не был Лоргар и закалённым воином — единственным из примархов, кто стремился не завоёвывать, но просвещать. На его месте стояло высшее существо, лучащееся новообретённой самоуверенностью, как будто он, и только он, был сопричастен знанию, которое пока ещё скрыто от прочих, однако вскоре предстанет перед ними независимо от их желания. Лоргара уже не подавлял и не затмевал какой-либо более целеустремлённый или уверенный в себе примарх, и он был сама флегматичная дерзость.

Впрочем, ещё сильнее, чем поведение Лоргара, ошеломляли те слова, с которыми он обратился к Жиллиману. Презрительно насмехаясь, он сообщил Владыке Ультрамара, что, вопреки предположениям Жиллимана, предательство Лоргара не являлось местью за Монархию, равно как и обособленным событием. Отнюдь, оно было частью давно спланированного плана невероятного масштаба и амбициозности, и в нём принимало участие не меньше половины из их братьев-примархов, включая величайшего из них — Хоруса. Трое из братьев, заявил Лоргар, на самом деле были уже мертвы. Впоследствии история выявила ошибочность этого утверждения, но в то время у Лоргара были для него все основания.

Жиллиман лишился дара речи от ошеломляющей высокомерности, которой, со всей очевидностью, были полны слова Лоргара, однако он знал, что брат сказал правду, сколь бы горька та ни была. В тот миг он снова поклялся положить конец предательству брата, пусть даже это станет последним свершением в его долгой и верной службе. Хотя было ясно, что это противоречит осмотрительной тактике и здравой стратегии, но в тот миг единственное намерение Жиллимана состояло в том, чтобы выследить Лоргара, и убить брата собственными руками.

Но этому не суждено было произойти. Воплощение Лоргара в резком свете вдруг исказилось, превращаясь в чудовище, вырванное из кошмара или воображения безумца. Списав это на гротескную театральность, Жиллиман с отвращением распорядился отключить вокс-канал. И только тогда стало ясно, что гололитический захват сигнала уже прервался. Стоявшая посреди мостика «Чести Макрагга» тварь, которая вся состояла из глаз, зубов, щупалец, чешуи и нереальной плоти, перешла из застывшего свечения гололита в материальное тело, и перепуганный экипаж мостика с разъярённым примархом поняли, что эта мерзость совершенно реальна. Спустя мгновение весь мостик захлестнуло взрывом фантасмагоричных внутренностей, который разнёс бронированный обзорный купол и выбросил находившихся внутри в пустоту. Один удар — и Ультрамарины лишились своего любимого примарха, а их окружённый флот потерял флагман.

Битва за «Честь Макрагга»

«И воскликнул он громогласно голосом страшным, молвив, что обитель героев пала, и стала теперь пристанищем бесов, и домом для всякого злого духа, и клеткой для каждого нечистого и злобного зверя.»
– Апокрифы Терры

Мостик флагмана Ультрамаринов, «Чести Макрагга», был разрушен, а с ним исчезли и остатки здравомыслия. То, что случилось дальше, не имеет известных прецедентов в анналах Великого крестового похода, и хотя отпрыски великих домов навигаторов догадываются, что таится по ту сторону завесы, остальные, даже Легионес Астартес, этого не признавали. Существо, которое возникло на мостике, взорвалось в фонтане крови, мощью детонации пробив корпус. Примарх, стоявший в сердце шторма, в мгновение ока вылетел сквозь брешь, извивающиеся останки чудовища, в которого превратилось литокастовое воплощение Лоргара, опутали его могучее тело трепыхающейся массой дергающихся псевдоподий и движущихся теней.

Команде мостика не представилось возможности спасти примарха, а в большинстве из случаев, и самих себя. Дюжина старших офицеров была сметена ураганом крови, обломков и ревущего воздуха, и выброшена в пустоту следом за Жиллиманом, вакуум украл крики из их глоток. Мастера корабля Зедоффа, капитана-ветерана «Чести Макрагга», прошило осколками бронестекла, его искромсанное тело сорвало с командного трона в вихре порубленной плоти. Даже космическим десантникам не удалось избежать хаоса, магистр ордена Варед, вопреки всем мерам предосторожности в случае появления космических пробоин, попытался помочь примарху, бросившись за ним в спутную струю крови и обломков. Больше его не видели.

Магистр первого ордена, Марий Гейдж, успел уцепиться за поручень в миг появления бреши, и полез по рвущемуся мостику к главному выходу, который уже начинал закрываться, ограждая остальные отсеки от вакуума. В метре от бронированного люка Гейдж натолкнулся на тяжелораненого магистра ордена Банзора и протащил другого легионного офицера через портал прежде, чем противовзрывная дверь полностью опустилась. Сразу после этого Банзор скончался, однако Гейдж так и не сумел оплакать его, ибо уничтожение мостика было только одною из бед, обрушенных на «Честь Макрагга». Командирская башня разваливалась вокруг него, коридоры захлёстывали оглушительные вопли животного безумства, сопровождаемые скрежетом рвущегося металла, рёвом вытекающего воздуха и утробными криками гибнущей команды.

Тем немногим, кто пережил гибель мостика, практически все — Легионес Астартес, ибо смертная плоть была слишком хрупкой, дабы вынести такие ранения, пришлось бежать вниз наперегонки со смертью, пока, палуба за палубой, командирская башня рушилась в пустоту. Если по достижении основного корпуса корабля кто-то рассчитывал на передышку, их ждало разочарование. Бочкообразный коридор, пронизывавший верхние палубы «Чести Макрагга», походил на сцену крови и ужаса из худших кошмаров Старой Ночи. Членов команды забили словно скот, повсюду была кровь и отрубленные конечности, а над ними стояли существа из порождённой варпом тени и обжигающего эмпирейского пламени. Наиболее опытные воины знали, что крупная варп-брешь может вызвать хронические помутнение и массовый психоз, а некоторые верили в теории, будто в сумрачных глубинах варпа могут обитать некие формы антижизни. Но это была не варп-брешь, поскольку «Честь Макрагга» находился в реальном пространстве.

Окружённым защитникам казалось, что на пике начатой Несущими Слово битвы весь корабль захватили существа, которые не подпадали ни под один известный ксенотип. Только благодаря мощному ментальному кондиционированию Легионес Астартес сумели выдержать тяжесть предательства и кошмар, и многие выжившие офицеры вскоре пришли к выводу, что предавший их братский легион спустил какую-то форму ксеноужасов в качестве ещё одного оружия в своём вероломном арсенале.

Но Ультрамарины не смогли организовать скоординированную оборону флагмана, поскольку врагов попросту было слишком много. Человеческий экипаж перебили, их разумы не выдержали первобытного кошмара того, чему они стали свидетелями. Проворные рогатые создания, отлитые из бушующих энергий варп-пространства, чья кожа сияла подобно лаве, и которые несли чудовищные шипастые мечи, вырезали всех, кто был потрясён, либо слишком медлителен, чтобы сбежать. Среди воплотившихся сущностей встречались также разбухшие, покрытые нарывами трупные существа, одноглазые и истекавшие слюной, которые ржавыми ножами рубили беспомощных людей, будто туши на столе мясника. Иные обманно походили на людей, гибкие и стремительные, с ужасающе острыми когтями, которыми они разрубали, кололи и потрошили противников, при их приближении становившихся беззащитными, и как будто околдованными. Эти и тысячи других безумств заполонили флагман, пока не исчезла и раздробленная цепь командования, остававшаяся после потери мостика. Казалось, на корабле разворачивается сцена древнего мистического апокалипсиса, и космические десантники XIII легиона столкнулись с кошмарными врагами, против которых не работали даже сами законы реальности. Внутри «Чести Макрагга» воцарился хаос, кровопролитие и анархия.

Бой превратился в ожесточённое сражение на выживание, отдельных воинов отрезали от братьев и затягивали во внутренности корабля, или окружали и убивали. Магистр первого ордена Гейдж и Антоли, насколько оба знали, единственные живые офицеры легиона, делали всё возможное, чтобы восстановить порядок, велев команде укрыться и забаррикадироваться во всех доступных помещениях, пока все оставшиеся Ультрамарины, флотские силовики и солдаты Имперской Армии собирались вместе. Но даже такой, непристойно простой, приказ выполнить оказалось практически невозможно. На «Честь Макрагга» накатывала одна волна кошмаров за другой, позже свидетели описывали, как углы переборок и пространства между тенями морщились и втягивались в себя, прежде чем снова распрямиться, обнажая зияющие дыры в самой ткани реальности. Через те раны, впоследствии названные «микропрорехами», и выходили существа.

По всему кораблю, Легионес Астартес и флотские офицеры храбро пытались отбросить врага. Действуя в соответствии с давно установленными протоколами отражения абордажей, они старались огрызаться по мере сил. Целые корабельные секции были лишены пригодного для дыхания воздуха, либо затоплены ядовитым газом, тогда как другие зачистили плазмой и подвергли резким перепадам температуры. Ничего не помогало. Создания всё прибывали, их не брало ни одно средство, которое могло бы очистить корабль от всех известных форм жизни. Подобные неудачи повторялись снова и снова, так как внутренние системы командования и управления вышли из строя, а из-за того, что многие старшие командиры Ультрамаринов погибли, а офицеры низшего звена были отрезаны друг от друга, раз за разом совершались те же ошибки. Общеизвестная способность Ультрамаринов анализировать любую проблему и логически прокладывать путь к победе потерпела полный крах, хотя и не по их вине. Хуже того, существам был нипочём даже самый плотный огонь из болтеров и другого вооружения космических десантников. Они роем прорывались через шквальный огонь и, с потусторонним неистовством, накидывались на защитников. Создания не придерживались никакой понятной стратегии либо логики и, очевидно, не ставили перед собой иной цели, кроме кровопролития. Позднее обнаружится, что они предпочитали скорее загонять жертву, чем сражаться с врагом в неком традиционном смысле, что перед гибелью успели понять многие.

Убийцы приближаются

Втайне от выживших офицеров легиона Ультрамаринов и других защитников, которые сдерживали волну ужаса, изливавшуюся на «Честь Макрагга», к флагману сквозь пылающую пустоту подходила охотничья свора крейсеров Несущих Слово. Хотя корабль Ультрамаринов был намного больше врагов, без мостика «Честь Макрагга» была не только беспомощной, но её команда едва ли смогла бы защититься от абордажных партий, ведя отчаянное сражение за выживание внутри. Крейсеры заняли позиции рядом с раненым флагманом, поравнявшись с его дрейфующим, неуправляемым курсом, прежде чем запустить абордажные крючья сквозь космос, сковав охотников и жертву. В считанные минуты залив перешли десятки штурмовых групп Несущих Слово. Тяжёлая броня «Чести Макрагга» могла защитить её от атак извне, и хотя обшивку усеивало множество шлюзов разных размеров, врагу пришлось прожигать себе путь, прежде чем начать полномасштабный абордаж.

Порядок из хаоса

Когда пробивные отделения Несущих Слово начали атаку снаружи флагмана, баланс битвы внутри корабля изменился. Очаги организованного самоотверженного сопротивления начали сливаться воедино, отдельные воины стягивались к лидерам, способным руководить отпором собственным героическим примером.

Одним из подобных лидеров был магистр 9-го ордена Клорд Эмпион, воин, который во время атаки на мостик занимался делами в другом конце флагмана. Эмпиону повезло, что на момент нападения рядом с ним было много воинов и младших офицеров из командования ордена. Он быстро организовал из них ядро сил, с помощью которых отражал становившиеся всё более сильными атаки, пока прокладывал дорогу через Тридцать пятую палубу, собирая в пути десятки Легионес Астартес, флотских силовиков и солдат Солярной Ауксилии. Эмпион не мог объяснить природу нападения на корабль, однако осознавал, что только устойчивое и решительное контрнаступление к носовым секциям сможет подарить надежду на соединение с другими отрядами и удержание корабля.

Тем временем, капитан Гевтоник из 161-й роты взял на себя командование небольшим отрядом изолированных инициатов Ультрамаринов, лишь недавно возвысившихся до статуса полноправного легионера. Первой битвой, в которой довелось сражаться этим молодым воинам, оказалась против врага, которому никто не знал, как противостоять, для многих она же стала последней. Капитану Гевтонику пришлось не только оберегать жизни подопечных, но также направлять их в сражении, задача, в которой он преуспел, невзирая на то, что обстоятельства складывались против него. В тот день из бившихся под командованием капитана Гевтоника инициатов выжила едва ли четверть, однако те, которые это смогли, получили самое суровое боевое крещение, и впоследствии многие станут прославленными воинами. Но это случится в далёком будущем, а впереди капитана с его группой, идущей по кишевшим бесами отсекам Двадцатой палубы в попытке соединиться с другими выжившими подразделениями, ждали многочисленные неописуемые ужасы.

Из всех историй об отваге и чести, свершённых ради защиты «Чести Макрагга», самая известная о сержанте Эониде Тиэле из 135-й роты. На момент разрушения мостика флагмана Тиэль был подвергнут дисциплинарному взысканию, и ждал аудиенции в прихожей у самого примарха, украшенной десятками экземпляров личного оружия лорда Жиллимана. Встретив первых врагов, Тиэль схватил ближайшее оружие под рукой — электромагнитный двуручный меч и кехлетайский фрикционный топор, невозможно редкие и невероятно мощные образцы давно утерянного кузнецкого мастерства.

Орудуя экзотичным оружием примарха, Тиэль проложил себе путь через орду врагов, быстро обнаружив, что существа более уязвимы к его топору и мечу, нежели болт-пистолету. Тиэль обладал редкой способностью мыслить вне рамок общепринятых догм, за что и получил отметку порицания — выкрашенный в красный шлем, который тот по-прежнему носил. Тиэль назвал нападавших «демонами», признав, что они не просто чужаки, а психические явления, или даже некая неизвестная ксенопорода, способная обитать в варпе. Он понял, что это были в самом буквальном смысле существа из худших кошмаров человечества.

Сражаясь, Тиэль наталкивался на других воинов, спина к спине отбивавшихся от волн атакующих врагов. Вскоре он уже возглавлял временный отряд из пары десятков легионеров, силовиков, солдат Солярной Ауксилии и даже недолюдей-кочегаров, решивших сражаться за свой флагман. На короткое время ему удалось связаться с Эмпионом и Гевтоником, и втроём они скоординировали наступление по нескольким палубам, через которые могли бы дойти до командирской башни или тому, что от неё осталось. Именно возле неё сержант наткнулся на тяжелораненого магистра первого ордена Гейджа, и спас старшего офицера легиона от лап порождённого варпом ужаса, который уже отсёк ему правую руку.

Борясь с занесённым в кровь ядом сущности варпа, Гейдж увидел, что методы Тиэля работают, и понял, что их следует распространить среди всех войск. Магистр первого ордена согласился с наблюдением Тиэля, что существа более уязвимы к оружию ближнего боя, хотя не стал обсуждать теорию, что слабость была следствием загадочных ритуалов, которыми их призывали в древних человеческих мифах. Но Гейдж был опытным офицером и достаточно умным, чтобы понимать, что из-за ранения он не сможет эффективно командовать отрядом. Тактическое руководство было передано Тиэлю, пока апотекарий стабилизировал состояние магистра первого ордена, а вскоре после этого подразделения под началом Тиэля, Эмпиона и Гевтоника соединились.

Мастер и командир

Когда непосредственная обстановка нормализировалась, Гейдж сумел собрать данные у рассеянных сил Ультрамаринов и сформировать план по отвоеванию контроля над «Честью Макрагга». Участь примарха оставалась неизвестной, и мало кто решался думать о ней, дабы их окончательно не одолели горечь и отчаянье. Магистр первого ордена велел своему отряду выдвигаться к вспомогательному мостику флагмана, расположенному в нескольких дюжинах уровней под уничтоженной командирской башней. Но самого по себе плана было мало, ведь чтобы получить что-то большее, нежели самый базовый контроль над массивным кораблем, им требовались умения опытного корабельного мастера, а капитан флагмана Зедофф погиб с большинством членов экипажа мостика.

И здесь судьба, наконец, улыбнулась Ультрамаринам. За считанные минуты перед утратой мостика «Честь Макрагга» подобрала несколько спасательных капсул, выпущенных «Святостью Сараманта» ранее в ходе боя, и среди выживших был её капитан, корабельный мастер Гоммед. Гейдж не знал, жив ли Гоммед, либо же погиб со многими другими членами команды, однако понимал, что ветеран-капитан был их лучшей, возможно, самой последней надеждой восстановить контроль над осаждённым флагманом.

Сержанту Эониду Тиэлю поручили найти корабельного мастера, поэтому он со своим отрядом отправился к главной лётной палубе правого борта, пока Гейдж с Эмпионом повели оставшиеся войска к вспомогательному мостику. Расстояние до цели не было большим и, к счастью, волна нападавших начала постепенно редеть. Однако многие сущности варпа могли тягаться с космическими десантниками, а некоторые превосходили их по силе, поэтому даже сам путь к пусковой палубе стоил Ультрамаринам неприемлемых потерь. Когда Тиэль достиг места назначения, то увидел, что палуба кишела такими же багровокожими рогатыми созданиями, с которыми он и его воины в огромных количествах столкнулись в самом начале боя. Орда стягивалась к одной точке, где, как с ужасом осознал Тиэль, находился выживший экипаж «Святости Сараманта». Корабельный мастер Гоммед пережил гибель своего корабля и появление целой армии существ варпа, но когда волны ужаса начали утихать, его настигли последние из врагов.

