Warhammer 40000 Wiki
Advertisement
Warhammer 40000 Wiki
3316
страниц
WS - icon.png
WS text.png
«Существует лишь одна непростительная ложь.
Ложь, которая гласит: всё кончено, теперь ты завоеватель, осталось только выстроить высокие стены и укрыться за ними. «Отныне, — гласит ложь, — окружающий тебя мир безопасен».
Все императоры — лжецы
»
– Из «Мудрости Ханов: Сказаний и изречений чогорийского легиона», записано Илией Раваллион


Белые Шрамы (англ. White Scars) — V из первоначальных двадцати легионов космодесанта. Ныне один из самых известных орденов Адептус Астартес.

Вспышка молнии среди ясного неба, внезапный шторм, налетающий с неожиданного направления, Белые Шрамы воплощают собой стремительный и беспощадный натиск войны. Скорость действий в сочетании с наслаждением скоростным наступлением и столкновением клинков — отличительные черты их сражений, сдерживаемые тихой и скрытой мудростью, которую немногим удалось раскрыть. Белые Шрамы наслаждаются пребыванием в хаотичном сердце битвы, предвидя её превратности и двигаясь по течению, постоянно оказываясь там, где противник слабее всего и меньше всего ожидает нападения, и оставляя на своём пути лишь хладные трупы. Они были следопытами Великого крестового похода, холодным ветром, летящим впереди его сомкнутых армий, выбраковывая слабых и загоняя сильных, чтобы тем, кто следовал за ними, было легче сокрушить их. Множество побед Великого крестового похода не смогли бы состояться, если бы не деяния этих воинов.

Замеченные стратегические предпочтения: внезапные штурмовые атаки, высокомобильные кампании «ударил-отступил», длительные операции без обеспечения на враждебной территории.

Предыдущие названия: великое множество (например, Звёздные Охотники, Долг Крови, Первопроходцы, Серые Призраки).

Владения: Чогорис / Мундус Планус (основное), Терра (терциарные права), звёздное скопление Коларне (многочисленные даннические владения).

Верность: Фиделитас Сциндо, сиречь Верность Раздробленная.

История

«Каждый новый день, что мы встречаем с обнажённым клинком и несломленным духом — победа в этом Великом крестовом походе. То, что V легион выжил и продолжает сражаться — чудо, неожиданное как для друга, так и для врага»
– Приписывается капитану Корнелию Дюру из 3-й роты Первопроходцев V легиона, 832.М30

Каждому из Своих легионов Император даровал генетическое наследие, которое должно было сотворить их пригодными для определённой роли — что в конечном итоге и сделало каждый из них бесподобным инструментом для её исполнения. V легион служил в качестве следопытов Великого крестового похода, постоянно находясь на неизведанных территориях вдали от границ расширяющегося Империума и зачастую оставался невоспетым следовавшими за завоеванием летописцами. Организованный в небольшие мобильные отряды, V двигался впереди армий Императора во время последних завоеваний на Терре, а позднее и среди звёзд, сея вокруг себя смятение и смерть. Они были клинком, который прощупывал слабость перед внезапным смертельным ударом, а вовсе не кувалдой, которой стали некоторые из их собратьев. Тонкое и смертоносное оружие в руках мастера стратегии, Великого Хана Джагатая, сумело превратить этих изгоев Легионес Астартес в силу, способную бросить вызов самой судьбе.

С началом тёмных дней Ереси Хоруса эти непредсказуемые воины окажутся во власти ужасных подозрений: их верность будет поставлена под вопрос теми, кто станет их союзниками, и вместе с тем приниматься будущими врагами. Нередко оставаясь единственным легионом, сражавшимся на дальних рубежах и на окраинах немногочисленных звёздных карт, переживших Долгую Ночь, Белые Шрамы во все времена обходились без поддержки своих братьев и редко предпринимали согласованные действия с другими легионами. Там, где их собратья строили наследие доверия и накапливали взаимосвязанные сети договоров и клятв о взаимной поддержке, Белые Шрамы оставались обособленными. То, что поначалу скрывалось в вопросах стратегии, вскоре превратилось в традицию, благодаря которой легион превратился в уединённую и затворническую силу, известную своей независимостью и волевым характером даже среди других Легионес Астартес. К началу Ереси Хоруса их репутация была такова, что те, кто стремился управлять Империумом, будь они императорами или тиранами, рассматривали легион как награду, которую нужно завоевать и привязать к своим амбициям, точку опоры, способную склонить ход гражданской войны в их пользу.

Забытые сыны Терры

Император произносит речь перед Легионес Астартес

Как и во многих древних преданиях о V легионе, их ранние дни и первые походы остаются затенёнными временем, кровью и скрытностью самих легионеров, в связи с чем нередко упускаются из вида. И всё же в этих сказаниях можно разглядеть образ будущего легиона. С первых же дней своего существования V держался в стороне от собратьев, его бойцов редко можно было встретить среди величественных армий Объединения, и в то же время именно этому легиону суждено было стать одним из первых, кто прольёт кровь во имя Императора. Бойцы V, эти глаза и уши Объединительных войн, проведут свой первый набор среди племён технокочевников Бассейна Туле — людей, обладавших выдающейся выносливостью и бороздивших ледяные пустоши на борту громадных гусеничных краулеров на протяжении долгих лет Эры Раздора, а позднее — из числа более широкого круга рекрутов со всей Терры. В то время как некоторые из ранних легионов, к примеру, XVI, были отправлены на передовую первых завоеваний вместе с Громовыми Воинами Императора, V легиону была дана одна-единственная обязанность — разыскивать сокрытые силы экзальтированных демагогов и полевых командиров, управлявших опустошёнными войной территориями Старой Земли.

В те ранние дни легион насчитывал всего несколько сотен воинов и предпочитал действовать небольшими группами, не превышающими дюжину бойцов. Избранный ими тип операций позволил испытать физическую выносливость космодесантников Императора в условиях, совершенно непохожих на адскую наковальню сражений, выпавших на долю их собратьев. Находившийся в вечном движении далеко за пределами постоянно растущих территорий под властью Повелителя Человечества, V легион пережил ужаснейшие из разрушений, нанесённых Старой Земле за время чудовищного воздействия Эры Раздора, выживая в условиях столь извращённого и опустошённого рад-фагами или пси-чумой ландшафта, что ни одному из простых людей это было бы не под силу. Именно воины V прокладывали путь к восхождению Императора — будучи в состоянии уцелеть среди смертоносных для большинства условий, они появлялись повсюду, двигаясь впереди основных сил Объединения в поисках вероятного противника. Там, где легионеры сталкивались с могущественными полководцами и декадентскими империями, оказавшимися в состоянии пережить Древнюю Ночь, они двигались вдоль вражеских границ в поисках возможности нанести удар, а там, где встречали слабость — оставляли после себя одни лишь трупы. К прибытию основных сил Громовых Воинов и протолегионов Астартес их противник оказывался серьёзно ослаблен и отвлечён работой V легиона, превращаясь в лёгкую добычу для воинств Объединения.

Это была задача, к которой его ранние рекруты оказались отлично приспособлены. Выходцы из кланов Бассейна Туле веками выживали в замёрзших солевых пустошах севера, отличались отчаянной независимостью и стойкостью, но вместе с тем — были бездонной кладезью изобретательной хитрости. Пережив ужасы Древней Ночи с помощью добровольной самоизоляции среди морозных пустошей Туле на крайнем севере, они хорошо усвоили жестокие законы выживания. То были не просто превосходные убийцы, а нечто большее — их наследие в качестве машинных кузнецов и экспертов по выживанию впитали и первые новобранцы легиона. Склонившись пред властью Императора, они оказались превосходным источником для Его следопытов, хотя многие отмечали сознательную привычку офицеров V игнорировать любые приказы, за исключением исходивших непосредственно от Императора или иного полководца, заслужившего их уважение. Вероятно, эта черта служила очередным примером великого плана Императора в действии — нечто в Его предвидении указало на потребность развития подобной особенности, невзирая на протесты со стороны отдельных генералов и советников. Пускай замкнутый характер легионеров и приводил кое-кого в ярость, немногие могли усомниться в талантах этих воинов, которые в скором времени заслужили определённую долю признания среди великих армий Императора за свои стойкость и проницательный ум.

И всё же выполняемые задачи не приносили им славы. Легионеры V годами действовали вдали от основных очагов конфликта. Как только легион завершал свою кровавую работу по изучению врагов Императора, составлению планов его крепостей и оставлял неприятеля слабым, в дело вступали иные Легионес Астартес, с боем вырывавшие победу из рук врага, в то время как V продолжал двигаться вперёд. Немногие боевые награды Объединительных войн отметили понесённые V легионом жертвы, и немногие из ныне живущих знают о Звёздных Охотниках, под именем которых стали известны его первые боевые роты, о дерзком набеге на альбийскую крепость Дубрис, проложившем путь для первоначальных вторжений на эти земли, или о 83-дневном сражении в чёрных катакомбах Кадиру, ключевой цитадели индонезикской области Урш. Невоспетый героизм оказался забытым перед лицом масштабных завоеваний, характерных для иных легионов. Мало кто в V выразил хоть какое-нибудь чувство недовольства по поводу этого скрытого бойкота — напротив, они испытывали сдержанную гордость своей незримой ролью, однако она всё сильнее отдаляла их от остальных Легионес Астартес. Бойцы V превратились в аутсайдеров среди императорской элиты — в равной степени ввиду обстоятельств и по своему собственному выбору, чувствуя себя как дома в дикой глуши, а вовсе не в самом сердце сражений, где им пришлось бы подчиняться прихотям генералов, не вызывавших у легионеров родственных чувств.

Либер Арморум Терраникус, «Воинские братства Легионес Астартес», том 3, V легион (отрывок из издания 756.М30). Записи организованы по принципу: название подразделения, его прозвище и последний известный на тот момент командир.

224-я рота Первопроходцев, название неизвестно. Лейтенант Апион Ганза.

666-я рота Первопроходцев, «Пустотные Дьяволы». Капитан Теон Джуокса.

3-я рота Первопроходцев, «Львы Тапсиса». Капитан Корнелий Дюр.

99-я рота Первопроходцев, «Завершители». Капитан Икем Агур

После того, как власть Императора над Террой и окружающими мирами закрепилась окончательно, бойцы V легиона, разбитого на сотню отдельных рот, каждая из которых сама по себе была крошечным легионом, стали одними из первых Его воинов, кому довелось выбраться за пределы Солнечной системы. Этим ротам «Первопроходцев» был отдан приказ исследовать могучие варп-потоки, струившиеся в эфире вокруг Солнца, разыскать утерянные миры человечества и нанести на звёздные карты опорные пункты чужацких империй. Следуя за одним из немногочисленных известных терранским путешественникам варп-потоков, рота капитана Корнелия Дюра исследовала Хтонию и оставила печально известное в свете последующих событий сообщение о том, что сей мир представляет собой «гнездо змей, извивающихся в темноте, которое лучше было бы уничтожить». Интересно, что позднее сам Хорус отнёсся к этому докладу с изрядной долей юмора, одобрив действия капитана Дюра и его роты, и впоследствии не раз добивался их назначения в качестве следопытов для своего собственного флота. Как и в случае с некоторыми другими осиротевшими легионами, Хорус стал единственным военачальником той поры, кто воздал должное заслугам рот Первопроходцев V легиона — в свою очередь, рождённые на Терре легионеры V относились к Луперкалю с уважением, заслужить которое могли лишь немногие.

