ФЭНДОМ


Бадабская война — антиимперское восстание, самое крупное со времен Восстания Четвёртого Квадранта в 780.M41 году.

История

Война. Если и существует некая абсолютная истина, определяющая ту темную и ужасную эру, в которой мы живем, то это война, кровавая и беспощадная.

Бесконечное сражение между человечеством и пришельцами, между священным откровением Бога-Императора и ложью Хаоса, между братом и братом, между светом и тьмой, жизнью и смертью — война во всем. В данной работе рассматривается лишь одна из множества, но природа и загадки этой войны делают ее особенной. Этот конфликт ввергнул множество звездных систем в пучину раздоров. Война, которая обратила целые армии сильнейших воинов Империума друг против друга и тем самым обрекла на жестокую участь миллионы людей.

Предательство Люфгта Гурона, печально известного Тирана Бадаба, оказалось столь подлым, а разрушения, причиненные планетам зоны Мальстрима, столь масштабными, что они пошатнули веру и порядок на бессчетных мирах, до которых война даже не докатилась, а также заставили верноподданных со страхом смотреть на своих защитников. Ужасные грехи и тайны, скрытые войной, были столь зловещи, что всю информацию о конфликте засекретили еще до его окончания. И это неспроста. Ибо природа самой Бадабской войны, а также вопросы, которая она поднимает относительно самой сущности орденов Адептус Астартес — величайшего оружия Империума — равным образом шокирующие и принципиально опасные.

Поэтому детали войны представляют собой смертельную угрозу всем слугам и гражданам Империума, за исключением тех, кто входит в высшие эшелоны власти, поэтому всецело рекомендовано распространение данного труда ограничить лишь достойнейшими представителями священного Ордо Еретикус. Во благо человечества в официальных записях лучше оставить обычную историю о героях и чудовищах, о предательстве и отваге.

Ложь — лучший выход.

В представленном труде как можно более полно освещен истинный ход событий Бадабской войны. Он составлен спустя 20 лет после падения Тирана на основе архивов священного Ордоса и таких источников, как уцелевшая документация, миметично-церебральное извлечение и рассказы очевидцев. Также труд (в некоторых случаях) основывается на доказательствах, осознанно сокрытых от «Эдикта о стирании», за которым уничтожили официальные данные о войне. В нем также детально рассмотрены великий раскол, который привел к войне, а также ключевые миры, места и битвы, придавшие форму конфликту.

Итак, вы читаете подлинную и тайную историю Бадабской войны.

Мальстрим

Malstream Zone

Зона Мальстрима, сегментум Ультима. Интеррегнум Империалис Доминатус

Бадабская война, ввергнувшая в пламя многие миры, вспыхнула не за одну ночь, ее корни уходят в глубокое прошлое. Причины конфликта сокрыты как в сердцах и историях тех, кто разжигал его, так и в природе самого места, где он отгремел — зоне Мальстрима. Семена грядущей войны были посеяны еще за тысячу лет до начала вооруженного столкновения между орденами Адептус Астартес, когда в очередной раз возникла древняя угроза стабильности и порядку в Империуме.

Опасности Мальстрима (прим. 720.М40-580.М41)

В конце 40-го и начале 41-го тысячелетия на владения Империума участились атаки темных сил, истоком которых был Мальстрим — огромный и древний звездный/варп-вихрь, расположенный близ галактического ядра. В ходе этих нападений были опустошены и разграблены сотни ближайших планет и звездных систем, вырезаны тысячи людей, а также поставлены под угрозу жизненно важные поставки ресурсов из лежащих неподалеку плотных звездных скоплений.

Тлетворное действие подобных атак становилось все сильнее и в итоге привело к падению пограничных миров туманности Гибраксис перед орочьим Waaagh! в конце 700-х годов М40 и захвату важных добывающих колоний Ларсы и Киро ордами мутантов-хаосопоклонников в первые годы М41. В частности, Империум начал терять контроль над отдаленным, но экономически важным пограничным регионом, известным как зона Мальстрима. Само по себе это означало мощный спад объема производства в военной промышленности ближайших, более густонаселенных имперских секторов и грозило сокрушить и без того шаткое равновесие на границах региона, из-за чего относительно безопасные миры могли оказаться под угрозой прямой атаки.

«Смежная Мальстримская автономная имперская зона сети добычи ресурсов 004-357», как звучит ее полное и несколько громоздкое обозначение Администратума (среди простого народа более известная просто как зона Мальстрима), была и остается громадным пространством неосвоенного космоса, по измерительным стандартам расположенном на галактическом западе/юго-западе/юге от самого Мальстрима. Этот обширный регион пустынной бездны размерами превосходит многие имперские секторы, в нем обнаружено около тысячи звездных систем, но, по правде говоря, он всегда был лишь контуром на карте и единицей административного деления, но не чем-то единым и цельным на практике. Хотя в зоне Мальстрима находилось несколько главных имперских миров и колоний, Империум никогда не обладал централизованным или хотя бы видимым контролем над всей территорией, да подобное и неудивительно, учитывая то, насколько она была опасной, труднодостижимой и малоисследованной. По сути, зона Мальстрима находилась вне границ самого Империума с тех самых пор, как ее впервые обследовали во времена Великого крестового похода. Расположенная между плотными звездными массами вращающегося галактического рукава и смертоносной турбулентностью самого Мальстрима, большая часть зоны представляет собой черную пустоту — бездну, куда не проникает свет звезд, в которой тут и там рассеяны немногочисленные звездные тела. Весь регион терзают смертоносные и непредсказуемые явления — ионические рифы, нулевые зоны и бродячие черные дыры, в то время как пагубное воздействие то расширяющегося, то сжимающегося Мальстрима придает в равной мере опасности и непредсказуемости любой попытке преодоления варпа в этих местах. Возможно, именно последний фактор больше всего ответственен за то, что за минувшие тысячелетия зону Мальстрима так и не освоили. Учитывая эти обстоятельства, неудивительно, что в этой области мало населенных миров — ведь процент звездных систем с пригодной для жизни биосферой здесь гораздо меньше, чем в более обжитых регионах.

В историческом контексте это означало, что всякий обнаруженный и пригодный к жизни мир сразу становился важным, за право контролировать их велись жестокие бои, ведь они давали непосредственный доступ к богатствам зоны Мальстрима, которых здесь было в избытке. Планеты зоны, зачастую сформировавшиеся в галактическом ядре и выброшенные из него после различных естественных и противоестественных явлений, являются кладезями многих редких минералов, изотопов и кристаллических месторождений, практически неизвестных за пределами галактического центра и столь же редко доступных. Эти богатства испокон веков влекли сюда людей, невзирая на все опасности и сложности. Существуют доказательства человеческого присутствия в регионе еще во времена Тёмной Эры Технологий. Но зона Мальстрима также притягивала к себе бессчетное число врагов человечества во всем разнообразии их отвратительных форм. В течение 38-го и 39-го тысячелетий нескольким важным имперским аванпостам в зоне Мальстрима удалось добиться значительного влияния, и они стали мерцающими маяками могущества и силы в регионе. Горстка этих жизненно важных миров стала звеньями длинной цепи, позволяющей переправлять ресурсы из опасных глубин зоны Мальстрима в хранилища более обеспеченных секторов вне пределов галактического рукава. Тремя наиболее важными ее звеньями были звездные системы Цигнакс, Саган и Бадаб, которые представляли собой островки имперской цивилизации посреди моря анархии. Именно этот торговый путь подвергался наибольшей опасности, когда положение дел в Мальстриме стало еще более напряженным.

Гибель Цигнакса (577.М41)

Badab war 1

Силы Воинов-Богомолов, пикт-снимок неизвестного происхождения, предп. оборона Цигнакса (557.М41)

Мир-улей военной промышленности Цигнакс, расположенный в звездной системе с одноименным названием, в середине М41 был самой густонаселенной планетой на севере зоны Мальстрима. Цигнакс издавна являлся ключевым миром, основой имперского контроля над регионом, оплотом от агрессоров и безопасным портом для имперских кораблей. В 557.М41, когда грянул внезапный шторм, он стал жертвой внутреннего разложения и внешней атаки. Не сумев отразить вторжение банды кошмарных космодесантников Хаоса, известных как Перерожденные, планета стремительно погрузилась в пучину кровавой гражданской войны между имперским гарнизоном и десятками тысяч отщепенцев из Культа Смерти, которые вылезли из своих нор в глубинах улья, дабы сеять смерть и разрушать город. Невзирая на вмешательство ордена Адептус Астартес Воинов-Богомолов, который базировался в соседнем Эндимионском скоплении, количество погибших быстро достигло отметки в миллионы человек. Культистам Смерти удалось получить доступ к части ракетных шахт планетарной системы обороны, и в самоубийственной ярости они обрушили ливень атомных и плазменных ракет, которые уничтожили города-ульи и на несколько лет сдвинули планету с орбиты. В конечном итоге ядерная зима, радиоактивные осадки и тектонические сдвиги уничтожили всю жизнь на Цигнаксе.

Последствия этого события были катастрофическими, ибо как извлечение единственного ключевого камня может обрушить крупный дом, так и падение Цигнакса тут же повлекло за собой утрату Империумом контроля над северной зоной Мальстрима. Множество торговых маршрутов оказались закрытыми, быстро пропала связь с десятками удаленных аванпостов и добывающих станций. Сам Цигнакс превратился в охваченную радиоактивными бурями и дождями пустошь, где в руинах городов рыскали мародеры и отступники человеческого и чуждого происхождения. Миры, которые в результате были отрезаны от остального Империума, столкнулись с выбором — либо укрепить оборону, либо же утонуть в безмолвном мраке. В течение одного года область космического пространства, равная полуторамесячному путешествию в варпе, полностью выскользнула из рук Империума.

С учетом прочих потерь за предыдущие несколько столетий, эти события переполнили чашу терпения, и так как под угрозой оказались жизненно важные цепи военного снабжения, которые тянулись до Бакки и самой Священной Терры, Адептус Терра пришлось действовать. Ответом на угрозу стал объявленый Высшими Лордами Терры «Эдикт Империалис» и создание Стражей Мальстрима, честь возглавить их была дарована ордену Астральных Когтей.

Сироты варпа

В 680.М41 далеко от зоны Мальстрима произошла цепь событий, последствия которой будут ужасными для ордена Астральных Когтей. На границе сегментума Пацификус появился ударный крейсер «Бакасурра» с 100 боевых братьев ордена Тигровых Когтей, который объявили уничтоженным более 400 лет назад. Судя по всему, корабль попал в мощное временное искажение варпа, и для тех, кто был на борту, минуло не более пары месяцев. После установления контакта с ударной группировкой ордена Штормовых Крыльев и оказания им помощи в борьбе с работорговцами эльдар, Тигровые Когти пополнили припасы и направились к своей крепости-монастырю на Кродхе. Прибыв на место, они обнаружили, что за время длительного отсутствия древнее солнце выросло в размерах и превратило их мир в безжизненную облученную скалу и что от ордена сохранились лишь полузабытые легенды.

Капитан Тигровых Когтей Ветала, фактически ставший магистром мертвого ордена, отправился на Священную Терру с прошением открыть хранилища генетического семени ордена, а также даровать ему полномочия и титул, необходимые для восстановления Тигровых Когтей. Капитан Ветала бесследно исчез, ожидая слушания по своему прошению, и в результате его дело было закрыто. Ходящие среди инквизиторов темные слухи намекают на то, что кто-то счел орден пораженным порчей, а также частью так называемого «Проклятого Основания». «Бакасурру», которая действовала в районе погибшего родного мира ордена, высланные за ней корабли так и не смогли найти.

Тиран Бадаба (715.М41)

После того как череда мощных орочьих вторжений из Мальстрима вклинились глубоко в Бадабский сектор, магистр ордена Астральных Когтей Ровик Блейк, противореча собственной доктрине, возглавил огромную ударную группировку, во главе которой двигалась боевая баржа ордена «Серафим Возмездия», и начал преследовать орков в самом Мальстриме. Астральные Когти вышли из варпа вскоре после того, как орочьи ужас-карабли прибыли на свои «Булыги» среди полей раздробленных планетарных обломков, которые вращались вокруг колоссальной звезды Зеница Ада, после чего тут же вступили в бой. Магистр ордена Ровик Блейк, который командовал Астральными Когтями последние два века, погиб в поединке с орочьим ваиводой Воргом «Людожогом». Хотя космические десантники смогли истребить тысячи зеленокожих и уничтожить большую часть их базы, «Серафим Возмездия» получил тяжелые повреждения, и поэтому Астральным Когтям пришлось отступить.

После возвращения выживших в Бадабскую систему старшими воинами единогласно в 5 901 715.М41 новым магистром ордена был избран капитан 3-й роты Астральных Когтей Люфгт Гурон. Он стал самым молодым воином в истории ордена, удостоенным этого звания. Проявив себя в бою харизматическим командиром и умелым тактиком, Люфгт Гурон незамедлительно начал действовать — реорганизовал стратегическое дислоцирование Астральных Когтей и объявил о политике увеличения сильно сократившегося флота, включая в его состав трофейные корабли, отбитые у корсаров во время рейдов. Вместе с магистрами других орденов из Стражей Мальстрима он решил применять против своих врагов тактику «выжженной земли», и с этой целью начал наращивать запасы оружия класса «Экстерминатус». В результате этой политики несколько пограничных миров, которые в прошлом предоставляли временные убежища кораблям отступников, были превращены в безжизненные скалы.

Badab war 2

Карательные операции Астральных Когтей — Бадаб Примарис — высокий уровень жертв среди гражданского населения

Провалившийся дворцовый переворот на Бадабе Примарис в 4 512 718.М41 развязал гражданскую войну на мире-улье, но Астральные Когти быстро подавили конфликт. После дознания выяснилось, что заговорщики имели связи с налетчиками и контрабандистами вне планеты, через которых получали оружие и порочные наркотики для провалившегося восстания. Но затем, когда по всей планете вновь начали вспыхивать бунты и небольшие восстания, правосудие передали в руки Люфгту Гурону. Магистр ордена пришел в ярость оттого, что подобное предательство замыслили за его спиной и, памятуя об уроке Цигнакса, решил лично разобраться с проблемой. Астральные Когти стремительно восстановили порядок при помощи грубой силы, казнив большую часть представителей правящего класса, а также очистив улья от всякого, кого сочли моральными рецидивистами. Кроме того, Люфгт Гурон принял титул планетарного правителя. Провозгласив себя «Тираном Бадаба», он объявил весь Бадабский сектор (скопление населенных миров в пределах относительно безопасного региона космоса вокруг Бадабской системы) владениями своего ордена «для лучшей защиты сих миров и душ, обитающих на них к вящей славе Императора». В своем заявлении Гурон приводил в пример прецедент независимого царства Ультрамар и хартии Стражей. Вскоре после этих событий последовали масштабные чистки правящих элит близлежащих систем, в следующие десятилетия Астральные Когти основали несколько «сторожевых бастионов», в то время как избранные слуги и политические союзники Гурона заняли ключевые посты. Таким образом, Бадабский сектор превратился в карманную империю под началом Астральных Когтей. Гурон еще больше укрепил свою власть созданием того, что позже станет известным как «Легион Тирана», в ходе обширной реорганизации слабых и изоляционистских Сил Планетарной Обороны во всем регионе. Отныне эти войска напрямую подчинялись Гурону и имели объединенную командную структуру. Для дальнейшего обучения и избавления от слабых элементов к ним приписали подразделения Астральных Когтей. К 790.М41 Бадабский сектор обладал мощнейшей за всю свою историю обороной, а Легион Тирана доказал свою ценность в отражении корсарских налетов на Декабаллус и станцию «Минестра». Сам орден, более не связанный оборонительными функциями, предпринял серию молниеносных рейдов во внешние пределы для изнурения и уничтожения различных врагов на Окровавленных Костях и других планетах, принадлежащих еретикам либо ксеносам. Слава «Тирана» Астральных Когтей росла, с увеличением числа побед о нем заговорили далеко за пределами зоны Мальстрима, пиратство было практически искоренено, а уровень производства в зоне Мальстрима достиг невиданных ранее высот.

Вдохновленный успехами Люфгт Гурон послал своих представителей в паломничество с целью доставить на Терру официальное прошение. В нем содержался подробный план полного захвата Мальстрима и окружающих территорий, а также описывались невероятные преимущества, которые это принесло бы Империуму. С целью реализации данного плана в документе предлагалось многократно увеличить число орденов в составе Стражей Мальстрима и даже говорилось о возможности проведения нового Основания. Прошение Гурона отклонили, даже не рассмотрев до конца, обосновывая тем, что ресурсы Империума куда больше требуются в иных местах.

Грех Гурона

Ближе к середине 700.М41 до сих пор регулярные поставки генетического семени Астральных Когтей магоса Инвига из Адептус Механикус стали более редкими и неполными. Хотя само по себе это уже является причиной для тревоги, подобное нередко происходит с орденами Адептус Астартес, особенно с размещенными в пограничье или задействованными в крестовом походе. Зачастую объяснение этого банально — сам орден может временно нуждаться в генетическом семени для возмещения боевых потерь. Но чем дольше нет поставок, тем чаще возникают подозрения, что существует иная, куда более темная причина. Позднее подтвердилось, что с Астральными Когтями все именно так и обстояло. Это, наряду с гордыней, станет первым великим грехом против традиций Астартес, который в конечном итоге окончится впадением ордена в ересь.

Бадабский раскол (748.М41)

После того как последующие запросы о перераспределении ресурсов в зону Мальстрима также отклонили, Гурон отложил выплату Администратуму планетарной десятины с Бадаба Примарис и перекрыл торговые маршруты через свои владения в знак протеста против неспособности Адептов обеспечить его и союзников необходимыми для охраны Мальстрима ресурсами. Это возымело двоякий эффект, ибо по большей части Бадаб занимался очисткой руд и минералов с разбросанных добывающих аванпостов в регионе зоны Мальстрима под названием Бледные Звезды. Кроме того, поскольку основные местные варп-пути проходили возле Бадаба Примарис, большая часть поставок из этого важного региона также оказалась перекрытой.

Тиран Бадаба обосновывал свой отказ тем, что Астральные Когти являются защитниками зоны Мальстрима, а потому он по своему усмотрению перенаправил промышленные ресурсы и людей для усиления обороноспособности Бадабского сектора, увеличения флота Мальстрима и укрепления ключевых миров. Для Бадабской системы это вылилось в стремительный рост числа космических оборонительных сооружений, опоясавших внутренние и внешние планеты «Стальным Кольцом». В то же время на самом Бадабе Примарис Люфгт Гурон приказал разрушить древнюю цитадель правителей и возвести на ее месте по собственным чертежам и планам мощно укрепленный «Терновый Дворец», которому позже судилось войти в легенды.

Текущая политическая ситуация вызвала жаркие споры и дебаты между Адептус Терра и светскими судами сегментума относительно нарушения хартий и контрактов. Основным камнем преткновения был вопрос, который издавна заложен под нерушимой структурой имперского законодательства — соотношение права Администратума на сбор десятины с древними правами командиров Астартес касательно защиты Империума любыми возможными средствами. Среди экспертов этот спорный вопрос получил название «Бадабского раскола», и ему судилось продлиться более полутора столетия. Все это время, несмотря на ухудшающиеся отношения с Администратумом и властями сегментума, Астральные Когти и Стражи Мальстрима продолжали вести обычные боевые операции.

Наиболее остро потеря жизненно важных для промышленности и торговли ресурсов ощущалась в Карфагенском секторе. На протяжении более чем одиннадцати веков карфагенские лорды и планетарные губернаторы владели хартией на распределение экспорта из зоны Мальстрима и его сопровождение из находящейся под контролем Администратума крепости-склада на Сагане в западную часть сегментума Ультима. Карфагеняне жили в праздности и роскоши, ведь от властей сегментума на Кар Дуниаше их отделяли огромные пространства беспокойного космоса, а от нападений тварей и пришельцев защищали жители из раздираемых распрями соседних регионов. Единственным, кого они боялись, был генерал-прокуратор сегментума, который постоянно требовал поставки десятины, едва заботясь тем, что кормившие доселе карфагенян источники внезапно иссякли.

Кампания в течении Ликантос и крестовый поход Гнева

Badab war 3

Силы ордена Плакальщиков — площадь у базилики святого мученика — Вороний Мир

Несмотря на то, что их действия вызвали настоящую бурю ярости и потоки посланий, Астральные Когти, которые теперь находились на пике боевой готовности и освободились от бесславного бремени гарнизонной службы, решили принять участие в затянувшемся и пользующемся дурной славой подавлении Восстания Четвертого Квадранта, которое терзало Империум уже многие десятилетия. Астральные Когти ответили на призыв ко всем Астартес региона и направили мощное соединение под прямым командованием Люфгта Гурона против одной из последних систем-цитаделей восстания за границами зоны Мальстрима. На совете командования имперских войск Люфгта Гурона единогласно избрали боевым командиром смешанной тактической группировки в составе рот из орденов Астральных Когтей, Огненных Ястребов, Белых Шрамов и Небесной Стражи при поддержке Кригских и Кол-секских полков Имперской Гвардии, а также титанов из Легио Венатор. Под вдохновленным командованием Люфгта Гурона тактическая группировка за год безжалостно искоренила в Ликантосской системе войска предателей и Хаоса. Однако магистр ордена Огненных Ястребов Стибор Лазэрек, который был разгневан тем, что командование кампанией поручили Гурону, а не ему, затаил на Астральных Когтей злобу. Вскоре она даст горькие всходы.

Вернувшись в зону Мальстрима с великой победой, Астральные Когти решили не останавливаться на достигнутом, и в 869.М41 по предложению Люфгта Гурона Чёрные Храмовники объявили крестовый поход Гнева в Мальстрим, атаковав его с восточного рубежа. Тем временем Астральные Когти, Плакальщики и Воины-Богомолы начали наступление вглубь великого шторма с востока и северо-востока. Во многом благодаря умелому стратегическому планированию Тирана, а также специализациям задействованных орденов удалось зачистить не менее 23 миров-оплотов еретиков и ксеносов, включая несколько на границах Мальстрима, которые находились во власти Несущих Слово и их сторонников. На пике кампании, проникнув в шторм дальше, чем сумел любой другой имперский флот, Астральные Когти и Воины-Богомолы начали массированную атаку против человекообразных призраков из плоти Воющей Воронки. Во время кульминации сражения с призраками из плоти 1-я рота Астральных Когтей под началом Гурона пробилась в склепы туш отвратительных существ, где задействовала смертельный вирус «пожирателя жизни». Этой операцией они устранили угрозу, от которой Империум страдал еще со времен Эры Отступничества, а также одержали великую и славную победу. И вновь события извне положили преждевременный конец планам Астральных Когтей, когда Чёрных Храмовников внезапно отозвали на помощь осажденному царству Ультрамара в ходе Тиранидской войны. В ходе кампании ордена Стражей понесли значительные потери, они находились под угрозой окружения, и, кроме того, таро Императора предрекали грядущий рок, поэтому, к огромной ярости Гурона, им пришлось отступить из Мальстрима, так и не выполнив поставленных задач.

Положение дел вновь ухудшилось, но в этот раз не только в зоне Мальстрима, но и для Империума в целом. Угроза флота-улья Бегемот привела в замешательство оборону всего сегментума Ультима, вновь пробудились доселе дремавшие Око Ужаса и Вурдалачьи Звёзды, куда ни брось взгляд, бушевали войны или ходили слухи о них, множились восстания и странные явления. Зона Мальстрима вновь попала в беду, когда на нее из всех щелей хлынули орды врагов — войска орков, невиданной со времен битвы у Зеницы Ада численности, грабили Эндимионское скопление, древний мир Фаргос Хекс на краю зоны Мальстрима попросту исчез. Конвои все чаще подвергались нападениям, а из-за очередного расширения Мальстрима на некогда безопасных варп-путях стали появляться корабли-мертвецы и эфирные бури. Под палящим светом варп-шторма на разбросанных среди Бледных Звезд добывающих аванпостах повсеместно вспыхивали восстания культистов. Один из подобных культов раскрыли в даже самом Бадабском секторе, что повлекло за собой череду карательных действий со стороны последователей Тирана.

Под конец 800-х годов М41 кризис следовал за кризисом, и Люфгт Гурон, видя, как зона Мальстрима выходит из-под его контроля, а все достигнутые Стражами победы обращаются в прах, решился на ужесточение мер, еще не ведая того, что против него уже плетут интриги.

Тиран в тупике

В придворных записях говорится, что по возвращению из Мальстрима Люфгт Гурон стал необычайно молчалив и замкнут. Как правило, он или подолгу запирался в архиве ордена, отказываясь с кем-либо видеться, или же в одиночестве проводил вигилии в Паноптикорне-солар крепости-монастыря, на протяжении многих часов безмолвно взирая на голосферы необъятной зоны Мальстрима и зловещего вихря, затемнявшего звезды. Поговаривают, что именно тогда Люфгт Гурон отвернулся от Империума. Причиной могла послужить очередная неудавшаяся попытка завершить то, ради чего он сражался всю свою жизнь, или же предательство тех, кого он называл повелителями и союзниками, из-за чего его лишили величайшей славы. А возможно Гурон просто стал спесивым и поддался ложной гордыне. Иные же осмеливаются предполагать, что на каком-то этапе крестового похода Гнева глубоко в кошмарном вихре Мальстрима странная порча, не важно, инопланетная или насланная варпом, поразила сердце Гурона. Но подобный вариант слишком прост и маловероятен. Могло статься и так, что причиной всему было не потустороннее пламя эмпиреев, но тьма в душе самого Гурона, которая манила его к величию и превратила в столь умелого и незаурядного воина, чему скоро ценою собственных жизней пришлось узнать тем, кто некогда звались его боевыми братьями.

Тени войны

Декорации расставлены, актеры заняли отведенные места. Недолго осталось до того дня, когда мятеж Тирана Бадаба полыхнет волной насилия, заставив Империум истечь кровью. Проблема быстро стала критической, так как карфагеняне при поддержке своих союзников в Администратуме (какими бы ни были их цели) демонстрировали шокирующую надменность и незнание истинного положения дел за границами относительно безопасного Карфагенского сектора. Что же касается остальных Стражей Мальстрима, то в последние столетия они становились все более изолированными и замкнутыми и, позабыв о своем истинном долге, тем самым посеяли семена будущего поражения.

Уничтожение десятинного флота VX542/11 (901.М41)

Когда предварительное решение по Бадабскому расколу в светских судах сегментума стало склоняться в сторону Администратума, карфагеняне и их союзники из этой организации решили действовать. В 901.М41 был собран имперский инспекторский флот под командованием генерала-аналитика Администратума, в состав которого вошли представители биологис Инвигила из Адептус Механикус, лорды Карфагенского сектора и по крайней мере один независимый инквизитор. Эти силы отправились на Бадаб, чтобы потребовать немедленной выдачи десятины, присвоенных ресурсов и образцов генетического семени Астральных Когтей. Флот ожидал получить несметные богатства, и потому состоял из нескольких гигантских грузовых транспортов, которых охраняли 3 крейсера, локус-каравелла Культа Механикус и множество кораблей охранения. Собрав такую армаду, карфагеняне, несомненно, хотели продемонстрировать все могущество и важность задания, а также недвусмысленно показать Тирану, кто здесь главный. Теперь можно с уверенностью говорить об изначальной ошибочности плана, хотя никто и не мог предсказать того, что случится далее.

При невыясненных до сих пор обстоятельствах инспекторский флот был атакован и полностью уничтожен при попытке прорыва «Стального Кольца» Бадабской системы. Ни один корабль не уцелел, и вместе с ними погибло около 20 000 слуг Императора.

После этого трагического события посыпались иски и встречные претензии, а Люфгт Гурон, передав собственный доклад касательно Бадабского вопроса властям сегментума, решительно настаивал на том, что по флоту открыли огонь за его отказ подчиниться основанным на имперском законодательстве справедливым требованиям хозяев системы. Тем временем в Карфагенском секторе ярость из-за случившегося ширилась, подобно пожару, правящая элита гневно высказывалась о «варварах» из зоны Мальстрима, и вскоре еще действующие торговые маршруты между двумя регионами были перекрыты, а корабли при малейшей возможности подвергались суровым проверкам. Губернатор Карфагенского сектора Танит Кениг осудила действия ордена Астральных Когтей и настаивала на аресте и суде над Люфгтом Гуроном за предательство Империума. В то же время местные агенты магос Инвигила обратились к своим далеким повелителям с просьбой наказать Астральных Когтей. Адептус Терра, как обычно, не спешили вмешиваться. В Империуме всегда хватало войн и конфликтов, а местечковая вражда двух соседних регионов представлялась законным властям не более чем предъявлением друг другу исков и претензий и блекла в сравнении со страданиями и кровопролитием в иных местах. Кроме того, Люфгт Гурон, по сути, являлся полновластным хозяином царства, постоянно находящегося в состоянии войны, оплота против пришельцев и когтей Хаоса, и посему имел полное право защищать свои владения, а без веских доказательств виновности в осознанном и предумышленном убийстве слуг Императора ему было невозможно предъявить обвинений.

В следующие три года, подвергаясь непрестанному давлению со стороны властей сегментума, разозленные уничтожением десятинного флота, имперские командующие Карфагена решили самостоятельно послать еще две карательные экспедиции в зону Мальстрима якобы под эгидой высшей имперской власти. Оба флота исчезли при неустановленных обстоятельствах, предположительно даже не достигнув Бадабской системы, подозревали, что определенную роль здесь могли сыграть Астральные Когти и их союзники. Все чаще имперские корабли стали подвергаться атакам и бесследно пропадать при пересечении зоны Мальстрима (даже вне пределов территорий под прямым управлением Астральных Когтей, вроде Бадабского сектора). В докладах патрулирующей Мальстрим эскадры причиной этому назывался рост числа рейдеров и усиление варп-шквалов по всему региону. Но с каждой новой потерей разговоры о том, что виной всему был Люфгт Гурон и его последователи, становились все громче, как в контролируемом Администратумом мире-крепости хранения десятины Саган на краю зоны Мальстрима, так и на границе Карфагенского сектора.