Сержант Тиэль сразу же разглядел возможность спасти капитана Гоммеда, однако ему следовало действовать без промедления. Он повёл свой отряд на пусковую палубу, приказав вести непрерывный беглый огонь, хотя и понимал, что болты лишь отвлекут демонов. Но как раз отвлечения сержант и добивался, ибо когда орда обратила внимание на новую опасность, она бросила окружённого капитана и ринулась на атакующих Ультрамаринов. Тиэль приказал опустить погрузочную палубную платформу, на которой стоял Гоммед вместе с остальными выжившими. Ультрамаринам предстояло занять сущностей варпа на достаточное время, чтобы платформа доставила людей в безопасность, поэтому они поливали орду безустанным шквалом болтерного огня, постепенно отступая к выходу на палубу. Наконец, вопящая орда оказалась в считанных метрах от линии огня, и Тиэль посчитал, что капитан в безопасности. Сделав финальный шаг назад, Ультрамарины закрыли люк и опустили противовзрывную дверь. Разъярённые вопли сущностей варпа были такими же громкими, как стук их оружия и когтей по ту сторону портала. Капитан Гоммед был спасён.

Служители машины

Пока отряд Тиэля спасал капитана Гоммеда, магистр первого ордена Гейдж, который почти восстановился после ран благодаря сверхчеловеческой физиологии Легионес Астартес, повёл собственную группу к вспомогательному мостику. Дорога привела колонну в секцию «Чести Макрагга», служившую вотчиной корабельного контингента Механикум — тут также прошли тяжёлые бои, поскольку палубу усеивали отсечённые конечности и кибернетические органы десятков техножрецов, скитариев, боевых автоматонов и военных сервиторов. Гейдж приказал отделениям замедлиться и высматривать волну дьяволов варпа, что устроили здесь бойню, а также выживших, которые ещё могли тут оставаться. Скоро они обнаружили следы и тех, и других.

В сердце секции располагался машинный храм, посвящённый Омниссии. Техножрецы считали зал своей святая святых, и из сторонних заходить сюда разрешалось исключительно технодесантникам, членам Легионес Астартес, посвящённым в некоторые мистерии машины. Вход в помещение преграждала бронированная дверь высотою в две дюжины метров, и из-за неё слышался оружейный огонь, переплетавшийся с теперь уже хорошо знакомыми звуками атакующих существ варпа. Гейдж понял, что у него не остаётся выбора, кроме как нарушить священность машинного храма, и хотя он придерживался светским догмам Имперской Истины и был свидетелем худших проявлений языческой религиозности, он был достаточно мудрым, чтобы уважать веру союзников. Когда могучие механизмы заработали, а поршни выпустили клубы газа, открывая медные ворота, перед ними предстало зрелище, подобного которому ветеран-магистр ордена раньше никогда не видел.

Внутри машинный храм напоминал чрево исполинского механизма, над центральным пространством доминировал громадный алтарь. Вокруг него собралась группка техножрецов Механикум из различных орденов, каждый поливал безустанным огнём кольцо обступивших их проворных демонов. Загустевший от курений и дыма воздух разрывали волкитные лучи и пульсирующие волны сфокусированной радиации. Но атакующим созданиям было нипочём оружие, способное расплавить плоть на костях смертного человека. Они только насмешливо вопили и хохотали при их попадании, прыгая туда и обратно, чтобы наносить грациозные, но неизбежно смертоносные удары длинными бритвенно-острыми когтями. Когда Ультрамарины переступили порог машинного храма, существа сразу перестали мучить адептов и вызывающе зашипели на нового противника.

Там где Тиэль для отвлечения существ велел своим легионерам открыть по ним огонь, Гейдж поступил иначе. Он взревел воинам спрятать болтеры и достать оружие ближнего боя. Ультрамарины выхватили боевые ножи, цепные мечи и штыки, а магистр первого ордена воспламенил фрикционный топор самого примарха, переданный ему Тиэлем, дабы все могли увидеть его и последовать примеру. С Ультрамарским кличем на устах отделения идеальным строем пошли навстречу существам варпа во взвешенную ярость схватки. Со всех сторон по ним забили острые когти, полосуя силовые доспехи и разрывая плоть Легионес Астартес, и за дюжину секунд погибло столько же храбрых космических десантников. Но место погибших в строю занимали всё новые легионеры. Вблизи существа оказались жуткой насмешкой над человеческим телом, их лица выглядели одновременно чужеродными и андрогинными. Всех их окутывало густое ароматное марево, погружавшее боевых братьев, которые остались без шлемов, в сон или делирий.

Следуя примеру Ультрамаринов, загнанные к машинному алтарю техноадепты кинули своё разномастное экзотическое оружие и взяли в руки церемониальные топоры и посохи. На бинарном военном канте магосы приказали боевым автоматонам и сервиторам тоже вступить в бой, и вскоре ход сражения изменился.

Со скалящихся лиц созданий варпа исчезли злобные ухмылки, когда слишком поздно они осознали скорое поражение. Они были окружены, Ультрамарины с одной стороны и Механикум с другой неумолимо сжимали строй. Спустя какое-то время последние создания варпа исчезли, их фантасмагорические тела были разрублены цепными мечами либо вбиты в палубу массивными кулаками боевых автоматонов «Кастеллакс».

Командование восстановлено

Отбив капитана и старшего магоса Механикум, легион Ультрамаринов получил вполне реальную надежду восстановить контроль над «Честью Макрагга». Но этого не случилось до тех пор, покуда отряды Гейджа и Тиэля, наконец, не пробились через остатки нападавших из варпа и не встретились на вспомогательном мостике, где каждый узнает наверняка, преуспел ли второй в миссии. Первые отделения прибыли на точку сбора в напряжённом ожидании, но вскоре стало очевидно, что оба отряда достигли равно важных целей.

Спустя почти десять часов после уничтожения мостика флагмана Ультрамаринов и исчезновения их любимого примарха, капитан Гоммед с помощью двух старших магосов, спасённых с пусковой палубы, взял судно под контроль. После активации вспомогательного мостика капитан Гоммед получил управление могучим военным кораблём. Несколько минут спустя он пробудил вокс-системы и впервые с момента разрушения Калтского Веридийского опорного пункта «Кампанилой» восстановил контакт с подразделениями Ультрамаринов на планете. В иных обстоятельствах это могло бы стать поводом для торжества, однако после включения связи и авгурных систем корабля открылась ещё более страшная правда. Не было ни следа примарха, силы легиона на поверхности планеты подверглись самому настоящему истреблению, а из всего флота готовой к бою оставалась едва ли пятая часть от начальной численности. И, более того, только теперь они осознали подлинный размах абордажа «Чести Макрагга».

Чудо из чудес

Магистру ордена Эмпиону довелось разработать и провести контрабордажную атаку, стянув всех легионеров Ультрамаринов, которых удалось отыскать его штату. Сорок отрядов, каждый численностью до тридцати космических десантников, прошли через бронированные шлюзы и направились к определённым целям. Каждой поручили важные задачи, от диверсий на вражеских швартовочных башнях, отсоединения их пустотных гарпунов и термоядерных буров, до контратаки Несущих Слово, шедших по наружной обшивке. Используя пустотную сбрую для усиления встроенных возможностей силовых доспехов Легионес Астартес, отряды стремительно двинулись к своим целям, каждый шаг легионера в условиях малой гравитации отбрасывал его на десятки метров, каждый параболический залп двигателей сбруи проносил над глубокими долинами и высокими холмами внешних корабельных надстроек. Легионеры казались карликами по сравнению с походившим на город пейзажем из железа и керамита их громадного флагмана, откуда открывалась израненная поверхность Калта всякий раз, когда та становилась видимой над позиционными двигателями в спектакле, на который в обычных обстоятельствах воины смотрели бы с замиранием сердца. Однако в этот день предательства всё, что заботило контрабордажные отделения, это выживание флагмана.

Вскоре Ультрамарины столкнулись с ненавистным врагом, поскольку в подобных условиях они едва ли могли вступить в битву незаметно. Закованных в кобальтовые доспехи Ультрамаринов заметили при пересечении грифельно-серой обшивки, и вскоре пустоту прошивали первые массореактивные снаряды на ярких инверсионных следах. Космических десантников создавали ради таких боевых действий и снаряжали по высочайшим стандартам для безустанных ожесточённых битв. Болт-снаряды, пробивавшие боевую броню, вызывали частичную декомпрессию доспехов, прежде чем автоматизированные внутренние герметики успевали устранить снижение давления, но даже с открытой вакууму конечностью они могли сражаться продолжительное время, пока у них оставались запасы кислорода. Среди пустоты разыгрался беззвучный бой, легионеры слышали только своё собственное громкое дыхание и рявканье срочных приказов по вокс-сети. Наконец, воины сошлись врукопашную, от ударов жертвы отлетали в усеянный обломками космос, волоча за собой кометные хвосты из капель крови и выходящего газа. Но главной целью магистра ордена Эмпиона было не уничтожение вражеских абордажных отделений, чего, бесспорно, хотелось всем Ультрамаринам. Трое легионеров из каждого отделения несли мелта-заряды для разрушения тяжёлого пробивного оборудования Несущих Слово, боевые братья обоих лагерей бились и истекали кровью, пока специалисты пытались взорвать большие термоядерные резаки и абордажные мостики умело размещёнными зарядами, за что многие из них поплатились жизнями.

В ходе выполнения одного такого задания ход битвы необратимо повернулся против Шестого отделения под началом сержанта Тиэля. Несущие Слово атаковали в куда больших количествах, чем ожидалось, и выжившим Ультрамаринам не осталось ничего, кроме как попытаться свершить ту месть, которую они могли, прежде чем их окружат и уничтожат. Но подобная участь их не постигла, вместе этого произошло нечто, что намного позднее назовут чудом. Из космической пустоты явился полубог, закованный в кобальтовую с перламутром броню, его привычно спокойное лицо искажал неслышимый рёв. Это был Робаут Жиллиман, примарх Ультрамаринов, и он был истинной стихией, на смену его обычно взвешенному поведению пришла холодная ярость, когда он десятками истреблял Несущих Слово. Однако невероятным был не столько факт выживания примарха после разрушения мостика, сколько то, что сын Императора был без шлема (что вызовет немало вопросов у будущих поколений генетических кузнецов). Десять часов он бился в вакууме без очевидного источника воздуха, деяние, которое нельзя списать сугубо на сверхъестественную физиологию примарха. Много кто согласился, что тело примарха способно продолжительное время выдерживать эбуллизм, гипокапнию, увеличение массы тела под давлением и перепады температур, однако то, что организм примарха мог функционировать без воздуха, оказалось неизвестной способностью этих потрясающих трансчеловеческих сверхсуществ.

Вмешательство примарха спасло жизни десяткам его сынов. Но им пришлось убеждать своего генетического отца прекратить яростный бой на корпусе флагмана и воссоединиться с остальными воинами внутри. Примарх без устали сражался десять часов подряд, пока сыны считали его погибшим. Теперь же он возвратился к ним, и впервые с начала битвы за Калт, поражение и истребление уже не казались неизбежными.

Предательство на Калте

«Победа — ветреная дама, поражение — ретивый палач, а тот, кто достаточно упорный, вовек не склонится перед их диктатами.»
– Приписывается тетрарху Эйкосу Ламиаду, из посвящения на монументе «Защита Батора», Калтский Голофузикон

Как и орбита, поверхность планеты стала свидетелем тщательно спланированной и намеренной кампании резни и измены, чьи начальные этапы разыгрались в кратком затишье перед бурей, начало которой возвестило заключительное падение «Кампанилы» на Калт. Это был не кошмарный паводок ненависти и ожесточённого отмщения, не внезапное очищающее высвобождение давно сдерживаемого гнева, но холодный и расчётливый геноцид, уже давно спланированный и предвиденный, который служил лишь дальнейшему пестованию раковой опухоли, пустившей корни в сердце легиона Несущих Слово.

События начались два года назад, когда на орбиту Сатурна прибыл космический флот крестового похода Робаута Жиллимана, вернувшийся в укромную гавань Солнечной системы после того, как благодаря своему тактическому мастерству и дисциплинированности 13-й примарх и его сыны сокрушили и привели к Согласию очередную жалкую империю. Однако его ждал не длительный период переоснащения и пополнения припасов на великих верфях Юпитера и генетических кузнях Императора, где присутствие большинства XIII легиона, Ультрамаринов, могло значительно изменить ход истории — он получил комплект зашифрованных приказов, поручавших ему с большей частью легиона собраться в Веридийской системе, на Калте, для карательного крестового похода против орков Гаслакха.

+++Сообщение #3314157.883, подлинность подтверждена:+++
+++Алкей, Ф. (капитан, XIII легион)+++
+++Получено узконаправленным инфопакетом на станции передачи Терциус Веридиан Мандевилль, 7854007.М31 через спутник Сотан+++
+++Прибыли с опережением графика.
Авангардные подразделения разведки сейчас начинают высадку.
Орбитальные авгуры подтверждают присутствие сил зеленокожих, хотя их численность значительно ниже, чем упоминалось в предыдущих тактических прогнозах.
Запрашиваю подтверждение критериев задачи в кампании против Гаслакха, не получил отклика на прошлые передачи.
Ожидаю ответа.+++

Ксеновладения Гаслакха

Представленные адептам Оффицио Милитарис как серьёзная угроза восточным владениям Империума, ксеновладения Гаслакха — давно игнорируемый очаг заражения орками — являлись предлогом, под которым Хорус, чьё предательство тогда не могло и во сне привидеться, направил объединённые силы легионов Ультрамаринов и Несущих Слово на Калт.

После восстания Хоруса многие в Империуме сомневались, существовали ли эти ксеновладения вообще, или, быть может, являлись выдумкой, чтобы оправдать отвод XIII легиона из центра Империума. Тем не менее, есть уцелевшие показания поддерживаемых Ультрамаринами эксплораторов, прочёсывавших данный регион космоса, и они включают в себя свидетельства об атаках орков на мир-крепость Голсорию. Если владения Гаслакха и впрямь существовали и были реальной опасностью для человечества, то разорения, учинённые его обитателями на беззащитных планетах вокруг, всё равно уже давно забылись среди разрушений, устроенных Хорусом и его союзниками.

Что же касается самого Гаслакха, то от него ныне не осталось никаких следов, которые могли бы удовлетворить любопытство учёных.

Прелюдия катастрофы

Сбор полного легиона представлял собой нелёгкую задачу — сотни тысяч космических десантников и единиц бронетехники были рассеяны по тысяче далёких флотов и крестовых походов. Наиболее отдалённым контингентам Ультрамаринов требовалось время, чтобы должным образом завершить текущие операции и передислокации, и в большинстве случаев отправиться прямиком к Калту. Некоторые подразделения, в первую очередь элементы 10-го ордена, задействованные в приведении к Согласию обособленных колоний на галактическом северо-востоке, а также роты 7-го и 22-го ордена, занятые сокращением численности миров-горнил фраалов вдоль окраины галактической пустоты близ имперской крепости Инкальпета Терминус, не смогли присоединиться к сбору либо из-за расстояния, либо ярости сражений, в которых они тогда участвовали.

Для Жиллимана и основных сил его легиона, двигавшихся по ранее стабильным варп-каналам, теперь полным бурь, курсом к Макраггу, путешествие стало крайне изматывающим и отняло немало времени. К месту назначения он прибудет только через почти восемнадцать месяцев, в странствии его флот дважды попадал в штиль из-за противоестественных слияний варпа, а в ярости эмпиреев вместе со всей командой погиб тяжёлый крейсер «Сердце Тигра». Прочие подразделения XIII легиона, шедшие слабо проторенными путями, вроде неизменно турбулентных маршрутов Восточной Окраины, страдали и того сильнее. Четыре роты 14-го ордена по пути из пограничной крепости Лахэсис понесли тяжёлые потери в череде падений полей геллера при варп-переходе, а контингенты войск из Аккатрана и Тигруса задержались настолько сильно, что прибыли к Калту уже под самый конец трагедии. В то время немногие отметили внезапное, почти мстительное усиление возмущений в варпе, списав это просто на неудачное и несчастливое стечение обстоятельств, хотя впоследствии мудрецы определили в этих инцидентах зачатки Гибельного шторма или, возможно, тёмное эхо будущей бойни, что резонировало в варпе вокруг Калта.

На самом Калте развернулась кипучая деятельность, губернатор планеты начал череду грандиозных строек, чтобы расквартировать приближающийся сбор. В лагерях должны были разместиться 100 000 Легионес Астартес вместе с их бронетехникой и снаряжением, для чего требовались специализированные здания, созданные по крайне подробным проектам, а также перенаправление около миллиона рабочих с зеленеющих полей мира. Часть промышленных мощностей заводов Калта и Кузницы Веридии довелось перевести на создание значительных складов боеприпасов, оружия и техники в подготовке к крестовому походу против Гаслакха, ещё больше напрягая ресурсы расширяющейся колонии, от которой к тому же потребовали набрать несколько новых полков для службы в Экзертус Империалис.

Невзирая на все стройки, часть которых так и не успели окончить к прибытию первых подразделений Ультрамаринов, жители Калта практически не бунтовали, многие из них были отставными солдатами, давно привыкшими к ненасытным аппетитам имперского крестового похода. Немногочисленные возмущения, которые случались при переводе частных ресурсов и гильдейских рабочих на службу легиону, быстро и бесшумно подавлялись Вигил Опертии, секретной внутренней службой безопасности Ультрамара.

Ко времени прибытия лорда Жиллимана в Ультрамар Калт и вся Веридийская система стали крепостью. Главные точки варп-перехода с многочисленными планетарными орбитами были густо засеяны минными полями и боевыми спутниками, подсоединёнными к инфосети Механикум, катера дальнего следования патрулировали границы звёздной системы, проходя мимо орбитальной крепости Веридия Максимус. Ни одно неавторизированное судно не могло выжить в пределах системы дольше нескольких секунд, столь эффективной была подготовка Ультрамаринов. И всё это оказалось тщетным, ибо когда прибыли Несущие Слово, дабы принести смерть и разрушения тем, кто ещё недавно считал их собратьями, они сделали это под личиной союзников, с разрешения Повелителя Ультрамара беспрепятственно пройдя все врата и инстанции.

Калтский Сбор

По велению Воителя Хоруса в мире под названием Калт собрались вооружённые силы, сравнимые лишь с немногими иными кампаниями Великого крестового похода — силы Ультрамаринов, прямо перед спланированной атакой укреплённые судьбоносным появлением легиона Несущих Слово и его союзников.