На протяжении более чем полувека V легион сражался в одиночестве в своём раздробленном крестовом походе, каждая из его рот оказалась разделена столь грандиозным расстоянием, что отдельные флотилии постепенно начали терять чувство общности со своими собратьями. Как и в прежние времена, их героизм за пределами постоянно расширяющихся владений Императора получал немного похвалы или внимания со стороны лордов Империума. Именно тогда, в эту в значительной степени забытую эпоху, были заложены основы мастерства Белых Шрамов в тактике удара и отступления, основанной на нуждах их боевых задач. Число легионеров в пределах одной роты редко превышало тысячу человек — тысяча воинов, сражающихся против тёмных империй за пределами нанесённых на карты территорий, горстка храбрецов, противостоящих ужасам внешней тьмы вдали от помощи и поддержки. Они наносили удары без предупреждения, совершая набеги и убивая, выманивая противника, испытывая его оборону и тактику, постоянно наблюдая и изучая врага, а впоследствии — передавая купленные кровью своих братьев знания другим Экспедиционным флотам, дабы те могли обрушить гнев Императора на врагов человечества.

Летописный набросок примарха Джагатай Хана периода Великого крестового похода

В эти ранние дни легион жил единственным кредо: каждый новый день — это победа. Выживание в условиях невозможных шансов стало проблемой, с которой они столкнулись, и которую победили с холодным прагматизмом и готовностью пожертвовать всем ради победы. Каждая новая битва заставляла их платить суровую цену, будь то гибель одного из боевых братьев или не подлежащее ремонту повреждение очередной боевой машины, а поскольку они бились в отдалённых уголках Галактики — возможностей возместить боевые потери становилось всё меньше. Медленно, но уверенно V легион размывался под давлением войны и своих собственных упорных привычек ведения оной своими силами. Для воинов V, которые всю жизнь были вынуждены сражаться в тени братских легионов, сама мысль о том, чтобы обратиться к кому-то за помощью, была на вкус горше пепла собственной погибели. Жить и умирать по своему выбору казалось им наилучшим решением. И если бы не внезапное обнаружение потерянного примарха V легиона — события, произошедшего после более чем пяти десятилетий бесплодных поисков, легион мог бы продолжать сражаться вплоть до полного уничтожения. Однако вместо этого его ожидало преображение.

Роты Первопроходцев
В своём изначальном воплощении V легион не был монолитной структурой, подобно многим другим протолегионам. Собственно, и легионом-то он был только по названию. Вместо этого V был организован в автономные роты, каждая из которых поддерживала минимальную взаимосвязь со своими братьями и действовала совершенно независимо. В действительности вплоть до отправленного после обнаружения Джагатай Хана отзыва многие из рот Первопроходцев не имели никаких контактов ни с одним из подразделений V легиона и разработали ряд традиций и ритуалов, уникальных для каждой из отдельно взятых рот. Особенно актуальным это было в начальные годы развития Великого крестового похода, когда каждая из рот зачастую была вынуждена продолжать набор прямо во время своих странствий, ибо конвои со снабжением и подкреплением редко могли развить необходимую скорость для совместного продвижения вперёд. Как ни странно, эта особенность способствовала сближению нескольких рот Первопроходцев с другими легионами, в особенности там, где они сражались в непосредственной близости — лишённые сплачивающей силы примарха, воины V легиона начинали перенимать отдельные элементы практик других легионов. Эти своеобразные субкультуры продолжат существовать вне интеграции в новый порядок Джагатая, и многие из них окажутся вовлечены в давнюю чогорианскую одержимость суевериями и прочими подобными вещами в воинских ложах, пронизавших терранскую ветвь легиона Белых Шрамов.

Численность рот Первопроходцев колебалась от 500 до 3 000 легионеров; записи от 800.М30 перечисляют около 800 известных рот. По предварительным оценкам, общая численность V легиона на тот момент составляла около 80 000 воинов, однако известно совсем немного эпизодов, когда он собирался числом больше чем в несколько тысяч — за исключением экстраординарных случаев, наподобие битвы за Тапсус в конце 744.М30. Несмотря на то, что легион был раздроблен, он продолжал оставаться значительной силой — в основном из-за оппортунистических моделей вербовки, практикуемых многими отрядами легиона для компенсации относительного дефицита подкреплений, получаемых с Терры. Подобная практика вызывала немалые трения между легионами, поскольку воины V неоднократно вторгались на территории, перешедшие более авторитетным легионам. В частности, хорошо известен тот факт, что Феррус Манус и Леман Русс высказывали претензии легиону, набиравшему рекрутов из обещанных им миров, и только прямое вмешательство Хоруса Луперкаля предотвратило порицание странствующих воинов V.

Внутри каждой роты можно было найти невероятное разнообразие подразделений и геральдики, наиболее распространённым из них оставался старый терранский стандарт армий Объединения, деливший большую роту на отдельные группы воинов, каждой из которых командовал капитан, при этом один из них — первый капитан — исполнял обязанности командующего. Столь же разнообразной была и геральдика старого легиона. Большинство рот Первопроходцев сохранили цифру, обозначающую присвоенное им Императором обозначение, однако в дополнение к ним приняли ещё и ряд собственных неофициальных знаков различия, отмечающих различные названия, присвоенные им как имперскими силами, с которыми они служили, так и врагами, на которых они охотились. Образец этих названий и геральдических эмблем, найденный в «Либер Арморум Терраникус», демонстрирует растущую нехватку единства между разделёнными сыновьями V легиона.

Великий Хан

«Мои цвета — это цвета моего легиона, мой символ — это символ моего повелителя. Приказы, что я исполняю, это приказы моего господина, и им надлежит подчиняться беспрекословно. Твоя кровь — это его кровь, и он будет проливать её так, как сочтёт нужным»
– Центурион Яграфар Гунн, Легионес Астартес Белые Шрамы

Мундус Планус (Чогорис).

По иронии судьбы, первооткрывателями потерянного Чогориса стали не прославленные следопыты-Первопроходцы V, а флот XVI легиона под командованием Хоруса и Императора. В этом давным-давно изолированном мире Джагатай успешно связывал воедино расколотые племена внутренних районов, дабы сокрушить местные империи и подчинить весь мир своей воле. Это было достижение, способное посоперничать с деяниями любого из его братьев-примархов в их ранние годы, и Император приветствовал Хана как Своего истинного сына и наследника уготованной ему судьбы. Великому Хану — который сам по себе являлся творцом империй — была дарована роль слуги, с которой он смирился, слуги, связанного с амбициями Императора, вместо роли хозяина. Подобное унижение нелегко далось такому завоевателю, как Джагатай, низвергнувший царей и тиранов по всему Чогорису, и всё же Великий Хан опустился на колени перед этим Императором.

Примечания: Умеренная, транс-биомовая плодородность, регрессивные феодальные владения, местное население / приблизительно 1,8 миллиарда

Большинство исторических свидетельств заставляют нас поверить, что при виде Императора Джагатай испытал благоговейный страх и подчинился без вопросов, однако его собственные записи и сочинения демонстрируют более прагматическое обоснование его покорности. Джагатай, долгое время боровшийся с разобщённостью своего приёмного народа, ясно видел преимущества Империума и светской доктрины Императора об Имперской Истине, а в сомкнутых рядах Лунных Волков — ужасающую цену противостояния. Это был тот же самый выбор, что он в своё время предлагал городам и племенам Чогориса, и даже под покровом пышности и церемониала Хан Ханов понимал, что значило предложение Императора: жить как его вассал или умереть как его соперник. Таким образом, Каган заключил сделку, предложив свою преданность и верность своих подданных в обмен на справедливые, по его мнению, гарантии Императора в отношении обращения с жителями Чогориса и своей роли в будущем Империума. Он снова будет сражаться за единство, испытывая тайное наслаждение от стоявшего перед ним нового вызова — который, в конце концов, позволил ему сложить с себя обязанности, заставившие было погрузиться в мирские реалии правления в качестве губернатора Чогориса.

Несмотря на то, что он уже освоил стратегию завоеваний в своей собственной войне против мелких империй Чогориса, Джагатай Хан не был знаком с передовым вооружением и боевыми машинами Империума. Поскольку сражения по всей Галактике становились всё более изматывающими и жестокими, верные слуги Императора спешили избавить примархов от длительной тренировки в этикете терранского двора или хитросплетений истории Империума. Каждый из них был нужен на фронте, поскольку расширяющийся Империум сталкивался со всё более и более могущественными царствами ксеносов и падшими человеческими государствами, сокрытыми в мрачной пустоте. В глазах Императора и большинства примархов завоевание Чогориса стало более чем достойным подтверждением воинского мастерства Хана. Среди всех его братьев только Робаут Жиллиман и Рогал Дорн возражали против слишком уж кратковременного периода индукции, через который прошёл Джагатай. Оба чувствовали, что если оставить нового примарха без истинного понимания основ Империума и его культуры, то он вряд ли сможет как следует подготовиться к взаимодействию с его фракциями и политикой. Несмотря на эти возражения, чья «предусмотрительность» была признана излишней, вся полнота власти магистра V легиона перешла в руки Джагатая, известного среди своих братьев как Хан, а среди своих людей — как Каган, Хан Ханов.

Справедливости ради стоит отметить, что титул магистра V легиона не имел в те годы большого значения, поскольку будущие Белые Шрамы были разбросаны по самым дальним уголкам Галактики, поглощённые тысячами отдельных войн. Хан стал властителем легиона бродяг, и пускай ситуация в его легионе обстояла хуже, чем у братьев, она тем не менее представляла собой вызов, хорошо подходящий для талантов и истории Великого Хана. Как и на обширных равнинах Чогориса, он стремился создать армию завоевателей из обособленных кочевых племён, а потому начал действовать в том же духе. Используя своих чогорийских товарищей по борьбе, чей возраст позволял им пройти тяжёлые трансформирующие операции и переродиться в космодесантников, Великий Хан сформировал новое ядро бойцов своего легиона. В то же время он послал грандиозный клич, призвав каждый из разрозненных отрядов V легиона, каждую из разбросанных и сражающихся по всей Галактике рот Первопроходцев явиться на общий сбор. Провозглашённый астропатическим хором и доставленный курьерскими кораблями, вызов Джагатая потребует многих лет, чтобы добраться до наиболее удалившихся его воинов. После своего обнаружения в 865.М30 Каган практически десять лет будет ожидать сбора большей части рот Первопроходцев на Чогорисе, однако самые далёкие или вовлечённые в боевые действия роты не выйдут на контакт вплоть до 000.М31. Сила, наконец-то собравшаяся в небесах над Чогорисом в те ранние годы командования Джагатая, вовсе не была единым легионом. Каждая из рот держалась особняком, наблюдая за теми, кто должен был стать их братьями, с подозрением и немалой степенью пренебрежения, словно за сборищем незнакомцев из неведомых земель.

Когда Каган собрал их всех вместе на широких равнинах Пустой Четверти, он узрел тысячу различных символов на воинах сотен разных миров — воинах, связанных друг с другом только тонкими нитями их общего генетического наследия. Джагатай Хан соединил эти генетические связи с культурой Чогориса, создав таким образом основу для объединения своего легиона. Благодаря ритуалам и традициям племён чогорийских холмов в тот день они стали Белыми Шрамами, их верность Кагану и друг другу была закреплена перенесёнными испытаниями крови и боли, а также принесёнными клятвами. Великий Хан наградил их чем-то большим, нежели шрамами, поощряя изучение «Благородных занятий», под именем которых на Чогорисе были известны каллиграфия, охота и пересказ древних сказаний. Он превратил истину Чогориса в принципы своего легиона, представлявшие собой диковинную смесь практичности и религиозных суеверий, чувствовавших себя неуютно рядом со строгими догматами Имперской Истины, отрицавшими и клеймившими любую религию. Отказ Джагатая изменить взгляды своего легиона ради более точного соответствия Имперской Истине послужил причиной для очередного конфликта между Великим Ханом и некоторыми из его братьев, в частности, Лоргаром и Робаутом Жиллиманом.

