«Знание — это единственное благо, и единственное зло есть невежество.»
– Азек Ариман (Грэм Макнилл, «Тысяча Сынов. Всё прах»)


Азек Ариман — главный библиарий Тысячи Сынов, архимагистр Корвидов, «Превозмогающий Сын» — величайший колдун легиона, изгнанный из него и обречённый скитаться по Оку Ужаса и за его пределами в поисках знания. Владеющий чёрным посохом и наделённый знанием, с которым могут поспорить лишь самые высшие демоны, он обладает ужасающей силой. По воле Аримана армии низших чародеев, оживлённых варпом големов Рубрики и бесчисленных рабов тьмы воюют во времени и пространстве. Мириады душ стали ценой жажды запретного знания, направлявшей колдуна с ранних дней проклятия легиона.

История

«Знание — сила, но сила без цели — ничто. Даже наделённые властью перекроить всё сущее не могут ничего, если не знают, что они хотят изменить.»
– Азек Ариман


Ариман был первым и единственным главным библиарием Тысячи Сынов, и наиболее одарённым из всех мощных псайкеров. Рождённый на Терре в землях древней Ахеменидской Империи, он и его брат-близнец стали одними из первых рекрутов в XV легион. Обладавший значительной психической силой и глубоким умом, он возвысился в темнейшие дни легиона, а после воссоединения с примархом стал лучшим учеником Магнуса Красного и его главным помощником.

Повелитель прорицателей и воинов-мистиков культа Корвидов, он также был умелым бойцом и решительным полевым командиром, закалённым почти двумя столетиями войн. В бою Ариман часто играл роль ключевого звена своего легиона, предсказывая действия врага и придумывая сложные стратегии для прокладывания пути к победе, даже когда вокруг него царила неразбериха и хаос. Но из всех сильных сторон Аримана, наилучшей его чертой была несгибаемая воля, не только выжить, но и победить любой ценой. Именно эта черта вынудит его встать на странную и ужасную стезю спустя долгое время после Сожжения Просперо.

Ранняя жизнь

Азек Ариман и его брат Ормузд — урождённые терране, родившиеся среди племён Ахеменидской Империи (прим. — территория современного Ирана) , чьи короли вступили в союз с Императором Человечества ещё во времена Объединительных войн.

«Ты был там? — спросил Лемюэль. — И все это видел?
Нет, но я был способным учеником. Мне посчастливилось родиться в одном из племен процветающей империи Ахеменидов. Наши цари уже сто лет были союзниками нового повелителя Земли, и потому мы избежали ужасов атомной войны и вторжения воинов грома и молнии.
»
– Азек Ариман рассказывает о своей ранней жизни Лемюэлю Гамону (Грэм Макнилл, «Тысяча Сынов. Всё прах»)


Азек и его брат были выбраны для вступления в ряды Легионес Астартес.

«— Биологическая наследственность моего народа не была осквернена врожденными болезнями и вирусными инфекциями, так часто встречающимися у других земных племен. И вот однажды Император появился в наших краях с целой армией ученых, которые провели тестирование каждой семейной группы на наличие необходимых доминирующих генов. Искомые гены были найдены у меня и у моего брата, и с благословения родителей нас отвезли в секретную лабораторию, расположенную глубоко под Короной Мира. Перед расставанием мать дала каждому из нас по талисману и сказала, что они содержат силу Зуль-Карнайна, величайшего правителя Ахеменидов. Она просила нас беречь талисманы, говорила, что сила древнего вождя поможет нам.
Ариман потянул за кожаный шнурок, висевший на шее, и вытащил серебряную подвеску размером с монету — точную копию дубового листка, украшавшего его броню.
— Это, конечно, глупое суеверие. Как может помочь живым царь, обратившийся в прах много тысяч лет назад? Но весь период обучения и тренировок мы хранили талисманы, вопреки новому имперскому кредо, прославляющему логику.
— А что это были за тренировки?
— Испытания силы, скорости и мыслительных способностей. В нашем народе с давних пор истина ценилась превыше всего. Кроме того, Ормузд и я происходили из королевского рода, и потому с детских лет нас приучали к соревнованиям, охоте и дискуссиям. Мы преуспевали по всем направлениям учебы, а наше биологическое совершенствование радовало наблюдавших за нами ученых. В этом горном лагере было немало таких же, как и мы, но постепенно происходило деление на различные группы, и мы с Ормуздом не могли не радоваться, что остались вместе, тогда как многих других близнецов в процессе тренировок разлучали.
»
– Азек Ариман рассказывает о своей ранней жизни Лемюэлю Гамону (Грэм Макнилл, «Тысяча Сынов. Всё прах»)