XIII легион Легинес Астартес — «Ультрамарины»

  • 1, 2, 3, 5, 6, 9, 11, 12, 13 и 16-й орден — полное развёртывание на Калте, все с номинальной численностью в 10 000 легионеров. Эти ордена были сосредоточены у главного космического порта в городе Нумин в западном Эруде.
  • 8, 14 и 15-й орден — развёрнутые на Калте после тяжёлых боевых действий на Восточной Окраине, все с номинальной численностью по меньшей мере в 6 000 легионеров и подлежащие полному перевооружению на военных заводах Дейнхолда перед отправкой за пределы звёздной системы.
  • 17, 18 и 4-й орден — включены те ордена, в чьё боевое расписание входит большое количество бронетехники, в особенности 4-й, известный как «Аврорцы». Этим орденам предписывалось собраться на по большей части незаселённом материке Итрака.
  • 20-й орден и 21-й орден — неформально известные в легионе как «Орлы» и «Ястребы», 20-й орден интенсивно тренировался для ведения пустотных сражений, а 21-й славился умениями пилотов. Эти ордена должны были нести караульную службу на орбитальных платформах и пришвартованных военных кораблях на локальной орбите Калта.
  • 22-й орден — включены большинство разрушителей XIII легиона, а также запасы опасных летучих веществ, характерных для его операций. 22-й орден, известный как «орден Немезиды», часто развёртывался небольшими отрядами с другими орденами. На Калте, 2 000 легионеров Немезиды были собраны на безлюдных Траскийских взгорьях, подальше от густонаселённых калтских городов.

Сведения XIII легиона очень точны касательно своей численности на Калтском сборе, и оценивают общее число готовых к бою Легионес Астартес, развёрнутых Ультрамаринами, в 185 923 космических десантников.

Ордо Титаникус Легио Пресагиус — «Истинные Вестники»

Издавна союзник воинов Ультрамара, Легио Пресагиус развернул на Калте силы всего Легио, высадив 118 богомашин на южном континенте Итрака перед их погрузкой.

Ордо Титаникус Легио Сутурвора (Инфернус) — «Повелители Огня»

Тайный сторонник Воителя, этот могущественный Легио развернул свои силы на Калте с целью уничтожить лоялистских титанов. Легио, состоявший как минимум из 130 титанов, был также усилен демилегио Голов Смерти.

Ордо Титаникус Легио Оберон — «Молнии Смерти»

Страж недавно основанной кузницы Анвари, трэлльского владения могущественного Аккатрана, Легио Оберон отправил в крестовый поход против Гаслакха силы демилегио. Тем не менее, перед появлением Несущих Слово, посадку успели совершить лишь две манипулы богомашин, высадившись в восточном Уросене и северном Эруде. Остальные силы легиона подоспели только к окончанию битвы.

Рыцарский дом Ворнгерров

Один из наибольших рыцарских домов в сегментуме, Ворнгерр поклялся сражаться за Пятьсот Миров до самой смерти. За исключением небольшой почётной стражи из сквайров и баронов, оставленных в родном мире Люнборг IX, весь двор численностью приблизительно в пятьсот Имперских Рыцарей собрался в островном городе Платия, что в южном океане Калта.

Экзертус Империалис

Для запланированного крестового похода против Гаслакха собралось более миллиона солдат Имперской Армии, включая несколько известных армейских групп, вроде Калакского воинства, и с дюжину недавно основанных полков из городов и сельских провинций Калта. К тому же из-за ожидания космических боевых действий против орочьего корабля-астероида у Гаслакха к сбору присоединились и несколько полков модели Солярной Ауксилии, включая прославленный 41-й полк Эспандорской Высшей Стражи.

XVII легион Легионес Астартес — «Несущие Слово»

О тех, кто пришёл под знаменем Несущих Слово, точные сведения получить сложнее, поскольку многие подразделения имели ложные цвета и фальшивые опознавательные знаки. Основываясь на пикт-записях выживших Ультрамаринов и других источников, известно, что во время расправы на Калте присутствовали нижеследующие ордена Несущих Слово, по крайней мере, частично:

  • Орден Возвышенных Врат
  • Орден Безмолвных
  • Орден Извивающейся Руны
  • Орден Третьей Руки
  • Орден Чёрной Кометы
  • Орден Костяного Трона
  • Орден Резной Звезды
  • Орден Аспидов Священных Песков
  • Орден Освежёванной Руки
  • Орден Начертанных
  • Орден Тройного Венца

Считается, всего Несущие Слово развернули на поверхности планеты не менее 50 000 космических десантников, из которых впоследствии эвакуировались лишь немногие. По всей видимости, в выборе Лоргаром орденов для участия в атаке на Калт нет никаких тактических оснований. Судя по свидетельствам, собранным уже после битвы за Калт, эти подразделения отбирали за недостаточную верность новому пути Лоргара или из-за опасной нестабильности. Таким образом, Калт стал для Несущих Слово горнилом, сжегшим те элементы легиона, что не смогли проявить себя должным образом перед своим переменчивым повелителем. Кроме сил Легионес Астартес, огромная масса культовых ауксиларных подразделений, сопровождавших Несущих Слово, могла насчитывать до полумиллиона вооружённых людей, хотя уровень их подготовки и здравомыслие остаётся спорным вопросом.

Начало конца

Первые из прибывших к Калту кораблей флота Несущих Слово принадлежали Эребу и сопровождавшим его ротам ордена Освежёванной Руки, перейдя в Веридийскую систему у орбиты Ишары и звёздного форта Веридия Максимус спустя месяц после запланированного начала крестового похода против Гаслакха. Ещё не зная об устроенных на Истваанах бойнях, встретившие их часовые Ультрамарины списали опоздание союзников на те же препоны в варпе, что задержали и их корабли также, а не на более тёмные деяния, которым посвятил своё время XVIII легион.

Миновав многочисленные слои защиты Калта и растущий флот, уязвимо стоявший на якоре на орбите, Эреб и его свита поспешили затеряться в контролируемом хаосе сбора, пару тысяч воинов среди миллиона прочих вооружённых людей. Весь следующий солярный день тяжёлые крейсеры и штурмовые барки Несущих Слово продолжали подходить потрёпанной процессией, не пытаясь подражать выверенным построениям Ультрамаринов и занимая позиции на казавшихся безобидными орбитах возле кораблей XIII легиона, доставив с 50 000 Несущих Слово и около полумиллиона ауксиларных подразделений на калтские точки сбора.

Всего на поверхности планеты организовали шестьдесят восемь лагерей, в каждом из которых в ходе сбора могло расквартироваться несколько полнокровных легионных рот, с обеспеченными для них зонами тренировок, хранения боеприпасов и казармами. Жиллиман намеренно устроил всё так, чтобы его Ультрамарины находились рядом с союзниками из Несущих Слово, надеясь таким образом усилить чувство единства среди легионеров — жест доверия и примирения, который сделал грядущее предательство Несущих Слово ещё более опустошительным. Распределённые по Калту по своим воинствам, роты Несущих Слово и их ауксиларии-сектанты не таясь, готовились к буре под личиной приготовлений к крестовому походу против Гаслакха, накапливая боеприпасы, отмечая развёртывание сил XIII легиона и начиная оккультные практики и жертвоприношения, что приведут к появлению Гибельного шторма.

Из-за желания укрепить братские узы между легионами командующие XII легиона не предпринимали попыток расследовать доклады о странном поведении Несущих Слово и их вспомогательных подразделений. Тех немногих офицеров XIII легиона, которых беспокоило нестройное пение и казавшиеся бессмысленными боевые тренировки Несущих Слово, вместе с которыми они делили лагеря сборов, игнорировали, а если они продолжали упорствовать, подвергали дисциплинарному взысканию.

Лишь по немногочисленным свидетельствам можно с точностью определить, когда на поверхности Калта начались убийства. Согласно мнению большинства историков, Несущие Слово взялись за дело одновременно по сигналу агонии «Кампанилы» на орбите, но, судя по проблескам информации, полученной от некрокортикальных зондов и выживших в боях, это не совсем так. Ведомые кровожадностью, пылающим стремлением поквитаться или простым недопониманием, многие подразделения Несущих Слово начали резню задолго до того, как с неба стали падать корабли. Во многих дальних лагерях сбора, разбитых в немногочисленных оставшихся глухих районах Калта, произошла серия безжалостных расправ, когда небольшие отряды Ультрамаринов, которым следовало стать гостеприимными хозяевами и послами доброй воли, были преданы ножу их же бывшими братьями. По всему северному побережью Сатрикских пустошей Несущие Слово возвели гротёскные монументы своему предательству из костей ничего не подозревавших союзников. Подобные действия нельзя как-то логически обосновать — изолированные лагеря служили лишь в качестве точек сбора, которые избавили бы города Калта от хаоса из-за большого количества тренировавшихся неподалеку Легионес Астартес, и в основном предназначались для прибывших позднее Несущих Слово, поэтому не имели стратегической значимости. О причинах этих атак много спорили, после чего списали их просто на кровожадность и безумие, но некоторые заметили в действиях Несущих Слово какую-то зловещую схему, вероятно, соответствовавшую непостижимым догмам Колхиды.

В густонаселённых районах, особенно возле больших городов и космических портов Калта, такой полномасштабной бойни не происходило. Вместо них дотошный мудрец найдёт множество затерянных докладов, свидетельствующих о том, что некоторые командиры XIII легиона и их сопровождение были убиты за пару часов до начала открытых боевых действий на Калте, вне всяких сомнений, пав жертвами подосланных Несущими Слово убийц, которые под личиной дружбы проникли на сборные участки Ультрамаринов. Мало кому из этих убийц удалось выжить после своих убийственных атак. Даже в смятении и шоке Ультрамарины ответили на яростное нападение незамедлительным и смертоносным воздаянием, но к тому времени урон уже был нанесён, и прочная цепь командования, формировавшая костяк XIII легиона, раскололась.

Перед лицом истребления

Когда «Кампанила» взорвалась в сердце орбитальной обороны Ультрамаринов, послав с высокой орбиты на поверхность килотонны обломков, те контингенты Несущих Слово, что пока не раскрыли своих предательских намерений, обратились против Ультрамаринов, пытавшихся понять, что за трагедия разворачивается над ними. Тысячи Ультрамаринов и их вассалов погибли в первые несколько секунд, перебитые во время отдыха либо бежавших на сборы для подготовки к отражению неизвестной атаки на орбите. Казармы превратились в скотобойни, легионеров перебили во сне, а плацы изукрасили распятыми телами павших. По всей полусфере Калта в атмосферу начали нырять корабли, вырисовываясь над обречёнными городами, в которых воцарялась массовая паника. Даже обломки, что по чистой случайности не вспахали многолюдные калтские города, причинили невероятные разрушения, уничтожив важные транспортные линии и затянув небеса пылью и пеплом. Каждое попадание ещё более нарушало обмен данными между рассеянными подразделениями Ультрамаринов и усиливало последовавшие смятение и панику. Когда все орбитальные станции были выведены из строя, а коммуникационную систему ноосферы Механикум пронизывала смертоносная биоотдача, каждый Ультрамарин остался сам по себе, способный связаться только с теми братьями, кто находился в пределах прямой слышимости. Столкнувшись с немыслимым, все тщательно кодифицированные доктрины и учения подвели Ультрамаринов, и короткое мгновение легионеры просто стояли, беспомощные перед лицом истребления.

На зелёных полях Комеша погибли Ультрамарины из 9-го ордена, их наполовину разобранные танки затопила волна алых воинов и бронетехники под командованием Федрала Фелла. На равнинах остались лишь крошечные острова кобальтовой синевы, отдельные роты и небольшие подразделения вели отважные, однако тщетные последние бои с тем оружием и боеприпасами, которые имелись у них под рукой. Битвы в Комеше стали одними из наиболее кровавых во всём столкновении, в них погибло свыше 15 000 Ультрамаринов; выжившие, которых едва насчитывалось 5 000 человек, позднее под началом тетрарха Таурона Никодема пошли на прорыв, ведя манёвренный бой, что продлился около двадцати долгих часов. Далее к северу, в сборных лагерях Эруда, в пределах видимости Нумина, машины легионов титанов Сутурворы рассеяли и уничтожили отряды 1, 2 и 3-го орденов Ультрамаринов.

Пред лицом этих гневливых металлических богов даже космические десантники были беззащитны как дети, от каждого залпа титанов погибали сотни легионеров. Лишь благодаря решительному сопротивлению бронетанковых рот 1-го ордена удалось избежать полнейшего истребления Ультрамаринов; сверхтяжёлые «Теневые мечи» и «Фальшионы» устраивали засады на титанов, беспрепятственно шагавших между отступавшими воинами XIII легиона. Хотя в результате этих атак несколько титанов получили тяжёлый урон, из сумятицы в точке сбора спаслось лишь два «Теневых меча» и единственный поврежденный «Фальшион», часть колонны под началом капитана Сиданса, которая выбралась из резни.

На дальней стороне Калта, где пока царила полноправная ночь, у больших оружейных заводов Дейнхолда Несущие Слово кинули толпы орущих ауксилариев на воинов XIII легиона, которые забаррикадировались внутри укреплённых зданий мануфакторума. И только когда у Ультрамаринов кончились патроны, а коридоры мануфакторума выстлало разорванными трупами, Нур Асоктан повёл облачённую в доспехи катафрактиев элиту Освежёванной Руки выслеживать выживших. Оставшись в меньшинстве и загнанные в угол, воители Ультрамара отбивались с помощью боевых ножей и импровизированных взрывных устройств, отключив подачу электричества в несколько построек, чтобы воспользоваться преимуществом тьмы.

По всему Калту, от Сатрикских пустошей до городов Уросена, разыгрывались одни и те же односторонние безжалостные бои, Ультрамаринов атаковали и истребляли те, кому следовало стоять рядом с ними, проливая их кровь и вздёргивая тела как гротёскные трофеи. Системы орбитальной обороны Калта, сотни пустотных орудийных станций, ощетинившиеся пушками, что должны были нанести урон любым вражеским пустотным кораблям, Несущие Слово обратили на планету, прожигая ужасные раны в поверхности мира, уничтожая отряды Ультрамаринов, которые собирались на открытой местности, и сжигая целые города, оставляя от их обитателей только обуглившиеся трупы. Но не все бои, развернувшиеся в первые часы сражения на Калте, увенчались успехом предателей — по удачному стечению обстоятельств или причуд в организации несколько подразделений Ультрамаринов, предательство Несущих Слово не сумело застать врасплох.

Betrayal on Calth
Штурм Несущими Слово прибрежной сети бункеров в провинции Силатор остановила когорта боевых автоматонов Легио Кибернетика Магениум. Отделённые от прямого контроля своего надзирателя-Механикум из-за шока аварийного отключения, повлиявшего на многих магосов после уничтожения орбитальной сети, боевые автоматоны когорты переключились на логические схемы кибернетической коры и стали отвечать на любую потенциальную угрозу, неважно, сколь невообразимую, с полной силой. После буйства боевых автоматонов бункерный комплекс захватил 14-й Гарнидский полк тяжёлой пехоты Солярной Ауксилии и укрепился в нём.

На ледяном северном побережье Траскии, рядом с удалённой местностью, выбранной Эребом в качестве центра своего ритуала призыва Гибельного шторма, огромные войска Гал Ворбак проложили себе дорогу через изолированные поселения региона. Об участи местных жителей, захваченных в ходе этих рейдов, достоверно неизвестно, но она может быть связана с отвратительными обрядами Эреба и иных членов командования Несущих Слово. Подобная одержимость XVII легиона казавшимися бессмысленными религиозными ритуалами в ущерб целесообразности стала причиной многих их неудач во время боёв на Калте.

В Траскийской глуши тяга Несущих Слово к ритуалу, по-видимому, внесла вклад в то, что они не атаковали две тысячи разрушителей 22-го ордена Ультрамаринов, собравшихся в том безрадостном регионе, или, вероятно, посчитали, что столь малые силы не представляют угрозу их операции. В отличие от иных групп Легионес Астартес, воспринимавших появление Гал Ворбак с шоком и некоторым ошеломлением, чем спешили воспользоваться эти ударные войска, ветераны 22-го ордена привыкли биться с самыми ужасными и злобными ксеносами, с которыми встречался расширяющийся Империум. Отрывки из журналов, обнаруженные на поле битвы спустя долгое время после боя, говорят о том, что офицеры 22-го ордена, не имея возможности связаться с другими Ультрамаринами, предположили, что Несущие Слово, либо эти, либо все вместе, стали жертвами некой формы ксенозаражения. Столкнувшись с угрозой, которая, по их мнению, могла подчинить могучее тело Легионес Астартес, воины 22-го быстро развернули имеющееся у них в распоряжении самое мощное вооружение, и вскоре Траскию захлестнул ад фосфексных и радиационных бурь, когда разрушители и Гал Ворбак сошлись в ожесточённом неослабевающем бою.

Gal Vorbak Battle for Calth

Пикт-снимок подвергшихся мутациям Легионес Астартес Несущих Слово, битва за Калт

Варп-склянки

На протяжении всей Калтской войны лоялистов донимали непреходящие проблемы со связью. Разрушение ключевых орбитальных и планетарных мощностей на начальных этапах атаки полностью уничтожило вокс-сеть, раньше предоставлявшую молниеносную вокс-связь между имперскими подразделениями на поверхности Калта и даже на высокой орбите. Вокс-передачи на коротких частотах искажались до неузнаваемости усиливающимися солнечными помехами и странными вклиниваниями далёкого пения и шипящих нашёптываний. Несмотря на это, Несущие Слово сохраняли цельность своих сил, по всей видимости, не испытывая тех же сложностей, что терзали Ультрамаринов.

Найденные на Калте предметы позволяют предположить, что они использовали некое устройство, передававшее послания через сам варп, минуя помехи, которые нарушали работу более привычных средств связи. Принципы их действия можно понять из немногочисленных историй о подобных артефактах, обнаруженных в архивах Несущих Слово — красноречивее всего о них рассказывается в обрывках почти ритуалистического стиха, в котором говорится о порабощённых симбиотических существах из варпа и обрядных психических дисциплинах, восходящих задолго до прибытия Императора на Колхиду.