Это была лишь первая часть стратегии Кагана, поскольку одной лишь традиции было недостаточно. Вслед за проведёнными на Чогорисе играми и церемониями он возглавил объединённые силы новообращённых Белых Шрамов в новой кампании — битвах, в которых они впервые сражались как единое воинство с тех самых пор, как покинули Терру. В качестве цели для боевого крещения легиона Каган избрал погрязшие в беззаконии миры Кольца Коларне. Этот регион космоса был исследован несколько десятилетий назад 103-й ротой Первопроходцев, «Охотниками за Душами», обнаружившими, что он буквально кишит дикими аванпостами ренегатов человеческой расы и странствующими ордами ксеносов. В каждом из составлявших Кольцо диких и адских миров Белых Шрамов ожидала долгая и жестокая борьба с небольшим очевидным выигрышем с точки зрения стратегических ресурсов или ценности. Впрочем, Каган подошёл к выбору поля боя и своей стратегии с присущей ему мудрой осторожностью. Он бросил легион против врага, которого поодиночке не смогла бы одолеть ни одна рота. Только действуя вместе, действуя как один, они могли одержать победу. Он рассеял выращенный им на Чогорисе Кешик, ядро своих Белых Шрамов, по отдельным ротам; то были воины, слава которых с годами возрастёт многократно — Цинь Са, Йесугей, Хасик и множество других. Этим бойцам он уготовил роль своих чемпионов, дабы те распространяли его учение и подавали личный пример легионерам V.

Гравицикл Белых Шрамов

В ходе пятилетней борьбы за очищение Кольца погибнет каждый пятый из 80 000 участвовавших в сражениях воинов, однако крещённых пламенем и кровью уцелевших легионеров свяжут узы куда более сильные, нежели любая простая клятва. Орды зеленокожих Сенгр-Мара и Воргейста были рассечены на части в серии кампаний «ударил-отступил», содержавших характерные признаки тактики, применявшейся племенами чогорийских равнин. Эта тактика борьбы против значительно превосходящих сил неприятеля была прекрасно знакома посвящённым из внутреннего круга Джагатая и лучше всего подходила для максимального использования природной свирепости и отточенных навыков Белых Шрамов. Роты, получившие назначение в самые глубокие системы Кольца, сражались в одиночку и без поддержки практически 3 года, прежде чем оставшаяся часть легиона зачистила внешние районы. Здесь прошли проверку сыздавна оттачиваемые навыки рот Первопроходцев в сочетании с дикостью и мастерством клинка новобранцев с Чогориса. Там, где иные легионы могли дрогнуть и отступить с целью перегруппировки, упустив момент победы, эти грубые воины преуспели, черпая вдохновение в присутствии своего нового повелителя.

В каждом своём сражении Джагатай лично командовал наступлением. Поначалу легионеры просто следовали за ним в водоворот сражений, но по мере того, как рассказы о свирепой доблести и непревзойдённом воинском мастерстве примарха начали распространяться среди V легиона, в скором времени они начали соревноваться между собой, чтобы биться рядом с ним. Именно его пример служил их знаменем на протяжении всего конфликта, и именно с Каганом и друг с другом они связали свои жизни — не с далёкой мечтой об Империуме или каком-нибудь из её миров, а только с Ханом Ханов и дикой радостью, что он даровал им на войне и в жизни. В те неспокойные времена подобные вещи считались малозначительными — никто не мог высказаться в поддержку идеи о том, что поклявшийся в верности Императору примарх когда-либо сможет отбросить свои обеты, и сама по себе абсолютная верность Хану считалась аналогичной абсолютной верности Империуму.

С победой в финальном сражении, состоявшемся на пустынных пепельных полях самого Коларне, множество обитаемых миров Кольца перешли в руки Великого Хана. Эти миры послужили цели связать его легион кровью и войной, и теперь настало время для их службы в качестве источника для восстановления. Среди обширных равнин Чогориса, грубых пустошей Коларне и множества вербовочных лагерей Старой Земли Каган провёл набор рекрутов для пополнения рядов легиона, и когда Белые Шрамы вернулись из кампании в Кольце Коларне, его легион переродился. Они больше не были тенью, скрывавшейся на окраинах Великого крестового похода — Великий Хан привёл их к свету, и отныне он намеревался стоять на переднем крае завоеваний Императора плечом к плечу с другими легионами.

Цена свободы
Большая часть хронистов зачастую не обращает внимания на выбор, с которым вынуждены были столкнуться многие из примархов после воссоединения со своим отцом. Большинство из сынов Императора поднялись до статуса верховных правителей, королей или даже богов, ибо каждый из них был вершиной утраченных наук Тёмной Эры Технологий, трансцендентным существом, чьи возможности многократно превосходили таковые у простых людей. Тем не менее, с появлением Императора примархи внезапно оказались под властью ещё более великой личности, лишившей их того, что казалось незыблемым, божественным правом управлять низшими созданиями или направлять своих преданных слуг. Мог ли хоть один смертный король преклонить колено со смирением, проявленным примархами в историях, что мы рассказываем теперь, после мятежа Хоруса?

Некоторые из придворных учёных считают грехом приписывать легендарным героям такие человеческие эмоции, как ревность или своенравное пламя амбиций — особенно в эпоху, когда человечество испытывает особую нужду в незапятнанных и чистых героях. И всё же куда больший грех — игнорировать ошибки, сделанные этими грандиозными и трагическими фигурами. Сказание о том, как великие и амбициозные короли решили отбросить свои желания в сторону ради службы более великому делу — вот что достойно остаться в веках, нежели мысль о том, что каждый из них пал ниц с клятвами слепой верности сразу после воссоединения с Императором. И если кто-то считает, что в подобное предположение трудно поверить или оно кажется кому-то неприятным — я напомню, что у Императора когда-то было 20 сыновей. Какой же выбор сделали два потерянных примарха, чтобы Император счёл необходимым навеки вычеркнуть их из истории?

Смеющиеся убийцы

«Плащ из тонкого шёлка не покрывает мои плечи, сказки о чести и добродетели не срываются с моих уст, ибо я — вовсе не герой легенд, восхваляемый мудрыми и могучими за свои деяния. Но без моего клинка этот гордый Империум рассыпался бы, обратился во прах в тисках ночи, ибо фундаменты дворцов ваших держатся на плечах грубых варваров вроде меня»
– Нойон-хан Орбаатар на встрече с сановниками звёздного скопления Танатос

V легион продолжил биться на просторах Галактики уже не в облике рот Первопроходцев далёкого прошлого, а как Белые Шрамы, объединившиеся в настоящий легион. Последнее столетие 30-го тысячелетия стало зенитом славы Великого крестового похода. Растущий Империум раздвинул свои границы до самых окраин Галактики и отбросил драконов, скрывавшихся на полях древних звёздных карт. Отныне он сражался с теми, кто оспаривал его превосходство. Множество ужасающих воинств и поддавшихся скверне империй стремились претендовать на то, что являлось законными владениями человечества и Императора, и Легионес Астартес были вынуждены подвергнуть их тотальному уничтожению. Среди героев этого века были и Белые Шрамы, рассеявшиеся среди звёзд, чтобы нести войну и смерть во имя своего нового господина.

Пускай им недоставало численности некоторых из братских легионов, стремительный воинский пыл Белых Шрамов поистине не имел равных.

То была воистину удивительная эпоха — время опьяняющей свободы, полное огня и завоеваний, эра безудержного прилива нескончаемых войн с не поддающимися счёту врагами. Там, где другие легионы стремились воевать с помощью строгой дисциплины и тщательного планирования, побеждать неумолимой мощью и защищать завоёванные территории, Белые Шрамы обрушивались на врага подобно шторму среди ясного неба. Там, где неприятель демонстрировал свою слабость и уязвимость, они безжалостно окружали его и сминали вражеские позиции, используя скорость и ярость для подавления любой защиты. Столкнувшись с крепким или хорошо вооружённым противником, Шрамы загоняли слабейших и продолжали изводить врага до тех пор, пока он не оставался уязвимым для других легионов, следовавших по пути учинённых сынами Кагана разрушений. Множество сказаний о подвигах Белых Шрамов в равной степени говорят об их свирепом воинском мастерстве и стратегическом таланте их командиров, отличному по стилю от навыков других легионов, более диком и прямом, но оттого ничуть не менее эффективном.

Сангвиний (фан-арт)

Некоторые считали легионеров V сборищем диких разбойников, всего на ступень выше похожих на них бешеных мясников Ангрона или палачей Русса, однако рассказы очевидцев кампаний Белых Шрамов свидетельствуют об обратном. Воины V легиона были следопытами как в тактическом, так и в стратегическом смысле, отпрысками самой проницательной и искусной породы Легионес Астартес из числа созданных Императором. Работа над исчерпывающими стратегическими планами сражений, равным образом как и бесконечные приготовления были чуждым для них путём, что нередко приводило к некоторой напряжённости в общении с более осмотрительными воинами наподобие сыновей Дорна или Жиллимана. Тем не менее, легионеры V высоко ценили обучение и знания, многие из них были искусными ремесленниками, фехтовальщиками и художниками. Пока другие увеличивали свои оружейные арсеналы, Шрамы копили мудрость, держа её наготове в ожидании того момента, когда настанет время обрушить её на врага. Они были подобны ветру, что в равной степени пребывает повсюду и нигде — не всеобъемлющей, но всё же могучей стихией, а возложенные на свой легион обязанности приняли со страстью и дикой радостью от острых ощущений сражения и охоты среди звёзд. Как-то раз примарх Сангвиний сказал о возрождённом легионе следующие слова: «...они часто улыбаются и смеются, когда убивают».

В отличие от жестоких сыновей Ангрона или диких Волков Фенриса, Белые Шрамы не испытывали недостатка в дисциплине, и пускай легион носил покров дикости, отпрыски Чогориса всё же не были столь же неистовыми убийцами, как некоторые из их более бесчестных собратьев в других легионах. Их природа была неукротимой, но всё ещё связанной узами чести и долга — в полном соответствии с кредо Чогориса. Они не ведали пощады, их нападения славились своей жестокостью, а сами легионеры зачастую считались дерзкими и непокорными — однако все до единого слухи об этом легионе были основаны на недоразумении. Если Белые Шрамы не давали пощады побеждённым, это делалось не ради наслаждения банальной резнёй, а в качестве знака уважения к проявленной врагами доблести — не сдерживаясь ни на секунду, легионеры даровали достойному противнику лёгкую смерть. Недостаток почтения по отношению к чужой политике или планам был вызван тем, что собственные методы V легиона сослужили его бойцам гораздо лучшую службу. В свою очередь Шрамы редко обвиняли кого-либо в чём-то неправильном, предпочитая судить о правильности действий лишь по достигнутым результатам. Они ценили учтивость и честную прямоту в отношении протокола, равно как и неукоснительное соблюдение небоевых правил, но вместе с тем никогда не останавливались перед наказанием тех, кто нарушил установленные ими нормы поведения.