Неспособные изменить ход событий, отчаявшиеся и практически разорившиеся карфагенские лорды в первую очередь решили попытаться перехитрить Бадаб с помощью сил Администратума, расположенных на Сагане. В ходе совместной операции они попытались получить причитающуюся десятину напрямую, отправив свои корабли к Бледным Звездам куда более длинными и опасными путями через Кхимару. В то же время для покрытия своих долгов карфагеняне увеличили уровень квоты на всех мирах зоны Мальстрима, на которые еще распространялась их власть, например, Вьяния. К 903.М41 агенты имперских командующих Карфагена принялись систематически и повсеместно распространять в ассизах сегментума и Сенаториуме Империалис прокламации о «моральном растлении, предательстве и тщеславной гордыне Тирана Бадаба». Одновременно с этим местные власти Администратума продолжали просить Высших Лордов Терры лично вмешаться в конфликт и покарать Гурона с его непокорным орденом за нанесенные оскорбления. В свою очередь Стражи Мальстрима продолжали наращивать военный потенциал и проводить тотальные зачистки зоны Мальстрима, тогда как в самом Бадабском секторе спешно велись грандиозные строительные роботы по усилению и без того мощной обороны в преддверии грядущей войны.

Фрагмент передачи, полученный эфирным сканированием

01/0345/928.М41 — прослушивающая станция Ангстрома/∑235

+++ Начало фрагмента +++

[Центр управления обороной Бадаба] «Десятинный флот VX542/11, это последнее предупреждение, сбавьте ход и двигайтесь по назначенному курсу, в противном случае мы открываем огонь».

[Идентифицировано: барк Администратума «Квайз-Лямбда»] «Эта инспекторская делегация располагает печатями Адептус Терра! Подчиниться должны вы! Проявите уважение и немедленно деактивируйте орудия во имя Его-на-Терре!»

[Центр управления обороной Бадаба] «Проклятие, повинуйтесь! Мне все равно, владейте хоть мощами святого Леора, ни один корабль не минует Стальное Кольцо без досмотра и назначения курса. Это зона Мальстрима, а не какая-то тихая гавань анклава бюрократов!»

+++ Статические помехи, вокс-искажения, вызванные огнем высокоэнергетических орудий +++

[Неподтвержденный источник/вероятно фрегат обороны Бадабской системы] «Серьезно повреждены двигатели левого борта, палубы с седьмой по одиннадцатую разгерметизированы, несем высокие потери. Противник неопознан, горит уже примерно восемнадцать кораблей. Активированы основные автономные боевые системы квадранта, разблокированы шлюзы омега, активированы четыре тысячи мин-убийц, платформы-горгульи «Анима» и «Ипсилон» полностью заряжены. Во имя Тирана, приказать отбой? Подтверждение? Подтверждение? Под…

+++ Конец фрагмента +++

Сецессия Мальстрима (903.М41)

Ответом Гурона на постоянные угрозы его владениям стало его знаменитое «Постановление о справедливой сецессии». В этом документе, подписанном и ратифицированном также магистрами орденов Плакальщиков и Воинов-Богомолов (которых Гурон убедил в своей правоте и противозаконности требований карфагенян) формально отменялась прямая поставка десятины в соседние секторы.

В ответ на «бессчетные и тяжкие оскорбления, дерзость, а также отрицание неверными и своевольными слугами Администратума, карфагенскими лордами и их пособниками данных Императором прав Адептус Астартес» копии постановления передали властям сегментума и светским судам. В этом документе говорилось о дальнейшем отказе подписавшихся под ним передавать десятину властям сегментума, пресекать любые попытки ее изъять, а также признавать законность требований карфагенских лордов. Тем не менее они вновь подтвердили клятву Стражей Мальстрима о том, что единственная их цель — защита Империума. В постановлении также заявлялось, что Стражам Мальстрима следует разрешить защищать человечество согласно своей клятве Императору так, как они считают нужным без тлетворного влияния тех, кто «заявляет о служении Ему», но «вместо этого ищет личной славы и обогащения». В подтверждение справедливости своих требований, в документе приводились цитаты из эдикта, которым были основаны Стражи Мальстрима, а также древние права и привилегии Адептус Астартес, целиком свидетельствовавшие в их пользу. В документе призывалось также расследовать законность действий правителей Карфагенского сектора, защитить исторически сложившийся и узаконенный суверенитет орденов Адептус Астартес от посягательств на него низших Адептов, а также вновь объявлялось о готовности Стажей и дальше защищать зону Мальстрима от всякого, кто осмелится на нее посягнуть.

Приблизительно в это же время множество имперских кораблей, проходивших через внешние регионы зоны Мальстрима, начали подвергаться атакам неизвестных сил. Вскоре связь с несколькими мирами внутренней зоны, которые все еще удерживали карфагеняне и Оффицио Администратума Сагана, прервалась, последние искаженные помехами сообщения говорили о нападениях и осадах со стороны космических десантников. В ответ разъяренные карфагеняне пригрозили полномасштабной войной, но у них попросту не было средств вести ее в одиночку. Вместо этого они подали прошение о предоставлении военной помощи в Департаменто Муниторум и субкомандование флота сегментума на Ризе, в чем им категорически отказали, обосновав тем, что проблема носит «внутренний характер», в которую они не желают вмешиваться. Стоит отметить, что хотя карфагеняне и обращались в эти органы, а также к прокураторам Администратума, они всеми доступными средствами старались избежать вмешательства Инквизиции, несомненно опасаясь возможных последствий. В свою очередь у местных представителей Инквизиции хватало и собственных проблем, поэтому они лишь наблюдали за ситуацией, понимая, что подобные столкновения, какими бы кровавыми они ни были, случаются довольно часто среди имперских командующих, особенно в пограничных регионах. К тому же ни одна сторона так и не сумела предъявить обличающих свидетельств ереси или иного рода порчи.

Получив отказ во всех инстанциях, Карфагенский сектор начал самостоятельно готовиться к войне, постоянно увеличивая число и размеры полков планетарной обороны, а также подписав договор о военных поставках и официальном союзе с квестором Администратума Сагана, который не меньше карфагенян пострадал от последствий отделения и опасался растущей силы Тирана. По решению сатрапа Танит Кениг для достижения поставленных целей были посланы открытые прошения о помощи к нескольким орденам Адептус Астартес, с которыми карфагеняне в прошлом вели общие дела, дабы те помогли им вернуть утраченную десятину и защитить их корабли.

Позже, в результате инквизиторского дознания, выяснилось, что решение Кениг основывалось на понимании того, что в открытом бою с космическими десантниками могли сравниться лишь другие космические десантники. Возможно, втянув в конфликт третью сторону, она надеялась на какое-то время «нейтрализовать» и отвлечь Астральных Когтей от других действий в регионе, чтобы карфагеняне вновь смогли получить непосредственный доступ к зоне Мальстрима. Столь невообразимое высокомерие и глупость вскоре обернутся катастрофой. Первым на зов карфагенян откликнулся орден Огненных Ястребов.

Шторм разразился (904.М41)

Badab war 7

Бледные Звезды, сегментум Ультима. Интеррегнум Империалис Доминатус

По прямому запросу сатрапа Танит Кениг орден Огненные Ястребы из Адептус Астартес согласился оказать помощь в расследовании причин исчезновений карфагенских кораблей в областях на галактическом юге Пустошей Голгофы (которые граничили с северными пределами зоны Мальстрима). Будучи орденом флотского базирования, Огненные Ястребы в прошлом не раз пользовались огромными портами карфагенского столичного мира Сидон Ультра для пополнения припасов. Карфагеняне же неоднократно просили их покарать непокорные планеты и уничтожить незначительные ксеноугрозы в секторе, поэтому рассчитывали, что подобные взаимоотношения обеспечат им благосклонность ордена. Огненные Ястребы повсеместно славились своим непостоянством и воинственностью, что вероятно также повлияло на решение Кениг просить их о помощи.

Как раз в это время Огненные Ястребы проводили в Пустошах Голгофы ряд карательных и поисковых операций, поэтому магистр ордена Огненных Ястребов Стибор Лазэрек, возможно и по личным причинам, согласился отправить несколько кораблей на север зоны Мальстрима. Один из этих кораблей, «Красный Предвестник», в 350 904.М41 вошел в Эндимионское скопление, представляющее собой протяженную область древних звезд. В системах многих из них в течение тысяч лет существовали человеческие колонии, которые к описываемому моменту давно находились под контролем Воинов-Богомолов. Перехваченный и блокированный в Галенской системе, «Красный Предвестник» тем не менее отказался деактивировать орудия и принять на борт абордажную партию ударного корабля Воинов-Богомолов. Не сумев стерпеть отказа и открытых угроз Огненных Ястребов, свирепые и гордые Воины-Богомолы открыли огонь и обездвижили одинокий крейсер. Это действие и положило начало полномасштабному конфликту между орденами Адептус Астартес. Абордаж и захват «Красного Предвестника» оказался задачей не из легких, поскольку Огненные Ястребы ради сохранения своей чести были готовы идти даже на смерть, поэтому обе стороны понесли высокие потери. В плен было взято менее 20 Огненных Ястребов, ни один из них не сдался без боя. Воинам удалось продержаться достаточно долго, чтобы успеть послать в орден астропатическое сообщение об их участи и тех, против кого они сражались.

Узнав о захвате «Красного Предвестника», Стибор Лазэрек и его Огненные Ястребы впали в неописуемую ярость, после чего магистр немедленно свернул все текущие операции и приказал флоту ордена полным ходом лететь к зоне Мальстрима. Конфликт стремительно разрастался, и по прибытии боевой группы Огненных Ястребов к Галену их встретила ударная группировка кораблей Воинов-Богомолов и Астральных Когтей. После коротких переговоров, во время которых стороны возвратили заложников и обменялись угрозами, Огненные Ястребы отступили, чтобы дождаться прибытия остальных сил, рассредоточенных по Пустошам, и в особенности появления своего огромного флагмана «Рапторус Рекс» — невероятной мощи мобильной звездной крепости доимперских времен. Огненные Ястребы собрались у Сагана и, получив подкрепление со стороны карфагенского флота, провели ряд пробных атак и разведывательных операций в районе Бадабского сектора и Эндимионского скопления, но в результате этого разворошили настоящее осиное гнездо. Тиран и его союзники многие годы готовились к войне, их войска закалились в бесконечных боях, они в совершенстве знали территорию, на которой предстояло сражаться, и уже все успели спланировать. Выследить Воинов-Богомолов оказалось практически нереально. Их корабли, казалось, без особого труда маневрировали среди астероидных отмелей и туманностей Эндимионского скопления, тогда как войска, отправленные к Бадабу, каждый раз наталкивались на непреодолимую оборону.

Используя карфагенян, которые отвлекали войска Бадабского сектора и выполняли роль прикрытия в случае контратаки, основные силы Огненных Ястребов нанесли удар по феодальному агромиру Иблис на границе Эндимионского скопления, атакуя гражданские цели и сжигая огромные посевные поля и пастбища с одной лишь целью — втянуть в бой Воинов-Богомолов. К несчастью для Огненных Ястребов, сепаратисты предвидели эту атаку (и даже место ее проведения), и приняли ответные меры. Пока Воины-Богомолы, используя тактику молниеносных ударов и отступлений, блокировали Огненных Ястребов на Иблисе и, что еще важнее, удерживали их флот вдали от Сагана, в саму Саганскую систему вторглись объединенные войска Астральных Когтей и Плакальщиков. Подконтрольная Администратуму Саганская система с обслуживающей ее якорной стоянкой флота и астропатической станцией по праву считалась воротами в зону Мальстрима. Саган оказался совершенно не подготовлен к столь прямой и решительной атаке и, несмотря на мощную оборону, пал в течение пары дней. В последовавшей ужасной резне защитники Сагана — Силы Планетарной Обороны и карфагенские войска — были разбиты наголову. Когда Саган оказался в руках Тирана, положение дел мгновенно изменилось, ведь теперь сепаратисты владели вторым по значимости после Бадаба миром вместе со всеми его гигантскими складами оружия, боеприпасов и снаряжения. Втянутые в затяжные бои по всей зоне Мальстрима Огненные Ястребы и карфагеняне оказались отрезанными от снабжения в тылу врага. Понеся тяжелые потери, Огненные Ястребы отступили из Иблисской системы, хотя в качестве прощального подарка «Рапторус Рекс» безжалостно обстрелял поверхность планеты, после чего проложил остальным силам ордена путь в открытый космос, несмотря на все попытки заблокировать их в системе. Во время боя звездной крепости удалось уничтожить единственный в эскадре Мальстрима линейный крейсер класса «Марс» под названием «Святой Тетрарх», доказав тем самым, что даже нова-орудие могучего крейсера не ровня огромному кораблю-реликвии.

После столь бурных событий в войне наступило относительное затишье. Сепаратисты укрепляли свои позиции, карфагеняне в панике бежали, и вскоре Огненные Ястребы, оказавшиеся в меньшинстве, начали с боями отступать и переходить к обороне на окраинах зоны Мальстрима. Такое положение дел продолжалось до 710 904.М41, когда орден Странствующих Десантников откликнулся на зов Огненных Ястребов. Для того, чтобы оказать помощь братьям-астартес, Странствующим Десантникам пришлось отменить подготовку к внешнегалактическому крестовому походу и перенаправить к Огненным Ястребам значительный контингент в виде 6 рот космических десантников и флот кораблей поддержки, хотя точная причина такого решения так и осталась невыясненной. К несчастью, их прибытие совпало с возобновившимся наступлением сепаратистов, и странствующему среди звезд ордену пришлось заняться защитой имперских кораблей, которые пытались пробиться через опасные и долгие маршруты в регион Бледных Звезд и внешним колониям зоны Мальстрима. Следующие несколько стандартных месяцев прошли в многочисленных небольших стычках, пока Огненные Ястребы пытались собрать оставшиеся силы в надежде навязать врагу генеральное сражение, тогда как Странствующие Десантники, прекрасно понимая реальное положение, разделили свои высокомобильные, состоящие из ударных крейсеров силы для охраны торговых караванов от многократно участившихся рейдов. Вскоре Странствующим Десантникам пришлось выбирать между желанием Огненных Ястребов атаковать и любой ценой уничтожить Гурона вместе с его союзниками и возрастающей необходимостью защищать имперские корабли и отдаленные колонии в Карфагенском секторе от мародерствующих войск сепаратистов. Еще больше этот конфликт интересов усложнялся из-за древних, скрепленных кровью клятв верности между орденами Странствующих Десантников и Плакальщиков, которые еще недавно бок о бок сражались в Коринфском крестовом походе, а теперь стали врагами. Подобные взаимоотношения приводили к ситуациям, когда во время рейдов Странствующие Десантники стремились лишь отогнать силы Плакальщиков, обе стороны щадили друг друга к вящему неудовольствию своих союзников.

К концу года ситуация ухудшилась еще больше, в стремительно разрастающуюся войну втягивались все новые звездные системы. Тем временем Огненные Ястребы и их союзники-карфагеняне продолжали нести в боях тяжелые потери. Лишь изолированный мир-крепость Сурнграад в центральной зоне Мальстрима еще держался против сепаратистов, его оборона была попросту слишком мощной и умело организованной, чтобы войска Гурона смогли захватить его без потерь, которые бы опасно ослабили их силы. Но невзирая на эти немногочисленные неудачи, а также усилия Огненных Ястребов и Странствующих Десантников, за короткое время сепаратистам удалось взять под контроль дюжину миров, которые либо пали в результате атаки, либо подчинились добровольно. В конечном итоге вне контроля Гурона остались лишь окраины и наиболее заброшенные и опасные территории зоны Мальстрима.

Но неудачи карфагенян и их союзников на этом не закончились. В 915 904.М41 до Странствующих Десантников дошли вести о том, что в качестве уплаты древнего долга крови перед Астральными Когтями о своей поддержке сепаратистов объявил орден Палачей и направил к ним корабль «Ночная Ведьма» с усиленной ротой космических десантников на борту. Остальные же силы этого известного своей жестокостью и независимостью ордена начали сосредотачиваться на своих отдаленных двойных планетах Стигия-Аквилон, чтобы выдвинуться следом. Оказавшись в отчаянном положении, давно просрочив выдачу десятины и выплату долгов генералам-прокураторам Адептус Терра, сатрапу Танит Кениг пришлось пойти на радикальные меры. Теперь, когда база флота на Сагане оказалась в руках сепаратистов, имперские командующие Карфагена, потерпевшие крах из-за потерь сектора в войне, решились на последнюю попытку захвата ресурсов, которые, как они знали, находились в складах десятины Вьянии и Кхимары. Сделать это следовало до того, как сепаратисты успеют взять под контроль западную часть зоны Мальстрима, а вместе с ней и эти миры.

В спешке собранному вооруженному конвою, флагманом которого стал крупным лайнер хартистов «Кардинал Урданета», предстояло провести последнюю операцию ради спасения карфагенян и их союзников. Конвой «Урданета» состоял из около 20 бронированных грузовых судов и транспортов, которых защищали крейсер класса «Готика» под названием «Дитя Ужаса» из Карфагенского боевого флота, ударная группировка Странствующих Десантников «Меркурио» и 16 эскортных кораблей различных классов. Это была последняя горстка сил, которую карфагеняне смогли отправить в зону Мальстрима. Тем не менее разведчики сепаратистов уже успели узнать все подробности этой предположительно секретной операции и ждали, пока конвой погрузит богатства Вьянии в трюмы кораблей, после чего напали на флот во время его перехода в варп. Попав в засаду рейдерских сил сепаратистов, состоявших из основных частей флотов Астральных Когтей и Плакальщиков под командованием самого Люфгта Гурона, конвой оказался в окружении, а затем корабли были поодиночке захвачены после серии яростных абордажей. В тесном пространстве орудийных палуб боевых кораблей и в огромных лишенных воздуха трюмах транспортировщиков между штурмовыми силами космических десантников и теснимыми флотскими командами развернулись ожесточенные кровавые бои. Сепаратистам практически без потерь удалось захватить «Кардинала Урданету» и «Дитя Ужаса» вместе с другими 23 кораблями. Единственный корабль из конвоя, которому хоть и с тяжелыми повреждениями, но удалось спастись из ловушки Тирана, был ударный крейсер Странствующих Десантников «Звездный Шакал». Захват конвоя «Урданета» стал бесспорной победой сепаратистов, которая положила конец активному участию карфагенян в войне.

Badab war 5

Падение Беллерофона
Примечания: В прошлом Падение Беллерофона являлся активным промышленным миром, который специализировался на обработке железных руд из окружающих систем, а также был перевалочным пунктом для торговцев. Колонию основал и контролировал мир-улей Цигнакс. После гибели Цигнакса (577.М41) материальная поддержка прекратилась, а восстания илотов нанесли серьезные разрушения инфраструктуре Падения Беллерофона, загрязнили биосферу планеты и завершились голодом и массовой гибелью людей. В данный момент на луне ведутся операции по сборке сохранившегося оборудования и робкие попытки перезапустить промышленную базу уже на деньги Сагана/Карфагенского сектора. Орбитальная якорная стоянка ВКФ и навигационная станция были восстановлены в 843.М41

Badab war 6

Ударные подразделения Воинов-Богомолов, зона боевых действий Падения Беллерофона

Сепаратисты находились на пике своего могущества, и все, что им оставалось — изгнать из зоны Мальстрима еще сражавшихся космических десантников и закрепить успех. Астральные Когти сконцентрировались на Огненных Ястребах и сумели оттеснить их до края Пустошей Голгофы. Войска Гурона нанесли им столь серьезный урон, что Ястребов уже нельзя было называть эффективной боевой силой. Сами же Астральные Когти, казалось, практически не понесли боевых потерь, хотя Огненные Ястребы заставляли их платить кровью за каждую одержанную победу. Но тем не менее самое серьезное поражение врагу нанесли Воины-Богомолы, когда им удалось втянуть в бой на промышленной луне Падение Беллерофона крупное соединение уцелевших Странствующих Десантников. «Падение» было важным пунктом снабжения и навигации, за которое велись особо жестокие бои. Два ордена схлестнулись в невообразимо яростном сражении, где упорная стойкость и тактические навыки Странствующих Десантников противостояли молниеносным ударам и обходам их врагов, Воинов-Богомолов. Благодаря искусному маневру сепаратистам удалось отрезать и окружить 1-ю и 3-ю роты Десантников в Ржавых зонах, где в результате ряда точных и убийственных атак была уничтожена большая часть командования ордена. После гибели магистра ордена, капитана 3-й роты и командного состава обескровленные Странствующие Десантники в смятении отступили.

В результате этого поражения они поссорились с Огненными Ястребами и практически разорвали с ними союз. Оставшуюся часть года сепаратисты продвигались по всем направлениям практически без боя, за исключением небольших стычек среди руин Цигнакса и на внешних планетах Сурнграадской системы. Зона Мальстрима лежала у ног Люфгта Гурона.

Внимание Высших Лордов (905.М41)

Теперь в открытый вооруженный конфликт вместе с несколькими флотскими подразделениями и разнообразными фракциями сектора были втянуты пять разных орденов Адептус Астартес с шестым на подходе. Конфликт быстро перерос в величайшую войну со времен Восстания Четвертого Квадранта, поэтому верховные власти Империума решились, наконец, действовать. По решению Высших Лордов Терры был направлен триумвират имперских легатов с целью вынесения решения по распре в зоне Мальстрима и расследования всех относящихся к этому делу событий. Триумвирату должны были оказывать содействие крупное посольство Ордо Еретикус из Императорской Инквизиции, команда аудиторов из Администратума и мощная эскортная группа флота из резерва сегментума Солар. Вскоре триумвирату пришлось разделить свое внимание между различными враждующими сторонами и их сторонниками. В результате расследования Инквизиции была выявлена цепь обличающих свидетельств относительно деятельности Люфгта Гурона и его ордена. Выдвинутые обвинения варьировались от недостачи сданного генетического семени до явных свидетельств участия Астральных Когтей в нападениях на имперские корабли. Что же касается карфагенян, Инквизиция сочла их роль в усугублении сецессии в большей степени проявлением чудовищной гордыни или, скорее всего, следствием необузданного тщеславия и скверного управления.

Терранские легаты немедленно огласили, что разрешение кризиса Бадабского отделения скорее проблема внутренней безопасности Империума, а не гражданская война. По итогам этого предварительного решения они потребовали немедленного прекращения огня от всех воюющих сторон и капитуляции сепаратистов. Люфгт Гурон отверг подобные требования, мотивируя это тем, что подчинение требованиям легатов «сделает наши данные Императором миры и храбрые войска беззащитными перед врагом». В результате терранские легаты отдали приказ использовать любые силы для ареста магистров всех орденов-сепаратистов для последующего суда, а также конфисковать их миры, товары, документы и имущество. Приказ следовало выполнить всем верным войскам Империума, кем бы они ни были и где бы не находились. Таким образом, против Гурона и его сторонников обратился весь Империум.

Теперь это была не просто кровавая вражда между имперскими фракциями за ресурсы и влияние, и даже не смертельная вендетта орденов Адептус Астартес. Теперь конфликт превратился в противостояние между Империумом и теми, кто отвернулся от власти Императора, между лоялистами и сепаратистами. Лишь теперь Бадабская война началась по-настоящему.

Волна разрушения

После того как космические десантники вступили в бой со своими братьями, конфликт в Мальстриме стал стремительно разрастаться. Когда имперские власти попытались под угрозой смерти прекратить военные действия и арестовать Люфгта Гурона, конфликт в зоне Мальстрима перерос в полномасштабную войну, хотя даже в тот темный час еще оставались люди, считавшие, что враждующие фракции еще можно было спасти от взаимной резни. Они ошибались.

Сбор лоялистов (905.М41)

432px-BadabMap

Диспозиция сил в Бадабской войне (около 907 — 908.М41)

После оглашения вердикта терранских легатов и для введения его в действие всеми доступными средствами начался сбор космических десантников. Избранный среди орденов, которые уже находились в регионе и согласились принять участие в войне, орден Красных Скорпионов составил основу того, что вскоре станет известным как «лояльный» контингент Адептус Астартес. К ним дополнительно присоединились роты из орденов Саламандр, Рапторов и Огненных Ангелов, а также через некоторое время выжившие Огненные Ястребы и Странствующие Десантники, которым приказали свернуть самостоятельные операции и покориться воле Высших Лордов для дальнейшего рассмотрения их действий.

Странствующие Десантники, которые после недавних потерь находились не в лучшем состоянии, с готовностью согласились, но прежде чем они успели подчиниться воле легата, Огненные Ястребы совершили последний акт кровавой мести, который войдет в хроники войны как жестокая «Огненная бомбардировка Сакристана». Магистр Огненных Ястребов Лазэрек использовал остатки флота ордена во главе со звездной крепостью «Рапторус Рекс» для стратегически расточительной и тщеславной орбитальной атаки пограничной планеты Сакристан, суверенного мира на краю Эндимионского скопления. Сакристан был незначительным бесплодным миром-колонией с небольшой численностью населения, издавна считавшийся одним из миров, которые поклялись защищать Воины-Богомолы. После уничтожения слабой космической обороны планеты, ликвидации ее правителей и немногочисленных военных объектов в результате череды безжалостных рейдов штурмовых сил Огненных Ястребов, «Рапторус Рекс» вышел на критически низкую орбиту и начал систематическую плазменную бомбардировку из верхних слоев атмосферы. Спустя несколько дней непрерывного обстрела Сакристан превратился в безжизненную пустошь, после чего Огненные Ястребы покинули систему, оставив за собой объятую пламенем планету, население которой сократилось на 90%.

Тем временем войска лоялистов стекались к Исайе Квинту на границе Карфагенского сектора, на котором шла подготовка к затяжной кампании. Хотя в теории командиром всех лоялистов считался легат-инквизитор Джарндис Фрэйн из Ордо Еретикус, оперативное командование объединенными силами Адептус Астартес доверили Веранту Ортису, лорду верховному командору Красных Скорпионов. Командиры других контингентов Адептус Астартес наделили его титулом магистра-милитум, «первого среди равных» (подобное назначение считается распространенной практикой в случаях, когда в одно военное соединение входят силы разных орденов). Учитывая неизбежную опасность, свойственную урегулированию конфликтов между орденами Адептус Астартес и их определенную независимость от прямого имперского контроля, у Фрэйна не оставалось другого выхода, кроме как смириться с этим решением. Будь у него возможность самолично принимать решения, он предпочел бы видеть в роли командира представителя более «сговорчивого» ордена, поскольку в прошлом Красные Скорпионы не раз проявляли себя свободомыслящими и непокорными войсками. Тем не менее силы Адептус Астартес, которые поддерживали подразделения из резерва флота сегментума Солар, быстро определили две основные цели. Первая — вынудить сепаратные ордены сдаться и подчиниться воле легата. Вторая — восстановить и защищать торговые маршруты между мирами зоны Мальстрима и остальным Империумом, который испытывал острую нехватку местных ресурсов для обеспечения срочных военных нужд.

Первым решением лорда-командора Ортиса был приказ развернуть силы Красных Скорпионов вместе с большей частью боевого флота Солар и предпринять серию ударов и ложных маневров в контролируемых сепаратистами регионах, чтобы лично оценить уровень их сопротивления и мобильности. Эти действия завершились наиболее кровопролитным в этом периоде войны, но ничего не решившим космическим сражением у Безмолвного Предела в 4 011 906.М41. В этом столкновении крейсерские эскадры флотов Мальстрима и Плакальщиков схлестнулись с боевыми кораблями сегментума Солар и Красных Скорпионов в межзвездной пустоте систем Гален и Скорбь. Битва закончилась ничьей — повреждения получили лишь эскортные корабли, тогда как ни одна сторона не потеряла ни одного крупного боевого корабля. В последующие годы аналитики пришли к выводу, что на данном этапе войны ни одна из сторон не хотела жертвовать ради подобной победы тяжелыми линейными кораблями. Единственной серьезной потерей в этом столкновении стал флагман Мальстримского флота, линейный крейсер класса «Владыка» под названием «Латница Гнева». Удачный выстрел из лэнс-батареи легкого крейсера «Леди Сибалин» прошел сквозь пустотные щиты и попал в командный мостик «Латницы Гнева», крейсер потерял управление и отбился от эскорта. Заметив это, несколько ударных крейсеров Красных Скорпионов немедленно атаковали и, несмотря на отважные действия орудийных команд «Латницы Гнева», обстреляли почтенный боевой корабль перекрестным огнем с близкого расстояния, а затем взяли на абордаж, оставив от него разбитый и пылающий остов прежде, чем союзники успели прийти на помощь. Вскоре после этого флот сепаратистов вышел из боя и скрылся в варпе, оставив за лоялистами сомнительную победу.

Бой у Безмолвного Предела был крупнейшим из десятка других столкновений, произошедших за очень короткий промежуток времени этого периода и состоявших как из космических стычек между звездными кораблями, так и решительных сражений на пограничных мирах. В целом на начало 906.М41 превосходящим силам лоялистов удалось остановить продвижение сепаратистов, особенно после того, как Странствующие Десантники и Огненные Ястребы очистились от подозрений в ереси и бунтарстве и присоединились к основным силам лоялистов. Но несмотря на это, неожиданно мощное сопротивление не позволило им самим продвинуться сколь-либо глубоко. Атакуя врага по широкому фронту, лорд-командор Ортис надеялся обнаружить уязвимое место в обороне врага, которая, как он знал, была сильно растянута, но таковых не нашлось. Таким образом, лоялистам пришлось изменить стратегию.

Badab war 9

Карфагенский овен, герб Карфагенского сектора

Бичевание Сидона Ультра

Тем временем за пределами зоны Мальстрима Высшие Лорды Терры также решили провести проверку Карфагенского сектора. Легатские дознаватели, отправленные в столицу сектора — Сидон Ультра, быстро установили, что имперский командующий и губернатор Карфагенского сектора, сатрап Танит Кениг, в ответе за провоцирование войны. Она и главы ее благородного дома были казнены по приказу Ордо Еретикус за «развратные амбиции и безответственное управление, неподобающие слуге Императора».

В ходе расследования действий карфагенян было обнаружено (вкратце), что она и ее правящая клика в ходе событий, которые привели к началу Бадабской войны, неоднократно превышали служебные полномочия. После того как Кениг вместе с последователями казнили, за прегрешения пришлось платить и самим карфагенянам. Все население Сидона Ультра, составлявшее четырнадцать миллиардов человек, приговорили к непрерывной работе на протяжении шести поколений для выплаты долга.