Кошмар воплоти

Невзирая на локальные успехи, сгустившиеся над столичным городом Нумин сумерки возвестили конец легиона Ультрамаринов. Меньше чем за двенадцать часов было убито почти 100 000 Ультрамаринов, Несущие Слово контролировали практически все главные города и стратегические точки на Калте. На осаждённый мир сыпались обломки орбитальной бойни, пустотные удары уничтожали громадные участки поверхности и наносили катастрофический сопутствующий урон сражающимся Легионес Астартес, но жертвы среди местного населения были несравнимыми. Миллионы и миллионы людей погибли в страхе и страданиях в первые несколько часов, и миллионы продолжали гибнуть с каждым новым часом сражений. Судя по всему, Несущие Слово намеревались не только наказать Ультрамаринов XIII легиона, но принести столько смертей и разрушений, сколько получится. План, ибо сынами Лоргара двигали не просто кровожадность и безумие, заключался в том, чтобы напитать энергией некий зловещий психический ритуал огромного размаха. Хотя глубинные религиозные первопричины действий Несущих Слово остаются для нас загадкой, непосредственные события документально подтверждены немногочисленными уцелевшими в сражении за Калт. Во многих историях говорится о странной аномальной погоде на ранних этапах конфликта, чаще всего о мощных тайфунах, противоестественном полярном сиянии и плотных тучах. Чем больше становилось смертей и чем дальше распространялись битвы, тем выразительнее становились явления, и именно тогда были описаны первые случаи появления сущностей варпа. В целом Империум ничего не знал об этих существах, считая их порождениями давно развенчанных легенд и бессвязных бормотаний бредящих астропатов и навигаторов, и их появление лишь усугубило панику, охватившую многие районы, повлияв даже на обычно стоических Легионес Астартес. За приходом этих аберрантных созданий не стояло каких-либо стратегически обоснованных замыслов. На самом деле Несущие Слово считали уже одно их проявление более важным достижением, нежели успех всей военной кампании. Большинство подобных вторжений случалось в местах, где велись особо яростные сражения, и количество погибших перевешивало разумные пределы, и поэтому ошеломляюще жестокие буйства этих созданий редко могли внести ощутимый вклад в общее положение дел.

Подразделения выживших лоялистов терзали не только зверства зловещих союзников Несущих Слово, но и ухудшение оперативной обстановки в Веридийской системе. Несущие Слово обратили всю разрушительную мощь орбитальных оборонительных платформ Калта и собственного флота на солнце, итоговый выброс радиации начал взимать свою дань с воинов на поверхности. Те, у кого не было защиты от солнечного света или улучшенной физиологии Легионес Астартес, скоро покрылись волдырями и сгорели, большинство в дальнейшем умрёт от обширного радиационного облучения. Немногие лоялисты спаслись от затяжной смерти в строениях, обладавших такого рода защитой, но даже те, кому удалось выжить, видели в том не более чем временную отсрочку.

Пепелище Калта

«Не оставляйте камня на камне, засолите землю кровью мёртвых и оставьте от них один лишь пепел. Пускай Калт станет надгробным камнем для Ультрамаринов.»
– Нур Ашоктан, Мясник Дейнхолда и повелитель Освежёванной Руки

Во всех историях о калтской битве никто не подвергает сомнению полное тактическое превосходство, удерживаемое Несущими Слово на первых этапах сражения. Они сохраняли тотальный контроль над орбитальным космосом, корабли Ультрамаринов были разгромлены и рассеяны, и в их власти находилась ошеломительная огневая мощь орбитальных защитных платформ. На поверхности, ордена Несущих Слово заняли все главные стратегические точки и нанесли Ультрамаринам опустошительный урон, не оставив XIII легиону возможности организовать единую кампанию против Несущих Слово, не говоря уже о том, дабы провести подобную атаку.

Бои вокруг южного города Итрака стали примером кровавых односторонних, однако удивительно неуместных битв, что вели Несущие Слово на поверхности планеты в короткой наземной войне. То, что вначале казалось стратегически обоснованным нападением на цель под контролем ничего не подозревающих подразделений XIII легиона, вскоре превратилось в свалку, только усложняемую необъяснимой тактикой Несущих Слово и теми ауксиларными отрядами, которые давно служили под их началом. Нередко Несущие Слово будто лишались военной логики и стремились просто убивать и разрушать без оглядки на происходящее.

Благодаря предательству Несущие Слово обрели такое преимущество, что причинили Ультрамаринам тяжелейшие потери, несмотря на применение ущербной тактики. И, тем не менее, Ультрамарины отказывались умирать, не давая Несущим Слово получить столь желаемую победу. Даже скованные крахом орбитальной вокс-сети, лишённые командования и потрясённые телом и разумом, по всей планете подразделения Ультрамаринов, отринув сомнения и страх, принялись разрабатывать методы, как сильнее навредить тем, кто нанёс им удар, с помощью лишь тех инструментов, которые имелись под рукой.

Наращивание мощи

Потрёпанные подразделения Ультрамаринов с полей сражений по всему материку перешли в наступление, вместо того, чтобы прятаться по укрытиям, как могли бы поступить меньшие воины, некоторые как изолированные группы, другие — используя локальные вокс-сети малого радиуса действия для координации с прочими выжившими группами. Возглавив окровавленные остатки дюжины рот из 9-го ордена Ультрамаринов, тетрарх Таурон Никодем проложил себе дорогу через войска Несущих Слово под началом Федрала Фелла. Используя уставших Легионес Астартес как рапиру, он бил по отдельным группам, пока Несущие Слово рассеивались, дабы опустошать провинцию Эруд. Тетрарх Никодем истребил подразделения Несущих Слово, без остатка затерявшихся в непредсказуемом кровавом безумии, но притом избегая крупных соединений и постепенно двигаясь на северо-восток, следуя за отрывочной вокс-передачей, что шла из руин укреплённого поместья планетарного губернатора в Лептие Нумине.

На юге, среди степей вокруг Калтского Голофузикона, второй тетрарх Эйкос Ламиад, Железный Страж Конора, вёл сборный отряд бойцов Имперской Армии и бронетанковых сил Ультрамаринов к тому же сигналу. Тетрарх Ламиад и его сопровождение, состоявшее из 41-го полка Эспандорской высшей стражи модели Солярной Ауксилии, повреждённого дредноута типа «Контемптор», а также огромного осадного автоматона «Тантар», прочёсывали руины в поиске выживших, пока офицеры Имперской Армии организовывали найденных в колонну, идущую к Ланширу.

Ещё южнее, где союзные Несущим Слово подразделения Механикум и титаны Легио Сутурвора превратили густую листву бескрайних лесов провинции Шаруд в ад из пламени и пепла, силы XIII легиона ответили на призыв к оружию. Проявив тактическую координацию, сравниться с которой могли только немногие легионы даже в лучшем своём состоянии, пару тысяч выживших из 11-го и 12-го орденов Ультрамаринов развязали манёвренную войну ударов и отступлений против закоптившихся от огня автоматонов и жаждущих крови отрядов Несущих Слово. Временные огневые команды защищали наспех построенные укрепления из земли и поваленных деревьев, пока другие группы строили новую линию обороны, заставляя Несущих Слово дорого платить за каждую вынужденно оставленную позицию.

В ходе боёв то, что началось с череды изолированных хаотичных расправ, постепенно стало сливаться воедино. Многие подразделения Несущих Слово отбросили то, что недавно считалось стандартной практикой ведения войны, ради проведения непостижимых обрядов и бессмысленной резни, так что выжившие XIII легиона получили небольшую передышку. Для любых других воинов, кроме сынов Жиллимана, подобное затишье мало что изменило бы — возможно, дало бы шанс отдать жизни в славном, но безнадёжном последнем бою или в тщетной, питаемой яростью, атаке. Но для XIII легиона это стало возможностью вырвать из поражения победу. Пока тактические группы выживших собирались на окраинах Ланшира в армию, которая насчитывала тысячи воинов и даже включала в себя манипулу титанов Легио Оберон, Молний Смерти, лоялисты искали ответ, как им достичь чего-то большего, нежели умереть с честью.

И хотя Несущие Слово пожертвовали стратегической инициативой, они по-прежнему сохраняли незначительное численное преимущество, первые битвы и орбитальные обстрелы нанесли XIII легиону страшный урон и, в отличие от лоялистов, они не были рассеянными по поверхности планеты и отрезанными от командиров. В городе Ланшир, Хол Велоф, владыка Резной Звезды, командовал группой из почти десяти тысяч Легионес Астартес и бессчётными вспомогательными силами, усиленной несколькими манипулами титанов Легио Сутурвора — если лоялисты нападут на такое войско открыто, у них не будет ни единого шанса на победу. Таким образом, пока лоялисты не израсходовали последние силы, им требовалось как можно скорее отыскать цель с достаточной стратегической важностью, способную поколебать чаши весов безжалостной войны, разворачивавшейся на Калте.

Горькие победы

По всей изъеденной войной поверхности Калта сражение не знало ни передышки, ни послабления в своей беспощадной яростности. Бесчисленные бои, как полномасштабные, так и незначительные, разыгрывались среди взорванных городов, мёрзлой тундры либо горящих лесов. Калт без остатка поглотила война, что не ведала ни пощады, ни границы, кровь лилась под ярким солнцем Веридии так же, как и под звёздным покровом ночи. Герои рождались в горниле войны и погибали забытыми и невоспетыми теми, кто жил в то время; самые подлые злодеи встретили свой конец, и не было никого, кто мог бы поведать об их свершениях. Даже одерживая мимолётные победы, цена триумфа приводила воинов Ультрамара во всё большее отчаяние, ибо за ними устремлялось всё больше врагов.

Провинция Санахи и большая часть южного континента превратилась в скотобойню, когда из самих глубин ада туда явились неукротимые сущности, и немногие дожили до того, чтобы рассказать о произошедших там ужасных событиях. Корвельские острова захлестнуло ядерным пламенем, их густонаселённые города взорвали с орбиты по велению Кор Фаэрона, возможно просто ради того, чтобы увидеть, как они горят. На полях резни Комеша осталось около двадцати тысяч мёртвых Ультрамаринов, их трупами, а также ранеными, которым удалось выжить, Несущие Слово разукрасили свои танки и воздушные корабли. В Силаторе, машины войны из Легио Кибернетика Магениум, давно израсходовав боеприпасы, пытались остановить орды фанатичных ауксилариев и обезображенные штурмовые отряды Несущих Слово голыми манипуляторами и силой укреплённых сервоприводами конечностей, пока их повелители в отчаянной тщетности пробовали восстановить контроль над оборонительными системами Калта.

Word Bearers Battle for Calth

Во взорванных развалинах Дейнхолдской мануфактории, остатки 8-го и 15-го орденов Ультрамаринов, от которых осталось менее 1 000 воинов, продолжали вести безнадёжный бой против ордена Освежёванной Руки. От выживших Ультрамаринов, сильно потрёпанных бесконечными волнами поющих ауксилариев, которых Несущие Слово бросали на них, дабы они растратили боеприпасы, остались только отчаявшиеся отряды, отрезанные в рушащихся залах мануфактории, однако даже спустя полных двадцать часов беспрерывных боёв они всё ещё продолжали сражаться. Тем не менее, меры, предпринятые для сдерживания спущенных орд вопящих ауксилариев, вроде отключения света и систем отопления, из-за чего обычным людям пришлось сражаться в холодной тьме зимней ночи Калта, волновало Несущих Слово в силовых доспехах столь же мало, как и оставшихся Ультрамаринов.

Когда на города Эруда опустилась мгла, на другом конце планеты над мануфакторией Дейнхолда забрезжил рассвет, возвещая о наступлении элиты ордена Освежёванной Руки. К обессилевшим Ультрамаринам устремились полных две сотни громадных терминаторов-катафрактов. Проложив себе путь через массы мёртвых и раненых ауксилариев, забивавших помещения и коридоры мануфактории, свежие терминаторы ринулись на немногочисленных потрёпанных Ультрамаринов, бездумно тратя патроны на расправу над защитниками.

У воинов XIII легиона, оставшихся почти без боеприпасов, не было ни единого шанса выстоять перед неудержимыми терминаторами, однако каждый легионер перед гибелью старался нанести как можно больший урон. Импровизированные волчьи ямы и спешно переделанное оборудование стали причиной смерти нескольких тяжёло бронированных Несущих Слово, а офицеры и ветераны легиона с силовым вооружением достаточной мощности, дабы пробить терминаторскую броню, дали храбрый последний бой, однако помимо этого изолированные и истощённые воины мало что могли сделать. К тому времени как на Дейнхолд упали лучи изменившейся и неожиданно ставшей смертоносной звезды Веридии, там оставались только трупы, развешанные Несущими Слово на стенах мануфактории в качестве кровавых трофеев.

Битва за Итраку

«Тот, кто творит дьявольские козни, в итоге изведает дьявольского меча.»
– «Книга наставлений», Апокрифы Терры

Одно из тысячи кровавых предательств и отчаянных боев, с которых начался блеклый калтский день, битва за Итраку отличительна по множеству причин, и не только вследствие апокалипсического размаха втянутых в неё сил. В ней можно узреть тёмного предвестника того, что ждёт Империум в его борьбе с предателями — на поле сражения появились ужасные иномировые создания невероятной, непостижимой природы, учинившие невообразимую для любого разумного создания бойню. Стоит также особо отметить, что битва за Итраку служит ярким примером для всех, кто изучает постигший Калт и Ультрамаринов катаклизм, что в этот гибельный день пострадал не только достославный XIII легион, но на руинах когда-то прекрасного мира встретили трагический конец и другие воинства Империума, некоторые не менее благородные и легендарные.

Битва за Итраку — не просто война космических десантников против своих братьев, но также титанов и грандиозных машин войны, богомашин и порождённых варпом монстров.

Итрака

Возможно, наиболее важный орбитальный перегрузочный узел на поверхности Калта, по размерам и промышленным мощностям сравнимый только с Ланширом, макродок Итраки состоял из трёх посадочных зон. В каждом из них располагалось скопление взаимосвязанных звёздных верфей и погрузочных платформ со сложной системой полуподземных хранилищ и складов. Сверху эти посадочные зоны имели вид разностороннего треугольника площадью в несколько тысяч квадратных километров. Между и вокруг этих исполинских предприятий и выросла Итрака. Опутанный обширной паутиной артериальных магистралей и протяжённой сетью поднятых рельсовых маглев-линий для перевозки важного персонала и грузов между посадочными зонами, город развивался наполовину органическим путем, поначалу как часть структуры обеспечения загруженных доков, а затем всё больше как место жительства тысяч, затем и миллионов людей, задействованных в промышленности и смежных службах. Итрака представляла собой сложный, однако упорядоченный город, и кроме многочисленных жилых блоков для рабочих здесь имелось бесчисленное множество подрайонов, основанных вокруг складов, силовых станций, ремонтных мастерских, мануфакторий и палат Администратума.

Calth Ithraca City

+++ Провинция Санахи +++
Главный сбор: город Итрака
/3 макрошвартовочных точек субсбора
/17 пунктов снабжения группы обеспечения

Гражданский и военный контроль над городом и доками осуществлялся из итракского Гелиокона — укреплённого шпиля-скопления высотою в полтора километра, самого высокого строения в городе и мощнейшего бастиона провинции Санахи. Итракский Гелиокон служил главным пунктом управления орбитальным трафиком в южном районе Калта и, в частности, макродоке, а также одним из центров дублирования командования наземными силами на тот случай, если главный пункт в Калкаском форту окажется под угрозой. Способный выдержать прямую атаку и вероятное столкновение с отклонившимся от орбиты судном, Гелиокон имел генераторы пустотных щитов, равные кораблю капитального класса, и, кроме того, ракетные батареи и укрепления с оборонительными турболазерами на крайний случай.

На севере, у моря, над береговой линией Итраки возвышался промышленный акведук, а также опреснительная установка площадью в тридцать квадратных километров, известные в просторечии как «Трезубец» из-за трёх больших резервуаров с водой. Эта важнейшая часть городской инфраструктуры обеспечивала водой местное население и огромным количеством охлаждающей жидкости множество газоотводящих колодцев и верфей макродоков. Далее, на противоположной стороне, южная оконечность города, уводящая вглубь земель, переходила в пустыри и промышленные свалки, известные как Шиповая Помойка. Здесь располагались специальные полигоны, разборные площадки и станции по переработке отходов, заражённый и пустынный участок земли, ведущий к каменистым равнинам внутренних районов Санахи.

Сбор титанов

Когда по Калту загремели барабаны войны, созывая громадную армию завоевания для атаки на орков, которой так и не судилось случиться, Итрака, с её мощным звёздным портом и оружейными складами, а также обширной гражданской инфраструктурой, стала ключевой точкой сбора всей кампании и планов размещения войск. В качестве связующего звена сбора в провинции Санахи и благодаря макроперегрузочным мощностям, способным принять даже наиболее крупные орбитальные посадочные корабли и челноки, в сочетании с доступностью протяжённых территорий незаселённых пустошей поблизости, Итраку выбрали точкой сбора основных сил целых двух легионов титанов: Легио Пресагиус (Истинные Вестники) и Легио Сутурвора (Повелители Огня), общей численностью более двухсот богомашин.

Войска, достаточные, чтобы превратить в пепел целые планеты, ожидали приказов на краю Итраки, словно грандиозный пейзаж второго города из зловещих исполинов, их сирены пронзали тьму ночи. Эти две могучие силы, приписанные к посадочным зонам макроальфа и макробета соответственно, заставляли казаться карликами всех вокруг себя, однако они были не одни. К итракскому пункту сбора приписали также несколько других крупных имперских подразделений, нуждавшихся в макрогрузовых судах и механических цехах класса «Колосс», а также мощностях для ремонта, перевооружения и переоснащения множества сверхтяжёлых танков. Наибольшим из них было Калакское воинство, расположившееся вокруг посадочной зоны макрогамма. Это воинство представляло собой мощную механизированную армейскую группу Экзертус Империалис родом с цепочки промышленных ночных миров, известных как «Калакская Последовательность». Группа состояла из трёх дивизий механизированной пехоты по 90 000 солдат в каждой, пяти рот полевой артиллерии и двух полных когорт сверхтяжёлых танков поддержки.

