ФЭНДОМ


WS - icon
«Мои цвета — это цвета моего легиона, мой символ — это символ моего повелителя. Приказы, что я исполняю, это приказы моего господина, и им надлежит подчиняться беспрекословно. Твоя кровь — это его кровь, и он будет проливать её так, как сочтёт нужным.»
– Центурион Яграфар Гунн, Легионес Астартес Белые Шрамы


Белые Шрамы были пятым из первоначальных двадцати легионов космодесанта Первого Основания. Их примархом является Джагатай Хан. Во время Ереси Хоруса Белые Шрамы остались верны Императору, а после её окончания были реорганизованы и разделены на несколько орденов. Из-за особенностей своего родного мира Белые Шрамы предпочитают высокомобильный стиль ведения войны, уничтожая врагов во время молниеносных атак и отступая прежде, чем противник сможет нанести ответный удар.

Замеченные стратегические предпочтения: внезапный штурм, высокомобильные боевые действия, акции истязания, длительные автономные операции на вражеской территории.

История

Молния в ясном небе, внезапный шквал с неожиданного направления, Белые Шрамы — это быстрая и безжалостная поступь войны. Скорость действий, радость скоротечности боя и сталкиванию клинков — вот отличительные черты их битв, уравновешенные тихой скрытой мудростью, приоткрыть которую для себя успевают только немногие. Белые Шрамы живут в хаотичном сердце битвы, предвосхищая ее превратности и плывя по ее течению, неизменно оказываясь там, где враг слабее всего, там где их меньше всего ждут, и оставляя после себя только остывающие трупы. Они были следопытами Великого крестового похода, шквальным ветром, что мчался впереди стройных рядов его армий, уничтожавшим слабых и терзавших сильных, дабы те впоследствии пали перед теми, кто идет следом. Крестовый поход одержал немало побед, которые были бы невозможными без набегов этих воинов.

Лорды войны

Еще за долго до того, как V легион получил свое прозвище «Белые Шрамы» они были известны как «Звездные Охотники», «Авангард», «Долг Крови» , «Сыны Туле» и «Серые Призраки». Эти имена стали следствием того, какую роль им отводил Император во время Великого Крестового Похода. Каждый легион создавался под определенные задачи, с учетом тех качеств, которые были заложены под будущих найденных Примархов. Легионеры V легиона были следопытами и охотниками, об их ранних кампаниях практически ничего неизвестно, поскольку они всегда были в авангарде основных сил. Они исследовали, изучали, проводили разведку боем задолго до того, как прибудут основные силы. Они были быстры, высокомобильны, в записях Империума также отмечается, что уже в те времена, капитаны V легиона отдавали предпочтение мобильности и скорости, делая упор на максимально быстрое развертывание и ведение боевых действий длительное время без поддержки основных сил. Только Белые Шрамы могут сказать, что они видели край галактики, они видели миры, о которых многие историки спорят до сих пор, какими же они были до пришествия Империума и какие расы населяли те миры. 

В то время, как другие легионы заводили тесные связи, проводили совместные компании, легионеры V старались быть независимыми, практически не имели с какими либо другими подразделениями Империума тесных связей. Союзным войскам было проблематично идентифицировать Белых шрамов по той причине, что о них ничего не было известно. Поставленная перед V легионом Императором задача сперва переросла в стратегию быть изолированными и действовать самостоятельно, а затем стала традицией. До Ереси Хоруса мало кто из других Орденов что либо знал о V легионе. Многие их недолюбливали, к ним относились с подозрением не зная чего от них ожидать.

Достижения Белых шрамов зачастую оставались незамеченными другими, их битвы проходили на дальних рубежах Великого крестового похода, где немногие задерживались для того, чтобы увидеть героизм, который они проявляли во имя Императора. На плечах их тихих и скрытых побед был построен Великий крестовый поход, ибо куда бы ни отправились другие легионы и армии, скорей всего они шли по следам, оставленным Белыми шрамами. Эти битвы зачастую отличались от тех, которые воспевались другими легионами, молниеносные рейды и кампании ударов и отходов, предназначенных для того, чтобы лишить противника сил и чтобы другие смогли нанести смертельный удар. Они были быстрым клинком, который исследовал слабость перед внезапным и смертельным ударом, а не кувалдой, которой стали большинство легионов. 

Забытые сыновья Терры

Изначально легионеры V легиона набирались исключительно на Терре, а именно из племен  Тулеанского Бассейна (отсюда их первое прозвище Сыны Туле). Жители Тулеанского бассейна славились своей независимостью, а также превосходными навыками следопытов и охотников. Это были суровые люди, отличавшиеся высокой изобретательностью и живущие на самых непригодных землях Терры. Они выжили там, где не могли выжить другие. Они были больше, чем превосходные и хитрые убийцы, уже тогда, на ранней стадии формировании V легиона, его рекруты умели выживать в нечеловеческих условиях. Именно благодаря этим качествам V легион стал особенным среди создаваемых легионов. Также отличительной особенностью V легиона была их обособленность и независимость, они никого не признавали кроме самого Императора или командиров, что смогли заслужить их уважение. 

Не смотря на все протесты и предостережения высших военных чинов Терры, Император не отказался от них. Несмотря на весь гнев, что вызывали воины V легиона, мало кто мог усомниться в их способностях и той роли, что отводил им Император. Уже тогда, на ранних этапах он предвидел, насколько эти качества могут быть полезны в грядущих войнах человечества. 
White Scars scouts Chondax

Звено гравициклов Белых Шрамов

Воины V легиона стояли у истоков объединения человечества, они были ушами и глазами набиравшего власть Императора. Если Громовые Воины и другие Легионы были молотом, то перед сыновьями Туле стояла только одна задача: до прибытия основных сил изматывать противника, маркировать наиболее важные цели и устранять полевых командиров старой Терры. В те ранние годы Легион насчитывал всего несколько сотен воинов и часто действовал небольшими группами, не превышающих и дюжины человек. Операции, на которые их отправляли были первым серьезным испытанием для сверхчеловеческих тел Астартес, всегда находясь в движении и далеко за пределами постоянного растущего владений Императора, V легион пережил абсолютно все ужасы объединительных воин и Эра Раздора. Именно воины V легиона была одним из механизмов что привели Императора к единоличной власти над Террой. Бродя повсюду, они находили его противников, соперников, несогласных и оставляла за собой только трупы.  Это была задача, к которой ранние новобранцы V легиона были отлично приспособлены. Кланы Тулеанского бассейна веками выживали в замерзших солевых пустошах на севере,  суровые условия сделали людей живших там не менее суровыми и стойкими. Пройдя сквозь ужас Старой Ночи, будучи отрезанными от остального мира, они хорошо усвоили уроки стойкости и выживания. Они были не просто превосходными охотниками и следопытами, они еще обладали невероятной гибкостью и адаптивностью, что в последующем тоже скажется на истории Белых Шрамов — учиться и брать все самое лучшее от других, изучать и приспосабливаться к изменяющимся условиям и внешней среде.

Уже тогда, те задачи которые стояли перед ними были без славы. Они действовали всегда глубоко впереди основных сил, за что их прозвали Авангардом. Они принимали удар на себя, они составляли карты крепостей, отмечали сильные и слабые стороны, изучали возможные тактические приемы для штурма и диверсий. Вся слава зачастую доставалась тем, кто вносил последний штрих, уничтожая уже измотанного и израненного противника, в то время как V шел дальше. Немногочисленные боевые награды Объединительных воин свидетельствуют о жертвах V легиона, немногие знают о том, что когда то их звали Звездными Охотниками. Мало кто сейчас помнит, как была взята Альбская крепость Дубрис, что в последующим приведет к подчинению жителей Альбии. Еще меньше данных о том, как проходило 83-х дневное сражение в черных катакомбах Кадиры, ключевой крепости индонезийской области Урша.

Их героизм всегда оставался в тени на фоне публичности других легионов. Воины V легиона никогда не демонстрировали какое-либо возмущение или недовольство по этому поводу. Они были слишком гордыми для таких чувств. Постепенно они становились все более и более изолированными от других союзных сил, им было некомфортно следовать чужим приказам и выполнять несвойственные им задачи, поэтому Император всячески поощрял их в стремлении быть обособленными от остальных легионов. Когда Император окончательно консолидировал свою власть над Террой и окружающими мирами, V легион был одним из первых покинувших систему и отправился на завоевание Галактики.  