Вскоре по всем планетам Карфагенского сектора Администратум начал проводить полномасштабные ревизии, а отдел морали Адептус Арбитрес занялся облавами для принудительного изъятия десятины и репараций Адептус Терра. Процесс длится и по сегодняшний день.

Рейды на Вьянию и Сурнграадская измена (906.М41)

Badab war 8

Вьяния
Примечания: Вьяния — промышленная колония, медленно превращающаяся в небольшой мир-улей. Первые поселения основаны в конце М38, численность населения начала увеличиваться из-за огромного притока беженцев после резни на Исине в Бадабском секторе в начале М40. В 2 334 107.М41 власти сегментума официально признали Вьянию самостоятельным имперским миром. Планета стала промышленно независимой, используя собственные минеральные и химические ресурсы для удовлетворения нужд населения и выплаты десятины Администратуму в обмен на защиту флота, а также импорт товаров и услуг, которые в ином случае были бы недоступны. Вторичная промышленность основана на масштабном отлове и переработке морских форм жизни низшего порядка в продукты питания. Систему исторически защищала относительная удаленность от самого Мальстрима, и, кроме того, будучи наиболее развитым миром внешнего юго-западного обода зоны Мальстрима, она получает крупные преимущества

Теперь, когда продвижение сепаратистов удалось остановить, новый план лорда-командора Ортиса состоял в том, чтобы провести ряд мощных рейдов во Вьянийскую систему. По его мнению, именно здесь следовало нанести самый сильный удар. Вьяния была важным миром, который служил воротами в один из вторичных варп-путей по границам Мальстрима. Анализ показаний ауспиков и разведка указывали на то, что ее гарнизон более слабый, чем в хорошо укрепленной Саганской системе. В пользу атаки на Вьянию говорили также доклады разведчиков, где упоминалось о неутихающих волнениях на завоеванных сепаратистами мирах, которые с помощью лоялистов могут перерасти в настоящее восстание.

Пока Огненные Ястребы и новоприбывший контингент Рапторов занимались патрулированием и эскортом, ударная группа Красных Скорпионов, Странствующих Десантников и Новамаринов предприняли скоординированную атаку на Вьянийскую систему, которая стала первой из стремительной череды подобных рейдов. Основная цель состояла в том, чтобы нанести урон производственному потенциалу Вьянии и орбитальным стыковочным платформам, а дополнительная — ослабить контроль сепаратистов над системой. В этих сражениях лояльным космическим десантникам пришлось впервые столкнуться с реформированными и реорганизованными Силами Планетарной Обороны Бадабского сектора из Легиона Тирана. Во время первого рейда лоялисты были неприятно удивлены упорным сопротивлением этих войск, в результате чего ударные группы космических десантников не выполнили многие поставленные задачи и вывели из строя лишь одну из четырех орбитальных платформ. Хотя мануфакторные комплексы Вьянии и понесли некоторый урон, на объемы производства это практически не повлияло. Тем не менее перехваченная по командной вокс-сети Вьянии информация говорила о том, что Легиону Тирана пришлось заплатить высокую цену за сопротивление — соотношение смертей между обороняющими систему вспомогательными войсками и лоялистами равнялась 178 к 1. Последний из Вьянийских рейдов в 906.М41 вышел особенно кровавым для Легиона Тирана — силы Красных Скорпионов нанесли прямой удар по промышленному улью Кэлиан чтобы причинить как можно больший урон человеческим защитникам и уничтожить их повелителей из числа космических десантников Астральных Когтей.

Несмотря на атаки, сепаратисты продолжали удерживать Вьянию. Вскоре в 115 906.М41 до лоялистов дошли две плохие новости. В первой говорилось о том, что неизвестный корабль, который позже окажется «Ночной Ведьмой» ордена Палачей, атаковал и рассеял несколько тыловых конвоев из Карфагенского сектора. Вторая же касалась участи Сурнграада. Мир-крепость Сурнграад, который находился глубоко в зоне Мальстрима, все это время оставался непокоренным. Его лидеры отказывались подчиниться Тирану и оборонялись от атак флота сепаратистов, но из-за предательства изнутри некоторые крепости планеты оказались в руках врага. Войска Гурона контролировали теперь северные цитадели, тогда как южные держались из последних сил. Сурнграад находился слишком глубоко во вражеской территории, что провести операцию по освобождению, а сдача мира-крепости сепаратистам означала бы в будущем кровопролитную осаду для лоялистов.

Предательство у Горечи (906.М41)

Когда боевые действия зашли в тупик, сепаратисты выдвинули неожиданное предложение. Люфгт Гурон выслал к лоялистам посланников, предлагая временное перемирие и почетные переговоры с лордом-командором Верантом Ортисом, дабы избежать дальнейшего кровопролития между теми, кому следовало, как выразились его глашатаи, быть «…верными братьями». Несмотря на серьезные возражения легата-инквизитора Фрэйна, Ортис согласился на встречу, веря в то, что Гурон, как магистр ордена, сдержит свое слово. Тем не менее Ортис был также твердо намерен выполнить приговор Высших Лордов.

Как и было условлено, Тиран и магистр-милитум встретились на заброшенной путевой станции на орбите газового гиганта Шедим во внешних пределах необитаемой системы Горечь. То, что произошло дальше, и по сей день остается предметом разногласий и великой загадкой, а большая часть нижеизложенных подробностей воссоздана из поврежденных или обнаруженных записей. Сама станция, построенная в астероиде, когда-то исполняла роль пункта снабжения флота, но была покинута несколькими столетиями ранее из-за участившихся вспышек на солнце. В ней до сих пор сохранились остатки атмосферы, хотя по всем другим показателям она была безжизненна. Представители каждой из сторон приблизились к путевой станции на борту одного-единственного ударного крейсера, командиры вместе с почетной стражей прибыли на астероид на борту «Громовых Ястребов», в то время как корабли вышли за дистанцию огня. Участники переговоров встретились в огромном грузовом хранилище в центре заброшенной станции. Из обнаруженных позднее записей выяснилось, что разговор не заладился с самого начала. Люфгт Гурон действовал и говорил так, словно это Ортис и его соратники, а не Тиран и остальные сепаратисты нарушили имперский закон. В свите Гурона присутствовал также магистр ордена Воинов-Богомолов Сартак, который тут же обвинил орден Огненных Ястребов в совершении бессмысленного геноцида верного Империуму населения и потребовал судебного поединка с магистром Лазэреком. Люфгт Гурон вел себя в высшей степени надменно, и в итоге разразился речью, обличающей врагов и их воображаемые преступления и оскорбления. Тиран дошел даже до того, что предложил Ортису склониться перед ним и сражаться под его стягом против тех, кто жаждет превратить Астартес в «…не более чем лизоблюдов, рабов собственной жалкой алчности». В свою очередь, Верант Ортис остался непоколебимым и зачитал легатское постановление. Когда спор стал особенно ожесточенным, объявили перерыв, и обе стороны разошлись по разным отсекам, чтобы посовещаться со своими соратниками. Именно в этот момент записи, касающиеся инцидента, становятся неразборчивыми, и разные доклады по-разному описывают события, которые произошли после того, как лоялисты потеряли связь со своим крейсером.

Наверняка известно лишь то, что три неизвестных корабля, два из которых отмечены в логах ауспиков как рейдеры класса «Иконоборец» (модель отступников) и третий размером с легкий крейсер неизвестного происхождения, вышли из плотных слоев атмосферы газового гиганта Шедим. Они обстреляли, а затем высадили абордажную команду из еретиков, мутантов и прочих ренегатов на астероидную базу прежде, чем корабли лоялистов и сепаратистов успели отреагировать. Известно, что в скоротечном сражении погибла вся делегация лоялистов, включая почтенного магистра ордена Красных Скорпионов, лорда-командора Веранта Ортиса, а также несколько членов свиты Гурона, среди которых был и магистр ордена Воинов-Богомолов Сартак, хотя при каких именно обстоятельствах это произошло, остается неизвестным. В последовавшем трехстороннем космическом бою вокруг путевой станции Севрин Лот, верховный библиарий Красных Скорпионов, провел отчаянную контратаку на путевую станцию, используя таранно-штурмовые корабли и телепорты. В разгар битвы неизвестный крупный корабль, который получил тяжелые повреждения от залпов ударного крейсера Астральных Когтей, врезался в путевую станцию и взорвался, из-за чего астероид медленно раскололся на множество обломков. Севрину Лоту удалось найти тело павшего магистра, хотя станция рушилась прямо у него под ногами, но Красным Скорпионам пришлось прорываться с боем, прежде чем им и сепаратистам удалось спастись от неминуемой гибели. Несмотря ни на что, Севрин Лот спас честь ордена и тем самым вошел в легенды, хотя сами Красные Скорпионы понесли при этом тяжелую утрату. Что же касается Тирана, то он, похоже, покинул путевую станцию еще раньше, и сыграл ли Гурон какую-то роль в смертях лорда-командующего Ортиса или даже магистра ордена Сартака, подтвердить невозможно.

После того, что среди лоялистов скоро стало известным как «Предательство у Горечи», посыпалось множество упреков, в которых вероломство Гурона называлось отвратительным предательством, тогда как сами сепаратисты винили во всем Инквизицию, которая таким образом якобы хотела устранить Тирана. В коммюнике собратьям из Ордо Еретикус легат-инквизитор Фрэйн заходил в своих заключениях еще дальше и не исключал вмешательства некоей третьей стороны, которая лишь выиграет от продолжения войны и скатывания всего региона в анархию. Фрэйн также не отбрасывал возможности того, что главной целью Гурона был не лорд-командор Верант Ортис, а его сомнительный союзник Сартак из Воинов-Богомолов. Гибель Ортиса была лишь завесой, скрывшей истинные намерения Тирана как от друзей, так и от врагов. Это предположение, каким бы странным оно не казалось, все же может таить зерно истины, так как со временем появились свидетельства растущего недовольства среди Воинов-Богомолов тому, что они поддерживают отступничество. Хотя Воины-Богомолы были обязаны сражаться вместе с собратьями из Стражей Мальстрима против агрессоров извне и стоять на страже священной независимости и прав Астартес, они все же считали неправильным отрицать решение Высших Лордов. Ходили даже слухи, что правление Астральных Когтей на исконных территориях Воинов-Богомолов вызывало сильную тревогу среди братьев ордена. Таким образом, смерть Сартака помогла бы укрепить их решимость, особенно если вину можно было свалить на другой орден, а еще лучше, если при этом враг начал бы обвинять их в гибели своих людей.

И теперь, когда все пути для перемирия оказались закрытыми, война усилится многократно, Красные Скорпионы и Астральные Когти перестанут щадить друг друга, а вскоре предстояло открыться таким секретам, которые бросят еще более сильную тень на отступничество.

Закрытый архив Ордо Еретикус

Материал Ордо Еретикус
Доступ исключительно для членов Ордо Еретикус
Под страхом смерти запрещено показывать или позволять увидеть данную запись любому несанкционированному персоналу
Некрораспознавание, считывание с коры мозга

Номер образца: 968,851,248,248//215
Считывание начато: [1v1//12/s.102] 933.М41

Брат-ветеран Дайн укрепил душу «Литанией Презрения», когда его утянуло в пустоту. Потрескивающий крик машины резко оборвало абсолютное безмолвие, и на один краткий миг все исчезло во мраке. Однако чувства вернулись, когда по коже зазмеились молнии, свидетельствующие о том, что поле телепортатора угасает и остается меньше секунды до того, как он вновь окажется в объятиях силы тяжести. В один миг его древние терминаторские доспехи покрылись изморозью — он вернулся в реальное пространство, и его огромное бронированное тело утонуло в тенях.
Дайн начал двигаться еще до того, как успел понять, где находится, его правая рука с ревущим цепным кулаком взметнулась вверх одним плавным смертельным движением, в котором было заключено более столетия боевого опыта. Вращающиеся зубья встретили по пути слабое сопротивление, и убитое Дайном существо отлетело в сторону, разрезанное лезвием бронированной перчатки на две исходящие паром половины.
Во тьме замерцали вспышки выстрелов, и в его наплечник успело попасть несколько лазерных лучей или чего-то схожего с ними прежде, чем инфо-дисплеи на внутренней части визора, наконец, стабилизировались и начали снабжать его информацией о камере-хранилище, в которую он телепортировался вместе с отделением. Вокруг него уже падали враги, Красные Скорпионы из его отделения уничтожали цели с безжалостной эффективностью, тьму раз за разом озаряли вспышки штурм-болтеров. Через секунду все стихло.
— Отделение Дарака, рассредоточиться, построение «Лямбда», движемся к точке рандеву с почтенным Лотом. Пусть никто не устоит против нас.
Дайн на мгновение остановился и навел прожектор на останки мертвых. Некогда они были людьми, теперь же их плоть была облачена в грубые пустотные приспособления и местами скрыта под вулканизированными скафандрами, а в глазницы впаяна примитивная аугметика. Раздробленные конечности мертвецов до сих пор дергались от продолжающихся инъекций наркотиков. Отбросы Мальстрима.
Воздух заброшенной станции был неподвижным на протяжении многих десятилетий, став чрезвычайно разреженным и убийственно холодным. От доспехов Дайна шел пар, пока космический десантник с помощью цепного кулака быстро пробивал ржавые переборки. Отделение шло позади, пока он прокладывал кратчайший путь через древний корпус.
Изменяющаяся тактическая информация показывала их позицию в астероидной базе, мерцая от статических помех, вызванных битвой, которая до сих пор бушевала в пустоте между их кораблем и коварными врагами. Нечеткие сигналы локатора указывали на местоположение других отделений: отделение Раэля попало под плотный огонь на верхних галереях, куда сквозь пустые топливные баки станции прорвался их таранно-штурмовой корабль, в то время как отделение Юнари оказалось заблокированным на нижних уровнях гигантскими кучами обломков. Лишь отделение Дайна находилось достаточно близко, чтобы вовремя добраться до позиции Лота, так как астероидная база уже начала разрушаться. Они должны успеть.
— Вражеский сигнал! — воскликнул брат Кардин, когда разреженный воздух наполнился струями пламени сверху.
Дайн резко развернул штурмовую пушку в направлении новой угрозы, и стволы оружия с пронзительным гулом завращались, стремительно набирая скорость. Его авточувства обнаружили цели, продвигающиеся по сводчатой платформе над ними. Они отличались от предыдущих врагов. Тяжелые, похожие друг на друга фигуры шли размеренным шагом, их перекрестный огонь был метким и быстрым. Космические десантники.
На лицевом щитке шлема разорвался болтерный снаряд, выискивая несуществующие щели в его тактических дредноутских доспехах. «Гнусные предатели, братья-отступники, лизоблюды Гурона», — подумал Дайн, — «кто же еще это может быть?». Если сигнал был верным, и лорд-командор Ортис погиб от руки Тирана, то жизней всех Астральных Когтей не хватит, чтобы уплатить кровавую цену. Несмотря на увлеченность боем, Дайн злобно ухмыльнулся, когда двухметровая вспышка огня из штурмовой пушки осветила мрак разгромленного железного отсека.
Платформа превратилась в мешанину металлических обломков и искр, за пару секунд пожранная ураганом разрывных снарядов. Вместе с обломками платформы вниз полетела сначала одна, а затем вторая и третья бронированные фигуры. Мимо Дайна проносились отстреленные конечности, расколотый керамит и дымящиеся тела.
— Не хватит, далеко не хватит.

Считывание закончено: [1v1//35/s.102] 933.М41

Савант-некрораспознаватель: Абда 202 (ликвидирован)
Савант-автосчитыватель: Ион 1329/В (ликвидирован)

Кровавые звёзды

Война продолжалась, потери росли, лоялистов и сепаратистов ожидали самые неожиданные повороты судьбы. Выходили на свет темные грехи, исчезало всякое понятие чести, бойни следовали одна за другой. Эта кровавая спираль полностью изменила облик Бадабской войны и, когда лоялисты стали одерживать верх и постепенно вытеснять сепаратистов с завоеванных миров, превратила ее из конфликта за господство в битву на истребление.

Новый лидер, передислокация и пополнение лоялистов (906.М41 — 907.М41)

После гибели магистра Красных Скорпионов Ортиса стратегическую инициативу временно перехватили сепаратисты, в результате чего резко увеличилось количество нападений на имперские корабли. Эскорт тяжелых кораблей Адептус Астартес требовался для защиты миров Гален и Кхимара, тогда как регион Бледных Звезд оказался полностью отрезанным. В тот период лоялисты с трудом защищали ту небольшую область в зоне Мальстрима, на которой им удалось закрепиться. Такое положение дел сохранялось до прибытия контингентов орденов Воющих Грифонов, Новамаринов и чуть позже Сынов Медузы, а также назначения Караба Куллна новым лордом-командором Красных Скорпионов и магистром-милитумом объединенных сил лоялистов. Куллн быстро разобрался в ситуации и первым делом приказал переоборудовать древнюю путевую станцию на заброшенном добывающем мире Пик Всех Святых в главный сборный пункт войск. Она стала первой крупной базой лоялистов в зоне Мальстрима. В систему тут же хлынули корабли и ресурсы, и в течение года «Станция Мщения», как ее назвали, начала функционировать.

Carab Culln

Лорд-командор Караб Куллн

Лорд-командор Караб Куллн

Новоизбранный лорд верховный командор Караб Куллн, магистр ордена Красных Скорпионов, был отважным и опытным воином, которому за долгую службу приходилось сражаться с самыми разными врагами, начиная от легионеров Хаоса во время осады Вракса и заканчивая тиранидами на обреченном Бета Анфелионе. Караб Куллн считался преемником Веранта Ортиса в случае, если тот погибнет в бою, и кроме того на его стороне были мудрость и благословение верховного библиария Красных Скорпионов Севрина Лота (которого уже почитали в ордене за живую легенду), поэтому большинство братьев одобрило его назначение. Тем не менее титул магистра-милитума и главнокомандующего лояльных сил Адептус Астартес не перешел к нему автоматически. Куллн получил его лишь благодаря принципиальной поддержке контингентов Рапторов и Саламандр, а также проникновенной речи на военном совете, в которой он заявил о своем праве на месть и доказывал способность справиться с ситуацией. После этой речи на сторону Караба Куллна встали Огненные Ангелы и Новамарины. Ордены Сынов Медузы и Странствующих Десантников не могли определиться, следует ли отдавать за него свои голоса, поэтому единственной прямой оппозицией Карабу Куллну выступал магистр Огненных Ястребов Стибор Лазэрек, который требовал передать верховное командование ему.

Напыщенную тираду Лазэрека на военном совете прервал тихий размеренный голос единственного обычного человека — легата-инквизитора Джарндиса Фрэйна. Облаченный в рясу худощавый инквизитор выступил перед собранием сверхчеловеческих лордов-воинов и напомнил, что они воюют не ради славы, наживы или мести, но дабы исполнить волю Бога-Императора, которую огласили его законно избранные слуги, Высшие Лорды Терры, правившие Империумом от его имени. Фрэйн одобрил кандидатуру Караба Куллна и вверил ему вести за собой войска лоялистов и как можно скорее свершить правосудие. Это наставление Куллн запомнил.

Слава Караба Куллна летела впереди ордена еще в бытность его капитаном, даже по высоким стандартам Астартес он славился как умелый и невероятно храбрый командир, а также как опытный, хотя далекий от утонченности стратег с непреклонной силой воли. Прежде ему не приходилось командовать настолько крупным и сильным контингентом войск, как, впрочем, и большинству полководцев. Бадабская война стала для Куллна крещением огнем в качестве магистра ордена, но он сумел доказать, что обладает достаточной силой и мудростью (несмотря на неуступчивый характер), чтобы использовать в своих целях знания и умения других людей. В число его ближайших соратников входили магистр ордена Рапторов Лиас Иссодон, силы которого сеяли неразбериху среди врагов на Гаргатее и Галене, а также Пеллас Мир'сан, капитан Саламандр с огромным опытом и техническими познаниями. На советы последнего Караб Куллн быстро научился полагаться во время анализа хода войны и бесконечных закулисных интриг. В Бадабской войне Куллн проявил себя как агрессивный командир и сторонник нестандартных решений, который предпочитал во главе со своими Красными Скорпионами лично принимать участие во всех основных боевых действиях.

Badab war 13

«Лендрейдер» ордена Рапторов — Гаргатейская зона боевых действий — чрезвычайно токсичная/едкая окружающая среда

Badab war 17

«Громовые Ястребы» ордена Рапторов в зоне джунглей DX-2, Гаргатея

Еще до завершения постройки «Станции Мщения» лоялисты сумели перехватить инициативу и возобновить наступательные операции, в которых особое рвение проявляли Красные Скорпионы. Тем не менее новоявленный магистр и верховный библиарий Севрин Лот до поры сдерживали их пыл обещаниями кровавого, но справедливого возмездия. К концу 906.М41 размещавшиеся на ударных крейсерах подразделения Красных Скорпионов совместно с орденом Рапторов приняли участие в десятках космических сражений, от защиты конвоев до рейдов на аванпосты и перехватов кораблей сепаратистов. Так они впервые использовали против Гурона его же оружие. В это же время свежие силы Новамаринов и Сынов Медузы проводили разведку боем в Эндимионском скоплении и у границ Саганской системы, оказывая постоянное давление на сепаратистов и по мере возможности задерживая их продвижение. Первым видимым результатом новой кампании стало размещение гарнизона в необитаемой Кхимарской системе и возведение там нескольких аванпостов и прослушивающих станций. Кроме того, стало возможным проведение длительных военных операций в Гаргатейской системе, за которую кипели яростные бои. Вскоре токсичные болота и смертоносные джунгли Гаргатеи III превратились в место безжалостной битвы, где среди густой и зачастую опасной растительности Рапторы, Саламандры и Огненные Ангелы схлестнулись с Астральными Когтями и Воинами-Богомолами. Война на Гаргатее быстро стала игрой в догонялки с засадами и контратаками, и ни одна сторона не могла одержать верх над другой. Линия фронта постоянно изменялась — на Гаргатее практически отсутствовали ориентиры, за исключением разрозненных и наполовину разрушенных баз эксплораторов и заброшенных аванпостов контрабандистов, бои всегда были непредсказуемыми, а уровень потерь оставался неизменно высоким для обеих сторон. Гаргатея III была одним из немногих пригодных для жизни миров в регионе и важной навигационной путевой станцией, поэтому бои за столь ценную со стратегической точки зрению планету велись до конца 907.М41. В конце концов, сепаратисты вывели оттуда свои войска, и лоялисты по праву объявили планету своей.

После прибытия подкреплений Странствующих Десантников вывели в резерв до конца 906.М41, а в начале 907.М41 они прекратили свое участие в Бадабской войне, о которой у них остались не лучшие воспоминания. Уцелевших воинов из ордена Огненных Ястребов, которые все больше озлоблялись, новый лорд-командор Караб Куллн во избежание дальнейших распрей среди лоялистов насильно отправил в тыл. В стратегическом плане эта передислокация была полезной, поскольку «Рапторус Рексу» было приказано защищать строительство на Пике Всех Святых. Присутствие звездной крепости оказалось жизненно важным, когда в 7 810 906.М41 планету атаковал флот из брандеров и эскадры фрегатов сепаратистов во главе с тремя ударными крейсерами Плакальщиков. Лоялисты сумели отразить прекрасно скоординированное нападение и защитить наполовину построенную базу с якорной стоянкой в основном благодаря концентрированной огневой мощи «Рапторус Рекса» и боевой баржи Красных Скорпионов «Меч Ордона». «Непреклонный», один из ударных крейсеров Плакальщиков, которого во время боя протаранил эсминец Огненных Ястребов «Разрушение», сумел покинуть систему, но из-за тяжелых повреждений он был вынужден выйти из варпа недалеко от запретной звезды Хируко, где при невыясненных обстоятельствах исчез вместе со всей командой на борту.

Подкрепления поступали каждый месяц, в посланиях Адептус Терра говорилось о других орденах Адептус Астартес, которые шли на помощь, и постепенно чаша весов стала склоняться на сторону лоялистов. Все разведданные указывали на то, что сепаратисты перешли к обороне и начали укреплять ключевые системы. Лорд-командор Караб Куллн понимал, что ему необходимо развить успех, либо же война превратится в длительную кампанию на истощение, которая обескровит лоялистов. Первым шагом на этом пути должно было стать освобождение мира-крепости Сурнграад. Его южные континентальные цитадели благодаря героической жертвенности и непоколебимой вере в Бога-Императора, рожденные тысячелетиями жизни в тени Мальстрима со всеми его бессчетными ужасами, все еще держались, но противостояние не могло длиться вечно. Проведение военного вторжения поручили орденам Рапторов и Саламандр. Собранная ударная группа отправилась в дальний рейд по тылам сепаратистов на борту боевых барж «Костер Славы» и «Коготь Войны». Но по прибытию в систему даже их совокупной мощи не хватило для проведения успешной высадки, и во время атаки «Коготь Войны» получил тяжелые повреждения. Тем не менее космические десантники не собирались отступать, и после получения разведданных от «южан» осажденного Сурнграада они разработали нестандартный план, названный операцией «Седна». Используя для прикрытия диверсионные атаки в экваториальной зоне планеты, Рапторы сумели втайне высадить в трехстах километрах от намеченной цели крупное подразделение боевых братьев в модифицированных для неблагоприятных условий доспехах. Отказавшись от тяжелого снаряжения и техники, чтобы их не смогли засечь вражеские ауспики и тепловые детекторы, Рапторы рассредоточились и после многих недель непрерывного марша по паковым льдам и морозной тундре под прикрытием сильной метели атаковали противника. С помощью мельта-бомб они пробили брешь в крепостных стенах главного комплекса орбитальной обороны, после чего, невзирая на тяжелые потери и отчаянное сопротивление Астральных Когтей, проникли внутрь и взорвали ракетные шахты. Теперь, когда путь на низкую орбиту был открыт, обе боевые баржи снизились в верхние слои атмосферы и мощным огнем уничтожили позиции сепаратистов, освободив тем самым Сурнграад. Мир-крепость вновь перешла под полный контроль лоялистов, задача по восстановлению обороноспособности планеты легла на более «технологически развитый» орден Саламандр, который с готовностью взялся за работу, пока сепаратисты не успели провести серьезный контрудар, боевые баржи «Костер Славы» и «Коготь Войны» остались охранять орбиту. Взятие Сурнграада стало важным этапом в войне и ознаменовало создание клина, направленного в сердце владений сепаратистов. Но прежде чем лоялисты успели воспользоваться преимуществом, от размещенных в Кхимарской системе Воющих Грифонов поступили ужасные вести.

Секира обрушивается на Кхимару (4 003 907.М41)

Badab war 10

Кхимарское течение

Badab war 4

Неизвестные военные действия/предп. Кхимарский рейд — передовые части ордена Палачей

Badab war 11

Силы быстрого реагирования ордена Воющих Грифонов/Кхимарские рейды/Катастрофический уровень потерь

Год 907.М41, которому суждено было стать самым кровавым за все время войны, начался с катастрофического поражения войск лоялистов. В зону Мальстрима прибыли основные силы Палачей и после соединения с авангардом на борту бывшего флагмана вольного торговца, а теперь трофейного корабля «Ночная Ведьма», тут же неожиданно атаковали Кхимару. Одним массированным ударом они уничтожили аванпосты, прослушивающие станции и чрезвычайно важный астропатический комплекс лоялистов на лунах Кхимарской системы. Воющие Грифоны, которые охраняли систему, не ожидали столь мощной и стремительной атаки и в результате понесли огромные потери. Они яростно оборонялись, но бастионы и станции падали одна за другой. Боевые братья Воющих Грифонов орошали кровью пыль безвоздушных планет в тщетных попытках не дать Палачам полностью уничтожить укрепления. Достигнув поставленных задач, ударная группировка Палачей покинула поле боя, хотя была в состоянии вырезать всех лоялистов. Последнее сильно разгневало Люфгта Гурона, но, помня о взрывном характере командира Палачей, верховного капеллана Тулсы Кейна, он решил не объявлять им выговор, а вместо этого поприветствовал на стороне сепаратистов.

В этих боевых действиях погибла большая часть задействованного в войне контингента Воющих Грифонов, и, кроме того, в бою был уничтожен ударный крейсер «Авгея», а также погиб почтенный капеллан-дредноут Тит, что буквально потрясло весь орден. И все же, несмотря на столь трагические потери, тактическая группировка Воющих Грифонов продолжала упорно сражаться на стороне лоялистов до 909.М41, когда их официально освободили от военных обязанностей в зоне Мальстрима.

Неожиданные враги (середина 907.М41)

Во время Бадабской войны резко возросло число нападений пиратов и ксенорас из турбулентного Мальстрима, достигнув своего пика в 907.М41. Подобное и неудивительно, учитывая размах конфликта, охватившего зону Мальстрима. Имперская разведка видела в каждой атаке корсаров или активности ксеносов происки Тирана Бадаба, хотя собранные впоследствии доказательства указывали на непричастность к ним Люфгта Гурона. Наоборот, из-за того, что сепаратисты находились между Мальстримом и войсками лоялистов, словно между молотом и наковальней, именно они понесли наибольшие потери от сторонних сил в ходе войны.

Из зараженной зеленокожими Калахской системы хлынули банды орочьего пиратского клана Кровопускателей, жаждущие свести старые счеты. Их страх-карабли нападали на конвои снабжения сепаратистов между Эндимионским скоплением и Бадабским сектором, что привело к сражению с Воинами-Богомолами на самом Эндимионе. Орочьи «пасадачники» выгрузили на планету банду численностью в 20 000 парней вместе с баивыми фурами, багги и разнообразными «банками», которые быстро вырезали слабый местный гарнизон. Чтобы не потерять Эндимион, Воинам-Богомолам пришлось отступить, а затем провести планетарное вторжение. Космические десантники схватились с орками в стремительном маневренном бою на пылевых равнинах Оареллы. Под прикрытием «Громовых Ястребов» соединения «Хищников» и «Секачей» раз за разом проводили ложное отступление перед лицом разъяренных зеленокожих и в конечном итоге оставили за собой пятидесятикилометровый след из пылающей бронетехники и изрешеченных тел орков. Но каким бы серьезным ни казалось нападение орков на Эндимионское скопление, куда большую опасность представляли рейды зараженных демонами корсарских культов с Магога, рост могущества которых вынудил недавно побежденных ими орков отправиться в новый набег. Вскоре сепаратистам пришлось нанести упреждающий удар и провести штурм этой адской планеты. Несмотря на то, что Стражи Мальстрима однажды выжгли Магог Экстерминатусом, мир все еще представлял значительную угрозу. Для нападения на Магог с фронта были отозваны боевая баржа Астральных Когтей под командованием Кориена Суматриса, одного из самых опытных соратников Гурона, а также две роты ордена и мощный отряд специально отобранных для операции терминаторов Астральных Когтей и Плакальщиков. Во время рейда контингент сепаратистов понес значительные потери, но Тиран понимал, что ему нельзя упустить шанс избавиться от опасности, пока она не успела вырасти до угрожающих масштабов. Не проведи сепаратисты этой операции, они бы получили войну на два фронта, но в то же время их фланг оказался ослаблен, когда в войну вступил новый участник.