Магнус ведёт свой легион в бой (времена Великого крестового похода)

И всё же несмотря на все эти качества Белые Шрамы зачастую воспринимались как наименее значительные из числа своих родичей — в них видели последователей, а не лордов, и этот факт казался поразительным для воинов такого мастерства и такой преданности своему делу. Большую часть Великого крестового похода они оставались чужими для большинства собратьев, и лишь немногие из примархов искали общества Джагатай Хана и его сынов — правда, справедливости ради стоит отметить, что и сам он не очень-то поощрял их в этом начинании. Некоторые именовали предпочитаемую Шрамами стратегию ошибочной — в особенности несгибаемые сыны Дорна и Жиллимана, в то время как остальные смотрели свысока на путы чогорийских традиций, связывающих легион воедино. Великий Хан не особо старался развеять окружавшую его репутацию неотёсанного варвара и необузданного убийцы, предпочитая компанию своих собственных советников и тех, кто хотел видеть сквозь пелену окружавших истинную суть легиона слухов. Среди всех своих братьев Каган сумел найти что-то общее лишь с маленькой горсткой. Ближайшим из них стал Магнус с Просперо, ведь он был таким же изгоем в маленьком кругу примархов, человеком чести, отличающимся бесцеремонным стремлением говорить правду; немногочисленные сохранившиеся записи этих двух военачальников нередко отмечают их крепкую дружбу. Весьма близки к Кагану были и Хорус, всегда ставивший таланты превыше наружности, и Сангвиний, по праву считавшийся наиболее одарённым политиком и дипломатом среди всех своих братьев, многие из которых издавна прославились своей сварливостью. О других близких братьях Кагана записано немногое — нужды Великого крестового похода редко позволяли примархам собираться большой компанией, и ещё реже на этих встречах присутствовал Каган.

Джагатай Хан всё время находился в движении — всегда там, где его меньше всего ожидали, там, где решались исход сражений и судьба империй. Тем не менее, когда покорение Галактики вступило в свою завершающую стадию в первые годы 31-го тысячелетия, Белых Шрамов стали призывать всё реже и реже.

Великий Хан и Белые Шрамы в битве за Улланорскую систему

Великий крестовый поход Императора сокрушил его основных соперников и позволил исследовать большую часть разрушенной и изменённой Галактики. В ранние годы долгой войны карты были полны белых пятен, а чужеродные противники внушали суеверный ужас — теперь же перед человечеством открылись тайны вселенной, а враги нашего рода были хорошо известны и усмирены. На закате эпохи великих завоеваний у Белых Шрамов оставалось гораздо меньше диких мест для излюбленной ими войны, чем хотелось бы. Легионеры становились устаревшими, ненужными той империи, что должна была возникнуть; Каган осознавал это, и грядущие события наполняли его душу тревогой. Знакомые каждому чогорийцу прелести жизни — бежать впереди бури, ликовать перед лицом неизвестности и радоваться последующему разрушению — угасали, оставляя взамен лишь скучную работу по управлению. Положение дел в Империуме становилось упорядоченным и известным — воинства Императора Человечества были близки к триумфу, однако после окончательной победы в Шрамах не будет нужды. Хан чувствовал, что приближается время грандиозного выбора. Его сынам будет дан шанс вновь стать теми, кем они были когда-то — но при этом предать всё, за что легион боролся десятилетиями. К сожалению, альтернатива казалась не меньшим оскорблением — Шрамы останутся верными своим клятвам и будут преданы медленному забвению.

Первое Кровопролитие

Описание ритуального шрамирования

Сбор на Чогорисе стал первым случаем ритуала, предоставившего V легиону новое имя, Белых Шрамов, и перековавшего его связи в единое целое. Адаптированное из традиций чогорийский племён Кровопролитие, также известное как Вознесение, представляет собой простой ритуал, лишённый большей части шаманской помпезности оригинала. Он состоит из двух частей: нанесения надреза и выбора имени. В тот день на открытых полях Пустой Четверти более 50 000 воинов подняли клинки бесчисленных форм и вырезали отметины на плоти своих собственных лиц, каждый Легионес Астартес сам вымерял глубину и форму раны, призванной отметить его верность. Нанесённые в качестве части ритуала шрамы различались по размеру, форме и расположению, и если среди племён Чогориса это способствовало выделению различных племён и родословных, то для рождённых за пределами бескрайних степей приёмной родины Кагана способ скарификации был куда менее важным. Среди более поздних поколений легиона рубцы определённой формы стали идентифицировать отдельные братства легиона, однако подобные образцы начали получать распространение только в последние десятилетия 30-го тысячелетия.

Вторая часть ритуала, проведённого в тот день первыми Белыми Шрамами с кровоточащими рубцами на лицах, заключалась в выборе новых имён. Эта стародавняя традиция чогорийцев олицетворяла начало новой жизни легионеров как части орду Джагатая, в качестве оставивших позади своё прошлое воинов Белых Шрамов. Подобный символизм не был редкостью среди различных воинских культур, составлявших немалый процент громадных армий Империума, при этом многие из Легионес Астартес применяли аналогичные испытания по отношению к своим новобранцам. Схожие церемонии веками использовались в качестве инструмента обеспечения солидарности и лояльности среди наиболее жестоких воинских культур, представителей которых в будущем ожидали самые обременительные обязанности и самые жестокие жертвы. На Чогорисе такие ритуалы объединяли племена на протяжении столетий убийственных набегов и охоты за рабами, и Джагатай хорошо знал их силу закалять души и связывать воинов вместе. Сами имена были символическими, и недавно отмеченным Белым Шрамам никогда не навязывалась строгая закономерность. Избранные первым поколением на полях Чогориса имена отмечали их былые деяния, в то время как более поздние рекруты легиона выбирали себе чогорийские имена в честь своего примарха.

Ересь Хоруса

«Пока враг дышит, не ищи покоя. Избавься от всех безделушек, что замедляют тебя. Иди тёмными и одинокими дорогами к своему врагу. Принимай бой на его условиях и побеждай своим умением, дабы стать прославленным и целеустремленным воином.»
– Гархелин Тульский, капитан братства V легиона

Сражение Белых Шрамов с Альфа-Легионом в системе Чондакс

Джагатай Хан со своим легионом провел несколько лет в кампании против орков в системе Чондакс. Чондакский крестовый поход, начинавшийся как кампания по очищению от ксеносов, вылился в вооружённое столкновение между Легионес Астартес.

Кампания в системе Чондакс стала для Джагатай Хана такой же пирровой победой, как и Сигнус Прайм — для его брата Сангвиния; Каган похвалялся, что причинил врагу не меньшую боль, чем претерпел сам, однако боевые действия против Альфа-Легиона принесли ему слишком мало трофеев, имеющих хоть какое-то значение. Великий Хан оставил Чондакс в поисках ответов, однако на развалинах Просперо, родного мира его старого друга Магнуса Красного, повелителю V предстояло столкнуться с ещё большим количеством вопросов. Те, кого он когда-то считал верными товарищами, оказались лжецами, в то время как прежние соперники теперь могли обернуться безусловно ценными союзниками, но цена доверия стала слишком высокой — ибо наступала эпоха, когда истинная преданность будет цениться выше любого сокровища забытых эпох. В поисках ответов Великий Хан уведёт свой легион со страниц истории, в неизведанные и загадочные уголки космоса, где сыны Чогориса могли охотиться во имя правды на своих собственных условиях.

Хан станет не единственным, чьи вопросы останутся без ответа, ибо и те, кто искал с ним дружбы, и те, кто стремился его уничтожить, задавались вопросом — к кому примкнёт Великий Хан, когда придёт время? Сражаясь при Чондаксе, он защищал себя и свой легион, не демонстрируя ни малейших признаков привязанности по отношению к Императору или Воителю, оставляя каждой фракции достаточно поводов для мысли о том, что его всё ещё можно привлечь на свою сторону. Безумие тех мрачных лет было настолько велико, что прежде игнорируемый своими братьями примарх стал средоточием поистине бесчисленного множества интриг, тысячи жизней по обе стороны конфликта оказались потрачены в попытке завоевать верность Великого Хана на острие меча или пера. Как бы то ни было, на протяжении большей части так называемой Эры Тьмы Джагатай оставался неуловимым призраком, о котором говорили со страхом и трепетом, но видели крайне редко.

Это добровольное изгнание должно было скрыть Белых Шрамов от глаз сильных мира сего, однако не уберегло их от войны. Они занялись крупномасштабной охотой среди звёзд, нанося удары как по предателям, так и по лоялистам в поисках истины о восстании, его злодеях и жертвах. В неспокойные годы Ереси Хоруса судьба множества атакованных и разграбленных миров вдоль Мальстрима оставалась неизвестной, однако они несли на себе отличительные знаки действий Белых Шрамов: будь то обширные прометиевые склады Оритана, малый мир-кузница Мартий Максимус или же внешние пределы великих городов-ульев Ламриса. Каждый из них был поражён по очереди, защитников отбрасывали или истребляли, в то время как их ресурсы подвергались разграблению с целью пополнить запасы потрёпанного легиона, ибо без полномочий Дивизио Милитарис или снабжения со стороны Императора либо Воителя Белым Шрамам пришлось прибегнуть к применению более жёстких мер для поддержки своих войн.

Эти скрытые войны в той или иной форме будут занимать легион на протяжении большей части Ереси Хоруса, удерживая V вдали от славы тех битв, что вошли в легенды о войне против Архипредателя. Однако в своё время они даруют Великому Хану мудрость, которую он искал. Каган примет своё судьбоносное решение и приведёт сыновей на Терру, чтобы склонить чашу весов судьбы.

Война, которой нет конца
Годы Великой Тьмы давным-давно прошли — а теперь и годы вашего скромного слуги подходят к концу, но великое сказание о Ереси Хоруса всё ещё продолжает расти. Я добавляю последнюю запись к этому трактату, заключительное свидетельство наследия мятежа, разорвавшего наш Империум на части. В 087.М31 в пределы известного пространства вернулось последнее из братств V легиона, вынырнув из варпа близ далёкой промежуточной станции Теогрант на южных окраинах Империума. По возвращении братство Голубого Ястреба насчитывало всего лишь 132 воина — Великий Хан в своё время приказал им составить карту южных галактических окраин для последующих кампаний по Согласию, и легионеры подошли к выполнению поставленной задачи с максимальным усердием. И всё же именно здесь, в момент своего величайшего триумфа, братство оказалось под огнём отдельных подразделений рассеянного Альфа-Легиона, прибывших к Теогранту с целью разграбить станцию в поисках припасов.

Потрясённые Белые Шрамы, до глубины души шокированные вынужденным столкновением с теми, кого считали своими братьями, понесли тяжёлые потери — отбросить вероломных бойцов Альфа-Легиона удалось лишь ценой немалой крови. Этой битве суждено было стать последним сражением Легионес Астартес — все остальные верные легионы давным-давно оказались разделены на ордены согласно указу Робаута Жиллимана о Втором Основании. Таков был последний порочный удар Ереси Хоруса, последнее предательство одних братьев другими, произошедшее в те годы, когда большинство переживших Эру Тьмы уже не считали остатки легионов изменников своими родичами. Триумф Белых Шрамов казался особенно горьким после пролитой крови собратьев, и победа была куплена слишком дорогой ценой. Лишь 28 легионеров из братства Голубого Ястреба доживут до возвращения на родной Чогорис, однако по возвращении их встретят ещё более ужасные известия о масштабах кошмарной Ереси Хоруса, о расколе Империума и таинственном исчезновении примарха Джагатай Хана в годы последующей смуты и войн. Они отправились во внешнюю пустоту на пике величия Империума Человечества — а по возвращении узрели его раздавленным, в то время как легион, который они когда-то знали, канул в Лету и был заменён ублюдочным порождением, созданным по необходимости.