В процессе обучения открылись скрытые способности братьев: Азек мог предвидеть события до того, как они происходили, а Ормузд овладел способностью контролировать молнии. Но вскоре легион начал меняться — активировалось их скрытое проклятие, генетический деффект — Изменение Плоти.

«— Ормузд и я всегда были в первых рядах Тысячи Сынов, как в сражениях, так и в наших необычных занятиях. Мы думали, что неуязвимы для Изменения Плоти, что слишком сильны для этого недуга. Какая самонадеянность! Ормузд первым пал жертвой этого несчастья, и, пока он боролся со своей взбунтовавшейся плотью, я был вынужден заботиться о его безопасности.»
– Азек Ариман рассказывает о своей ранней жизни Лемюэлю Гамону (Грэм Макнилл, «Тысяча Сынов. Всё прах»)


Именно в этот момент силы Великого крестового похода достигли Просперо и Император обрёл Магнуса, но, к сожалению, для Ормузда было уже слишком поздно. 

«А потом я помню, как в мозгу послышался успокаивающий голос. Именно так я представлял себе голос отца, разговаривающего с заболевшим сыном. Я провалился в темноту, а когда проснулся, увидел, что мое тело ничуть не изменилось. Изменение Плоти едва не уничтожило наш легион, но в тот день мы вновь обрели контроль над своими телами. Легион был спасен, однако особой радости я не испытывал, потому что часть меня в тот день умерла.
— Твой брат-близнец, — тихо произнес Лемюэль.
— Да. Я был здоров, а Ормузд умер. Его тело слишком сильно пострадало от Изменения Плоти, и спасти его не было никакой возможности, — сказал Ариман. — Я взял его талисман и вставил в свои доспехи. Я не мог не увековечить память о брате.
»
– Азек Ариман рассказывает о своей ранней жизни Лемюэлю Гамону (Грэм Макнилл, «Тысяча Сынов. Всё прах»)


Смерть Ормузда навсегда оставила незаживающую рану в душе Азека. 

Начало пути

Под руководством Магнуса Красного Азек постиг пределы познания и психических способностей, крайне быстро поднявшись до главного библиария братства Корвидов и стал капитаном первой роты XV легиона . Быть одним из Тысячи Сынов значило быть не просто воином, но и мудрецом, эрудитом, адептом трансцендентных знаний. Другие сражались во имя Императора болтерами и клинками, а Тысяча Сынов призывала молнии с небес, испепеляла армии тайфунами колдовского огня и силой разума повергала стены цитаделей. Завоёвывая новые планеты, они собирали знания, строили великие библиотеки и постигали мудрость затерянных миров. Но вознёсшиеся к вершинам познания Сыны были обречены пасть.

Тяга Магнуса к оккультным познаниям привлекла внимание других примархов, помнивших о мрачной тени, которой псайкеры окутали человечество в Эру Раздора. Осуждённым Императором Сынам запретили пользоваться искусствами, которые они так долго постигали, но Тысяча Сынов не смогла устоять перед силой варпа и нарушила эдикт. И тогда на Просперо обрушились Космические Волки. Среди горящих развалин кристальных городов, на заваленных трупами берегах покрасневших от крови морей Сыны обратились к варпу, и варп внял их зову. Говорят, что небеса Просперо обратились в пламя, воды в кислоту, а среди разрушенных пирамид разнеслись вопли демонов. Грянувший психический шторм вырвал уцелевших Сынов из бытия и сквозь время и пространство перенёс их в мир Ока Ужаса, на Планету Чернокнижников.