Кроме того, в обширной бункерной системе центра города, тянувшейся от итракского Гелиокона, временно расквартировались значительные силы двух орденов Ультрамаринов: 4-й орден (Аврорцы), чья тактика строилась на применении тяжёлой техники и располагавший собственным сверхтяжёлым дивизионом, и 24-й орден (Экзитиум), который входил в состав стратегических резервов XIII легиона и имел значительный контингент специализированных орудий поддержки, мобильных артиллерийских систем и снарядных составов. Отмеченные выше подразделения — это лишь самые заметные из расположенных в Итраке сил, помимо них на Шиповой Помойке и во внутренних землях Санахи за чертой города тянулись многие километры недавно возведённых ангаров и казарменных блоков для размещения громадного притока войск. Там в ожидании переоснащения, приписки и переправки на орбиту к флоту и обещанной войне нашли временное прибежище ещё с четверть миллиона солдат из Экзертус Империалис, разнившихся от рекрутов с диких племён до элитных подразделений Солярной Ауксилии, и более экзотичных отрядов, вроде багряных боевых автоматонов из тагматы Ксеркс с далёкого Аккатрана.

Тьма на макрогамме

Информация о битве за Калт обрывочна, ибо большая часть того, что случилось в зоне Калтского Сбора, была потеряна в спущенной на планету дикости и очищении её солнечным излучением, от которого та будет страдать в будущем — коррозия данных и мертвецы унесли с собой многое, что могло бы объяснить или пролить свет на события этой апокалипсической битвы и её начала. Тем не менее, и в этом правиле встречаются исключения, и некоторые из данных-артефактов, переживших эти события, предоставили бесценные сведения, поскольку Ультрамарины и их полуцарство с крайним тщанием относились к сохранению информации. В одном из таких артефактов, персональном логос-ядре арбитра-нотариуса, найденном среди руин аркологии Ипсилон-XXIV, повествуется о днях и часах в Итраке перед изменой. Логос-ядро содержит рапорт, в котором идёт речь о волне странных и необъяснимых феноменов, а также о большом скачке особо жестоких преступлений в итракском секторе макрогамма. Дата рапорта совпадает с прибытием Калакского воинства на сбор в провинцию Санахи за пять местных недель до появления легиона Несущих Слово и их ауксилариев в Веридийской системе.

В рапорте говорится как о странных перебоях энергии и локализированных погодных и температурных феноменах, так и об 300-процентном росте числа поломок оборудования и мелких сбоев по всему сектору. Параллельно с этим наблюдалось стабильное увеличение количества бытовых инцидентов, от домашнего насилия в жилых районах докеров, до казавшихся никак не связанных между собой людей, пострадавших от катастрофической потери рассудка, к чему в дальнейшем добавился скачок убийств (часто крайне кровавых), и потрясающий рост числа без вести пропавших (как местных жителей, так солдат других полков Экзертус Империалис, приписанных к точке сбора). События достигли кульминации с прибытием сорокавагонного маглев-шаттла для рабочих, полного при отправлении, но подошедшего к месту назначения за день до нападения на Калт пустым, помимо залитых кровью стен и клочков грязной одежды. Инцидент посчитали столь шокирующим и не поддающимся объяснению, что расследовать его призвали повелителей Ультрамара в лице грозной Вигил Опертии. Впрочем, из-за волны истории ответы так никогда не будут найдены.

В заключительном дополнении к рапорту содержится авторский комментарий, что ни один из тех странных и жестоких случаев никоим образом нельзя привязать или приписать к Калакскому воинству, несмотря на их общую близость к местам всех событий. Кроме того, в нём отмечена определённая тревога, вызванная характерной нелюдимостью воинства, слабой кооперацией с местными властями и казавшееся варварским и злобным поведение. Впрочем, в рапорте указывается на то, что эта репутация предшествует Калакскому воинству, и совсем не редкость для десятинных вооружённых сил из планет, одичавших за время Эры Раздора. В него даже включена ссылка на труд имперского генерал-итератора Эмнильды Жмавч, в котором калакские миры-логова описываются как редкий, красноречивый пример общества, пережившего полный социальный и духовный регресс, при этом почти целиком сохранившего технологический уровень после падения человеческой галактической цивилизации.

Сейчас, оглядываясь на прошлое, в направлении Калакского воинства на Калтский Сбор по приказу Воителя можно увидеть, чем оно являлось на самом деле — от начала и до конца спланированным актом, возможно, по прямому запросу Лоргара. Именно Несущие Слово привели Калакские Логова к Согласию в ходе великой пост-монархийской завоевательной кампании, ибо они придерживались тех же странных суеверий, которые бы в конечном итоге развеяло продолжительное насаждение имперской культуры. В предшествовавшие годы грозное Калакское воинство с большим успехом сражалось на множестве фронтов и служило множеству хозяев, поскольку жестокость и военный опыт калакцев в сочетании с выдержкой нашли крайне полезными качествами во многих высокоинтенсивных зонах боевых действий. Теперь же в ретроспективе можно увидеть, что изменники намеренно утаивали подлинную природу калакской культуры, поэтому опасность их ритуалистических верований оказалась фатально недооценённой.

Предательство в Итраке

Когда первый крупный удар в битве за Калт был нанесён, и флотская мобильная база «Кампанила» врезалась в планетарное супраорбитальное кольцо, принеся хаос, уничтожив Калтский Веридийский опорный пункт и разрушив десятки пришвартованных там кораблей, Итрака, расположенная в южном полушарии, и отделённая массой планеты от орбитального пожарища, ничего не знала о случившемся.

По местному суточному циклу была середина утра, работы в порту кипели, а процесс сбора достиг этапа, когда Легио Пресагиус и Легио Сутурвора наконец начали грузить своих титанов в ожидающие макротранспорты на высокой орбите в непосредственной подготовке к приближающейся войне. Из всех стянутых к Итраке сил, Истинным Вестникам оказали честь отбыть первыми, и поэтому основные силы титанов, около семидесяти богомашин, плотным строем встали перед главным зданием исполинской посадочной зоны макроальфа. Несколько меньших отрядов будущей армии вторжения, обозначенные как боевые группы «Аргентус», «Герирон» и «Перегрин», были разбросаны по другим пунктам сбора у края макроальфы.

Передовые части Легио Пресагиус, включавшие самых крупных и заслуженных боевых титанов, уже погрузились в колоссальный орбитальный лихтер «Арутан» в центре основной посадочной зоны макроальфа, которому предстояло первым доставить титанов Легио назад к звёздам. «Арутан» был громадным, похожим на монолит кораблём, специально построенным Механикум перевозчиком титанов, почти два километра в длину, около километра в ширину и с полкилометра в высоту. Лихтер обладал плазменными двигателями такой мощности, что при их включении в окрестностях не должно было находиться никаких других кораблей. Для этой цели в подготовке к отбытию «Арутана» в воздухе и на орбите вокруг Итраки временно приостановили всё движение, но когда обратный отсчёт достиг нуля и плазменные двигатели дохнули огнём, неожиданно и необъяснимо, поток координационных сигналов, приказаний и данных контроля из планетарного манифольда Калта оборвался, разрубленный смертельным ударом «Кампанилы». Тишина подсказала предателям, что пришла пора действовать.

«Арутан» начал мучительно медленный подъём, его двигатели полыхали, будто новые солнца, восходящие над городом, пока командиры группы и офицеры управления системами по всей Итраке, не входившие в ряды заговорщиков, бесплодно пытались восстановить связь с сигнальной сетью. Однако они натолкнулись только на сводящее с ума полное отсутствие передач, послужившее зловещей прелюдией к постепенно усиливающемуся неразборчивому погребальному плачу и агрессивному мусорному коду, который сразу же начал вторгаться во все принимающие когитаторы, подавляя их системы. Впрочем, предателей происходящее не застигло врасплох, для них плач послужил священным призывом к оружию. Измена быстро начала набирать обороты, двигатели машин войны взревели, нагрузка реакторов подскочила до пиковых значений, по закрытым зашифрованным вокс-каналам зазвучали резкие приказы, дисциплинарные надзиратели заорали своим войскам, и с небес хлынул огонь.

Первые удары были немногочисленными, но выверенными и скоординированными с атакой Несущих Слово, ожидавшие на высокой орбите корабли предателей выпустили лэнс-лучи и кластерные плазменные залпы, прежде чем обратиться против более близких целей в пустоте. Выстрелы упали на посадочную зону макроальфа, накрыв ливнем разрушений едва ли подготовленных титанов Легио Пресагиус, сокрушая броню, не защищённую пустотными щитами.

Пока «Арутан» продолжал подниматься над макроальфой, город угодил в центр бури, получив из космоса дюжину попаданий копьями убийственного света. Неистовства атаки не избежал и сам «Арутан» — меньший корабль наверняка бы уже погиб, но транспортировщик титанов был создан на Марсе, дабы доставлять и выгружать свой ценный груз в сердце самой яростной битвы, и его бронированная шкура была сродни скорее боевому кораблю, нежели простому лихтеру. Однако «Арутан» всё равно содрогался и трясся под бомбардировкой, его подъём приостановился, верхняя обшивка раскалилась докрасна от обжигающего жара, и тут один из четырёх громадных двигателей, получив очередное попадание из лэнса, отвалился, превратившись в пламенеющую ракету, пронесшуюся над городом в море, и «Арутан» начал падать. Колоссальный лихтер заскользил в небе над Итракой, пилоты-навархосы Механикум отчаянно пытались набрать высоту, пока корабль сносил по пути верхние этажи жилых блоков и разваливал градирни высоких тепловых башен, создав просеку разрушения через весь город, прежде чем рухнуть в парке в самом сердце города.

Хотя в кратковременном сполохе орбитального обстрела и планировалось уничтожить Легио Пресагиус, на самом деле он был не единственной, и даже не главной целью. Ею стали десятки приземлившихся орбитальных лихтеров, десантных кораблей, временно ожидавших на поверхности эскадрилий истребителей и пустотных челноков, и здесь изменники учинили тотальное опустошение, раскалывая корпуса и сокрушая фюзеляжи, подрывая боеприпасы и топливные линии. Весь посадочный комплекс захлестнуло море огня и рокочущие перкуссии бесконечных цепочек вторичных взрывов от непрерывно детонирующих батарей и хранилищ снарядов.

Город всколыхнулся от шока, но это было только начало. По всей Итраке и обширным посадочным зонам и плацдармам, и даже в пустошах и равнинах за ними, сотни тысяч солдат Ауксилии Империалис жили бок о бок, полк к полку, предатели рядом с лоялистами, которые пока даже не подозревали о расколе, но для которых реальность скоро станет кроваво ясной. С первыми предательскими выстрелами из космоса на поверхности планеты начались измены и убийства. На караульных постах и в пунктах пропуска, в столовых и казарменных блоках, грузовых отсеках и аппарелях для машин, людей расстреливали те, кого они считали своими товарищами, обнажались клинки, лилась кровь. В битком набитые спальни и тренировочные площадки закидывались гранаты. Целые батальоны, стоявшие плотным строем, упали, будто пшеница, расстрелянные в упор и просто раздавленные гусеницами танков предполагаемых союзников на службе Империума. Это была волна убийства — безжалостная бойня множества людей, свершённая за считанные минуты.

Схватка богов

Прошло менее пятнадцати минут после первого орбитального удара, когда по городу, затмевая все прочие звуки и сотрясая землю, прокатилась гулкая отдача. Она эхом долетела к Итраке откуда-то из-за её пределов — звук, в котором ныне можно опознать декамегатонную ударную волну от рухнувшего грандкрейсера Ультрамаринов «Антродамикус», врезавшегося в Калкаский форт на севере и практически уничтожившего ту часть города. На его смертный крик немедленно ответили кошмарным ликованием сотни разом завопивших боевых сирен титанов — Повелители Огня были уже на марше. Впрочем, их цели, оставшиеся в макроальфе Истинные Вестники, пока не знали об их намерениях и никак не реагировали. Вокс-каналы теперь полностью заглушили молитвенные песнопения и бесконечно повторяющиеся имена, из-за которых многие слушавшие их операторы впадали в истерию либо даже сходили с ума. Сначала резня ограничивалась силами Имперской Армии, расположившимися вокруг города и в лагерях сбора за его пределами, поэтому прочие иномировые войска, от тагматы Ксеркса до титанов Легио Пресагиус, не понимали, что им предпринять, неуверенные насчёт того, есть ли вокруг них враги или это одна большая ошибка. Таким образом, настоящая опасность была сокрыта до тех пор, пока не стало слишком поздно. С взорванных верфей и посадочных зон над городом уже поднимались огромные столбы огня и токсичного дыма, а паника среди гражданского населения ширилась быстрее лесного пожара. Вскоре артериальные магистрали встали из-за десятков автомобильных аварий, толпы бежали подальше от бойни, учинённой солдатами Ауксилии Ипериалис между собой, в результате которой под перекрёстным огнём погибли сотни рабочих и чиновников.

На юго-западной окраине, бескрайняя протяжённость Шиповой Помойки, отделявшей посадочные зоны макроальфа и макробета от их соответствующих сборных пунктов, начала бугриться и содрогаться, будто там происходили локализированные землетрясения. Это была поступь легиона титанов на фланговом марше. Шагая широким рассредоточенным эшелоном где-то в семьдесят километров от края до края, более сотни титанов ринулись в войну, мощь Легио Сутурвора жаждала битвы. По мере их прохождения Шиповая Помойка превращалась в равнину, все, кто оказался у них на пути, неважно, друг или враг, солдат, танк, бивуак или бастион, втаптывались в землю, будто насекомые под пятою несокрушимых богомашин. Но, несмотря на неистовство атаки титанов, в её безумии и стратегии ощущалась методичность, ни один титан этой грандиозной наступающей волны не открывал огонь до тех пор, пока в их поле зрения не показался настоящий враг. Обойдя в клубах поднятой ими огромной пылевой бури неровную линию перерабатывающих заводов и ремонтных площадок, отмечавших край посадочной зоны макроальфы, Повелители Огня принялись заряжать плазменные катушки и подавать в камеры мегаболтеров снаряды, беря на прицел ничего не подозревающих ждущих титанов Легио Пресагиус.

Небеса над городом одновременно потемнели и расцветились короткими и яростными сполохами разыгрывающегося в орбитальном пространстве Калта пустотного сражения. В это же время, в итракском Гелиоконе саванты-магосы с кладами лексмехаников безуспешно пытались задействовать аварийные протоколы, чтобы взять под контроль оборону города и его воздушного пространства, или, по крайней мере, понять, что за бедствие их постигло, но ослеплявший и заражавший их опасный мусорный код сводил на нет все попытки. Вероятнее всего, со временем техножрецы Механикум смогли бы восстановить контроль, однако этого времени им не дали, и в своём неведении они также ждали неотвратимый рок.

Сначала немногочисленные, однако затем всё больше и больше, на город обрушились огненные кометы пылающих обломков на чёрных дымных следах, усиливая растущий хаос и количество погибших на улицах. Один такой шар пламени постепенно становился даже ярче остальных, но он не падал, а вместо этого завис в небе, будто знамение близящейся смерти, и таковым он и являлся. Сияние на самом деле было следом орбитального вхождения «Элегии Дирака», модифицированного галеаса Механикум типа «Тритонос», суверенного владения и главного транспорта завета Ордо Редуктор Мормот-Нуль и, в отличие от кораблей, которые открыли огонь ещё на высокой орбите, он двигался с расчётливым убийственным терпением. Заняв точно выверенную геостационарную орбиту над Итракой, «Элегия Дирака» скинула на поверхность ракетные кассеты, и на короткий миг яркую звезду окружила шипастая корона огня. Однако это был не насыщающий удар атомантическими термоядерными боеголовками, способный расправиться с беспомощной Итракой одним махом (и, оглядываясь на прошлое, возможно, так было бы милосерднее), поскольку изменники готовили для города куда более жестокую и долгую смерть. На самом деле ракеты были осадным оружием — боеголовками с направленными мелта-зарядами, запрограммированными выпускать их в виде узких конусов энергии. Громадное количество подобных ракет разлетелось по раскинувшемуся Гелиокону, его оборона была в полнейшем хаосе, пустотные щиты упрямо не желали активироваться из-за коварного заражения систем управления. В то же время меньшие россыпи устремились к станциям-генераториям и блок-крепостям арбитрам — в те места, которые парализуют город и где можно было организовать оборону.

Титаны Битва за Калт

Точно в пятидесяти метрах над своими целями и с полной синхронностью боеголовки с машинными духами внутри взорвались, выбросив слепящие, направленные вниз лучи жара и смертельной радиации, схожие с излучением умирающей звезды. Куда бы ни попадал убийственный огонь, феррокрит обращался в пепел, а пепел превращался в ничто, пласталь становилась сверхнагретым паром, а адамантий растекался, будто вода. Итракский Гелиокон перестал существовать, на его месте возникла ослепительная волна света, прежде чем в небо поднялся громадный чёрный гриб, подобно ударной волне от молота разгневанного бога. Из места взрыва вырвался ураган сверхнагретого воздуха, который пронесся по городу, завывая триумфальную песнь проклятых, снося наземные автомобили с улиц и срывая маглев-поезда с рельс, словно игрушки. Именно на этот хаос и его знамения смотрели титаны с отпрысками Легио Пресагиус в посадочной зоне макроальфа, их щиты и плиты брони были направлены в сторону города, чтобы защититься от взрыва, когда им во фланги зашли первые Повелители Огня, паля из всех стволов.