Грехи Гурона раскрыты

В ходе допроса инквизиторами апотекария Астральных Когтей, взятого в плен во время сражения за полярную крепость Сурнграада, к полнейшему шоку выяснилось, что тот был из ордена Тигровых Когтей, который считался давно погибшим. После этого космические десантники в содействии с силами Инквизиции, действующими в зоне Мальстрима, провели несколько совершенно секретных операций по захвату пленников для дальнейшего дознания.

Инквизиторы быстро собрали доказательства тайной и ужасной ереси, которую на протяжении века совершали Астральные Когти и Люфгт Гурон. В свидетельствах указывалось, что по приказу Гурона орден целенаправленно удерживал свое генетическое семя, но не ради восполнения боевых потерь, а для спасения практически уничтоженного ордена Тигровых Когтей. Выжившие воины этого ордена решили найти убежище среди Астральных Когтей, и Гурон со сподвижниками укрыл их среди своих боевых братьев. Этот растянувшийся на долгие годы грех привел к другому, куда более опасному поступку. Стражам Мальстрима не раз отказывали в подкреплениях, дабы они исполняли свои обязанности согласно замыслам Гурона, поэтому в непомерном высокомерии и гордыне он решил вывести численность своих войск далеко за пределы, установленные Кодексом Астартес. По крайней мере за 100 лет до начала конфликта тайной целью Астральных Когтей стало постепенное превращение ордена в подобие одного из легионов древности. Судя по всему, вначале Люфгт Гурон и не помышлял бунтовать против Империума, а только кровью доказать правильность своих действий. Он хотел очистить Мальстрим и во имя Императора создать новое царство для человечества. Несмотря на всю безумную глупость плана, он был обречен на неудачу из-за поворота судьбы. До самого начала конфликта Гурон старался скрыть численность Астральных Когтей, рассредоточив их по отдаленным системам зоны Мальстрима, подальше от любопытных глаз. Но после прибытия десятинного флота возникла угроза тщательного расследования дел ордена, чего Тирану совершенно не хотелось, и поэтому единственным выходом для него стала война, преждевременная и против совершенно иного противника, нежели он рассчитывал. После открытия этих обстоятельств доселе непонятные факты относительно причин войны, уровня боевых потерь и численности сепаратистов предстали в совершенно ином свете.

В результате дальнейшего расследования выяснилось, что Апотекарион Астральных Когтей проводил еретические эксперименты по ускоренной культивации зигот. Хотя вследствие использования несданного генетического семени они по большей части заканчивались неудачей, численность ордена Астральных Когтей все же выросла до 3 500 боевых братьев.

Столкнувшись со столь безмерной ересью и развращением, легат-инквизитор Джарндис Фрэйн объявил весь орден Астральных Когтей Отлученными Предателями и приговорил его к уничтожению. Кроме того, все союзники Гурона попали под официальное подозрение в ереси и изменническом нарушении высшего имперского закона (хотя доказательства их участия в прегрешениях Люфгта Гурона так и не были предъявлены). Все это в корне изменило конфликт, и все сведения о нем засекретили. По настоянию Фрэйна в регион прибыли дополнительные силы Ордо Еретикус и штурмовики из Схолы Прогениум для проведения полномасштабных расследований на отбитых у Тирана мирах с целью раскрытия всей глубины ереси.

Гнев Минотавров (5 440 907.М41)

AsterionMoloc3

Астерион Молок «Несущий Гнев», магистр ордена Минотавров

Badab war 18

«Лендрейдер» типа «Искупитель» ордена Минотавров//Очищение Вороньего Мира

К середине 907.М41 в зону Мальстрима в полном составе прибыли Минотавры — мощный орден флотского базирования с сомнительной репутацией и непонятными отношениями с Адептус Терра. Их вступление в войну ознаменовалось полномасштабным нападением силами всего ордена на подконтрольные сепаратистам добывающие предприятия на Киро, в ходе которого Минотавры вырезали 46 000 солдат Легиона Тирана и разрушили шахты, после чего без промедления двинулись дальше. После этого они выслали корабль с посольством и официально представились на военном совете лоялистов. Овеянный грозной славой магистр Минотавров Астерион Молок предпочел остаться вместе со своими войсками, которые принялись опустошать регион Бледных Звезд. Минотавры наносили удары по заранее выбранным объектам, стремясь разрушить, а не захватить основные источники добычи ресурсов и как можно сильнее ослабить сепаратистов. Лоялисты встретили Минотавров не без опаски, но орден значительно усилил имперцев в основном тяжелыми кораблями и наземной штурмовой техникой. Орден располагал множеством ударных крейсеров, «Лендрейдеров» и «Поборников», а также славился большим опытом и безжалостностью в осадных действиях. Минотавры атаковали все подряд — их целями стали не только более тридцати подконтрольных сепаратистам второстепенных миров и станций, но также независимые аванпосты и даже планеты, которые все еще сохраняли верность карфагенским хозяевам. Минотавры координировали свои действия с командованием лоялистов, но в южной зоне Мальстрима они действовали практически самостоятельно, нападая на различные объекты в регионах Бледных звезд и звёздного течения Дене. В ходе этих боев за Минотаврами закрепилась мрачная слава не ведающего пощады ордена, которая оставалась неоспоримой до тех пор, пока на заключительных этапах войны к лоялистам не присоединились дикие Кархародоны. Продвижение Минотавров в южной зоне Мальстрима в силах были остановить только военные корабли и ударные силы Палачей. Казалось, два ордена наслаждаются битвами друг с другом, считая их чем-то вроде кровавой забавы. Ближе к концу года Минотавры одержали несколько крупных побед. В результате планетарных высадок были уничтожены войска Легиона Тирана на Вороньем Мире и Ларсе, а Астральным Когтям пришлось оставить подготовленные, долговременные укрепления на своих мирах, чтобы не оказаться изолированными и вырезанными по одному. Из-за урона, который причинили Минотавры всего за треть стандартного года после своего прибытия, население Бледных Звезд уменьшилось более чем на 20%.

Орден Минотавров признавал верховную власть за военным советом лоялистов, но сознательно старался держаться вне их командной цепочки, дистанцируясь от других орденов и куда чаще общаясь с легатом-инквизитором Фрэйном, чем с Куллном и его советниками. Сильнее всего эта отстраненность выражалась в их постоянном представителе на военном совете — худощавом и немногословном капеллане Энкоми, который пристально следил за разворачивающимися событиями своими раскрасневшимися глазами, хотя во время собраний он практически всегда хранил молчание. Неизвестно, посещал ли Астерион Молок собрания совета лично, а единственным доказательством того, что он вообще принимал участие в войне, был обнаруженный среди боевых сводок пикт-снимок и ужасные истории, которые рассказывали немногочисленные выжившие после атак Минотавров. Невзирая на методы, мощь этого ордена быстро внесла решающий перевес на сторону лоялистов. В результате серии сражений и жестоких абордажей к концу 907.М41 Минотаврам удалось выбить сепаратистов из нескольких ключевых систем, нанеся им тяжелые потери. В северо-центральной зоне Мальстрима битва за Гален между Астральными Когтями и объединенными силами Саламандр и Огненных Ангелов внезапно переросла в трехсторонний конфликт, когда угнетенные жители пограничного мира подняли восстание, и система оказалась в руках лоялистов.

Очередным ударом для сепаратистов стал переход под контроль лоялистов после полномасштабного штурма объединенными силами орденов Минотавров и Красных Скорпионов Вьянии, которая последнюю пару лет была объектом непрерывных нападений. К тому времени сепаратисты потеряли большую часть личного состава и тяжелого вооружения, поэтому Люфгт Гурон фактически бросил мир вместе со значительным гарнизоном Легиона Тирана на произвол судьбы. Конец был стремительным и жестоким — ночь озарилась пламенем падающих на улицы и промышленные площадки протоулья Кэлиан угольно-серых и бронзовых десантных капсул. Запаниковавшие экипажи дивизионов «Леман Руссов» и вспомогательные пехотные фаланги Легиона Тирана в смятении открывали огонь по союзникам, когда обрушившиеся на них Ангелы Смерти утопили город в крови. К рассвету Вьяния была в руках лоялистов, а Легион Тирана предан мечу.

Кара Цигнакса (908.М41 — 910.М41)

Собранные в начале 908.М41 агентами Инквизиции разведданные свидетельствовали о контактах Астральных Когтей с отступниками и еретехами-мусорщиками с Голгофских Пустошей. Вместе они разработали план по раскопкам складов оружия на мёртвом мире Цигнакс. В ответ лоялисты решили покарать Цигнакс и отправили на планету клановую роту Атропос ордена Сынов Медузы, поддержанной недавно прибывшей в зону Мальстрима ротой Экзорцистов. Войска лоялистов блокировали планету, а затем в результате полного сканирования поверхности выяснили, что незначительные силы сепаратистов и отступников прячутся среди развалин городов-ульев в надежде, что окружающая местность и радиация скроют следы их присутствия. Для кары Цигнакса и уничтожения войск Тирана требовалось проведение решительной и безжалостной кампании, относительно которой между Сынами Медузы и Экзорцистами возникли определенные разногласия. Экзорцисты обвинили Сынов Медузы в том, что они прибыли на Цигнакс ради своих таинственных целей, а не для скорейшего уничтожения врагов. Вскоре Экзорцисты покинули планету и присоединились к войскам, готовящимся к штурму Саганской системы, а Сыны Медузы остались решать проблему Цигнакса так, как считали нужным.

Закрытый архив Ордо Еретикус

Материал Ордо Еретикус
Доступ исключительно для членов Ордо Еретикус
Под страхом смерти запрещено показывать или позволять увидеть данную запись любому несанкционированному персоналу
Некрораспознавание, считывание с коры мозга

Номер образца: 358,458,627,954//375
Считывание начато: [1v1//75/s.102] 933.М41

Брат Тобиас выбил ногой погнутый люк «Носорога» и выпрыгнул из бронетранспортера за миг до того, как машина взорвалась, осыпав ранец силовых доспехов градом раскаленных обломков. Огненный Ангел бросился за покореженную опору, когда в пылающий «Носорог» угодили еще две ракеты, подкинув машину по дороге, подобно ребенку, играющему с пустой жестянкой.
Аугеры авточувств брата Тобиаса силились пронзить клубы черного дыма и феррокритовой пыли, чтобы просканировать обломки упавших мостов и разбитых блокпостов-складов на транспортной развязке. В километре от него легионеры Тирана развернули за баррикадой из перевернутых грузовиков батарею «Василисков». Предатели вели непрерывный артобстрел, но их огонь был нескоординированным и беспорядочным, поэтому Тобиас мог с легкостью вычислить слепые области в зоне обстрела. Они были достаточно крупными, чтобы провести по ним колонну «Лендрейдеров».
Тобиас сразу доложил об этом по командной сети лоялистов и получил в ответ от «Огненного Сына» Саламандр зашифрованные данные с описанием новых целей в четырех километрах от своей позиции. По внутренней поверхности линз шлема побежали сжатые обновления тактических сводок — космопорты и второстепенные посадочные зоны захвачены, сопротивление врага оказалось более организованным и ожесточенным, чем ожидалось, хотя продвижение лоялистов от этого практически не замедлилось. Тобиас впервые сражался вместе с боевыми братьями почтенного ордена Первого Основания, и Огненный Ангел с радостью признал, что Саламандры полностью соответствовали ходившим о них легендам, невзирая на… странную внешность.
Чаши весов в битве за Саган склонялись в их пользу.
Выполнив задачу, космический десантник начал осторожно пробираться сквозь дым и завалы, с легкостью избегая попадать в поле зрения батареи. Вдруг Тобиас краем глаза заметил движение и тут же замер у поваленной статуи какого-то писца или нотариуса, столь же безмолвный и неподвижный, как сам камень. Через обломки пробиралось отделение солдат Легиона в покрытой пылью форме и с пепельно-серыми лицами. На застывшего космического десантника закапала тоненькая струйка крови с разбившегося монотранзитного автомобиля, который, словно муха, попался в натянутую между двумя складскими блоками железную сеть над головой Тобиаса. Алые капли оставляли небольшие углубления в бурой пыли, покрывшей его доспехи. Огненный Ангел инстинктивно оценил сильные и слабые стороны шестерых солдат. Менее чем за пару учащенных ударов сердец он просчитал совокупную огневую мощь, расстояние, уровень боевой готовности, пути для нападения и отступления. Тобиас находился один во вражеском тылу, ему следовало экономить боеприпасы, поэтому он решил по возможности сражаться в ближнем бою.
Мгновенно успев все проанализировать, Тобиас начал двигаться, мысли и действия слились воедино, его не отягощали сомнения, нерешительность или смертный страх. Он преодолел половину расстояния до потрепанного отделения прежде, чем хотя бы один из солдат услышал его приближение и начал оборачиваться.
Светловолосый боец, не более семнадцати стандартных лет от роду, нес тяжелый стаббер, а потому представлял наибольшую угрозу. Он умер первым, когда его грудь разворотил болтерный снаряд. Следующим погиб командир отделения, взрослый, плохо выбритый мужчина. Выстрел в голову оборвал его жизнь прежде, чем он успел взвести дробовик.
Затем, закрепив болтер на поясе и плавным движением выхватив боевой нож, Огненный Ангел ворвался в их ряды. Ударом тыльной стороны перчатки он сломал шею ближайшему солдату, после чего ножом зарезал его соседа. Запрокинув голову, боец упал на колени и, издав последний вздох, повалился на землю. Осталось два легионера. В глазах людей застыл ужас, когда они поняли, что возвышающийся перед ними исполин станет их погибелью.
Один из них попытался сопротивляться, второй же бросился наутек. Отважный, но обреченный боец поднял лазвинтовку и выстрелил. Потрескивающий луч света прошел мимо, так как нож Тобиаса пронзил сердце солдата.
«Храброго ждет быстрая смерть и суд Императора», — вспомнились Тобиасу обучающие проповеди капелланов. Казалось, он слышал эти слова лишь утром, а не столетие назад, еще когда ходил неофитом под светом далекой звезды.
Его взгляд перекинулся на последнего бойца, который с криком карабкался по грудам обломков в тщетной попытке сбежать от судьбы. «Труса же ждут только страдания, в этом мире и загробном», — мысленно закончил цитату Огненный Ангел и рванулся вперед, когда позади него в небесах с ревом пронеслись «Громовые Ястребы», готовые сбросить свой смертоносный груз.

Считывание закончено: [1v1//87/s.102] 933.М41

Савант-некрораспознаватель: Нахум 2025 (ликвидирован)
Савант-автосчитыватель: Харада 1332 (ликвидирован)

Вторая битва за Саган (908.М41)

Badab war 14

Саган III
Примечания: В конце М39 Саган III превратился в главную перевалочную станцию и торговый нексус между зоной Мальстрима и остальным Империумом. Когда в 05 557 556.М41 целевая группа Администратума взяла планету под свою опеку, мир быстро стал укрепленным складским и снабженческим пунктом, где для транспортировки в Карфагенский сектор скапливались товары и материалы. Кроме того, здесь хранилось оружие и боеприпасы, к которым миры зоны Мальстрима могли получить доступ в обмен на дополнительные выплаты десятины в виде ресурсов. Примечательными в системе является и Саган V (сторожевой мир, коренное первобытное население), и Саган VIII (также известный как Люминаль), на которых расположены небольшая якорная стоянка флота и астропатическая станция

Сепаратистов из крепостей на Сагане удалось выбить благодаря полномасштабному штурму крупнейшей соединенной армией лоялистов, которая до сих пор собиралась в Бадабской войне. Ее основу составляли силы Огненных Ангелов, Красных Скорпионов и Экзорцистов при поддержке штурмовых групп Саламандр, Рапторов и Новамаринов. Сражение оказалось чрезвычайно кровавым, вместо того, чтобы сдать систему, сепаратисты решили защищать ее любой ценой. В конечном итоге, после того, как Астральные Когти потеряли большую часть войск, в отчаянной попытке выбить лоялистов с поверхности планеты или хотя бы превратить ее в безжизненную пустошь, они применили вирусное оружие, погубившее десятки тысяч людей. Среди нагромождения складов и распределительных зданий в некогда подконтрольных Администратуму гигантских городах Огненные Ангелы, которые использовали в сражении силы всего ордена, несли самые тяжелые потери среди лоялистов, отважно жертвуя собственными жизнями в попытке сдержать самоубийственные атаки Астральных Когтей. В результате Второй битвы за Саган обе стороны потеряли колоссальное количество бойцов, а в ходе провалившейся контратаки на систему сепаратисты лишились также нескольких главных кораблей.

Несмотря на кровавую цену, уплаченную во имя победы, вторжение на Саган стало поворотным этапом войны. Саганская система превратилась в основную базу лоялистов в зоне Мальстрима и открыла им свободный доступ к стабильным варп-путям региона. Используя ресурсы Сагана, Караб Куллн полностью освободил и укрепил Сурнграад, после чего начал кампанию по захвату Эндимиона, отрезал Воинов-Богомолов от Бадаба и союзников, а также вынудил их уйти в глухую оборону. Из-за этих действий силы сепаратистов в зоне Мальстрима оказались рассечены на две части — Эндимионское скопление и мощно укрепленный Бадабский сектор, в который лоялистам пока так и не удалось прорваться. С этого момента военные операции сепаратистов будут ограничиваться рейдами и точечными ударами, которые в основном предпринимали корабли Плакальщиков и Палачей. Владения Люфгта Гурона за пределами Бадабского сектора теперь оказались в крайне неустойчивом положении.

Зеленая волна (908.М41 — 909.М41)

Как будто одной Бадабской войны было мало, сегментум Ультима захлестнули орочьи вторжения и Waaagh! Когда лоялисты решили, что бадабские сепаратисты окружены и изолированы, контингенты Новамаринов, Рапторов и Воющих Грифонов, которые в той или иной степени были истощены войной, один за другим вышли из конфликта в рамках всеимперской стратегической передислокации войск. Вместе с ними зону Мальстрима покинуло множество боевых кораблей из резервных сил флота сегментума Солар, которые были направлены на помощь лоялистам.

Передислокация орденов

На основании собранной информации ясно, что выведенные из конфликта ордены сочли недостаточно «надежными» для той безжалостной кампании против собратьев-астартес, которую предполагал провести инквизитор Фрэйн. Именно это стало главной причиной их передислокации, хотя орочью угрозу также не стоит сбрасывать со счетов. Ходят слухи, что орден Саламандр пытались убрать схожим образом, но им удалось выстоять под давлением. Эта история кажется правдивой, поскольку со временем в зону Мальстрима прибыли свежие силы орденов Экзорцистов, Звёздных Фантомов, а впоследствии и Сынов Медузы, которых остальные космические десантники считали кем-то вроде изгоев среди Астартес.

Уничтожение Плакальщиков (908.М41)

К 908.М41 численность Плакальщиков значительно уменьшилась. На протяжении всего конфликта этот орден флотского базирования защищал южную часть Бадабского сектора и сопровождал конвои снабжения сепаратистов. Тем не менее они все еще оставались силой, с которой следовало считаться, поэтому лоялисты планировали изолировать Плакальщиков от остальных сил Люфгта Гурона и вынудить их прекратить боевые действия. Благодаря разветвленной сети шпионов легата-инквизитора Фрэйна, авгурным сканированиям и заброске разведгрупп в южную часть зоны Мальстрима лоялисты получили огромный объем информации касательно дислокации и передвижений Плакальщиков, которую затем проанализировали в поисках закономерностей. В результате выяснилось, что Тиран Бадаба использует орден для защиты южных границ, в особенности региона Бледных Звезд, в то время как большинство своих Астральных Когтей Гурон держал в резерве на самом Бадабе. Орден Минотавров заметил эту уязвимость и, собрав все силы, стал ждать подходящего момента для нанесения удара. Возможность представилась в 6 888 908.М41, когда на орбите дикого мира Оптера засекли пополняющий припасы барк ордена Плакальщиков «Матер Лакримарум». Для нападения на корабль немедленно выслали ударную группу, которой удалось блокировать барк и повредить его главные двигатели, чтобы он не смог покинуть систему. На барке находились раненые воины и бесценное генетическое семя ордена, поэтому, чтобы защитить его, Плакальщики добровольно полезли в ловушку. Флот ордена с большей частью боевых братьев на борту прибыл в Оптерскую систему. Минотавры тут же обрушились на них всей своей мощью и вынудили вступить в кровавую схватку, которая длилась 17 стандартных часов. Бои шли как в недрах кораблей, так и над скалистой поверхностью Оптеры V, Минотавры несли жестокие потери, но в конечном итоге благодаря безжалостности и подавляющему численному преимуществу сумели победить противника. Когда барк захватили, большая часть флота горела или была уничтожена, а сами Плакальщики стояли на грани полного истребления, ордену пришлось капитулировать. Минотавры, которые понесли серьезные потери, забрали в качестве трофеев несколько поврежденных вражеских кораблей и снаряжение павших воинов. Выживших Плакальщиков, за исключением тех, кто в момент боя находились в Бадабском секторе, поместили в тюрьму-скиталец над ночной стороной Сагана II, а вскоре пошли слухи о распространяющемся среди них безумии.

Из всего ордена уцелело 311 боевых братьев, включая раненых, которые находились в Апотекарионе, и всю оставшуюся часть войны они провели в тюрьме-скитальце на орбите Сагана. В зоне Мальстрима оставалось еще некоторое количество Плакальщиков (по подсчетам, менее 100), но утрата целого ордена тяжело ударила по сепаратистам, и восполнить такие потери они были уже не в состоянии.

Ангстромский инцидент (908.М41)

Badab war 16

Ангстромская система
Примечания: Считается, что Ангстром II был независимым владением еще до Эры Отступничества и в последнее время старался иметь как можно меньше дел с Империумом и многочисленными вольными торговцами. Он оставался обособленным анклавом Адептус Механикус, нарушение границ системы в систему каралось немедленным уничтожением. Кроме производства высокотехнологичных видов вооружения и переработки добытых в зоне Мальстрима редких очищенных металлов и руд, которые затем раз в стандартное десятилетие переправлялись на другие миры-кузницы, Ангстром также является базой эксплораторов и пунктом наблюдения за Мальстримом. Мир-кузница издавна снабжает имперские войска в регионе дарами в виде передового вооружения, на что со временем все больше полагались Стражи Мальстрима. Мощь Ангстромской системы не следует недооценивать, она в одиночку выстояла под непрерывными нападениями из Мальстрима, и предположительно большая часть специализированной военной продукции идет на усиление собственной защиты. Известно, что здесь базируются крупные силы скитариев, а также производятся и ремонтируются боевые машины и военные корабли, которые Ангстром в прошлом отправлял на помощь Адептус Механикус в других частях галактики и снабжал вооруженные силы флотов эксплораторов

Одной из знаковых операций Бадабской войны стало вмешательство лоялистов в ситуацию на планете Ангстром в 908.М41. Независимое владение Адептус Механикус Ангстром в восточной зоне Мальстрима оставалось нейтральным в ходе всего конфликта, отказываясь принимать дипломатические миссии и не прислушиваясь к призывам обеих сторон. По мнению магосов Ангстрома, конфликт был не более чем «внутренним разногласием» соперничающих имперских фракций, в который им не хотелось вмешиваться, и они заявили о намерении защищать свой территориальный суверенитет против любых посягательств. Вместо того, чтобы выступить на чьей-либо стороне, Ангстром просто продолжал работать в обычном режиме, выполняя условия долгосрочного соглашения, согласно которому он раз в три года переправлял на границу планетарной системы «дар», состоявший из высокотехнологичного оружия и очищенных руд, который впоследствии забирали представители Империума. Магосов не заботило, кто именно заберет дар, главное, что они полностью выполняли свою часть соглашения. В прошлом такие дары обеспечивали Стражей Мальстрима жизненно важными ресурсами, и если бы слуги Тирана сумели вновь забрать его, это значительно помогло бы сепаратистам. Чтобы не дать Гурону сделать это, Красные Скорпионы и Саламандры провели секретную операцию, которая в конечном итоге стала самым необычным инцидентом за время войны.

Тайно проникнув во внешние пределы до того, как Адептус Механикус успели передать дар, лоялисты высадили на Ангстром XIII небольшую элитную группу под началом лорда-командора Караба Куллна и капитана Пелласа Мир’сана из ордена Саламандр. Ангстром XIII представлял собой безжизненный, нестабильный вулканический мир на границе закрытой системы, где и происходила передача. Благодаря пилотам Саламандр, которые имели огромный опыт полетов в опасных условиях родного мира Ноктюрн, лоялисты высадились на поверхность планеты и затаились. Вскоре в систему прибыли сепаратисты, и пока они ожидали начала процедуры, лоялисты быстро оцепили хранилища космического порта и атаковали корабли, которые приземлялись для погрузки даров. Последовавшая битва была короткой, но яростной. Лоялисты попытались нанести как можно больший урон, прежде чем им пришлось отступить под натиском превосходящих сил противника. В сумятице и буре разрушения разъяренные враждебными действиями механикусы Ангстрома атаковали обе стороны колоннами техногвардейцев в тяжелых доспехах и боевых сервиторов-преторианцев, которые развернулись на поверхности планеты за считанные часы после начала нападения. В это же время охотники-уничтожители класса «Тифон» атаковали корабли космических десантников на орбите Ангстрома XII и быстро вытеснили их за пределы системы.

В так называемом «Ангстромском инциденте» лоялисты одержали крупную стратегическую победу и вынудили Механикус Ангстрома проявить интерес к войне. Их боевые корабли и наземные войска предприняли несколько рейдов возмездия на Гален и Иблис, но терранские легаты сумели восстановить мир и пообещали им в будущем реституции. Тем не менее лорд-командор Караб Куллн не ослабил бдительность и в качестве меры предосторожности отправил остатки Огненных Ястребов с их звездной крепостью «Рапторус Рекс», а также группировку, собранную из сил других орденов, для блокирования подступов к внешним границам системы Ангстрома.

Следствие над орденами-отступниками

Вскоре после того, как стало известно о ереси Люфгта Гурона и его ордена, Святые Ордосы отправили на родные миры Воинов-Богомолов и Палачей инквизиторские миссии с целью проверить эти ордены на лояльность, а также на наличие любого рода генетических изъянов или нравственных отклонений. Миссии в Эндимионское скопление не разрешили посетить тайные базы Воинов-Богомолов, но передали для проверки образцы своего генетического семени, после которой была доказана его стабильность, хотя и не без некоторого диссонанса на генетическом уровне. Когда после 5 стандартных месяцев исполненного опасностей путешествия на южную окраину миссия прибыла на Стигию-Аквилон, Палачи предоставили ей полный доступ. Несмотря на определенные опасения касательно тенденций к индивидуализму и обособленности в ордене, в результате расследования выяснилось, что их генетическое семя и вера оставались чистыми. Кроме того, оно также пролило свет на причины их вступления в конфликт на стороне сепаратистов. Характерно, что к Плакальщикам схожую миссию не послали, а доступ ко всему, что удалось обнаружить на барке ордена после битвы у Оптеры, был закрыт даже для инквизиторов, которые хотели представить доклады на конклав сегментума.

Доминирование лоялистов в зоне Мальстрима (909.М41)

«Хотя мои стражи могут спать, а корабли стоять на причале, врагам известно, что великие орудия не знают усталости»
– Тиран Бадаба, 909.М41

Важные узлы Саган и Вьяния находились в руках лоялистов, Плакальщики выведены из игры, и лорд-командор Караб Куллн получил полный контроль над основными варп-путями зоны Мальстрима, что позволяло ему беспрепятственно перебрасывать войска по всему региону. Этот фактор в сочетании с Ангстромским инцидентом, разворошившим осиное гнездо в прилегающей к Мальстриму системе, рассек сферу влияния Тирана на две половины и положил конец сецессии. Изменение в раскладе сил также разделило войска сепаратистов между Эндимионским скоплением и Бадабским сектором. Единственной непредсказуемой силой теперь оставался орден Палачей, который все еще представлял значительную угрозу для лоялистов.

Из двух подконтрольных сепаратистам зон Эндимионское скопление представляло наименьшую опасность. Остаткам Воинов-Богомолов пришлось начать партизанскую борьбу против сил орденов Огненных Ангелов и Сынов Медузы, пытавшихся подавить сопротивление, что вылилось в спорадические, но кровавые бои в системах Спокойствие, Иблис и Сигард. Лоялисты также понесли тяжелое поражение, когда Воины-Богомолы под командованием верховного библиария Ахазры Редфа захватили ударный крейсер Огненных Ангелов «Восход Полярной Звезды». Используя тактику «удар-отступление», космическим десантникам удалось вывести из строя основной плазменный реактор и орудийные отсеки, после чего воины скрылись. Корабль Огненных Ангелов оказался уязвим, когда через пару часов в систему прибыли два мародерствующих смерть-крейсира орков, чей маршрут заранее предвидел Пророк Пустыни. Огненные Ангелы уступали врагу в численности и вооружении, но решительно сражались до последнего, убив сотни зеленокожих и в самоубийственном абордаже взорвав один из смерть-крейсиров, прежде чем хлынувшие на палубы «Восхода Полярной Звезды» орки оттеснили их в последние отсеки под контролем космических десантников. Именно тогда Воины-Богомолы нанесли удар в тыл обескровленным оркам и полностью истребили их. После битвы 37 выживших Огненных Ангелов, каждый из которых был в той или иной степени ранен, высадили на Сигарде VI, оставив их на попечении апотекария и медицинских сервиторов, а «Восход Полярной Звезды» Воины-Богомолы забрали в качестве трофея.