Рубрика Аримана

Реальность в Оке Ужаса причудлива и безумна. В его жутких просторах законы физики подчинились капризам варпа: сны и мысли меняют материю, демоны бродят, где вздумается, а время течет, словно потоки терзаемого бурями моря. В этом царстве возможностей и кошмаров поселилась Тысяча Сынов. Без оков законов смертных и реальности их колдовские силы стали ещё страшнее, но воины начали меняться. Изменение Плоти снова начало терзать остатки легиона. Мутации охватили сынов Просперо, плоть и броня сливались воедино, лица некогда благородных чародеев превращались в невыразимые ужасы.

Видевший вырождение боевых братьев Ариман не мог позволить легиону пасть ещё ниже и тайно собрал кабал из самых могущественных чернокнижников. Одни пришли лишь потому, что не видели выбора, другие верили ему всем сердцем, третьих же привело отчаяние, ведь времени оставалось мало, но все разделяли надежду Аримана, что вместе они спасут Тысячу Сынов. Магистус Амон тоже присоединился к Ариману, в его мятежном кабале, где состояли самые упорные и психически сильные легионеры. Верность Магнусу сохранили воины Средней Руки, те, кто не посмели приложить свою руки в сотворении Рубрики. Когда приготовления были закончены, изучавший Книгу Магнуса Ариман создал Рубрику, заклятье, которое обратит вспять все Изменения Плоти Тысячи Сынов и защитит их от грядущих мутаций. Наконец, завершивший свой великий труд кабал высвободил Рубрику.

На башнях Планеты Чернокнижников выли и смеялись демоны, а с небес обрушились потоки многоцветных молний. Тьма стала светом, а свет тьмой. Рубрика прикоснулась к воинам Тысячи Сынов, и в тот же миг каждый был обновлён. Терзавшие легион мутации исчезли, сгинули в колдовском пламени, но осталось не то, чего ожидал кабал. Обладавшие слабыми психическими силами или вовсе лишённые их воины стали духами, заточёнными в покрытых письменами доспехах. Внутри этих оболочек выли и стенали призрачными голосами осколки их душ. Так появились големы Рубрики. Те же, кто обладал великой силой, выжили, а их могущество многократно возросло. Взглянувший на последствия попытки спасения легиона Ариман понял, что он одновременно во всём преуспел и потерпел страшную неудачу.

Изгнанник

Едва стихло эхо Рубрики, как Магнус Красный выступил из своей башни, чтобы встретить Аримана и его кабал. Когда он ворвался в башню, где собрался ковен, все члены кабала немедленно встали на колени и покорно встретили ярость примарха. И только Ариман остался на ногах. Говорят, что тогда Ариман сказал, что доволен результатом, и разгневанного Магнуса остановило лишь вмешательство иных сил. Нельзя узнать истину в царстве лжи, но зато известен результат той встречи. Ариман и все поддержавшие его чародеи были навечно изгнаны с Планеты Чернокнижников.