От первого залпа Повелителей Огня погиб десяток титанов Пресагиус, а ещё десяток получили тяжёлые повреждения, их задние панцири разодрало, пробив реакторы, либо огромные эндоскелеты просто обратились под ударом сотни своих братьев в покорёженные обломки. Это была резня богомашин, по скорости и размаху невиданная с самого рождения Империума, но Повелители Огня ещё не закончили.

Резня безвинных

На противоположном от начавшейся битвы титанов краю города, Калакское воинство выплеснулось из посадочной зоны макрогамма и обрушилось на паникующий город, словно голодные шакалы. К тому времени предатели вырезали на территории посадочной зоны всех, кто был не на их стороне и, хлынув на улицы, они стали убивать всех встреченных по дороге людей. Они использовали бульдозерные отвалы танков, чтобы нести тотальную погибель бегущим в укрытия толпам, по возможности пользовались штыками и ножами, больше для того, дабы сеять ужас и калечить, нежели убивать, а ещё рисовали странные символы кровью своих жертв на телах и бортах техники. Где бы калакцы ни встречали упорное сопротивление, будь то стремительно окопавшееся подразделение армии лоялистов или отряд техноадептов, который сумел активировать автоматическое отсоединение бункеров-мануфакторий от сети, они давили его в корне, сразу же подгоняя туда сверхтяжёлые танки или натравливая крылья бомбардировщиков «Мститель» и модифицированные под боевые корабли лихтеры, поливавшие местность огнём.

Однако откинув нюансы тактики, можно понять, что целью Калакского воинства была масштабная бойня, и они преследовали рабочих и горожан с неистовой яростностью, загоняя и вырезая их, будто скот. Они не удерживали никакой территории, не организовывали линий поставок и передовых баз для атаки, они просто наступали с неутолимой и жестокой жаждой убивать, пока небеса всё больше чернели, и с них не пошёл огненный дождь. Но это были не пылающие обломки погибших боевых кораблей, это были сумеречные инверсионные следы десантно-боевых кораблей Легионес Астартес в новом багряно-тёмном цвете Несущих Слово, и яркие падающие звёзды десантных капсул и боевых тиглей Ордо Редуктор.

Судьба «Пегаса»

Наилучшим свидетельством отваги и дисциплины Легио Пресагиус, столкнувшегося с настолько шокирующими катастрофическими потерями, служит то, что тот не поддался ни панике, ни хаосу перед лицом нападения. Те Истинные Вестники, что ещё оставались в строю, а также вспомогательные силы, пережившие изначальный шквал огневой мощи Повелителей Огня, быстро опомнились и сгруппировались. Боевая группа перестроилась оборонительным строем «щит триединства». Он состоял из трёх манипул по три самых тяжеловооружённых титанов в каждой, неповреждённые титаны типа «Полководец», перегружая реакторы, создали длинный клин пустотных щитов, что играл роль бастионной стены, за которой спрятались более лёгкие подразделения и их раненые собратья. Но когда воздух между ними и приближающимися Повелителями Огня разорвали истребляющие залпы света и свистящие снаряды, даже эта практически непробиваемая стена атомантической энергии начала быстро вминаться и дрожать, земля перед ней спеклась в чёрное стекло, и даже само небо вскипело от плазменного пламени.

Так как все остальные командующие офицеры Легио оказались заперты в обломках «Арутана» где-то среди города, без связи и с тем же успехом всё равно что мёртвые, полевое командование по праву старшинства перешло к мастеру-принцепсу «Золотого Пегаса» типа «Полководец» Рико Триесте в сердце щитового строя. Она хорошо осознавала, что ситуация критическая — выжившие Истинные Вестники уступали как в численности, так и в огневой мощи рвущимся вперед сжигателям миров из Легио Сутурвора, которые быстро сокращали расстояние между двумя линиями. Она знала, что когда Легио схлестнутся в ближнем бою, то численно превосходящие, идущие широким строем Повелители Огня окружат и раздавят её собственных титанов, и им будет уже не спастись.

Проклиная предателей, она отдала первый и последний приказ в качестве госпожи Легио Пресагиус — все выжившие подразделения за щитом триединства, около тридцати трёх богомашин различных типов и с десяток приданных Рыцарей, так либо иначе повреждённых, немедленно отступят к Итраке в поисках укрытий. Там они попытаются восстановить щиты, свести на нет численное превосходство Повелителей Огня в искусственных каньонах города и биться до смерти. Девять «Полководцев», включая её собственного, своей кровью подарят им шанс сбежать. Она отдала единственный приказ — атаковать. Два «Полководца» так и не сошлись с врагом в бою — один, в конце строя, при распаде щитовой стены принял на себя всю мощь орудийного огня, который испепелил щиты титана и взорвал его в грохоте плазмы. Второй, с сожжённым пушкой «Вулкан» коленным сочленением, катастрофически рухнул на землю в фонтане грязи и обломков. Орудия упавшего «Полководца» продолжали стрелять во все стороны, даже когда его захлестнули считанные минуты спустя, однако контратакующие семеро титанов достигли своей цели, вклинившись в редеющую линию Повелителей Огня и расколовши её напополам, чем вынудили передовой эшелон перевести огонь для ликвидации угрозы. Выжившие «Полководцы» Легио Пресагиус сражались с отчаянной яростью, каждый бился с гордостью и презрением, и один за другим все они пали.

Согласно апокрифическим сказаниям о том подвиге, «Золотой Пегас» был последним из уничтоженных «Полководцев», в силовом кулаке он держал отрубленную голову вражеского «Налётчика», от его панцирного оружия остались только почерневшие обрубки, броня текла подобно растопленному воску под неистовством обстрела Повелителей Огня. Девять титанов погибли, однако их раненые собратья сумели спастись в городе.

Они были не одни. В других местах уцелело несколько меньших боевых групп Легио Пресагиус, хотя одна из них, боевая группа «Перегрин», погибла под яростью ракет «Элегии Дирака». И наоборот, боевая группа «Аргентус» пережила начальные атаки практически без потерь, едва ли не чудом спасённая близостью к внешнему краю меньшего пункта сбора самих Повелителей Огня в момент орбитального удара. Сразу же став целью атак передовых частей Повелителей Огня, она отошла в город, однако из-за вокс-помех трагически не смогла предупредить главные силы Легио Пресагиус о хаосе, что вот-вот на них низвергнется. Этой относительно небольшой группе судилось сыграть ключевую роль в грядущем сражении.

Когорты боевых автоматонов и бронетанковые эскадроны тагматы Ксеркс тоже уцелели в буре. Понеся первые потери от орбитальной бомбардировки, они отступили в зону тяжёлой промышленности в южной части города, поскольку она представляла самое лучшее укрытие. Предательские полки Мордехай Окллюзион попытались преградить им путь, но набранные с феодального мира войска имели при себе лишь относительно лёгкое вооружение и не шли ни в какое сравнение с тагматой, что беспощадно расстреливала многотысячные волны вопящих солдат, пока союзные Механикум Рыцари прикрывали фланги автоматонов, продвигающихся к промышленной зоне.

Первая волна резни и разрушений закончилась. Теперь всё было готово ко второй, ещё более кровавой фазе битвы за Итраку.

Прославленные павшие, ведомые в анналах Коллегии Титаника как Девять Парагонов Итраки:

  • «Золотой Пегас»
  • «Сабрис Регнум»
  • «Плутарх»
  • «Лев Марса»
  • «Серебряный Шип»
  • «Гром Разума»
  • «Твёрдая Воля»
  • «Триумф Аккатрана»
  • «Бдение Хрисаора»

Тьма и огонь

К окончанию пятого часа битвы за Итраку западные городские секторы стали сценой смертельного конфликта между титанами, самыми могучими машинами войны Императора, в столкновении невиданного размаха и гнева. Богомашины Легио Пресагиус, потрёпанные и раненые, но далеко не беспомощные, рассеялись по феррокритным и пластальным каньонам и переходам главных артерий и трасс города, формировавших самый настоящий лабиринт из многоуровневых небоскрёбов, приземистых мануфакторий и больших модулярных бункеров хранения. Титаны Повелителей Огня без устали шли за ними по пятам, их апокалипсическое оружие посылало огромные дуги сверкающей плазмы и орущих снарядов. Вскоре городской пейзаж превратился в осыпающиеся руины — башни обрушивались в пыль либо пробивались насквозь, будто расстрелянные трупы, бьющимися титанами, которые маневрировали, чтобы оставлять между собой и врагом как можно больше препятствий, или же просто корпусом и мощью прокладывали путь сквозь здания и поднятые площади, не заботясь о последствиях, пока они выживали и могли сражаться дальше.

Battle for Ithraca

Целые улицы сгорали в смертельном дыхании пушек «Инферно», толпы потрясённых людей в слепой панике бежали впереди сцепившихся гигантов. Жителям Итраки не было где укрыться, и число жертв стало неподлежащим подсчёту. Вскоре боевые порядки двух групп титанов безнадёжно смешались, горящий город вынуждал более крупные силы Повелителей Огня разделяться, чтобы и дальше преследовать своих противников, и сражение распалось на десяток ожесточённых схваток, засад, контратак и отчаянных наступлений небольших банд титанов и Рыцарей. Перегруженные реакторы разбитых титанов детонировали в мощнейших смертельных судорогах, неся ещё больше разрушений и поднимая громадные чёрные саваны раскалённых токсичных испарений, что смешивались с миазмами пыли и дыма, накрывшими город ложной ночью. Посреди творящегося хаоса и кровопролития, относительно небольшая боевая группа «Аргентус» из Легио Пресагиус, — дюжина пока ещё неповреждённых титанов различных типов под началом «Инвигилатора», — шла через катаклизм с единственной целью — добраться до обломков «Арутана» в надежде, что внутри его бронированного корпуса ждёт спасение.

В восточных секторах города, в противоположной стороне от рухнувшего «Арутана», продолжалась убийственная атака Калакского воинства. Лишь когда на флангах ширящегося наступления калакцев начали появляться бронированные воители в преторианском синем и сверкающем золоте и сходиться с ними в бою, несущая смерть стая, наконец, встретилась с ровней. Поначалу воины XIII легиона были рассеяны и немногочисленны, в основном из 4-го и 24-го орденов, которые были переброшены на меньшие пункты субразвёртывания в центре города, и угодившие под катастрофическую ударную волну огненной гибели Гелиокона. Эти небольшие отряды без промедления сбились вместе, и теперь по отдельности искали входы в глубокие подземные бункеры под раскинувшимся комплексом Гелиокона, где располагались их остальные собратья. Основные входы в бункеры вокруг взорванного Гелиокона оказались перекрыты бурлящим озером расплавленного камня, но Ультрамарины постепенно стали отрывать вспомогательные туннели или взрывами расчищать их от обломков, и численность XIII легиона в битве начала расти. Впрочем, к тому времени большая его часть уже погибла, или испепелённая, или заживо погребённая в обрушениях и завалах после атаки предателей.

Столкнувшись с бессмысленной бойней Калакским воинством мужчин и женщин Ультрамара, которых те поклялись защищать, многие Ультрамарины на краю восточного сектора немедленно начали контратаку, тогда как находившиеся на западе оказались втянуты в битву титанов. Ринувшись вперёд с праведным и мстительным гневом, подобно истинному воплощению ужаса, они вклинились в пропитанные кровью ряды калакцев, их силовые доспехи могли выдержать огонь ручного оружия, а также имели крайне мало уязвимых мест, которые можно было проткнуть ножом или штыком. Сверхчеловеческие Ультрамарины убивали с механической эффективностью, разрывая тела стрелков-калакцев шквалами болтерного огня и разрубая ревущими цепными мечами. Впрочем, стремление Ультрамаринов к мести не сказалось на их дисциплине, и при встречах с концентрацией вражеских боевых шагоходов и бронетехники они отступали и дожидались, пока не доставят тяжёлое вооружение.

Быстро скоординировавшись всеми доступными средствами, Легионес Астартес перешли к стратегии, которая основывалась на использовании топографических особенностей и занятии господствующих позиций на высотных жилых блоках. Оттуда они могли обрушить всю мощь своих ракетных установок и лазерных пушек на врагов, чьё тактическое чувство, казалось, уступило место жестокому безумию и кровожадности. Но пока немногочисленные Ультрамарины противостояли ордам калакцев, сильные толчки на западе города, которые сотрясали землю и разрывали воздух, заглушая даже грохот перестрелок, подсказывали им, что там бушевало намного более страшное сражение, и его исход решит судьбу Итраки.

Апокалипсис

Непонятный болезненный гнев, который изначально проявило Калакское воинство, начал вскоре обнаруживаться и у других войск предателей. Волна за волной прочие изменнические ауксилии и культовые силы бросались на импровизированную оборону и баррикады тагматы Ксеркс, быстро возведённые ею в южной промышленной зоне, где они решили стоять против врагов. Эти волны были столь плотными и стремительными, что досконально рассчитанные зоны огневого поражения быстро наполнились телами, а ярость врага — такой неудержимой и самоубийственной, что у защитников начало перегреваться оружие и заканчиваться обоймы.

Теперь врагов гнали стоящие в гуще их рядов громадные фигуры в багровых доспехах — Несущие Слово, чья силовая броня, как отметили магосы, была извращена неосвящёнными украшениями и модификациями, вроде торчащих из шлемов заострённых рогов и пылающих на ранцах курильниц, источающих психотропные благовония. Последующее изъятие данных указывает на то, что символика этих Несущих Слово соответствует ордену Безмолвных. Они имели характерные тяжёлые доспехи и вооружение Легионес Астартес, а также убийственно-мощные устройства неопознанной модели, которые, в сочетании с беспрерывно атакующими волнами людей и недолюдей, причиняли значительный урон окружённым боевым автоматонам и когортам адсекулариев тагматы Ксеркс. Сильно уступавшей врагу численно и оказавшейся в большой опасности тагмате пришлось медленно сдавать территорию, отходя по неуклонно уменьшающейся череде укреплений и спешно, хотя и умело обустроенных, оборонительных периметров.

Даже Легио Сутурвора и его могучие боевые титаны не остались незатронутыми этим беспричинным гневом. Сутурвора была священным названием, дарованным легиону титанов при его основании на Марсе на заре Великого крестового похода, однако он взял себе другое прозвание, «Инфернус» в обиходной речи своих сородичей, а обычные ауксиларии, воочию видевшие его титанов за работой, называли их просто «Повелителями Огня». Последнее имя больше всего пришлось им по душе, и в тот страшный день оно оказалось заслуженным как никогда.

Beast of Scaidava

Зверь Скайдавы, Неизвестный легионер ордена Безмолвных
Пикт-изображение, битва за город Итрака, Калт
Этот пикт был получен некрокортикальным зондом в руинах города Скайдава на севере Калта. В часы, непосредственно предшествовавшие Калтской Битве, весь город был вырезан вместе с дюжиной прочих окрестных поселений. Все они находились в областях, которые впоследствии не были затронуты крупными сражениями, бушевавшими по всей планете. В первоначальных сообщениях ответственность за эти разрушения возлагалась на обломки с орбиты или ошибочные артиллерийские удары, однако показания бежавших из региона свидетелей раскрыли истину. Согласно всем свидетельствам, бойня в этих городах являлась не случайным происшествием, не трагическим стечением обстоятельств, а осознанным актом бездушной и ужасающей жестокости, который осуществили чудовища, облачённые в остатки кроваво-красной брони Легионес Астартес.
Примечание: Изображённое на этом пикт-кадре создание было опознано как участник резни в Скайдаве, и на нём отчётливо видна эмблема ордена Безмолвных из Несущих Слово, а также прочая символика XVII легиона. Хотя когда-то это и был воин Легионес Астартес, какая-то кошмарная трансформация превратила этого легионера в нечто практически неузнаваемое

Казалось, будто с каждым прошедшим часом Повелители Огня всё меньше действуют как целостная боевая сила, и всё больше как кошмарные кровожадные животные, спущенные опустошать город, подобно существам из старых мифов. Стремление убивать затмило любые тактически разумные действия. Хотя некоторые титаны Повелителей Огня продолжали гнать избранных врагов из редеющих рядов Легио Пресагиус, другие, потеряв из виду соперников, просто обращались против паникующих бегущих масс перед собой, вырезая по пути тысячи людей и круша башенные блоки с вопящими безвинными только ради удовольствия увидеть их смерть. Против них Повелители Огня применили тактику, ранее использовавшуюся лишь против миров, что отвергли Имперскую Истину, или приговорённых к полному истреблению ксеноформ — от беспощадной мощи их сирен падающие, истекающие кровью и оглохшие люди выбегали из укрытий и подобно стаду сбивались на улицах и погрузочных платформах, где ждали только огонь и смерть.

Хотя это безумие и стало кошмаром для жителей Итраки, выжившим тяжелораненым титанам Легио Пресагиус оно подарило столь нужную передышку, ведь если бы Повелители Огня полностью сосредоточились на обломках «Арутана», для Истинных Вестников было бы всё потеряно. Но боевая группа «Аргентус», шедшая к месту крушения вместе с потрёпанной колонной поддержки из выживших Ультрамаринов численностью меньше роты и терции 312-го Солярной Ауксилии, столкнулась лишь с одним тяжёлым титаном типа «Немезида» и парой разведывательных «Гончих войны» с отрядом скитариев Повелителей Огня, где могла (и, наверное, должна была) найти злорадствующий демилегио над дымящимся кратером — всем, что осталось от «Арутана». Но даже это сражение могло стоить им жизни — хотя боевая группа «Аргентус» и имела численное превосходство в титанах, «Немезида» Повелителей Огня — печально известная «Ревока» — была истинным убийцей титанов потрясающей мощи, в одиночку способной уничтожить любого Истинного Вестника единственным залпом своих грандиозных орудий. Понимая, что время не на их стороне, и единственный шанс добраться до «Арутана» — это полномасштабная атака, «Аргентус» без колебаний ринулся в бой.