Но сам Бадабский сектор все еще контролировался Тираном. Кроме самой Бадабской системы, в нем также находились такие важные и хорошо укрепленные системы, как Эшунна, Декабаллус и Исин, и анализ стратегос-милитум указывал на то, что их захват по уровню потерь и кровопролития сравнится со всеми остальными боевыми действиями этой войны. Кроме того, стоило учитывать неустановленную численность Астральных Когтей. После того, как стало известно, что Люфгт Гурон втайне наращивал силы ордена, невозможно было сказать, сколько именно космических десантников обороняет регион. К тому же, даже по самым скромным подсчетам количество солдат Легиона Тирана достигало нескольких миллионов. К концу 909.М41 Люфгт Гурон практически бросил на произвол судьбы свои некогда бескрайние владения, до разведки лоялистов стали доходить слухи о растущей жестокости и паранойе Тирана, а также о том, что он все крепче сжимает хватку на мирах, которые все еще остаются под его властью.

Контроль главных варп-путей зоны Мальстрима означал, что лоялисты теперь могут блокировать и частично использовать богатые минералами миры региона Бледных Звезд, что в сочетании с изоляцией Ангстрома лишало сепаратистов возможности производить военную продукцию. Возможно, наиболее уязвимым местом сепаратистов сейчас был космос — из-за непрерывных боев на протяжении последних лет, а также после уничтожения и потери флота Плакальщиков у сепаратистов почти не осталось крупных военных кораблей. Флот, который могли собрать Астральные Когти, ограничивался легкими кораблями, которые в ограниченном количестве еще производили на верфях Ригеаля в Бадабской системе, горсткой ударных крейсеров и боевых барж, а также сильно прореженной Мальстримской эскадрой. Уцелевшие тяжелые корабли Люфгт Гурон разумно использовал лишь в качестве сконцентрированного резерва, с базой в Бадабской системе, который всегда был готова укрепить оборону там, где лоялисты решат нанести основной удар.

Вероятно, самым непредсказуемым фактором этого периода Бадабской войны оставался загадочный и дикий орден Палачей. После вступления в конфликт в 907.М41 Палачи начали вести собственную войну и превратились в настоящий бич для патрулей и конвоев снабжения лоялистов и, кроме того, они отличились разрушением множества аванпостов и прослушивающих станций. Палачи захватили и уничтожили наибольшее количество вражеских кораблей — на их счету было около 43 торговых судов и 11 боевых кораблей, включая разрушение транспортника хартистов «Королева Арсабана» и крейсера класса «Лунный» под названием «Мстительная Рука», погибших в столкновении с печально известной «Ночной Ведьмой». Они также предприняли несколько крупных рейдов на Падение Беллерофона и Киро, а самые масштабные боевые действия вели против ордена Минотавров в южной зоне Мальстрима как, например, танковую дуэль на лишенной атмосферы луне Узеаль в системе Вороньего Мира. Полагали, что операционная база Палачей находилась в звездной системе где-то на границе звёздного течения Дене, но точного ее местоположения не знал никто, что позволяло ордену наносить удары в любое время. Тем не менее, если не учитывать борьбу с лоялистами и нападения на их пути снабжения, Палачи категорически отказывались действовать под непосредственным командованием Тирана Бадаба. Они проводили операции в качестве союзников, а не подчиненных, чем вызывали немалое раздражение среди остальных сил сепаратистов.

К концу 909.М41 мальстримскую сецессию удалось остановить, но командиры лоялистов не питали иллюзий насчет окончания самой войны. Последней фазе операции судилось стать куда более жестокой, чем все виденное до сих пор в этом конфликте — временем безжалостных планетарных зачисток, пламенных наземных кампаний и апокалипсических осад. Многие ордены, сражавшиеся на стороне лоялистов, понесли огромные потери, и со временем, чтобы извести Бадабскую сецессию на корню, легат-инквизитор Фрэйн заменит их орденами Адептус Астартес с куда более пугающей репутацией. Тех, кто оказался втянут в схватку богоподобных воинов и сверхчеловеческих убийц, самые кровавые дни Бадабской войны еще ждали впереди.

Гнев Империума

Гурон

Данное изображение Тирана Бадаба было обнаружено в мансарде семейства Пизентос, одного из дворянских родов, входящих в состав правящей марионеточной олигархии Эшунны. Картина посвящена «нашему славному владыке, Ляуфту Гар'ну» (его имя представлено на местном диалекте, хотя на низком готике наиболее часто встречаются искажения Люгфт или Люфгт). Этот яркий пример тотального культа личности Тирана в Бадабском секторе остается лучшим изображением Люфгта Гурона времен войны, одним из немногих, которому удалось избежать «Эдикта о стирании»

К концу 909.М41 Бадабская война бушевала уже шесть лет. Изначальная попытка Люфгта Гурона, самопровозглашенного Тирана Бадаба, объявить свой орден и союзников независимыми от центральных властей сегментума, оказалась ересью и предательством, которые поразили самую сущность ордена Астральных Когтей и в итоге привели к суровому подавлению отступнических намерений всей мощью Империума.

На протяжении всех шести лет война отличалась непредсказуемостью и жестокостью. Она с перерывами велась на множестве миров и в зонах боевых действий. Ей были присущи внезапные изменения хода событий и молниеносные кампании по покорению определенных миров в пользу той или иной стороны. В результате первоначальных завоеваний и достижений ордены-сепаратисты, по сути, создали в зоне Мальстрима карманную империю, но благодаря череде побед лоялистов к 909.М41 их владения оказались раздроблены и разделены, тем самым Люфгт Гурон лишился стратегической инициативы. Тем не менее командиры лоялистов не питали иллюзий относительно окончания самой войны. Бои периодически вспыхивали в самых разных областях, от границ Эндимионского скопления, где подразделения Огненных Ангелов и Сынов Медузы сдерживали Воинов-Богомолов, до окраин Кхимарского течения и Бледных Звезд, где флот Палачей до сих пор сражался с Красными Скорпионами и Минотаврами. Воины Тулсы Кейна нападали также и на линии снабжения, чтобы не дать лоялистам собрать воедино свои силы. Никто не сомневался в том, что последняя фаза операции станет наиболее жестокой, временем безжалостных планетарных зачисток, пламенных наземных кампаний и апокалипсических осад. Лоялистам требовалось время для подготовки к подобной кампании и свежие пополнения, если они хотели одержать быструю победу, но лорд-командор Караб Куллн и его советники понимали, что нельзя ждать слишком долго, так как сепаратисты с каждым днем укрепляли свою оборону и восполняли потери. Куллн считал, что просто не может подарить время для восстановления, планирования и подготовки такому военачальнику, как Люфгт Гурон.

Середина 910.М41 была затишьем перед бурей, которая приведет Бадабскую войну к ее ужасающему концу. Многие лоялисты, сражавшихся за Империум, понесли тяжелые потери, поэтому их заменили другими орденами, имевших куда более мрачную славу. В зоне Мальстрима началась невиданная за всю ее долгую и тяжелую историю резня.

Покорение Галена (4 017 910.М41)

Badab war 20

Гален VI
Примечания: Несмотря на негостеприимную окружающую среду, Гален VI был домом для человеческого населения более трех тысячелетий, его жители — закаленные, самодостаточные и обособленные люди. С давних пор миром управляло множество фракций, воевавших между собой за власть над немногочисленными промышленными объектами планеты (добыча токсичных солей металлов и химических соединений из карьеров и наносных слоев для экспорта за пределы мира) и контроль источников чистой еды и воды. Главное урбанизированное/промышленное поселение Галена VI, известное как Старый Город, де факто являлось планетарной столицей благодаря концентрации производственно-технологических мощностей, а также доступу к подземным источникам воды и перерабатывающим заводам. Принимая во внимание то, что Гален VI не раз подвергался внешним нападениям, большая часть его населения считается пригодной к военной службе (на момент 5 445 909.М41) имперский гарнизон в составе 11-го Маркграфского полка легкой пехоты, 234-го, 456-го и 33-го штурмовых полков Фольк-Прогениума, приписанных к тактической группировке Инквизиции. Из-за огромного притока беженцев инфраструктура Галена VI находится в критическом состоянии

Бывает, сражения великих войн яростно вспыхивают в самых неожиданных местах, и в начале 910.М41 одна такая битва произошла на перенаселенном мире-колонии Гален VI. На протяжении шести лет отдаленная Галенская система представляла собой трофей, за который велись постоянные бои, из-за чего она не раз переходила из рук в руки. На ранних этапах войны здесь произошло крупное сражение между Огненными Ястребами и объединенными штурмовыми силами сепаратистов, которое привело не только к тяжелым потерям с обеих сторон, но и разрушению жизнеобеспечивающих куполов Галена II, в результате чего начался массовый исход на соседнюю планету, бесплодный Гален VI. Но испытания опустошенной Галенской системы на этом не окончились — войскам лоялистов поручили навести порядок на Галене VI. Приказ отдал лично Караб Куллн, магистр-милитум и главнокомандующий лояльных космических десантников, отправив в систему отряд Ордо Еретикус под командованием инквизитора Крамнера, одного из личных помощников Фрэйна. Приказы Куллна были прямы и недвусмысленны — Галенскую систему следовало как можно скорее вернуть под имперский контроль и полностью сокрушить надежды на какое-либо сопротивление в будущем с условием, что планету любой ценой следовало оставить пригодной для жизни, сохранить жизнь основной части населения и сберечь инфраструктуру для военных нужд Империума.

Badab war 19

Неизвестный «Лендрейдер» (подозревается инквизиторский отряд), Гален VI, военная зона покорения

Эту задачу поручили Сынам Медузы под руководством Вёлунда Кала, «железного тана» и командующего местным театром боевых действий, который разработал план атаки и захвата мира. По прибытию на орбиту они огнем орудийных батарей расчистили заранее выбранные посадочные зоны на окраинах Старого Города, превратив их в усеянные воронками дымящиеся руины. Затем в эти опустошенные территории высадились 3 роты космических десантников, окружив Старый Город и без особых усилий подавив очаги сопротивления. На протяжении трех дней и ночей Сыны Медузы сидели в воронках, получая боеприпасы и подкрепления. Сквозь пыль и дым, подобно острым зубам в пасти хищника, стали возникать новые укрепления и бастионы. Когда в Старом Городе унялась волна паники, на огромный город с несколькими миллионами выживших обитателей опустилась завеса страха. Все они ранее наблюдали за бомбардировкой с небес, странным образом пощадившей город, и пламенные следы садящихся кораблей, но могли лишь гадать, что это предвещает. Среди батальонов смерти и уставших гражданских ходили слухи о приглушенном пылью перестуке, потрескивающих актинических вспышках электрических дуг в глубинах воронок, огромных прожекторах, освещающих окраины города, а также о призраках в изумрудных доспехах, убивающих всякого, кто осмеливался подойти слишком близко. С рассветом четвертого дня на Старый Город снизошла неестественная тишина, в которой ощущался грядущий ужас. Страх был искусным оружием в руках Сынов Медузы, и они не разочаровали ожидания людей о близящемся кошмаре. Из пелены пылевых облаков появились колонны бронетранспортеров «Носорог» и «Секач», грохочущих «Лендрейдеров» и угловатых дредноутов, небеса, подобно стаям воронов, заполонили жужжащие тени «Лендспидеров». Кроме выкрашенных в зеленое транспортов Сынов Медузы можно было увидеть также багровые машины Инквизиции. Через громкоговорители «Химер» и хвалебные мегафоны «Репрессоров» служители Ордосов требовали немедленной сдачи населения для последующего суда. Люди, взявшие в руки оружие, понимали, что им не стоит надеяться на милосердие. Одни безрассудно бросались на воплощения гнева Императора лишь для того, чтобы их безжалостно вырезали, тогда как другие прятались в наспех возведенных оборонительных укреплениях или пытались покинуть город. Тех, кто хотел сбежать, уничтожали за Старым Городом патрульные «Лендспидеры» и боевые корабли «Стервятник», когда они пытались пересечь открытую местность и укрыться в ненамного более безопасных пылевых пустошах. Вскоре ведущие из Старого Города дороги были забиты горящими останками автомобилей и грудами тел. Людей, оказывавших сопротивление, вначале окружали, а затем уничтожали, забаррикадированные жилые блоки и мануфактории были слабой защитой против беспощадной силы и умений космических десантников. Рушились целые городские башни, орудия опустошителей Сынов Медузы и мелта-заряды уничтожали нижние этажи, погребая под обломками защитников вместе с теми, кому не посчастливилось оказаться рядом, руины были объяты пламенем. Пощаду даровали лишь калекам и сдавшимся. Великаны шагали сквозь рожденный пылью туман, не обращая на них ни малейшего внимания, жалкие смертные ожидали неминуемой смерти, но Сыны Медузы оставались верны приказам. Судя по докладам, многие люди рыдали от счастья, когда солдаты Инквизиции забирали их на суд. На сохранившихся пикт-снимках были видны бесконечные колонны грязных людей с пустотой в глазах, ожидающих своей участи в ассизах-бастионах Святого Ордоса, построенных в имперских посадочных зонах.

Спустя 56 часов после начала операции Сынов Медузы Старый Город оказался под контролем Империума. Как и планировалось, новости о резне разлетелись по всему Галену VI, и на планету опустилась пелена ужаса. Сотни, затем тысячи и миллионы обитателей Галена VI, как коренных, так и беженцев, начали сдаваться. Многих из них в конечном итоге ждала смерть, но это было лучше, чем жить в постоянном страхе перед будущим. Инквизитор Шард, несмотря на полученное при взрыве тяжелое ранение и благодаря верности свиты аколитов, смогла выжить и вернуться к инквизитору Крамнеру. После того, как над Шард поработали технодесантники Сынов Медузы, ее назначили распорядителем судебных процессов, и на этом посту она действовала быстро и решительно. Вскоре руины Старого Города отстроили, превратив его в концентрационный лагерь для населения Галена VI. Кампанию сочли успешной, и хотя большая часть жителей Старого Города погибла, потери оказались куда меньшими, чем в случае проведения продолжительной планетарной кампании на истощение. Ордо Еретикус отправил на костер отъявленных рецидивистов и еретиков, но оставшихся жителей милостиво приговорил к пожизненной штрафной службе в качестве искупления за их преступления. В конечном итоге Департаменто Муниторум набрал из наиболее выносливых людей множество штрафных легионов, а остальные были отправлены на каторжные работы на сам Гален VI либо на другие миры зоны Мальстрима. Сыны Медузы вскоре покинули планету, оставив после себя мир-тюрьму, население которого будет расплачиваться за преступления против Империума еще в течение многих поколений.

Кровь в тёмных водах (3 327 910.М41)

В 3 327 910.М41 на внешних границах системы Цигнакс, передавая зашифрованные вокс-позывные, из варпа неожиданно вышел почерневший от пламени ударный крейсер Адептус Астартес с неизвестной символикой. Это был «Левитус Векс», и его появление ознаменовало вступление в конфликт силы, название которой станет синонимом кровопролития и самых ужасных деяний Бадабской войны. Корабль, вышедший на связь с имперским патрулем, который охранял космическое пространство Цигнакса, идентифицировал себя древними, но все еще действующими протоколами авторизации. Он объявил о приближении сил Адептус Астартес и предложил лоялистам свои мечи в борьбе против еретиков, сообщив, что они прибыли в ответ на призыв с самой Священной Терры. На древнем наречии их орден назывался Кархародоны Астра (или Космические Акулы, как звучит это название на современном низком готике), и они официально запросили разрешения вступить в войну и пролить кровь. После продолжительного, наполненного страхом молчания патрульные корабли передали запись переговоров центральному командованию лоялистов. Когда Караб Куллн получил подтверждение того, что «Левитус Векс» является лишь авангардом целого флота, пересекавшего сейчас границу Пустошей Голгофы, он послал официальную делегацию во главе с легатом-инквизитором Джарндисом Фрэйном для встречи передовых частей, чтобы убедиться в чистоте их помыслов. Из-за личного вмешательства Фрэйна некоторые сторонние наблюдатели сочли, что инквизитор прекрасно отдавал себе отчет, с кем они имеют дело. Кое-кто указывал на то, что легат-инквизитор на горьком опыте научился не доверять в решении подобных вопросов узам чести после предательства, которое привело к гибели бывшего магистра Красных Скорпионов Веранта Ортиса несколькими годами ранее, события, повторения которого лоялисты совершенно не желали.

Делегация Фрэйна, в состав которой входили наиболее способные служители и саванты, хранящие знания об Адептус Астартес, а также телохранители из числа Огненных Ангелов, на нескольких мощных кораблях встретилась с прибывшим флотом Кархародонов у мертвой звезды Нуль XVII в межзвездной пустоте за Цигнаксом. Подробности встречи долгое время оставались засекреченными, правду знали лишь те, кто был вместе с инквизитором Фрэйном во время высадки на «Никор», флагман Кархародонов. Известно лишь то, что после напряженных переговоров и откровенных допросов, некоторые из которых проводились под контролем санкционированных правдословов, инквизитор Фрэйн согласился на военный союз с Кархародонами.

В тех крупицах информации, которые удалось узнать о скрытных космических десантниках, говорилось о неизвестном и древнем происхождении, о них издавна ходили истории и секреты, которые не стоило ворошить. Вечный крестовый поход против врагов человечества, по словам Кархародонов, увел орден от обитаемых и освоенных территорий Империума на расстояние в века, если не в тысячелетия. О существовании ордена давным-давно забыли, а единственные упоминания о нем можно было найти в апокрифических источниках, наполненных легендами и аллегориями. Внезапное появление Кархародонов, подобно хищникам, пришедших на кровь, многих заставило подозревать, что Бадабская война вступила в наиболее смертоносную фазу.

Лорд-командор Караб Куллн с недоверием отнесся к новому пополнению, особенно принимая в учет независимые доклады сопровождавших Фрэйна Огненных Ангелов (в составе ограниченного контингента), в которых Кархародоны описывались как варвары и отступники, даже близко не придерживавшихся предписаний Кодекса Астартес. Тем не менее легатская власть Фрэйна была неоспоримой, и, кроме того, лоялисты все же нуждались в подкреплениях, если рассчитывали начать запланированную атаку. Все еще сомневаясь, Куллн направил Кархародонов в поход на миры сепаратистов и отступников в Эндимионском скоплении, чтобы дать возможность проявить себя.

Кампания «Спокойствие» (3 360 910.М41)

Badab war 22

Эндимионское скопление, временная отсылка 910.М41, сегментум Ультима, Интеррегнум Империалис Доминатус

К 910.М41 орден Воинов-Богомолов находился в незавидном положении. Будучи одним из орденов Стражей Мальстрима, в начале сецессии он безоговорочно встал на сторону Люфгта Гурона и его Астральных Когтей, сохранив верность узам крови и союзу Стражей, а также возмущенный, по его мнению, необоснованным попранием протокола и своих прав Администратумом в политических вопросах Бадабского раскола. Тем не менее в ходе войны Воины-Богомолы стали испытывать все большее недоверие к мотивам, которыми руководствовался Тиран, а также с подозрением относиться к темным делам Астральных Когтей, особенно после загадочной гибели своего магистра Ярвана Сартака во время ужасного инцидента, известного как Предательство у Горечи. К тому времени Воины-Богомолы были уже не в силах что-либо изменить, так как на их руках была кровь многих лояльных космических десантников, и именно они развязали первую схватку в этой войне. Из-за постоянных потерь в живой силе и кораблях, а также вследствие возрастающего недоверия к ближайшим союзникам к 908.М41 они оказались блокированными в Эндимионском скоплении, регионе космоса, который Воины-Богомолы издревле считали своим владением. Благодаря знанию местных систем и миров, всеобщей преданности населения своим древним защитникам и все еще функционирующим секретным бастионам, Воины-Богомолы начали вести активные оборонительные действия. Орден развернул партизанскую войну против численно превосходящих сил захватчиков, нередко используя тактику «удар-отступление», рейды и засады. Благодаря своему опыту ему продолжительное время удавалось отражать атаки Огненных Ангелов и Сынов Медузы, пытавшихся загнать их в угол. Эта кампания получила название «Спокойствие», поскольку наиболее интенсивные и кровопролитные бои велись за одноименную систему. Именно в это время возвысился Ахазра Редф, верховный библиарий Воинов-Богомолов, известный среди боевых братьев как «Пророк Пустыни», фактически ставший магистром ордена до окончания войны. Ведомые пророческим даром и харизмой Ахазры Редфа, Воины-Богомолы стали грозной и опасной силой, решительно и безжалостно защищавшей свою честь и миры, которые поклялись оберегать.

Хотя по сравнению с началом войны количество Воинов-Богомолов сильно уменьшилось, они представляли серьезную опасность для фланга имперских войск, и Караб Куллн не мог оставить их в покое, особенно учитывая полную сосредоточенность лоялистов на грядущем вторжении в Бадабский сектор. Кроме того, на другом фланге значительную угрозу все еще представлял орден Палачей. Магистру-милитуму не хотелось оттягивать войска для атаки Эндимионского скопления, поэтому в лице Кархародонов Караб Куллн получил неожиданный подарок, которым он не преминул воспользоваться, выплеснув яростную волну на Воинов-Богомолов вместе с находящимися под их контролем мирами.

Badab war 15

Перехваченное пикт-изображение/Сигард VII/газодобывающая станция «Вроксиния»/неизвестный нападающий/уровень потерь — фатальный

Первым гнев закованных в серые доспехи космических десантников отведал Сигард — флот Кархародонов вырвался из варпа прямо над системой, в опасной близости от местного раздувшегося и обжигающего светила. Используя для маскировки солнечные вспышки, Кархародоны разделились на десятки ударных групп и опустошили многочисленные колонии пояса, корабли-кланы и астероидные цитадели Сигардской системы, за пару недель уничтожив то, что строилось на протяжении тысячелетий и выстояло под атаками пришельцев и отступников. Разведывательный корабль имперского флота «Сиятельный Мученик», который прочесывал Сигард после атаки, докладывал, что вся система была усеяна обломками и наполнена призрачными вокс-сигналами уничтоженных и умирающих кораблей. Он также упоминал, что кроме полнейшей разрухи, многое было целенаправленно разобрано и похищено, начиная от снаряжения и ресурсов и заканчивая людьми. Согласно экспертным выводам, Кархародоны избрали обладающий множеством пустотных колоний и развитой инфраструктурой Сигард своей главной целью не только вследствие его связей с Воинами-Богомолами, но также из-за того, что после прибытия из внешней тьмы они нуждались в трофеях, чтобы подготовиться к войне.

Badab war 23

Эндимион Прайм
Примечания: Как и на многих других мирах скопления, люди заселили Эндимион Прайм крайней мере в конце М34, планета достигла пика своего развития в М38 в качестве единственного промышленного мира-субулья в регионе (хотя ей так и не удалось достичь масштабов производства и уровня населения планет вроде Цигнакса или Бадаба Примарис). В результате бедствий и нападений из Мальстрима планета в середине М39 оказалась в экономическом коллапсе и упадке, ее основные естественные ресурсы постепенно исчерпались, население и производственные мощности уменьшались на протяжении столетий, пока не оказались в нынешнем плачевном состоянии. Бывшие Силы Планетарной Обороны состояли из войск аристократических родов Эндимиона (эквивалент Имперской Гвардии второго порядка), поднявших открытый мятеж против Империума, а также основных сил, задействованных в еретическом восстании против имперского правления

Следующей целью Кархародонов стал девственный мир Иблис. На ранних этапах войны огромный феодальный мир стал полем боя между Огненными Ястребами и окружившими их войсками сепаратистов, после которых от большей части экваториальных степей осталась лишь выжженная пустошь. Во время сецессии Иблис перешел на сторону Воинов-Богомолов, и, несмотря на частые карательные рейды, местные корольки все еще оказывали посильную помощь и поддержку ордену. Кархародоны стремительно обрушились на мир и последовательно уничтожили его инфраструктуру, а также предали правителей мечу. Они нападали по ночам на разбросанные поселения планеты и кочевые краулеры-караваны, оставляя за собою руины и горы трупов. Воины-Богомолы незамедлительно провели несколько рейдов на лоялистские цели в попытке оттянуть Кархародонов на себя. Ложными отступлениями и маневрами они попытались разделить флот нападавших, но безрезультатно. Кархародоны были всецело поглощены своей задачей, и лишь после того, как Иблис был превращен в выгоревшую пустошь, населенную лишь разрозненными группками выживших, флот отправился дальше. В этот раз его целью стал крупный промышленный мир Эндимион Прайм, где небольшой контингент Огненных Ангелов удерживал древние, окутанные смогом мануфакторные комплексы, противостоя мятежникам во главе с Воинами-Богомолами. Невзирая на присутствие братьев-астартес, Кархародоны ринулись на город с небес. Сотни десантных капсул врезались в покрытые копотью лачуги посреди поля боя. На Эндимионе стремительно полыхнула безумная планетарная битва, в которой Кархародоны безжалостно сокрушили мятеж, предали пламени большинство огромных заводов, а всю оставшуюся территорию затопили миллионами литров ядовитых отходов. Гордые Воины-Богомолы не могли бросить мир на произвол судьбы, поэтому у них не оставалось иного выбора, кроме как продолжать нести потери в тщетной попытке остановить варварскую атаку Кархародонов. Благодаря умелой тактике «удар-отступление» и засадам Воины-Богомолы отбивали атаки Кархародонов, но их было слишком мало и они уже никак не могли повлиять на исход боя. Тем не менее Астартес не отступали, и даже после того, как Ахазра Редф перестал вводить в бой свежие силы, космические десантники гибли во имя исполнения древнего долга, как и предсказал легат Фрэйн, составляя план нападения вместе с Тиберосом, командиром Кархародонов. По этой же схеме они действовали на меньших мирах К'стал и Ларгитор, а после на двойных планетах уже самой системы Спокойствия. Кархародоны целенаправленно разрушали инфраструктуру каждого мира, чтобы отчаявшиеся жители испытывали нужду и страдания в качестве наказания за свою измену. Воины-Богомолы вновь и вновь поневоле вступали в бой, и всякий раз, даже если им удавалось одержать победу или нанести врагу ощутимый урон, их оставалось все меньше. К концу 910.М41 Кархародоны окончательно сокрушили сопротивление в Эндимионском скоплении, и Воины-Богомолы, истощенные до предела и рассеянные по всему региону, прекратили существовать как эффективная боевая единица. Теперь на десятке обитаемых миров единственными хозяевами стали смерть, голод и болезни, под светом безучастных светил гнили и разлагались миллионы тел.

После окончания кампании «Спокойствие» Огненные Ангелы, которые в ходе Бадабской войны были отмечены высшими почестями и понесли тяжелейшие потери, испросили разрешения покинуть зону конфликта. Эта необычная просьба была следствием растущей озлобленности Огненных Ангелов на Кархародонов, с которыми им не раз приходилось сталкиваться в течение кампании, и чьи методы ведения боевых действий они презирали. Дабы исключить возможность полномасштабного конфликта между двумя лояльными орденами (они уже успели пролить кровь друг друга в небольших стычках), Огненные Ангелы с достоинством отбыли на родной мир для восстановления численности ордена. Теперь, когда Эндимионское скопление больше не представляло опасность для фланга лоялистов, Кархародоны разделили свой флот, чтобы охранять тылы войск лоялистов, а также дать возможность Минотаврам и Красным Скорпионам скоординировать действия для грядущего вторжения в Бадабский сектор. К несчастью для жителей Эндимионского скопления, в последующие годы Кархародоны возвращались еще не раз, что опустошать его обреченные миры.

Тиран остается один

Схватка железа и пламени (5 260 911.М41)

Badab war 24

Шаприас
Примечания: Шаприас является одним из двух схожих обитаемых миров системы двойной звезды Ламптан. То, что здесь существуют населенные миры, крайне необычно, Схолам Астра придерживается мнения, что это объясняется искажающим реальность влиянием самого Мальстрима, во внешних пределах которого и находится система. Шаприас со своим братом Скарфелом представляют собой покрытые густыми джунглями дикие миры, подверженные вулканическим извержениям и бурям. Тем не менее известно, что Шаприас населен атавистичными жителями. Коренное население находится на дотехнологическом уровне развития и разделено на бессчетное множество воюющих между собой племен, которых не коснулась благословенная длань Империума. Посещение Шаприаса запрещено для всех, кто не является имперским Адептус

Из-за роста активности корсаров в восточной части зоны Мальстрима в середине 910.М41 верховное командование лоялистов укрепились во мнении, что из Бадабского сектора удалось выскользнуть по крайней мере одной тактической группировке Астральных Когтей, которая теперь базировалась на границах самого Мальстрима. Опасаясь, что это может привести к появлению нового очага конфликта, Караб Куллн направил поисковую эскадру Имперского Флота, чтобы найти доказательства вражеской активности и пресечь нападения. Варп-переход даже у края Мальстрима был очень опасен, эскадра, еще не успев встретиться с противником, потеряла несколько кораблей и множество людей из-за безумия и штормов. Необходимые доказательства эскадра обнаружила на пограничном мире Рук, одном из немногих в Мальстриме, на котором пуританское население фанатиков-облационистов охотно помогало имперским агентам. Здесь были получены подтверждения о рейдах работорговцев из соседних систем, а также о нападениях корсарских кораблей, возглавляемых ударным крейсером Астральных Когтей, который был опознан как «Гиркания». Просчитав схему атак, легендарный главный навигатор эскадры Онна Ностромо по эху в варпе привела эскадру в истерзанную войной систему Ламптан и к ее двойным диким мирам Шаприас и Скарфел. Обнаружив, что в Ламптанской системе сосредоточился значительный контингент вражеских сил, имперская эскадра, который был необходим срочный ремонт и пополнение запасов, решила вернуться обратно за подкреплениями.

В других зонах конфликта между лоялистами и сепаратистами вновь вспыхнули ожесточенные бои. В северной части зоны Мальстрима Кархародоны завершали кампанию «Спокойствие», в южной зоне ордены Минотавров и Сынов Медузы при поддержке штрафных полков Имперской Гвардии наступали на Исин у границы Бадабского сектора, на котором укрепился Легион Тирана. В это время лорд-командор Караб Куллн начал стягивать на Саган силы ордена Красных Скорпионов и недавно получивших подкрепления Экзорцистов для подготовки к нападению на стратегически важное окончание варп-пути в Пиреусской системе, которая считалась вратами в Бадабский сектор.