Разведывательная компания капитана Корнелиуса Дюре, следовавшая по неизвестному маршруту нашла горный мир Хтонию с уже печально известным сообщением Корнелиуса: «Гнездо змей сверкает в темноте, которое нам лучше уничтожить.» Это был родной мир Хоруса Луперкаля, который как станет известно позже отнесся к докладу капитана с юмором. Позже он потребовал чтобы именно Корнелиус Дюре был назначен в его экспедиционный флот как командиров следопытов. Легионеры V были на особом счету у Хоруса, получив свой собственный экспедиционный флот и отправившись на расширение Империума, Хорус всегда использовал подразделения V легиона как первоклассных разведчиков. Белые Шрамы давали Хорусу ту самую нужную информацию, которая позволяла использовать любимую тактику — острие копья — нанося удары малыми силами, ломая сопротивление противника и захватывая целые системы за максимально короткое время. Эти братские и тесные узы были сохранены и после того, как Белые Шрамы обрели своего Примарха. Оба Легиона любили молниеносный стиль видения войны и тактику Дзао (Острие Копья).
White Scar Chondax unit

На протяжении более половины терранского века флот V легиона был рассеян по всей галактике во всех возможных направлениях. Они были так далеко от Империума, что им приходилось надеяться только на себя, постоянные перебои с провизией стали для V легиона обычным делом. Кампания V легиона в определенном секторе или участке никогда не насчитывала более 1000 воинов. Именно в таких условиях изоляции, нехватки провизии, без помощи и поддержки раскрывался потенциал V легиона. Они любили свободу, они любили быть творцами своей судьбы сами, без указов из вне и Император даровал им эту свободу. Никто не мог справиться с этой задачей лучше, чем сыновья V легиона. Тысяча воинов встречала неизвестность, в то время когда многие ждали подкрепления, окапывались, выжидали и молились, сыновья Туле действовали решительно и без промедления. Их влекло неизведанное, они нападали без предупреждений, убивали, растягивали оборону противника и испытывая ее, отмечая как сильные стороны, так и слабые. 

В эти самые дни главным кредо V легиона было: каждый новый день — еще одна победа. Они выживали и сражались по настоящему в нечеловеческих условиях, они никогда точно не знали где они и что их ждет. Их упрямство и обособленность от основных сил чуть не стоило потерей всего Легиона. Каждый день Легион нес ужасающие потери, будь то в технике или в живой силе, они сражались с неизвестным противником не зная какими технологиями и силами они обладают, но V Легион никогда не просил помощи. Просьба о помощи на вкус была хуже пепла, вкус собственной слабости и неспособности выполнить приказ. Упрямство и живучесть позволяла им каждый раз выкарабкиваться из сложных ситуаций. В записях Империума упоминается конфликт, между V легионом и Примархами X и VI. Феррус Манус и Леман Русс были недовольны тем фактом, что V легион пополнял припасы и набирал рекрутов с миров подвластных их легионам. Возможно дело приняло бы более печальный оборот, если бы не вмешательство Хоруса, который встал на защиту V легиона и конфликт был исчерпан. 

Разведывательные компании

White Scars Veteran

Ветеран Белых Шрамов Алех Даумас

В своем раннем воплощении V легион не был единым, как остальные легионы Астартес. Было только название V легион, по факту легион был разбит на около 800 автономных рот численностью от 500 до 1000 Астартес в каждой компании. Зачастую, многие роты не имели тесных связей с другими представителями своего легиона. Каждая рота действовала в разных секторах расширения Империума. В последующие годы V легион был прикомандирован практически ко всем экспедиционным флотам Империума, что позволило V легиону перенимать культуру, тактику и традиции других легионов. Не имея возможности пополнять рекрутов с Терры, легионеры V легиона пополняли потери по пути следования флота, что оставило на легионе значительный отпечаток. Некоторые роты заметно сильно отличались в выборе тактики и вооружения по сравнению со своими братьями. Эти отдельные интеграции и перенимания всего нового будут и дальше практиковаться Белыми Шрамами, даже после обнаружения Джагатай Хана, некоторые роты примут точку зрения Кагана и его принципы, другие будут их уважать, но будут стараться придерживаться Терранских корней и верований. 

К моменту обнаружения Джагатай Хана, внутри V легиона существовало огромное количество подразделений с разной символикой и геральдикой. Наиболее распространенной символикой оставалась символика Терры, стандарт армии Униры. Роты как правило сохраняли цифру присвоенную им самим Императором на ранних этапах формирования легиона, но также приняли рад собственных знаков отличия. Как правило туда наносились знаки отличия флота в которых они служили, или врагами на которых они охотились.

Pioneer Companies White Scars

К тому времени, как V легион воссоединился со своим примархом, Джагатай Хан уже успел объединить жестокие племена планеты Мундус Планус. После встречи с Императором, Джагатай Хан признал его как человека, способного выполнить его мечту — объединить все звезды неба. В своем дворце в Кван Жоу он поклялся в верности Императору и получил V легион под свое командование. Астартес легиона переняли традицию ритуального шрамирования таласкарских племен и были переименованы в «Белые Шрамы», а многие из верных Хану людей получили возможность присоединиться к легиону. Дворец Джагатая, расположенный среди высоких гор Хум Карта, стал крепостью-монастырем легиона.

Звездные охотники ставшие Белыми Шрамами

Такой титул как Примарх V легиона не имел большого значения, поскольку V легион был разбросан по всем уголкам галактики и был вовлечен в сотни войн. Джагатай был Примархом легиона бродяг, ситуация была хуже чем в других легионах, ведь воины V никогда не сражались все вместе. Хан всех Ханов воспринял это как вызов, хорошо подходящий под его способности и таланты. Как и на обширных равнинах Чогориса, Каган стремился объединить разрозненные и замкнутые племена кочевников. Привлекая в ряды легиона кочевников родного мира, Джагатай сформировал новое ядро воинов, которые должны были быть образцом нового порядка и новой тактики Джагатая. Великий Хан призвал всех своих разрозненных сыновей посетить Чогорис и принять свою новую судьбу. Каган ждал почти десять, пока большинство компаний откликнется и соберутся на Чогорисе.

Сила, которая наконец собралась в небе над Чогорисом в те ранние годы командования Джагатаем, не была единым Легионом. Каждая компания смотрела с подозрением на другую, за частую даже с пренебрежением, не признавая братство. Собрание на Чогорисе стало первым событием ритуала, который представим Империуму перерождение легиона и запечатал их связь между собой создав единое войско. Адаптированный из традиций Чогорийских степей имевший название «Кровопускание» или «Вознесение» состоял из двух простых частей: надреза и имени.

В тот день более 50 000 воинов взяли лезвия и нанесли надрезы на плоте своих собственных лиц, каждый из которых измерял глубину и структуру раны, чтобы отметить свою преданность. Чем глубже был надрез, тем больше была преданность. Шрамы, нанесенные как часть ритуала различаются размером, формой и расположением. Среди коренных жителей Чогориса это будет способствовать их выделению в различные группы и служить принадлежностью к тому или иному племени. Для тех кто не был рожден на Чогорисе, это все не имело значение. Вторая часть ритуала состояла в том, чтобы воин выбрал себе новое имя для представления новой жизни как части Белых Шрамов, тем самым отбрасывая прежнюю жизнь. Такие обряды на протяжении веков использовались в качестве инструментов для обеспечения солидарности и лояльности среди самых жестоких обществ воинов, перед которыми ставятся самые тяжелые испытания. На Чогорисе такие ритуалы объединяли племени на протяжении столетий убийственных набегов и междоусобных войн. Джагатай хорошо знал силу такого ритуала, призванного закалить и связать братские узы.

Новые имена носили символический характер и не имели строгой закономерности. Первое поколение прошедшее обряд «Вознесения» называло себя за свои поступки, в то время как их преемники выбирали имена из родного мира Примарха дабы отдать дань уважения.

Хан всех Ханов дал своим сыновьям гораздо больше, чем просто Шрамы на лице. Он научил их каллиграфии, охоте, умению рассказывать истории и байки, а главное смеяться. Он сделал мудрость Чогориса истинной своего Легиона, странной смесью из суеверия и практичности, которая порой шла в разрез со строгими принципами Имперской Истины . Отказ Джагатая на призыв некоторых братьев отказаться от такого суеверия послужило еще большей закрытости Легиона от других. Так например Рогал Дорн и Робаут Жиллиман считали, что он не успел постичь всех Имперских истин, поскольку он провел с Императором не более месяца, а Лоргар считал его невежей и варваром за то, что он отвергал учения Императора.