Когда вести о возвращении легионеров братства Голубого Ястреба достигли далёкой Терры, примарх Робаут Жиллиман отправил за ними гонцов в стремлении устроить грандиозное представление во славу потерянного братства и оказать им определённую помощь в интеграции, учитывая реалии нового порядка в Империуме. Однако торжественной встрече так и не суждено было состояться — на Терру прибыло лишь короткое послание, написанное рукой Йеке Негурин хана до того, как он и все оставшиеся в живых воины братства Голубого Ястреба покинули Чогорис, чтобы никогда не вернуться. До сих пор не было обнаружено никаких свидетельств их гибели, и кто знает — быть может, они всё ещё ведут войну во имя Императора далеко за пределами восстановленных границ нашего Империума.

После Ереси

После окончания Ереси Хоруса Белые Шрамы приняли Кодекс Астартес и легион был разделён на несколько орденов. Для того чтобы охранять границы от ренегатов, преступников и чужаков, обитающих в Мальстриме, Робаут Жиллиман приказал усилить ближайшие к этому региону системы. Именно на Белых Шрамов легла эта ответственность.

Судьба Великого Хана

Остаётся неизвестным, какой рок постиг Великого Хана, примарха Белых Шрамов. Из записей о свершениях ордена, что хранятся в громадном архивном зале крепости-монастыря Цюань-Чжоу, расположенной в сердце гор Хум-Карта на Чогорисе, следует, что Джагатай ещё 70 лет после Ереси Хоруса возглавлял орден, вписывая свою легенду в анналы зарождающегося Империума. Потом, преследуя от звезды к звезде могучих неприятелей-чужаков, Хан и его 1-е братство исчезли бесследно. Никто не знает, что произошло с Джагатаем — возможно, он затерялся в другом измерении, или же его сразил либо взял в плен военачальник ксеносов, — но Белые Шрамы верят, что примарх до сих пор охотится в Галактике и за её пределами на самых грозных врагов. Поэтому орден продолжает сражаться во имя Хана, истребляя противников Императора в ожидании дня, когда их прародитель завершит непревзойдённую погоню. Чогорцы не сомневаются — тогда Джагатай вернётся к ним в блеске славы и вновь возьмёт копьё и скимитар, чтобы повести своих избранных воинов в авангарде нового Великого крестового похода за объединение Галактики.

Известные битвы и кампании

Достижения Белых Шрамов зачастую оставались незамеченными широкой общественностью, их битвы велись на далёких окраинах Великого крестового похода, где лишь немногие задерживались для того, чтобы стать свидетелями героизма, проявленного V легионом во славу Императора. На фундаменте их тихих и незаметных триумфов и был построен Великий крестовый поход, ибо куда бы ни двинулись другие легионы и армии, с наибольшей долей вероятности они двигались по тропам, которые проторили Белые Шрамы. Как правило, их войны сильно отличались от тех, что воспевались иными легионами — то были молниеносные рейды и кампании «ударил-отступил», преследующие цель истощить врага и дать возможность другим нанести решающий удар. Джагатай Хана нередко обвиняли в малочисленности тяжёлой артиллерии, в которой нуждался любой полноценный легион, и всё же Белые Шрамы приняли эту причуду своей организации и смогли обратить в преимущество то, что посторонние воспринимали как недостаток. Скорость и стратегическая маневренность стали ключевыми достоинствами их кампаний, в то время как гибкость и способность быстро адаптироваться к обстоятельствам — отличительной чертой их лучших стратегов. Шрамы встречали грубую силу пустотой, стремясь ударить её в самое слабое место — а затем отступить, чтобы нанести новый удар. Кое-кто считал их ненадёжными, поскольку сыновья Хана имели привычку избегать сражения в тех случаях, когда оно проходило не на их условиях, но игнорировать Белых Шрамов или пренебрегать ими можно было только до того момента, как те оказывались в самой гуще сражения, неожиданно как для врагов, так и для союзников — готовые вырвать победу из пасти поражения и смеющиеся, когда убивали.

Великий крестовый поход

  • Освобождение Друна (881.М30) — Белые Шрамы, Сыны Хоруса и Гвардия Смерти проводят совместную кампанию по освобождению человеческого мира от поработителей.
  • Уничтожение империи Бледного Императора (980.М30) — на позднем этапе Великого крестового похода, V легион, разгневанный бесчестьем так называемого Бледного Императора, разрушает небольшую человеческую империю в Мандрагорском секторе.
  • Улланорский крестовый поход (999.М30-000.М31) — Император Человечества возглавляет несколько легионов космодесанта, множество полков Имперской Армии и значительные силы Механикум в нападении на величайшую орочью империю, когда-либо попадавшуюся на пути Великого крестового похода. Белые Шрамы, участвующие в кампании во главе с Джагатай Ханом, доблестно сражаются с полчищами зеленокожих.
  • Чондакский крестовый поход (001-007.М31) — имперские силы под предводительством Белых Шрамов направлены личным приказом Воителя Империума Хоруса в систему Чондакс. Цель экспедиционных сил — истребить остатки зеленокожей орды Урлакка Урга.

Ересь Хоруса

  • Предательство в системе Чондакс (001-007.М31) — V легион, не подозревающий о начале Ереси Хоруса, коварно атакован силами Альфа-Легиона и изолирован в системе Чондакс. В конце концов, большей части легиона удается прорвать блокаду и вернуться в имперское пространство.
  • Битва за Терру (014.М31) — Джагатай Хан и Белые Шрамы сражаются за Императора Человечества против сил предателей на Терре.

После Ереси Хоруса

Космодесантник-примарис Белых Шрамов

Со дней Первого Основания, когда Белые Шрамы ещё назывались V легионом, тянется длинный список их побед, одержанных на просторах Галактики. Немногим врагам удавалось избежать ярости чогорцев, и стены крепости Цюань-Чжоу уставлены рядами пик с насаженными на них посеребрёнными черепами поборников раздора, когда-то навлёкших на себя гнев магистров охоты.

  • Потерянный примарх (дата неизвестна.М31) — согласно записям Великого Хана Кван Жоу, Белые Шрамы после своего возвращения на Чогорис узнали, что их родной мир стал целью для постоянных набегов тёмных эльдар. Джагатай поклялся положить этому конец и провел множество боев против захватчиков. Во время битвы за Корусил V он вместе с первым братством последовал за могущественным повелителем тёмных эльдар во врата, ведущие в Паутину. Прошло уже 10 000 лет, но о Джагатай Хане не было никаких известий, потому Белые Шрамы до сих пор ненавидят этих ксеносов.
  • Гехёфтское вторжение (дата неизвестна.М41) — когда планета Гехёфт стала целью атаки Гнилостного Когтя и демонического вторжения, Белые Шрамы под руководством Кор'сарро хана и при поддержке Тёмных Ангелов и Бриндельвельдской Имперской Гвардии прибыли на помощь населению мира. К сожалению имперские силы прибыли слишком поздно и несмотря на яростные битвы, планета была потеряна. После потери Гехёфта, Империум решает произвести Экстерминатус планеты.

Белые Шрамы в бою с тау

  • Атака на Волгхаст (дата неизвестна.М41) — Белые Шрамы сражаются с тау септа Виор'ла. Грозовой пророк Калджук сумел затуманить сознание командования тау и организовать засаду, уничтожившую войска ксеносов.
  • Блекфистское Скальпирование (дата неизвестна).
  • Охота за Волдориусом (дата неизвестна).
  • Джопальское восстание (дата неизвестна).
  • Дамоклов крестовый поход (742.M41).
  • Крестовый поход миров Саббат (755.M41) — Белые Шрамы сражались вместе со Святой Саббат во время её похода по освобождению миров Саббат от войск Хаоса. После её мученичества на Харкалоне, где она получила Девять Святых Ран, её тело было вызволено Белыми Шрамами и перенесено на планету Хагия.
  • Восстание Четвёртого Квадранта (780.M41).
  • Очищение Дайаты (856.M41).
  • Битва за Грейз Месу (869.M41).
  • Битва за Кардрим (925.M41) — 4-я рота под командованием Джогатен хана приняла участие в битве за Кардрим против некронов и орков.
  • Крестовый поход Кровавого Роя (936.M41).
  • Битва за Фрейтон VI (945.M41).
  • Отвоевание Мира Ринна (988.M41) — Белые Шрамы помогли Багровым Кулакам очистить их родной мир от орочьей угрозы.
  • Битва за Фир (989.M41) — объединенные силы Белых Шрамов и еще шести орденов Адептус Астартес приняли участие в очищении демонического мира Фир.
  • Третья война за Армагеддон (998.M41) — Белые Шрамы отправили на войну три полных братства. Одно из них, Тулварское братство под руководством Субоден хана, защищало жизненно важные топливные и водные буровые и перерабатывающие установки в Мёртвых Землях. В первые дни боевых действий, братство столкнулось с Культом Скорости Белой Молнии в битве за Каньон Данте, и успешно оттеснило орков в замерзшие воды Океана Бурь.
  • Битва за бухту Му'гулат (999.M41).

Белые Шрамы и Гвардия Ворона в бою против Империи Тау

  • Война за Префекцию (999.M41) — намереваясь вырвать из рук человечества очередной кусок космоса, экспедиционные силы Аун'Ва проложили путь к Позолоченным Мирам и массово вторглись на Префекцию, в процессе чего авангард тау скрестил клинки с Адептус Астартес. Братство Орла во главе с Кор'сарро ханом участвует в обороне стратегически важного мира.
  • Вторая Агрелланская кампания (999.M41) — Белые Шрамы участвуют в карательной операции Империума против Империи Тау на Агреллане. Цель Кор'сарро хана — голова командующей тау Тени Солнца.
  • 13-й Чёрный крестовый поход (999.M41) — Белые Шрамы направили к Кадианским Вратам роту Хаджог хана. Через некоторое время братство Хаджога стало одной из основных угроз планам Абаддона. Из-за этого Абаддон приказал 1-й роте Чёрного Легиона под руководством Зарафистона и орде Заблудших и Проклятых найти и уничтожить Белых Шрамов, в связи с чем осады 3-х крепостей были прерваны. Белые Шрамы организовали атаку на рабский конвой на Кадии, но силы Хаджога попали в засаду и понесли тяжёлые потери. Белые Шрамы отступили к пилону Кадукадского моря, где последние 60 боевых братьев яростно сражались до самой смерти.
  • Чумные войны (111.M42, примерная дата) — Белые Шрамы направляют 3 роты в Ультрамар для защиты сектора от чумных армий Нургла.