После падения легиона в Хаос, произнесения заклятия Рубрики и изгнания с Планеты Чернокнижников некогда гордый сын Магнуса становится сломленным существом. Вступив в кхорнитскую банду «Терзание» он берёт новое имя «Хоркос», стараясь бежать от прошлого. Некогда известные своей сплочённостью Тысяча Сынов начинают войну «всех против всех» внутри своего легиона, в которой предательство ради силы и власти становится нормой и обыденностью, но всё они объединены ненавистью к Ариману. Сам Амон и его «Братство Пепла» объявляет на него охоту. Он выслеживает Аримана и посылает своего эмиссара Толбека к лидеру «Терзания». Ариман обрушил свою психическую мощь на лидеров банды и проник в разум Толбека, дабы узнать, кто за ним охотится. Но Толбек сжёг свой разум, чтобы унести с собой психически связанного Аримана в забвения. Бывшему верховному библиарию чудом удалось выжить. Он выследил Амона, но внезапному нападению помешало предательство леди капитана корабля Аримана. Однако как-то навредить Ариману они не в силах: Рубрика тесно связывает весь легион с Азеком, который может лишь силой мысли превратить любого из своих бывших братьев (как Голема Рубрики, так и чернокнижника) в прах. После собственноручного уничтожения Амона, Ариман облачается в его доспехи, получает его огромный флот и всех последователей «Братства Пепла» и вновь обретает себя и готовится к новому противостоянию с судьбой. Доподлинно неизвестно, являются ли «Блудные Сыны», которых возглавляет Ариман в конце 41М, тем самым «Братством Пепла».

В Оке Ужаса жизнь одной души может длиться удар сердца или вечность. В царстве парадоксов верность и истина исчезают в воплях воплотившихся заблуждений. Странствия среди звёзд Ока это путь Хаоса к славе или вечной погибели. Здесь погибали и возрождались легионы, великие владыки становились рабами, а смертные возносились одесную Тёмных Богов Хаоса. И в этом царстве скитался Ариман, отрезанный от братьев, которых хотел спасти, обречённый на существование на грани рассудка. Говорят, что в те времена колдун пережил девять тысяч жизней смертных, обманом выманил правду из уст демонов и заблудился на тропах видений. Никто не знает, сколько веков скитался Ариман по Оку Ужаса после изгнания, ведь время в хватке варпа становится хрупким и изменчивым.

Как бы то ни было, Ариман вознёсся из пепла Рубрики и позора изгнания с обновлённой целью. Знание и понимание всегда были пламенем в глубине души Аримана и остались им. Рубрика стала неудачей, но её цель была благородной, а что могло быть причиной неудачи, если не несовершенное знание? С чистым пониманием и совершенным познанием он сможет завершить спасение легиона.

Искатель запретного знания

В тысячах миров Ариман искал ключи к спасению того, что он же уничтожил, и вызванные этой манией разрушения сделали имя чародея проклятием на устах как людей, так и чужаков. Обрывки знаний, таинственные и богохульные артефакты, чистые духи — всё это влечёт Аримана как труп — воронов. Для эльдар он — писец-падальщик, который поглощает души их умирающей расы ради тайн, для инквизиторов Ордо Маллеус он подобен громоотводу, призывающему адские бури, а служители Хаоса видят в колдуне пламя власти и коварства, которое может как просветить их, так и сжечь неосторожных.

Ариман, мастер тонких манипуляций, создал культы на сотнях миров и ради своих замыслов подчинял желания великих людей. Он — кукловод, дёргающий за незримые нити охвативших всю галактику замыслов и интриг. Когда же тонкие средства не приносят плодов, то колдун идёт на войну, повергая армии на колени ужасными видениями, незримой силой сокрушая боевые машины и вырывая души великих героев. Ариман узнал истинные имена девятью девять раз по девять демонов и заключил сделки, позволяющие собрать армии по его зову. По воле колдуна сгорали миры, миллиарды поглощал голодный варп, а его ярость заставляла саму реальность истекать кровью.

Среди бесчисленных зверств Аримана есть истинные примеры его коварства, могущества и безжалостности.