Вторжение в миры круга Коларна

Это была лишь первая часть стратегии Кагана, поскольку одной традиции недостаточно. Вслед за играми и церемониями, проведенными на Чогорисе, он возглавлял объединенные ряды недавно крещенных Белых Шрамов в кампании, в первых битвах, в которых они сражались как единый хозяин после ухода с Терры. Каган выбрал беззаконные миры Круга Коларна для своей кампании инициации. Эта область космоса была исследована несколькими солнечными десятилетиями ранее 103-й компанией-пионером, Охотниками за душами, и было обнаружено, что она кишит дикими аванпостами ренегатов, обитающих в человечестве, и странствующими хозяевами ксеносов.

В каждом из десятков диких и адских миров, составлявших круг, Белых Шрамов ждала долгая и жестокая борьба с небольшим очевидным выигрышем с точки зрения стратегического ресурса или ценности. Однако Каган выбрал это поле битвы и свою стратегию преднамеренно.

Он направил свой Легион против врагов, которых не смогла бы одолеть ни одна из пионерских компаний самостоятельно. Только будучи единым Легионом, они победят. Джагатай направил своих Кэшиков по своему Легиону, чтобы они несли мудрость и тактику Чогориса среди новоиспеченных Белых Шрамов. Он доверил эту миссию воинам, чьим именам суждено стать легендами: Цинь СаТаргутай ЙесугейТоргун ХанЦолмон-ХанШибан Хан и другие. Из 80 000 воинов, которые прибыли в систему каждый пятый погибнет за пять стандартных терранских лет борьбы за очищение круга. Крещение огнем и кровью, которые запечатали узы между вышившими сильнее, чем просто ритуал с кровью и именем. Набирающий силу предводители Орков Сенгр-Мара и Воргхейст были разрублены на части благодаря фирменному стилю Белых Шрамов известному как Дзао. Эта тактика отлично подходила для ведения войны в условиях, когда у противника значительно больше сил, что в свою очередь очередь позволяло использовать численный перевес противника против него самого же. Тактика Дзао позволяла обращать врагов в бегство имея меньшее число воинов за счет паники и невозможности скоординировать силы врага им самим же, поскольку большое количество солдат и огневой мощи не позволяет вести прицельный огонь и вовремя скоординировать силы для ответных мер.

Братства, которые были направлены в самые глубокие планеты в системе круга Коларна, сражались в одиночку и без поддержки почти три года, пока остальные братства расчищали внешние миры и районы системы. Здесь были проверены давно отточенные навыки выживания компаний пионеров, но еще была добавлена дикость и свирепость новобранцев Чогориса. Джагатай всегда возглавлял штурм, всегда был на самых опасных и сложных участках. Сначала воины Легиона следовали за ним в водоворот битвы, поскольку он был командиром и приказы следовало исполнять, но когда рассказы выживших при штурмы о его доблести, чести и непревзойденном умении Примарха распространились по всему легиону, то Белые Шрамы начали сражаться за Джагатая как за своего отца, они видели в нем не только командира, но и бесспорного лидера, которому они доверяли свои жизни и судьбы.

Именно пример Кагана служил их знаменем на протяжении всего конфликта и всей истории V легиона. Джагатай и его воины были связаны не с далекой мечтой об Империи или каком либо из ее миров, отец и сыновья никогда не желали управлять и властвовать. Воины V легиона как и Джагатай ощущали радость только в битвах и сражениях. В те неспокойные времена такие вещи считались малозаметными, поскольку верность Примарху означала верность Империуму. Сама мысль о том, что сын может отказаться от отца и предать его считалась немыслимой и как следствие воинам V легиона прощалась их жестокость и свободолюбие. 

После завоевания круга Коларны Белые Шрамы больше не были тенью, которая бродила по краям Великого Крестового Похода - Великий Хан вывел их на свет. Джагатай хотел, чтобы Белые Шрамы были острием копья Императора и вели войну плечом к плечу с другими легионами.

Смеющиеся убийцы

V легион вернулся в Великий Крестовый Поход как одно целое, объединенный настоящий легион имевший новое имя Белые Шрамы. Те годы являлись вершиной славы Великого крестового похода, последний век 30-го тысячелетия, возникающий Империум раздвинул свои границы до самых краев Галактики. Теперь же Империум боролся с теми, кто оспаривал его превосходство.

Множество ужасных ксеносов стремились претендовать на то, что являлось законным владением Человечества. Белые Шрамы были в числе героев того века, распространяясь по звездам, чтобы принести войну и смерть во имя Императора и Джагатая. Хоть им и не хватало численности, они не имели себе равных в явном стремительном стиле, с которым они вели войну. Это был дни полные огня и потока непрекращающихся сражений с врагами, слишком многочисленными чтобы их сосчитать. Там, где другие Легионы стремились вести войну со строгой дисциплиной и тщательным планированием, Белые Шрамы обрушивались на врага как шторм из ясного неба. Они были невероятно быстры, чаще всего враги не были способны к такому стилю ведения войны, когда их окружали и нападали со всех сторон. Белые Шрамы никогда не имели центра, каждая рота, каждое братство действовало самостоятельно внутри Легиона. Джагатай поощрял независимость и стремление к принятию командирами самостоятельных решений, в результате чего многие союзники отмечали не только свирепость воинов V легиона, но и стратегический склад ума их командиров, который за частую в корень отличался своей находчивостью и проницательностью от стратегией братских легионов.

Некоторые считали их варварами, такими же дикими как Пожиратели Миров за их буйный нрав и порой чрезмерную жестокость к врагу. Кто то считал их палачами как и Космических Волков Лемана Русса, но запаси их компаний говорят об обратном. Они были следопытами как в тактическом, так и в стратегическом плане. Бесконечные приготовления, составление планов не были их путями, часто оставляя их в противоречии с более вдумчивыми легионами как Ультрамарины и Имперские Кулаки.

Они высоко ценили обучение и сбор знаний, многие из воинов V легиона были искусными мастерами, художниками, философами. Они собирали мудрость по крупицам, в то время как другие Легионы собирали оружие, чтобы держать его наготове, до тех пор, пока не настанет время обрушить его на врага. Они были ветром, повсюду и нигде, столь сильным и столь же несущественным. Они с радостью приняли свою судьбу, обязанность возложенную на них, получая радость от острых ощущений битв и неизвестности. Сангвиний однажды сказал о Белых Шрамых: «Они часто улыбаются и смеются, когда убивают».

Хоть Белые Шрамы и не уступали в жестокости сыновьям Ангрона или волкам Фенриса, они не испытывали недостатка в дисциплине. Их природа была неукротимой, но они были связаны узами долга и чести, как определено в кодексе Чогориса. Когда Белые Шрамы не давали пощады своему врагу, они делали это не ради радости убийства, а ради проявленной доблести врагом. Белые Шрамы считали, что достойный воин не сможет жить с позором поражения и смерть от руки не менее достойного война считалось честью. Джагатай, как и его сыновья редко подвергали критики планы и стратегии других Легионов, позволяя результатам говорить о правильности того или иного суждения. 

Большую часть Великого Крестового Похода они оставались посторонними для большинства своих братьев, лишь немногие из других Примархов искали компанию Джагатая и его сыновей. Из своих братьев Джагатай нашел общий язык лишь с тремя Бртьями. Магнус Красный из Просперо за то, что тоже был отшельником, всегда тянулся к знаниям и Джагатай видел в нем единомышленника, который не отступает от выбранного им пути. Хорус, который ценил талант выше показушной внешности и любил тот же стиль ведения войны что и Джагатай. Сангвиний, который очень часто выступал дипломатом среди своих часто враждующих братьев и пытающийся помочь Джагатаю понять мотивы отца и успокоить его тревоги.