Численность легиона перед Ересью Хоруса

Белые Шрамы никогда не входили в число крупнейших легионов, отчасти из-за тенденции отдельных отрядов действовать индивидуально и относительно низкого уровня проводимой легионом вербовки. В ранние годы, предшествовавшие обнаружению Джагатай Хана, V насчитывал около 80 000 воинов. В более поздние десятилетия Великого крестового похода, после возвращения Кагана, это число возросло до 95 000 бойцов. Это делало V одним из наименьших по численности среди Легионес Астартес, пускай и немного большим, нежели Гвардия Ворона Коракса или Саламандры Вулкана, а также одним из наиболее широко развёрнутых на стратегическом уровне. Только Железные Воины обладали большим числом легионеров, прикреплённых к отдельным флотам и гарнизонным постам, чем Белые Шрамы. Во время Великого крестового похода и большей части Ереси Хоруса установить точный размер V легиона было крайне непросто из-за небрежного отношения большей части его командиров к подаче детальных и регулярных отчётов в Дивизио Милитарис. Эти цифры, ставшие доступными для нас в последнее время, по большей части взяты из личных журналов различных ханов и других офицеров легиона, и не были общеизвестными в годы, предшествующие мятежу Хоруса против своего отца. Таким образом, многие из имперских командиров неверно оценивали численность V легиона, считая его большим, чем это было на самом деле — вымысел, по большей части связанный с привычкой отдельных отрядов легиона перемещаться из одной зоны боевых действий в другую по своему собственному желанию, а также со сбивающей с толку геральдикой, используемой многими братствами.

На позднейших этапах Великого крестового похода, в годы, предшествовавшие массовым убийствам в Истваанской системе, Белые Шрамы были разбросаны по нескольким десяткам зон военных действий по всей Галактике, нередко в составе небольших отрядов из горстки братств. На Улланоре Хорус призвал Великого Хана и его воинов, собравшихся в составе нескольких полных орд во главе с примархом — большей концентрации сил Белых Шрамов на одном театре военных действий не видели со времён кампании в Кольце Коларне. После битвы за Улланор присутствовавшие орды вместе с ещё несколькими, ранее сражавшимися на южных окраинах Великого крестового похода, были отправлены на очищение Чондакса и позднее оказались вовлечены в коварную атаку Альфа-Легиона против Белых Шрамов. В связи с этим по меньшей мере три орды остались незадействованными в первые годы Ереси Хоруса, большинство из них были подчинены флотам вдоль северо-восточной окраины Великого крестового похода и далеки от контакта со своим примархом. Похоже, что большинству сил предателей в этом регионе было приказано избегать столкновения с оставшимися силами Белых Шрамов, однако как минимум в одном инциденте силы Легионес Астартес в цветах Белых Шрамов сражались вместе с боевыми группами Сынов Хоруса в кампаниях, направленных на удержание Кровавых Ангелов и Ультрамаринов вдоль Восточной Окраины. После предательства на Чондаксе конкретные факты об основной части V легиона исчезают, и последующие действия Белых Шрамов в годы, предшествующие битве за Терру, слабо известны.

Бронетехника легиона

Технодесантник Белых Шрамов

Каждое братство Белых Шрамов представляет собой высокомобильную оперативную группу, обеспеченную средствами для доставки личного состава Легионес Астартес на поле боя со скоростью, ставшей отличительной чертой V легиона. В связи с этим Белые Шрамы обрели известность за свою склонность к использованию воздушных и гравитационных транспортных средств всех видов с заметным уклоном в сторону меньших судов из-за пониженных требований к их техническому обслуживанию и большей маневренности. Любовь легионеров V к развёртыванию массированных эскадронов гравициклов «Скимитар», «Шамшир» и «Фальката» хорошо известна и задокументирована, однако отдельные братства также пользовались большим количеством «Лендспидеров», штурмовиков «Огненный Раптор» и даже бронированных транспортных средств определённых моделей. Некоторым братствам посчастливилось обрести славу благодаря профессиональному применению мобильной артиллерии, стремительному перемещению батарей после завершения артиллерийского обстрела или проведению бомбардировок на ближней дистанции.

Среди всех легионов Императора Белые Шрамы были наиболее восторженными почитателями новейших боевых кораблей модели «Громовой Ястреб», заменивших гораздо более древнюю и крупную модель «Громовая Птица», служившую Легионес Астартес ещё с тех времён, как они покинули Терру. Пускай эти машины уступали по мощности и размерам громадным «Громовым Птицам», они с лёгкостью переделывались ганханами из арсеналов под нужды Белых Шрамов, их было проще обслуживать и использовать в излюбленных V длительных одиночных кампаниях. К началу кампании в системе Чондакс большинство наиболее крупных братств получили как минимум один «Громовой Ястреб», при этом некоторым повезло обрести достаточное количество крылатых машин для транспортировки в зону боевых действий всего своего контингента без использования более громоздких десантных судов.

Эти транспортные корабли стали неотъемлемой частью предпочитаемого Белыми Шрамами высокомобильного стиля боевых действий и операций, и были в центре внимания многих небольших ритуалов внутри братств. На своих бронированных боках они несли символы тех, кто жил и умер как воин орду Джагатая, служа обелисками для мёртвых и крепостями для живых. Каждый носил имя и историю, достойные ветеранов легиона, а многие из них вдобавок обладали послужным списком, превосходившим таковой у управлявших ими пилотов.

Известные машины принимавшие участие в Чондакском крестовом походе:

White Scars Proteus Land Speeder.jpg

  • «Лендспидер-Протей» Белых Шрамов «Борона-03» — управляемый братством Чёрного Топора в качестве одной из машин передовых эскадронов, этот «Лендспидер» был повреждён в сражениях восемь раз. Однако, несмотря на это, назначенный ему экипаж редко получал что-то серьёзнее незначительных травм, и каждый раз машина быстро возвращалась в бой. Обратите внимание на сложные узоры и обширные глифы, применяемые в качестве украшений.

White Scars Thunderhawk Gunship.jpg

  • «Громовой Ястреб» Белых Шрамов «Небесный Огонь» — этот «Громовой Ястреб» имеет самый долгий послужной список в V легионе, он сражался более 62 лет с момента первоначального зачисления в одно из первых испытательных подразделений. Корабль закреплён за братством Песчаного Волка, однако прежде он принадлежал братству Солнечного Пламени, чьи бойцы в полном составе сложили головы в ходе обороны зоны высадки Макро-Фемиды — за этот подвиг они удостоились посмертных почестей от самого Великого Хана. Внутренняя отделка корпуса украшена именами каждого погибшего в бою воина братства Солнечного Пламени — своеобразный памятник погибшим и оберег для живых.

Подразделения и внутренняя структура легиона во времена Великого крестового похода и Ереси Хоруса

Как уже отмечалось выше, V легион никогда не придерживался строгих догматов «Принципиа Белликоза» — великого трактата, который лёг в основу организации и структуры большей части ранних легионов космодесанта. Ввиду нехватки численности, позволявшей многим другим легионам действовать в качестве полноценных армий, V первоначально был организован в небольшие роты Первопроходцев, каждая из которых действовала в качестве отдельной и независимой силы. Подобная независимость действий и командной структуры была вызвана необходимостью из-за размеров и предназначения раннего V, а также наследством жестокого духа его первых новобранцев. Каждая из рот Первопроходцев действовала в качестве расширенной линейной роты с численностью в районе 1 000 легионеров и разнообразными отрядами специалистов с уникальным предназначением и превосходящей огневой мощью. На протяжении первого столетия Великого крестового похода эти роты продолжали уклоняться от стандартной организационной структуры «Принципиа Белликоза», во многом из-за возрастающих сложностей в пополнении. Обретение Джагатай Хана на Чогорисе положило конец эпохе независимых операций и привело к полной реорганизации легиона.

К 865.М30 в V легионе насчитывалось приблизительно 70 000 воинов; позднее, на пике славы легиона перед 007.М31 его численность увеличится до 95 000. Великий Хан преобразовал этих воинов в несколько орд, стоявших в организационной структуре Белых Шрамов выше братств. Создавая свой новый легион, Каган уделил особое внимание разделению былых рот Первопроходцев, смешивая воинов различного происхождения и новобранцев со своей родины для образования свежих орд. В большинстве документов того времени количество оригинальных орд достигает 5, хотя в некоторых отчётах утверждается, что их было 7. Точное число трудно установить из-за нерегулярного размера данных формирований, поскольку как изначальные орды, так и те, что последовали за ними, серьёзно различались по размеру: наименьшая из орд могла выставить немногим более 5 000 воинов, в то время как крупнейшая — около 20 000. Разница в размерах, по всей видимости, не указывала на некую тактическую или же стратегическую специализацию, а скорее была связана с волей командующего ордой, известного среди реорганизованных Белых Шрамов как нойон хан. Размеры орд под командованием различных нойон-ханов сильно колебались в зависимости от их прихотей; воины могли переходить между отдельными ордами или даже отделяться, образуя новые в соответствии с приказами своих нойон-ханов или даже самого Джагатая. По всей видимости, этот подход был направлен на то, чтобы позволить каждому отдельно взятому командующему действовать максимально эффективно в пределах своих способностей и стратегических предпочтений, а не навязывать им строгую организационную структуру.

Никто не знает, была ли вольность в полномочиях командного звена отголоском традиций старых рот Первопроходцев и их независимого духа — или же частью чогорийского наследия Хана Ханов, однако эффективность такой организации в сочетании со свободолюбивым нравом V легиона была продемонстрирована в бесчисленных сражениях. Впрочем, определённые действия подобного рода вызывали трудности в общении не только с братскими легионами, но и со специалистами по логистике и командным составом Дивизио Милитарис.

В ходе нескольких операций Великого крестового похода попытки классифицировать подразделения Белых Шрамов с целью пополнения припасов и для правильной оценки уровня угрозы противостоящих сил выявили ряд серьёзных проблем. На Алджероне VII, где 2 орды Белых Шрамов были задействованы в карательных действиях против людей-отступников, Дивизио Логистикус Великого крестового похода отправила им боеприпасы и расходные материалы для двух стандартных орденов Легионес Астартес — однако позднее обнаружилось, что этого недостаточно для поддержки посланных Белыми Шрамами двух громадных орд. На Тероне Секундус осаждающая крепость фра'алов крупная оперативная группа Ультрамаринов запросила о подкреплении сходной численности — однако стратеги Дивизио по ошибке направили им на подмогу находившуюся неподалёку орду Белых Шрамов. Легионеры орды отважно сражались в составе штурмовых отрядов, однако их низкая численность — вполовину меньше сил Ультрамаринов — привела к тому, что XIII легион был вынужден понести куда большие потери, чем позволяли его строгие протоколы. Воины Ультрамара, всегда с предубеждением относившиеся к тем, кто стремился пренебрегать алгоритмами «Принципиа Белликоза», расценили кампанию как провал Белых Шрамов, что стало одним из многочисленных случаев одностороннего недовольства — напротив, Шрамы отметили конфликт на Тероне как пример великой победы в неблагоприятных условиях и высоко отзывались о стойкости Ультрамаринов.

Знамя братства Золотой Звезды — обратите внимание на стиль знамённого шеста и изогнутый дизайн, отличающийся от стандартных знамён легиона. Показанные в нижней части полотна чогорийские символы перечисляют наиболее известные боевые почести братства, и позднее будут модифицированы, чтобы включить ещё два названия — Чондакс и Байфруст. Знамя братства Чёрного Топора — показано здесь до сражения в системе Чондакс, где оно было захвачено Альфа-Легионом. В данном случае чогорийская вязь вдоль края перечисляет различных ханов братства

Наряду с ордами единственной основной организационной единицей легиона Белых Шрамов являлось братство — подразделение, приблизительно эквивалентное по численности стандартной легионной роте. Как и в случае более крупных орд, размеры отдельных братств широко варьировались: если некоторые из них формировались из нескольких сотен воинов, то в крупнейших братствах счёт легионеров шёл на тысячи. Подобные несоответствия редко были вызваны тактической ролью братства, куда чаще причиной «гуляющей» численности оказывались предпочтения и харизма отдельно взятого командующего-хана. Известно, что многие из братств отличались склонностью к определённому типу сражений, однако большинство из них всё же экипировалось в качестве стрелковых войск и подразделений быстрого нападения. Эти наиболее типичные братства практически всегда были механизированными, действующий состав либо передвигался на гравициклах, либо снабжался иными видами скоростного транспорта. В свою очередь братства, чьей специализацией были боевые действия на дальней дистанции или же осадные операции, составляли явное меньшинство и, как правило, обладали наименьшими размерами. Таким образом, некоторые из театров военных действий становились серьёзным испытанием для V легиона, вынуждая Белых Шрамов рассчитывать лишь на свою собственную врождённую универсальность либо призывать на подмогу ауксиллярные подразделения, способные справиться с требующими конкретной специализации боевыми задачами.