Жатва Каллиопы

Когда-то Каллиопа была миром затерянных знаний: планетой, полностью посвящённой собранию записей об Империуме с ранних дней до мрачного настоящего. В тянущихся глубоко под кору Каллиопы пещерах лежали кипы ветхих пергаментов, от полюса до полюса орбиту окружали инфосборные станции, а города тянулись вокруг хранилищ Индекса. Ради архивов существовали все жители Каллиопы, от охотников, уничтожающих паразитов в глубине библиотек, до писцов, пытавшихся упорядочить сотни противоречивых записей. Все подчинялись экологии архивов. Так было с незапамятных времён и казалось, что так будет вечно. Но что-то изменилось.

Среди касты индексаторов возвысилась фракция, призывавшая к объединению всех индексов в бесконечно длящуюся формулу. Они звали себя Совокупностью. Никто не знал, откуда впервые появилась эта идея, но, укоренившись, она распустилась словно озаряемый солнцем цветок. Власть Совокупности росла с каждым поколением, пока её власть на Каллиопе не стала неоспоримой. Шли века, а миллиарды трудились ради общей цели. Наконец, они преуспели. В день Вознесения Императора в Высшем Зале Индексов певец написал последнюю линию символов, завершающую формулу, и в этот миг Каллиопа замолчала.

Когда спустя десятилетие на планету прибыли посланники Империума, то обнаружили горстку истощённых людей, ютящихся среди высохших трупов. Никто из выживших не мог запомнить ничего дольше, чем на несколько секунд, и, что ещё страннее, все великие архивы исчезли, все инфохранилища опустели, побелела каждая страница пергаментов. Единственным свидетельством об алгоритме, который посеял и спустя тысячелетие пожал Ариман, был единственный образ, оставшийся в опустошённых разумах людей: окутанная пламенем фигура в рогатом шлеме, выступившая из раны в воздухе.

Смерть Дианиксиса

По ведомым лишь ему причинам Ариман давно искал череп Лепида, мёртвого героя 2-го Чёрного крестового похода. Покрытый серебром и десятью тысячами выгравированных слов отвращения череп хранился в полярном храмовом городе Дианиксиса. Когда попытка хитростью заполучить череп провалилась, Ариман обратился к более прямым методам. Со времён конца Очищения в тени Ока Ужаса сражались и погибали бесчисленные миллиарды, и вот уже более восьми тысячелетий остатки почитаемых умерших хранились на Дианиксисе. На мир-мавзолей привозили всё: груды обугленных костей, нетленные тела мучеников и отполированные черепа космодесантников. Между городами-храмами планеты тянулись росшие с каждым годом равнины костей, а сами города были возведены из черепов и костей величайших героев. Дианиксис был столь священным и почитаемым местом, что воины десятка орденов космодесантников стали почётной стражей бастионов на его поверхности. Путь к орбите преграждали звёздные крепости, а миллионы воинов стояли на страже черепов тех, кто пожертвовал собой, чтобы сдержать тьму.

В далёком космосе Ариман сжигал планеты и отправлял в варп визжащие души, и убитые миры сошлись, образовав колдовской символ с Дианиксисом в сердце. Когда звёзды приняли правильное положение, то солнца мира-мавзолея было вырвано из реальности, оставив в ней зияющую рану. С небес обрушились кровь и огонь. Черепа умерших взвыли, вновь переживая последние мгновения, а башни костниц охватило радужное пламя. Демоны хлынули из дыры в реальности и словно падающие звёзды обрушились на мавзолей. Защитники завопили, когда в их души вцепились дети Хаоса.

Среди бойни появился окутанный молниями Ариман в сопровождении колдунов и големов Рубрики. Полные сил чародеи шли в битву, убивая защитников и огнём сжигая демонов. Навстречу ему выступили почётные стражи, но презрительный жест оставил лишь пепел и безмолвные крики, и тогда в битву из святилища вышел «Огненная Погибель», последний титан «Полководец» из Легио Оффициум. Рёв боевых рогов эхом разносился по проклятому миру, а его орудия прожигали путь к кругу Аримана. Воспользовавшись мощью других колдунов, Азек поверг богомашину на колени, а затем вырвал из панциря ядро плазменного реактора. Когда Ариман взял в руку череп Лепида, вокруг бушевала битва демонов и людей. Поднеся его к глазам, он нашёл то слово, которое ожидал увидеть. Затем Ариман бросил череп и исчез вместе со своими воинами, оставив мир костей воплям умирающих и вою демонов.