Джагатая как и его сыновей всегда можно было найти в движении, всегда там, где его меньше всего ожидали и всегда в том критическом месте, которое решит судьбу империй. Тем не менее, когда Великий Крестовый Поход вступил в свои последние муки, Белые Шрамы оказывались призванными все реже и реже. В эти последние годы завоевания у Белых Шрамов практически не оставалось мест, чтобы они могли воевать так, как им хотелось. Они становились устаревшими, ненужными для Империума. Каган знал это, он это предвидел и это его беспокоило. Ни какой пост, никакая должность не могла затмить радость ликования битвы и открытия неизвестности. Джагатай и его сыновья не были правителями, Джагатая и его сыновей не интересовали статусы и регалии. Они были рождены для войны и только она их делала счастливыми. Вещи становились упорядоченными и известными — Империум побеждал, осталось лишь несколько врагов которые будут побеждены, это был лишь вопрос времени. Каган чувствовал, что приближается выбор, грандиозный выбор, который изменит их жизни навсегда. Им будет дан шанс снова стать тем, кем они были когда-то, но при этом им придется предать все, за что они боролись. Был и другой выбор, не менее оскорбительный — остаться верными своим клятвам и стать теми, кем они не хотели быть.

Битва за мир Друн

К концу 800.М30 V легион заработал репутацию на тех видах операций, которые позднее принесут им известность, но не все войны он вёл в изоляции. На Тарели III, Джакор-Тале и Терлакене В3 V легион сражался в составе экспедиционных сил Легионес Астартес, а на Арко занял своё место рядом с Кровавыми Ангелами, Ультрамаринами, Саламандрами и Детьми Императора. Боевые награды «Арко» останутся на стягах всех пяти легионов, включая вероломных сынов Фулгрима, на протяжении всей Ереси Хоруса и почти до конца Чистки. Ещё одна боевая награда, которую с гордостью будут носить как лоялисты, так и предатели, была завоёвана на Друне — одиноком засушливом мире в разломе Морфея. На Друне большая часть трёх легионов сражалась вместе под началом трёх примархов.

Приведение к согласию мира, который некогда был маяком цивилизации, должно было стать венцом славы бесплодной экспедиции, поэтому на планете присутствовали примархи трёх легионов — Сынов Хоруса, Гвардии смерти и Белых шрамов — решительно настроенных принести имперскую истину лично. Три легиона в полном составе высадились на планету, но то, что произошло перед вратами столицы, было беспрецедентно за десятилетия Великого крестового похода. Врата были закрыты, и не последовало никакой реакции на присутствие трёх легионов. Теряя терпение Хорус занёс свою булаву, чтобы вышибить врата, но прежде чем он смог это сделать из толпы помощников и советников раздалось предупреждение. Слова предупреждения принадлежали Кулеку Сенну, старшему Грозовому провидцу V легиона.

«Тень нависла над этим местом. Тень власти. Лишь смерть обрежет нити». Мортарион убедил Хоруса, что нужно наступать, не взирая на предупреждение провидца, и Хорус нанёс такой сокрушительный удар своей булавой, что врата прогнулись и рухнули в облаке пыли. Вступив в город они столкнулись с огромными массами народа. Глаза людей были пустыми, из их открытых ртов текла слюна. Они были грязными, вонючими и носили лохмотья, будто не заботились о личной гигиене в течение месяцев или даже лет.

И вновь Кулек Сенн высказал своё предупреждение, пока ударная группа продвигалась по улицам, в этот раз с большим беспокойством. И вновь Мортарион выслушал и высмеял псайкерское искусство, но в этот раз вмешался Великий Хан, настаивая, чтобы Хорус прислушался к словам грозового провидца. В этот раз Хорус так и сделал. Что бы провидец не почувствовал у врат, теперь это стало очевидно для всех. В небе прямо над центром города образовался вихрь неестественной энергии. Эфирные ветры подхватили знамёна примархов, и толпа наконец пришла в движение, из ста тысяч глоток вырвался глубокий зловещий стон.

Пробившись, примархи воссоединились со своими генетическими сыновьями за вратами города, и, посоветовавшись с грозовыми провидцами Великого Хана, пришли к выводу, что весь мир находится во власти ксеносов не из физической реальности, но из потустороннего мира Варпа. Хуже того, влияние на жителей Друна распространялось посредством серии межпространственных порталов. По словам грозовых провидцев, лишь закрыв эти порталы, удастся положить конец порабощению Друна.

И так началась война по освобождению Друна от гнёта ксеносов. Хорус назначил Джагатая Хана командиром кампании. Подобное назначение было редкостью, потому что несмотря на то, что сыновья Императора сражались под одним знаменем и до раскола было ещё далеко, многие из них враждовали. Мудрость решения Луперкаля была очевидна, но несмотря на это примарх Гвардии смерти был против, ибо Мортарион презирал использование псайкеров в любой форме какой бы ни была причина или враг. Поэтому Гвардия смерти лишь номинально сражалась под началом Великого Хана, Мортарион убедился в том, чтобы его легион держался особняком от двух других.Война будет бушевать почти шесть терранских месяцев, Великий Хан, использует каждый элемент под своим командованием согласно своей природе. Собственной легион Хана рассредоточился по пустошам Друна, нанося удары по скоплениям сил ксеносов, указанных грозовыми провидцами. Они столкнулись с ужасными существами едва различимой формы, хотя у всех было раздутое тело, которое парило на невидимых эфирных волнах, множество глаз, трясущиеся щупальца и способность выпускать устрашающие волны варп-энергии, одновременно направляя на легионеров волну за волной лишённых воли рабов. Грозовые провидцы сыграли ключевую роль не только в выслеживании этого гнусного врага но и в сражении с ними на поле брани, потому что они могли ослабить влияние ксеносов, тем самым позволяя своим братьям вступать в бой с ксеносами кукловодами и побеждать их, хоть и не без потерь. Наконец кампания достигла своего зенита там, где началась — в городе, где три примарха столкнулись с ксеносами. Чем ближе примархи подходили к центру города, тем сильнее становились псионические волны, и тем крупнее и ужаснее становились ксенотвари. Несмотря на силу, никто не мог сказать, какой вред был бы причинён примархам, если бы не грозовые провидцы, которые отражали основную массу псиатак ксеносов. Воздух мучительно визжал, когда сама реальность истончилась до точки разрыва, не-свет Варпа сиял через миллионы трещин и прорех.

Джагатай, Хорус и Мортарион поняли, что достигли центра вторжаения ксеносов, когда даже они не смогли пройти дальше, настолько мощными были псионические волны, исходящие из пульсирующей раны в реальности в самом центре города. Над головами нависла арка из подрагивающей живой плоти, которая некогда была человеком. Под аркой была пустота, пульсирующая энергией варпа, и из неё появилось огромное раздутое тело, мешок из плоти с трясущимися псевдоподами и десяткими слишком знающих глаз. Произнеся древнее чогорийское проклятие, Хан поклялся, что чудовище не получит власти во владениях его отца, и его братья встали рядом с ним, в то время как оставшиеся грозовые провидцы окружили их, использую каждую йоту своих сил, чтобы отогнать ужасных сородичей чудовища. Военные историки могут задаться вопросом, какая сила смогла противостоять не одному, но трём сыновьям Императора, и в описанном далее сражении они найдут ответ. Чудовище обладало целым рядом вооружения, от алмазно-острых щупалец до неумолимой мощи своей абсолютно чуждой воли — десять грозовых провидцев погибли за десять секунд, их разумы были разорваны под натиском псионической силы ксеноса. Примархи подверглись серьёзному испытанию, хотя они не знали страха, каждый вскоре получил по десятку, а то и больше ран. Даже могучий Хорус почувствовал ментальный хлыст чудовища, и хотя он устоять перед его волей, от усилия у него из глаз потекла кровь. Мортарион тоже сопротивлялся этому ужасному врагу, несмотря на то, что его коса отсекала трясущиеся щупальца десятками, он изо всех сил старался сохранить разум и контроль над телом. Как и в случае с Хорусом, чудовище не смогло сломить оборону Мортариона, но противостояние поставило Повелителя смерти на колени.

Именно Джагатай Хан прикончил ксеноса. Общими усилиями оставшихся грозовых провидцев Великий Хан стал невидимым для чудовища, и пока то сконцентрировало свои атаки на Хорусе и Мортарионе, Джагатай смог обойти его огромное раздутое тело и смог найти уязвимое место на брюхе.

В  Ордене есть те, кто балует себя мыслями о том, какими бы были времена, если бы Джагатай не спешил с последним ударом и задержался, чтобы чудовище продолжило атаковать его братьев. Подобные размышления конечно же тщетны, и они игнорируют саму его природу. Джагатай ударил, проткнув какой-то важный узел или орган в центре масс чудовища. Оно умерло на его клинке, но взрыв эфирной энергии почти прикончил и самого Хана.