С начала войны лоялисты понесли значительные потери, контингенты многих орденов Адептус Астартес отбыли. Некоторым, вроде Воющих Грифонов и Странствующих Десантников, пришлось прекратить боевые действия из-за катастрофического уровня потерь, другие же, например, Новамарины и Огненные Ангелы, покинули зону конфликта по собственным причинам. Вскоре, несмотря на постоянное пополнение, силы лоялистов оказались чрезвычайно растянуты, и поэтому лорд-командор Караб Куллн не мог позволить себе войну на нескольких фронтах — в результате его войска понесли бы потери от истощения, на что, без сомнения, и рассчитывал Тиран. Решение Ламптанской проблемы подсказал Куллну командир контингента Саламандр, опытный и прославленный Пеллас Мир'сан. Он предложил повести своих воинов (которых теперь насчитывалось чуть менее роты, хотя они не испытывали нехватки в бронетехнике и вооружении) в молниеносный рейд на Ламптан, используя эффект неожиданности, мистические способности Онны Ностромо и мощь боевой баржи «Костер Славы», которая нанесет сокрушающий удар по врагам. Куллн осознавал как огромный риск, так и преимущества этого плана, и окончательно согласился с ним, когда мрачный и немногословный капеллан Иван Энкоми, который представлял на военном совете таинственный орден Минотавров, неожиданно предложил для выполнения плана собственную гвардию и все силы, которые ему удастся собрать. Новую ударную группировку Мир'сана, получившую название «Дар Огня», в дальнейшем усилили двумя легкими крейсерами и эскадрой фрегатов Имперского Флота. Группировка немедленно отправилась в длительный перелет к смертоносному бушующему вихрю Мальстрима и Ламптанской системе, чтобы схлестнуться с врагами в открытом бою.

Выйдя в реальное пространство во внутренних границах странствующей системы двойной звезды Ламптан, солнца которой извергали в космос змееподобные струи раскаленного газа, опасения лоялистов вскоре оправдались. На орбите дикого мира Шаприас можно было различить армаду звездных кораблей, собранных из обломков скитальцев и похищенных фрахтовщиков, а ауспик-сканирование и авгурные зонды выявили на планете огромные лагеря и тренировочные площадки под сенью железных башен бастионов-крепостей, обвитых километрами колючей проволоки. На Шаприасе Тиран создавал новую армию безжалостных, зараженных варпом племенных воинов, которым предстояло стать копьем, брошенным в лоялистов, одноразовым оружием, предназначенным уничтожать и быть уничтоженным по одной лишь прихоти Люфгта Гурона. На ближней орбите присутствовали всего несколько корсарских эскортов и кораблей рейдеров, которые были стремительно уничтожены в ходе атаки, поэтому Мир'сан предположил, что большая часть вражеского флота ушла на очередной налет. Лучшего времени для нападения нельзя было и придумать, поэтому он тут же разработал одновременно дерзкий и решительный план. Саламандрам и Минотаврам предстояло совершить планетарную высадку и атаковать крепости с тренировочными лагерями сепаратистов, а кораблям флота рассредоточиться в космосе, чтобы как можно быстрее уничтожить армаду возвращающихся кораблей. Тем самым им бы удалось устранить сразу два опасных фактора.

Badab war 25

Организация подразделений ордена Саламандр. Битва за Шаприас, Ламптанское вторжение, Бадабская война: 260.911.М41

Десантные капсулы и «Громовые Ястребы» обоих орденов с ревом прошили холодные багровые небеса Шаприаса под сопровождение макро-орудий «Костра Славы», обстреливавших наиболее укрепленные вражеские цели. Во время полета ордены направились к своим выбранным зонам высадки. Минотаврам предстояло атаковать железные крепости, в которых вероятнее всего скрывались темные владыки этих владений, а большая часть Саламандр приземлилась в центре огромных тренировочных лагерей. Второстепенное подразделение, состоявшее из элитного крыла штурмовых таранов «Цест», на борту которых находились Огненные Драконы, терминаторы Саламандр, величайшие воины этого почтенного ордена, получило задание атаковать посадочные полосы сепаратистов.

На первом же заходе «Цесты» бронированными носами и магна-мельтами уничтожили стоявший на земле вражеский транспорт, искорежив и выжегши корпуса, разорвавши топливные баки. Ураганы пламени полыхнули на сотню метров ввысь, фосфорно-белые на фоне багровых небес. Огненные Драконы, вырвавшиеся из машин прямиком в черный дым, обратили суматоху в резню, их штурмболтеры и циклонные ракетные установки смели запаниковавших противников прежде, чем те успели оказать хотя бы малейшее сопротивление. В это же время основные силы Саламандр под командованием капитана Мир'сана приземлились в центре вражеского тренировочного лагеря и сформировали оборонительное кольцо. Орда дикарей и мутантов, свирепых обитателей десятка соседних миров, превосходили 100 Саламандр в соотношении 1 000 к 1. Любой другой счел бы подобное положение самоубийственным, но это были сыны Вулкана, и это едва ли тревожило их. Неуправляемая, неорганизованная огромная толпа не ожидала столь яростного и внезапного нападения, и как только она перешла в атаку, ее встретила сплошная стена огня. Тысячи дикарей полегли в первые мгновения боя под ракетами «Вихрей», снарядами «Хищников» модели «Деструктор» и слаженным болтерным огнем Саламандр. Враги в смятении отшатнулись, их зазубренные мечи и автоматы не шли ни в какое сравнение с оружием из арсеналов Прометея. Немногочисленное тяжелое вооружение, которым они обладали, космические десантники тут же вычисляли и уничтожали концентрированным огнем. Когда изрытая воронками земля тренировочных лагерей покрылась грудами содрогающихся тел, орда в панике попыталась отступить, но сзади их уже ожидали надзиратели. Благодаря усиленному зрению Саламандры смогли рассмотреть среди оборванных бледнокожих дикарей заляпанные кровью стального цвета доспехи Астральных Когтей из отделений ретальяторов. Определив настоящих врагов, Мир'сан приступил к следующей фазе атаки, и к боевым порядкам Астральных Когтей рванулись 3 «Лендрейдера» редкого и ценного типа «Ахилл». Танковые орудия «Громовой Огонь» пробили огромную просеку в беснующейся орде, лучи мульти-мельт вонзились в плотную массу тел, каждым выстрелом обращая десятки воинов-дикарей в вопящие факелы из крови и пара. Трижды освященные корпуса «Лендрейдеров» содрогались от огня лазерных пушек и взрывов ракет, которыми их пытались остановить ретальяторы, но в конечном итоге им удалось проложить дорогу из раздавленных тел к Астральным Когтям. После этого «Лендрейдеры» съехали в сторону, уступив путь разъяренным древним. 6 дредноутов во главе с Брай'артом «Пепельной Мантией», именуемым в хрониках ордена «Железным Драконом», ворвались в ряды приготовившихся к бою Астральных Когтей подобно удару грома, принялись рвать их на части и сжигать в очистительном пламени. Ретальяторы не ожидали подобного натиска, но не сдались и пали в героическом противостоянии, сразив 2-х древних Саламандр. Центурион, последний из Астральных Когтей, на последнем издыхании прокричал имя Тирана, прежде чем Железный Дракон разорвал его на куски. От этого зрелища орда впала в безумную панику и окончательно утратила волю к сопротивлению, десятки тысяч дикарей без раздумий бросились прочь от владык огня и смерти, затаптывая незадачливых соратников.

Badab war 26

Организация подразделений ордена Минотавров. Битва за Шаприас, Ламптанское вторжение, Бадабская война: 260.911.М41

У крепостей Минотавры встретили уже более серьезное сопротивление. Укрепления были высечены в гряде базальтовых утесов, в окованных железом башнях находились огневые точки тяжелых болтеров и артиллерии, прикрывавшие все подступы, от атак с воздуха их защищали счетверенные орудия и лазерные пушки «Икар». Первыми в сражение ринулись «Громовые Ястребы», которые, промчав над иззубренной землей, обрушили всю свою огневую мощь в одну точку крепости. Когда в укреплении образовалась брешь, боевые корабли немедля высадили прямо на дымящиеся обломки штурмовых терминаторов и отделения опустошителей. Остальная часть роты приземлилась за крепостью под прикрытием ураганного огня и самих стен. Авангард Минотавров удерживал разрушенный бастион с яростью и, не считаясь с тяжелыми потерями, не уступал ни пяди земли контратаковавшим сепаратистам. Минотавры в бронзового цвета доспехах схлестнулись в жестоком противостоянии с ретальяторами Астральных Когтей, которые шли, прикрываясь щитами от непрерывного болтерного огня, стараясь отбить разрушенный укрепленный пункт. И тем не менее лоялисты их разбили и заставили отступить от кучи покореженного металла и расколотого рокрита. Численность Минотавров и оборонявшихся в бастионах Астральных Когтей была примерно равной, но сепаратисты хорошо укрепились, были прекрасно вооружены и имели опытных командиров, а также отличались исключительной отвагой и готовностью к сражению. Но Минотавры были мастерами осад и обожали пропитанный кровью ад ближнего боя. Как только авангард остановил у разрушенного бастиона контратаку Астральных Когтей, основная группа Минотавров во главе с «Лендрейдерами» и осадными дредноутами начала параллельное наступление на следующую крепость. Капеллан Энкоми лично командовал авангардными ветеранами, экипированными прыжковыми ранцами, во время штурма второго вражеского укрепления, его усиленные воксом боевые кличи заглушали даже рев стрельбы. После того как все находившиеся внутри сепаратисты были уничтожены, половина войск Минотавров двинулась на захват следующей крепости, остальные же воины сосредоточились на ранее захваченной позиции для подготовки к новой атаке. Подразделения ретальяторов одно за другим отрезались от остальных сил, после чего их безжалостно уничтожали. Продвижение было медленным и кровавым, Астральные Когти заставляли платить высокую цену за каждую крепость, но впавшие в ярость сепаратисты не могли устоять против непоколебимо наступающих лоялистов, поэтому в конечном итоге все укрепления пали, и Минотавры вышли из боя победителями.

Вскоре глубоко под разрушенными крепостями космические десантники обнаружили то, ради чего эти укрепления и строились — огромную сеть пещер естественного происхождения, в которой были размещены еретические лаборатории. Здесь изготовлялись боевые наркотики, проводилось примитивное скрещивание генов и экспериментальные операции над дикими воинами Шаприаса и сотнями имперских пленников, захваченных в рейдах на восточную часть зоны Мальстрима. На нижних уровнях, которые охраняли ненавистные апотекарии собиратели тел из Легиона Тирана и их сервиторы, находилось защищенное хранилище, где сберегалось генетическое семя павших в бою лояльных космических десантников.

В сражении на орбите победа начала склоняться в пользу лоялистов, хотя она обошлась дорогой ценой. Пока флот громил наспех собранную армаду сепаратистов, замаскированные орудийные платформы, предназначенные для защиты кораблей, повредили «Костер Славы» и расстреляли фрегат класса «Меч» под названием «Эпона», от которого остался лишь выжженный изнутри остов. Спустя 11 дней после начала операции «Дар Огня» отправился из Ламптанской системы обратно в контролируемое лоялистами космическое пространство, погрузив на борт легких крейсеров флота 1 000 бывших пленников, а также возвращенное бесценное генетическое семя, которое хранилось теперь во внутреннем санктуме «Костра Славы». «Дар Огня» одержал для лоялистов великую победу и пресек темные деяния Тирана, которые в ином случае могли иметь для Империума печальные последствия. Но в верховном командовании лоялистов вряд ли кто-то подозревал, что у нападения на Ламптан окажется непредвиденное продолжение, которое изменит ход Бадабской войны.

Красный Час (6 270 911.М41)

После недавней победы в Ламптанской системе тактическая группировка «Дар Огня» неожиданно попала в мощный варп-шквал, который рассеял ее корабли на полпути к подконтрольному империуму космосу. Полной катастрофы удалось избежать только благодаря мастерству главного навигатора Ностромо, в бурлящих эмпиреях группировка потеряла лишь один фрегат, а боевой барже Саламандр «Костер Славы» и легкому крейсеру «Адмирал Григорий» пришлось свернуть обратно в сторону Мальстрима. Большую часть пути они уходили от штормового фронта, но в конечном итоге вышли в относительно безопасных Калахских отмелях у пограничья Мальстрима. Поля Геллера кораблей ослабли, двигатели в любой момент могли отказать, поэтому лоялисты решили идти к внешним границам Калаха для ремонта и пополнения запасов. Их прибытие не осталось незамеченным — корабль рейдеров, который торговал с обитающими в местных логовах орками, незаметно скрылся, чтобы передать сепаратистам вести о присутствии лоялистов. После разрушения базы на Шаприасе ударный крейсер Астральных Когтей «Гиркания» скрывался где-то поблизости, и его капитан, архицентурион Карнак Коммод, жаждал мести и возможность искупить вину перед своим повелителем за поражение. Но в одиночку у Коммода не было шансов одолеть поврежденные корабли лоялистов, поэтому он принялся отчаянно искать поддержки в расправе над изолированным врагом. Зашифрованное астропатическое сообщение Астральных Когтей принял «Гнев Фаэтона». Флагманская боевая баржа ордена Палачей вместе с эскортом из фрегатов класса «Гладий» пополняла припасы на необитаемом океаническом мире Потоп на краю Магогского скопления. Палачи сразу же выдвинулись на помощь союзникам. Объединенная боевая группа атаковала корабли лоялистов, направлявшихся после ремонтных работ к точке варп-перехода у Калаха, чтобы вновь отправиться в путешествие. Развернувшееся сражение было стремительным и тяжелым, первый залп сепаратистов разнес «Адмирала Григория» на молекулы, но «Костер Славы» скоро доказал, что не станет столь же легкой добычей. После того как в ходе трехчасового боя боевая баржа Саламандр отразила первую попытку абордажа и уничтожила два атакующих фрегата, «Гнев Фаэтона» смог, наконец, мощным орудийным огнем повредить ее двигатели. Когда «Костер Славы» оказался обездвиженным, магистр Палачей Тулса Кейн связался по воксу с кораблем Саламандр и предложил почетную капитуляцию, пообещав свободный выход из зоны боевых действий взамен на клятву больше не принимать участие в конфликте. Пеллас Мир'сан решил принять предложение, невзирая на возражения некоторых командиров, поскольку знал, что в ином случае его войска лишь напрасно погибнут. Мир'сан был разумным и опытным командиром-ветераном, он понимал, что тщеславное самопожертвование его воинов принесет выгоду лишь врагам Империума. Несколькими столетиями ранее еще будучи неофитом-скаутом, он сражался вместе с орденом Палачей и верил в нерушимость их клятвы.

«Гнев Фаэтона» и «Гиркания» состыковались с «Костром Славы», Тулса Кейн возглавил абордажную партию Палачей и, когда Саламандры сложили оружие, лично принял меч Мир'сана как символ капитуляции. Но затем в другой части корабля случилось немыслимое. Абордажная партия архицентуриона Коммода захватила арсеналы «Костра Славы», согласно условиям пленения им никто не посмел воспрепятствовать. Невзирая на последствия, Коммод решил проникнуть в священные хранилища корабля, чтобы забрать генетическое семя, не только вывезенное Саламандрами из пещер Шаприаса, но и самих сынов Ноктюрна, которые пали в боях. Апотекарии Саламандр попытались оказать сопротивление, но Коммод стремительно перебил их. Архицентурион спустил долго сдерживаемую ярость с цепи и распорядился казнить взятых в плен Саламандр, а собирателям тел приказал изъять из них генетическое семя. На палубах моментально вспыхнули перестрелки и рукопашные схватки. Когда вести о происходящем достигли капитанского мостика, Тулса Кейн впал в ужасный гнев. Заметив это, Мир'сан разумно предположил, что Палачи могли не ведать о том, насколько глубоко Астральные Когти впали в ересь и богохульство и что Тиран мог их все это время вводить в заблуждение. Едва сдерживая ярость, командир Саламандр начал умышленно обвинять Кейна в том, что он нарушил данное слово, и за бесчестье, которым Палачи себя покроют, если и дальше будут безучастно позволять Тирану вершить свои грехи. Когда от Палачей стали поступать подтверждения о мрачной правоте Мир'сана, гнев Кейна был поистине ужасным. Он объявил, что клятву крови, которой его орден был связан с Гуроном, попрали, и темное пятно позора, брошенное на них Астральных Когтями, можно смыть только рекой крови. Боевые братья Саламандр, которые еще сражались, стали свидетелями того, как на Палачей будто опустилась пелена безумия, и они с невообразимой яростью врезались в ряды Астральных Когтей. Они не обращали внимания на потери и радовались тому, что им, наконец, предоставили шанс расквитаться с бывшими союзниками. Пеллас Мир'сан собрал выживших Саламандр и организовал оборону внутреннего санктума боевой баржи, призвав на помощь Брай'арта и других древних. Коридоры и хранилища древнего необъятного «Костра Славы», а после и сама «Гиркания» Астральных Когтей заалели от крови. Во время событий, ставших известными как «Красный Час», все присутствовавшие на борту корабля космические десантники, слуги и сервиторы ордена были безжалостно вырезаны, а сама «Гиркания» превратилась в склеп, заполненный обезглавленными телами. Когда в боевой барже воцарилась тишина, Тулса Кейн в обожженных и иссеченных доспехах приблизился к Мир'сану у врат санктума. В мерцающем пламени жаровен магистр Палачей опустился на колено перед Саламандрами и, не проронив ни слова, выпустил из-под полы изорванной черной мантии окровавленный предмет, который подкатился прямо к ногам Мир'сана. Это была голова архицентуриона Коммода.

После этого Палачи скрылись, покинув поврежденный «Костер Славы» и опустевший ударный крейсер. Но их безумная жажда мести не погасла, и вскоре об этом узнали в самых дальних уголках зоны Мальстрима. Орден Палачей стал неконтролируемым фактором в войне, который не просто разыскивал и с самоубийственной яростью нападал на Астральных Когтей и их агентов за пределами Бадаба, но при встречах с войсками лоялистов наотрез отказывался сдаваться. Самым ужасным инцидентом подобного рода стало уничтожение ударного крейсера Сынов Медузы «Воинственный» в системе Горечь в 310 911.М41, когда боевые группы обоих орденов неожиданно столкнулись на выходе из точки варп-перехода. Тем не менее почти сразу после случившихся событий Палачи прекратили нападения на мирные имперские корабли. Все это получило объяснение только после того, как в порт боевой станции лоялистов у Сурнграада пару стандартных месяцев спустя вошел разваливающийся на части «Костер Славы» и выжившие Саламандры поведали странную и кровавую историю.

То, что бывшие союзники стали врагами, ударило по самолюбию Тирана. Гурон не просто лишился большей части уцелевших кораблей и рейдерских судов, но также приобрел безжалостных противников, которые знали о местонахождении многих тайных баз сепаратистов и диспозиции войск, чем они незамедлительно воспользовались. После того как из списка союзников были вычеркнуты Плакальщики, потом Воины-Богомолы, а теперь и Палачи, Люфгт Гурон и остатки некогда великого ордена Астральных Когтей, остались одни против всесокрушающего гнева Империума, а их грезы о власти и бессмертной славе оказались навеки растоптаны.

Смертный приговор (6 319 911.М41)

Tyrant's Claw Livery

Коготь Тирана — символ Астральных Когтей времён Бадабской войны

Люфгт Гурон счел поступок бывших союзников вероломным предательством и заявил в послании, разлетевшемся по всему Бадабскому сектору, что Астральные Когти и их слуги отныне не являются частью Империума Человечества, объединения миров, которое он назвал «несостоятельным, загнивающим трупом, годным лишь для могилы…». Также он объявил о создании независимого государства во имя «выживания и вящей славы человечества». Тиран поклялся, что будет сражаться до последней капли крови во имя свободы и мести тем, кто «… предал нас», завершив грозное послание словами «сильный становится сильнее в одиночестве». Вскоре после этого во владениях Гурона вся символика имперской власти, культуры и веры была уничтожена в ревущем пламени иконоборчества, на протяжении многих недель без перерыва длились казни священников и чиновников Бадаба Примарис (большинство которых даже не подозревали об истинных целях и природе войны). Следует помнить, что хотя Империум и заклеймил бадабских сепаратистов еретиками, обыденная жизнь на мирах до этого времени текла так же, как и на протяжении многих веков, власти поддерживали поклонение Богу-Императору. Прелатов, открыто осудивших сецессию, заменили на тех, кто более благосклонно относился к намерениям Тирана, миллионы людей до сих пор исповедовали прежнюю веру, а защитники сектора полагали, что сражаются с ересью, а не во имя ее. Но правду от несчастных жителей Бадабского сектора больше невозможно было скрывать, в своей гордыне и ярости Тиран разрушил великую базилику и приказал казнить всех священников и адептов (невзирая на ранние договоренности). Сами же боевые братья Астральных Когтей стерли имперские гербы и символику с доспехов и снаряжения, счистив краску до голого металла либо замазав их красным и алым как символ клятвы кровавой мести, хотя подобное сделали далеко не все. В итоге они оставили лишь символы Тирана. Проникшие на планеты Бадабского сектора инквизиторские агенты докладывали об ухудшении положения дел на главных мирах, повсеместно царили голод и нищета, люди все больше впадали в отчаяние. Если раньше население держали под суровым и безжалостным контролем, но рассматривали в качестве военного ресурса, который требовалось обеспечивать всем необходимым, то теперь из-за усилившейся паранойи и приступов гнева Люфгта Гурона Астральные Когти стали еще более деспотичными и жестокими, измываясь над теми, кому не посчастливилось жить под пятой Тирана. На Бадабе Примарис обычных людей, осмелившихся посмотреть в лицо одному из Астральных Когтей, наказывали ослеплением, и после попытки убить Гурона в собственном командном зале (ассасин был убит Тираном), Терновый Дворец под страхом смерти запретили посещать всем, кроме космических десантников. Ретальяторы в ходе бессмысленно жестоких репрессий уничтожили тысячи невинных гражданских. Астральные Когти не сомневались, что им придется выдержать осаду, и ожидали неминуемой смерти, но ими двигало темное желание отомстить предателям, и в конечном итоге ненависть и ярость поглотили остатки их чести.

Вторжение на Пиреус (3 705 911.М41)

Выждав необходимое время, чтобы собрать и подготовить войска для полномасштабного штурма, лорд-командор Караб Куллн начал операцию по вторжению и покорению Пиреусской системы на границе Бадабского сектора. Стратегическое командование лоялистов посчитало ее ключом для последующей атаки центральной Бадабской системы из-за относительно стабильного варп-пути между этими двумя регионами. Пиреус стал бы идеальной перевалочной базой для вторжения, поскольку располагал крупными орбитальными станциями и небольшими верфями на орбите газового гиганта Критиас. В случае захвата объекта лоялисты еще больше бы ослабили сепаратистов. План атаки имел далекоидущие последствия, и Куллн открыл также несколько второстепенных фронтов у Исина и Декабаллуса, где Красные Скорпионы, Минотавры и Экзорцисты рейдами и молниеносными ударами дестабилизировали обстановку в регионе и вынудили армии Тирана растянуть свои силы еще больше.

В изначальном плане атаки Пиреуса предусматривалась блокада промышленного мира Пиреус V (известного как Станция Тысячелистника), а также штурм космическими десантниками лунных колоний на втором спутнике газового гиганта Критиаса. Атаку должны были провести соединенные силы орденов Экзорцистов и Красных Скорпионов, в состав ударной группировки входило 6 полных рот космических десантников. Большая часть контингента Адептус Астартес состояла из свежих сил Экзорцистов, которых лорд-командор Караб Куллн держал в резерве для заключительного этапа войны, но верховное оперативное командование штурмом он взял на себя.

Вторжение в Пиреусскую систему с самого начала пошло не по плану. После того как флот вторжения направился из системы Ларса к точке варп-перехода к Пиреусу, «Копье Мезоа», один из закрепленных за тактической группировкой крейсеров, претерпел катастрофическое свертывание поля Геллера, и вся его команда погибла в эмпиреях. В дальнейшем на обычно стабильном пути неожиданно возникла сильная турбулентность, которая рассеяла и повредила несколько кораблей, а также заставила остальных выйти в реальное пространство на границе системы назначения с интервалом в несколько часов из-за искажения времени в варпе. Оказавшись далеко от заданного направления атаки, корабли сначала несколько дней собирались, а затем выжимали из двигателей все возможное, чтобы добраться до внутренних миров Пиреуса, но эффект неожиданности был безвозвратно потерян.

У лоялистов не оставалось другого выхода, кроме как продолжить наступление, поэтому флот полным ходом ринулся в бой. В его состав входило 2 боевые баржи, 4 ударных крейсера, а также единственный боевой корабль с 6 крейсерами Имперского Военного Флота с несколькими эскадрами минных тральщиков и эскортных судов. Кроме того, за ними двигалась флотилия кораблей для планетарного штурма, перевозившая Имперскую Гвардию и силы Инквизиции (они формировали тыловой эшелон для закрепления и развития успехов Астартес). Как и ожидалось, вражеское сопротивление в космосе оказалось слишком слабым, чтобы остановить атаку, редкие минные поля корабли без потерь прорывали с помощью тральщиков или просто обходили, но авгуры дальнего радиуса действия засекли десяток оборонительных кораблей-мониторов и множество эсминцев местного производства (второсортный тип «Пугиус»). Этой армады, особенно в сочетании с цепью орбитальных платформ второй линии обороны вокруг Пиреуса V, вполне хватило бы для отражения небольшой атаки рейдеров, но у них не было шансов не то что остановить, но хотя бы задержать собранные лордом-командором Куллном силы.

Badab war 28

Критиас Секундус
Примечания: Поселения человеческих колонистов на Критиасе Секундус существовали по крайней мере с М34, но на самом деле могли быть основаны даже раньше массовой колонизации Пиреуса V. Основная причина - использование луны в качестве базы для добычи газа на Критиасе и многочисленных редких соединений из поверхности самого планетоида. После того как Стражи Мальстрима взяли регион под контроль, существующие орбитальные строения и верфи (небольшие, но построенные в древние времена) перешли из-под местного управления в руки Мальстримской эскадры в качестве запасной базы снабжения и переоснащения. В прошлом на планете размещались небольшие пустотные Силы Планетарной Обороны, позже — гарнизон Легиона Тирана, численность неизвестна

Невзирая на то, что пока флот несколько часов выходил на позиции для атаки, он подвергся неожиданно мощному обстрелу торпедами дальнего радиуса действия, кораблям лоялистов удалось достичь места назначения без потерь и рассредоточиться для бомбардировки выбранных целей. Большинство кораблей Имперского Флота во главе с боевым кораблем класса «Возмездие» под названием «Трон Крови» напали на оборонительный флот и начали обстрел Пиреуса V, в то время как ударная группировка космических десантников развернулась для атаки луны Критиас Секундус. Бой над Пиреусом V оказался особенно жестоким, оборонительные корабли самоубийственно бросались на атакующие крейсера, и смогли несколько раз попасть в них, прежде чем были уничтожены. «Они сражались так, будто сам Тиран держал их шеи в Когте, словно боялись его гнева куда больше, чем наших орудий», — заметил позже вице-адмирал Кагава, командующий «Трона Крови». Тем не менее корабли лоялистов не смогли выполнить одну из главных задач — бомбардировку Пиреуса V с низкой орбиты — поскольку их вынудил отойти чрезвычайно мощный и интенсивный наземный огонь из макро-пушек и оборонительных лазерных батарей, находящихся в мощных укреплениях. Сепаратистам удалось повредить крейсер класса «Тиран» под названием «Латница Веков», который подошел к планете ближе всех. В это же время на орбите Критиаса Секундус лоялистам, несмотря на упорное сопротивление, удача сопутствовала больше. Благодаря совокупной огневой мощи «Меча Ордона» Красных Скорпионов и «Искупителя» Экзорцистов, они вскоре уничтожили астероидные крепости. Корабли быстро обнаружили и обстреляли посадочные зоны возле главных цитаделей и генераторные станции лунных колоний, после чего Астартес начали полномасштабное планетарное наступление, используя «Громовые Ястребы» и десантные капсулы. Космическим десантникам поставили задачу нанести мощный удар по врагу и захватить лунные колонии со стратегически важными объектами. Высадившихся Красных Скорпионов и Экзорцистов тут же атаковал Легион Тирана, численность которого возросла за счет рабочих в разрывных ошейниках и грубых респираторах, якобы защищавших их от ядовитой атмосферы Критиаса, и вооруженных лишь заостренными инструментами и самодельными прометиевыми бомбами. Космические десантники в хаотичном бою истребляли ауксилию Легиона Тирана и их союзников рабов-рабочих, но одно только количество людей замедлило атакующих и не позволило добраться до целей. Именно в этот момент, когда большинство Красных Скорпионов и Экзорцистов оказались связанными боем и зажатыми в своих зонах высадки, Астральные Когти захлопнули ловушку.

Из покрывавших луну чужацких лесов открыли огонь доселе безмолвствовавшие наземные батареи, подбив несколько «Громовых Ястребов» и посадочных судов, а также повредив незащищенные днища кораблей Адептус Астартес, которые спустились на низкую орбиту, чтобы сбросить свой смертоносный груз. «Меч Ордона» с трудом сумел выйти в космос, извергая пламя и обломки из расстрелянных взлетных отсеков, а ударный крейсер Экзорцистов «Алеф Аргентиум», за мгновение до этого выгрузивший последнюю часть войск, попал под перекрестный огонь плазменных потоков и взорвался, осыпав горящим металлом поверхность планеты, который поджег сотни квадратных километров непроходимых лесных дебрей. Из лунных цитаделей разом ударили пушки и мортиры, забросав космических десантников ракетами и снарядами, несмотря на то, что лоялисты сражались с их же войсками. Но это было лишь начало — из бункеров, сокрытых под многоярусными дискообразными башнями, с ревом вырвались десятки «Лендрейдеров» и «Носорогов», отмеченных символом сжимающей звезду черной руки — почти весь орден Астральных Когтей во главе со своим повелителем Люфгтом Гуроном. Лорд-командор Караб Куллн с соратниками оказался между бушующим в небесах пламенем и Тираном на земле.