Конец судьбы

В измерениях за пределами Ока Ужаса прошло десять тысячелетий, но Ариман и поныне идёт по пути изгнанника к далёкому обещанию спасения. Возможно, он уже пытался исправить былые ошибки и не смог, но, пока гаснет свет Империума, каждый шаг приближает колдуна к ответам, которые он так долго искал. Отблески тайн, потерянных задолго до того, как человечество взглянуло на звёзды, мелькают на горизонте в неуловимой Чёрной Библиотеке, маня Аримана всё дальше и дальше по дороге к будущему. Пламя освещает эту дорогу, а путь колдуна проложен костями умерших и пеплом убитых миров. Никто, кроме быть может Тзинча, наблюдающего за всем и смеющегося над судьбой, не знает, что же ждёт Аримана в конце пути, но если он дойдёт до него, то вселенная содрогнётся.

Со дня изгнания Ариман скитается по Галактике в поисках запретных истин. В какой-то степени великий чародей был рад оставить своё ужасное прошлое позади. На протяжении тысячелетий Ариман выискивал магические знания, похищал древние гримуары, талантливых псайкеров и магические артефакты из сотен музеев и частных коллекций. Шесть тысяч лет он искал Атенеум Каллимака, после чего осадил великую библиотеку, и, после того, как получил знания, которые она содержала, сравнял её с землёй. Ариман поощрял использование магии на дюжинах миров, многие из которых теперь почитают его как бога огня, несущего или ломающего прежние устои истины. Он даже активно странствовал по сияющим пределам Паутины, возглавив великое войско Тысячи Сынов против комморитов и эльдар с миров-кораблей.

Хотя его собственная коллекция талисманов, пси-оружия, амулетов и гримуаров теперь соперничает с коллекцией Магнуса, Ариманом движет постоянная жажда заполучить ещё больше. В последнее время Ариман обратил все свои силы на обнаружение мифической Чёрной Библиотеки эльдар, намереваясь присвоить её легендарные тома и стать единственным владельцем знаний о Хаосе.

Последние события и 13-й Чёрный крестовый поход

Перед началом 13-го Чёрного крестового похода Ариман вновь был вызван на Планету Чернокнижников самим Магнусом, который вновь согласился действовать вместе с Азеком ради общей цели; во время последующей осады системы Фенрис они сражались бок о бок против ненавистных Космических Волков.

С целью поиска Чёрной Библиотеки (во время 13-го Чёрного крестового похода) Азек возглавил своих Блудных Сынов в походе на мир Аркадии, дабы разграбить его богатейшие книгохранилища. Но благодаря совместным действиям Кровавых Воронов и арлекинов ему это не удалось.

Второй план Аримана — использовать пленного инквизитора Бронислава Чевака, также не увенчался успехом: инквизитор, совместно с арлекинами, вышвырнул Азека из Паутины и закрыл за ним проход.

Вскоре Азек вступил в конфликт с иннари находившихся в поиске Калисуса; во время битвы Ариману удалось изгнать правящий триумвиат: Иврайну, Визарха и Инкарну за пределы Паутины. Перед лицом забвения Иврайна продемонстрировала Азеку способность повернуть вспять заклинание Рубрики и вернуть нескольких големов к жизни. Знания по возвращению его потерянных братьев она предложила взамен своей жизни. Ариман согласился и переместил троицу обратно в Паутину, но Иврайна обманула его: все оживлённые космодесантники были выброшены ею в пустоту космоса.