Тем, кто спас Хана от засасывания в рассеивающихся вихрь, был Хорус Луперкаль. Таким образом Друн был освобождён — однако ни один из жителей этого мира не обрадовался поражению ксенохозяев. После смерти чудовища и закрытия порталов, через которые ксеносы распространяли своё влияние, сотни миллионов марионеток упали и больше не встали.

По правде говоря подобная судьба была милосердием для обитателей Друна и Империума, потому так или иначе, их бы всё равно приговорили к смерти.

Бледный император

История Бледного императора известна немногим. Ни один летописец не написал о ней эпичных строф и не запечатлел её в захватывающей пикт-записи, но многие среди Белых шрамов вспоминают о ней, когда чужаки не воспринимают всерьёз доблесть Хана в битве или жестокость, которая скрывается за его улыбкой. Детали потерялись в обычном приукрашивании и адаптации Белых шрамов, которые рассказывали историю, но мы можем выделить истину, которая остаётся неизменной вне зависимости от того, какое братство вспоминает историю. В поздние годы Великого крестового похода где-то в 980.М30 сила, состоящая из примерно пяти братств, отправляется в неизведанную часть космоса на краю сектора Мандрагоры. Братства меняются при каждом пересказе, и из-за природы хранения записей Белых шрамов становится трудно определить, какая версия является правдой, но единственный факт, который никогда не меняется, это то, что их возглавлял Великий Хан.

Там, на самой границе известного космоса, где ксеносы рыщут во тьме среди звёзд, Белые шрамы наткнулись с горсткой миров скудно населённых древними терранскими потомками, хотя в историях Белых шрамов они остаются безымянными. На первых из этих миров располагалось несколько небольших городов, и в отличие от многих других человеческих колоний, которые пережили Эру раздора, эти процветали. Это была редкая находка, владения чистого человеческого генофонда, чьи технологии могли сравниться с технологиями Империума, но чей малый размер препятствовал сопротивлению Империуму. Несмотря на предложения о единстве и мирной интеграции, которые передавал Великий Хан, он и его воины были встречены не как давно потерянные братья и спасители, но как захватчики, и их флот подвергся атаке. Хотя Джагатай, который был государственным деятелем и строителем империй в той же степени, что и воином, надеялся на мирное Согласие, он в равной степени был рад испытать своих воинов в честной битве против достойного врага.

Суда, которые поднялись с низкой орбиты навстречу крейсерам Белых шрамов, были крепкими кораблями, без сомнения закалёнными веками сражений с ксеносами и корсарами, но их были слишком мало, чтобы противостоять дюжине имперских кораблей. После нескольких коротких обменов залпами они были критически повреждены и пылали, однако в знак признательности их храбрости, Великий Хан отдал приказ дать им отступить. Захватив пространство на орбите, Джагатай перешёл к боевой высадке. Боевые и десантные корабли опустились на северные равнины, которые обозначали границу населённой зоны. Здесь несколько тысяч Белых шрамов сошлись в битве с защитниками анклавов, несколькими сотнями воинов, закованных в огромные боевые доспехи, увешанных тяжёлыми пушками и излучателями, больше похожих на ходячие танки, чем на обычных воинов. Как будто по негласному соглашению две стороны собрались за пределами башен города — никто не желал их разрушения — и после короткой паузы раздался рёв пушек и какофония сталкивающихся клинков.

Эти неуклюжие доспехи выдерживали практически всё лёгкое вооружение Белых шрамов и несомненно являлись реликвией Тёмной эры технологий, но эти потерянные кузены Терры не могли сравниться со скоростью Белых шрамов. Там, где другие легионы встретили бы врага в лоб, авангард Белых шрамов верхом на реактивных мотоциклах Скимитар обошли врага, отмечая слабые места в сочленениях брони и питающих кабелях, проносясь взад и вперёд по полю боя. Их враг наступал единым фронтом, пока их пушки пытались уследить за воинами легиона, оставляя за ними огромные кратеры. Маневрируя как казалось практически в случайном порядке, Белые шрамы старались разделить строй врага и изолировать их друг от друга. Вслед за авангардом оставшиеся Белые шрамы развернули тяжёлое вооружение и бронетехнику для уничтожения вражеских машин, которые отставали от основного войска. Когда потери начали расти, в строю боевой брони противника начали образовываться дыры, и кружащие эскадроны реактивных мотоциклов Белых шрамов быстро перешли в атаку, внезапно перестроившись в клин, нацеленный в сердце врага. Штурм возглавлял Великий Хан, примарх мог сравниться по размерам и силе с этими военными машинами, а его клинок был намного быстрее сенсоров-авгуров, которые направляли их оружие. Видя пример своего повелителя, Белые шрамы удвоили усилия, и одна за другой вражеские боевые машины были окружены и уничтожены.

После победы Каган пощадил врага и оставил их города нетронутыми. Из числа тех воинов, которые хорошо показали себя в битве, Джагатай Хан выбрал троих в качестве послов к правителю анклава, достойных нести слова примарха легиона, одновременно символ уважения достойного противника и силы, которая подкрепляла его просьбу. Через этих чемпионов он хотел передать предложение, которое делал так много раз: служи Императору и процветай, воспротивься ему и познаешь смерть. Великий Хан предпочитал такой способ ведения войны — столкновение воинов в открытой и честной битве, за которой быстро следует благородная капитуляция, а не затяжная резня и полное уничтожение, к которым прибегали некоторые из его братьев. Он всегда был больше, чем простым мясником и генералом, больше строителем империй, чем некоторые из его братьев.

Uhaan Solban

Дредноут «Контемптор» Тегусай из Ухаан Солбан.
Дредноуты Белых Шрамов редко можно увидеть за пределами крепостей Чогориса и Терры, и только в тех ключевых битвах, которым суждено стать легендой. Тегусай незадолго до открытия предательства Альфа-Легиона на Чондаксе; он будет потерян на Хондерале, до последнего сражаясь чтобы защитить раненых, при погрузке на борт ожидающих «Орлов Бури».

Вскоре эмиссары Великого Хана вернулись в его лагерь по кускам, убитые стажей Бледного императора, который правил этими небольшими владениями. На его щедрость отплатили презрением и кровью, несмотря на очевидное превосходство легиона, который уже доказал, что не является ровней воинам противника. Такой жестокий жест глупого и обречённого неповиновения ввергли Великого Хана в тихую ярость, как из-за смерти его воинов, так и из-за тех действий, которые теперь он был вынужден предпринять. В эту же самую ночь его легион уничтожил безымянный город. Они сожгли и разнесли башни, выследили каждого жителя и предали его мечу. Они перемещались от мира к миру, неся лишь смерть и разрушения, прокладывая пылающий путь праха к тронному миру Бледного императора. Там Белые шрамы вступили в бой с лучшими воинами и боевыми машинами, которые тот смог найти, и разорвали их на части. Они снесли позолоченные врата его дворца и убили всех внутри. За исключением одного. Загнанный на трон, который он ценил больше жизней собственных подданных, Бледный император был единственным человеком, оставленным в живых после мстительного штурма Белых шрамов. Джагатай Хан, чья броня была скользкой от крови убитых и покрыта пеплом империи, встретился с ним. Он сказал лишь несколько слов падшему императору: «Ты выбрал эту судьбу. Ты направил мою руку из-за жалкой гордыни. Я хотел бы убить тебя, чтобы твоя кровь присоединилась к крови тех, кого ты заставил меня убить, но я не стану этого делать. Ты останешься здесь, чтобы другие знали о цене гордыни, чтобы нам не пришлось вновь запачкать свои клинки».

Так кончается история, рассказанная Белыми шрамами, которые расценивают её как свидетельство преданности их легиона и предостережение тем, кто недооценивает их повелителя. Однако существует и альтернативная версия, которую рассказывают очень редко и лишь в тех братствах, которые состоят из старейших чогорийских рекрутов. Эти ветераны рассказывают о другом конце истории, о другом заявлении Джагатая своему врагу, которое говорит о незажившей ране легиона и примарха.

«Ты выбрал судьбу, которую я не смог. Ты выбрал гордыню вместо рабства. Я хотел бы убить тебя, потому что ты напоминаешь мне о моём выборе, но я не стану этого делать. Ты останешься здесь, чтобы я помнил цену гордыни, и почему мы пачкаем свои клинки, убивая мелких императоров».

Белые Шрамы приняли участие во множестве кровавых сражений во время Великого крестового похода и под руководством Джагатай Хана стали широко известны за свои быстрые атаки и штурмы.