Судя по всему, Тиран понимал, что Пиреусская система станет ключом к обороне Бадабского сектора, поэтому соответственно изменил свои планы. Благодаря шпионам и предчувствию, он предугадал действия лоялистов. Неизвестно, было ли его решение лично возглавить контратаку актом героизма или глупости, несмотря на огромную гордыню и чернейшую ересь, Люфгт Гурон был далеко не трусом. Его считали гениальным полевым командиром, одно лишь присутствие которого вдохновляло сепаратистов на Критиасе Секундус на великие подвиги. Стратегия Тирана заключалась не только в концентрации войск Астральных Когтей, а также хитром расположении замаскированных укреплений — через час после того, как орудия открыли огонь и отрезали авангард лоялистов от кораблей, в реальный космос на границе внутренней системы вырвался военный флот Тирана. Разгоревшаяся битва станет одним из крупнейших сражений флотов за всю Бадабскую войну.

Badab war 27

Атака «Серафима Правосудия», битва за Пиреус

Армада сепаратистов являлась остатками некогда мощного флота Гурона. Ее флагманом была последняя боевая баржа Астральных Когтей, легендарный «Серафим Правосудия», вместе с которым шли 8 линейных кораблей. Это были последние корабли сепаратистов и Мальстримской эскадры, включая 2 ударных крейсера, реликтовый тяжелый крейсер типа «Кардинал» под названием «Гончая Тота» и крейсер типа «Готика» — «Дитя Ужаса», отбитый у карфагенян 7 лет назад. Кроме того, армада насчитывала более 60 других кораблей — разнообразные эскорты ордена, патрульные фрегаты, рейдерские суда неизвестного происхождения и спешно вооруженные транспорты, по крайней мере десяток из которых оказались брандерами — одноразовое оружие — под завязку забитые взрывоопасными веществами и примитивными ядерными бомбами, которые двигались впереди основных сил флота. Кагава, оценив изменившуюся оперативную обстановку, понял, что если флот Тирана атакует группировки лоялистов (которые уже понесли значительные потери и израсходовали большую часть боеприпасов) по отдельности, то одержит сокрушительную победу. Но если лоялисты соединятся, то силы окажутся примерно равными. Вице-адмирал приказал своим кораблям без промедления уходить от приближающегося флота и послал по зашифрованному каналу запрос с просьбой присоединиться к космическим десантникам в грядущей битве у Критиаса Секундус. Он понимал, что требовать их подчинения бесполезно, поэтому решил пойти путем наименьшего сопротивления. Связь с наземными силами отсутствовала, поэтому магистр флота Экзорцистов капитан Уэйт Райдер неохотно согласился с оценкой ситуации вице-адмирала и его планом по отступлению к точке встречи. Корабли Адептус Астартес поспешно отступили, используя гравитацию газового гиганта Критиас для еще большего ускорения.

Увидев, что враг бежит, сепаратисты на полном ходу ворвались во внутреннюю систему, но из-за разной мощности двигателей и недисциплинированности капитанов построение флота вскоре растянулось и нарушилось, медленные суда стали отставать, а более быстрые рейдеры, наоборот, вырвались вперед. Передовые корабли принялись атаковать все, что подвернется под руку, например, отставшие транспорты лоялистов, которые выжимали из судов все возможное, но все же стали легкой добычей для охотников, тысячи находившихся на борту солдат погибли, даже не узнав причин своей гибели. Капитан «Латницы Веков», которая получила тяжелые повреждения, понял, что не догонит остальных, поэтому решил предпринять героическую, но самоубийственную атаку на приближающихся врагов. Корабль выискивал и одного за другим уничтожал брандеры сепаратистов, пока они не успели внести хаос в боевые порядки лоялистов. Принимая залп за залпом, дважды омытая всепожирающим ядерным пламенем, «Латница Веков» отважно продолжала вести огонь из уцелевших батарей, пока «Серафим Правосудия» не сокрушил отважное сердце корабля.

Badab war 30

Контратака войск Астральных Когтей, Критиас Секундус

На самом мире Критиас Секундус вспыхнула яростная схватка, когда в беспощадном бою схлестнулись две армии величайших воинов человечества. Теперь, когда равный по силе враг превосходил их численностью, лоялисты все теснее сжимались в оборонительные кольца среди нависающих жилых башен и чащ чужацких лесов. Из-за отсутствия прямой видимости между сражающимися сторонами кровавые рукопашные схватки и огонь по едва видимому противнику были здесь естественным делом. Дикая и всепоглощающая ярость охватила Астральных Когтей, они не замечали «едва ли человеческих» пехотинцев, которым не посчастливилось оказаться между ними и объектами их мести. Красные Скорпионы встретили превосходящих по численности врагов с праведной ненавистью, а Экзорцисты с обычным, выводящим из себя спокойствием. Боги разрушения схлестнулись в беспощадном бою, будто в некоем сражении из древнего мифа, а во главе каждого воинства стоял истинный владыка войны. Лорд-командор Караб Куллн из Красных Скорпионов был словно нерушимая скала посреди бури битвы, о которую разбивались волны врагов, а рядом с ним сражался Севрин Лот, верховный библиарий ордена, доспехи которого вспыхивали зловещим сиянием всякий раз, когда он раздирал врагов смертоносными всплесками психической энергии. Люфгт Гурон, Тиран Бадаба и магистр Астральных Когтей, ворвался в ряды Экзорцистов подобно молнии, разбрасывая космических десантников, словно фигурки на игральной доске, с дикой, едва ли не безумной силой прожигая и прорубая себе путь сквозь отделения закованных в багровые доспехи воинов. Следом за ним в брешь хлынула заляпанная кровью его личная гвардия, пока сам Тиран пытался добраться до настоящего врага — Караба Куллна. Командир Экзорцистов Силас Альберек понимал, что если Гурона не остановить, он может в одиночку повернуть вспять ход битвы, и поэтому решил вмешаться лично. Он возглавил контратаку элитной Енохийской стражи ордена, чтобы перехватить Тирана у подножия высокого жилого блока, где находился центр обороны Красных Скорпионов. Но вместо Гурона ему пришлось вступить в бой с древним Клейтором, одним из наиболее ужасных и знаменитых дредноутов Астральных Когтей, в последовавшей схватке Альберек получил ужасные раны, но сумел своей булавой вывести из строя двигательную систему дредноута и повергнуть великого зверя из адамантия и керамита.

В бушующем у подножия многоярусного жилого бока круговороте крови и металла двое владык войны, наконец, встретились друг с другом. Это была не заранее организованная официальная дуэль, как повествуется в хрониках и легендах, но безумная свалка, вокруг них сжималась масса бронированных тел, а над головами проносились болтерные снаряды и сгустки плазмы. Тиран с яростью набросился на Куллна, крича от ненависти и понося Золотой Трон, тогда как лорд-командор сражался в мрачном молчании, полностью сосредоточившись на том, чтобы парировать реликтовым клинком безумные удары призрачного когтя Тирана. Лишь эта древняя реликвия ордена, Клинок Скорпиона, могла устоять перед вражеским оружием, спустя пару мгновений после начала боя штурмовой-болтер Караба Куллна разорвало на куски, словно бумагу, железный нимб вспыхнул и погас, терминаторские доспехи были покрыты многочисленными вмятинами и трещинами. Раны, нанесенные сверхъестественным силовым когтем Тирана, истекали кровью, невзирая на улучшенный метаболизм Астартес. Наконец, не переставая обмениваться ударами, в ответ на насмешки Тирана Караб Куллн обвинил его в том, что он «… предатель и трус, жестокий и ничтожный царек, жалкая пешка Хаоса», который «… в развратном тщеславии и гордыне разрушил все, за что веками боролись Астральные Когти!» Тиран Бадаба, окончательно обезумев и нечленораздельно заорав от переполнявшей его ярости, вновь набросился на Красного Скорпиона. Но Куллн ожидал эту атаку и ловко ушел в сторону, позволив закованному в терминаторские доспехи Тирану пролететь мимо. Затем магистр-милитум глубоко вонзил Клинок Скорпиона ему в бок, и из пробоины во вражеских доспехах хлынула кровь. Подобный удар мог сразить даже самого могучего космического десантника, но не Тирана Бадаба. Люфгт Гурон развернулся и одним взмахом призрачных лезвий пронзил нагрудник Караба Куллна. С огромным трудом лорд-командор сумел перебороть чудовищную боль и повалиться на окровавленную землю, прежде чем Тиран успел сомкнуть когти и вырвать сердце Красного Скорпиона. Куллн с болезненным ревом покатился по куче обломков и бронированных тел, сопровождаемый безумным смехом Тирана. Тяжелораненый Куллн с усилием поднялся на ноги посреди бушующей битвы, когда в небесах вдруг вспыхнуло новое солнце, окатившее землю разрушительной волной.

В холодном космосе над Критиасом вновь вспыхнуло сражение между объединившимися кораблями Империума и ренегатами Бадаба. Сепаратисты по всем параметрам превосходили лоялистов, но хотя у последних большинство кораблей было повреждено, они располагали большим количеством тяжелых линейных кораблей, а также более опытными и дисциплинированными командами. Флот повстанцев атаковал нестройной атакующей колонной, и именно это стало их ошибкой, когда имперский флот и корабли Адептус Астартес создали плотное построение на пути следования врагов, развернувшись так, чтобы вести максимально эффективный огонь. Несколько выбившихся из общего строя эскортных кораблей попали под перекрестный огонь крейсеров и были уничтожены. Во время первого прохождения обе стороны понесли тяжелый урон, но больше всего досталось сепаратистам — злополучное «Дитя Ужаса» потеряло управление и, объятое от кормы до носа пламенем, покинуло атакующую колонну отступников. Оба флота разошлись, но затем вновь ринулись на сближение, непрерывно ведя орудийный огонь. Ни одна из сторон не останавливалась, каждый флот желал победить в единственном беспощадном столкновении. Космос полнился струями пламени и яркими энергетическими лучами, истребители кружились и гибли, вокруг них в буре радиационного излучения и обломков взрывались корабли. Ударный крейсер «Убийца Богов» протаранил «Гончую Тота» и разломил ее на две части, лэнс-батареи изрешетили «Меч Ордона», пока не вывели из строя его основные орудия. «Трон Крови» с разбитой рулевой лопастью, извергая пламя из десятков пробоин и повреждений, сошелся в бою с «Серафимом Правосудия», намереваясь подойти вплотную. Древняя боевая баржа отчаянно пыталась маневрировать, чтобы дать залп из бомбардировочных орудий, но «Трон Крови» в самый последний момент выпустил торпеды и мельта-боеголовки, машинные духи которых метили в пульсирующие реакторы в недрах корабля сепаратистов. В одно мгновение все исчезло в ослепительно яркой вспышке, а когда она погасла, орудие войны, пережившее тысячи битв и бессчетные века войны, превратилось в исходящую дымом корону из пепла и радиационной дымки, а «Трон Крови», от носа которого остался опаленный обрубок, с трудом направился дальше. Гибель «Серафима Правосудия» ознаменовала победу лоялистов в космическом сражении, пусть и высокой ценой. Остальные корабли сепаратистов бросились наутек или были захвачены в ходе абордажей. Еще до того, как все закончилось, один корабль вышел из боя и, разогнав двигатели далеко за установленные Адептус Механикус пределы, направился прямиком к Критиасу Секундус. Это был «Искупитель».

Рассудив, что планетарная оборона будет частично ослеплена из-за идущего в космосе сражения, капитан Ридер отважился эвакуировать застрявшие на планете войска. Благодаря счастливому стечению обстоятельств, а также опыту хозяина «Искупителя» и его команды, из всех военных кораблей лоялистов он получил меньше всего повреждений, в его отсеках было множество уцелевших «Громовых Ястребов», которые прилетели для проведения спасательной операции. Огромная боевая баржа вошла в разреженную атмосферу Критиаса Секундус на высокой скорости, вся надежда была на то, что пустотные щиты и благословенный корпус уберегут ее от трения. Как и ожидалось, наземные батареи, которые ранее представляли смертельную опасность для медленно движущихся кораблей, не смогли вовремя отреагировать. Их расчеты запаниковали, увидев «Искупителя», вокруг щитов которого бушевало пламя, придавая кораблю сходство с ужасным пылающим солнцем. Хотя связь с поверхностью глушили, библиарий Талот из ордена Экзорцистов смог засечь яркую душу Севрина Лота и отблеск раненого повелителя Альберека и направил боевую баржу прямо к ним. Бронированное брюхо корабля срывало по пути верхушки башен-блоков, перед кораблем, словно цунами, неслась волна давления, которая пригибала к земле чужацкие леса, разрушала здания и сбивала с ног космических десантников. Астральных Когтей раскидало бурей из пыли и обломков, и поле боя, на котором сражались Караб Куллн и Тиран, омыло пламенем и кусками металла, разделив их прежде, чем они успели завершить поединок. Эвакуация началась незамедлительно, прежде чем враг успел перегруппироваться, орудия «Искупителя», предназначенные для грандиозных сражений между флотами, зарокотали подобно гласу Апокалипсиса, разрывая землю и уничтожая башни ближайших цитаделей. В ходе двухчасовой операции удалось спасти троих из пяти лояльных космических десантников, совершивших высадку, хотя большинство из них получили раны разной степени тяжести. Не посчастливилось покинуть планету невредимым и лорду-командору Куллну, заботу о котором взяли на себя апотекарии ордена. «Искупитель», поврежденный корпус и перегруженные двигатели которого выли от напряжения, рассыпая по пути шлюзы и переборки, вырвался из атмосферы. По нему велся непрерывный наземный огонь, но пустотные щиты продержались достаточно долго, чтобы могучий корабль сумел выйти на орбиту.

Badab war 29

Бадабская система

Вторжение на Пиреус завершилось — обе стороны заявили о победе, но каждая испила чашу поражения. Сепаратисты отбросили войска Куллна, не позволив им закрепиться, но при этом потеряли остатки некогда мощного флота, а вместе с ним надежду удержать хоть что-то за пределами Бадабской системы. Обе стороны понесли ужасающие потери, лорд-командор Куллн лишился значительной части войск, многие из мощнейших линейных кораблей были повреждены настолько, что на их ремонт уйдут годы. Кое-кто надеялся, что Тиран погиб во время хаоса эвакуации, но Куллн в это не особо верил, что вскоре подтвердилось. Считается, что лоялисты у Пиреуса выиграли Бадабскую войну, но им предстояло последнее сражение, которому судилось стать самым ужасным — осада Бадаба. В системе находились мощные укрепления, подобных которым никто не видел, но Тирана следовало остановить любой ценой. Если из вторжения на Пиреус и можно извлечь урок, так это то, что Тирана не стоило недооценивать, ведь нет никого опаснее, чем загнанный в угол зверь.

Падение Бадаба

Безмолвная война (03 519 912.М41)

Badab war 31

Бадабский сектор, временная отсылка 912.М41

После бурных событий неудачного вторжения в Пиреусскую систему, а также из-за неизвестного состояния ордена Экзорцистов, в Бадабской войне наступил период неопределенности. Без сомнения, бадабские сепаратисты были ослаблены как никогда, но лоялисты также не могли воспользоваться уязвимостью врага и начать новую атаку. Этот период конфликта, который длился от момента вторжения на Пиреус до середины 912.М41, стал известен как «Безмолвная война», поскольку состоял из сотен незначительных мелких стычек, дуэлей между одинокими кораблями и кровавых, хотя и скоротечных боев по всему региону, о большинстве которых ничего неизвестно до сих пор.

Несмотря на уменьшившиеся владения сепаратистов, зону Мальстрима нельзя было считать умиротворенной, имперские маршруты снабжения оставались безопасными только благодаря подразделениям Минотавров и Сынов Медузы. Более того, лишь рассредоточенные по всему региону силы Имперской Гвардии и Инквизиции, закрепленные за командованием лоялистов, не давали отвоеванным мирам региона Бледных Звёзд окончательно скатиться в анархию и вспыхнуть гражданской войне, как это случилось в Галенской системе. Вскоре поступила информация, что войска Тирана отступили в Бадабскую систему, бросив на произвол миры вроде Декабалуса и Исина. Хотя имперские силы старались воспрепятствовать исходу, им попросту не хватало людей и кораблей, чтобы перехватить больше, чем горстку конвоев и транспортов. Все стало еще более запутанным, когда выяснилось, что часть Легиона Тирана и небольшие разрозненные группы Астральных Когтей отвернулись от своего повелителя и, окончательно встав на путь отступничества, попытались скрыться в глубинах зоны Мальстрима. Одновременно в южном и западном регионах вновь активизировались различные банды корсаров и ксеносов. Вместо того чтобы сойтись в бою с объединенным вражеским войском, лоялисты оказались втянуты в мелкие стычки с большим числом разбросанных по самым дальним уголкам опасного неосвоенного космоса противников, действия которых невозможно было предсказать. Как не без причины опасались некоторые командиры, стоит утратить сейчас стратегическую инициативу или добиться лишь частичной победы, и конфликт может превратиться в медленно растущую раковую опухоль, на искоренение которой уйдут десятилетия, если не века.

В свете столь неопределенной и изменчивой ситуации, восстанавливающийся после ранения, но не покинувший свой пост лорд-командор Караб Куллн созвал в 5 19 912.М41 военный совет, который прошел на недавно возведенной имперской боевой станции во Вьянийской системе, на котором решались стратегические вопросы будущего хода войны. На совете присутствовали представители всех лояльных орденов Адептус Астартес, которые все еще принимали участие в конфликте: Красные Скорпионы Куллна, Саламандры, Минотавры, Экзорцисты, Кархародоны и Сыны Медузы. Несмотря на многочисленные возражения, на совет пригласили как равного также и магистра Огненных Ястребов, старого Стибора Лазэрека, над которым все еще довлело порицание и подозрение в инакомыслии. Легат-инквизитор Джарндис Фрэйн, представлявший Высших Лордов, выступал в роли арбитра, и по его личному приглашению на совет прибыло также посольство архимагоса мира-кузницы Ангстром, который теперь считался союзником лоялистов.

Наряду с настоятельными требованиями пленить укрывшегося на Бадабе Примарис Тирана и безотлагательно доставить его на суд Императора, легат-инквизитор Фрэйн озвучил на совете как хорошие, так и дурные известия. Первым делом он приказал совету принять официальную капитуляцию и покаяние ордена Воинов-Богомолов, который, наконец, подчинился власти легата, чтобы избежать полного уничтожения своих миров. Менее приятными для собравшихся командиров Адептус Астартес стали новости о том, что подкреплений Имперской Гвардии из резервов сегментума и новых кораблей не будет, поскольку они требовались для других сражений и конфликтов, угроза тиранидов и вновь поднявших головы ксеносов на галактическом востоке требовали незамедлительного прибытия всех возможных войск. Тем не менее агенты инквизитора сумели привлечь новых союзников, для которых Бадабский конфликт по одним им известным причинам был куда важнее всего остального — зловещий и легендарный орден Звёздных Фантомов в полном составе уже направлялся в зону Мальстрима, и до конца года присоединится к лоялистам. Кроме того, Адептус Механикус с Ангстрома обещали щедрый дар в виде оружия и боеприпасов, а также дали клятву помочь в атаке Бадаба, когда пробьет час нанести последний удар. После того как был разработан план по развертыванию сил, воины и корабли стремительно рассредоточились по всей зоне Мальстрима. Согласно новой стратегии, а также после печального урока Пиреуса, лоялисты решили отложить осаду Бадаба, пока не получится накопить превосходящие силы. Тем временем Бадабская система будет находиться под усиленной блокадой и наблюдением, пока не удастся полностью покорить остальной регион.

«Рапторус Рекс», невероятно огромная крепость-монастырь Огненных Ястребов, прибыла в Пиреусскую систему, чтобы стать ключевым звеном усиленной блокады. По прибытии тактическая группировка лоялистов обнаружила, что система, за которую пролили столько крови, лежала в руинах. Лунные колонии Критиаса Секундус были опустошены и безжизненны, станция «Тысячелистника» – разрушена и разграблена после того, как бывшие властители и население бросили ее на произвол судьбы. В конечном итоге «Рапторус Рекс» довершил начатое предателями продолжительной орбитальной бомбардировкой. В другой части зоны Мальстрима Кархародонов отозвали из Эндимионского скопления как одно из условий капитуляции Воинов-Богомолов. Гигантский флот Кархародонов вместе с кораблями Экзорцистов и Сынов Медузы разбили на небольшие боевые группировки и вместе с разведывательными судами Имперского Флота отправили выискивать и уничтожать самые разные вражеские цели по всей зоне Мальстрима, пока лоялисты постепенно собирали силы для последнего штурма. Местом сбора войск была выбрана система Вороньего Мира.

Пакт с Ангстромом

Взаимоотношения между лоялистами и свободолюбивыми Адептус Механикус с Ангстрома на восточной границе зоны Мальстрима в лучшем случае можно было назвать сложными. Поначалу техномагосы держались в стороне от конфликта, считая его «внутренним делом» орденов Адептус Астартес, но после прискорбного «Ангстромского инцидента» в 908.М41, который спровоцировал их на насилие, стали подозрительно относиться к обеим сторонам. Второе полномасштабное столкновение между Ангстромом и лоялистами удалось предотвратить только благодаря прямым и довольно резким переговорам между лордами-архимагосами Ангстрома и легатом-инквизитором Фрэйном. Перед великим военным советом в 912.М41 стороны провели еще одни, на этот раз секретные переговоры. До сих пор неизвестно, что именно запросил Ангстром за свою помощь, но, учитывая то, что Адептус Механикус были «зеркальным» отражением Империума, результаты сделки могли иметь далеко идущие последствия, затрагивающие не только зону Мальстрима. В любом случае во время осады Бадаба Адептус Механикус действительно оказали неоценимую помощь лоялистам.

Долг чести (03 838 912.М41)

Бадабская война подходила к своему кровавому финалу. Оставалось решить лишь несколько важных вопросов, и для определенной части лоялистов самым важным из них оставалась проблема с орденом Палачей. Дело дошло до того, что Сыны Медузы и Кархародоны начали сообща выслеживать орден и разыскивать в звёздном течении Дене его предполагаемую операционную базу, они заявили, что ведут кампанию по полному истреблению. Узнав об увеличении числа столкновений и перестрелок между этими орденами, капитан Саламандр Пеллас Мир'сан не на шутку встревожился. По его мнению, несмотря на ярость и кровожадность, Палачи сражались достойно, он даже считал, что после «Красного Часа» у Саламандр перед Палачами появился долг чести, который не так просто искупить. Когда его немногочисленные и потрепанные силы ордена получили подкрепления в составе авангардного крейсера Саламандр «Обсидия» и полу-роты боевых братьев, которые недавно вернулись из сегментума Солар, Мир'сан решил лично найти командира Палачей Тулсу Кейна и договориться с ним о капитуляции. После нескольких стандартных месяцев поисков вдоль южной границы зоны Мальстрима «Обсидия», отреагировав на полученные известия о яростной битве, направилась на границу Эридайнского Потока, где стала свидетелем того, как в плотных астероидных полях и пылевых облаках нестабильной звездной системы боевая баржа Палачей «Гнев Фаэтона» и печально известная «Ночная Ведьма» преследуют два поврежденных крейсера Сынов Медузы. Не обращая внимания на собственную безопасность, Мир'сан приказал встать «Обсидии» между сражающимися кораблями и отключить оружие, требуя почетных переговоров с обеими сторонами. После напряженного противостояния, во время которого лоялисты едва не сцепились друг с другом, Мир'сану все же удалось заставить их прекратить бой. После этого капитан вынудил Сынов Медузы покинуть систему, а Палачей — заключить временное перемирие, чтобы привести «Ночную Ведьму» под флагом безопасности Саламандр с Кейном на борту на официальные переговоры с командованием лоялистов. Во время полета к Вороньему Миру за ними постоянно следовало варп-эхо движущихся следом кораблей Кархародонов, которые все же не решились атаковать их.

Многие из лоялистов желали арестовать или даже казнить Палачей, но голос Пелласа Мир'сана, почитаемого представителя ордена Первого Основания, нельзя было просто игнорировать, как и возможные последствия в том случае, если бесчестно прольется кровь. Лорд-командор Куллн осознал стратегическую важность бескровного удаления из войны опасного и непредсказуемого ордена и, учитывая вероятность возникновения конфликта в рядах лоялистов, прислушался к предложению Мир'сана, хотя и не без оговорок. На условиях почетного перемирия Палачам предписывалось немедленно прекратить все враждебные действия и в полном составе навсегда покинуть зону Мальстрима. Выжившим следовало отправиться обратно в свою далекую звездную систему, поклявшись оставаться там до тех пор, пока консисторская следственная комиссия не вынесет решение по их вопросу. Сам Тулса Кейн, его избранная почетная стража и «Ночная Ведьма» со всей командой добровольно переходили под надзор Саламандр и оставались на их родном мире Ноктюрне до окончания войны. Сам орден Саламандр с этого момента выступал гарантом покорности и содействия Палачей. Некоторые лоялисты с неохотой согласились на такой вариант, но так никогда не забыли о пролитой между орденами крови.

Прорыв Стального Кольца (3 117 913.М41)

Badab war 34

Станция Бадабской системы Часовой-Сигма\\отс.\\«Стальное Кольцо»

С прибытием флота свирепого ордена Звездных Фантомов, корабли которых несли 10 полных рот, манипулы боевых титанов Легио Круциус (Разжигателей Войны), предоставленной Адептус Механикус с Ангстрома, а также при поддержке нескольких полностью восстановленных тяжелых военных кораблей, вроде «Меча Ордона», можно было начинать финальную осаду Бадаба. Первый этап атаки был сам по себе непростой — знаменитая оборонительная сфера Бадаба под названием «Стальное Кольцо» обладала достаточной мощью, чтобы сдержать целый флот нападающих и превратить космос между планетами в смертельный лабиринт из минных полей и пересекающихся зон обстрела. Тем не менее, как не раз свидетельствовала история, неприступных звездных систем не существует, и верховное командование лоялистов разработало довольно нестандартный план по прорыву «Стального Кольца» с минимумом потерь, что в дальнейшем позволит им немедленно начать планетарный штурм. Ключ к успеху состоял из двух частей: умениях магосов Ангстрома и растущей паранойе самого Тирана. Уязвимой точкой «Стального Кольца» была его статичность. Расположение множества минных полей и мощных звездных крепостей было предсказуемым, а тех немногочисленных оборонительных кораблей и наспех вооруженных судов самых различных видов, которыми все еще располагал Бадаб, явно не хватило бы, чтобы отразить спланированный, направленный удар. Краеугольным камнем защиты внешней системы была хорошо укрепленная звездная крепость на орбите Сигмы (Бадаб VI). Шпионы лоялистов выяснили, что Тиран поручил командовать «Часовым-Сигмой», основным узлом управления, одному из немногих подчиненных, которому он по-настоящему доверял — зловещему капитану Астральных Когтей Кориену Суматрису. Гурон поступил так для того, чтобы не отдавать звездные крепости и минные поля под контроль десятков командиров, которых он считал ненадежными. Если «Часового-Сигму» удастся захватить, то легендарные «большие орудия» Бадабской системы можно было бы отключить.

В 3 117 913.М41 армада лоялистов вышла в реальное пространство над плоскостью эклиптики Бадабской системы и сразу легла на атакующий курс в сторону Бадаба VI. Армада состояла из 6 боевых барж и 9 ударных крейсеров Адептус Астартес, 6 имперских линкоров, боевой каравеллы Адептус Механикус, 94 эскортных кораблей и ударных судов различных типов. В авангарде шел «Рапторус Рекс», на буксир которого Адептус Механикус смогли подцепить фрагмент пылающего звездного ядра, оторванного от Каскада Горечи. В ответ на возникшую угрозу ожили боевые машины Бадаба — начали накапливать энергию тысячи орудийных батарей, пробудились дрейфующие облака мин-убийц, но когда их аугерные лучи и сенсоры наведения засекли армаду, было уже слишком поздно. Включив главный двигатель на полную мощность, циклопическая масса «Рапторус Рекса» быстро набрала максимальное ускорение и, затрещав от инерционной силы, изменила курс, из-за чего горящий адским пламенем звездный фрагмент вышел на курс столкновения с боевой станцией «Часовой-Сигма», пока армада лоялистов сформировала атакующее построение поодаль.

Станция «Часовой-Сигма» не смогла бы уйти с курса звездного фрагмента вовремя, в случае же столкновения ей грозило полное уничтожение. Если ее не станет, в стальном кольце появится зияющая брешь, одним ударом будет ликвидирован основной узел обороны всей внешней системы. Вскоре каждое орудие линии обороны открыло огонь по исполинскому вращающемуся шару огня. Десятки масс-реактивных ядер, торпед и макро-снарядов рванули по направлению к плотной аморфной массе ядерной плазмы и стихийных сил. Большинство было потрачено впустую, они взрывались и испарялись в сверхраскаленной короне, так и не успев достичь ядра. Орудия кольца, ослепленные новой ужасающей звездой, не могли ничего опознать, не говоря уже о том, чтобы прицелиться в приближающуюся армаду. Комплексы наведения легионов мин и орудийных платформ давали сбой от жара пламени, поджигавшего их один за другим, и извергали в пустоту волны ядерных взрывов, озаряя небеса внутренних миров знамением адского пламени. Лишь когда горящая масса оказалась на максимально близком расстоянии, лазеры и арочные орудия звездных крепостей стали наносить ощутимый урон, их лучи пробивались сквозь сгустки пылающего вещества, пока, наконец, не добрались до нестабильного ядра, после чего фрагмент разлетелся на куски. «Часового-Сигму» омыло мощной энергетической волной, окрасило его слабеющие пустотные щиты искрящимся пламенем и потоком разрушения, испепелив оборонительные корабли и истребители.