«Иврайна ощущала, как ненависть клокочет в груди — даже гиринкс злобно рычал у её ног. Где-то там находился вражеский предводитель, командующий войсками верхом на диске из раскалённого металла. Сбросив пышные одеяния, Иврайна стремглав бросилась к нему, а следом за ней и её соратники. Невозмутимо убрав посох в сторону, чемпион Тзинча сложил руки, как будто поймал какое-то насекомое, а затем с рёвом швырнул в сторону иннари пригоршню пустоты.
Вместе с Визархом и Инкарной Иврайна внезапно для себя оказалась не внутри Паутины, а вовне. Они попали в ловушку непространства на вершине психокристаллических стен, где царила почти полная тишина, а притяжение отсутствовало. Снизу доносился приглушённый шум битвы, а в спину дышало холодное ничто. Иврайна боялась даже оглядеться по сторонам, так как чувствовала нечто во тьме. Кто-то у неё в голове сказал, что если она всё-таки осмелится, то непременно узрит Меняющего Пути и познает истинное значение слова «безумие». Голос принадлежал не эльдар, а человеку. Не спасённой ею душе, а самому архичернокнижнику, что находился где-то там внизу. Затем к нему присоединился другой голос — мудреца Элиеррофа, чей дух обитал в её теле. Его она узнала сразу.
Озарение снизошло на Иврайну и она воскликнула:— Азек Ариман! У меня есть то, что ты ищешь. Я смогу вернуть тебе братьев.
На небольшом расстоянии от неё Визарх попробовал разрезать материю Паутины мечом Беззвучных Криков, но на ней не осталось ни царапины. Рядом шипела от боли Инкарна: под влиянием эфира её оболочка испарялась и уносилась клубами лилового дыма.
— С какой стати мне верить тебе? — произнёс колдун прямо в голове у Иврайны. — Здесь у тебя нет власти, теперь это моя вотчина. — Ей показалось, как что-то вырастает позади неё, обдувая нестерпимым жаром, и обращает на неё нечеловечески жуткий огненный взор.
— Открой глаза! — крикнула она, про себя вознося молитву Иннеаду, чтобы её отчаянный гамбит сработал. Она приложила руки к психокристаллу внешней поверхности Паутины и сфокусировалась на древних легионерах внутри тоннеля, чтобы обратить вспять цикл их существования.
Дюжина десантников-рубриков Тысячи Сыновей, прежде обрушивавшие на Перерождённых одну очередь выстрелов за другой с бесстрастностью и точностью автоматонов, вдруг отшатнулись, будто поражённые током. Посмотрев друг на друга, они схватились за сердце и обступили Аримана, приняв оборонительные стойки, как учили в Легионес Астартес Императора. Иврайна не могла различить их слов, когда они наперебой начали задавать вопросы в попытке разобраться в случившемся.
— Азек? Ты ли это, брат?
— Где же атенейцы? Ведь сегодня мы столкнулись с эльдар!
— Именем Магнуса, что происходит?
Ариман завертел головой, словно оглушённый. Его плечи судорожно затряслись не то от радости, не то от горя, а может и от того и другого сразу. Он снова сложил ладони чашей и с неподдельным ликованием вернул апостолов Иннеада на землю.
Иврайна почувствовала, как скрутило желудок, а после снова оказалась посреди анархии сражении. Визарх и Инкарна поспешили встать подле неё.
— Давайте, — сказала она своим спутникам и одним глотком осушила озеро жизненной силы эльдар, которое растеклось по каналам Паутины. В мгновение ока рядом появился иянденский гигант «Душеискатель» и оставил за собой полосу белого пламени от клинка-призрака, которым с оглушительным криком проделал глубокую борозду в кристаллической сверхструктуре Паутины. Шагнув к краю трещины, Инкарна немыслимо широко раскрыла челюсти и сделала вдох с такой силой, что воскресших легионеров Тысячи Сыновей притянуло к ней, и они провалились в разлом, ведущий в пустоту. С полным отчаяния и боли криком Ариман бросился вслед за ними, верхом на летающем диске, за которым тянулся огненный след.
— Как Шепчущий бог дарует новую жизнь, так он её и забирает, — сказала Иврайна, когда окружающие её Перерождённые опять бросились в бой.
»
– Грядущая Буря: Раскол Биель-Тана