Грохот ада

По всей Итраке, как и по всему Калту, бушевала война, однако только тут ни одна из сторон не могла получить решительного преимущества. К шестому часу боя с запада в город для усиления лоялистов начали подходить подкрепления Ультрамаринов на десантно-боевых кораблях и «Носорогах». Это были уцелевшие роты 17-го и 18-го орденов, прорвавшиеся из засад и гонимые воздушными налётами пустотных ударных крыльев ордена Чёрной Кометы. Командиры и сержанты отделений этих рот правильно предположили, что хотя в Итраке они не найдут безопасного укрытия, оставаться на равнинах за городом означало верную смерть, ибо к этому времени Несущие Слово, контролировавшие планетарную оборонительную сеть и ставшие практически неоспоримыми хозяевами на орбите, возобновили яростный обстрел южного полушария.

Отрезанные от боевых братьев десятками километров пылающего города, выжившие войска 4-го ордена Ультрамаринов объединились под командованием субкапитана Мантагро. Он вывел из-под города значительную часть бронетехники и мобильной артиллерии ордена и со стратегическим умением развернул её на возвышенности, где располагалась протяжённая городская система акведука «Трезубец», чья массивная конструкция, созданная для прогона многих тонн очищенной воды, пока противостояла буйству войны. Выдержав пробные атаки ударных отрядов предательских таллаксов Редуктора, Мантагро затем накрыл смертоносным контрбатарейным огнём северную часть и береговую линию города, и выслал подкрепления туда, где бой был жарче всего. Но, невзирая даже на эффективность его командования, вокс дальнего действия и сигнальные послания всё равно ограничивались постоянными помехами в виде беспрерывного пения повторяемых слов и фраз по всем каналам [не отображены здесь вследствие потенциального миметического заражения], которые усилились до такой степени, что вскоре начали напоминать безумный барабанный бой.

В зоне крушения «Арутана» боевая группа «Аргентус» и её союзники смогли одолеть могучего титана Повелителей Огня «Ревоку», но большой ценой — Легио Пресагиус потерял «Полководца» «Эвоката» и «Гончую войны» «Бегуна смерти», а командный «Инвигилатор» с парой выживших братьев получили тяжёлые повреждения. Остатки боевой группы вместе с последними выжившими титанами Легио, спасёнными самопожертвованием девяти, бились в отчаянном последнем бою вокруг «Арутана». Они стояли под шквальным огнём неуклонно возрастающего количества пехоты изменников и недавно подошедших титанов Повелителей Огня, пока технодесантники и рабочие отряды Механикум изо всех сил пытались освободить наполовину сожжённые и смятые жаром главные штурмовые двери упавшего макролихтера. Тем не менее, их надежды оправдались, когда, установив связь с находившимися внутри, они узнали, что некоторые из самых тяжёлых машин Легио Пресагиус выжили, хотя и были совершенно беспомощными. Из-за своего заключения они не могли активировать пустотные щиты и не решались воспользоваться оружием, чтобы прожечь себе дорогу наружу, опасаясь случайно подорвать наполненный разлитым топливом и боеприпасами трюм.

Легио Пресагиус Битва за Калт

К этому часу положение тагматы Ксеркс на юго-востоке города стало хуже некуда. Прибытие в Итраку придворного отряда Имперских Рыцарей дома Ворнгерров дало тагмате кратковременную передышку, однако вскоре она оказалась зажата между гонимыми в битву Несущими Слово культовыми войсками и багрово-чёрными осадными автоматонами из когорты завета Мормот-Нуль Ордо Редуктора. Пока дом Ворнгерров сталью и кровью пытался выиграть время, магосы тагматы Ксеркс, отрезанные от внешней связи и помощи, принялись приводить в действие последний план, торопливо разбирая и заново конфигурируя огромный плазменный реактор, который ранее служил сердцем исполинской городской мануфактории, чьи закованные в пласталь руины стали теперь последним рубежом тагматы.

Спустя 7,6 часов после начала боя, тагмата Ксеркс перешла в собственную контратаку. С боевыми автоматонами типа «Кастеллакс» во главе клина, которые сервокогтями и силовыми клинками прорубались сквозь вражеские ряды, атакующая тагмата проложила дорогу к сердцу ведомой Несущими Слово орды. В эту брешь три повреждённых, но пока работающих осадных автоматона типа «Тантар» занесли модифицированный реактор, превращённый в крайне нестабильную плазменную бомбу громадной взрывной мощи. Орда культистов, ещё не догадывающаяся о своей участи, ринулась в очередную атаку, в то время как на борту «Элегии Дирака», повелитель Завета Мормот-Нуль, архимагос Барбатос Гексад, известный командирам Великого крестового похода как «Червь», заметил угрозу и приказал немедленно отступать, но было слишком поздно.

Определив, что победа более логически невозможна, магосы тагматы Ксеркс привели в исполнение программу взаимоуничтожения путём взрыва бомбы. Местность приблизительно полкилометра в диаметре мгновенно испарилась, а ударная волна опустошила территорию, эквивалентную двадцати трём городским блокам, выжигая плоть в золу и скручивая металл в дымящиеся обломки.

Невзирая на грозную мощь, взрыв, который уничтожил южную промышленную зону, на месте крушения «Арутана» никто не заметил, столь сильной была перестрелка и разрушения в парковой зоне Демеснус. Самопожертвование и решительность боевой группы «Аргентус», от которой остался один лишь почти вышедший из строя «Инвигилатор», оказались ненапрасными. В начале седьмого часа штурмовая дверь «Арутана» наконец опустилась, и в битву вступили наиболее могучие машины войны Легио Пресагиус, среди них «Имморталис Домитор», титан класса «Император» типа «Несущий войну», чья мощь и фигура затмевали даже две полные манипулы титанов «Полководец», с которыми он покинул трюм «Арутана». Массированная огневая мощь готовых к бою богомашин сравняла с землёй парк в радиусе трёх километров, первым же залпом уничтожив боевые титаны Повелителей Огня «Деус Вассаго», «Ориас», «Консекратус Инферна» и «Кулак Тирана».

Ход битвы обратился вспять. Мстительные титаны Истинных Вестников под началом «Имморталис Домитора» пошли на зачистку западных секторов города, действуя как единая, скоординированная группа. Помехи на вокс-каналах достигли пика, но титаны перешли на практиковавшийся в старину способ общения посредством оглушительных сигналов рожков. Все встреченные ими по пути противники — будь то машины-титаны или пехотинцы-рекруты — казалось, были охвачены незамутнённой убийственной яростью, бродя и убивая едва ли не наобум, и слаженной мощи Легио Пресагиус те безумцы ничего не могли противопоставить. На своих полях битв, изолированные отряды Ультрамаринов наладили взаимодействие и провели серию точечных атак, сполна воспользовавшись изменением хода сражения. Также они развернули эвакуацию уцелевших жителей по недавно взятым под контроль подземным дорогам к аркологиям в тридцати километрах западнее Итраки. Из-за анархии и помех вокс-связи, а также захлестнувших город разрушений, задача представлялась почти невозможной, и поток беженцев походил скорее на тонкий ручеёк. Однако невзирая на все обстоятельства, силы лоялистов отвоёвывали Итраку, и враг был в смятении. Наступал восьмой час.

По ту сторону

Первым намёком о грядущих событиях стало неожиданное исчезновение накрывших город глушащих вокс-помех. После ужасного шума наступившая тишина казалась зловещей, однако вскоре на смену ей пришёл шквал сигналов лоялистов: попытки отрезанных групп воссоединиться с товарищами, призывы о помощи, доклады о потерях и рапорты о состоянии, а также бессчётное множество отчаянных просьб о подмоге, подчинении и информации, когда выжившие после атаки предателей пробовали навести хоть какой-то порядок среди хаоса войны.

В эту новую какофонию вклинился высокий приоритетный вокс-всплеск от «Гончей войны» Легио Пресагиус «Лакардио». Разведывательный титан, защищённый от теплового излучения и радиоактивных осадков, был отправлен в дымящуюся пустошь промышленной зоны, где приняла храбрый последний бой тагмата Ксеркс, дабы прочесать территорию в поисках выживших лоялистов или предателей. Он сообщил, что по прибытии нашёл сожжённых мертвецов, сплавленных с искорёженными металлическими конструкциями, формировавшими концентрический лес трупных деревьев, что, очевидно, не могло быть вызвано каким-либо известным эффектом оружия либо взрывом. В то же самое время на экранах сенсорного и ауспик-оборудования плясали противоречивые сигналы жизненных и энергетических показателей, которые одну секунду отсутствовали, однако уже в следующую начинали зашкаливать. Вскоре после начального доклада связь оборвалась, все попытки находившихся дальше к северу «Имморталис Домитора» и нескольких командных машин Ультрамаринов «Дамокл» вызвать «Лакардио» пару минут оставались безуспешными. А затем внезапно раздался единственный финальный всплеск неразборчивого сообщения: «... невозможно... крылатое существо, не титан, однако оно выше нас, из дыма... не может жить... Омниссия, оно живое? ...красное, как кровь, ауспик вопит... регистрирую... кровавый туман... не может быть... тысячи... броня пробита... помо... Machina Salvea Potenti... спасите!»

Это был последний сигнал от «Лакардио».

Ад и погибель

Не существует сколь либо полных описаний последнего ужаса заключительных часов битвы за Итраку. Все отчёты о восьмом часе фрагментарные, а многие данные, даже изъятые из внутренних систем найденного снаряжения Легионес Астартес, когитаторов Механикум и некрокортикального считывания Кибернетики часто оказывались обрывочными, путанными и ненадёжными. Допросы свидетелей ещё больше усложняют дело — выжили лишь немногие из тех, кто столкнулся с обрушившимся на поле боя кошмаром, но из-за самой природы того, чему они стали свидетелями, их воспоминаниям доверять нельзя. С некоторой уверенностью можно говорить о том, что в руинах Итраки начали появляться многочисленные спонтанные прорехи в ткани реальности — разрывы между нашим измерением и варпом, через которые в город хлынул поток враждебных сущностей.

Самая крупная и мощная брешь в потусторонний вихрь эмпиреев разверзлась на месте гибели тагматы Ксеркс, прочие же открывались в местах, которые на первый взгляд казались случайно разбросанными по всей Итраке и точкам сбора за пределами города. Тем не менее, в дальнейшем мудрецы выдвинули гипотезу, что, возможно, их расположение на самом деле как-то связывалось с местами наибольшего кровопролития и резни, и что в действительности ярость и беспричинная бойня, развязанная Калакским воинством и другими предательскими ауксилиями, подконтрольными Несущим Слово, была просчитанным актом ради достижения именно этой цели.

Никто не знал, как противостоять рвавшимся вперёд ужасам, чья природа оставалась пока неведомой ни Ультрамаринам, ни титанам Легио Пресагиус. Измученные и сильно поредевшие после долгих часов неожиданного боя самой яростной интенсивности, которую только можно представить, силы лоялистов почти сразу оказались в кольце тысяч зловещих сущностей из варпа, по форме разнившихся от волн звероподобных грызунов до кошмарных насмешек над человеческим телом, в скорости и силе не уступавших даже Легионес Астартес. Схожим образом материализовались огромные чудовищные создания, способные потягаться с боевыми титанами, а в небе над полем битвы воспарили неописуемые монстры, сводя с ума всякого, кто смотрел на них. С небес лилась дымящаяся кислота, земля дрожала, а мертвецы с горящими в глазницах трупными огнями, вопя и содрогаясь, обретали ужасную полужизнь. На окружённых в Итраке выживших обрушилось нечто, сильно напоминавшее Апокалипсис из мифов Древней Терры.

На площади Авариса, походившая на чёрное облако газообразная пагубность, внутри которой свивались слепые змеи длиною в сотню метров, раздавила в своей скручивающейся хватке титан «Кносс» типа «Налётчик». В то же время последние храбрые солдаты из 312-й Солярной Ауксилии дали финальный бой тому, что свидетели описывали как «дикую охоту» призрачных светящихся чудищ и усеянных лезвиями колесниц, своим самопожертвованием позволив колонне беженцев скрыться в туннелях. Но атаки с той стороны не ограничивались одними только лоялистами и несчастными жителями Итраки — обитателей варпа совершенно не волновало, кого убивать, за исключением Несущих Слово, которые, согласно некоторым неподтверждённым историям, ходили между ними, словно заговорённые. Выжившие магосы и когорты Кибернетики предательского завета Мормот-Нуль, однако, не получили подобной пощады от рвущих когтей и пламени сущностей варпа, поэтому начали немедленный отход к десантным кораблям-тиглям и, вернувшись на «Элегию Дирака», вскоре покинули орбиту.

В развёрнутом на «Трезубце» полевом командном пункте 3-го ордена Ультрамаринов из тела пленённого Несущего Слово вырвалась стремительная псоглавая сущность, которая, прорываясь через Легионес Астартес вокруг себя, быстро разрослась до размеров Имперского Рыцаря. Она питалась и становилась сильнее с каждым убийством, пока не была повергнута отчаянным ракетным ударом десантно-боевых «Огненных хищников». Этот инцидент имеет тревожное сходство с другими происходившими в тот день на Калте идентичными случаями появлений чудовищ, которые повторяли одинаковое слово [которое здесь не упомянуто], что может свидетельствовать о некоей форме множественной или гештальт-сущности, связанной с ними всеми.

Нападение, в котором он сам получил ранение, а также поступавшие со всего города потрясённые доклады, окончательно убедили субкапитана Мантагро, что в этой войне им не победить, а сопротивление закончится напрасной смертью. Его приказ об общей эвакуации и рассеивании, отданный на тринадцатый час всем войскам, быстро достиг северных секторов, где атаки сущностей варпа были не такие яростные, что позволило многим бежать в туннели либо захватить десантно-боевые корабли и уцелевшие транспорты, чтобы спастись из города — в частности, на макрогамме, которая в основном избежала орбитального удара, поскольку в начале атаки там базировались предатели.

В прочих же районах повсеместным состоянием дел стали отчаянные отступления и кровавые преследования ужасными врагами, формы которых были столь бесчисленны, как безгранично их количество. Когда сигнал к отступлению и спасению дошёл до южных и восточных секторов города, он остался не услышанным, скорее всего потому, что немногие оставшиеся там люди слишком увязли в боях за свои жизни, либо там просто уже никого не было в живых. Точные сведения о выживших в тех частях Итраки отсутствуют.

По словам немногочисленных выживших Легио Пресагиус (раненых членов экипажей повреждённых титанов, которым единственным приказали искать укрытие), они поняли, что дюжине титанов, оставшихся от Легио, отсюда не спастись. «Арутан» больше уже никогда не взлетит, а в Итраке не осталось ни одного лихтера, способного поднять машину войны, кроме тех, что находились в руках у отступающих Повелителей Огня в посадочной зоне макробета. После того, как экипажи большинства титанов Легио Сутурвора пришли в себя, загадочные помехи в связи прекратились, и они стали массово отступать к своим посадочным зонам, без разбору сжигая всех на своем пути, как друзей, так и врагов. Спастись этим способом также не представлялось возможным. Истинные Вестники решили сражаться дальше, вместо того, чтобы прорываться в пустоши, где те стали бы лёгкой добычей для атаки с воздуха. До самого конца они стояли против неослабевающей волны ужаса и своей жертвой подарили остаткам легиона Ультрамаринов, верной Ауксилии и жителям Калта шанс выжить и биться дальше.

Ни один титан Легио Пресагиус не пережил сражение за Итраку, однако благодаря их жертве больше 4 000 Ультрамаринов сумели выбраться из адских руин города и поклясться отомстить за погибших.

Эпилог

«Единственная картина, которая печалит взор больше проигранной битвы, это битва выигранная.»
– Приписывается герцогу Артуру, военачальнику Древней Терры

К двадцатому часу битвы за Калт многие смирились с фактом, что XIII легион, скорее всего, погибнет под зловещим взором отравленной звезды Веридии. Но ни один легионер не поддался отчаянию, ибо Легионес Астартес — а особенно гордые сыновья Робаута Жиллимана — были созданы из более прочного железа. Ультрамарины на орбите и поверхности Калта продолжали храбро сражаться дальше, решив для себя, что если в этот день вымрет большая часть их легиона, история запомнит, как отважно они пошли на смерть и заставили их предательских братьев Астартес дорого заплатить за свою измену.

Но даже среди столь тотального и всепоглощающего предательства нашлись те, кто с самого начала отказались смириться с уготованной им участью. Одним из них был примарх, поскольку благодаря внедрённому в него генетическими мастерами Императора пониманию стратегии и тактики он всегда стремился одержать победу, пусть бой и казался проигранным. Другим стал магистр первого ордена Марий Гейдж, который, активировав вспомогательный мостик «Чести Макрагга», вернул Ультрамаринам инициативу на орбите и сделал возможной дальнейшую цепь событий. Третьим же таким человеком был капитан 4-й роты — Рем Вентан — чья первая реакция на предательство и действия на поверхности планеты послужили ядром для возрождения Ультрамаринов и в итоге привели к отвоеванию оборонительной сети мира. В тот момент ход битвы за Калт изменился.

Ключ к победе скрывался в оборонительной сети, состоявшей из многих тысяч пушек, установленных на поверхности Калта и на борту орбитальных платформ. Коварные Несущие Слово захватили контроль над сетью в самом начале боя путем интеграции предательскими Механикум заражённого машинного кода в системы управления Калта. Когда, наконец, силы Ультрамаринов на орбите и поверхности смогли обменяться данными и скоординировать свои действия, отвоевание началось по-настоящему.

Оно приняло форму двух одновременных боевых операций, одной на орбите, а второй на окраине того, что осталось от города Ланшир. На поверхности, капитан Вентан собрал все доступные силы легиона и кинул их в полномасштабную атаку на Гильдейский зал Ланшира. Его задачей было получить контроль над хранившейся в подвале информационной машиной — единственной не заражённой ядовитым машинным кодом предательских Механикум. Если Вентану это удастся, союзные лояльные Механикум сумеют полностью очистить систему от враждебного кода. Однако управлять сетью они смогли бы только после того, как отобьют её у Несущих Слово и их союзников из Механикум. И для этого им требовалось вывести из строя управляющую информационную машину на орбитальной станции «Зетсун Верид».