Цинь Са избранный Кагана и Золотой Кешик (миниатюра)

Внутри каждого братства точное боевое расписание подразделений отличалось немалой вариативностью и редко придерживалось стандартных ротных шаблонов других легионов. Все до единого братства были уникальны, хотя большинство из них формировалось вокруг ядра наездников на гравициклах, способных спешиваться и вести бой в стиле стандартных тактических отделений легиона. В сочетании с костяком из высокомобильных ударных войск действовал ряд более специализированных подразделений различного типа. Наибольшее распространение среди Белых Шрамов получили разведчики и специалисты по ближнему штурму, роль которых с давних пор ценилась в чогорийских традициях, лежавших в основе боевой доктрины V легиона. Включение в боевое расписание отрядов, остававшихся за рамками данных предпочтений, в особенности отделений статичной тяжёлой огневой поддержки, было более редким, но отнюдь не уникальным. Более того, некоторые братства практически полностью состояли из таких подразделений. Эти специализированные роты не были изгоями среди своих более быстрых собратьев — напротив, они почитались за свою роль в победах легиона и готовность пожертвовать острыми ощущениями охоты во имя победы. Большинство братств также включали то, что среди Белых Шрамов именовалось Кешиком — элитный отряд чего-то среднего между телохранителями хана и элитным резервом, предназначенным для усиления боевого духа и тактической огневой мощи линейных войск. Учитывая агрессивный характер большинства тактик Белых Шрамов, эти отряды нередко формировали передовую линию любого наступления, и чаще всего именно в них служили наиболее искусные и опытные воины братства.

Грозовой пророк

Одним из наиболее значительных отклонений от стандартной практики в легионе Белых Шрамов были так называемые «грозовые пророки». Они представляли собой адептов-библиариев, выдвинутых легионом в первые дни эксперимента с проектом Библиариума; их обучение и роль диктовались как суевериями их соплеменников-чогорийцев, так и стандартизированной тренировочной кодой неоперившегося Библиариума. Они быстро перешли к исполнению роли мистиков и советников ханов, более похожих для постороннего взгляда на примитивных шаманов, нежели на идеал воина-учёного более ортодоксальных легионов. Тем не менее, под покровом шаманского наследия лежала удивительная комплексная мудрость, служившая их братьям советами и посредничеством, а также в качестве щита против эфирной угрозы с глубоким пониманием варпа, основанном как на чогорийском мистицизме, так и на научных познаниях величайших учёных Империума.

Во многих отношениях сдержанное уважение, проявляемое этими ранними адептами к проявлениям варпа, демонстрировало гораздо более мудрый подход, нежели у светских учёных, привыкших относиться к нему с точки зрения науки и зачастую игнорировать сокрытую в эфире реальную угрозу. В бою грозовые пророки призывали варп, чтобы помочь своим братьям, предпочитая использовать психические силы более тонкими методами, нежели в качестве грубой силы. Они маскировали наступление Белых Шрамов туманом, ветром и дождём, либо препятствовали врагу беспощадным потоком града или грязевых муссонов. Многие победы V легиона были одержаны благодаря хитроумному применению психических сил грозовых пророков и их мудрым советам. Несмотря на способности пророков, их куда чаще судили не по свершениям, но по внешности, напоминавшей наиболее строгим поборникам Имперской Истины о мрачных днях Долгой Ночи на Терре и религиозных суевериях, которые осудил сам Император. Одним из наиболее яростных противников воинов-шаманов с Чогориса оставался Мортарион, чья врождённая ненависть к псайкерам только усугублялась влиятельным положением, которое грозовые пророки удерживали в своём легионе, и он был не одинок в сомнениях относительно их верности заветам Имперских Истин и самого Великого крестового похода.

Разрушитель легиона Белых Шрамов

Некоторые из широко распространённых в других легионах подразделений были редкостью для Белых Шрамов. Наиболее заметными среди них были штурмовые отряды, известные как разрушители, чей долг состоял в использовании запретного оружия и тотальном истреблении врага. Тактика, применяемая этими бойцами в других легионах, считалась анафемой в рядах Белых Шрамов, чьи радость от открытого боя и почтение перед нетронутой дикой природой множества пограничных миров противились такому бессмысленному уничтожению. В рядах легиона имелись подразделения разрушителей, однако их число было ограничено. Известные как Караогланлар, или Тёмные Сыны Смерти, эти воины носили доспехи, выкрашенные в тусклый чёрный цвет и украшенные шаманскими чарами, призванными отгонять следовавших за ними злых духов. Эти мрачные воины, которых товарищи зачастую считали ненормальными или предвестниками злого рока, не служили ни с одним братством: вместо этого их поставили под непосредственное наблюдение Совета Грозовых Пророков, а на поле боя выпускали лишь с согласия Хана и одного из воинов-псайкеров. Это явно языческое суеверие, по всей видимости, служило в качестве простого инструмента для предъявляемых разрушителям обвинений в применении крайних мер — таков был выбор самого Великого Хана, не питавшего уважения к тем, кто слишком часто прибегал к использованию столь жестокой тактики.

Другой заметной особенностью легиона Белых Шрамов было практическое отсутствие какой-либо должности, предназначенной для присмотра за соблюдением военного законодательства. Белые Шрамы никогда не принимали никакого дисциплинарного корпуса — офицеров, известных согласно «Принципиа Белликоза» как консулы-опсэквиарии. Вместе с тем внутри легиона фиксировался один из наиболее низких показателей внутренних споров и других прецедентов нарушения воинского законодательства Дивизио Милитарис. Некоторые утверждают, что подобный протокол вызван замкнутым характером Белых Шрамов и их нежеланием должным образом распространяться о своей деятельности, в то время как другие отмечают использование V легионом сложного кодекса чести, а также существование нескольких воинских частей, которые могли быть описаны посторонними в качестве штрафных единиц. Наиболее известной среди них является Хараш — временная группа воинов, заполняемая добровольцами каждый раз, когда возникала необходимость в применении отвлекающей или ударной тактики. Несмотря на тот факт, что сторонние наблюдатели считали назначенный этим воинам долг близким к самоубийству, Хараш никогда не испытывал недостатка в добровольцах, ибо число желавших искупить собственные грехи практически всегда совпадало с теми, кто желал выслужиться благодаря той чести, которую даровало выживание после службы в рядах Хараш.

Ауксиллярные ордены Белых Шрамов

Несколько воинских подразделений V легиона существовали вне организационной структуры братств, куда входило подавляющее большинство Белых Шрамов. Некоторые из этих отрядов подчинялись непосредственно Великому Хану, в то время как другие были по-настоящему независимы и действовали в соответствии с приказами своих командиров в качестве поддержки других братств или орд. Учитывая децентрализованный характер организации Белых Шрамов и акцент, уделяемый ими индивидуальной инициативе, многие из этих орденов действовали без прямого контроля со стороны Великого Хана, и в определённой степени были сами себе законом. Краткий список наиболее известных из этих подразделений представлен ниже:

Наплечник церемониальной брони Караогланлар, корпуса разрушителей в легионе Белых Шрамов

  • Караогланлар — «Тёмные Сыны Смерти», эти воины выполняли роль разрушителей и отвечали непосредственно перед Советом Провидцев. Они использовались в тех случаях, когда требовалось полное уничтожение врага, а также для исполнения особых ритуальных ролей по окончании ключевых кампаний.

Облегчённый вариант наплечника бойца разведывательных отделений Когтей Сокола, специализированного формирования в рядах Белых Шрамов

  • Баргедийн Сарву — «Когти Сокола», этот маленький орден состоял из воинов-ветеранов, прошедших определённые обряды инициации на Чогорисе. На полях сражений они были охотниками и передовыми разведчиками, экспертами по выживанию и тихому устранению вражеских командиров, а вне боя служили хранителями крылатых сервохищников, используемых многими братствами в качестве символов своего наследия и в роли особых средств для разведки на войне.
  • Хараш — в меньшей степени официальный орден, и в большей — временное формирование, Хараш собирался в тех случаях, когда возникала потребность в диверсионной или ударной штурмовой силе. Создаваемые исключительно из добровольцев, эти отряды в равной степени были как наказанием, так и честью, поскольку воины, пережившие назначение в Хараш, почитались среди товарищей как опытные и удачливые бойцы. Кроме того, Хараш был одним из немногих подразделений Белых Шрамов, для которых использование тактической дредноутской брони было привычной рутиной.
  • Ухаан Солбан — в рядах этого ордена состояли практически все немногочисленные дредноуты Белых Шрамов. Их первоочередной обязанностью была охрана хранилищ геносемени на Чогорисе и Терре, а потому этих суровых полуживых воинов редко можно было встретить на полях сражений.
  • Акогланлар — состоявший исключительно из персонала медицинского корпуса V легиона, Акогланлар был ритуальной противоположностью легионных разрушителей, посвятившей свою жизнь сохранению своих братьев и наследия Джагатая. В отличие от большей части остальных представленных здесь орденов, эти воины были разбросаны по различным братствам, служа поодиночке, а не как единое целое. Лишь в редких случаях орден собирался воедино, зачастую для проведения одного из загадочных чогорийских ритуалов.
  • Сагьяр Мазан — изгнанные из братств легионеры известны как «Кающиеся» или «Сагьяр Мазан», и их участь — искать почётную смерть и тем самым смыть с себя пятно позора.

Командная иерархия легиона

Среди всех Легионес Астартес Белые Шрамы поддерживали наиболее децентрализованную командную структуру, конкурировать с которой мог разве что Альфа-Легион. В то время как Джагатай Хан оставался наивысшей властью, различные нойон-ханы — полководцы орд, составлявших основную часть легиона — обладали значительным уровнем личных полномочий и чаще всего действовали независимо от Великого Хана. В отличие от большинства других легионов, Белые Шрамы редко собирались в составе воинства, насчитывающего более одной или двух орд, гораздо более распространённой практикой были одиночные действия сил одного или нескольких братств на любом театре военных действий. Не редкостью были случаи присоединения меньших сил Белых Шрамов к флотам других легионов, хотя даже в подобных ситуациях ханы этих братств сохраняли право независимого командования своими силами.

В связи со столь оригинальным стилем лидерства у Белых Шрамов было немного официальных рангов и титулов. Власть исходила от Великого Хана, известного под официальным титулом «Каган», затем спускалась к нойон-ханам, командовавшим ордами, а через них — к отдельным ханам каждого братства. Таким образом, эти три ранга составляли ядро командной структуры на поле брани. Кроме того, на практике каждый из ханов вне зависимости от своего ранга был окружён сетью советников и лейтенантов, наделённых определённой властью, поскольку офицеры сохраняли свои посты в первую очередь благодаря уважению со стороны подчинённых, а не каким бы то ни было официальным назначениям. Главенствующее положение в кругу советников зачастую принадлежало одному из внушающих страх грозовых пророков, чей дар провидца высоко ценился как самим ханом, так и его воинами.