Дорога к воскрешению

После того, как Ариман увидел способности Иврайны, избавившие его братьев от влияния Рубрики, после формирования Великого Разлома Ариман стал собирать свои силы. Теперь его цель — город тёмных эльдар, великая и ужасающая Комморра, в которой он надеется отыскать нужные ему знания.

Внешность

По словам Искандара Хайона, за годы, прошедшей с момента Ереси, лицо Аримана сменилась кричащей пустотой. Тем не менее, Ариман не знает об этом факте и считает себя полностью неизменным: шлем Амона теперь надёжно скрывает это.

Характер

«Мы все должны надеяться, что предательство можно простить.»
– Азек Ариман (Джон Френч, «Ариман. Изгнанник»)


Перед падением легиона в Хаос, жизнь Аримана была посвящена его примарху, его исследованиям и осуществлению своего призвания — быть верным слугой Императора и своего примарха. Как известно, Азек установил дружеские отношения со своим смертным учеником, Лемюэлем Гамоном, также он понял, что Апофис и Фозис Т'Кар были его верными и истинными друзьями (но, к сожалению, он понял это только после их гибели).

Ариман очень дорожил своей дружбой с рунным жрецом Охтхере Судьбостроителем и был рад возможности поделиться с ним своими знаниями и многому научиться у сына Фенриса. Он рассказал волку про культы, психические дисциплины и учения Тысяча Сынов. Но данный разговор сыны Русса использовали на Никейском Соборе против сынов Магнуса. Предательство Космического Волка глубоко уязвило Аримана.

В отличии от Кхарна, Люция и Тифуса Азек не считает себя верным и преданным последователем Богов Хаоса и даже отказывается признать, что является слугой Тзинча, вместо этого он мечтает сам стать богом. Однако Архитектор Судеб — самый противоречивый из Богов Хаоса, считает Аримана своим величайшим чемпионом: некоторым образом, восставая против своей судьбы, Азек воплощает саму идею Тзинча о надежде, амбициях и жажде перемен.

Главная мечта Аримана — достичь Черной Библиотеки; его главная цель — обратить вспять заклятие Рубрики и восстановить Просперо. И пока жив он, жива и его надежда на лучшее будущее для его легиона и исправление всего зла, что он принёс в этот мир.

Способности и силы

  • Ариман — истинный мастер колдовства, силой и знаниями уступающий только своему примарху и Архитектору Судеб.
  • Азек — один из сильнейших псайкеров Галактики, его звание Адептус Экземптус (прим. — в каббалических верованиях этот термин переводится как «Адепт Освобождённый») означает, что он достиг высочайшего мастерства в одной из психических дисциплин (в случае Аримана это «Предвидение»).
  • Ариман способен вступать в связь со своим «Хранителем» (в случае Азека это Аэтпио, выглядящий как «прекрасное зрелище вращающихся световых колец и глаз» (Грэм Макнилл «Тысяча Сынов. Всё прах»), может осуществлять свою проекцию, выходя из своей телесной оболочки, чувствовать и читать ауры (в том числе ощущать присутствие нерождённых и одержимых), также Ариман обладает огромными знаниями об обрядах и практиках своего легиона.

Снаряжение

Ариман в полном боевом облачении

  • Силовой доспех и шлем — некогда принадлежали Амону. После его убийства были взяты Азеком в качестве трофея.
  • Чёрный посох Аримана — орудие, способное рассекать саму реальность. Является проводником воли Азека. Для обладающих варп-зрением посох выглядит как чёрный шрам в самой ткани реальности.
  • Болт-пистолет «Инферно»

Источники

Галерея

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.