Битва на поверхности началась с того, что капитан Вентан повёл крупные смешанные силы в руины Ланшира. На острие наступления шла танковая рота «Лендрейдеров», за ними двигалась большая часть 4-й роты Ультрамаринов, усиленная различными элементами из других отрядов, сбившимися вместе за прошедшие с момента предательства часы. Кроме них атаку поддерживали сверхтяжёлые танки «Теневой меч», многочисленные полевые машины поддержки, а также скитарии Механикум и остатки 10-го Неридского полка.

Продвигаясь по главной магистрали, колонна Вентана встретилась с первым врагом — разведывательным титаном «Гончая войны» Легио Мортис. После того, как многочисленные «Хищники», «Вихри» и «Сикараны» из колонны выбили его пустотные щиты, «Теневой меч» нанёс ему смертельный удар. Как только «Гончая войны» рухнула на землю, «Лендрейдеры» Ультрамаринов ринулись в атаку на позиции Несущих Слово у Гильдейского зала. Достигнув их, сражение превратилось в яростную и ожесточённую бойню, Ультрамарины боролись с праведным гневом, порождённым несметными ранами, нанесёнными им бывшим братским легионом. Погибли десятки легионеров с обеих сторон, присоединившиеся к бою Гал Ворбак разили Ультрамаринов с боевыми кличами, пришедшими из самого безумия варпа, и всё же в чистой ярости атаки несокрушимые Ультрамарины прорвали вражеские ряды.

Вентан добрался до Гильдейского зала, но когда союзники из Механикум пробудили машину, то поняли, что опоздали, и их жертвы оказались напрасными — к Гильдейскому залу приближалась мощная вражеская армия. С бесстрастной механической ясностью Механикум оценили продолжительность существования ударной группы в считанные минуты, но воины продолжили биться с неукротимой благородной решимостью и, кроме того, оборону усилила подошедшая к Гильдейскому залу вторая волна союзников. Возглавляли 111-ю и 112-ю роты не офицеры легиона, ибо все их командиры к этому времени погибли, но выживший сержант по имени Анхис и, кроме того, с ними пришла также 19-я рота, известная как «Славные», под началом капитана Эфона. С противоположной стороны к ним прибыли силы обычных солдат и техники, возглавляемые не менее прославленным тетрархом Конора, Эйкосом Ламиадом, и дредноутом Телемехром. Впрочем, пока станция «Зетсун Верид» оставалась под вражеским контролем, все их усилия были тщетными.

Отвоевание станции «Зетсун Верид»

Заключительный акт битвы за ближний космос Калта разыгрался на станции «Зетсун Верид», орбитальной платформе, захваченной магистром веры Кор Фаэроном вскоре после измены на Калтском Сборе. Через эту станцию союзные Несущим Слово Механикум взяли под контроль оборонительную сеть Калта, с помощью которой отравили Веридийскую звезду, сокрушили Кузницу Веридии и безнаказанно уничтожили многие военные корабли Ультрамаринов. Атаку на «Зетсун Верид» возглавил лично примарх, воспользовавшись для этого телепортационным оборудованием флагмана. В случае неудачи миссия окончилась бы гибелью Жиллимана вместе со всей его штурмовой группой, поскольку телепортация на дальнее расстояние отняло бы у реактора флагмана столько энергии, что эвакуация таким же способом не представлялась возможной. Однако примарх посчитал, что риск того стоил, ибо если они не отключат оборонительную сеть, его легион в любом случае ждала смерть.

Абордажным штурмом командовал примарх, поэтому ожидалось, что Несущие Слово вряд ли смогут что-то противопоставить Ультрамаринам. Но Несущих Слово вёл Кор Фаэрон, человек, настолько сильно пропитавшийся чистой энергией варпа, что почти сумел не только отразить нападение, но и убить Робаута Жиллимана. Именно Кор Фаэрону Лоргар приказал принести смерть Калту, собиравшимся на планете Ультрамаринам и даже, если представится шанс, самому Жиллиману.

Когда Жиллиман с Кор Фаэроном встретились друг с другом на палубе центрального управления, Несущий Слово выпустил колдовской луч чёрного света такой мощи, что свалил примарха Ультрамаринов на колени. В этот миг Кор Фаэрон мог убить сына Императора, чего ранее не удавалось ни одному смертному, однако, прижав осквернённый варпом ритуальный атам к горлу Жиллимана, он отвёл смертельный удар и прошептал вместо него предложение, делать которое не имел ни права, ни власти. Кор Фаэрон пообещал примарху почётное место подле Хоруса с Лоргаром, если тот отречётся от своих клятв отцу.

Ответ Жиллимана был простым. Пока Кор Фаэрон говорил, примарх собирался с силами. Движением слишком стремительным, чтобы проследить за ним обычным взглядом, он пробил броню Несущего Слово и сжал кулак на бьющемся сердце изменника. Последним, что увидел Кор Фаэрон, это его сердце, вырванное из груди и брошенное на палубу.

Наконец, станция «Зетсун Верид» перешла в руки Ультрамаринов, и в считанные мгновения устрашающая мощь всей оборонительной сети Калта обратилась против Несущих Слово, их военных кораблей на орбите и войск, ярящихся на поверхности.

А затем спасение. Первое, что увидели капитан Вентан и войска лоялистов снаружи и вокруг Гильдейского зала Ланшира после завоевания станции «Зетсун Верид», это как небеса взорвались пламенем, и наступавших со всех сторон Несущих Слово вместе с их союзниками поглотило ослепительное пожарище. Наконец, станция пала, и Механикум в информационной крипте Гильдейского зала смогли вернуть управление над оборонительной сетью.

По всей поверхности Калта на Несущих Слово и их ауксиларные войска низвергся ад. В мгновение ока неминуемое истребление Ультрамаринов превратилось в избавление, и словно из ниоткуда началась всепланетарная контратака. Терзаемые орбитальными ударами, Несущие Слово вынужденно перешли из наступления в глухую оборону, а затем их одолели окровавленные и мстительные воинства Ультрамаринов, Механикум и Имперской Армии.

Однако ярость, обрушившаяся на Несущих Слово, коснулась не только изменников на поверхности. Сразу после отражения атаки Несущих Слово на силы Вентана сеть обратилась против вражеских кораблей на орбите. Ни один флот не смог бы пережить такого наказания. Корабли предателей, десятилетиями сражавшиеся в самых кровопролитных битвах Великого крестового похода и пережившие ужасные пустотные сражения, дабы удержать лоялистов на Истваане V, истреблялись десятками. До сего момента ближний космос Калта озарялся лишь горящими обломками уничтоженных судов Ультрамаринов. Теперь его освещали объятые огнём остовы вражеских кораблей, выстроившихся таким плотным строем, что для будущих поколений они останутся зримым и опасным кольцом над опустошённой планетой.

На командном мостике «Инфидус Императора» воцарился хаос, когда Кор Фаэрон телепортировался назад на флагман Несущих Слово, всё ещё живой, несмотря на вырванное сердце, но слишком раненый, чтобы принять командование. Увидев, что вокруг него гибнут корабли флота предателей, мастер корабля, сир Антоний Антварк понял, что они внесли свой вклад в призыв Гибельного шторма, и их гибель не сослужит никакой службы. Антварк отдал приказ разворачивать «Инфидус Император» и на полной скорости идти к границе системы, где он сможет безопасно перейти в варп.

Однако флагману Несущих Слово не удалось так просто скрыться. Робаут Жиллиман, стоявший на разрушенной командной палубе станции «Зетсун Верид», получил сообщение о попытке бегства от Мария Гейджа. Примарх без промедления велел магистру первого ордена взять «Честь Макрагга» и любой ценой настичь «Инфидус Императора», но история о погоне Гейджа за вражеским флагманом — это другая история для другого повествования. Достаточно сказать, что Жиллиман долгие годы не будет знать о судьбе любимого корабля и самого доверённого офицера, пока весть об эпическом столкновении, которое приведёт к разрушению «Инфидус Императора», наконец, не достигнет Макрагга.

Далёкая тень

Хотя Ультрамарины побеждали, им не дали роскоши вкусить плоды своей победы. Пока примарх Робаут Жиллиман изучал сводки ужасающих событий тридцати часов после уничтожения «Кампанилой» Калтского Веридийского опорного пункта, прибыли выжившие консультанты и советники, в частности делегация, представлявшая старших навигаторов и астропатов флота, принеся с собой действительно страшные новости.

Первая доведённая до сведения примарха проблема касалась локальной звезды. Неким неведомым образом Несущие Слово причинили ей огромный урон, и теперь от неё исходили непостижимо ядовитые солнечные ветра. Поверхность Калта, и без того страшно израненная бомбардировкой Несущих Слово, стремительно превращалась в полностью непригодную для пребывания смертных без средств защиты. Единственным возможным выходом была эвакуация всех мирных жителей, Легионес Астартес и других подразделений на поверхности в подземные аркологии, чтобы предоставить им хотя бы какое-то укрытие от нечистого света Веридийской звезды. Капитан Вентан, герой битвы за Гильдейский зал, взял эту обязанность на себя, и достойное изложение его деяний в последующих сражениях займёт целую книгу.

Второй изложенный примарху кризис в то время осознавался только частично, однако астропатические сообщения уже начинали передавать отчаянные мольбы о помощи изо всех уголков Пятисот Миров Ультрамара. Нападение изменников на Калт не стало обособленным событием — из десятков других звёздных систем докладывали о схожих атаках. В мгновение отчётливой ясности примарх понял, чего хотели Несущие Слово на Калте — они планировали истребить Ультрамаринов, чтобы предатели смогли безнаказанно опустошать звёзды под их защитой. Тут их постигла неудача, ибо хотя Ультрамарины понесли беспрецедентные потери, легион выстоял и всё ещё представлял значительную силу. Месть Жиллимана будет ужасной и сполна заслуженной.

И, наконец, советники примарха представили последние дурные вести. Варп, который весь прошлый год был турбулентным и непредсказуемым, превращался в шторм невиданной ярости. Хуже того, он смыкался вокруг Веридийской системы, и все корабли, что не успеют покинуть её в ближайшие часы, застрянут здесь на долгие годы.

Со своим прославленным бесстрастием Робаут Жиллиман прослушал поток зловещих предостережений, оценил их совокупную значимость и изрёк вердикт. Флот возьмёт на борт все доступные войска и немногочисленные уцелевшие богомашины легионов титанов. Все остальные пехотные подразделения отступят в аркологии, чтобы продолжать битву за Калт, конфликт, который растянется в десятилетнюю Подземную войну.

И, наконец, Жиллиман тоже отбудет с некогда процветавшего Калта, несостоявшейся драгоценности в короне Ультрамара, мира, воплощавшего в себе столько всего, чего так до конца никто и не осознает. Прежде чем примарх приказал флоту сниматься с якоря, и варп не сомкнулся над ними, он поклялся вернуться на Калт и избавить его от предателей. Пройдёт много лет и множество битв, в пяти сотнях мирах и даже больше, прежде чем он сдержит свою клятву.

Но он сдержит её, ибо Робаут Жиллиман, примарх XIII легиона и властитель Пятисот Миров Ультрамара, дал слово.

Мученики Калта

После отгремевших на Калте боёв детальную картину потерь среди воевавших сторон воссоздать было практических невозможно. Когда из-за действий Кор Фаэрона поверхность планеты стала полностью непригодной для жизни, убирать тела погибших или подтверждать смерть тех, кто пришёл на Калт с предательством в сердцах, оказалось непрактичным.

Ультрамарины оценили свои потери в момент, когда Жиллиман с остатками флота XIII легиона отбыли с Калта, в 119 422 павших в бою Легионес Астартес, и 28 392 выведенных из строя вследствие ранений и травм. Немногие из орденов, прибывших на Калт, сохранили больше четверти номинальной численности, а некоторых опустошили настолько сильно, что их реорганизовали в другие ордена, а старые обозначения изъяли из боевого расписания XIII легиона. Большинство раненых эвакуировали на уцелевшие корабли флота, но из-за кризиса, разворачивавшегося в Ультрамаре и вынудившего Жиллимана ввести приоритет солдат над застрявшими гражданскими лицами в недолгой попытке эвакуации, они вскоре возвратились в строй. На Калте вынужденно осталось почти 40 000 Ультрамаринов, как раненых, так и готовых к битве, некоторые в качестве добровольцев, решивших защищать мирных жителей, которых не удалось вывезти, другие же из-за жестоких требований обстоятельств. Данные по силам Экзертус Империалис более размытые, но вполне вероятно, что во время боёв погибло около полумиллиона солдат, а также вся боевая группа Легио Пресагиус. Печальная участь постигла и Имперских Рыцарей дома Ворнгерров из которых никто не уцелел, благородный дом давал клятву всегда стоять за Ультрамар, и эту клятву он сдержал до самой смерти.

Из высадившихся на Калте Несущих Слово не выбрался практически никто. Согласно подсчётам, в битве пожертвовали 50 000 или больше сынами Лоргара и бесчисленной массой ауксиларных сил, хотя в начальном сражении погибло всего 20 000 легионеров, а оставшиеся вели Подземную войну на Калте ещё десятилетие после первого сражения.

Не менее тяжёлым для XIII легиона стал урон, причинённый его флоту. Ультрамарины никогда не славились наличием многочисленных тяжёлых пустотных кораблей, и понесённые на Калте потери оказались для флота калечащими, и тормозили любые попытки вести войну за пределами Ультрамара. Положение Ультрамаринов было столь отчаянным, что вскоре им пришлось заняться проведением миссий по извлечению остовов, дрейфующих на орбите, невзирая на большие человеческие потери от смертоносного излучения Веридийской звезды.

«Неотмеченные»

«Империи обречены забывать, а тем, кто предаёт свои победы и поражения забвению, суждено повторять их вечно. Империи надлежит чтить свою историю.
Предательство наших братьев открыто, а Отметка Калта измеряется в ударах сердец верных легионеров, и мы собираем и сопоставляем. Нам рассказывают свидетели конца мира. Мы допрашиваем врагов. Коммюнике, инфопотоки, рапорты — мы прочтём всё. Изучим. Проанализируем. Мы вынесем приговор другим и самим себе. Соберём всю правду о тех мрачных днях, пусть даже на это уйдёт тысяча лет.
XIII легион не забыл — и не забудет — что произошло на благородном Калте. Мы сражаемся, неся на плечах груз истории Ультрамара.
Это наше бремя. Это наша честь
»
– Робаут Жиллиман, «Ин Пленитудине Темпорум» («В полноте времени»), из общего введения, см. 71.1

Из целого легиона Ультрамаринов без «Отметки Калта» осталось лишь пять орденов и несколько отдельных подразделений других орденов. Как и в случае с Легионес Астартес из других легионов, переживших бойни на Истваанах, между калтскими ветеранами и теми, кто не прошёл сквозь огонь предательства, появилась незримая трещина. В XIII легионе не ввели ни единого официального знака различия, которое бы отмечало ветеранов Калта, а Жиллиман никогда не давал санкции на какое-либо разделение воинов своего легиона, но впоследствии, когда Ультрамарины собирались в сколь либо значимых количествах, выжившие с Калта всегда стояли особняком. До конца своих дней они пронесут в себе жестокую рану подлого предательства — долгое наследие атаки Несущих Слово на миры Ультрамара; они с трудом могли кому-то довериться, а в их подготовке к войне и проведении боевых действий всегда ощущалась паранойя.

Из так называемых «Неотмеченных» орденов на момент расправы на Калте два были приписаны к отдалённым войскам Великого крестового похода — 7-й орден был разбросан по бескрайним просторам Доминиона Бурь, а 10-й же орден бился в инфицированной ксеносами Восточной Окраине. Остальные ордена, 19-й и те, что носили титул «Эвокатов», а именно 24-й и 25-й, несли гарнизонные и инструкторские обязанности в бессчётных мирах Ультрамара. Хотя пламя мятежа Хоруса задело всех, никого не испытали так, как тех немногих, кто выстоял против немыслимого на Калте, и никто не стоял на краю погибели и безумия, как их братья.

В последующие годы Очищения, «Неотмеченных» раз за разом отправляли на задания вдали от основных сил своих братьев, казалось, даже Жиллиман чурался их общества в кампаниях, возможно, видя в них напоминание о днях, ныне безвозвратно утраченных. В конечном итоге «Неотмеченные» стали первыми из своего легиона, кого переименовали и отделили во Втором Основании, и, по всей видимости, они остаются истинным лицом старого легиона Ультрамаринов.

Источник

Ересь Хоруса, книга 5 — Буря

Ересь Хоруса
005 — 006.М31 Сожжение ПроспероПредательство на Истваане IIIВойна внутри Паутины • Ловушка на Сигнусе • Марсианская Схизма • Битва за Диамат • Резня в Зоне ВысадкиПервая битва за ПарамарЗавоевание Коронидских Глубин
007 — 008.М31 Битва при Фолле • Битва в Вороньем гнезде • Битва в туманности Алакксес • Осада Идеальной Крепости • Кампания на Чондаксе • Вторая битва при Просперо • Первая осада Гидры Кордатус • Битва за «Яростную Бездну»Битва за КалтБитва за АрматуруТеневой крестовый поход • Кампания на Прецептон • Кампания на Йидрис • Трамасский крестовый походБитва за Ванахейм • Вторая битва за Парамар • Битва за Констаникс II • Осада Эпсилон-Странивара IX • Порт Мо - Предательство • Manachean War • Кампания на МезоаБитва за Бодт • Двелльский инцидент • Битва за Молех
009 — 010.М31 Вторжение на КсануБойня на Мороксе • Санграальская кампания • Освобождение Нуминала • Битва при Ариссаке • Битва за Пердитус • Битва за Соту • Очищение системы Гильдена • Битва за Ниркон • Битва за Талларн • Битва за Ноктюрн • Солнечная война • Битва при Плутоне
011 — 014.М31 Малагантский конфликт • Битва за Каталлус • Битва на Ануари • Вторая битва за Давин • Битва на Бета-Гармон • Битва за ТерруВеликое Очищение
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.