Ересь Хоруса

«Пока враг дышит, не ищи покоя. Избавься от всех безделушек, что замедляют тебя. Иди тёмными и одинокими дорогами к своему врагу. Принимай бой на его условиях и побеждай своим умением, дабы стать прославленным и целеустремленным воином.»
– Гархелин Тульский, капитан братства V легиона

Джагатай Хан со своим легионом провел несколько лет в сражениях против орков в системе Чондакс. Во время этой затянувшейся стараниями Альфа-Легиона кампании Белые Шрамы и узнали о предательстве Хоруса и о резне в зоне высадки и Рогал Дорн призвал Шрамов вернуться на Терру. В это время Леман Русс, вернувшийся с Просперо, связался с Джагатай Ханом и предложил тому объединить силы. Однако Хорус предусмотрел это и послал Альфа-Легион напасть на Русса. В результате большого численного перевеса, Космические Волки проиграли битву на Яранте. Несмотря на то, что Джагатай Хану была противна мысль о том, чтобы оставить Волков в одиночестве, из-за разразившихся варп-штормов Джагатай подчинился настоятельным просьбам Дорна вернуться на Терру, а не вступать в кровопролитную битву с Альфа-Легионом. Больше всего Джагатай Хан хотел понять, что же случилось с Империумом. Воспользовавшись формацией флота, известной как «долото», Белые Шрамы прорвали блокаду Альфа-Легиона, уничтожив несколько их боевых кораблей и покинули систему Чондакс.

Bots-faces

Описание ритуального шрамирования

Brotherhood-of-the-storm-cover-clean

Хан и его легион в битве за Улланорскую Систему

Через некоторое время Хан решил собственными глазами увидеть источник всех проблем и прибыл на разрушенное и опустевшее Просперо. На этой планете Белые Шрамы встретили агрессивных призраков психнойенов (Psychneuein) — давно уничтоженных огромных инсектоидных пси-хищников терроризирующих Просперо задолго до событий Ереси. Против них оказалось бесполезным любое оружие и магистр Квин Кса отдал приказ к отступлению. Там же перед Ханом предстала эфирная проекция Магнуса Красного, умолявшего его выбрать сторону в войне и не доверять Императору. Хан изгнал тень своим мечом, а после он и его Кешиги встретились в бою с Мортарионом и его Саванами из Гвардии Смерти. Пока корабли Белых Шрамов и Гвардии Смерти вступали в бой, в самом легионе началась попытка переворота, возглавляемая Торгун Ханом и Хасик-Ноян Ханом, попытавшимися захватить командование над флотом Белых Шрамов, оставить Джагатай Хана на Просперо и объединиться с Хорусом. Благодаря действиям Шибан Хана, заговор провалился и вскоре Мортарион со своим легионом скрылись.

Битва за Терру

Основная статья: Битва за Терру

Во время осады Дворца Императора Белые Шрамы вместе с Кровавыми Ангелами и Имперскими Кулаками сражались против предателей. Они организовали несколько быстрых штурмов и вместе с остатками 1-го Танкового Дивизиона Терры и несколькими имперскими пехотными полками успешно совершали набеги на линии снабжения космического порта Врата Льва.

3151e044a8da89f501daed60076bbc19

После Ереси

Stormseer

Грозовой Пророк Белых Шрамов

После окончания Ереси Хоруса Белые Шрамы приняли Кодекс Астартес и легион был разделён на несколько орденов. Для того чтобы охранять границы от ренегатов, преступников и чужаков, обитающих в Мальстриме, Робаут Жиллиман приказал усилить ближайшие к этому региону системы. Именно на Белых Шрамов легла эта ответственность.

Известные сражения

White Scars Pre Heresy

Ветеран Белых Шрамов

  • ???: Потерянный Род. Согласно записям Великого Хана Кван Жоу, Белые Шрамы после своего возвращения на Мундус Планус узнали, что их родной мир стал целью для множества набегов тёмных эльдар. Джагатай поклялся положить этому конец и провел множество боев против захватчиков. Во время битвы за Корусил V он вместе с первым братством последовал за могущественным повелителем тёмных эльдар во врата, ведущие в Паутину, откуда не вернулся, и потому Белые Шрамы до сих пор ненавидят этих пришельцев.
  • ???: Гехёфтское Вторжение. Когда планета Гехёфт стала целью атаки Гнилостного Когтя и демонического вторжения, Белые Шрамы под руководством Кор'сарро Хана и при поддержке Тёмных Ангелов и Бриндельвельдской Имперской Гвардии прибыли на помощь населению мира. К сожалению было слишком поздно и несмотря на яростные битвы, планета была потеряна и был проведён Экстерминатус.
  • ???.М41: Атака на Волгхаст. Белые Шрамы сражались с тау септа Виор'ла. библиарий Калджук сумел омрачить сознание командования Тау и организовать засаду, уничтожившую войска ксеносов.
  • ???: Блекфистское Скальпирование
  • ???.M41: Охота за Волдориусом
  • ???.M41: Джопальское Восстание
  • 742.M41: Дамоклов Крестовый Поход
    08ef77eb1310567982d307f8636cae55

    Белые Шрамы и Гвардия Ворона против Тау

  • 755.M41: Крестовый Поход Миров Саббат. Белые Шрамы сражались вместе со Святой Саббат во время ее похода по освобождению миров Саббат от войск Хаоса. После её мученичества на Харкалоне, где она получила Девять Святых Ран, её тело было вызволено Белыми Шрамами и перенесено на планету Хагия.
  • 775.M41: Восстание в Четвёртом Квадранте.
  • 856.M41: Очищение Дайаты.
  • 869.M41: Битва за Грейз Месу.
  • 925.M41: 4-я Рота под командованием Джогатен Хана приняла участие в Битве за Кардрим против Некронов и Орков.
  • 936.M41: Крестовый Поход Кровавого роя.
  • 945.M41: Битва за Фрейтон VI.
  • 988.M41: Отвоевание Мира Ринна. Белые Шрамы помогли Багровым Кулакам очистить их родной мир от орочьей угрозы.
  • 989.M41: Объединенные силы Белых Шрамов и еще шести орденов космодесанта приняли участие в Битве за Фир — очищении демонической планеты Фир.
  • 998.M41: Третья Война за Армагеддон. Белые Шрамы отправили на эту войну три полноценных братства. Одно из них, Тулварское Братство под руководством Субоден Хана, защищало жизненно важные топливные и водные буровые и перерабатывающие установки в Мёртвых Землях. В первые дни боевых действий, Братство столкнулось с Культом Скорости Белой Молнии в Битве за Каньон Данте, и успешно оттеснило орков в замерзшие воды Океана Бурь.
    E12f2cf80404c35ecbb70ea186e83f02

    Белые Шрамы в бою с Тау

  • 999.M41: Битва за Бухту Му'гулат.
  • 999.M41: 13-й Чёрный крестовый поход. Белые Шрамы послали к Кадианским Вратам войска под командованием Хаджог Хана. Через некоторое время Братство Хаджога стало одной из основных угроз планам Абаддона. Из-за этого Абаддон приказал первой роте Чёрного Легиона под руководством Зарафистона и орде Заблудших и Проклятых найти и уничтожить Братство, в результате чего осады 3 крепостей были прерваны. Хаджог организовал атаку на рабский конвой на Кадии, в результате чего братство попало в засаду и понесло тяжёлые потери. Белые Шрамы отступили к Пилону Моря Кадукад, где последние шестьдесят братьев яростно сражались до самой смерти.

Боевая доктрина

M1860430 Rapid Strike

Белые Шрамы (миниатюры)

Орден Белых Шрамов высокомобилен даже по меркам космодесанта и специализируется на использовании штурмовых мотоциклов, лендспидеров, грозовых когтей и прочей быстрой техники для нанесения молниеносных атак. Наездники на мотоциклах в своих атаках часто используют специальное силовое оружие, известное как Силовое Копье. В результате тактики Белых Шрамов, тяжеловооруженным силам противника часто приходится гоняться за своими тенями, пока космодесантники атакуют слабые места войск врага. Белые Шрамы предпочитают атаковать врага издалека, используя свою скорость и огневую мощь для уничтожения противника, но при необходимости не избегают и ближнего боя.