Большинство ханов также выдвигали одного из воинов своего братства в качестве первого офицера и следующего командира в случае своей гибели. Эта должность, именуемая «кавхан», редко использовалась в полевых условиях, однако советы первого офицера также имели немалый вес среди личного состава братства. Другие, более узкопрофильные офицеры, такие как тенри хан (капитан одного из множества пустотных кораблей флота Белых Шрамов), или ган хан, заведовавший легионными арсеналами, а также обладавшие признанными навыками и честью ветераны также оказывали большое влияние на решения мудрого хана, и когда его братство включалось в состав более крупной организационной структуры, именно их советы становились ключом к принятию решений.

Организация ордена

Структура ордена Белых Шрамов (на момент 999.М41)

Организационная структура ордена отражает племенную культуру их родного мира, а библиарии Белых Шрамов известны как грозовые пророки. Белые Шрамы ведут набор рекрутов на одной планете — Мундус Планус. Этот степной мир населен враждующими между собой племенами, среди которых для вступления в орден избираются лучшие и самые многообещающие молодые воины. Как только воин становится Белым Шрамом, его верность племени заменяется верностью ордену и Императору.

Как поступал примарх во время своего покорения степей, рекрутов из различных племен объединяют в отделения. Каждое отделение становится частью братства, которое является аналогом стандартной роты. Однако, в отличие от кодексных орденов, Белые Шрамы используют гораздо большее количество отделений мотоциклистов и «Лендспидеров», что является следствием предпочитаемого орденом стиля ведения войны. В ордене довольно мало танков, а те, что есть, представляют собой сильно облегчённые модификации.

Белые Шрамы набирают неофитов только из кочевых племен родного мира Чогориса. На их родной планете война между племенами актуальна по сей день. Это суровые и крайне гордые войны для которых честь их племени, превыше всего. Воинов из одного племени распределяют по разным ротам (братствам) тем самым гарантируя, что прежние обиды будут забыты. В следствии обучения, все прежние межплеменные распри забываются, поскольку нет чести выше, чем служба магистру ордена (великому хану), своему хану и Белым Шрамам в целом. В случае если старые обиды давали о себе знать и спор нельзя было решить никак иначе, Белые Шрамы организовывали ритуальный бой, в котором и решался спор.

В отличии от других орденов Адептус Астартес, Белые Шрамы не используют тяжелое вооружение. Все то что не способно двигаться с устраивающей Шрамов скоростью — не может входить в состав ударной группы. Белые Шрамы единственный орден, который не использует дредноуты в своих операциях. Обусловлено это в первую очередь тем, что дредноут крайне медлителен и не подходит под действия боевой доктрины ордена. Также в силу своих убеждений, Белые Шрамы считают что лучше дать воину возможность умереть, нежели быть погребенным в механическом саркофаге дредноута. Как истинным кочевникам привыкшим к свободе — заточение души после смерти считается позорным и неправильным среди Белых Шрамов.

Стратегическая диспозиция ордена после Неодолимого крестового похода достигшего Чогорис:

Командование ордена
White Scars Symbol.png

Джубал хан,
Великий хан

почётная стража
адъютанты
сервы и сервиторы

Оружейная Апотекарион Командование флота Задиин Арга (Библиариум) Реклюзиам
магистр кузни Хамкар ст. апотекарий Оголей магистр флота ст. Грозовой пророк Сагари Глас Бури Джагорин
технодесантники
• сервиторы
• транспортная техника
• боевые танки
• штурмовики
• лёгкая штурмовая техника
боевые костюмы «Центурион»
апотекарии боевые баржи
ударные крейсера
сторожевые корабли
«Громовые Ястребы»
• эпистолярии
• кодиции
• лексикании
• аколиты
капелланы
Братства
White Scars Lightning Icon.png
Ветеранская рота Боевые роты
1-я рота
«Братство Острия Копья»
2-я рота
«Братство Огненного Кулака»
3-я рота
«Братство Орла»
4-я рота
«Тулварское братство»
5-я рота
«Братство Гнева Бури»
WS 1st Bro.png
WS 2nd Bro.png
WS 3rd Bro.png
WS 4th Bro.png
WS 5th Bro.png
Джурга хан, мастер Военного Совета Барутай хан, мастер знаний Кор'сарро хан, мастер охоты Джогатен хан, мастер клинков Гибоден хан, мастер духов
• 2 лейтенанта
знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 10 отделений ветеранов • 6 линейных отделений
• 2 отделения ближней поддержки
• 2 отделения огневой поддержки
• 6 линейных отделений
• 2 отделения ближней поддержки
• 2 отделения огневой поддержки
• 6 линейных отделений
• 2 отделения ближней поддержки
• 2 отделения огневой поддержки
• 6 линейных отделений
• 2 отделения ближней поддержки
• 2 отделения огневой поддержки
• Дредноуты
• транспортная техника
«Лендрейдеры»
• мотоциклы
• «Лендспидеры»
• Дредноуты
• транспортная техника
• мотоциклы
• «Лендспидеры»
• Дредноуты
• транспортная техника
• мотоциклы
• «Лендспидеры»
• Дредноуты
• транспортная техника
• мотоциклы
• «Лендспидеры»
• Дредноуты
• транспортная техника
Резервные роты Рота скаутов
6-я рота
«Братство Соколиного Глаза»
7-я рота
«Братство Ловчих Степей»
8-я рота
«Братство Кровавых Всадников»
9-я рота
«Братство Грозового Раската»
10-я рота
«Братство Говорящих с Ветром»
WS 6th Bro.png
WS 7th Bro.png
WS 8th Bro.png
WS 9th Bro.png
Очир хан, мастер щитов Олуджин хан, мастер дозора Ворга хан, мастер скакунов Хададжей хан, мастер луков Джодага хан, мастер храбрецов
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 2 лейтенанта
• знаменосец
• чемпион
• ветераны
• 10 линейных отделений • 10 линейных отделений • 10 отделений ближней поддержки • 10 отделений огневой поддержки • 10 отделений авангарда
скауты
• боевые танки
• Дредноуты
• транспортная техника
• «Лендспидеры»
• Дредноуты
• транспортная техника
• штурмовики
• мотоциклы
• Дредноуты
• транспортная техника
• Дредноуты
• транспортная техника
• мотоциклы
• «Лендспидеры»
• транспортная техника

Боевая доктрина ордена

Белые Шрамы (миниатюры)

Орден Белых Шрамов высокомобилен даже по меркам космодесанта и специализируется на использовании штурмовых мотоциклов, «Лендспидеров», «Грозовых когтей» и прочей быстрой техники для нанесения молниеносных атак. Наездники на мотоциклах в своих атаках часто используют специальное силовое оружие, известное как силовое копье. В результате тактики Белых Шрамов, тяжеловооруженным силам противника часто приходится гоняться за своими тенями, пока космодесантники атакуют слабые места войск врага. Белые Шрамы предпочитают атаковать издалека, используя свою скорость и огневую мощь для уничтожения противника, но при необходимости не избегают и ближнего боя.

Убеждения и вера

Белые Шрамы разделяют убеждения своего примарха, почитая Императора как высшего объединителя человечества, но не как бога, и поэтому они не считают Имперский Культ своей верой и испытывают мало уважения к Экклезиархии. Белые Шрамы верят, что их долг — истреблять врагов Императора, готовясь к тому дню, когда Он восстанет с Золотого Трона, чтобы начать новый Великий крестовый поход. В этот день Джагатай Хан вернется из пустоты, чтобы снова возглавить орду.

Для Белых Шрамов молния, служащая эмблемой ордена, является мощным и важным символом, представляющим как их стиль ведения боя, так и повторяющие шрамы чести воина, которые они носят на своих лицах. Молния также представляет силы грозовых пророков. Орден Белых Шрамов полагает, что, пока стихийные, анимистические силы воздуха и земли прислушиваются к призыву грозовых провидцев, Белые Шрамы никогда не будут колебаться на поле битвы. Все Белые Шрамы носят длинный ритуальный шрам на лице, который называется шрамом чести и является знаком, который они получают, когда неофитов принимают в состав орды.

Известные Белые Шрамы

Во время Ереси

  • Джагатай Хан — примарх.
  • Таргутай Йесугей — старший грозовой пророк. Используя прототип Золотого Трона, пожертвовал собой, открыв Белым Шрамам путь на Терру через Паутину.
  • Цинь Са — магистр Кешиков.
  • Намаи — заместитель Цинь Са.
  • Хасик — нойон-хан орды Камня. После событий на Просперо был изгнан из легиона и причислен к Сагьяр Мазан.
  • Джемулан — нойон-хан орды Земли.
  • Ганзориг — нойон-хан.
  • Цинь Фай — нойон-хан.
  • Наранбаатар — грозовой пророк.
  • Цолмон — хан братства Золотой Звезды.
  • Джубал — хан братства Летней Молнии, первый мастер охоты Белых Шрамов.
  • Шибан Тахсир — хан братства Грозы.
  • Торгун — хан братства Луны. После событий на Просперо был изгнан из легиона и причислен к Сагьяр Мазан.
  • Хибу — хан братства Рассветного Неба. После событий на Просперо был изгнан из легиона и причислен к Сагьяр Мазан.
  • Гогал — командир Кешиков Хасик ноян хана. После событий на Просперо был изгнан из легиона и причислен к Сагьяр Мазан.
  • Алтан Нохайэмчи, впоследствии — один из Странствующих Рыцарей.

После Ереси

  • Джубал — магистр ордена Белых Шрамов.
  • Ангнар — хан Белых Шрамов, ставший первым магистром ордена Тёмных Охотников.
  • Цемакар — правая рука Кор'cарро хана, убит во время битвы на Агреллане.
  • Джебе — чемпион 3-й роты.
  • Джогатен — капитан 4-й роты, возглавлял её во время битвы за Кардрим.
  • Джурга — хан братства.
  • Калджук — грозовой пророк.
  • Хаджог — хан братства, убит во время 13-го Чёрного крестового похода.
  • Кор'сарро — капитан 3-й роты, нынешний мастер охоты Белых Шрамов.
  • Кьюблай — был великим ханом до Джубал хана.
  • Сеглей — капитан.
  • Субодай — капитан, убит во время освобождения Мира Ринна.
  • Субоден — хан Тулварского братства.

Известные корабли Белых Шрамов

  • «Буря Мечей»линкор класса «Глориана», флагманский корабль V легиона.
  • «Констанций»боевая баржа, флагман Белых Шрамов.
  • «Гордость Джагатая» — боевая баржа.
  • «Молчаливый Всадник» — боевая баржа изначально имевшая название «Повелитель Равнин», после Третьей войны за Армагеддон была переименована в «Молчаливого Всадника» в честь скрытых набегов на орков.
  • «Копье Душ» — боевая баржа Белых Шрамов времен Великого крестового похода, была передана одному из орденов-преемников.
  • «Огадай» — тяжелый крейсер класса «Готика», был передан ордену-наследнику Тёмных Охотников.
  • «Повелитель Небес»ударный крейсер используемый братством Орла под предводительством Кор'сарро хана.
  • «Воин Степей» — ударный крейсер используемый братством Острие Копья под предводительством Юрга хана.
  • «Быстрый Всадник» — ударный крейсер используемый Тулварским братством
  • «Ястребиная Звезда» — ударный крейсер.
  • «Ксо-Цзя» — ударный крейсер.
  • «Узан» — ударный крейсер.
  • «Кочевник»фрегат класса «Нова».

Галерея

Advertisement