Badab war 35

Наступление ордена Минотавров, Бадаб Секундус

Апокалипсического катаклизма не избежал никто, а сразу после энергетической бури снизошли Ангелы Смерти. Абордажные торпеды и штурмовые тараны врезались в беззащитного «Часового-Сигму», неся в себе Сынов Медузы и Экзорцистов. В казематах и коридорах станции они схлестнулись в сражении с боевыми сервиторами и самоубийственной яростью почетной 2-й роты Астральных Когтей во главе с ее повелителем, архимечником Кориеном Суматрисом. В это время боевые баржи «Меч Ордона» и «Мементо Мори» Звездных Фантомов повели за собой крыло ударных крейсеров в атаку на опаленную и ослепленную сеть звездных крепостей, захватывая их одну за другой безжалостными абордажами, не оставляя никого в живых. Тем временем Минотавры ударили по другим населенным мирам системы — Бадабу Секундус и Ригеалю, безжалостно уничтожив их правительства и военное командование. Лорд Астерион Молок, печально известный магистр Минотавров, лично сбросил членов правящей сатрапии Секундуса со шпиля их катедры-оратории. Сделал это он после того, как прибил капеллана Астральных Когтей Варну Сабина на фронтальную часть своего «Лендрейдера», дабы показать предателям, какая судьба им уготована.

Когда, наконец, стоя на горе тел, железный тан Сынов Медузы Вёлунд Кал сообщил, что «Часовой-Сигма» захвачен, к нему телепортировались лорды-механикус Ангстрома. За несколько часов они добились того, что Люфгт Гурон со своими приспешниками считал невозможным — магосы подчинили Силику Анимус и тем самым получили доступ к множеству машинных духов и связанных с ними орудиям. Подобное удалось лишь благодаря паранойе одного-единственного человека, контролировавшего систему столь крупных размеров. В ответ на приказ внешняя Бадабская система превратилась в сплошное море огня. Кольцо стали самоуничтожилось, и остался только Бадаб Примарис и его собственная оборонительная система.

Последний штурм (3 118 913.М41)

Когда звездная система оказалась в руках лоялистов, а уцелевшие оборонительные корабли были выслежены и уничтожены, началось развертывание войск для окружения и блокирования Бадаба Примарис. Флот Экзорцистов и подразделения Имперского Флота оцепили систему, чтобы никто не смог избежать грядущей мести. По плану орбитальный штурм должен был возглавить «Рапторус Рекс», но после атаки фрагментом звездного ядра структура звездной крепости понесла значительные повреждения, которые дестабилизировали ее двигатели, из-за чего использовать корабль в орбитальной блокаде не представлялось возможным. Орудия Бадаба Примарис все еще представляли угрозу, и если предварительно не заставить их умолкнуть контрбатарейным огнем, то против них не устояла бы даже боевая баржа. По просьбе Звездных Фантомов им оказали честь возглавить первую штурмовую волну, и именно их боевой барже «Мементо Мори» предстояло первой ударить по орудиям Бадаба.

Следующей преградой была орбитальная станция «Высокой Стражи», которую Астральные Когти когда-то использовали в качестве крепости-монастыря, до того как Люфгт Гурон возвел Дворец Шипов. Спешно измененный план теперь заключался в атаке с трех сторон. Первый клин состоял из 2 рот Звездных Фантомов и меньших контингентов Огненных Ястребов и Сынов Медузы, которым предстояло напасть на орбитальную крепость «Высокой Стражи». Второй всей мощью Кархародонов готов был обрушится на ульи Бадаба Примарис и сокрушить всякое сопротивление. Третью и самую важную атакующую группу составят Звездные Фантомы численностью около 7 рот при поддержке штурмовых частей из разных орденов лоялистов и штурмовиков Инквизиции. Им предстояло ударить в самое сердце врага и осадить Дворец Шипов.

Атаке предшествовали залпы орбитальной бомбардировки и град обломков, дабы внести сумятицу. Небеса над Бадабом Примарис расколол огонь орудий. Саблевидный корпус «Мементо Мори» двигался в первых рядах атакующих. Боевая баржа содрогалась от взрывов, прорываясь сквозь верхние слои атмосферы, ее пушки ревели в ответ, а с орудийных палуб изливался ураган ракет, решетя и кромсая тело планеты. Позади бесстрашной боевой баржи шли десятки других кораблей, готовые сбросить свой смертоносный груз. Вверх рвались пылающие лучи энергии, но небеса вдруг потемнели, когда с орбиты посыпались волны десантных капсул полуночно-черного и холодно-серого цветов. И тут, появившись из сверкающей ореолом границы космоса, реликтовый флагман Кархародонов «Никор» выстрелил из скрытого в подбрюшье громадного плазма-деструкторного орудия и пропахал в поверхности Бадаба гигантскую траншею, попутно разрушив бастион главного города Примарис, улья Доминар. Вскоре на планету направились «Громовые Ястребы» и штурмовые тараны, чтобы расширить брешь. Пылающая завеса дыма была такой густой от пепла и удушающей пыли, что северный континент Бадаба на все время осады накрыла ночь, озаряемая лишь падающими из космоса, словно метеориты, обломками.

С момента первых выстрелов прошел час, но оборонительные батареи до сих пор не удалось подавить, хотя многие из них были уничтожены. Десантные корабли и «Громовые Ястребы» продолжали опасное снижение сквозь круговорот дыма и пламени, доставляя в бой подкрепления и тяжелую бронетехнику. Когда спуск стал относительно безопасным, за ульем Доминар, словно молоты богов, обрушились колоссальные посадочные корабли Легио Круциус, от их приземления содрогнулась земля, заставив обвалиться новые участки стены. Распахнулись гигантские бронированные створки, и здания сравнялись с землей, когда на Бадаб ступили титаны, вой их сирен разнесся на многие километры вокруг, словно трубный глас самого ада, снизошедший на осажденный мир.

Второй и третий часы штурма прошли с прежним накалом, и вскоре улей Доминар стал городом смерти. На протяжении сотен километров многоярусных дорог и в огромных арочных жилых башнях Легион Тирана отчаянно сражался против серых великанов, которые обрушились на них с неба. Вскоре транспортные развязки были забиты горящими машинами и горами искореженных обломков, обреченные жители остались один на один с ужасом и смертью. Солдаты ауксилии, которым космические десантники не давали пощады, упорно оборонялись до последнего, когда Кархародоны набросились на них с ужасающей яростью, беспощадно прорубаясь сквозь оборонительные порядки, не оставляя за собой ничего, кроме искромсанных тел и разбитой техники. Перед безудержной серо-красной волной командиры Легиона Тирана утратили всякий намек на командование и контроль, в вокс-установках слышались только вопли и безответные мольбы о пощаде. В улье вспыхнул пожар, который только ухудшался из-за того, что уцелевшие блокированные опорные пункты Легиона и танковые роты принялись бездумно палить по теням внутри зданий. Их отчаянные и хаотичные атаки представляли собой тщетные попытки бороться с врагом, который налетал на них с умопомрачительной скоростью, а затем исчезал, чтобы ударить вновь, с каждым разом в живых оставалось все меньше и меньше солдат.

Badab war 36

Войска ордена Звездных Фантомов, площадь Святого Каракала, битва за Дворец Шипов

Badab war 32

Осадный дредноут Астральных Когтей, отмеченный символами Легиона Тирана, Падение Бадаба

К северо-востоку от улья Доминар раскинулся Дворец Шипов. Высеченный в горном вулканическом плато, которое вздымалось над ульем, он представлял собой гигантскую причудливо украшенную цитадель, окруженную широкими площадями со статуями, и увенчанными минаретами орудийными башнями с лазерами и зенитными батареями. Это было сердце владений Астральных Когтей и логово Тирана Бадаба. Над дворцовым комплексом потрескивал и дрожал актинический молниевый щит, огромное силовое поле, которое расщепляло все, что к нему прикасалось, и могло выдержать даже орбитальный обстрел. Площади и орудийные батареи за пределами Дворца были не такими мощными, поэтому Звездные Фантомы высадились именно там, их десантные капсулы прошивали украшенные усыпальницы и обрушивали игольно-тонкие ауспик-мачты. Несмотря на встретивший Астартес шквал огня, приземлиться удалось более 500 боевым братьям из 700, которые тут же оцепили Дворец. Разгорелся яростный бой, Звездные Фантомы на каждом шагу встречали смертельные ловушки и хорошо укрепленные орудийные позиции. Лоялисты сражались в беспощадных стыках со штурмовыми отделениями Астральных Когтей, которые непрерывно контратаковали из потайных ходов, кровью заставляя лоялистов платить за каждый шаг. Затем для обороны щитовой стены цитадели из подземных бункеров вырвались «Лендрейдеры» и «Хищники», чья мощь могла сравниться со смертельно точным огнем отделений опустошителей и дредноутов Звездных Фантомов, который велся из недавно захваченных разрушенных башен. Вскоре осада превратилась в кровавую мясорубку, просторные площади стали огневыми мешками, где не могли укрыться ни нападающие, ни обороняющиеся. Каждую вторую башню-зиккурат, которую, которые атаковали Звездные Фантомы, удавалось удержать или отбить контратакой. Постепенно бой потерял всякую видимость порядка, с врагом можно было столкнуться где угодно. Но победа в кровавой осаде внешних пределов Дворца неуклонно склонялась на сторону лоялистов, так как к сражению присоединились подразделения штурмовиков, которые взобрались по вулканическим склонам, что позволило Звездным Фантомам продолжить наступление. На установленные ими маяки из ударных крейсеров, находившихся под сильно ослабевшим наземным огнем, телепортировались отделения терминаторов. И все же, несмотря на брошенные против цитадели войска, она держалась. Молниевое поле Дворца Шипов продолжало работать, оборонявшие стены Астральные Когти огненным дождем отражали атаки одну за другой. Потери нападавших неуклонно росли, и даже титаны типа «Налётчик» из Легио Круциус и свежие подразделениями Сынов Медузы не могли изменить ход боя. Первый титан, который попытался поддержать штурм, был обездвижен, его командную палубу выпотрошили прицельным выстрелом конверсионного луча из цитадели. Осада Дворца Шипов зашла в смертельный тупик.

Badab war 33

Силы очищения Легио Круциус и Сынов Медузы, промышленная зона сектора Манакс, Падение Бадаба

Когда на улей Доминар и Дворец Шипов опустилась настоящая ночь, бои и убийства не думали стихать, охватив теперь планетарные суб-ульи и промышленные зоны. Дым горящих городов Бадаба укрыл ночь непроницаемо-черным саваном, достаточно плотным, чтобы мешать работе ауспиков кораблей на орбите — для них мир превратился в скопление тепловых разводов от пылающих на поверхности пожаров. По темным разрушенным городам шагали титаны, их мощные орудия то и дело озаряли тьму, словно молнии, шаги сотрясали землю. Подавляя всяческий намек на сопротивление, последовательно сокрушая мануфактории и жилые блоки, машинные духи и экипажи титанов наслаждались опустошением, гоня перед собой толпы кричащих беженцев и разгромленных подразделений Легиона. Тем временем Кархародоны крались в тенях ульев Бадаба, словно запятнанные кровью серые призраки. Города принадлежали им.

О том, что делал Люфгт Гурон во время этой долгой ночи кровопролития, почти ничего не известно. По некоторым докладам Тирана видели почти всюду во время обороны Дворца, ревя от ярости, он расшвыривал в стороны разорванные тела врагов, в то время как в других историях Гурон безмолвно сидел в тронном зале, невозмутимо наблюдая в мерцающем свете голосферы за уничтожением всего, что он создал. Какой бы ни была правда, с уверенностью можно сказать лишь то, что ни один воин Астральных Когтей не сдался на милость победителя. Они сражались до конца, не важно, во Дворце Шипов, в городах-ульях Бадаба или на орбитальной станции «Высокой Стражи» Астральные Когти гибли в пламени ярости и злобы.

Закрытый архив Ордо Еретикус

Материал Ордо Еретикус
Доступ исключительно для членов Ордо Еретикус
Под страхом смерти запрещено показывать или позволять увидеть данную запись любому несанкционированному персоналу
Некрораспознавание, считывание с коры мозга

Номер образца: 391,384,887,598//584
Считывание начато: [1v1//54/s.102] 933.М41

Узкий туннель катакомб был заполнен дымом, но респиратор в шлеме с легкостью его отфильтровывал. Воздух, который он вдыхал, вонял горелой плотью и жженым камнем. Усиленный визор также без проблем пронзал пыль и дым, распознавая впереди очертания узлового перекрестка.
Сержант-ветеран Вотан поднял облаченную в перчатку руку, и шедшие за ним Звездные Фантомы замерли. Над ними содрогались и дрожали бесконечные залы и галереи Дворца Шипов, с потолка посыпалась пыль, когда в цитадель угодил очередной мощный заряд. Усиленный ауспик в другой руке постукивал от статики, его сигнал глушился стенами из базальтовых блоков и ионизующей радиацией, наполнившей подуровни. Вдруг на дисплее что-то мигнуло, а затем так же быстро исчезло — контакт, по другую сторону перекрестка.
Сержант быстро махнул поднятой рукой, показав последовательность действий боевым языком ордена — незаменимое средство на поле боя, когда вокс-сигналы можно было перехватить, а враги когда-то считались братьями.
Приказ Вотана был простым, и воины тут же приступили к его выполнению — немедленно продвигаться и вступить в сражение, поймать врага в туннеле прежде, чем он успеет это сделать с отделением Вотана.
Шестеро Звездных Фантомов безмолвно рассредоточились, лишь бронированные ботинки хрустели по пыльному мозаичному полу. У их ордена не было боевого клича, да в нем и не было нужды, чтобы оглашать о своем воинском духе. Их даром была смерть, а она принимала всех в свои холодные объятия.
Из дыма возникли враги, огромные, измаранные багрянцем тускло-стальные фигуры, темные отражения бледных доспехов Звездных Фантомов, во всем походящие на них — казалось, они сражаются со своими двойниками из черного зазеркалья.
Мимолетная иллюзия разбилась вдребезги, когда скрестились, рассыпая искры, клинки, на расстоянии вытянутой руки от шлема Вотана пролетели болтерные снаряды, рык Астральных Когтей, предшествующий убийствам, был встречен мрачным молчанием.
Правой рукой Вотан отразил первый удар бросившегося к нему Астрального Когтя. Превратив блок в ответный удар, Вотан выхватил из ножен серповидный силовой меч и вспорол врага от паха до горла. Пинком оттолкнув противника, на него дохнуло вонью оплавленного металла и кровавого пара. Едва он наметил следующую жертву, как по наплечнику забарабанили болтерные заряды, одновременно неподалеку взорвалась осколочная граната, захлестнув его светом и звуком. Пробежав два шага, Вотан упал на колено и прижал дуло болт-пистолета к виску раненого Астрального Когтя, который пытался подняться. Он нажал спусковой крючок, и расколотая личина шлема покатилась по мозаичному полу в луже черной жидкости.
Авточувства подсказали ему, что двое воинов его отделения погибли, но их рвение было вознаграждено, врагов пало куда больше.
Внезапно во мраке мигнуло пятно, быстро двигающееся тело, слишком стремительное для простого космического десантника, и оно неслось прямо на него. Лишь благодаря усиленным рефлексам громовой молот не размазал Вотана по полу. Вместо этого облаченная в черные доспехи фигура врезалась ему прямо в грудь, отбросив на пол. Сержант дважды перекатился и ударился об стену, напавший снес его, словно маг-поезд!
За краткий миг он рассмотрел человека, который его свалил. Черные доспехи космического десантника отличались от остальных, поверх вмятин на керамитовых пластинах были наложены печати чистоты и развевались изорванные молитвенные свитки, сквозь трещины виднелись кровоточащие раны. На плече черного воина красовались начищенные до блеска остатки четок и красный символ, которого оказалось достаточно, чтобы подтвердить опасения Вотана. Смертоносная фигура вскочила на ноги и издала крик, одновременно от боли и ярости, а затем опустила молот на спину одного из Звездных Фантомов, который обменивался ударами с другим противником. С разрывным треском его ранец разлетелся на части, молот разом выбил жизнь из Звездного Фантома, и тот, словно тюк, повалился на пол.
Прислонившись к стене, Вотан сосредоточенно извлек из болт-пистолета наполовину израсходованный магазин и загнал новый, после чего поставил переключатель в автоматический режим. Аккуратно прицелившись, он выждал, пока черный космический десантник не оглянулся в поисках новой жертвы. Дуло пистолета дохнуло пламенем, и разрывные болты угодили прямо в открытое сочленение на задней части коленного сустава врага, которое разлетелось в осколках кости и плоти. Цель Вотана завалилась на спину.
Сержант-ветеран встал на ноги и вырвал силовой меч из мозаичного пола. Когда оружие вновь загудело, Вотан подумал: «Даже ангелы могут пасть». Не проронив ни слова, он опустил клинок.

Считывание закончено: [1v1//48/s.50] 933.М41

Савант-некрораспознаватель: Ал 42 (ликвидирован)
Савант-автосчитыватель: Руд 613 (ликвидирован)

С рассветом второго дня Кархародоны решили взять дело в свои руки и довести его до конца. Получив от лорда-командора Караба Куллна задание разрушить инфраструктуру планеты и не допустить создания организованной обороны, они разработали крайне опасный план по достижению этих двух целей. Кархародоны разгромили силы Легиона Тирана, которые защищали города, и подожгли ульи, но не остановились на этом, и направили ударные группы глубоко под поверхность городов. Там они нарушили работу гигантских древних атомных и геотермальных реакторов, питавших ульи и дававших энергию вечно голодным батареям планетарной обороны. По всему Бадабу Примарис электричество отключилось либо начались перепады напряжения, привнося еще больший хаос, а потом и ужас, когда города начали содрогаться, а башни Бадаба рушиться, словно подрубленные деревья. Кархародоны молча и слажено стали отступать с поверхности планеты, они нанесли смертельный удар и свершили правосудие Бога-Императора над предательским Бадабом.

Немногие поняли, что в действительности произошло, и внезапная дестабилизация подачи энергии во Дворце Шипов подарила лоялистам столь необходимый шанс для нанесения удара. Когда молниевое поле внешних укреплений цитадели померкло и прежде чем переключилось на питание от резервных реакторов, штурмовой группе Звездных Фантомов удалось проникнуть на нижний уровень бункеров и катакомб. Под командованием капитана Жрукала Андрокла группа подготовленных к штурму космических десантников и терминаторов смогла проложить путь в цитадель и к сердцу самого врага. Звездные Фантомы атаковали безжалостно и неумолимо, они громовыми молотами и мельта-зарядами прокладывали путь сквозь перегородки и стены. Астральные Когти, которые выступили против них, были самыми фанатичными и исполненными ненависти. На их заляпанных багрянцем доспехах отсутствовали любые символы прошлой службы в качестве защитников Империума. Цепные мечи сталкивались, болтеры ревели в узких коридорах под цитаделью, оссуарии Астральных Когтей разлетались вдребезги, пока обе стороны уничтожали друг друга в адском противостоянии.

Бадаб вздрогнул, высоко на орбите авгуры зафиксировали мощный тектонический сдвиг в подулейной структуре планеты, который разошелся по древним геологическим линиям разлома и изверг на поверхность магму и радиоактивный пепел. Бадаб Примарис забился в смертельных судорогах.

Наконец удалось пробить бастионную стену Дворца Шипов, и молниевый щит упал. Звездные Фантомы ринулись на приступ цитадели, большая часть которой напоминала усеянное обломками место бойни. В этой последней отчаянной схватке за Дворец Люфгт Гурон был смертельно ранен умирающим капитаном Звездных Фантомов Жрукалом Андроклом. Записи, изъятые из логов авточувств Звездных Фантомов после сражения, указывают на то, что между группой Андрокла и личной гвардией Тирана вспыхнул бой, который закончился взаимным уничтожением в одном из глубинных подуровней дворца. Судя по всему, Гурон пытался скрыться на подземном судне. Тиран сразил капитана Андрокла, и в своем высокомерии перешагнул павшего героя, посчитав его мертвым. Умирающий, но решительно настроенный капитан Звездных Фантомов на последнем издыхании успел разрядить комби-мельту в вырисовывающуюся перед ним фигуру Люфгта Гурона. Мельта-заряд попал в таинственные молниевые когти, с которыми Тиран не расставался, и те взорвались, извергнув мощную вспышку энергии. Взрыв испепелил руку Тирана и большую часть правой половины тела, а падающие на землю обломки доспехов были последней записью, сохраненной авточувствами погибшего капитана. Вскоре в хранилище вошло второе отделение Звездных Фантомов, они обнаружили следы схватки, а также осколки и органические останки, позже идентифицированные магосами биологис из консисторского суда как принадлежащие Тирану. Но само тело Люфгта Гурона так и не удалось найти, как и останки, которые могли бы принадлежать магистру кузницы Астральных Когтей Арменнею Вальтексу, также принимавшему участие в бою. Более тщательное исследование нижних уровней Дворца Шипов было невозможным, поскольку ситуация на Бадабе Примарис начала стремительно ухудшаться.

Разрушение подземных реакторных ядер под ульями Бадаба Примарис начало брать свое. Тектоническая активность и извержения вулканов росли по экспоненте, целые секторы ульев обрушивались в зияющие пропасти, которые разверзались под ними, на их месте появлялись лавовые моря. Кампания по очищению и покорению Бадаба вскоре переросла в хаотическое отступление, многие погибли в катаклизме. В отчаянной попытке эвакуироваться лоялисты и отступники захватывали любое подвернувшееся под руку судно.

В последовавших за падением городов-ульев анархии и тотальном разрушении в воздух поднялись токсичный пепел и осадки, согласно подсчетам, большая часть населения погибла за пару дней. В усеянной обломками системе царила неразбериха. Корабли оцепления сбили несколько транспортов с лоялистами, но считается, что по крайней мере одному небольшому, способному на варп-перемещения судну приватиров все же удалось сбежать из Бадабской системы. По позднейшим отчетам разведки было выдвинуто предположение, что на его борту находилось около 200 выживших сепаратистов во главе с Арменнеем Вальтексом, которые везли с собой изувеченное тело повелителя.

Бадабская война завершилась.

Суд и наказание (2 895 913.М41)

После разрушения Бадаба Примарис уцелевшие Астральные Когти, Палачи, Воины-Богомолы и Плакальщики были переданы в руки специально созванного консисторского суда, состоящего из других космических десантников, на котором предстояло решить их участь. Несмотря на попытки Фрэйна полностью передать дело под юрисдикцию Инквизиции, 5 магистров орденов, не принимавших участие в конфликте, собрали конклав, дабы вершить правосудие в соответствии с традициями Астартес. Перед судом стали давать показания те, кто сражались по обе стороны баррикад. Особенно достойны внимания были свидетельские показания капитана Мир'сана из Саламандр, который красноречиво выступил в защиту чести ордена Палачей, хотя не оправдывал их действия. Кроме того, был выслушан находящийся при смерти магистр Огненных Ястребов Стибор Лазэрек, чьи бессердечные воззвания казнить всех врагов нашли на трибунале определенную поддержку. Последним выслушали самого легата-инквизитора Фрэйна, который с невозмутимостью и мудростью призвал собравшихся магистров орденов тщательно взвесить поступки людей и волю Императора, дабы принять верное решение.

Суд единодушно вынес вердикт, подтвердив, что Астральные Когти — подлейшие из предателей, которые подняли оружие против Империума и обманом заставили своих братьев поступить так же. Кроме того, консисторский суд признал все ордены-отступники, принимавшие участие в Бадабской войне, виновными в нарушении Кодекса и древнего соглашения, которого им следовало придерживаться. В качестве наказания всех находившихся под стражей Астральных Когтей предали мечу с завязанными глазами и в цепях. Было решено, что другие ордены сепаратистов должны предпринять столетний покаянный крестовый поход, чтобы искупить свои прегрешения, и за это время они будут лишены права принимать новых рекрутов. Их будущее находилось всецело в их же руках и на милости Императора. Кроме этого, отныне Воины-Богомолы теряли все права на древние владения в Эндимионском скоплении, их скарб и имущество переходили Огненным Ястребам. Подобным образом орден Плакальщиков был вынужден выплатить Минотаврам репарации в виде кораблей и снаряжения (хотя это положение по существу только юридически укрепляло уже свершившийся факт). В то же время к ордену Палачей отнеслись с большим снисхождением, вместо полного отчуждения их двойные миры передали на попечения Саламандр и наследников, которые обязались вернуть их, как только орден успешно завершит столетнее покаяние.

Что же касается жителей зоны Мальстрима, переживших десятилетия смуты и кровопролития, их дальнейшая участь перешла в руки Администратума. С чиновниками прибыли также представители Адептус Механикус и Инквизиция, у которых здесь также имелись собственные интересы и обязывающие их узы долга.

Трофей Звездных Фантомов (4 995 913.М41)

Badab war 37

Звездные Фантомы высаживаются на Ягхе

Кровавой пирровой наградой и признанием Звездных Фантомов, которые понесли тяжелейшие потери, за их вклад в жестокий завершающий аккорд войны стала власть над некогда величественным Бадабским сектором, а также задание надзирать за выжившими жителями согласно эдикту легата-инквизитора Фрэйна. Награда была пустой, ибо от ордена осталась едва ли треть его былой численности, а новые владения представляли собой царство пепла. Тем не менее Звездные Фантомы, долгое время обитавшие на флоте после гибели своего родного мира несколькими столетиями ранее, с радостью приняли этот символ победы, ради которого столь долго трудились. Выбрав из миров сектора, они решили посадить поврежденную боевую баржу «Мементо Мори» на поверхность ледяной луны Ягха в Архейской системе (которой конфликт почти не коснулся), чтобы она стала основой новой крепости-монастыря, и начали долгий путь восстановления.

Участь Спокойствия (5 997 913.М41)

С прибытием свежей тактической группировки Имперского Флота, разместившегося на Вьянии, и аудиторов Администратума, которые остановились на Сагане, лояльные войска Адептус Астартес свернули все операции в зоне Мальстрима и стали отбывать на орденские миры и на новые театры боевых действий. Опека над зоной Мальстрима перешла в другие руке, теперь ей управляли другие хозяева.

Лишь после того, как Вьянию покинул «Меч Ордона», последняя боевая баржа лоялистов, которая направилась обратно на Заебус Минорис, планеты достигли темные слухи о судьбе, постигшей систему Спокойствие.

Прежде чем покинуть зону Мальстрима, флот Кархародонов еще раз наведался в Эндимионское скопление. С согласия Огненных Ястребов они набросились на систему Спокойствие, чьи миры когда-то были главным местом набора и тренировок рекрутов для Воинов-Богомолов. Здесь Кархародоны собрали целое поколение юношей для восстановления собственных потерь, заставив их сражаться до смерти, чтобы доказать свою ценность и умение выжить в братстве Кархародонов. Отплатив кровью, флот Кархародонов улетел, в последний раз его зафиксировал аугер-маяк эксплораторов, когда он прокладывал путь через варп, поднимаясь над галактической плоскостью во мрак внешней пустоты.

Забвение (1 009 915.М41)

После того как Джарндис Фрэйн вернулся на Священную Терру, последним своим указом перед сложением легатских полномочий инквизитор приказал Адептус Терра воплотить в жизнь «Эдикт о стирании» по отношению к орденам Астральных Когтей, Тигровых Когтей и их магистра Люфгта Гурона. Так началось стирание их проклятых имен и грехов со страниц имперской истории. Первым делом в официальные хроники вошли подчищенные и исправленные версии событий войны, искажая ее течение и факты, а затем Инквизиция провела инфопогромы, изъяв посторонние или морально ненадежные документы, которые имели отношение к Бадабской войне. Око Империума устремилось дальше.

Чёрное Сердце (5 113 927.М41)

Нападения корсаров со всего Мальстрима значительно участились, но за исключением региона Бледных Звезд, большая часть зоны Мальстрима оставалась нетронутой (как оказалось, специально). До направленных в регион кораблей и агентов стали доходить слухи о новом могущественном повелителе корсаров из Мальстрима, возглавляющем банду космических десантников в багровых доспехах, которые, судя по всему, никому не подчиняются и действуют с необычайной яростью и тактической дисциплиной.

Поговаривают, этот повелитель корсаров величает себя «Гурон Чёрное Сердце».

Red Corsair Huron Blackheart

Гурон Чёрное Сердце

«Может ли статься, что Тиран Бадаба до сих пор жив, пусть даже пребывая в некой отвратной форме? Я повидал слишком много чудес, равно прекрасных и ужасных, чтобы не допускать мысли о подобном.
Разве нам, человечеству, судилось вечно быть виновниками собственных мучений, источником своего же разрушения, вновь и вновь?
Если так — спаси нас Бог-Император
»
– Инквизитор-ординат Талон Энкармид, Ордо Еретикус


Командиры сторон

Лоялисты

  • Джарндис Фрэйн — инквизитор-легат.
  • Караб Куллн — лорд верховный командор ордена Красных Скорпионов.
  • Стибор Лазэрек — великий магистр ордена Огненных Ястребов.
  • Лиас Иссодон, «Мрачный» — магистр ордена Рапторов.
  • Астерион Молок — магистр ордена Минотавров.
  • Омадон Тиресий — магистр ордена Звёздных Фантомов.
  • Тиберос, «Алый Поток» — магистр и первый капитан ордена Кархародонов.
  • Уриенс — консул-магистр ордена Огненных Ангелов.
  • Силас Альберек, «Носитель Демоновержца » — капитан 3-й роты ордена Экзорцистов.
  • Мордаци Блэйлок, «Сокрушитель Бурь» — капитан 1-й роты ордена Новамаринов.
  • Вёлунд Кал — железный тан боевого клана Атропос, верховный оружейник ордена Сынов Медузы.
  • Пеллас Мир'сан — капитан 3-й роты ордена Саламандр.
  • Антон Нарвес — лейтенант-командор, капитан 4-й роты, позже — магистр ордена Странствующих Десантников.
  • Арманд Тит — почтенный дредноут-исповедник ордена Воющих Грифонов.

Мятежники

  • Люфгт Гурон, «Тиран Бадаба» — магистр ордена Астральных Когтей.
  • Ярван Сартак — магистр ордена Воинов-Богомолов. Погиб в 906.М41.
  • Кхойсан Неотера — магистр ордена Воинов-Богомолов. За участие в мятеже арестован Инквизицией и осуждён на пожизненное заключение.
  • Ахазра Редф, «Пророк Пустыни» — старший библиарий ордена Воинов-Богомолов. Фактически исполнял обязанности магистра ордена в конце Бадабской войны.
  • Тулса Кейн — реклюзиарх ордена Палачей. Фактически исполнял обязанности магистра ордена во время Бадабской войны.
  • Малаким Форос, «Повелитель Разрушения» — магистр ордена Плакальщиков.

Источники

  • Imperial Armour Volume Nine — The Badab War — Part One
  • Imperial Armour Volume Ten — The Badab War — Part Two
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.