Организация

WS Chapter Organisation

Структура ордена Белых Шрамов (на момент 999.М41)

Организационная структура ордена отражает племенную культуру их родного мира, а библиарии Белых Шрамов известны как Грозовые Пророки. Белые Шрамы ведут набор рекрутов на одной планете — Мундус Планус. Этот степной мир населен враждующими между собой племенами, среди которых для вступления в орден избираются лучшие и самые многообещающие молодые воины. Как только воин становится Белым Шрамом, его верность племени заменяется верностью ордену и Императору.

Как поступал примарх во время своего покорения степей, рекрутов из различных племен объединяют в отделения. Каждое отделение становится частью Братства, которое является аналогом стандартной Роты. Однако, в отличие от кодексных орденов, Белые Шрамы используют гораздо большее количество отделений мотоциклистов и лендспидеров, что является следствием предпочитаемого орденом стиля ведения войны. В ордене довольно мало танков, а те, что есть, представляют собой сильно облегчённые модификации.

Белые шрамы набирают неофитов только из кочевых племен родного мира Чогориса. На их Родной планете война между племенами актуальна по сей день. Это суровые и крайне гордые войны для которых честь их племени, превыше всего. Войнов из одного племени распредляют по разным ротам (братствам) тем самым гарантируя, что прежние обиды будут забыты. В следствии обучения, все прежние межплеменные расприи забываются, поскольку нет чести Выше, чем служить  великому Кагану, своему хану и Белым Шрамам в целом. В случае если старые обиды давали о себе знать и спор нельзя было решить никак иначе, Белые Шрамы организовывали ритуальный бой, в котором и решался спор.

В отличии от других орденов космодесанта, Белые Шрамы не используют тяжелое вооружение. Все то что не способно двигаться со скоростью ударной группы — не может входить в состав ударной группы. Белые Шрамы единственный орден космодесанта, кто не использует дредноуты в своих операциях. Обусловлено это в первую очередь тем, что дредноут крайне медлителен и не подходит под действия боевой доктрины ордена. Также в силу своих убеждений, Белые Шрамы считают что лучше дать войну возможность умереть, нежели быть погребенным в кибернетическом саркафаге дредноута. Как истинным кочевникам привыкшим к свободе — заточение души после смерти считается позорным и неправильным среди Белых Шрамов.

Стратегическая диспозиция ордена после Неодолимого крестового похода достигшего Чогорис:

Командование ордена
White Scars Symbol

Джубал хан,
Великий хан

почётная стража
адъютанты
сервы и сервиторы

Оружейная Апотекарион Командование флота Задиин Арга (Библиариум) Реклюзиам
Магистр кузни
Хамкар
Ст. апотекарий Оголей
Магистр флота


Ст. Грозовой пророк Сагари
  • эпистолярии
  • кодиции
  • лексикании
  • аколиты








     
Глас Бури Джагорин
Братства
White Scars Lightning Icon
Ветеранская рота Боевые роты
1-я рота 2-я рота 3-я рота 4-я рота 5-я рота
«Братство Острия копья» «Братство Огненного кулака» «Братство Орла» «Тулварское братство» «Братство Гнева бури»
Джурга хан, Мастер Военного совета Барутай хан, Мастер Знаний Кор'сарро хан, Мастер Охоты Джогатен хан, Мастер Клинков Гибоден хан, Мастер Духов
  • 2 лейтенанта
  • знаменосец
  • чемпион
  • ветераны

     
  • 6 линейных отделений
  • 2 отделения ближней поддержки
  • 2 отделения огневой поддержки

     
  • мотоциклы
  • Лендспидеры
  • дредноуты
  • транспортная техника
  • 2 лейтенанта
  • знаменосец
  • чемпион
  • ветераны

     
  • 6 линейных отделений
  • 2 отделения ближней поддержки
  • 2 отделения огневой поддержки

     
  • мотоциклы
  • Лендспидеры
  • дредноуты
  • транспортная техника
  • 2 лейтенанта
  • знаменосец
  • чемпион
  • ветераны

     
  • 6 линейных отделений
  • 2 отделения ближней поддержки
  • 2 отделения огневой поддержки

     
  • мотоциклы
  • Лендспидеры
  • дредноуты
  • транспортная техника
  • 2 лейтенанта
  • знаменосец
  • чемпион
  • ветераны

     
  • 6 линейных отделений
  • 2 отделения ближней поддержки
  • 2 отделения огневой поддержки

     
  • мотоциклы
  • Лендспидеры
  • дредноуты
  • транспортная техника
WS 1st Bro
WS 2nd Bro
WS 3rd Bro
WS 4th Bro
WS 5th Bro
Резервные роты Рота скаутов
6-я рота 7-я рота 8-я рота 9-я рота 10-я рота
«Братство Соколиного глаза» «Братство ловчих степей» «Братство Кровавых всадников» «Братство Грозового раската» «Братство говорящих с ветром»
Очир хан, Мастер Щитов Олуджин хан, Мастер дозора Ворга хан, Мастер скакунов Хададжей хан, Мастер луков Джодага хан, Мастер храбрецов
  • 2 лейтенанта
  • знаменосец
  • чемпион
  • ветераны

     
  • 10 линейных отделений

     
  • боевые танки
  • дредноуты
  • транспортная техника
  • 2 лейтенанта
  • знаменосец
  • чемпион
  • ветераны

     
  • 10 линейных отделений

     
  • Лендспидеры
  • дредноуты
  • транспортная техника
  • штурмовики
  • 2 лейтенанта
  • знаменосец
  • чемпион
  • ветераны

     
  • 10 отделений ближней поддержки

     
  • мотоциклы
  • дредноуты
  • транспортная техника
  • 2 лейтенанта
  • знаменосец
  • чемпион
  • ветераны

     
  • 10 отделений огневой поддержки

     
  • дредноуты
  • транспортная техника
WS 6th Bro
WS 7th Bro
WS 8th Bro
WS 9th Bro

Убеждения и вера

Белые Шрамы разделяют убеждения своего примарха, почитая Императора как Высшего Объединителя Человечества, но не как Бога, и поэтому они не считают Имперское Кредо своей верой и мало уважают Экклезиархию. Белые Шрамы верят, что их долг — уничтожить врагов Императора, готовясь к тому дню, когда Он восстанет с Золотого Трона, чтобы начать новый Великий крестовый поход, чтобы объединить галактику. В этот день Джагатай-хан вернется из пустоты, чтобы снова возглавить орду.

Для Белых Шрамов молния, служащая  знаком их ордена, является мощным и важным символом, представляющим как их стиль ведения боя, так и повторяющие Шрамы Чести воина, которые они носят на своих лицах. Молния также представляет силы грозовых пророков. Орден Белых Шрамов полагает, что, пока стихийные, анимистические силы воздуха и земли прислушиваются к призыву Штормовых Провидцев, Белые Шрамы никогда не будут колебаться на поле битвы. Все Белые Шрамы несут длинный ритуальный шрам на лице, который называется Шрам Чести и является знаком, который они получают, когда неофитов принимает в состав орды.

Известные корабли Белых Шрамов

Известные Белые Шрамы

Во время Ереси

  • Джагатай Хан — примарх
  • Цинь Са — магистр кешигов
  • Намаи — заместитель Цинь Са
  • Хасик Ноян-Хан — нойон-хан орды Камня. После событий на Просперо был изгнан из легиона и причислен к Сагьяр мазан.
  • Джемулан Ноян-Хан — нойон-хан орды Земли
  • Ганзориг — нойон-хан
  • Цинь Фай — нойон-хан
  • Таргутай Йесугей — старший грозовой пророк. Используя прототип Золотого Трона, пожертвовал собой, открыв Белым Шрамам путь на Терру через Паутину.
  • Наранбаатар — грозовой пророк
  • Цолмон-Хан  — хан братства Золотой Звезды
  • Джубал-хан — хан братства Летней Молнии, первый Мастер Охоты Белых Шрамов
  • Шибан-хан, Тахсир — хан братства Грозы
  • Торгун-хан — хан братства Луны. После событий на Просперо был изгнан из легиона и причислен к Сагьяр мазан.
  • Хибу-хан — хан братства Рассветного Неба. После событий на Просперо был изгнан из легиона и причислен к Сагьяр мазан.
  • Гогал-хан — командир кешигов Хасик Ноян-хана. После событий на Просперо был изгнан из легиона и причислен к Сагьяр мазан.
  • Алтан Нохайэмчи, впоследствии — один из Странствующих Рыцарей

После Ереси

  • Ангнар — хан Белых Шрамов, ставший первым Магистром ордена Тёмных Охотников
  • Цемакар — правая рука Кор'cарро Хана, убит во время битвы на Агреллане
  • Джебе — чемпион третьей роты
  • Джогатен Хан — капитан 4-й роты, возглавлял её во время Битвы за Кардрим
  • Джубал Хан — великий хан
  • Джурга Хан — капитан
  • Калджук — библиарий
  • Хаджог Хан — капитан братства, убит во время 13-го Чёрного крестового похода
  • Кор'сарро Хан — капитан 3-й роты, Мастер Охоты
  • Почтенный Кьюблай — был Великим Ханом до Джубал Хана
  • Сеглей Хан — капитан
  • Субодай — капитан, убит во время освобождения Мира Ринна
  • Субоден Хан — хан Тулварского Братства

Уникальные войска

Реликвии

  • Знамя Орла — В качестве Первой Главы Основания Белые Шрамы могут проследить свою историю  до рождения Империума. Самые старые реликвии Главы относятся к тому древнему времени, и Знамя Орла является одним из таких артефактов. Невероятно редко, когда этот почтенный стандарт попадает в тигель войны, хотя любой коварный командир знает вдохновляющий эффект, который может оказать такое священное знамя на тех, кто сражается в его развевающейся тени. У короны знамени восседает славный орел адамантия — символ кровавой победы Белых Шрамов на Голгофе, от которой и происходит Знамя Орла.
  • Tulwar
    Дуэльный тулвар — считается, что он возник среди горных племен Чогорис, дуэльный Тулвар — ритуальное оружие Белых Шрамов. Его короткое изогнутое лезвие делает его идеальным для быстрых и коротких ударов, позволяя владельцу увеличить скорость в бою, переключаясь между оборонительными и наступательными позициями одним движением запястья. Ритуальные поединки  распространены среди чогорианских соплеменников, и, хотя вражда которая вдохновляет многих на такие поединки, крайнее редка среди Белых Шрамов, практика дуэли для разрешения личных споров, оттачивать навыки или даже просто ради любви к вызову остается. Многие Белые Шрамы имеют специальные изогнутые клинки, сделанные по образцу тулваров, используемых чогорианским народом и несут их в ожидании неизбежного ближнего боя, в котором завершаются многие битвы. Особая форма и баланс этого оружия позволяют им быстро и ловко владеть оружием, молниеносно переходя от обороны к атаке. Их несут в дополнение или вместо Боевого ножа, в зависимости от предпочтений война.
  • Глефа мести — Белые шрамы обнаружили эту древнюю реликвию во время завоевания скопления звезд Бэйла, далеко за восточной окраиной. Глефа мести было тем оружием, которым когда-то обладал великий хан Кьюблай, до того, как Мастер Главы был убит Темным Эльдаром Окровавленного Когтя. Потрескивающее энергетическое поле окружает грозный изогнутый клинок, который простирается от адамантиевого рукоятки оружия, позволяя ему пробить любую броню. Некоторые из Белых Шрамов утверждают, что дух Кьюблай-хана по-прежнему цепляется за лед и что его бесконечная жажда мести своим убийцам — вот что заставляет это оружие, похоже, бросаться на врага с собственной волей.
  • Chogorian Glaive
    Гуань Дао — фирменное и присущие только Белым Шрамам оружие. Гуань Дао — чогорианская глефа, силовое копьё. Считающееся благословенным оружием, Гуань Дао обладает двухметровым металлическим стержнем с односторонним изогнутым лезвием, который в первую очередь используется Белыми Шрамами  для увеличения досягаемости или увеличения углового момента, и, следовательно, силы удара, когда оружие поворачивается. Это делает Гуань Дао идеальным для зарядки с задней части транспортных средств или нанесения ударов по противникам, находящимся вне досягаемости их оружия. Когда воин спешивается, силовое копье служит в первую очередь для отражения ближних атак противника и последующей мощной контратаки. Его длина в два метра позволяет сражаться с несколькими противниками одновременно держа их на необходимом расстоянии.
  • Глаз Охотника — Племена Чогориса славятся на всей территории Империума за непревзойденное мастерство своих конных лучников. В Свитках Равнин написано, что Глаз Охотника — гениально сконструированный бионический глаз непревзойденного качества — был создан в честь этого аспекта наследия Белых Шрамов. Это устройство выявляет слабые места, оцениваемые авгуром в обороне противника, позволяя его владельцу нанести удар с невероятной точностью или передать эту информацию  дружественным силам, поражающим цель под правильным углом. Данные, собранные этим устройством, позволяют владельцу даже видеть за укрытием и гарантируют, что ни одна жертва не избежит охотника.
  • Мантия Грозовых Штормов — Древний экстрасенсорный капюшон, известный как Мантия Грозовых Шипов, потрескивает от едва сдерживаемых элементных энергий. Никто не знает, кто создал эту реликвию, известно лишь, то что ею может пользоваться величайший из библиариев Белых Шрамов. Такая мощь подвластна только самому искуснному и опытному псайкеру. Сказано, что для направления этих сущностей мантия не только окружает своего владельца плащом контрпсихической силы, но и позволяет ему владеть гневом самой бури.
  • Муондраккан — Штурмовой мотоцикл Муондраккан был первоначально заказан для четвертого Мастера Охоты Главы. Этот древний байк Астартес является артефактом  Белых Шрамов и на протяжении многих тысячелетий служил универсальным механическим конем для многочисленных Мастеров Охоты. Оснащенный мощными двигателями, пуленепробиваемыми шинами и грозным вооружением, которое модифицируется и дополняется в зависимости от преследуемой жертвы. Муондраккан является олицетворением неумолимого духа Белых Шрамов.
  • Лунный Клык — это древний Силовой меч и  крайне почитаемая реликвия Главы Белых Шрамов. Это грозное лезвие пролило много крови  многочисленных отступников, еретиков и ксеносов со времени его ковки. Лунным клыком как правило обладает Мастер Охоты Белых Шрамов.
  • Гнев Небес — реликт Белых Шрамов. Этот байк был сконструирован так, чтобы обладать скоростью самого шторма по приказу предыдущего Мастера Охоты Хантака Хана. Он оснащен диатремитовой цилиндрической решеткой и короткозамкнутым гравитационным рабочим колесом, что позволяет ему вращаться со скоростями, которые позорили бы даже Лендспидер. Гнев небес это самый быстрый байк в арсенале Белых Шрамов.
  • Молниеносный клинок Чогориса — это древняя реликвия Белых Шрамов, ослепительный серебряный силовой меч с зазубренным клинком, выполненным в форме молнии. Кажущийся тяжелым и неуравновешенным при первом осмотре, меч кажется скорее церемониальным предметом, чем настоящим оружием войны. Когда его силовое поле активируется, оно оживает, синие лучи искривляются от его края и замысловатых, скрытых подвесок в рукояти, что делает его легким, как перышко. Молниеносный Клинок Чогориса был передан Караулу Смерти Братством Белых Шрамов после смерти Хана Кубылая после его смерти в районе аномалии Хадекс.
  • Ятаган Великого Хана — реликвия белых шрамов. На этом Силовом Мече в форме ятагана тонко выгравирована филигрань величайших побед Белых Шрамов. Говорят, что это оружие было благословлено самим Джагатай-ханом во времена Великого Крестового похода. Этот меч передается из поколение в поколение самому сильному и грозному чемпиону Белых Шрамов. Воин должен не только соответствовать этому клинку и его прежним заслугам, но и вписать новые победы в заслуги ятагана.
  • Onogura
    «Оногура» — это почтенный Ленд Рейдер Белых Шрамов. В переводе с Чогорийского, Оногура означает 10 лучников или 10 героев. Оногура служит Белым Шрамам со временем Великого крестового похода и учавствовал во всех значимых компаниях Белых Шрамов. Одно его присутствие на поле битвы внушает Шрамам уверенность в победе, ведь Оногура вышел победителем в тысячах битвах и следующая не будет исключением.
  • Тотем Субетея — длинный посох, украшенный черепом зверя и пучком. Не сохранилось никаких записей о Субетае известно лишь, что он был величайшим героем Караула Смерти. По сей день грозовые пророки чтят этот артефакт, он помогает сконцентрировать свои силы направляя древних духов и отдавая свои предзнаменования великим ханам и братьям Смертельного Дозора. Посох передается между пророками и является неотъемлемой частью его дозора в Караулуе Смерти.

Галерея

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.